Читать онлайн Непредвиденная развязка, автора - Дэнтон Кейт, Раздел - Дэнтон Кейт в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэнтон Кейт

Непредвиденная развязка

Читать онлайн

Аннотация

Молодой компьютерный магнат Уайт Макколи, свободный от семейных уз, был лакомым кусочком для страждущих невест. Однако уговорить его на брак не удавалось никому. Но так было лишь до его участия в аукционе женихов...


Дэнтон Кейт
Непредвиденная развязка

Кейт ДЭНТОН
Непредвиденная развязка
Анонс
Молодой компьютерный магнат Уайт Макколи, свободный от семейных уз, был лакомым кусочком для страждущих невест. Однако уговорить его на брак не удавалось никому. Но так было лишь до его участия в аукционе женихов...
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Кара Бридон вошла в кабинет своей начальницы и замерла на месте.
- Как продвигаются дела с Уайтом Макколи? - был первый вопрос Брук Эббот.
Господи, дай мне силы! Снова этот Макколи! Хотя бы один день провести, не слыша этого имени и этого провокационного вопроса. Но, видно, не судьба.
- Не очень-то продвинулись, - неохотно ответила Кара.
- Тебе придется постараться. Я хочу заполучить Уайта Макколи.
Сказала бы она мне хоть что-нибудь, чего я еще не знаю, подумала Кара. Со времени назначения Брук председателем благотворительного аукциона богатых холостяков у нее появилась идея фикс. Она во что бы то ни стало хотела, чтобы компьютерный магнат Макколи участвовал в аукционе. По замыслу Брук именно он должен был стать одним из самых главных лотов. И уговорить его принять участие в аукционе она поручила Каре, своей секретарше. Каждый день она напоминала Каре об этом и требовала отчета, как продвигаются дела.
Брук и сама занялась бы Макколи, если бы все усилия не были направлены на только что подписанный контракт с самым крупным клиентом за всю историю ее рекламного агентства.
Дела требовали, чтобы Брук занималась только этим важным клиентом. Удивительно, что у нее еще находилось время спрашивать Кару об Уайте Макколи. Вот уже две недели каждое второе произносимое Брук предложение звучало примерно так: "Уайт сделал то..." или "Уайт сделал это...". Кара начала подозревать, что Брук хочет заполучить его не только для аукциона.
А для Кары заполучение Макколи оказалось самым трудоемким делом.
В машине, направляясь домой, Кара думала о том, что ей грех жаловаться на Брук: жалованье, которое ей положили, более чем высокое. Поэтому Кара не роптала, когда приходилось задерживаться по вечерам, а иногда и субботы проводить на работе. Помимо этого, Кара выполняла огромное количество личных заданий. Это не было чем-то необычным. Исполнение подобных дополнительных поручений было отличным способом задобрить любимую начальницу. Причин для жалоб у нее было немного, пока Брук не поставила рядом слова "аукцион" и "Макколи". С тех пор работа Кары перестала быть удовольствием и превратилась в сплошную головную боль.
Проблема состояла в том, что Уайт Макколи наотрез отказывался сотрудничать. Последние, десять дней Кара регулярно звонила ему в офис, но его либо не было на месте, либо он был занят. Вчера ей повезло, и он поднял трубку.
- Мистер Макколи, это Кара Бридон. Спасибо, что ответили на мой звонок, - начала она.
- Не за что, - осторожно произнес Макколи. - У меня сегодня такой трудный день, что я рад любому предлогу оторваться от бумажной работы. Вы же дали мне прекрасную возможность передохнуть. Что я могу для вас сделать, мисс Бридон?
Она поняла фанатичную одержимость Брук, услышав его низкий, чуть хрипловатый голос.
- Я подбираю участников для Брук Эббот, устроителя Розмундского аукциона холостяков. Вы, наверное, слышали о том, что все собранные средства...
Ее речь прервал громкий вздох.
- Мисс Бридон, мне очень жаль, но вы теряете свое и мое время. Я уже говорил и повторю еще раз, что не занимаюсь вещами подобного рода. Всего хорошего.
В трубке зазвучали гудки.
Кара недоуменно посмотрела на трубку, словно ждала услышать что-то еще. Ей хотелось перезвонить Макколи. Он был так мил, пока она не начала уговаривать его участвовать в благотворительном аукционе. Да, у него были причины закончить разговор, призналась себе Кара.
В любом случае ей необходимо уговорить его, даже если для этого придется следовать за ним по пятам, пока он не согласится. Его надо во что бы то ни стало убедить, что аукцион важное и благородное дело - сбор денег в помощь детям.
У Кары был небольшой выбор: или продолжать преследовать Макколи, или признаться Брук в своем поражении. А вот этого ей никак не хотелось делать. Предсказать реакцию разрывающейся между важным клиентом и приближающимся аукционом начальницы было невозможно.
На следующее утро Кара снова позвонила в офис Макколи. Секретарша сказала, что он занят и не сможет с ней поговорить. Кара оставила сообщение с просьбой перезвонить ей. Прошло три дня, а ответного звонка не было.
Кара решила изменить тактику. Она послала ему в подарок спортивную ярко-красную кепку с эмблемой и надписью, рекламирующей аукцион. К кепке прилагалось письмо, в котором объяснялась цель акции - сбор средств для Розмундского центра обучения умственно отсталых детей.
Ни кепка, ни письмо не вызвали никакой ответной реакции с его стороны. Тогда Кара послала Макколи галстук, специально выписанный по каталогу из центрального магазина фирмы "Нейман - Маркус" в Далласе. В прилагающейся карточке было указано, что она надеется на его "искреннюю поддержку аукциона". Снова никакой реакции.
Ей хотелось потуже затянуть этот самый галстук у него на шее... Раз уж "обращение" к голове и шее ничего не дало, Кара решила прицелиться ниже. Согласно народной мудрости, путь к сердцу мужчины лежит через желудок, и она решила попробовать этот путь.
На этот раз она заказала для Уайта обед из своего любимого мексиканского ресторана. По слухам, он был большим поклонником мексиканской кухни. Обед, сопровождаемый письменной просьбой, завершался восхитительными кремовыми пирожными, но и они не разжалобили Уайта. Ни звонка. Ни "спасибо за великолепный обед". Ничего. Черные думы Кары множились с каждым днем. Так бы и прикончила его, задушила собственными руками, право слово!
Постоянные вопросы Брук заставили Кару решиться на очередной звонок. В офисе Макколи ей сообщили, что чек выслан по почте. Кара разозлилась. Макколи может все свое состояние перевести на их расчетный счет, но Брук из-за этого не уймется. Он совсем не так ее понял.
Вскоре прибыл чек. Сумма оказалась весьма внушительной. Существенный вклад! К чеку прилагалась записка, в которой коротко сообщалось, что мистер Макколи не заинтересован в участии в аукционе. Бедняга, наверное, думал, что, если напишет это на бумаге, его слова скорее до них дойдут. Не тут-то было.
Кара ощутила угрызения совести. Она так увлеклась поручением Брук, что совершенно забыла о самом Уайте. Очевидно, она ему до смерти надоела. Мистер Макколи наверняка решил, что "Рекламное агентство Брук Эббот" состоит из одних маньяков, у которых только и дела, что преследовать мирных граждан. А некоторые из них не понимают даже короткого слова "нет".
Поразмыслив над этим, она уже начала искать повод, чтобы уговорить Брук передать эту работу кому-нибудь другому. Может быть, Брук поддастся на ее горячую мольбу. С другой стороны, кто знает, как отреагирует начальница на ее просьбу?
Перебрав в голове все доступные способы - исключив, разумеется, похищение и вымогательство, - Кара решила, что медведя следует брать в его берлоге. Если она сама к нему явится, то, может быть, сумеет разжалобить его. Найдет его слабые стороны, если у Макколи они имеются. А там, глядишь, он и передумает.
Офис Уайта находился в центре Остина, недалеко от местного Капитолия. Проезжая по улицам на своем стареньком "фольксвагене", Кара любовалась буйно цветущими деревьями.
Припарковавшись, Кара направилась к зданию, принадлежащему корпорации Уайта. По пути ей попался цветочный магазин. Цветы? Что ж, почему бы и нет? И она вошла в магазин.
- Дюжину... нет, две дюжины желтых роз, пожалуйста.
Брук сказала ей, чтобы Кара делала все возможное. Кто знает, вдруг цветы помогут заставить его изменить свое решение. Или по крайней мере послужат извинением за ее неожиданный визит.
- Кара Бридон. Я хочу встретиться с мистером Макколи.
- Боюсь, это невозможно, мисс Бридон. Судя по стоящей на столе табличке, женщину звали Фрэнсис Питере. Исполнительный помощник. Она была вежлива и непреклонна. Но Кара могла поклясться, что при взгляде на охапку завернутых в целлофан роз в ее глазах промелькнуло изумление.
- В данный момент мистер Макколи...
- Фрэнсис... Ох, простите, я не знал, что вы заняты.
Он повернулся к Каре:
- Могу я на минутку прервать вас, мисс?
Не дожидаясь ответа, он снова повернулся к помощнице:
- Мне нужна разница во времени между Остином и Мельбурном.
- Сейчас посмотрю.
Фрэнсис Питере отвернулась и принялась листать справочник.
- Извините, - сказал он, снова переводя взгляд на Кару, пока Фрэнсис изучала справочник.
Значит, это и есть Уайт Макколи. Неудивительно, что Брук буквально помешалась на нем. Потрясающий мужчина, что и говорить. У Уайта были совершенно необыкновенные глаза. Карие, бархатные. Темные волосы лежали роскошной волной. Широкая улыбка была способна осветить все вокруг. Может быть, Макколи и был специалистом в области компьютеров, но на затворника он абсолютно не похож.
Уайт был без пиджака, рукава белоснежной рубашки завернуты до локтей, брюки с безупречными стрелками и... подумать только! Ее галстук. Одно очко в пользу Кары. Она знала, что совершенно неприлично уставилась на него, но ничего не могла с собой поделать. Впрочем, он тоже разглядывал ее с интересом.
Уайта Макколи можно было оценить на десять баллов, даже на десять с плюсом. В то время как она едва ли дотягивала до семи. А может, и шести. Она была уверена, что Макколи окружало множество роскошных женщин.
Вероятно, внимание Уайта Макколи к ее скромной персоне объяснялось обычным любопытством. Не каждый день встречаешь в своей приемной женщину с охапкой желтых роз.
- Разница в шестнадцать часов, мистер Макколи, - произнесла Фрэнсис.
- Спасибо. Еще раз простите, что отвлек, - вежливо извинился он перед Карой.
Очнувшись от размышлений, она вздрогнула. Господи, еще немного, и она упустит превосходную возможность заговорить с Макколи об аукционе.
Кара решительно шагнула вперед и протянула ему цветы.
- Вообще-то вы меня не отвлекаете. Это вам. Я - Кара Бридон.
Ошарашенный ее внезапным заявлением, Уайт машинально взял букет. Очевидно, он никак не ожидал, что она окажется той самой Карой Бридон, которая не дает ему покоя вот уже несколько недель. Примерно минута прошла в молчании, прежде чем Макколи собрался с мыслями.
- Мне жаль, мистер Макколи, - наконец нарушила молчание Фрэнсис. - Я говорила, что вы заняты, но...
- Все в порядке. - Уайт передал ей цветы. - Пожалуйста, поставьте их воду. Мне кажется, я смогу уделить вам несколько минут, - обратился он к Каре. - Раз уж мисс Бридон посетила нас лично...
И он жестом пригласил Кару в кабинет.
Первое, на что обратила внимание Кара, был вид на Таун-Лейк, открывающийся из широкого, во всю стену, окна. Потом она осмотрела шикарный кабинет.
Закрыв дверь, Уайт заметил:
- Может быть, мне стоит нанять вас в отдел продвижения товаров? Сомневаюсь, что встречал еще кого-нибудь столь же упорного.
- Почему-то мне кажется, что это совсем не комплимент. Пожалуйста, поверьте, мистер Макколи, я ужасно не люблю быть надоедливой, - сказала Кара, надеясь, что ее слова звучат убедительно.
Уайт предложил ей сесть. Кара опустилась в кресло, а Уайт оперся о краешек стола, скрестив длинные ноги. Он не стал садиться, как бы намекая, что не стоит злоупотреблять его гостеприимством.
- Брук Эббот и я действительно верим в то, что Розмундский центр обучения неполноценных детей делает очень важное дело, - начала Кара. - Так как центр не получает государственных ассигнований, он целиком зависит от доброй воли людей. И наш аукцион холостяков - один из проектов, который поможет центру продолжить свою деятельность.
Макколи потянулся через стол и вынул чековую книжку.
- Никаких возражений Я много читал о деятельности этой организации. Согласен, дело хорошее. Я буду счастлив поддержать...
- Вы уже послали нам чек.
- Очевидно, этого недостаточно. В противном случае вас бы здесь не было.
Он достал ручку и начал писать, поставив внизу подпись с лихим росчерком.
- Я здесь не для того, чтобы получить очередной чек, - запротестовала Кара. - Моя задача - уговорить вас участвовать в аукционе.
Макколи закатил глаза.
- Вы не понимаете слова "нет"? Вы что, слабоумная, как пациенты вашего центра, или патологически упрямая? Я не собираюсь ходить по подиуму перед толпой изголодавшихся дамочек.
Но Уайт Макколи отказывается принимать участие в аукционе. В эту минуту Кара уже ни капельки не сожалела о том, что побеспокоила его. Все, что она чувствовала в этот момент, - это раздражение. Ему что, жалко?
- Я уже вижу, как все это будет происходить, - насмешливо сказал Уайт. - Группа парней вроде меня прохаживаются, как стриптизеры, по сцене. Подходит моя очередь. Вот я выхожу, и раздается голос из зала: "Пять баксов за этого, в малиновых кальсонах".
- Вы - и в малиновых кальсонах? - изумилась Кара, иронично выгнув бровь.
Ей представилась ужасная картина: Уайт танцует на сцене в малиновом белье. Вокруг него толпятся и кричат женщины, засовывая банкноты ему за пояс.
- Ни вы, ни ваш босс, ни кто-либо еще связанный с аукционом никогда этого не увидят. Потому что я очень дорожу своим достоинством и никогда не опущусь до подобного.
- Вы меня разочаровали, - сказала Кара.
- Почему? Потому что не хочу участвовать в вашей затее?
- Нет. Потому что вы плохо представляете себе суть дела. Это не шоу-стриптиз. И участники носят смокинги, а не кожаные плавки. Вам не придется выслушивать выкрики, оценивающие вас в долларах. Аукцион проходит в тишине.
- Мне совершенно неинтересно, как вы обставляете свое шоу. Меня там не будет. - Он устало потер шею. - Послушайте, леди, я уже три года отбиваюсь от подобных предложений, и мой ответ всегда один и тот же. Почему вы все никак не успокоитесь?
Кара ответила на его вопрос встречным вопросом:
- А вы не хотите стать известным как самый завидный жених в Остине?
Она, конечно, только теряет время. Но сдаваться все равно не собирается.
- Некоторые уже пытались приклеить мне этот ярлык. Но это значит только, что мне больше двадцати одного года, я холост и имею солидный счет в банке.
- Только и всего? - хмыкнула Кара, но тут же одернула себя. Что она делает? Глупо злить Мак- коли. Он и так уже занес ее в черный список.
Неожиданно Уайт Макколи улыбнулся. Как будто его позабавило ее замечание.
- Я счастлив внести свой вклад. Но только деньгами, а не собой.
Он протянул ей подписанный чек.
- Мне не нужен чек. Мне нужны вы.
Уайт положил чек на стол. И скользнул по ней долгим изучающим взглядом. Каре показалось, что от этого взгляда волосы у нее на затылке шевелятся.
- Звучит многообещающе, - наконец проговорил он.
- Вы прекрасно знаете, что я не имела в виду ничего такого... я говорила только об аукционе.
Кара редко краснела, но сейчас почувствовала, как ее щеки заливает яркий румянец.
Прозвучал спасительный звонок интеркома.
- Конечно, я поговорю с ним, - сказал Уайт. - Просто попросите его подождать минутку.
Он снова повернулся к Каре.
- Было... приятно с вами побеседовать, мисс Бридон. Но у меня сейчас важный звонок. - Он встал и пододвинул к ней чек. - Кстати, спасибо за галстук. А также за обед и цветы. - Он помолчал. - И, если вы передумаете относительно того, что я вам нужен... только для аукциона, то...
Кара взяла чек. По крайней мере она хотя бы выгадала из этого визита что-то для детей. Но она не могла оставить последнее заявление Уайта Макколи без ответа.
- Мистер Макколи, мне вы абсолютно не нужны. Вы нужны моей начальнице Брук Эббот. Она думает, что без вас аукцион провалится. Я же позволю себе с ней не согласиться... Но мисс Эббот в этом году руководит подготовкой к аукциону. И она считает, что вы соберете кучу денег. Ставки поднимутся до небес.
- Тогда передайте вашему боссу, что мне нет никакого дела, даже если вы планировали получить миллион долларов. Я не буду участвовать. Это мое последнее слово.
Когда он взял ее под руку и повел к двери, по телу Кары побежали мурашки. Ощущение его близости, тепло его пальцев заставили ее ощущать нечто, чему она не могла подобрать название. Как только дверь кабинета закрылась за ней, Кара почувствовала странную пустоту. Ее охватило разочарование и чувство потери.
Кара быстро поспешила к лифту. Ей захотелось поехать домой, забраться в кровать и натянуть на голову одеяло. Но надо было возвращаться в офис, к работе и недовольной Брук.
Она уже нажала кнопку первого этажа, когда у лифта появилась Фрэнсис Питере.
- Не сдавайтесь, - прошептала она. - Может быть, он еще передумает.
Не произнеся больше ни слова, Фрэнсис повернулась и скрылась в женском туалете.
- Нет ни единого шанса, - едва слышно произнесла Кара. - Я знаю, что дело гиблое.

***

Подняв глаза от экрана монитора, Уайт увидел, что уже стемнело и огни ночного города так и сверкали. Он встал с кресла, потянулся, застегнул манжеты рубашки и взял пиджак. Пора домой. Держа в руке кейс, он открыл дверь кабинета.
Фрэнсис все еще сидела за компьютером. Уайт удивленно взглянул на часы.
- Боже мой, Фрэнсис, уже восемь часов, а ты все еще здесь. Что случилось?
- Большинство начальников возражают, когда подчиненные уходят слишком рано. А ты возмущаешься, когда я работаю допоздна.
- Все, пора заканчивать. Я не хочу, чтобы ты оставалась в здании совсем одна, - сказал Уайт. - Забирай сумочку, я провожу тебя до машины.
Фрэнсис улыбнулась и кивнула. Закрыла папку с документами, выключила компьютер. Огибая стол, она остановилась и понюхала розы, подаренные Уайту Карой Бридон.
- Какие красивые, правда? Уверен, что не хочешь взять их с собой, чтобы наслаждаться весь уикенд?
- Можешь взять их себе. Я не умею обращаться с цветами.
Фрэнсис работала на Уайта вот уже около пятнадцати лет. С тех самых пор, как фирма "Макколи индастриз" только начала становиться на ноги. Тогда ее владелец и основатель самолично ездил устанавливать программное обеспечение на компьютеры своих знакомых по Техасскому университету.
За эти годы объединение выпускников колледжа переросло в огромную компанию, имеющую филиалы по всей стране. И Фрэнсис стала больше чем помощницей для Уайта. Для него она была и доверенным лицом, и советником, и другом.
И поэтому имела право высказывать свое мнение относительно его личной жизни. Фрэнсис могла давать Уайту советы, даже если он о них и не просил. Вот и сейчас он чувствовал, что Фрэнсис хочет поговорить о Каре Бридон.
К счастью для Уайта, лифт подошел быстро. В нем ехал еще один служащий, поэтому всякое обсуждение Кары Бридон и ее визита пришлось отложить.
Пусть Фрэнсис и не смогла ничего сказать относительно визита мисс Бридон, но всю дорогу домой Уайт никак не мог отделаться от мыслей о Каре. Он жил в Тарритауне, районе на другом конце Остина, и дорога была долгой.
Уайта немало удивило то, что эта игра начала казаться ему увлекательной. Он вспомнил, как следил за действиями Кары и с интересом ждал, что она предпримет дальше. Сегодняшнее столкновение с ней лицом к лицу было неожиданностью. Но ему понравилась их яростная пикировка. Кара Бридон была мила, но палец в рот ей не клади. Интригующее сочетание.
Большинство женщин, с которыми он встречался, были гораздо красивее, утонченнее. И все же в Каре была какая-то подкупающая естественность. Прелесть и очарование девчонки-соседки.
Ее мягкие волосы цвета меда так и манили прикоснуться к ним. А золотистые глаза чуть было не заставили Уайта согласиться принять участие в аукционе. Глядя в ее глаза, он мог согласиться на что угодно. Ей стоило только попросить. Кара Бридон была из тех женщин, которые задевают в душе мужчин потаенные струны. В общем, от такой следует держаться подальше.
ГЛАВА ВТОРАЯ
- Привет, сестренка, - раздались два голоса, стоило Каре открыть дверь. Она упала на кушетку, сбрасывая туфли на высоких каблуках и закидывая ноющие ноги на кофейный столик.
- Привет, - отозвалась она устало брату и сестре. Белый кот забрался ей на колени. - Привет, Флейк.
- Что случилось? - спросил Марк.
- Да, ты выглядишь так, словно потеряла лучшего друга, - всполошилась Мэг. - В чем проблема?
Кара слабо улыбнулась им. Они знали о поручении непременно заполучить Уайта Макколи на аукционе.
- Проблема в Уайте Макколи, что может быть еще? Я испробовала все возможные способы заставить его согласиться на участие в аукционе. Я выдохлась, мои идеи кончились. Как насчет блестящих идей? Есть хоть одна?
- Может быть, тебе следует попросить его об этом в качестве персонального одолжения... - сказала Мэг, хлопая ресницами.
- А может, ты сама его попросишь? - отозвалась Кара без всякого энтузиазма.
- Ну уж нет. Да что с тобой случилось? Ты всегда предпочитала личный подход.
- Мэг, этот человек достаточно хорошо меня знает, я не смогу ему понравиться. Он думает, что я... ладно, я не знаю, что он обо мне думает. Но уверена, что это мнение, мягко говоря, не из лучших. Вот Флейк меня любит, правда, милый? - Кот поднял голову и потерся о руку Кары.
- Если бы этот парень разбирался в женщинах так же хорошо, как в компьютерах, то знал бы, что ты чудо, - ободрил ее Марк.
- Спасибо, братик. Но ты же знаешь, я не чудо. Особенно для таких мужчин, как Макколи. У него наверняка нет отбоя от красоток. И не мне с ними тягаться, я - ниже среднего уровня.
- Ты недооцениваешь себя, Кара. У тебя куча достоинств. Ты умная... красивая.
- И имею брата-подхалима.
- Нет, может быть, впервые в жизни, но Марк прав, - присоединилась к нему Мэг. - Ты в самом деле очень соблазнительная женщина. Тебе надо больше выходить в свет. Ты только работаешь и заботишься о нас. Ты заслуживаешь большего.
- Мне нравится о вас заботиться. Последние семь лет, с тех пор как их родители погибли в автомобильной катастрофе, Кара с братом и сестрой жили одни. Каре тогда едва исполнился двадцать один, Мэг и Марку соответственно двенадцать и тринадцать. Они были очень близки и не мыслили жизни друг без друга.
- Есть возражения? - спросила Кара.
- Никаких, - сказала Мэг, разминая плечи Каре. - Ну хорошо, мы вырастем и вылетим из гнезда, а ты останешься одна. Что тогда? Будешь только удивляться, когда это успели расхватать всех хороших мужчин?
- О, у меня еще останется пара лет, чтобы кого-нибудь заарканить после того, как я избавлюсь от вас двоих. Так что можешь не беспокоиться. И это еще в том случае, если вообще существует такое понятие, как "хороший мужчина".
- История с Доном плохо на тебя повлияла. - Мэг закончила массаж и села рядом с Карой. - То, что он бросил тебя, еще не значит, что...
- К сожалению, узнать, что на самом деле представляет из себя Дон, было тяжело, - сказала Кара. - И мне не хочется повторять этот эксперимент.
Кара влюбилась в Дона Экстона с первого взгляда. Ловила каждое его слово, исполняла любое желание. А когда ей понадобилась его помощь, он исчез. Но Дон преподал Каре хороший урок: никому нельзя позволять манипулировать собой. И уж если в ее жизни появится мужчина, она не допустит, чтобы он указывал, как и что ей делать.
- Но если ты не рискнешь... - Мэг, очевидно, решила наставить сестру на путь истинный.
Мэг, несомненно, умная девочка. Она отлично училась по специальности "дизайнер по текстилю и одежде". У нее была мечта стать модельером и разработать собственную марку одежды.
Однако чересчур богатое воображение заставляло ее забыть о реальности.
- Хватит обсуждать мою личную жизнь.
- Какую личную жизнь? - переспросила сестра. - Если ты не поторопишься, этот корабль отправится в плавание без тебя.
- Замечательно. Если тебя послушать, то у меня не одна проблема, а две: аукцион и мое одинокое будущее. Спасибо. Пойду на кухню и утешусь ужином.
Кара пошла на кухню, брат с сестрой поплелись следом.
- Тебе надо выработать новую стратегию, чтобы заполучить Великолепного Макколи, - выпалила Мэг.
Кара только поморщилась.
- Я знаю, что он бегает у Таун-Лейк каждое утро. Моя подруга Джинджер видела его там два или три раза. Ей нравится бегать за ним, смотреть, как он двигается. Она говорит, у него такие икры, а еще...
- Мэг, не отвлекайся, переходи к сути, - проговорила Кара.
- Завтра суббота. Ты пойдешь туда и столкнешься с ним. Случайно. Выбежишь из-за поворота - и как врежешься!
- Тогда лучше пусть это буду я. Врежусь как следует, - предложил Марк. - И, когда он окажется на земле, покажу ему, как трудно приходится Каре отбиваться от начальницы.
Кара улыбнулась.
- Спасибо, ребята. Но мне почему-то кажется, что это не поможет делу.
- А по-моему, поможет, - сказала Мэг. - Он будет на подъеме, в отличном настроении, ты попросишь его, и... Бум! Он согласится.
- Я не могу себе представить, что кто-то пребывает в хорошем настроении, работая до седьмого пота. А у меня нет желания проводить время в пробежках вокруг Таун-Лейк, - сказала она. - Особенно в субботу. Я предпочитаю провести день с толком: выспаться как следует.
- Ты только послушай себя, - фыркнула Мэг. - Предпочитаешь дрыхнуть вместо того, чтобы встретиться с парнем. Я встречалась с несколькими...
- Мэг! - возмутилась Кара. - Мой интерес к Уайту Макколи чисто деловой проект. Кроме того, он моя проблема, а не твоя. У тебя есть свои проблемы, вот с ними и разбирайся. Да, кстати, напомни-ка мне, когда у вас контрольная?
- Ты знаешь, как испортить настроение, - простонал Марк.
Мэг и Марк отправились заниматься. Кара мыла тарелки, когда зазвонил телефон.
-Да?
Это звонила Брук из Далласа. Кара несколько часов назад проводила ее в аэропорт, и вот она уже снова на связи. Неумолимая и грозная. И опять завела разговор об Уайте Макколи. Нравится ей это или нет, но придется продолжать атаку на него. Никуда не денешься.
Мэг оказалась права. Менее чем в ста шагах впереди Кары, быстро приближаясь, бежал Макколи. Голова высоко поднята, плечи развернуты, движения сильные и красивые. Тело его было так же совершенно, как и лицо. А вот о себе Кара этого сказать не могла. Кожа белая, мышцы вялые...
Впрочем, какая разница, как она выглядит? Дело тут вовсе не в ней. И все же Каре очень хотелось выглядеть намного лучше.
Пришлось подавить жгучее желание припомнить Уайту вчерашнее. Злясь на себя, Кара пристроилась и побежала рядом, молясь, чтобы у нее хватило сил не отстать. По крайней мере на то время, чтобы успеть сказать ему об аукционе.
Не снижая темпа, он повернул голову и взглянул на нее с удивлением.
- Здравствуйте, мисс Бридон. Как странно видеть вас здесь.
- Я случайно заметила, что вы тоже бегаете здесь по утрам... И решила, что смогу узнать, не изменили ли вы своего решения относительно помощи центру.
- Я уже помог. Два чека, вы не забыли?
- Ваше присутствие поможет гораздо больше, - сказала Кара. Она уже едва не задыхалась.
- Ничего не могу поделать. Простите. - Макколи побежал быстрее.
Полная решимости не упускать его, Кара - не без труда - прибавила скорость.
- Вы уверены? - спросила она. - Абсолютно.
- А могу я... сказать что-нибудь, что заставит вас передумать?
- Мне кажется, вы и так уже все сказали. Так что пора сдаться.
- Я... - судорожный вдох, - не могу, - еще один вдох, - принять такой ответ.
Уайт взглянул на нее, а потом начал замедлять темп, пока наконец совсем не остановился.
- Господи боже мой! Сядьте, пока не свалились на бегу.
Кара упала на траву. Она тяжело дышала и промокала потный лоб салфеткой. Лицо, наверное, красное, подумала Кара. Только одна небольшая пробежка, а одежда уже прилипла к телу, облепив его как пластырь. Волосы, собранные в хвост, растрепались.
Ее злило, что Уайт Макколи, даже вспотевший, все-таки выглядел прекрасно. Влажная футболка обрисовывала рельефные мускулы, широкую грудь и плоский живот.
Он вынул из сумочки на поясе полотенце и вытер лицо и шею. Затем подошел к дереву, сделал несколько упражнений на растяжку, и только потом опустился рядом с Карой на траву.
Уайт старался как-то справиться с волнением, захлестнувшим его при виде Кары. Ее образ снова и снова возникал перед его глазами, занимал его воображение, не давая покоя. Уайт не мог себе объяснить, почему так рад ее видеть. Любой человек в здравом уме постарался бы отделаться от назойливой девицы. Ну что ж, он это и сделает.
Он подождал, когда Кара отдышится, затем взял ее за руку.
- Послушай, лапочка... - (Кара отдернула руку.) Очевидно, ей не нравится, когда ее называют "лапочкой". Уайт улыбнулся. А может быть, она недотрога?
Надо признать, Кара была довольно мила. Особенно сейчас, горячая и разрумянившаяся. Странно, но Уайту вовсе не хотелось избавляться от Кары Бридон. Он бросил на девушку короткий взгляд и почувствовал соблазн пригладить ее растрепавшиеся золотистые волосы.
Словно прочитав его мысли, Кара сама привела волосы в порядок. Наблюдая за ней, Уайт невольно отметил: кольца на пальце нет. Судя по всему, девушка свободна. Боже! О чем он думает! Какое ему дело до того, замужем она или нет. Главная загвоздка - в ее задании. Надо заставить ее прекратить преследование, решил Уайт. Раз уж не помогли спокойные уговоры и убедительные аргументы, придется использовать некоторые психологические приемы.
Уайт снова поймал руку Кары и сжал ее. Когда она попыталась вырваться, он только сильнее ее стиснул.
- Не будь такой холодной, - усмехнулся он. - Наконец-то ты привлекла мое внимание, как и хотела. Теперь расскажи мне о себе.
- Мне нечего рассказывать.
Все еще не выпуская ее руку, Уайт лег на траву, потянув Кару за собой.
- Только не надо скромничать. Конечно, тебе есть что рассказать. Кто же такая настоящая Кара Бридон?
Она быстро села и отодвинулась как можно дальше.
- Не слишком важная персона.
- Но достаточно важная, чтобы позволить себе влезть в мою жизнь. - Он тоже поднялся и подвинулся к ней ближе. Опустил подбородок на ее плечо.
- Вы собираетесь участвовать в аукционе или нет? - требовательно спросила Кара.
- Может быть, тебе и удастся соблазнить меня... при некотором усилии.
Уайт самоуверенно улыбнулся и, обхватив рукой подбородок Кары, притянул девушку к себе. Его глаза подернулись дымкой, когда ее губы оказались в опасной близости от его.
Кара отпрянула.
- Не стесняйся, - произнес он. Сейчас в его глазах уже плясали озорные искорки. - Девушке, которая бегает за мужчиной, не пристало смущаться.
Интересно, он серьезно или играет с ней? Кара невольно отодвинулась, а Уайт на это рассмеялся.
- Очень весело? - угрюмо спросила она.
- Ужасно весело.
- Не смейте этого больше делать, слышите?
- Может быть, я всего лишь хотел проверить, насколько далеко ты зайдешь, чтобы ублажить свою начальницу, - сказал Уайт, продолжая улыбаться.
- Поверьте мне, не настолько, - ответила Кара, поднимаясь на ноги. Ох, с каким удовольствием она съездила бы сейчас по его физиономии!
- Что ж, но если ты все же сменишь гнев на милость и передумаешь...
- Вы никогда не сдаетесь, так?
- Это нас объединяет.
- Но только это.
Кара развернулась и пошла по направлению к стоянке. Забралась в машину и захлопнула дверцу.
- Все, с меня довольно! И зачем я только связалась с этим... этим наглецом? Больше я этим делом не занимаюсь! Так Брук и скажу.
Верная своему слову, Кара всю неделю с отменной стойкостью противостояла нападениям Брук. Каждый раз, когда та возвращалась к этой теме, Кара произносила:
- Это бесполезно.
- Ты же знаешь, будь я свободнее, я сама бы занялась этим делом, убеждала ее Брук. - Или мне поручить Макколи кому-нибудь еще?
Надо было ловить момент, и Кара его не упустила.
- Отличная идея. Я с ним справиться не могу.
- Но все остальные заняты работой над новым проектом, - возразила Брук.
Кара лишь пожала плечами.
- Программки должны быть отпечатаны, - твердо заявила Брук.
- Несомненно, - подтвердила Кара. - До аукциона остается ровно две недели, считая с завтрашнего дня.
- А нам еще нужно полностью укомплектовать состав участников. И приготовить рекламу для Уайта. На тот случай, если он согласится.
- Он не согласится.
Как бы то ни было, упрямое нежелание Кары уговаривать Макколи дало свои плоды. Но к тому времени Кара чувствовала себя выжатой как лимон.
Брук - напористая, как ротвейлер, а Уайт - упорный, как фокстерьер.
Брук, наверное, будет добиваться участия Макколи даже в ночь перед аукционом. Но в конце концов ей придется взглянуть в глаза реальности: программки не могут ждать. Они должны быть в типографии не позже чем утром в пятницу.
Вечером того же дня после работы Кара забрала брата и сестру из университетской библиотеки. По дороге домой они остановились у центрального рынка закупить провизии. Пока Кара заворачивала на стоянку, Марк и Мэг заметили знакомую компанию на веранде ближайшего ресторанчика. Как только машина остановилась, они побежали к друзьям, оставив Кару заниматься покупками в одиночестве. Взвешивая помидоры, она почувствовала осторожное прикосновение к плечу. Быстро обернулась.
- Вот мы и снова встретились. - Это был Уайт Макколи. - Я скучал по тебе, - сказал он. - Прошла почти неделя, а от тебя ни звонка, ни словечка.
- Уверена, вы ждали затаив дыхание. - Она сложила помидоры в тележку и начала с преувеличенным усердием выбирать сладкий перец, делая все возможное, чтобы игнорировать стоящего рядом мужчину.
Он взял большой перец и протянул ей.
- По-моему, этот хороший.
- А мне больше нравится этот. - Отклонив предложенный перец, Кара взяла два других и пошла их взвешивать. Уайт последовал за ней, не отставая ни на шаг.
- Пытаешься завлечь на аукцион какого-нибудь другого холостяка домашней едой?
Кара, не отвечая, подтолкнула тележку дальше. Уайт не отставал.
- Ты хорошо готовишь? - спросил он. Кара взглянула на него.
- Ну что вам еще от меня надо?
- Ничего особенного. Просто узнать тебя получше. - На лице Уайта сияла невинная улыбка. - Как я уже говорил, ты привлекла мое внимание. Так что я не против прогуляться с тобой по рынку, пока ты делаешь покупки.
- Зато я против, - резко ответила она.
- Что, не нравится, когда преследователь и преследуемый меняются ролями, а?
- Так вот, значит, в чем дело. Мстите за то, что я вас побеспокоила? Приношу свои извинения. Нижайше прошу прощения. А теперь оставьте меня в покое.
- Поужинайте со мной, мисс Бридон.
- Вы же сами видите, у меня другие планы на сегодняшний ужин. - Кара указала на заполненную продуктами тележку.
- Так поменяй их.
- Не могу.
- Тебя ждет дома какой-нибудь голодный парень и ты спешишь приготовить ему любимое блюдо?
- Честно говоря, так и есть.
Слава богу, Марк и Мэг сейчас заняты. Каре не нужны были свидетели этой неловкой сцены.
- Он для тебя особенный? - В голосе Уайта звучали опасные нотки.
- Вам-то что?
- Просто прикидываю, каковы мои шансы в этом соревновании.
- Соревновании? Поверьте мне, никакого соревнования и быть не может.
- Приятно это узнать.
- Соревнования не может быть, потому что вы меня совершенно не интересуете. Между нами не может быть никаких отношений.
Кара выбрала три куриные грудки и ждала, пока продавец завернет их.
- Было бы забавно попытаться. - Уайт обнял ее за плечи.
- Да что с вами такое? Прекратите сейчас же!
- Ну, пожалуйста, поужинай со мной. Если не сегодня, то завтра.
- Послушайте, я уже объяснила, что...
- Тсс. Тихо. Что подумает твоя начальница? Ведь ты упускаешь замечательную возможность прожужжать мне все уши про аукцион. Шанс уговаривать меня весь вечер.
- А что это изменит? Вы же все равно откажетесь. Как я поняла, ваше решение окончательное и обжалованию не подлежит. Так что у меня нет желания просить вас снова. До свидания, мистер Макколи.
- Вот именно, до свидания. До скорого свидания.
Он улыбнулся ей, а она... она почувствовала, как сердце ухнуло куда-то вниз. Подействовало обаяние Макколи? Чушь, быть такого не может! И все же...
- Мне нужно идти.
- Когда я тебя снова увижу?
- Как насчет никогда? - Кара покатила свою тележку к кассам.
Уайт смотрел, как она продвигается в очереди, подавляя желание последовать за ней.
Выбирая кофейные зерна, Уайт пытался понять, чем Кара так заинтриговала его. Ведь от этой женщины одно беспокойство. Так почему же он сегодня подошел к ней, да еще пригласил на ужин? Уайт зашел на центральный рынок, чтобы купить кофейных зерен, молока и свежих фруктов. Но стоило ему увидеть ее, как он забыл обо всем на свете.
Было глупо поощрять ее дальнейшие попытки затащить его на этот холостяцкий аукцион. Он сам напрашивается на неприятности, дразня ее. Если так пойдет и дальше, мисс Бридон вполне может решиться на новую кампанию по вербовке... Уайт покачал головой. Почему-то ему не верилось в это. Все говорило о том, что Кара отказалась от затеи.
Но, странное дело, Уайту захотелось вернуть все назад. Он вовсе не шутил, когда сказал, что скучал по ней. Мысли о Каре не оставляли его ни на минуту, заставляли сердце биться быстрее. Чтобы женщина так действовала на него? Такого не случалось уже очень давно.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Уайт смял очередной листок и швырнул его в корзину. В самой корзине и возле нее высилась уже целая гора подобных комочков бумаги. В кабинет вошла Фрэнсис и остановилась, пораженная зрелищем, представшим ее глазам.
- Как я вижу, ты сегодня ужасно занят. И цель по-прежнему далека.
- Ты пришла по делу или критиковать мое мастерство по бросанию бумаг?
- А ты еще и сердитый. - Она уселась в кресло напротив Уайта.
- Я не сердитый, - произнес он выразительно.
- Тогда что случилось?
- Да ничего. - Он помолчал с минуту. - Как ты думаешь, есть ли причина, по которой я должен чувствовать себя виноватым? За то, что отказываюсь участвовать в этом цирковом представлении?
- Каком представлении?
- В аукционе холостяков.
Фрэнсис взглянула на него более внимательно.
- Никаких причин.
- Правильно.
- Но ведь ты чувствуешь себя виноватым, да?
- Да. По-моему, чувствую.
- Это из-за Кары Бридон?
- Что за нелепая мысль? - Он не дал Фрэнсис времени ответить. Розмундский центр дает шанс детям, которые никогда бы не получили возможности жить полноценной жизнью без...
- Я уверена, что центр будет счастлив приобрести тебя в качестве защитника и покровителя. Вот, только мы сейчас говорим не об этом. Я права?
Уайт смущенно улыбнулся. Фрэнсис видела его насквозь. И все же он отказывался признаваться в очевидном.
- Денежные пожертвования - это еще не все, - продолжил он. - Личное участие куда более важно. Аукцион делает центру большую рекламу, привлекает внимание общественности. Именно поэтому я чувствую себя виноватым.
- Конечно, так и есть.
- Вероятно, я все же мог бы посвятить пару часов аукциону. Это не будет мне в тягость, а помощь центру - значительная.
- Ты прав.
- Ну вот. Тоже мне, помощница. Нет бы заверить меня, что я слишком занят, сказать, что не стоит этим заниматься, отговорить меня от этой затеи. А ты только усугубляешь мои угрызения совести. Спасибо.
- Ну так уволь меня, - рассмеялась Фрэнсис.
- Не искушай. - Уайт взглянул на часы. - Послушай, скажи Кеннету, чтобы он занялся всеми назначенными на сегодня встречами вместо меня.
Он справится. А меня не будет в офисе... В общем, я не знаю, когда вернусь. Увидимся позже.
Хотя Фрэнсис и не подала виду, что догадывается о том, куда он направляется, Уайт понимал, что не сможет ее обмануть. Как не сможет обмануть и относительно мотивов, которые заставили его участвовать в аукционе. И альтруизм с благотворительностью здесь ни при чем. Разумеется, Розмундский центр замечательное начинание. Но, в сущности, Уайту было плевать на аукцион. Единственное, что привлекало его, - это возможность поближе познакомиться с Карой Бридон. А аукцион, кажется, был единственным подходящим предлогом, чтобы это сделать.
Кара читала мелькающие на мониторе строки и цифры. Увлеченная работой, Кара даже не заметила, как чья-то рука опустилась ей на плечо. Ощутив прикосновение, она подпрыгнула в кресле и задела ногой провод. Монитор тут же погас.
- О нет! - Повернувшись, она увидела, что позади нее стоит Уайт Макколи. - Что за дурацкая привычка подкрадываться к людям сзади, возмутилась она. - Вот уже второй раз вы пугаете меня чуть ли не до смерти! Посмотрите, что вы наделали! - Она кивнула на черный экран монитора. - Вся моя работа... исчезла.
- Извини. Там было что-то важное?
- Конечно, важное! - вспыхнула Кара. - А вы что думали? Что я пасьянсы на работе раскладываю? - Кара подобрала стопку бумаг и потрясла ими перед несколько обескураженным Уайтом. - Теперь мне придется снова все это вводить!
- Но, надеюсь, операцию "сохранить" ты производила регулярно?
Ну разумеется, любой знает, что проделывать это надо достаточно часто, иначе вся работа пропадет. Честно говоря, почти все, кроме нескольких последних чисел, было сохранено, и Кара оказалась перед нелегким выбором. Она не могла сказать, что не сохраняла информацию, иначе выглядела бы тупицей. Но и признаваться, что отчет легко восстановить, значило бы, что она зря на него накричала. А ей этого тоже не хотелось.
- И все же кое-что мне придется сделать заново, - упрямо проговорила Кара.
- Но, я надеюсь, не так уж много. А пока забудем временно о работе. Забирай свою сумочку и пошли. Раз уж ты вчера отказалась от приглашения на ужин, давай хоть сегодня перекусим вместе. Я пришел пригласить тебя на ленч.
- Понятно.
Если Макколи думает, что подобными методами чего-то добьется, то он сильно ошибается. Ему придется придумать что-нибудь получше.
Уайт пришел сюда вовсе не для того, чтобы пригласить ее на ленч, решила Кара. Он серьезный бизнесмен, и его время стоит дорого. Возможно, он проезжал мимо по делам и заехал, чтобы еще раз повеселиться. Повторить то представление, что разыграл вчера на рынке.
- Я никогда не поверю, - добавила она, - что вы проехали полгорода, только чтобы...
Их прервал звонок интеркома.
- Где отчет? - спросила Брук.
- Будет готов через полчаса, - проговорила девушка, и тут ее осенила блестящая идея. Можно разом решить обе проблемы: отвлечь внимание Брук и проучить Макколи. - Пришел мистер Мак- коли, - сообщила она в интерком, и...
Не успела Кара закончить фразу, как дверь кабинета распахнулась и на пороге появилась Брук, сияя как стоваттная лампочка.
- Уайт, поверить не могу, что это вы!
- Здравствуйте, Брук. Я пришел, чтобы пригласить Кару на ленч и заодно обсудить мое участие в аукционе.
На лбу Брук появилась морщинка, выдавая напряженную работу мысли. Потом она снова просияла.
- Тогда я та, кто вам нужен. Я с радостью составлю вам компанию за ленчем. Ведь это я руковожу подготовкой к аукциону.
- Мисс Эббот права, - согласилась Кара. - Говорить об аукционе нужно именно с ней.
Она мило улыбнулась Уайту. Брук схватила его под руку и поволокла в свой кабинет.
- Нам будет лучше поговорить здесь, чем в шумном ресторане, - ворковала Брук, подталкивая Макколи к двери. - Извините, я на секундочку.
Она повернулась к Каре и отдала приказ:
- Будь добра, позвони в ресторан Марсела и закажи нам ленч. И отмени все назначенные встречи до трех часов.
Сработало, подумала Кара и с мрачным удовлетворением потянулась к телефону.
Но ожидаемого облегчения не испытала. Следующие полтора часа Кара не находила себе места. Из-за двери кабинета доносились оживленные голоса Брук и Уайта.
О ленче придется забыть, чтобы вовремя закончить отчет.
Наконец в два тридцать дверь кабинета распахнулась. Брук повисла на плече Уайта. Они подошли к столу Кары.
- Мистер Макколи любезно согласился принять участие в аукционе, торжественно объявила Брук.
Кара в изумлении посмотрела на Уайта.
- Неужели?
- И даже не на один вечер, - с энтузиазмом продолжила начальница. Свидание с Уайтом будет включать поездку в Новый Орлеан с остановкой на ночь в роскошном отеле.
- Как здорово, - сказала Кара, надеясь, что Уайт расслышит в ее голосе сарказм.
- А разве нет? Это будет гвоздем программы, - Счастью Брук не было предела. - Не удивлюсь, если ставки поднимутся до десяти тысяч, а может даже, до двадцати.
"Какая женщина в здравом уме потратит такие деньги, только чтобы провести несколько часов с таким самоуверенным, наглым типом, как Уайт Макколи?" - спросила себя Кара и тут же ответила на свой вопрос, тяжело вздохнув. Любая, которая только может себе это позволить. Например, такая, как Брук, которая сейчас уже, наверное, планировала, что наденет на вечер и какое именно белье возьмет в поездку.
- Да, и не забудь дать мистеру Макколи наш телефонный номер и номер факса, - сказала Брук, - чтобы его секретарь мог связаться с нами и согласовать все детали.
Как всегда исполнительная, Кара тут же достала визитку Брук и протянула ее Уайту. Тот, чтобы взять визитку, наклонился и прошептал:
- Жду с нетерпением аукциона.
Это было странно. Ведь раньше Макколи был так решительно настроен на отказ. Конечно, пара часов, проведенных с Брук, не могли так на него повлиять. И все же результат был налицо. Его твердое "нет" превратилось в уверенное "да". И радостная улыбка, которой он одарил Брук, говорила о том, что он всю жизнь только и мечтал, чтобы принять участие в благотворительном аукционе.
Уайт должен был понимать мотивы Брук. Не надо было быть гением, чтобы сообразить: она от него без ума. Может, он хотел, чтобы именно Брук выиграла свидание с ним? Поэтому и согласился на аукцион. И даже расширил программу, дополнив ее поездкой в Новый Орлеан. По всему выходило, что Уайт так же заинтересовался Брук, как и она им.
"А мне-то что за дело? - спросила себя Кара. - Мне все равно". Но, глядя на его улыбку, широкую, словно он рекламировал зубную пасту, Кара не могла удержаться, чтобы не помечтать. Ей представилось, как было бы здорово провести с ним романтичные выходные. Разумеется, во имя благотворительности.
Кара вынула из принтера очередной документ и добавила его в стопку. Надо пойти передохнуть. В конце концов, у нее имеется вполне законный перерыв на ленч.
- Вот мой отчет. Я скоро вернусь, - сказала она Брук и быстро пошла к двери.
- Подожди, - окликнул ее Уайт. - Я тоже поеду вниз.
Он поцеловал Брук в щеку.
- Увидимся на аукционе.
- Не раньше? - разочарованно протянула Брук.
- Но ведь мы же не хотим, чтобы нас заподозрили в сговоре? Это может повредить аукциону. - Его шутливый тон вернул на лицо Брук радостную улыбку.
- Да, вы правы, - кивнула она.
Кара ждала, пока Уайт попрощается с Брук, пробормотала "спасибо", когда он открыл перед ней дверь в холл, и последовала за ним к лифту.
- Мисс Бридон, вы совсем не выглядите счастливой. Отчего так?
- Вы выставили меня перед боссом полной дурой. Она считает, что в два счета уговорила вас участвовать в аукционе. А я несколько недель не могла ничего добиться. Вы ведь сказали "да" не мне, а ей. Но я думаю, что для Розмундского центра это не имеет значения. Ведь аукцион затевается ради детей. Кто-то заплатит большие деньги ради удовольствия побыть в вашей компании.
И мы оба знаем, кто это будет, добавила она про себя.
- Кто-то вроде тебя? - спросил он, когда они вышли из лифта.
- Едва ли.
- Ты же собираешься принять участие в аукционе?
- Я буду там работать, а не делать ставки.
- Ты даже не знаешь, что теряешь. Это будет запоминающееся свидание. Обед в "Коммандерс палас", круиз по ночной Миссисипи. Ты точно не хочешь попытаться?
- Это так сложно понять? Или вам доставляет удовольствие расписывать в красках то, что я никогда не получу? Мне не по карману делать ставки на аукционе. Для меня это все равно что пытаться купить "Дженерал моторе".
- Ух, какая ты злая, когда голодная. - Уайт взял ее под руку. - Пойдем и поедим.
- Вы-то в отличие от меня свой ленч не пропустили.
- Я возьму десерт.
- И десерт у вас был. Я лично заказывала его.
- Ничего, у меня осталось место для второго. Несколько кругов вокруг Таун-Лейк, и все в порядке.
- Послушайте, я знаю, что должна быть благодарна за ваше согласие участвовать в аукционе. И я благодарна. Но еще больше была бы благодарна, если б вы оставили меня в покое.
- Ладно, - согласился он. - На этот раз я дам тебе ускользнуть. Но только на этот раз. Увидимся на аукционе.
- Ты выглядишь потрясающе, - произнесла Мэг.
Аукцион должен был состояться сегодня вечером. Мэг порхала вокруг Кары, оценивая свою работу. Мэг настояла на том, чтобы Кара надела одно из разработанных ею вечерних платьев.
Кара не слишком возражала - тратить деньги на дорогие туалеты у нее возможности не было. А платье, которое сшила Мэг, и в самом деле было изумительно.
- Для меня это хорошая реклама, - сказала Мэг.
Черный жесткий лиф оставлял открытыми плечи и большую часть спины Кары. Пышная красная юбка спадала до самого пола. Мэг взбила светлые волосы сестры в высокую прическу.
- Вот так, - сказала Мэг. - Просто фантастика! Кара критически взглянула на свое отражение в большом зеркале.
- По-моему, неплохо.
- Неплохо? Да твоя Брук умрет от зависти.
- Брук будет занята другим.
- Как ты думаешь, сколько денежек она выложит, чтобы Уайт достался ей?
- Столько, сколько понадобится. Она не упустит такую возможность, чего бы это ей ни стоило.
Мэг присела на постель.
- Вот было бы здорово, если б у тебя были деньги, чтобы купить такое классное свидание!
- Вообще-то было бы здорово иметь достаточно денег на новые шины.
Деньги. Последние семь лет она из кожи лезла вон, чтобы заработать достаточно денег.
- Однажды, когда ты станешь известным дизайнером, а я - финансовым директором, может быть, я и куплю себе свидание. Конечно, после того, как заменю шины.
- Если ты будешь выглядеть как сейчас, то тебе не понадобятся деньги, чтобы привлечь внимание Уайта Макколи.
Кара оглядела себя в зеркале.
- Да, я еще ничего, правда? К тому же сегодня я буду одной из немногих женщин, одетых в эксклюзивное платье. И постараюсь, чтобы как можно больше людей узнало, что это творение Мэг Бридон.
Она забрала сумочку и ключи от машины.
- Вернусь рано, - пообещала она. - Полная сожалений обо всех тех мужчинах, которые уплыли из-под носа. И буду утешаться моим любимым шоколадным мороженым.
Бальный зал отеля "Дрисколл" был переполнен оживленно болтающими женщинами. Шум стоял такой же, как на подобных ему светских сборищах. Разве что разговоров о политике было чуть поменьше. Брук встретила Кару и отправила ее проверять цветочные композиции. Изящные кашпо с плющом стояли у стен. Букеты маргариток и лилий украшали столики, застеленные белоснежными скатертями. Огромные корзины гвоздик стояли на сцене.
Заверив Брук, что цветы само совершенство, Кара тут же отправилась на очередное задание. А потом на следующее, и еще, и еще. Когда все возможное было проверено и перепроверено, Кара начала искать уголок, где бы спрятаться. Было самое время начинать аукцион. Она нашла пустующее сиденье за столиком в самой глубине зала. Отсюда можно было наблюдать за всем происходящим. Брук заняла место ведущей на сцене.
Она успокоилась, а может быть, просто умело скрывала свое состояние. Брук отлично справлялась со своей работой, поочередно кратко представляя каждый из "лотов" зрителям. Облаченные во фраки мужчины один за другим проходили по ковровой дорожке, поворачивались лицом к аудитории и замирали в свете мощного прожектора, пока Брук зачитывала краткую биографию участника.
Потом Брук вызывала ассистентов, которые собирали заявки со ставками, написанными на специальных листочках. Трое членов комиссии быстро разбирали заявки и вкладывали карточку с именем победительницы в конверт. Конверт подавался Брук, которая торжественно зачитывала имя победительницы и сумму, которая была ею предложена.
Первая группа из двадцати мужчин уже разошлась по своим дамам, и был объявлен перерыв. Кара пошла за кулисы узнать, не нужно ли Брук что-нибудь. К ее удивлению, Брук отказалась от помощи. Спеша назад к своему месту, Кара увидела Уайта. Тот, не теряя времени, звонил куда-то по сотовому телефону, очевидно улаживая деловые вопросы. Надеясь, что он ее не заметит, Кара решила свернуть за угол, но... слишком поздно.
Макколи закончил свой разговор и направился прямо к ней, разглядывая с неприкрытым восхищением.
- Ты отлично выглядишь. Каждый парень здесь молился бы, чтобы ты его выиграла. Кроме меня, конечно.
- Вот как. Как вам удалось сделать мне комплимент и оскорбить одновременно?
- Я не хотел тебя оскорблять. Я выделил себя из этого множества только потому, что ты сказала, что не сможешь меня выиграть. Ты поставила на меня несколько долларов? Я тронут. Особенно учитывая то обстоятельство, что ты можешь получить свидание совершенно бесплатно.
- Вообще-то я подумывала о том, чтобы поставить... один доллар. По-моему, это достаточная сумма, да и риск не очень большой. Кто знает, вдруг я выиграю?
- Ах, даже так. - Он скривился. - Значит, я стою один доллар? Что ж, я только надеюсь, что остальные леди не разделяют твоего мнения.
- Не беспокойтесь, - сказала Кара. - Некоторые дамочки, как вы их называете, немалые деньги потратят, чтобы провести время в вашем обществе. И я уверена, что вы не будете особенно разочарованы, когда Брук объявит свое собственное имя, подумала она. - Простите, мне пора возвращаться за столик. Скоро начнется второе отделение и вас вызовут.
Перерыв закончился, и аукцион возобновился.
Несмотря на свою скромную роль в этом мероприятии, Кара почувствовала подъем. Ею тоже завладело настроение вечера. Хотя шоу и носило некий элемент фривольности, но зато оно принесет кучу денег. А кроме того, было просто весело.
Но вот подошло время последнего участника- "лота", и настроение Кары неожиданно испортилось. Она удивилась. Уайт Макколи, который доставил ей столько неприятностей за последние недели, вот-вот выйдет на сцену. И все же мысль об этом совсем ее не радовала, а, скорее, наоборот. Что-то в нем было необычное. Что-то раздражающее.
"Что же это такое? - спросила она себя. - Неужели тебе не нравится думать, что Уайт будет с Брук? Или вообще с кем-нибудь другим?" Чепуха. Ей он не нужен. Даже если и нужен, то ничего хорошего это не даст. Такие мужчины, как Уайт Макколи, не способны на настоящие чувства и серьезные отношения. Из того, что Кара читала в газетах и журналах, было ясно: мистер Макколи человек ветреный и непостоянный. Его подруги менялись, как листки календаря: новый месяц - новая подружка. Нет, Кара Бридон не так себе представляла мистера Совершенство. Мужчина ее мечты должен быть надежным, как скала.
- А теперь я хочу огласить замечательное предложение нашего следующего участника, - возвестила Брук. - Хотя все отмечено в программе, повторю еще раз. Новый Орлеан, Французский квартал, улица Бурбон, романтическое катание на теплоходе по ночной реке Миссисипи. Поприветствуем же мистера Уайта Макколи!
То, как Уайт прошелся по дорожке к центру сцены, вызвало бы зависть у любого профессионального манекенщика, подумала Кара.
Как же чувствуют себя женщины, которые сейчас делают ставки в надежде на выигрыш? При мысли о Новом Орлеане и Уайте Каре вдруг стало жарко, и она начала обмахиваться программкой. Когда взгляды Уайта и Кары встретились, она замахала программкой еще быстрее. Лицо Кары пылало, программка порхала в руках, как крылья бабочки. Главное, чтобы он не понял, отчего она так нервничает.
Вот уже понесли корзины с заявками к столику счетной комиссии, и она немедленно принялась за работу.
- Пока мы ожидаем результатов, давайте еще раз послушаем про великолепное свидание, предстоящее счастливой победительнице.
Брук снова рассказала про планы Уайта на предстоящий уикенд.
- Только подумайте, как повезет женщине, которая отправится завтра утром в путешествие. Надеюсь, она сумеет быстро собрать чемоданы, - пошутила Брук.
Ведущей аукциона принесли наконец конверт. Она распечатала его, а потом подняла вверх, мягко рассмеявшись.
- Вы, наверное, все сгораете от нетерпения. Еще немного, и мы узнаем, кто же сделал наибольшую ставку. Покончим с этим как можно скорее.
Она открыла конверт и вынула карточку.
- А сейчас объявляется высшая ставка за последний лот. За прекрасный уикенд в Новом Орлеане с Уайтом Макколи.
Брук нетерпеливо взглянула на листок белой плотной бумаги. Прочитала раз, потом еще раз. Поднесла поближе к глазам, словно не разбирая, что там написано.
Пауза немного затянулась. Участницы начали волноваться. И тут Брук вздохнула.
- Наивысшая ставка за мистера Уайта Макколи сто... - глубокий вдох, сто тысяч долларов.
Весь зал охнул в едином порыве. Потом, в установившейся гробовой тишине, Брук продолжила:
- Победительница... - Брук расширенными глазами оглядела аудиторию, отыскивая лицо. Потом повторила: - Победительница... Кара Бридон.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Сменив роскошное вечернее платье на джинсы и старую рубашку, Кара сидела на деревянном крыльце своего дома и нещадно ругала себя. Почему она не осталась в бальном зале отеля "Дрисколл"?
Она же ничего плохого не сделала. Если бы только она осталась и объяснила, что произошла ошибка, что она не делала ставки, что... Конечно, ей бы поверили. По крайней мере Брук. Она знала, сколько зарабатывает Кара. Чтобы заработать сто тысяч долларов, ей пришлось бы вкалывать более трех лет, при этом не тратя ни цента.
Это сделал Уайт Макколи. Только он мог бы вложить такие деньги без риска полного разорения. Как он провернул это дело со ставками, Кара не знала. Но насчет того, что это его затея, у нее не было ни малейшего сомнения.
К дому медленно подъехал черный "мерседес", тут же привлекший ее внимание. Когда из него вышел Уайт, Кара охнула.
Наверное, приехал, чтобы в очередной раз посмеяться над ней.
- Как ты меня нашел? - спросила она, когда он подошел, решительно переходя на "ты". Благо Уайт уже давно это сделал.
- Подбирал по дороге куски тыквы и встречал упитанных серых мышей... Он широким жестом обвел двор. - Вот только хрустальная туфелька куда-то закатилась...
- Очень смешно, - сухо ответила Кара. - Тогда ты, наверное, будешь Прекрасный Принц.
- Если туфелька тебе подойдет... Знаешь, а мне нравится эта идея. - Он выглядел до неприличия самодовольным.
- Ты уже, я вижу, вошел в роль. Прекрати, пока я не умерла со смеху. Кара смотрела на него без улыбки.
Похоже, его попытка пошутить провалилась, и Уайт сказал:
- Ладно, шутки кончились. Как я тебя нашел? Очень просто. Ты единственная К. Бридон во всем телефонном справочнике. Дальше - лишь дело техники.
Он присел рядом с ней на ступеньку крыльца. Молча окинул таким взглядом, что Каре захотелось сжаться в комок.
- Понятно. Вопрос номер два: зачем ты меня нашел?
- Ты выиграла меня честно и справедливо.
- Ха-ха! Я не выигрывала тебя, потому что не делала ставок. Это ты сделал ставку от моего имени. И в том, что ты говоришь, нет ни слова правды. Что за фарс ты устроил?
- Вы хорошо знаете, как больнее ударить по мужскому самолюбию, мисс Бридон. Большинство женщин пребывало бы на седьмом небе от счастья.
- Вокруг множество доступных женщин, - возразила Кара.
- Еще раз спасибо, - ответил он.
- Как тебе удалось подделать ставки?
- Мне помогла Фрэнсис.
- Трудно в это поверить. Мне казалось, она слишком разумная женщина, чтобы выкидывать подобные фокусы.
- Сначала она послала меня к черту, а потом согласилась. Розмундский центр получил самый большой взнос. Ты, то есть Фрэнсис вместо тебя, поместила предложение в конверт.
- Одно удивительно, что ты не оценил себя в миллион. Но мне кажется, это слишком большая цена. Даже для человека с твоим состоянием. И все же ты смошенничал. Зачем?
- Чтобы заставить тебя поехать со мной, конечно.
- Даже если это мошенничество?
- Мошенничество? - Уайт покачал головой. - Может быть, с технической точки зрения. Но с юридической - вряд ли. Да и кому до этого дело? Каждый получил то, что хотел: центр - крупную сумму, участники - немало острых ощущений.
Кара взглянула на него искоса.
- Не каждый. А как насчет тех женщин, что делали ставки на тебя? Как же Брук?
- Аукцион - это рулетка. Ни у кого не было гарантий на победу.
- Брук думала, что у нее есть такая гарантия, - напомнила ему Кара. - У меня есть идея, - предложила она. - Если я позвоню Брук и отдам тебя вместе с изумительным уикендом в ее распоряжение? Как ты к этому отнесешься?
- Не пойдет.
- А разве я не могу делать со своим выигрышем все, что хочу? Например, поделиться им со своим боссом?
Уайт безразлично пожал плечами, а потом нахмурился:
- Но я не хочу ехать с Брук. Она не в моем вкусе.
"А я, значит, в его вкусе?" - удивилась про себя Кара.
- Надо было раньше думать о такой возможности. Прежде, чем ты ее обнадежил, - сказала Кара, отодвигаясь от него.
- Обнадежил? Да я встречался с этой женщиной всего один раз. И именно ты организовала эту встречу.
- Что из того? Ты не мог не заметить, что Брук без ума от тебя.
- Мне показалось, что ее интерес ко мне чисто деловой.
- Одно дело - устраивать аукцион, и совершенно другое - в нем участвовать. Она надеялась на то, что выиграет свидание с тобой. А собственная секретарша обошла ее.
- Ладно, это была горькая пилюля. Но я ничем не могу здесь помочь. Ради бога, - продолжил Уайт, - она же была ведущей аукциона. Мне кажется, ведущий не может принимать в нем участие. И не я один так думаю. Со мной бы согласилось большинство. Так что Брук сегодня не много потеряла. Наоборот, избежала большого конфликта. Она переживет.
- Не будь так уверен. - Кара работала на Брук достаточно долго, чтобы знать, что просто так та не сдается. - Кроме того, Брук не нарушила никаких правил. В правилах аукциона не сказано, кто может делать ставки, а кто нет. Подозреваю, что сейчас она такая злая, что может меня уволить.
- Да перестань. Ты преувеличиваешь. Она никогда тебя не уволит. Сегодняшний вечер не входит в сферу финансовых интересов компании. Она не может уволить тебя просто потому, что аукцион прошел не так, как ей хотелось.
- Брук владеет агентством. Она может делать все, что ей заблагорассудится. Если ты знаешь какой-то закон, в котором сказано по-иному, я с удовольствием тебя послушаю. Единственная возможность как-то защитить мои права в этом деле - если придется, - это подать на нее в суд за дискриминацию. А дело о том, как я украла у нее объект обожания, вряд ли будет рассматриваться в суде.
Уайт нахмурился. Казалось, он взвешивает и обдумывает все, что сказала Кара. Похоже, он наконец понял, что наделал. На манипуляции со ставками на аукционе его подтолкнуло несколько причин.
Во-первых, он много думал о Каре и пришел к заключению, что несколько дней в ее обществе окажутся для него приятными. Кара наверняка сменит гнев на милость и станет гораздо любезнее в романтичной обстановке. Это срабатывало раньше, с другими женщинами.
Во-вторых, такой значительный вклад станет рекордом, который еще не скоро побьют, если вообще побьют. Хорошая реклама для него и его компании. Впрочем, впредь ему придется держаться подальше от всяческих аукционов, иначе его просто затерроризируют желающие использовать его в качестве приманки для сбора средств.
А вот о Каре-то Уайт не подумал.
- Нет, Брук никогда тебя не уволит, - повторил он, чтобы успокоить скорее себя, чем Кару.
- Боюсь, что именно так она и сделает, - возразила девушка, глядя на Уайта. - Она мечтала о свидании с тобой. А ты взял и сорвал ее планы. И даже не потому, что тебе действительно хотелось поехать со мной в Новый Орлеан. Ты только хотел отыграться на мне за то, что я тебя преследовала. Что ж, ты получил, что хотел. В полной мере. Но знаешь что, все твои усилия оказались напрасны, потому что я с тобой никуда не поеду.
Уайт пододвинулся к ней поближе.
- Нет, дорогая, ты поедешь. Ты сама заключила эту сделку. Я согласился пройтись перед толпой женщин в сиянии софитов. В ответ я должен был получить женщину, с которой поеду отдыхать в выходные. С той, которая меня выиграет. Так что не пытайся сплавить меня Брук. Мы едем завтра в Новый Орлеан.
- А если я откажусь?
- Что бы стало с твоим аукционом, если бы участники отказывались встречаться с выигравшими их женщинами только потому, что те им не нравятся?
- Это совсем другое.
- Почему? Разве только женщины могут менять свое решение? Если уж ты можешь, тогда почему я не могу? - Он хотел, чтобы Кара поехала с ним, черт ее побери! Но она, очевидно, решила сделать это для него непростой задачей. - В любом случае подумай о Розмундском центре. Что с ним станет без поддержки? А что сможет собрать твой аукцион, если его репутация не будет безупречной? А вдруг я подам на вас в суд за невыполнение обязательств?
- На твоем месте после того, что ты сделал, я бы даже не упоминала о законности.
- Я только сделал предположение. Я не говорил, что собираюсь с тобой судиться, если ты не поедешь со мной. Хотя, мне кажется, суд я бы выиграл. Контракт есть контракт.
- Хватит! - Кара всплеснула руками в отчаянии. - Ты победил... Я еду с тобой!
- Вот и славно.
- Я сказала, что еду, но не сказала, что в восторге от этой идеи.
- Можешь мне поверить, тебе понравится. - Он улыбнулся, карие глаза блеснули. Уайт поднялся. - Раз уж ты согласилась ехать, может быть, прекратишь демонстрировать столь явное отвращение ко мне? Я заеду за тобой в десять. Мы отлично проведем время. Обещаю.
Он склонился и поцеловал ее. Его поцелуй был легким и нежным, как прикосновение ветерка. Но в нем чувствовалась скрытая, сдерживаемая энергия урагана. Глядя, как он спускается по ступеням и идет к машине, Кара улыбнулась. Несмотря на все ее сомнения, идея провести выходные с Уайтом Макколи может оказаться не такой уж и плохой.
- Как это замечательно! - Мэг выхватила из стопки уложенных в чемодан вещей сестры старую ночную рубашку и ловко заменила ее новым кружевным пеньюаром.
Кара отобрала у Мэг свою рубашку, запихнула ее обратно в чемодан, а пеньюар водворила на место в шкаф.
- Господи, Мэг, успокойся. Я не планирую спать с Уайтом.
- Вот это правильно, - одобрил ее Марк.
- Не вмешивайся, - осадила брата Мэг. - Кара достаточно взрослая, чтобы самой решать, с кем ей спать.
- А тебя кто спрашивает, мисс Благие Намерения?
- Посмотрите-ка, кто говорит.
- Вон, вы оба! - Кара, не выдержав, указала на дверь спальни. - Мне не нужны ваши советы или препирательства.
Марк покорно направился к двери, но Мэг заупрямилась:
- Я не хотела расстраивать тебя. Ты сказала, что тебе пришлось поехать... Почему бы не провести время с пользой? Если Уайт Макколи позволяет себе выкидывать по сто тысяч долларов, он может потратить и еще. У тебя не было отпуска вот уже несколько лет. Почему бы не отбросить на этот уикенд все заботы и не...
- Я не могу "отбросить" Брук и свою работу. Я беспокоюсь. Очень удивлюсь, если она еще не распорядилась понизить мне зарплату, а то и вообще уволить меня.
- Разве не ты нам всегда говорила, что беспокойство и сожаления не помогут? Сейчас самое время последовать своему собственному совету.
Марк вернулся назад, держа пакетик с чипсами. Предложил сестрам. Кара отказалась, а Мэг сунула руку, но потом передумала, видимо вспомнив о том, что собралась сидеть на диете.
- Как ты можешь столько есть и ни на грамм не поправляться? - угрюмо спросила она брата. Марк не обратил внимания на ее вопрос.
- Кстати, Кара. Я слышал, что сказала Мэг, и она права. Забудь о своих возможных проблемах до понедельника. У тебя есть шанс отлично провести выходные. Только возьми с собой на всякий случай баллончик со слезоточивым газом. Вдруг Макколи...
Нравоучительную речь Марка прервал звонок.
- Я открою дверь, - воскликнула Мэг и выбежала в холл.
Кара закрыла чемодан и застегнула замок. Марк взял у нее чемодан и, поймав на себе пристальный взгляд сестры, сказал:
- Не беспокойся, я помню о хороших манерах. Но и Макколи лучше не забывать о своих манерах в этот уикенд.
Часом позже Кара уже сидела на мягком кожаном сиденье личного реактивного самолета Уайта. Она потягивала коктейль через соломинку и лакомилась миндалем, любезно предложенным услужливой стюардессой.
- Вот это жизнь, - улыбнулась она Уайту.
- Для меня это тоже необычно, но я подумал, что надо тебя побаловать. Для разнообразия.
- Стараешься завоевать мое доверие?
- А мне это нужно? Ладно, лучше скажи, ты довольна, что согласилась поехать со мной, или нет?
- А у меня был выбор?
- Значит, ты пожертвовала собой во имя процветания Розмундского центра?
- О нет. Я, конечно, могу чем-то пожертвовать для того, чтобы получить нового участника аукциона, но не до такой же степени.
Уайт понял, что она хотела сказать.
- Давай я сделаю тебе новый коктейль, - сказал он, никак не отреагировав на ее заявление. - Кажется, это единственное, чем я могу тебе угодить.
- Не стоит. - Кара отставила бокал. - Я предпочитаю сохранять над собой контроль до тех пор, пока не окажусь дома в полной безопасности.
Кара однажды была в Новом Орлеане. Сразу после окончания школы. Но ей в основном запомнился старый город. Через несколько минут после приземления к самолету подкатил шикарный черный лимузин и отвез Кару и Уайта в "Ройал Соне- ста отель" в сердце Французского квартала. Кара чувствовала себя взволнованной, как школьница.
Она словно вернулась в детство. Только тогда с отцом они бродили пешком. Кара не могла и мечтать, что однажды проедет по этим улицам на лимузине. По тротуарам неспешно прогуливались прохожие, в основном туристы.
Отель, в котором они остановились, также ничем не напоминал маленькую гостиницу, где жила Кара в свой прошлый приезд в Новый Орлеан. Номер был огромный, роскошная ванная сверкала белоснежным фаянсом и позолотой.
Уайт дал ей полчаса, чтобы принять душ и переодеться, а затем постучал в дверь ее номера, который располагался как раз напротив его.
- Думаю, мы можем прогуляться по улице Бурбон, зайдем в клуб "Двор двух сестер", чтобы пообедать и послушать джаз, а потом посмотрим на уличных художников на площади Джексона. Как тебе план?
Кара кивнула.
- Надеюсь, мне удастся сделать хорошие фотографии.
Пока они шли к ресторану, Кара с удовольствием заметила, что Французский квартал не изменился. Все выглядело так, как и десять лет назад.
Всю дорогу до ресторана Кара восторженно глазела по сторонам. Она была благодарна Уайту, что он привез ее в этот город, с которым были связаны такие прекрасные воспоминания. Уайт бережно держал ее за руку и, казалось, вместе с ней наслаждался окружающей их атмосферой.
На обед у них были дары моря: лобстеры и креветки под острым соусом с гарниром из темного риса. На десерт Кара и Уайт выбрали традиционный пирог, который прекрасно дополнила чашка крепкого кофе.
- Боюсь, такой огромный кусок я не осилю, - пожаловалась Кара, опустив вилку. - Очень вкусно, но я не могу проглотить больше ни кусочка.
- Нехорошо оставлять такой вкусный пирог. Не возражаешь, если я принесу себя в жертву и доем твой кусок?
- О, мой герой! - Кара протянула ему тарелку.
Уайт улыбнулся и принялся за пирог.
- Мне всегда нравилось приходить сюда, - сказал он. - Здесь особенная еда и очень приятная атмосфера. Тебе нравится? Кстати, ты любишь джаз?
Уайт был настоящим джентльменом и щедрым хозяином, но Кара чувствовала себя не в своей тарелке. Дорогие рестораны, роскошные отели - все это действовало на нее немного подавляюще. Она чувствовала себя так, словно делает покупки, превышающие ее бюджет. Кроме того, ей не давал покоя взнос, сделанный Уайтом на аукционе. С одной стороны, факт был налицо, а с другой Кара никак не могла поверить, что он пошел на такие расходы исключительно ради удовольствия провести время с ней. Это было невероятно.
Она взглянула на него и поняла, что Уайт уже давно ждет ответа на заданный вопрос.
- Да, я люблю джаз. И этот ресторан мне тоже нравится. Честно говоря, я наслаждаюсь... Зачем ты все это делаешь? - выдохнула она, не в силах больше сдерживать любопытство.
- Что делаю? Доедаю десерт?
- Ты знаешь, о чем я.
Уайт в недоумении оглядел ресторан.
- Я не вижу ничего экстраординарного. Я - мужчина, ты - женщина, желанная женщина. И я хочу произвести на тебя впечатление. Вот зачем я это делаю.
- Но почему я? Ведь я самая обыкновенная.
Возможно, в какой-то момент я тебя и заинтересовала, но ведь этого недостаточно.
- А что, если мне нравится проводить время с дамой, которая задевает мои чувства?
- Это, конечно, возможно, однако верится с трудом. Я слежу за светской хроникой и знаю, что женщины, с которыми ты встречаешься, - не обычные служащие вроде меня. Они - известные актрисы, модели, богатые наследницы. И, по-моему, меняются каждую неделю. У тебя, похоже, больше поклонниц, чем у Брэда Питта.
- Ты почти права, - согласился Уайт с усмешкой. - Но все-таки число моих возлюбленных не столь велико.
- Ладно, не важно. Но это не изменит того факта, что я не из твоего круга. И я не столь наивна, чтобы думать, будто ты увлекся мной.
- Ты упрямая девушка, это точно. И сильно себя недооцениваешь. Я обратил на тебя внимание в первый же раз, когда увидел. Хотя ты умело маскировалась за розами. - Он взял ее за руку. - Ты должна признать, что, если на тебя потратили сто тысяч долларов, это должно означать некоторый интерес.
- Значит, ты искренен? - сказала она, отнимая руку. - И я действительно девушка месяца для Уайта Макколи?
- А сейчас ты оскорбила не только меня, но и себя. - Его темные глаза блеснули раздражением.
Но Каре было все равно.
- Согласись, у тебя репутация отнюдь не святого. И к серьезным отношениям ты не стремишься.
- А тебе не терпится выйти замуж? И иных отношений, кроме как серьезных, ты не признаешь?
- Ну, в общем-то... да. Правда, сейчас у меня другая цель - помочь своим брату и сестре получить образование. Все остальное подождет, пока они не окончат колледж.
- Если только тебе не попадется богатый жених...
Уайт замолчал, уже жалея, что затронул эту тему. У Кары могло сложиться ложное впечатление, что он говорит о себе. Вообще-то Уайт предпочитал не заглядывать так далеко в будущее. Ни с Карой, ни с другими женщинами. Он уже был женат и успел развестись и не слишком жаждал попасть в западню вновь. Что до отношений с Карой - он просто хотел хорошо провести время.
Кара прервала его размышления:
- Раз уж ты вызвался на эту роль, то спасибо, конечно, но у меня и так множество проблем. И я не хочу иметь дело еще и с самым ветреным мужчиной во всем Остине.
- Ты бессердечная и жестокая женщина. Обвиняешь меня в том, чего я даже не пытаюсь сделать. Кстати, о каких проблемах ты упомянула минуту назад?
- Моя работа. Не забыл?
- Ах, это.
- Да, это.
- А что такого страшного случится, если Брук и выгонит тебя с работы?
- Случится то, что я пойду по миру. Ну, не совсем так. Но нам предстоят трудные времена. В отличие от тебя мне приходится считать каждую копейку. Впрочем, тебе этого не понять.
- Буду премного благодарен, если просветишь меня на сей счет.
- Только не сейчас: слишком скучно и тоскливо. Мы ведь, кажется, на отдыхе. А ты обещал показать мне уличных художников.
- Ладно, но сначала нечто более важное. - Уайт подал знак официанту, чтобы тот сфотографировал их. На снимке Уайт и Кара сидели рядом, рука Уайта лежала на плечах девушки. Кара подумала, что Мэг будет в восторге от этой фотографии. Еще бы, так романтично! Жаль только, что все это обман.
- Спасибо, - сказала она официанту, когда тот вернул фотоаппарат.
Выйдя из ресторана, они направились к площади Джексона.
На площади Уайт настоял на том, чтобы купить для Кары набор акварельных рисунков.
- Сувенир на память, - сказал он.
Она начала было протестовать, но потом передумала. Акварели были прелестны и стоили не слишком дорого. Ничего, Уайт не разорится. Она найдет им место, чтобы иногда смотреть на них и вспоминать чудесные выходные в Новом Орлеане.
- А теперь пойдем на реку, - предложил Уайт.
Набережная была не так многолюдна, и они неспешно прошлись по ней. Уайт достал сотовый телефон и на несколько минут углубился в переговоры.
Не прошло и пяти минут, как лимузин был подан.
Интересно, этот Макколи когда-нибудь пользовался общественным транспортом, как нормальные люди? - подумала Кара. К тому же они были в четырех или пяти кварталах от отеля. Вполне могли дойти пешком. Каждая мелочь напоминала Каре, какая пропасть лежит между ней и Уайтом Макколи. Они жили в разных мирах. Как только они сели в лимузин, Уайт сказал:
- Поужинаем, а потом на прогулку по реке. Я уже заказал столик в "Коммандерс палас", но я могу отменить заказ, если ты хочешь поесть в другом месте.
Он назвал еще несколько дорогих ресторанов ей на выбор.
- Выбирай, куда поедем.
- После такого обеда я, пожалуй, приберегу "Коммандерс палас" на завтра. Почему бы нам просто не пойти в рыбную закусочную?
- Ты уверена?
- Абсолютно. Отец привозил меня сюда сразу после окончания школы. Мы были с ним вдвоем. Это была замечательная поездка. И одним из самых запоминающихся впечатлений была именно такая закусочная... Хрустящий багет, тарелка копченых креветок... Я никогда не ела ничего вкуснее. И мне хочется зайти именно туда.
Сейчас Кара вспоминала об отце с легкой грустью. Их поездка в Новый Орлеан запомнилась ей на всю жизнь. Похоже, что самые прекрасные воспоминания у нее всегда будут связаны с этим городом.
- Слушаю и повинуюсь. Я знаю одно такое место, - сказал Уайт.
Они вернулись в отель, переоделись, потом проехали по старым улочкам и остановились у рыбного магазинчика, где торговали едой навынос.
- Я нашел эту дыру несколько лет назад, - сказал Уайт, протягивая ей бумажный пакет. - Теперь нам нужно найти место, где расположиться и съесть эти бутерброды и прочие яства.
Он снова потянулся к телефону.
- Ты не против обычной лодки под парусом? - спросил Уайт.
Через несколько минут лимузин высадил их у яхт-клуба на озере Пончартрейн. Зайдя в сторожку за ключами, они спустились к длинному пирсу. Прошли вдоль ряда узких парусных лодок.
- Ну что? Хочешь выйти на лодке на озеро или просто посидим здесь? Посмотрим на звезды и луну?
- Давай останемся здесь. Отсюда красивый вид, - сказала Кара, глядя на огромную луну, висящую в бархатном небе.
- Вид, конечно, великолепен, но ты куда прекраснее. - Уайт повернул Кару к себе лицом, и его губы слегка коснулись ее губ. - Милая, - сказал он, глядя ей в глаза.
- Милая, - повторила Кара словно во сне. - Но... может быть, нам стоит поесть... пока не остыли сэндвичи.
Или пока нам обоим не стало слишком жарко.
- Как скажешь. - Уайт исчез внизу и вернулся с бутылкой шампанского и двумя хрустальными бокалами.
Как романтично! Быть может, она недооценила Уайта? Быть может, она ему действительно нравится. В конце концов, он сделал все возможное, чтобы сегодняшний день стал для нее особенным.
За импровизированным ужином Уайт рассказывал о том, как создавал и развивал свой компьютерный бизнес. Успех и состояние появились у него всего несколько лет назад. Он был выходцем из среднего класса, точно так же, как и она.
Кара чувствовала, что немного опьянела, все сомнения в откровенности Макколи улетучились как дым. Луна висела у них прямо над головами, заливая все вокруг серебристым светом. Вечер был удивительным. Кара и не подумала сопротивляться, когда Уайт обнял ее за плечи. Но стоило девушке почувствать его горячее дыхание на шее, очарование прошло.
Поднеся часы поближе к глазам, Кара сказала:
- Уже поздно.
Она встала и начала собирать бокалы и остатки трапезы.
- Куда бы это деть?
- Я покажу тебе. - Уайт взял ее за руку. - А заодно устрою маленькую экскурсию, прежде чем возвращаться в отель.
Внизу располагались крохотный камбуз, каюта и гостиная. Уайт открыл дверь, чтобы показать ей спальню. Надо сказать, спальня выглядела весьма соблазнительно. На маленькой тумбочке лежал пульт управления встроенной музыкальной системой. Сейчас из динамиков лились мягкие, вибрирующие звуки испанской гитары. Широкая кровать так и манила раскинуться на ней в окружении мягких подушек.
- Как я понимаю, здешний хозяин тоже холостяк.
- Почему ты так думаешь?
- Хотя бы потому, что у него в холодильнике нашлось шампанское. Да еще эта спальня... Вот только зеркал на потолке не хватает.
- Что ты знаешь о зеркальных потолках? - спросил Уайт, опираясь на переборку.
- Только то, что читала в книжках.
- И что же это были за книжки?
- Я не собираюсь обсуждать это с тобой, - ответила Кара. - Нам пора идти.
- Нервничаешь?
- Устала.
Попробуй здесь не нервничать, подумала Кара.
- Ладно, мы поедем в отель. Но только после этого.
Он подошел к ней, склонил голову, и его рот накрыл ее слегка приоткрытые губы. Может быть, это действовало шампанское, но Кара не стала сопротивляться. Ее руки обвили его шею. Уайт крепко обнял ее, его горячее дыхание коснулось ее щеки.
Когда он отпустил ее, Кара не могла даже вздохнуть. Нежные, но требовательные поцелуи Уайта были божественны. Колени Кары ослабели, она вся трепетала, как лист на ветру. Что с ней такое происходит? Она боялась ответить на этот вопрос.
Уайт прихватил губами мочку ее уха, а потом прошептал:
- Если мы уходим, то нужно сделать это сейчас.
- Мы уходим, - эхом повторила за ним Кара, благодарная, что он отпускает ее.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Воскресным утром Кара и Уайт сели за поздний завтрак в зимнем саду в "Коммандерс палас"
- Мне всегда хотелось поесть здесь, - сказала она, отправляя в рот последний кусочек суфле. - Французский квартал великолепен, но эта часть Нового Орлеана - моя любимая.
Уайт протянул руку и коснулся ее запястья.
- А мое любимое место, отныне и навсегда, озеро Пончартрейн.
Кара отдернула руку. Ей не стоит поощрять Уайта. Прошлой ночью, да и сейчас, ясным днем, ей постоянно приходилось напоминать себе не уходить слишком далеко в мир фантазий. Расставаться с мечтами будет очень болезненно. Уайт делает вид, что увлечен ею, но завтра его вниманием завладеет другая и о ней, о Каре, он и думать забудет.
- Да, озеро Пончартрейн действительно красивое место, но мне больше нравится здесь. Старый город имеет свое очарование...
- А как насчет того, чтобы посетить зоопарк? Согласна?
Кара дотронулась до его руки, удивленная и обрадованная тем, что он выбрал такое времяпрепровождение.
- Я обожаю зоопарки.
- Я тоже, - улыбнулся Уайт.
Через два часа они бродили по зоопарку, взявшись за руки, иногда останавливаясь, чтобы посидеть на скамейке, отдохнуть и поболтать. Кара наслаждалась каждым мгновением. Она постепенно расслабилась и забыла обо всех беспокойствах. Уайт был сама обходительность.
Кара все больше и больше убеждалась, что Уайт умеет быть неотразимым. Он рассказывал занимательные истории, был тактичен и деликатен...
Осторожно, Кара. Как бы тебе не поддаться этому очаровательному обманщику, предупредила она себя. Но сейчас ей было так хорошо...
Уайт сидел на скамейке, раскинув руки на спинке, и наблюдал, как Кара фотографирует лежащих на солнышке крокодилов. Она звала их, свистела, надеясь, что эти кровожадные создания обратят на нее внимание и удастся запечатлеть их в наиболее выгодном ракурсе.
Но аллигаторы остались глухи к ее призывам и только отползли подальше в тень.
Крохотная девушка просочилась к клетке, пытаясь просунуть ручку сквозь железные прутья. Кара подхватила малышку на руки и передала подоспевшим родителям. Уайт смотрел, как Кара фотографирует всю семью. Девочка лучилась счастьем.
На секунду он запрокинул голову и посмотрел в сияющее голубое небо. Большинство его приятельниц не обратили бы на ребенка ни малейшего внимания. Он почувствовал тепло, на него снизошел мир и покой. Он был абсолютно счастлив, как не был счастлив уже давно, и понял это только сейчас. Как ни странно, он ничуть не устал от общества Кары, хотя обычно очень быстро уставал от женщин, с которыми встречался.
Она была порывистой, открытой, честной... доброй, милой. И, боже, что за удовольствие целовать ее!
Жизнь ее была нелегкой. Но трудности лишь закалили ее. А еще она заботливая и самоотверженная - а как еще назвать человека, который в одиночку воспитывает брата и сестру?
Кара, закончив фотографировать, направилась к нему.
- Ну, теперь, когда у меня кончилась пленка, эти аллигаторы, наверное, начнут танцевать канкан. - Она нажала кнопку перемотки на фотоаппарате.
Уайт усадил ее рядом с собой на скамейку.
- Вот, возьми сок и забудь об этих несносных рептилиях.
Кара с благодарностью приняла бумажный стаканчик.
- Это как раз то, что нужно! Лицо Уайта посерьезнело.
- Расскажи мне о своих родителях. - Он вдруг почувствовал, что хочет знать о ней все. Каждую мелочь. - Для тебя, наверное, было тяжелым ударом потерять их.
- Да, очень. Но я справилась - у меня просто не было времени жалеть себя. На меня свалилось столько дел. Отец был строителем, работал по найму, а мать - домохозяйка, свободных денег у нас никогда не было, так что страховки тоже не было. Но у нас был свой дом, а мне оставалось совсем немного времени до получения диплома, так что я смогла пойти работать и постепенно сдала оставшиеся экзамены. Мэг и Марк периодически подрабатывают: сидят с детьми, развозят газеты, работают в кафе. Это позволяет нам держаться на плаву. К несчастью, я не смогла найти работу по специальности. Я психолог по образованию. Рынок довольно узок, а я не могла позволить себе роскошь долго искать подходящую работу. И вот я устроилась работать секретаршей у Брук Эббот, потому что она хорошо платила. Со временем я надеялась найти что-нибудь более подходящее.
- Но не получилось?
- Нет. Брук счастлива иметь меня в качестве секретаря и не хочет отпускать. Конечно, приятно быть нужной. Но это не совсем то, чем бы я хотела заниматься. И все же она хорошо платит, а у меня сейчас тяжелое финансовое положение. Куча долгов... - Кара вздохнула. - Конечно, теперь все может круто измениться.
Упомянув Брук, Кара вспомнила, что завтра уже понедельник, а это значит, что ей придется встретиться с начальницей. Хотя с пятницы прошло много времени, та вряд ли остыла и успокоилась. Так что встреча не предвещает ничего хорошего. Каре ясно представилось разъяренное лицо Брук и все слова, что та ей непременно выскажет.
Уайт взял ее за руку. - Позволь помочь тебе расплатиться с долгами. Потом, позже...
- Нет, спасибо, - прервала его Кара.
Не надо было быть такой откровенной. Болтать с Уайтом, конечно, приятно, но не стоит забывать, кто он и кто она. Пусть Макколи и способен одолжить ей деньги, только она не желает быть его должницей. Никогда.
- Тебе нужны деньги, и я готов тебе их дать.
- Нет, спасибо. Не надо было тебе ничего говорить. - Тучи начали сгущаться, ясный солнечный день вдруг стал серым. Радостное настроение тоже померкло.
- Тебе стоило со мной поделиться, - горячо возразил Уайт. - Друзья рассказывают друг другу о проблемах. Ведь мы с тобой друзья?
- Наверное, да, - ответила Кара. - Но знаешь, говорят, что просить у друзей взаймы нельзя. Я знаю, ты действуешь из лучших побуждений, но давай больше не будем об этом говорить, ладно?
Ее взгляд был строгим. Кара взяла руку Уайта и пожала, словно скрепляя договор. Она посмотрела на часы. - Уже три часа.
- Значит, нам пора. - Он наклонился и поцеловал ее. - Мне приятно быть с тобой, Кара Бридон.
Кара улыбнулась, но ничего не ответила. Уж лучше промолчать, чем сказать то, что вертелось у нее на языке. Потому что, если бы она ему ответила, ее ответ звучал бы так: "Я без ума от тебя, Уайт Макколи".
Поездка домой показалась Каре очень короткой. К семи часам они с Уайтом уже ехали в лимузине по направлению к ее дому. Как будто подводя итог прошедшему свиданию, Уайт достал бутылку шампанского из бара лимузина и предложил Каре бокал.
Она отказалась.
- Мне кажется, за прошедшие два дня я и так слишком много выпила, сказала она.
- Один, последний тост, - настойчиво сказал Уайт.
Кара взяла бокал, Уайт коснулся его своим бокалом. Раздался хрустальный звон.
- За тех, кто выигрывает на аукционах самые лучшие призы.
- Самый лучший приз - это, конечно, ты?
- Я думал о тебе как о самом лучшем призе.
Кара опустила бокал, не отпив ни глотка. Сомнительный комплимент застал ее врасплох. Значит, приз, трофей - вот кто она для него? Кара поехала в Новый Орлеан, полная подозрений насчет Уайта и опасений за свою работу. Но все было так восхитительно, что она расслабилась и позволила себе ненужную откровенность.
Следовало быть осторожнее. Как глупо было поддаться порыву и позволить этому соблазнителю влезть в ее душу! Сейчас стало абсолютно ясно, что для Уайта проведенный с ней уикенд ничего не значил. Для него это своего рода спорт. Хочет, чтобы последнее слово осталось за ним. Вот и показал ей, что она попалась. Провел как последнюю дурочку!
Лимузин подъехал к дому Кары и остановился. Кара и Уайт вышли из машины. Он махнул рукой водителю, забрал багаж и сам понес его к двери. На секунду их взгляды скрестились. Оба не знали, что сказать друг другу на прощание. Затем Уайт нагнулся и поцеловал ее. Но от этого поцелуя Кара не испытала никакого удовольствия.
- Я не знаю своего расписания на следующую неделю, - сказал Уайт, - но, когда у меня будет свободная минутка, я позвоню тебе.
- Пожалуйста, не трудись. Мы хорошо провели этот уикенд... очень хорошо. Но все обязательства... твои, мои... были выполнены. Почему бы нам просто не расстаться? Оставим все как есть. Спасибо за поездку, за картины... за все. Прощай.
И Кара исчезла в доме.
Уайт в недоумении уставился на закрытую дверь. Он чувствовал себя так, будто ему дали пощечину. Обязательства? Вот что значила для Кары эта поездка? А он-то надеялся, что между ними происходит что-то необыкновенное. От одного ее взгляда у него становилось теплее на душе. Впрочем, Кара, кажется, не разделяла его восторгов. Уайт пошел назад к лимузину. Надо же, он и оглянуться не успел, как пролетели выходные.
- Расскажи мне все! - потребовала Мэг, врываясь в комнату сестры, когда та распаковывала вещи.
- Где Марк? - спросила Кара, не обращая внимания на требование сестры.
- Он придет позже. Мы не ждали, что ты так скоро вернешься.
Кара бросила взгляд на часы, стоящие на столике возле кровати.
- Рано? Уже девять часов. Мэг покачала головой.
- Ты меня удивляешь. Взрослые люди не ложатся до десяти, одиннадцати, иногда до полуночи. Ну, рассказывай!
- Рассказывать нечего. Это был приятный уи- кенд, и ничего больше. Кара взяла стопку белья и сложила его в ящик комода.
- Приятный? Ничего больше? Как же так?
- А чего ты ожидала? Побега с возлюбленным?
- Нет, пока нет. Но после того, что вы с ним устроили, вы не можете просто так расстаться. Люди будут разочарованы.
- Почему люди должны быть разочарованы? Что мы устроили?
Мэг выбежала из комнаты и быстро вернулась с газетой в руках.
- Ты и Уайт - событие недели. Взгляни на статью об аукционе.
Кара увидела огромный заголовок и прочла: "Суперставка на аукционе в Остине". Под заголовком красовалось фото Уайта Макколи, сделанное во время аукциона, и ее собственное, сделанное несколькими годами раньше на озере Тревис.
- Господи, где газетчики раздобыли мою фотографию?
- Я им дала.
- Боже мой, зачем?
- А почему бы и нет? Один очень милый репортер позвонил и сказал, что хочет с тобой поговорить. Когда он узнал, что ты уже уехала со своим выигрышем, он попросил у меня фотографию и кое-какую информацию о тебе. Я согласилась. И это еще не все. Один телевизионный канал хочет записать с тобой интервью. Веришь или нет, но и некоторые журналы тоже!
- О нет!
- Что с тобой, Кара? Я думала, ты обрадуешься.
Кара провела рукой по волосам.
- А ты не подумала, как это отразится на моей карьере, нет, на всей нашей жизни? Сейчас мне надо беспокоиться не только о том, что я могу потерять работу, но еще и о своем праве на личную жизнь. Всем захочется узнать, как скромная секретарша набрала столько денег, чтобы заплатить сто тысяч долларов. Что я им скажу? Брук уже, наверное, решила, что я беру взятки или торгую наркотиками!
- Ты можешь сказать ей и остальным правду. Что это Уайт заплатил за тебя деньги.
- Выставить напоказ проделку Уайта - это мне не поможет. Будет только хуже. Да и Брук не станет счастливее, скорее наоборот. Могу представить, что подумают участницы аукциона. Особенно те, кто ставил на Уайта. На нас могут подать в суд. Аукцион больше никогда не будет проводиться, а Роз- мундский центр не получит ни цента. Я не могу позволить, чтобы такое произошло. Мне придется придумать другое объяснение, чтобы отвести все подозрения. Господи, я задушу Уайта Макколи своими руками!
- Жаль! Я-то надеялась на чудо. Думала, в Новом Орлеане случится что-то хорошее. Уже представляла, что он будет моим родственником... - Мэг мечтательно прикрыла глаза.
Кара нахмурилась. Мэг всегда хотела сосватать свою старшую сестру. Она мечтала о том, как та выйдет замуж, хотя Кара редко ходила на свидания. В этом случае Кара могла понять свою сестру. Она сама едва не попалась в сети красавца Уайта. Тоже начала мечтать о том, как... Эх, да что об этом думать... От Уайта Макколи одни неприятности!
Кара провела большую часть ночи, размышляя над тем, какой урон нанес Уайт ее репутации. А также о том, что скажет ей завтра утром Брук.
Да, придется вытерпеть несколько неприятных минут, переживая вспышку начальственного гнева, зато потом она узнает, какова ее дальнейшая судьба.
Брук пришла в буйство и потребовала Кару к себе на ковер в тот же момент, как она переступила порог офиса. Красивое лицо начальницы исказилось от ненависти.
Все худшие опасения Кары полностью подтвердились. Реакция Брук оказалась не в меру бурной.
- Поверить не могу, что ты могла меня предать! - воскликнула Брук, ударив кулаком по столу. - Все это время я платила тебе больше, чем другим, думая, что тебе нужны деньги. У тебя, очевидно, были большие сбережения, а ты разыгрывала перед всеми едва ли не нищенку. И я тебе верила! Старенькая машина, ленчи из дома, платья, сшитые сестрой... - Брук бросила взгляд на костюм Кары. - Милые, но все равно видно, что самоделка.
Кара смотрела на нее окаменев, пока Брук набирала дыхание для нового пассажа.
- Что это? Бросила все ресурсы в надежде заловить богатого жениха?
Кара было открыла рот, чтобы запротестовать, но Брук не дала ей.
- Ты знала, что меня интересует Уайт Макколи. Знала, что я надеюсь выиграть свидание с ним. Но разве для тебя это важно? Нет, ты поступила подло и предала меня, всадила нож в спину. Как ты могла так поступить? выдохнула Брук.
Каре было нечем оправдаться, да, честно говоря, и не хотелось.
- Я только могу сказать, что мне жаль, - ответила Кара. - Я не хотела делать тебе больно.
Брук расхохоталась.
- Что ж, слава богу, ты сделала это не намеренно. Я даже боюсь думать, что бы ты могла сотворить, если бы спланированно хотела причинить мне вред. В живых бы меня едва ли оставила.
Каре потребовалось собрать всю волю в кулак, чтобы выслушать все обвинения Брук до конца. Если бы не обязательства перед Мэг и Марком, она ни минуты не осталась бы здесь. Но она просто не могла бросить эту работу. Поэтому она пошла по единственно возможному пути, как бы тяжел он ни был. Отбросив гордость, она спросила:
- Я могу что-нибудь сделать, чтобы загладить свою вину?
- Да. Я скажу тебе, что ты можешь сделать. Собрать свои вещи и убраться отсюда. Я не собираюсь работать с человеком, которому не доверяю.
Брук указала ей на дверь.
- Я даю тебе пятнадцать минут на то, чтобы собраться и покинуть мой офис. Задержишься хоть на минуту, я вызову охранников, и они вышвырнут тебя силой. Все бумаги и чек будут высланы тебе по почте. Надеюсь никогда больше тебя не увидеть.
Кара повернулась и вышла. Быстро собрав свои вещи, она отнесла их в машину, затем села за руль и направилась в офис Уайта Макколи. Ее злость и раздражение росли с каждой минутой.
- Мне нужно увидеть вашего босса.
- Мистер Макколи сейчас внизу в конференц- зале, проводит совещание, сказала Фрэнсис. - Но оно скоро закончится. Вы хотите подождать? - Она указала на ряд кресел в маленькой приемной.
Кара опустилась в кресло.
- Значит, у него совещание? - Кара удивилась, что Уайт работает. Странно, даже не занимается соблазнением очередной несчастной женщины. Нового трофея для коллекции.
- Может быть, сварить вам кофе, мисс Бри- дон?
- Нет, спасибо, - ответила Кара.
Гневные слова Брук вертелись в ее голове, словно заевшая пластинка. Платила больше, чем другим! Но и работать требовала за троих!
- Привет. - Уайт вышел из лифта и подошел к ней. - Чем я заслужил удовольствие снова лицезреть тебя в моем офисе?
Глаза Кары метали молнии. Фрэнсис обратилась к нему:
- Уайт, тебе звонили три раза. И все звонки срочные. - Она передала ему записи.
Уайт взглянул на записи, потом на Кару.
- По-моему, здесь у меня гораздо более срочное дело. Перезвони всем и скажи, что я свяжусь с ними, как только смогу.
Он открыл дверь в кабинет и отошел, пропуская Кару.
- Что с тобой такое? Ты мрачна, как небо перед штормом, - сказал он, садясь на диван и похлопав по сиденью рядом с собой.
Кара отказалась садиться.
- Я выгляжу как любой человек, которого только что уволили. И которому наговорили кучу гадостей. Из-за тебя я потеряла работу.
Уайт поднялся и потянулся к ней, но Кара отшатнулась. Он смущенно потупился.
- Что я могу сказать? Мне жаль, Кара. Я не думал, что...
- Я знаю, что не думал, - отрезала она. - Ты вообще ни о чем не думаешь.
Уайт, похоже, убедил себя, что может вертеть женщинами, как ему заблагорассудится, не думая о последствиях.
- Послушай, я все улажу. Позвоню сейчас Брук и...
- После всех ее обвинений я не хочу даже слышать о ней. Даже если она предложит мне в два раза больше денег и снимет половину обязанностей. Я уже и так переступила через себя, попросив прощения. Хотя ни в чем не виновата. Я не вернусь к ней, даже если она приползет ко мне домой и будет на коленях умолять меня. Если...
- Она разозлилась, да?
- Разозлилась и унизила меня, размазала по стенке. Она кричала, едва ли ногами не топала. Я была потрясена.
- Тогда понимаю, почему ты не хочешь возвращаться к ней. И ты не вернешься к ней. Мы устроим тебя здесь, в моей компании.
- Снова ты все не так понял. Мне не нужны твои подачки. Ты уже и так помог, спасибо. Кстати, то, что меня уволили, только половина последствий твоей авантюры.
- А вторая половина?
- Газетчики. Пока мне звонили только из газет, пары телеканалов и пары крупных журналов. Один из репортеров пытался заговорить со мной, когда я выезжала со стоянки.
- Да уж. - Уайт потер шею ладонью. - Сюда тоже звонили, но я и не предполагал, что они добрались до тебя.
- Что ж, теперь ты знаешь. И как ты думаешь с этим справиться? Раскошелишься и купишь телевизионный канал? Я не думаю, что у тебя достаточно денег, чтобы заставить всех замолчать.
- Я тоже в этом сомневаюсь, но у меня есть еще и связи. Я...
- Но я пришла не затем, чтобы ты избавил меня от внимания средств массовой информации, - вставила Кара, снова прерывая его.
- Тогда зачем? Чтобы высказаться? Заставить чувствовать себя виноватым?
- Я... я... - У Кары не было ответа на этот вопрос.
Она уже жалела, что приехала сюда. Очень жалела. Вот что происходит, когда даешь эмоциям взять верх. Но она была в такой ярости, что не нашла ничего лучшего, чем приехать к Уайту и высказаться. Пусть узнает, что он сделал с ее жизнью.
И чего она от него хотела? Извинений? Помощи? Он предложил помочь ей. Тебя уволили? Нет проблем. Я дам тебе работу в своей компании. На тебя давит пресса? Предоставь это мне.
Кара в смятении посмотрела на Уайта. Возможно, он легко справлялся и с остальными проблемами. Используя свою власть и деньги, он мог сделать что угодно. Мистер Со-Всем-Справлюсь. Ледяным голосом она сказала:
- Я знаю, что ты способен разрешить любую ситуацию. Но сейчас постарайся понять: я ничего от тебя не хочу. Я пришла сюда, чтобы сообщить о последствиях, каковые имел твой необдуманный шаг. Я это сделала, а теперь ухожу.
Кара направилась к двери, однако Уайт схватил ее за плечи и развернул к себе.
- Черт тебя возьми! Я втравил тебя в это, мне и расхлебывать. Я настаиваю на том, чтобы возместить ущерб.
- А я настаиваю на том, чтобы ты держался от меня подальше. Прощайте, мистер Макколи!
ГЛАВА ШЕСТАЯ
После поездки к Уайту Кара остановилась у техасской биржи труда. Ей необходимо было срочно найти новую работу. Или, на худой конец, оформить получение пособия по безработице.
Она уже изучала материалы, когда к ней подошла незнакомая женщина:
- Вы, случайно, не та секретарша, которая выиграла парня на аукционе в субботу?
Взглянув на нее широко раскрытыми от возмущения глазами, Кара отрицательно покачала головой.
- А выглядите точь-в-точь как на фотографии. Я уж подумала, что вот потратила на него все деньги, а теперь ищет новую работу, - рассмеялась женщина.
Кара принужденно рассмеялась вместе с ней и поспешила отойти, пока та не сказала еще что-нибудь.
Кара вернулась домой. Слава богу, Мэг и Марк сегодня весь день в колледже. У нее есть время, чтобы успокоиться и решить, как ей быть, как сообщить неприятную новость брату и сестре.
Налив себе чаю, Кара села за кухонный стол и развернула воскресную газету. Раскрыла блокнот. Бегый просмотр страниц раздела "Требуются" ничего не дал. По крайней мере ничего многообещающего. Выбор был невелик.
Она стала внимательно изучать каждое объявление.
Увидев репортаж, о котором Мэг говорила вчера вечером, Кара стала читать статью. Не дочитав до конца, она застонала и отложила газету. Желания вспоминать вечер, когда состоялся аукцион, не было ни малейшего.
- Поверить не могу, что эта ведьма тебя выгнала! - возмутилась Мэг, выслушав рассказ сестры.
- Этого Макколи надо четвертовать, - прорычал Марк.
- Кого ни обвиняй, дела уже не поправишь, - отозвалась Кара.
И сама удивилась, почему это она пытается защитить Уайта. Ему меньше всего нужна ее защита. Он, наверное, уже полностью оправился от ее утреннего вторжения и обдумывает планы на какое-нибудь очередное свидание в выходные.
За ужином все трое обсуждали стратегию выживания на ближайшее время.
- Выходит так, что у нас есть только три возможности, - сказал Марк. Первая - согласиться на предложение последней газеты, из которой звонили сегодня.
- Предложение отклоняется, - сказала Кара.
- Я знал, что ты это скажешь. Ты уверена, что не хочешь подумать еще раз? Это легкие деньги.
- Марк. - Кара смерила брата хмурым взглядом.
- Ладно, ладно. Второе: мы с Мэг пропускаем летние занятия и устраиваемся на полный рабочий день на три месяца, пока ты не найдешь себе место.
- Забудь и об этом тоже. Вам надо обязательно пройти летом несколько дополнительных дисциплин - это условие получения диплома.
- Мы можем взять еще один студенческий заем, - вставила слово Мэг.
- Это предложение номер три, - сказал Марк. Он взглянул на Кару. - Раз уж ты не хочешь брать денег от газетчиков, я думаю, на данный момент это лучший выбор. А ты?
Кара вздохнула. Мэг и Марк и так уже заняты работой в кафе. А у них по многим предметам серьезные нагрузки.
- Я чувствую себя ужасно, - сказала она.
- Не думай об этом, - Марк обнял ее. - В этом нет твоей вины. Похоже, ситуация вообще от тебя не зависела.
- Я в этом не уверена, - возразила Кара.
- Не бери в голову сестренка. Ты обязательно со всем справишься, я тебя знаю.
Кара понимала, что Марк пытается поддержать ее боевой дух, и была благодарна ему за эту попытку. Ладно, чему быть, того не миновать, решила Кара. Им и раньше приходилось несладко, и все же они со всеми трудностями справлялись.
Она начнет поиски работы завтра с утра. Впрочем, будет нелегко найти работу без рекомендаций.
Мэг, как и брат, тоже старалась поднять сестре настроение. Она приготовила ее любимое блюдо, белую лазанью, а потом еще и помыла посуду. И вечер решила провести с ней.
Они вместе смотрели телевизор, местный канал. Мэг с Марком отвечали на телефонные звонки. Пять из шести звонков были из средств массовой информации. Шестой был от Уайта Макколи.
- Послушайте, Макколи... - начал было Марк, но Кара остановила его.
- Просто скажи ему "до свидания", - потребовала она.
- До свидания! - разочарованно проворчал Марк.
Он сбегал на кухню и принес всем по стакану молока и пакетику печенья.
- Может быть, я и потеряла работу, но у меня осталось самое главное в жизни, - сказала Кара, поднимая стакан. - У меня есть вы, ребята. И мы можем бороться.
- Ура! - отозвался Марк.
- И черт с ней, с этой Брук, - добавила Мэг.
- Ура! - Они сдвинули стаканы. И тут вновь зазвонил телефон. Трубку взяла Мэг.
- Это снова он, - зажав трубку ладонью, сказала она Каре.
- Боже... - вздохнула Кара, забирая у нее трубку. - Зачем ты звонишь?
- Чтобы убедиться, что у тебя все в порядке.
- Я чувствую себя великолепно. И все будет в порядке, как только ты оставишь меня в покое.
- Если помнишь, это ты вломилась сегодня в мой офис.
- Извини, это больше не повторится. Мне надо было отвести душу.
- И тебе это удалось. Ты заставила меня чувствовать себя виноватым. Давай завтра утром позавтракаем вместе и обсудим...
- И это все, чего ты хочешь? - хмыкнула Кара. - Я полагаю, что обсуждать нам нечего, и завтракать с тобой не испытываю желания. До свидания.
Она повесила трубку. Телефон снова зазвонил.
- Мэг, ответь ты, - попросила Кара сестру. - Если это снова Макколи, можешь послать его в известном направлении.
Следующие три дня Кара посвятила изучению рынка вакансий. Люди по большей части, были доброжелательны и вежливы. Единственное, что ее удручало, - это огромный разрыв между объемом работы и ее оплатой. Но на что могла рассчитывать уволенная секретарша, имеющая диплом психолога?
Ко вторнику Кара была уже на грани отчаяния. Она пришла домой с последнего собеседования, когда зазвонил телефон.
- Привет, Кара.
Снова Уайт. Он звонил каждый день. И каждый раз она отвергала любые его предложения. Иногда вместо нее это делали Мэг или Марк. Сегодня, уже теряя терпение, Кара сказала:
- Послушай, ты и так уже принес мне достаточно бед, моя жизнь превратилась в хаос. Работу найти мне не удается, как я ни стараюсь, и, кроме того, куда бы я ни пошла, за мной неотступно следуют газетчики, мечтающие заснять меня. Пожалуйста, не звони мне больше! - и она повесила трубку.
Уайт задумчиво постукивал пальцами по столу. Господи, кажется, он действительно сделал что-то ужасное. Но что еще хуже: Кара не позволяет ему помочь ей.
И вот еще что странно: Уайт чувствовал, что не может забыть об этой удивительной девушке. Казалось бы, что ему за дело до ее проблем, и все же... Уж не влюбился ли он? Нет, только не это. Но что же тогда толкает его на все эти поступки? Уайт решил не думать об этом.
Он повернул голову на осторожный стук в дверь. Это, наверное, Фрэнсис.
- Войдите.
Фрэнсис пристально посмотрела на него.
- Выглядишь ужасно. Все переживаешь из-за Кары Бридон?
- Я не хочу говорить об этом, - отмахнулся Уайт.
- Вижу, она тебя зацепила.
- Ах, оставь. К тому же ты меня знаешь, я никогда не позволю себе серьезно увлечься какой- либо женщиной. Одного печального опыта мне вполне достаточно.
- Я знала, что ты это скажешь. Бедный Уайт, - усмехнулась Фрэнсис. Его бывшая жена разбила его сердце и отвратила от женщин. - Со времени твоей женитьбы на Джой прошло много времени. Пора забыть о старых ранах и перестать бояться женщин.
- Такие уроки трудно забыть, - угрюмо возразил Уайт.
- Тебе придется, если хочешь жить человеческой жизнью. К тому же Кара совсем не похожа на Джой, и ты это знаешь. Так что у тебя за проблемы?
- У Кары из-за меня трудности... Ее уволили из-за моей ставки на аукционе, - он предостерегающе поднял руку. - Знаю-знаю, ты меня предупреждала. Согласен, это была плохая идея, но теперь уже ничего не поделаешь.
- Так исправь это.
- Она не позволяет мне.
- С каких это пор Уайту Макколи нужно разрешение?
Он нахмурился.
- Никогда не было нужно.
- Ну что бы ты без меня делал? - усмехнулась Фрэнсис.
- Да-да, - с улыбкой сказал Уайт. - А теперь исчезни. Мне надо сделать несколько звонков.
Он потянулся к телефону.
- Гленн, - сказал он, набрав первый номер, - ты не мог бы встретиться со мной в баре? Да, сегодня.
Потом он позвонил Уэйду Хендриксу. Затем Си Уинслоу. Все трое были кое-что ему должны.
Чувствуя удовлетворение от того, как результативно закончилась встреча с Тленном, Уэйдом и Си, Уайт решил направиться к Каре. Он остановился у цветочного магазина, чтобы купить огромный букет цветов, надеясь, что такое предложение мира будет принято благосклонно.
Когда он позвонил в дверь, она вышла, держа в руке тетрадь.
- А я уже думала, когда же ты вспомнишь, что... - начала она, но замерла, увидев Уайта. - Ты!
- Ждала кого-то еще?
- Марка.
Она положила тетрадь на столик, а потом вышла на крыльцо. Кара хотела дать понять Уайту, что в дом его приглашать она не собирается.
- Это тебе. - Уайт протянул ей букет.
Кара, поколебавшись, взяла его. Боже, как приятно! Кара не могла вспомнить, когда последний раз мужчина дарил ей цветы.
- Они чудесны. Спасибо. А сейчас тебе лучше уйти. Брат может вернуться в любую минуту, а он, спешу заверить, очень на тебя зол.
- Мне кажется, я это заслужил. Но как же мы с тобой? Можно ли как-то все наладить? Неужели мы останемся врагами?
- Не знаю. Я подумаю над этим.
- Обещаешь?
- Да, если ты сейчас уйдешь. - Она заглянула ему через плечо, чтобы посмотреть, не идет ли Марк. К счастью, его не было.
- Не терпится от меня избавиться?
- Честно говоря, да. И я уже объяснила тебе почему. Марк не из тех, кто скрывает свои чувства, а у меня нет настроения становиться свидетельницей скандала.
- Ладно, я уйду. Вот только поцелуй меня на прощанье.
- Вот еще!
- Ну ладно, я подожду, может, даже смогу познакомиться с твоим братом.
- Ах, так... - Кара поднялась на мыски и скользнула губами по его щеке. - Вот. А теперь иди.
- И это ты называешь поцелуем?
- Ты не говорил, каким именно должен быть поцелуй. Так что сойдет и такой.
- Я и не знал, что нужно уточнять. По-моему, нужно напомнить тебе, как надо целоваться.
И он обнял ее, его губы приникли к ее губам в жадном поцелуе. Голова Кары закружилась, и ей пришлось - чтобы не упасть - обхватить Уайта за шею...
- Вот это настоящий поцелуй, - сказал он немного погодя. И добавил: Увидимся завтра.
Спустившись со ступенек крыльца, Уайт направился к своей машине.
Пару часов спустя Кара свернулась на диване калачиком и заснула перед телевизором, даже не досмотрев фильм. Когда зазвонил телефон, она подняла трубку не сразу. Еще окончательно не проснувшись и думая только об Уайте, она пробормотала:
- Ну зачем ты звонишь на этот раз?
- Простите? - прозвучал незнакомый мужской голос. - Могу я поговорить с Карой Бридон?
- Ой! Это я, слушаю вас, - смутилась она.
- Джеф Майо. Вы, наверное, не помните меня.
Мы встречались в прошлом году на домашнем шоу. Вы были там с Брук Эббот.
- Конечно, - сказала она, хотя ничего не вспомнила.
- Извините, что беспокою так поздно. Причина, по которой я вам звоню, это дошедший до меня слух, что вы больше не работаете на Брук Эббот. Это правда?
Каре не понравилось начало разговора. Как бы то ни было, но одно дело знать об аукционе, а другое - знать, что Брук ее уволила.
Возможно, этот парень репортер. Интересно, чего он от нее хочет? Новых комментариев?
- Я уверена, вас уже посвятили во все детали. Впрочем, по-моему, уже все обо всем знают.
- Очевидно, не все. Лично я знаю только то, что прочел в газетах.
- Мистер Майо, вы журналист? Неожиданно, он рассмеялся.
- Нет, что вы! Но после всей шумихи, которая преследует вас последнюю неделю, могу понять ваши опасения. Вынужден еще раз извиниться. Надо было сразу объяснить вам суть дела. Я менеджер по персоналу в рекламном агентстве "Су- ини и Уинслоу". На данный момент нам нужны помощники руководителя и менеджеры.
- Вы хотите сказать, что приглашаете меня на собеседование? - спросила Кара, не веря своим ушам. "Суини и Уинслоу" была одной из самых процветающих компаний в Остине.
- Да. У нас открылась вакансия, буквально созданная для вас. Мы хотим, чтобы вы приехали и мы могли это обсудить.
- Хорошо. Я непременно буду.
Неужели это правда? Обычно человек ищет работу, а не работа человека. Она получила немало отказов за последние дни от самых разных менеджеров и начальников.
- А кто вам меня порекомендовал?
- Сегодня за ленчем я встретил нескольких знакомых, работающих в нашем бизнесе. Один из них упомянул, что Брук отпустила вас.
- Значит, я являюсь пищей для местных сплетен, - проговорила Кара.
- Нет, это был скорее лестный отзыв, чем сплетня. Брук сделала большую ошибку. Вскоре она в этом убедится и пожалеет о сделанном.
- Я понимаю, вы стараетесь быть вежливым, и очень вам благодарна, сказала Кара. Ей слишком нужна работа, и сейчас самое время запихнуть свою гордость подальше. - В любом случае слухи и сплетни - важная часть рекламного бизнеса.
- Вы асолютно правы. К тому же это прекрасная возможность утереть Брук нос.
Кара насторожилась.
- Ведь здесь дело не в конкуренции, нет? Потому что скажу сразу: я не могу и не буду выдавать коммерческие тайны Брук или...
- Успокойтесь. Мы, конечно, конкуренты Брук. Но, обещаю, никто не будет просить вас восстановить списки ее клиентов или раскрыть какие-то профессиональные секреты. У нас просто есть свободная вакансия. Это вас интересует или нет?
- Извините, - ответила Кара. - Я, кажется, еще не отошла от событий последней недели. Журналисты... да еще и потеря работы.
- Это вполне понятно. Так вы приедете на собеседование?
- Да, конечно.
- Вот и замечательно. Приезжайте завтра к половине десятого, и мы все обсудим. Идет? Наш офис на Северном Ламаре.
- Хорошо. Я знаю, где это. Спасибо вам, мистер Майо. Огромное спасибо.
Кара повесила трубку и откинулась на спинку дивана, раскинув руки. Как раз в тот момент, когда она уже думала, что ничего хоршего ее не ждет, впереди забрезжила надежда!
- Ты не поверишь, - сказала она Мэг, когда сестра пришла домой пятью минутами позже. - Завтра я иду на собеседование. Работа - лучше не бывает.
- Здорово!
Марк вошел в комнату.
- Вы о чем?
Каре заново пришлось рассказать о полученном предложении.
- Надо это отпраздновать. Давайте сходим в китайский ресторанчик, предложил Марк.
- Отлично, это то, что надо, - Мэг захлопала в ладоши.
Кара все еще была в постели, когда позвонили в дверь. Она накинула халат и поспешила открыть.
- Вот так, - сказал Уайт. - Теперь я понимаю, почему ты отказывалась от завтрака. Ты хоть знаешь, что уже одиннадцатый час?
- Я прекрасно знаю, сколько времени, а тебе- то что? Зачем ты приехал?
- Еще только утро, а ты уже такая хмурая. По твоей милости мне плохо спится. Чувство вины гложет, вот и разъезжаю с утра.
- Не надо делать мне никаких одолжений, - угрюмо сказала Кара. - Ты не ответил на мой вопрос.
- Я подумал, что могу заехать и пригласить тебя на ленч. Ведь из-за меня ты оказалась без работы. А раз так, то я не могу позволить тебе голодать.
Кара знала, что нужно отказаться. Что нужно держаться от Уайта Макколи как можно дальше. Но после удачного исхода вчерашнего собеседования в "Суини и Уинслоу" она уже не могла считать себя безработной. И ей хотелось как можно скорее показать Уайту, что она и без его помощи отлично справляется.
- Ладно... думаю, ты прав. Это самое меньшее, что ты можешь сделать, сказала она, чтобы заставить его поверить, будто соглашается через силу.
- Правильно, - отозвался он добродушно. - Я подожду тебя, пока ты будешь одеваться.
Чувствуя себя как дома, он прошел и сел на диван, прежде чем Кара успела возразить.
Они выбрали маленький ресторан на Тридцать восьмой улице. По пути разговаривали о погоде, об учебе Мэг и Марка, о последних соревнованиях по запуску воздушных змеев в Зилкер-Парке. Оказалось, что Уайт принимал в них участие. Праздник воздушных змеев был одним из самых красочных праздников в Остине. Кара, когда была маленькой, участвовала как-то в таком празднике, и он оставил в ее памяти самые радостные воспоминания.
Когда они уселись за маленький угловой столик, Кара улыбнулась:
- Я все еще не могу поверить, что ты запускал воздушных змеев.
- А я поверить не могу, что не выиграл, - горестно сказал Уайт. - Я участвую каждый год. У моей сестры десятилетний сын, и это наш совместный проект. Наш змей был самым красивым и летал довольно высоко. Судьи определенно были пристрастны. Но Денни не теряет надежды. Мы обязательно попробуем еще раз. Лили разведена, и отец Денни живет в Сиэтле. Мне нравится играть с ним, хотя такая возможность выпадает нечасто. Денни чудесный ребенок.
- У тебя есть еще родственники в Остине?
- Нет, все родные и еще две сестры живут в Корпус-Кристи.
- Значит, ты единственный мужчина в семье? - удивилась Кара. - Это многое объясняет.
- В самом деле? Интересно, что именно?
- Очевидно, ты привык к женской заботе и вниманию.
- Правда? Вы так думаете, доктор Кара?
- Да. Ты избалован... Уайт взял ее за руку.
- Ну вот, начинается... Давай лучше поговорим о тебе.
- О чем именно?
- Например, о том, почему ты сегодня в хорошем настроении. Я удивился, когда ты согласилась на ленч. Впрочем, - усмехнулся он, - возможно, ты увидела в нашей совместной трапезе шанс подсыпать мне цианистого калия.
Кара игриво взглянула на него.
- А что, идея замечательная, - в тон ответила она.
Его ладонь мягко поглаживала ее руку.
- Все-таки скажи мне, отчего это ты вся светишься.
Она бы никогда не призналась в том, что одной из причин был сам Уайт. Мужчина с потрясающими глазами. Невозможно было злиться, когда глядишь в них. Ладно, почему бы и не поделиться с ним радостью?
- Да, я в отличном настроении: у меня есть работа. Теперь я штатный сотрудник "Суини и Уин- слоу".
Уайт присвистнул.
- Как тебе это удалось? - спросил он с невинным выражением лица.
Он знал, что Кара разозлится, если узнает, что это его рук дело. Его друг Си был совладельцем компании. Они с Уайтом немало выпили в баре во вторник вечером. И, когда Уайт поделился с ним проблемой, Си возложил на своего менеджера задачу помочь даме в беде.
Уайт смотрел на Кару, как она в красках расписывает все детали поступления на работу. Сердце его переполняла радость. Ему приятно было находиться с ней.
- Давай проведем субботу вместе, - сказал он, пробегая кончиками пальцев по ее запястью.
- Уже две субботы кряду. Неужели ты собираешься разрушить свою репутацию Казаковы, который соблазняет и тут же бросает женщин? бесстрастно произнесла Кара.
- Я думаю, моя репутация не пострадает. В конце концов, мы вызовем новый всплеск интереса прессы.
Она застонала.
- Тебя все еще беспокоят репортеры?
- Последние два дня вроде отстали, но...
- Да, тебе нелегко, у тебя же нет верной Фрэнсис, которая бы охраняла тебя. А сейчас давай вернемся к разговору о твоих планах на субботу.
Увидев, что Кара сомневается, Уайт добавил:
- Мы можем пойти в парк. Погулять, поесть гамбургеров. Ну, что скажешь?
- А почему бы и нет? - неожиданно согласилась она.
- Вот и славно.
Кара стояла у двери, глядя, как отъезжает машина Уайта. Она не хотела снова встречаться с Уайтом Макколи. На ленч Кара пошла, чтобы сообщить ему о новой работе. И все же она согласилась вновь увидеться с ним.
Впрочем, что ужасного может случиться? - спросила себя Кара. И тут же ответила себе: ты можешь остаться с разбитым сердцем.
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Уайт с Карой подъехали к стоянке перед парком. Они вышли из машины.
- Это еще что такое? - спросила Кара, поворачиваясь к человеку, который торопливо щелкнул фотоаппаратом.
- Эй, приятель, - окликнул его Уайт. - Проваливай!
- У нас свободная страна, - отозвался тот.
- Мне плевать на это. Иди и фотографируй кого-нибудь другого. - Уайт угрожающе направился в его сторону.
- Только дотронься до меня, Макколи, и я подам на тебя в суд. Я всего лишь зарабатываю на жизнь. Сегодня здесь будет сниматься фильм с Кевином Костнером. Но он может отказаться сниматься, а тут подвернулся ты. Не важничай, ты всего лишь дублер на всякий случай. - Он повернулся к Каре: Скажи-ка, красотка, откуда у тебя такие деньги?
- Эй, приятель, полегче, если не хочешь, чтоб тебе попортили физиономию, - рявкнул Уайт. И затем бросил Каре: - Садись в машину. Мы уезжаем.
Машина сорвалась с места, было видно, что Уайт в ярости.
- Стервятники.
- Забудь об этом, - мягко сказала Кара, - погуляем в другой раз.
- Единственное, что может меня утешить, - это если ты согласишься съездить со мной куда- нибудь еще.
Было бы слишком легко сказать "да". Уайт приятный собеседник, с ним так весело. То время, что они проводили вместе, запоминалось надолго. Кара понимала, что с каждой встречей все больше привязывается к нему, но все же не могла противиться искушению.
Они ехали по холмистой местности к западу от Остина, наслаждаясь великолепным днем. Остановились, чтобы полюбоваться видом реки Переднейлс, потом поехали во Фредериксбург, где гуляли, разглядывая достопримечательности. После возвращения в Остин Уайт предложил пообедать в ресторане возле университета. Им только что подали напитки, когда подошла женщина с фотоаппаратом.
- Неужели вы та самая пара с аукциона? - спросила она в восхищении. Вы не возражаете, если я сфотографирую вас? Покажу всем друзьям!
- Что ж... мы... ладно, давайте, - нерешительно сказал Уайт.
Она навела камеру и щелкнула.
- Еще разок, а то вдруг не выйдет. - Она снова щелкнула, и в эту секунду ее прервал менеджер ресторана:
- Простите, мэм. Я попросил бы вас убрать свой фотоаппарат. Вы беспокоите клиентов.
- Хорошо, - ответила женщина. Смутившись, она вернулась за свой столик. Менеджер повернулся к ним.
- Простите за такое вторжение. Если вас будут беспокоить, позовите меня.
- Спасибо, - откликнулся Уайт.
- Как ты думаешь, нас оставят в покое? - спросила Кара.
- Наверное. - Он взял ее за руку. - Извини, я испортил тебе день.
- Нет, все в порядке, - заверила она. - Раз ты не расстроился настолько, чтобы отвезти меня домой, не накормив ужином.
- Никогда в жизни. Мне пора учиться стоически принимать неприятности. Уайт подозвал официанта. - Да, кстати, как твоя новая работа? - спросил он после того, как сделал заказ.
- Фантастически. Работать в "Суини и Уинслоу" приятнее, чем я думала. Мне иногда хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. С Брук я чувствовала себя рабыней. А сейчас со мной обращаются как с ценным специалистом. У меня даже есть секретарь, представляешь? И есть возможность для карьерного роста...
Кара остановилась. Было так просто и естественно поделиться с Уайтом своими планами и мечтами. Но нельзя же все время говорить только о себе.
- А как у тебя дела?
Он рассказал ей о новом контракте, который недавно подписал. Потом они снова поговорили о Мэг и Марке. Обед пролетел незаметно, и к одиннадцати часам они уже прощались на крыльце дома Кары. Завтра Уайт улетал по делам в Токио.
- Я позвоню тебе, когда вернусь, - сказал он, целуя ее на прощанье. Поцелуй был долгим и нежным. - Я становлюсь староват для долгих поцелуев на крыльце, - проворчал Уайт, проводя носом по ее уху.
- Я тоже. Но знаешь, похоже, я могла бы провести здесь вечность, в твоих объятьях.
- А почему мы не можем пойти дальше?
- Слишком быстро, - ответила она.
А чувства Кары говорили, что время уже давно пришло и не стоит сопротивляться, но она решила не уступать Уайту, пока их отношения не примут хоть какое-то подобие постоянства. Ее тело жаждало его ласк, но сердце боялось оказаться разбитым.
Кара понимала, что неудачный опыт отношений с Доном заставляет ее бояться любви. Она только сейчас начинала осознавать, насколько изменилась.
Уайт вернулся в Остин в следующую пятницу. Он продолжал звонить Каре и назначать ей свидания. А она продолжала с ним встречаться. Они виделись не слишком часто, раз в неделю. Обычно им мешала работа - его или ее. Уайт постоянно уезжал в деловые поездки, а она старалась всю себя отдать работе, чтобы закрепиться на новом месте и хорошо себя зарекомендовать.
Кроме того, Кара подозревала, что у Уайта есть другая женщина. Он, конечно, не говорил ей этого в открытую, но она сама видела их вместе. Однажды в среду он вошел в "Серрано" с хорошенькой рыжей девушкой. Мэг с Марком удивленно посмотрели им вслед.
- По-моему, это Макколи, - заметил Марк, паркуя машину у тротуара.
- Я не уверена, - проговорила Кара, хотя точно знала, что это был Уайт. Он обнимал за талию роскошно одетую девушку.
Черт побери, у Уайта есть полное право встречаться с другими женщинами. Но ей не хотелось, чтобы брат с сестрой обсуждали это. Кара с трудом подавила острое желание догнать и оттаскать его спутницу за шикарные рыжие волосы.
- Могу поклясться, что это был Уайт, - настойчиво сказал Марк. - Мэг, разве ты не видела его?
- Нет. С кем он был?
- С ярко-рыжей девчонкой. У нее такая фигура, за которую и умереть не жалко. Может быть, мне спросить у нее, не предпочтет ли она парня помоложе этого старичка Макколи?
- Боюсь, одной молодости недостаточно, чтобы отбить девушку у Уайта Макколи, - сказала Кара. - А теперь давайте поедем домой. День был длинный, все устали.
...Брат с сестрой тактично заговорили на другую тему. Кара всю дорогу молчала, переживая и мучаясь. Она пыталась взять под контроль свои чувства к Уайту. Но, к несчастью, ревность грызла ее все сильнее. Возможно, единственно разумным решением будет держаться от него на расстоянии. Вот она и скажет "нет", когда он в следующий раз попросит ее о встрече.
- Нет?! Что значит нет? - в недоумении спросил Уайт, когда она отказалась поехать ужинать вечером в пятницу.
- Значит, что я не могу.
- Ты встречаешься с кем-то другим?
- Это, прости, не твоя забота. Или ты думаешь, я должна сидеть и ждать, когда ты позвонишь, а сам можешь делать что угодно?
- Что на тебя нашло? О чем ты?
- Я сказала то, что думаю. В понедельник ты в Оклахоме. Во вторник в Далласе. В среду вернулся в Остин. В среду ты был с рыжей. Значит, в понедельник была блондинка, а во вторник брюнетка?
- Рад, что ты следишь за моей жизнью.
- Вообще-то я не слежу, - ответила Кара. Она злилась на себя, что вспылила и дала ему понять, что ревнует. - Я столкнулась с Фрэнсис на днях, и мы остановились поболтать. Выпили по чашечке кофе. Она тогда упомянула, куда ты ездил. Кстати, она мне очень нравится.
- Замечательно. Я скажу ей. Ладно, Фрэнсис говорила тебе о моих передвижениях. Но откуда ты знаешь о рыжей девушке в среду?
- Догадайся, - ответила Кара.
- Видела меня, да? Так вот рыжая - это моя сестра.
- Сестра с огненно-рыжими волосами? Не верю. Вы совершенно не похожи.
- Придется тебе спросить об этом у моей мамы. Это она сказала нам, что мы брат и сестра.
- Ладно. Я верю тебе... наверное.
- Так как насчет ужина?
Кара колебалась. Только что она сгорала от ревности. Сейчас ей было уже лучше, но все еще... Нет, лучше не поддаваться соблазну. Может быть, он действительно ужинал в среду с сестрой, но Уайт не говорил ничего насчет понедельника и вторника. Для него она лишь одна из пассий.
- Я уже договорилась с Мэг и Марком. Мы едем на пикник смотреть на летучих мышей.
- Пикник? Звучит отлично. Я в игре.
- В игре? Вот так просто взял и присоединился?
- Да, вот так просто. И раз уж я поеду с вами, то еда за мной. Будьте готовы к шести.
Кара не стала спорить.
Уайт прибыл точно вовремя и в компании мальчика.
- Мой племянник Денни, - сказал он, представляя морковно-рыжего, покрытого веснушками пацана.
Кара улыбнулась, увидев знакомый цвет волос.
- На мой взгляд, ты очень похож на маму.
- Вот только у нее нет веснушек.
- А мне нравятся веснушки, - сказала Кара. Она позвала Мэг и Марка, и все пятеро легко разместились в салоне большого автомобиля, на котором приехал Уайт.
Эта встреча добавила в отношения Уайта и Кары нечто новое. Марк, который до последнего времени едва переваривал Уайта, немного оттаял. Даже стал принимать участие в общем разговоре.
Мэг и Кара расположились под деревьями, откуда наблюдали за тем, как носилась по поляне мужская часть компании. Вечерело, и солнце постепенно скрывалось за горизонтом. Вечерний воздух был теплым и наполненным ароматами трав и цветов. Настроение у всех было приподнятым.
- Знаешь, сестренка, а он ничего, - сказала Мэг, вытягиваясь на одном из покрывал, которые расстелил Уайт. С полянки, где они расположились, были отлично видны мост и темнеющая под ним река. - Нам с Марком нравится. Так что, если надумаешь - не стесняйся, мы только рады будем... Если вы с Уайтом захотите... захотите...
- Что? - Кара невольно покраснела.
- Ну, продолжить отношения. Пожениться. Завести семью. Следуй голосу своего сердца.
Кара не могла поверить своим ушам. Не то чтобы ей в голову не приходили такие мысли. Кара думала об их с Уайтом будущем, и не однажды. И каждый раз приходила к одному и тому же выводу - этого никогда не будет.
- Мэг, я для него только развлечение. Пройдет совсем немного времени, он потеряет интерес ко мне и найдет себе новую пассию.
- Мне кажется, он слишком много для тебя делает. Сколько мужчин готовы встречаться со всей семьей девушки, да еще и тащить на пикник своего племянника?
Слова Мэг все вертелись у Кары в голове, когда она накрывала ужин, состоящий из жареных цыплят и картофельного салата.
- Дядя Уайт, а когда мы будем смотреть на летучих мышей? - нетерпеливо спросил Денни.
- Скоро. Расскажи Каре, Мэг и Марку, что ты знаешь о летучих мышах. Он заговорщически подмигнул остальным и уселся поудобнее, приготовившись слушать доклад племянника.
- Их всего около семисот пятидесяти тысяч... - Он посмотрел на Уайта, ожидая подтверждения. Когда тот кивнул, Денни продолжил: - И они все лето проводят здесь, под мостом. В школе я видел одну из них близко. Они мохнатые и примерно такой величины. - Он показал, какие бывают мыши. - Примерно как большая птица. Только они не птицы, а млекопитающие... как мы.
Внимание всей компании сосредоточилось на мосту. Именно там в ближайшие минуты должно было развернуться действо, из-за которого они сюда и приехали. Мост уже почти не отражался в потемневшей воде реки. Под ним в темноте прятались несметные полчища живых существ.
- Расскажи, что происходит в сумерках, - подбодрил племянника Уайт.
- Ах да. В сумерках они покидают мост и отправляются на ночную охоту за насекомыми. Они их едят. - Как будто услышав его слова, первые мыши вылетели из-под моста. - Смотрите, вот они!
Вечер словно замер и затих в напряженном ожидании. Даже цикады, обычно оглашающие округу громким треском, испуганно примолкли. Тревога передалась и людям. Все сидели молча и не шевелясь, глядя, как медленно, словно нехотя, от громадины моста отделяются темные точки, разлетаясь в разные стороны. Последний луч заходящего солнца сверкнул и исчез за горизонтом. Розовое, с фиолетовыми и голубыми переливами небо начало тускнеть. Наступало время ночных созданий. И вот, словно повинуясь неслышному людям сигналу, они полетели, поднимаясь вверх и оглашая округу тонким, едва слышным писком. Вскоре небо почернело от сплошной тучи серых созданий. Воздух наполнился шуршанием крыльев.
- Грандиозно, - сказал Марк.
- Господи, как их много, - пробормотала Мэг. Небесное представление закончилось. Пикник тоже.
- Кто-нибудь хочет остановиться и съесть мороженое? - спросил Уайт.
- А двойное? - осведомился Денни.
- Идет.
- С шоколадной крошкой сверху?
- О чем разговор, приятель! Что-нибудь еще?
-Нет.
- Тогда поехали.
Когда Денни доел свою порцию мороженого, то попросил у Уайта ручку и нарисовал на салфетке летучую мышь, которую тут же подарил Каре. Потом такие же рисунки получили Марк и Мэг.
По дороге Денни рассказывал о животных.
- А вы знаете, какой вид летучих мышей мы сегодня видели? - спросил он и сам же ответил: - Мексиканских свободнохвостых.
- Ты у нас заменяешь целую энциклопедию, - сказала Кара, улыбаясь мальчику.
- Это дядя Уайт меня учит.
Сегодня Уайт Макколи открылся с новой стороны, и это Каре очень понравилось.
Они подъехали к дому Бридонов.
Денни с Марком отправились наверх, осматривать коллекцию камней, которую Марк собрал, когда был в возрасте Денни. Мэг уселась смотреть телевизор в гостиной, а Кара и Уайт расположились на веранде.
- Какой приятный вечер, - сказала она. Уайт повернулся к ней.
- Я смог придумать только одну вещь, которая сделает его еще приятнее. Вот эту.
Он поцеловал ее нежно и ласково, его губы касались ее губ так, словно знали, что именно этого ей хочется.
Уайт прижал Кару к себе, а она невольно заглянула ему через плечо. Через открытую дверь было видно, как Марк и Денни спускаются вниз и направляются в гостиную.
- Нам надо вернуться, - сказала Кара.
- Сомневаюсь, что мы нужны им. Сейчас по телевизору идет очень смешной фильм. Но ты, пожалуй, права. Не хочу, чтобы нас застали врасплох, точно каких-то подростков.
- Врасплох? А что такого мы делаем?
- Пока ничего, но в любую минуту все может измениться. - Он легко коснулся кончиками пальцев ее шеи, пробежал по воротнику до первой пуговицы и начал ее расстегивать. Его прикосновение обожгло Кару огнем. Как хотелось бы ей забыть обо всем на свете и отдаться его нежным рукам. Пусть он расстегнет на ее блузке все пуговицы, одну за другой, а потом... Нет, не стоит думать об этом. Ведь их могут увидеть, и не только Мэг и Марк, но и Денни. Что уж говорить о соседях... Кара прерывисто вздохнула, сожалея, что нельзя сейчас оказаться с Уайтом где-нибудь на необитаемом острове. Там они были бы одни, и все проблемы решились бы сами собой. Но довольно мечтаний.
Она положила свою ладонь поверх его руки. - Остановись, а то сейчас вся округа сбежится на нас поглазеть.
- Кара, давай завтра проведем день вместе. Целый день. Только мы вдвоем.
- Мне с утра на работу.
- Это же воскресенье.
- Мне все равно надо работать.
- Черт! Какая мука любить женщину, которая делает карьеру! Может быть, позвонить твоему боссу и сказать, чтобы не загружал тебя?
Кара в испуге всплеснула руками.
- О нет. Только не это. Лучше будет, если ты даже никогда не встретишься с моим боссом. Вспомни, чем это обернулось в прошлый раз.
- Но ведь, в конце концов, ты нашла другую, более интересную работу. Так что я, можно сказать, тебе помог. - Уайт поцеловал ее руку. - Ты заслуживаешь удачи. Вот что я тебе скажу. Завтра я забираю тебя на остаток дня и вечер. Как насчет похода в кино и ужина?
- Это мне нравится, - ответила Кара.
Лежа этой ночью в кровати, Кара размышляла о том, что Уайт имел в виду, когда сказал: "Мука любить женщину, которая делает карьеру". Она знала, что слово "любить" вырвалось у него случайно. Случайно?..
В воскресенье Кара и Уайт сходили в кино на семейную комедию.
- Я и не ожидала, что ты ходишь на подобные фильмы, - сказала она, когда они вышли из зала.
- На него были хорошие отзывы. Но далеко не всякие фильмы мне нравятся. Например, слезливые мелодрамы - не для меня. Я фанат Уолта Диснея. Жаль только, что Денни постепенно выходит из того возраста, когда любят мультики. Придется найти нового ребенка, с которым можно было бы смотреть "Тома и Джерри".
Кара могла легко представить этого ребенка. Маленькая копия Уайта темные волосы, карие глаза и улыбка, способная растопить льды Антарктиды, не то что женское сердце.
- По-моему, тебя пустят в кинотеатр и одного.
- Да, но это будет плохо для моего имиджа крутого мужчины. Наверное, мне придется брать с собой тебя в качестве прикрытия.
Уайт предложил поужинать у него дома, Кара с радостью согласилась. Ей давно было любопытно, где и как живет Уайт. И вот ей представилась возможность это увидеть. Они остановились на центральном рынке. Купили филе тунца и овощи для салата, а потом отправились к Уайту.
Кара была удивлена тем, что увидела. Она-то представляла себе Уайта в новеньком особняке из кирпича и стекла. И вот теперь ее взору предстал маленький домик, стоящий в конце короткой подъездной дорожки. Правда, его окружало несколько акров лучшей земли в Остине, но само строение было более чем скромным, как по размеру, так и по отделке.
Уайт открыл дверь и пошел к машине, чтобы забрать покупки.
- Только не делай поспешных выводов, - предупредил он. - То, что ты видишь, - незавершенная работа. Возможно, это займет у меня лет двадцать, но я предпочитаю почти все делать сам. Так что работа идет медленно - в час по чайной ложке. Заходи - посмотришь на мою работу и познакомишься с домочадцами.
Уайт открыл дверь, два поджарых ирландских сеттера виляли хвостами.
- Джерри и Милли, - представил собак Уайт.
- Да, я помню их по фотографии у тебя в офисе, - ответила Кара.
Она потрепала собак по загривкам и оглядела дом, который построил для себя Уайт Макколи. Белые стены, незанавешенные окна, высокие потолки. Жилище Уайта было просторным, обставленным только самой необходимой мебелью: просто и функционально. И все же в нем был уют.
Они ужинали, расположившись на подушках за кофейным столиком. Собаки лежали рядом.
- Жаль, что сейчас не зима, - сказала Кара. - Тогда можно было бы разжечь камин.
- Даже если мы включим кондиционер на полную мощность, все равно будет жарко, - согласился Уайт. - Так что тебе придется подождать.
- Хорошо, я запишу в блокнот на декабрь. Один ужин перед камином.
- Один романтический ужин перед камином, - поправил ее Уайт.
- Звучит так, будто ты планируешь большее, чем греться у огня. ?
Что бы Уайт ни планировал, Каре понравилась эта мысль. Она закрыла глаза, и ей живо представился такой вечер.
- Так, я вижу. Зима... зимняя одежда... толстые свитера. Мы будем смотреть в окно, как падает легкий, пушистый снег...
- Снег? - прервал ее Уайт. - Да в Остине уже несколько лет не было настоящего снегопада.
- Но это же фантазия. На чем я остановилась? Ах да! Мы греемся и пьем горячий яблочный сидр. Едим попкорн. Уютно трещат поленья, в воздухе пахнет елкой и яблоками. Скоро Рождество. Дом украшен гирляндами, колокольчиками и омелой. Играет тихая музыка.
- А потом мы занимаемся любовью перед камином. - Он быстро ее поцеловал. - Мне уже начинает нравиться твоя фантазия.
- А я начинаю сомневаться, что у тебя есть другие мысли. Я ничего не говорила про любовь.
- Это еще не значит, что идея нехороша. Честно говоря, мы можем даже не ждать до декабря.
Он взял подушку, положил ее перед камином и лег, потянув за собой Кару.
- Я не уверена, что готова к этому, - сказала она, отстраняясь.
- Выбирать время - твое право. - Если Уайт и был разочарован или раздражен ее отказом, то ничем этого не показал. - Ладно, если мы не собираемся мечтать, тогда займемся чем-нибудь полезным.
Они убрали со стола, помыли тарелки и вернулись в гостиную с бокалами бренди в руках. Сели на кушетку.
Уайт внимательно посмотрел на Кару.
- У тебя были с кем-нибудь серьезные отношения? - спросил он. - Ты влюблялась?
Вопрос был неожиданным. Хотя она проводила с Уайтом много времени, между ними словно существовало молчаливое соглашение - никаких личных вопросов.
- Однажды я думала, что влюбилась. Его звали Дон. Он был студентом в том же университете, что и я. Я встретила его за год до того, как погибли родители, и влюбилась по уши. Просто с ума сходила. Он вел себя так, словно тоже без ума был от меня. Состоялась помолвка. Любовь ослепила меня, я не замечала, что он контролирует буквально каждый мой шаг. Он говорил мне, какую сделать прическу, какие занятия посещать, где мы будем жить, когда поженимся. Но я не возражала. Я думала, что он сильный и решительный. Я ошибалась. В ту минуту, когда он был мне нужен, по-настоящему необходим, Дон сбежал. Сказал, что я слишком унылая, слишком прилипчивая. Только вообрази! Какой еще я могла быть после смерти родителей?
- Да, понимаю, - кивнул Уайт. - Жаль, что твой брат был еще слишком мал. Он, наверное, отделал бы его как следует.
Кара улыбнулась.
- Это точно. А в то время мне приходилось заботиться о нем. Я была растерянна и думала, что не смогу выдержать одна. Мне нужен был кто-то, с кем можно было бы разделить тяжкую ношу. Я выбрала ненадежную опору. Но знаешь... я не только справилась, но мне даже нравилось справляться в одиночку. Этот бесхребетный неудачник научил меня самостоятельности. К несчастью, как говорят, обжегшись на молоке, дуют на воду... С тех пор я не часто встречаюсь с мужчинами, - закончила Кара свою историю.
- Все мы совершаем ошибки, - сказал Уайт. - Я тоже однажды думал, что люблю. Теперь я понимаю, что это была всего лишь влюбленность. Но я был так уверен в своих чувствах, что даже женился на этой женщине. - Он искоса взглянул на Кару. - Тебя это шокирует?
- Я думала, ты закоренелый холостяк.
- Я женился на втором курсе колледжа. Мы ездили в Мехико в канун Рождества. И, - он грустно усмехнулся, - наш брак не продержался даже до конца весеннего семестра. У Джой оказались проблемы с верностью. Она решила, что ей интереснее с моим другом, чем со мной. Я сказал, что она может делать, что хочет.
Несмотря на краткость и сухость его рассказа, Кара поняла, что Уайту все еще больно вспоминать о своем неудачном браке. А она-то думала, что Уайт никогда никого не любил.
И теперь он предстал перед ней совсем другим человеком. Может быть, он не связывает себя длительными отношениями, чтобы оградить себя от разочарований? Это она могла понять... Кара сама старалась от этого защититься.
- Мне жаль, - сказала она и коснулась его руки.
- Такое бывает. - Уайт пожал плечами. - Но хватит говорить о том, что было. Слишком больно.
Уайт не собирался рассказывать Каре о Джой. Он всегда считал, что его прошлое - его личное дело.
И все же в Каре было нечто такое, что заставляло его говорить о том, о чем он и не собирался вовсе. Что на него нашло? Почувствовав себя неловко от этой мысли, Уайт посмотрел на часы.
- Уже поздно. У меня в семь игра в гольф. Так что давай-ка я отвезу тебя домой. Если ты, конечно, не хочешь остаться на ночь.
Когда Кара замотала головой, он ухмыльнулся.
- Я так и думал. Поедим завтра вечером пиццы с Мэг и Марком?
Кара кивнула.
- Эй, Уайт, придется тебе пропустить этот кон, - объявил Марк. - Ты снова попал на площадку "переход хода". Добро пожаловать в отель "Марки". Он прочитал карточку. - Посмотрим, что здесь. Я купил тебя.
- Мне нужно заложить какую-нибудь собственность, - обратился Уайт к Мэг, которая играла за банкира.
- Как хорошо, что в реальной жизни тебе везет больше, чем в "монополию", - засмеялась Кара.
- Да я играю против вас троих. Объединились против меня и довольны, - с притворной обидой проворчал Уайт.
Марк с Уайтом быстро подружились. А Мэг, та вообще поддерживала Уайта с самого начала. Мэг спрашивала его совета по любому поводу, начиная от занятий в колледже и кончая отношениями с парнями. Даже в своих работах по дизайну она полагалась на его мнение.
В дверь позвонили.
- А вот и пицца, - сказал Марк, вскочив со стула. - Уайт, а что мы будем делать в следующие выходные? - спросил он, оставляя пиццу на столике.
- Марк! - осадила брата Кара. - Тебе не кажется, что у Уайта могут быть свои планы?
- Чепуха, - отмахнулся Марк.
- Мои планы на следующие выходные включают приглашение куда-нибудь одного из Бридонов.
- Что-то мне подсказывает, что имя этого Бри- дона начинается не с "М", - сказал Марк, направляясь к холодильнику и доставая четыре банки с напитками.
Когда ужин закончился, Мэг и Марк отправились в кино на вечерний сеанс.
Уайт прибирался в гостиной, пока Кара мыла посуду. Она не слышала, как Уайт подошел к ней.
- Хочешь узнать, что я запланировал на выходные? - сказал он, обняв ее за талию.
Она вывободилась из его объятий и села за стол.
- Что-то особенное?
- Наверняка. Мы с тобой сбежим на остров Падре вечером в пятницу... Он взглянул на Кару. - Как тебе такое предложение?
Ох, как же ей хотелось поехать! Кара любила побережье. Прогулки по пляжу в лунном свете... Но это будет уже совсем другая поездка, не та, что в Новый Орлеан. С тех пор между ней и Уайтом столько всего произошло. Если она поедет с ним, это будет гораздо больше, чем просто поездка. Теперь она скажет ему "да".
- К сожалению, я работаю в субботу.
- Ты работаешь почти каждую субботу с тех пор, как поступила в "Суини и Уинслоу". Так что спокойно можешь отдохнуть в эту. Боишься остаться со мной наедине?
- Конечно, нет, - ответила она. - Мы же сейчас одни.
- Вот и тогда будем. И я собираюсь извлечь из этого максимальную выгоду.
Уайт встал, поднял ее со стула и заключил в объятья. Но сейчас он не просил от Кары ничего, кроме поцелуев. Поцелуев, которые она дарила ему с радостью.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Хотя Кара и не согласилась на поездку на остров Падре, они все же провели почти все выходные дни вместе. В субботу они поужинали и взяли напрокат несколько видеокассет, чтобы посмотреть их дома. В воскресенье отправились гулять в парк. Кара радовалась, что никого из газетчиков они не встретили, поскольку Уайт то и дело норовил обнять и поцеловать ее, нимало не смущаясь того, что их могут увидеть.
Кара знала, что так не может долго продолжаться: гулять, держась за руки, обниматься, целоваться на крыльце. Даже если Уайт и дальше будет проявлять терпение, Кара понимала, что ее собственное терпение не безгранично. Мысль о том, что, как только Уайт получит то, чего хочет, он бросит ее и уйдет, не покидала Кару ни на минуту.
Когда он привез ее домой около восьми часов в воскресенье, Мэг и Марк были на кухне. Готовили шоколадное печенье.
- Да, выходные прошли потрясающе, - сказал Уайт, взглянув на них мельком прежде, чем обнять Кару.
- Нас же увидят, - предупредила его Кара.
- И что? - прошептал он. - Они уже вышли из того возраста, чтобы смущаться при виде целующейся парочки.
- Это не они, а я чувствую дискомфорт. Мне не нравится целоваться на людях. - Она нехотя отодвинулась. - Ты сегодня и так почти весь день не выпускаешь меня, - сказала она, качая головой. Он снова обнял ее и поцеловал.
- Боже мой, вы воркуете, как влюбленные голубки, - с улыбкой проговорила Мэг. Она стояла в дверях между кухней и гостиной.
Не отпуская Кару, Уайт повернул голову.
- Неужели это так плохо? - спросил он ее.
- Насколько я знаю, нет. Кара, наши ребята собираются в клубе, так что мы вернемся поздно. В буфете есть печенье, на случай если вам захочется... сладкого. Чао!
- Чао! - откликнулся Уайт. Мэг исчезла.
Уайт повернулся к Каре.
- Значит, вот кто мы с тобой, голубки.
Кара вспыхнула, но ничего не сказала. Она любила его и ничего не могла с этим поделать. Хотелось бы раскрыть ему свои чувства, но вот взаимны ли они?
- Ты много всего наговорил, но ничего конкретного не сказал.
Уайт хотел успокоить ее, сказать, что все понимает. Сказать, как она для него важна, как он хочет провести с ней всю жизнь. Но он не мог произнести эти слова. Они словно застряли у него в горле.
Он любит ее. Но изменилось ли его отношение к браку? Вот в чем вопрос. Даже если удастся преодолеть старые страхи, а вдруг его любовь пройдет проверку временем? Уайт не был уверен в себе.
Мысли Уайта вернулись к тому разговору, к той фантазии, что сочинила для них Кара. Даже сейчас он мог закрыть глаза и живо представить их, сидящих вдвоем у камина. А потом они занимались бы тем, чем никогда еще не занимались в реальной жизни.
Не в силах противиться желанию, он дотронулся до щеки Кары ладонью, желая вновь ощутить вкус ее губ. Она была такая мягкая и податливая, его руки гладили и ласкали ее тело, обнимали ее. Кара не сопротивлялась. До тех пор, пока он не стал тянуть ее в спальню.
- Завтра у меня тяжелый день, - сказала она, переводя дыхание. - И у тебя тоже. Ты говорил, что собираешься рано встать, чтобы еще успеть с утра поиграть в гольф.
- А что, если я решу пропустить завтрашнюю партию?
- Но я не могу пропустить свою работу. Сегодня был замечательный день, однако мне надо еще постирать и лечь спать пораньше.
- Вот насчет лечь пораньше - это хорошая идея. Я загружу белье в стиральную машину, а ты пока переоденься во что-нибудь поудобнее.
- Поезжай домой! - приказала она, смеясь.
Уайт снова поцеловал ее и с видимым сожалением ушел. По дороге домой он мысленно еще раз прокрутил их разговор. Неужели она хочет удержать его, делая заложником сексуального желания? Нет, Уайт знал, что ее отказ не хитрая уловка. Кара просто не способна на такое, она честна с собой и с другими.
Это была одна из черт, которые восхищали Уайта. Ей можно было доверять - она не станет играть в игры. И все же он не знал, как перейти из этого состояния "дружбы" к другому, более для него желанному. Он не мог больше ждать, и никакие пробежки по утрам и холодный душ не помогали снять напряжение.
В понедельник днем Уайт смотрел, как Уэйд Хендрикс кладет клюшку в сумку и направляется к восемнадцатой лунке. Сегодня Уайту сопутствовала удача.
- Тебе везет в гольфе, как и с женщинами, - сказал Уэйд.
- Не сглазь, - Уайт пожал Уэйду руку, и они вместе направились к зданию клуба.
- Ладно, чтобы показать, что я на тебя не злюсь... У Эмили, той стюардессы, с которой я встречаюсь, есть подружка по колледжу. Она завтра прилетает из Сан-Франциско. Физик, ума палата. Само собой, красивая. Твой тип. Что скажешь насчет того, чтобы присоединиться к нам завтра за ужином?
- Спасибо, но я, пожалуй, откажусь.
- Почему? Уже собрался на приятное свидание?
Уайт хотел было ответить "нет", но потом передумал. Уэйд знал о взглядах Уайта на брак. Он бы поднял своего друга на смех, если бы тот вдруг сказал, что "приятное свидание" для него теперь означает общественную работу во вторник в Розмундском центре. И что ему не хочется встречаться с новой женщиной.
- Если только у тебя нет другого свидания или многомиллионной сделки, то ты должен прийти. Эмили сказала, что если я не найду для ее подружки пару, то проведу этот вечер дома за хорошей книжкой. Так что будь другом, приходи. - Уэйд поколебался. - Не забывай, что я тут же пришел к тебе на помощь, когда у тебя были проблемы после аукциона.
- Да, но мне помог именно Си.
- Только потому, что у него была подходящая вакансия. Я бы тоже предложил работу в своей фирме, если бы это понадобилось.
- Ладно, ладно, ты мой самый лучший друг.
- Так докажи мне это, будь паинькой.
- Должно быть, Эмили для тебя что-то особенное.
- Точно. Так ты поможешь старому другу? Раз уж дело так обернулось, отказаться было трудно. Кроме того, Уайт подумал, что, может быть, пора вернуться к реальности. Проверить свои чувства. Посмотреть, как он будет реагировать на другую женщину, прежде чем решиться на объяснение с Карой.
Ресторан был четырехзвездочного класса, а Элли Мидоус, его пара на этот вечер, была очаровательна. И все же Уайту приходилось сдерживать себя, чтобы то и дело не смотреть на часы. Ему не терпелось извиниться и уйти.
Смех Элли был странно похож на смех Кары. Ее вопросы о его работе были продиктованы скорее вежливостью, чем неподдельным интересом. Переспать с ней? Нет, это просто немыслимо. Единственная женщина, которую он хочет, это Кара. Прошло много времени, чтобы он осознал очевидное. Кара Бридон заняла прочное место в его сердце.
На следующее утро Уайт все еще бился над вопросом, что ему делать с этим новым открытием, когда вошла Фрэнсис.
- Ты много встречаешься с Карой Бридон, - заметила она, ставя поднос с чашкой свежесваренного кофе для Уайта. - Ты знаешь, я обожаю тебя, Уайт, но она не та женщина...
- Неужели ты отговариваешь меня, Фрэнсис? - Уайт улыбнулся. - Странно. Раньше ты убеждала меня, чтобы я не сомневался и завел с ней настоящий роман.
- Я еще раз подумала и решила иначе, - сказала Фрэнсис, присаживаясь в кресло за столом. - Особенно после того, как увидела сегодняшние газеты.
Она протянула Уайту статью, под которой располагалась большая фотография его с Элли Мидоус.
Он смотрел на фотографию.
- Черт! Я думал, что шумиха вокруг нас кончилась.
Уайт даже не заметил, как их сфотографировали. Слишком поздно кусать локти. И если уж Фрэнсис так взволновала эта фотография, то Кара наверняка в шоке.
- А что с Карой? Она милая, хорошая девочка, Уайт.
- А я похож на Джека Потрошителя?
- Ты знаешь, что я имею в виду. Кара из тех девушек, которые влюбляются, выходят замуж и заводят детей. Я уже решила, что ты тоже начал думать об этом, но... - Голос Фрэнсис сорвался, она разочарованно покачала головой.
- Как тебе удалось столько узнать о Каре? - спросил Уайт, защищаясь. Пара коротких визитов в офис и один разговор за чашкой кофе - и вот ты уже знаешь, чего она хочет от жизни?
- Не иронизируй, - жестко сказала Фрэнсис. - Я могу сказать тебе, что сейчас она словно упала с небес на землю. Ей больно, она несчастна. А ты... с тех пор, как расстался с Джой, избегаешь любви. И к Каре относишься как к игрушке.
- Мне нравится быть с Карой, и ей нравится моя компания. Что в этом такого? Она взрослая женщина и способна о себе позаботиться. Кроме того, я ей ничего не обещал.
Фрэнсис поморщилась, и Уайт изобразил усмешку. Она выглядела как мать, которая старается подобрать сыну жену по своему вкусу. Только и мечтает, как бы пристроить своего блудного сына. Уайт не собирался ничего ей объяснять, особенно сейчас. У Кары было право узнать о его чувствах первой. Прежде, чем он поделится ими с кем-то еще.
- Кара Бридон из тех женщин, которые ждут от мужчины верности. Будь осторожен, не разбей ей сердце. - Фрэнсис встала. - Это мой последний тебе совет на сегодня.
- Правда, последний?
Фрэнсис бросила на него испепеляющий взгляд.
- Сейчас прежде всего надо позвонить в Сингапур, - она перешла к деловым вопросам. - Если мы не поторопимся, один из наших перспективных клиентов ляжет спать.
Уайт поговорил с клиентом и назначил конференцию на следующую неделю. Когда закончились переговоры, он вспомнил слова Фрэнсис. Могут ли отношения с Карой стать постоянными? Да, ответил он себе.
Кара была из тех женщин, в которых можно влюбиться по уши. Сейчас он любит ее. А что случится потом. Уайт не знал. Теперь его телом и мыслями владела неодолимая сила. С тех самых пор, как он встретил Кару, его направляла и вела только эта сила. Какое другое объяснение можно найти всем тем безумствам, что он устраивал? Сумасшедшей ставке на аукционе? Любовь легко объясняет все это и еще многое.
Пусть все думают, что хотят. Пусть Кара считает его Казановой. Пусть Фрэнсис отговаривает его. Но сам Уайт знал, что со времени аукциона Элли была первой женщиной, с которой он пошел на свидание. И если бы не просьба Уэйда, этого бы не случилось. В тот вечер он, скорее всего, сидел бы дома и думал о Каре. Фрэнсис заглянула в кабинет.
- Если ты закончил с Сингапуром, может быть, примешь бухгалтеров? Ты вчера упомянул, что хочешь с ними поговорить.
Уайт махнул ей рукой, чтобы она зашла.
- Лучше попозже. Я думаю, сейчас мне надо позвонить Каре. Узнать, свободна ли она. Приглашу ее на ленч.
Фрэнсис вопрошающе посмотрела на него.
- Ты абсолютно права. Кара из тех женщин, которым нужны обещания. Она их заслуживает, твердо сказал Уайт.
А он был готов давать их. Обещание в церкви, когда они с Карой будут стоять перед алтарем.
- Вчерашний вечер ничего не значит, - заверил он Фрэнсис. - Кара была занята, а Уэйд сказал, что у его девушки есть подруга. Он попросил меня об одолжении - поужинать с ней. Она была мила, но вечер прошел ужасно, потому что это была не Кара. Думаю, ты будешь рада узнать, что мои отношения с Карой - совершенно необычные. Может быть, мне нужен был вчерашний вечер, чтобы себе доказать это. Но успокойся. Я обожаю Кару. Мне нравится проводить с ней время, я уже подружился с ее братом и сестрой. Мне нравится ее самостоятельность, и я уважаю ее за это. Боже, помоги мне, я даже начал надеяться, что мои собаки уживутся с ее котом. Только бы Джерри и Милли не гоняли бедного Флейка вокруг дома.
Улыбка Фрэнсис показала, что он снова вернул ее расположение.
И для этого ему не потребовалось никаких усилий. Каждое слово из сказанного было чистой правдой. Он действительно обожал Кару. Он подмечал каждую мелочь, когда был с ней. Ему хотелось знать о ней все, делить с ней горести и радости. У него возникал соблазн звонить ей по сто раз на дню. Только чтобы услышать ее голос. Он даже порадовался, что звонок интеркома оторвал его от мыслей, которые уже принимали опасное направление.
- К вам посетительница, мистер Макколи, - сообщил клерк. - Сказала, что она ваш старый друг.
- У этого друга есть имя?
- Она сказала, что хочет удивить вас. Я уверял ее, что без назначенной встречи вы не принимаете, но она настояла.
- Привет, Уайт, - прозвучал на линии голос Джой. Он не слышал ее уже лет шесть, но этот шепчущий, с придыханием голос невозможно было спутать ни с каким другим. - Спускайся сюда в холл и освободи меня от своего верного сторожевого пса.
Уайт повесил трубку и встряхнул головой.
- Ты не поверишь, кто пришел, - сказал он Фрэнсис. - Джой собственной персоной. Хочет со мной встретиться.
- Господи всемогущий! - Фрэнсис прижала руку к груди. - Я думала, что ты избавился от этой женщины навсегда. Чего она хочет?
- Уверен, ничего хорошего.
- Каким ветром ее занесло сюда? - вздохнула Фрэнсис. - Ты хочешь, чтобы я спустилась и выгнала ее?
- Нет, я лучше встречусь с ней сам. И пошлю на все четыре стороны. Ты не могла бы провести - Я предпочла бы спустить ее с лестницы хорошим пинком.
- У тебя еще будет шанс. Но сейчас лучше узнать, зачем она пришла.
Минутой позже в дверях его кабинета появилась грациозная, статная брюнетка.
- Привет, Уайт, - сказала она. - Удивлен?
Он оглядел ее, отмечая великолепную стройную фигуру, подчеркнутую коротким облегающим платьем.
- Да, должен признаться, удивлен. Здравствуй, Джой.
- Могу я войти?
- О, конечно. - Он показал ей на стул перед своим столом.
Джой села и скрестила длинные ноги, откинулась на спинку стула, сложила руки на коленях. Она, конечно, знала, что Уайт следит за каждым ее движением.
Уайт действительно внимательно ее рассматривал. Годы не оставили на ней следа. Она выглядела прекрасно. Даже красивее, чем раньше. Настолько красива, что мужчина мог забыть обо всем. Даже о том, что ей нельзя доверять ни на минуту. Но Уайт не смог бы забыть об этом, даже если бы захотел. Впрочем, он никогда не жаловался на память. У него она была надежнее, чем у компьютера, и Джой это знала.
- Думаю, тебе интересно, зачем я пришла, - произнесла она.
- Да, мы вообще-то давно не виделись.
- К несчастью. - Она тепло улыбнулась, показывая белоснежные, ровные зубы. - Это потому, что я вышла замуж и жила в Калифорнии.
- Снова? В который раз, третий или четвертый?
- Не будь злопамятным. Все равно это не имеет значения, потому что сейчас я одна и вернулась в Остин. Я должна была увидеть тебя.
- Вот как!
Джой вертела бусы у себя на шее и, кажется, подыскивала слова, чтобы сообщить ему новость.
- Это немного неловко... но я хочу, чтобы ты знал. Я никогда не забывала о том, что было между нами.
- Вот как! - повторил он. - Насколько я помню, ты была более забывчива, когда подхватила Блейка и сделала его своим мужем номер два.
- Это правда, Уайт. Но ты же не держишь на меня зла за старые грехи? Я была молодая и неопытная девчонка. Сейчас я взрослая женщина.
- Точно, - сказал он, соглашаясь.
Она нагнулась и дотронулась до его руки.
- Может быть, позавтракаем вместе? Вспомним старые времена?
- Старые времена? Мы были вместе не больше года. Если считать с первого свидания и до расставания. Не слишком много можно вспомнить.
- Да ладно, Уайт. Почему бы тебе не пригласить меня на ленч?
Уайт сидел молча. В колледже подобное кокетство действовало на него. Но не сейчас. Кроме того, теперь у него была Кара. И Уайт мог придумать лучший способ провести время, чем развлекать бывшую жену.
- Прости, Джой, но я занят. И на этот ленч, и вообще.
- Ладно, я хотела уладить все миром, - сказала она обиженно. - Но, если у тебя нет времени для обычного ленча, найдется время для делового.
- Я не собираюсь иметь с тобой никаких дел.
- А придется, дорогуша. Та маленькая компания, которую ты основал в нашей крошечной квартирке, похоже, разрослась.
Она обвела взглядом стены.
- О чем ты, Джой? Тогда у меня не было никакого бизнеса. Один старенький компьютер.
- А мои адвокаты думают иначе.
- Ты хочешь сказать, что подала заявление на раздел имущества?
- Именно это я и хочу сказать. - Она встала. - Давай поговорим об этом где-нибудь в более приятном месте.
С того момента, как открыла утреннюю газету и увидела фотографию Уайта, Кара сидела как на иголках, ожидая его звонка. Она надеялась, что написанное в газете далеко от истины.
С воскресенья она размышляла о мотивах, движущих Уайтом. Кара говорила себе, что если поначалу его поступки и были продиктованы мимолетным интересом, желанием развлечься, то сейчас все переменилось. Иначе бы их отношения давным-давно закончились. А теперь эта фотография из газеты прочно врезалась ей в память и стояла перед глазами. Прошло уже четыре часа, а Уайт все не звонил. И все же Кара позволяла себе сомневаться. Может быть, он еще не видел газету?
Если бы приглашение на ленч исходило от кого-нибудь другого, кроме Си Уинслоу, она бы не задумываясь отказалась и продолжала дежурить у телефона. Но ее пригласил именно Си, совладелец компании. Он сказал, что таким образом можно лучше узнать новых сотрудников. Кара поняла, что у нее нет выбора и придется пойти.
И вот она сидит за столиком с Си в ресторане "Зеленое пастбище".
- Как идут дела в фирме? - спросил Си, отпивая глоток чая со льдом. Вы довольны, что работаете с нами?
- О да. Я в восторге от своей работы, - искренне сказала Кара. - Все сотрудники оказали мне большую поддержку. И заказы, которыми мы занимаемся, самые лучшие.
- Хорошо. Значит, ваши чувства с компанией взаимны. Я все время получаю хвалебные отзывы о вашей работе. Чем вы еще увлекаетесь, кроме работы? Спортом, антиквариатом, музыкой?
- Спортом, но только в качестве зрителя. К антиквариату я отношусь с уважением, но не более того. А вот музыкой, пожалуй, да.
- Тогда мы могли бы послушать музыку вместе. К нам на гастроли приезжает знаменитый мюзикл "Корас Лайн". У меня есть два билета на вечер в четверг. Вы хотите пойти?
Кара внимательно посмотрела на Си Уинслоу. Его отличал высокий профессионализм. Он был сердечным и общительным человеком в офисе. Обычно он не проявлял никакого личного интереса, только деловой.
Кара знала, что должна быть лояльной. Женщины в офисе обычно вздыхали украдкой, стоило появиться Си Уинслоу. И ей одной выпала такая честь - быть приглашенной на свидание самим шефом.
- Я бы никогда не осмелился пригласить вас, если бы не этот снимок Макколи с подругой в утренней газете. После аукциона и всей последующей шумихи я полагал, что вы вместе. Но... Уайт отличный парень, но его внимание к женщинам всегда коротко. Тем не менее я должен сказать, вы держались дольше, чем любая из женщин, о которых я знаю.
Он думает, что мне будет от этого легче? - удивилась Кара.
- Мы несколько раз встречались, - буркнула Кара, желая как можно скорее сменить тему и поговорить о чем-нибудь не столь болезненном.
В статье об Уайте и его новой пассии вскользь затрагивался аукцион. Кара испугалась, что тайна будет раскрыта и это вызовет новую волну интереса к ней.
К счастью, Си был тактичным.
- Так вы составите мне компанию и пойдете на мюзикл? - спросил он.
Си был жизнерадостен, любезен и привлекателен. Ну что еще нужно, казалось бы, но Кара не хотела его поощрять. Что бы ни произошло между ней и Уайтом, для нее главным в жизни оставались Мэг и Марк, ее карьера.
В тот самый момент, когда она об этом подумала, ее взгляд остановился на нем. Уайт! С женщиной! Это, без сомненья, была другая. Во вторник с ним сидела хрупкая блондинка. Теперь же напротив Уайта - жгучая брюнетка с загорелой кожей. Сердце Кары взорвалось от боли и злости. Все утро она пытается убедить себя, что фотография ничего не значит. Кроме того, кому, как не ей, знать, насколько пресса все превратно истолковывает!
Но сейчас все было яснее ясного. Она могла убедиться в том, во что так не хотела верить. Она только-только начала надеяться, что у них с Уайтом есть будущее, а он снова взялся за свое. Боль и ревность терзали ее. Любовь, похоже, приносит одни страдания. Как несправедливо, что ей достаются неверные, ненадежные мужчины! Задумавшись о своей горькой судьбе, Кара не сразу вспомнила, что напротив нее сидит Си. И уже не первую минуту ждет ответа.
- Обычно женщины недолго раздумывают, прежде чем согласиться на мое приглашение, удивился Си.
Кара заставила себя улыбнуться ему, хотя ей хотелось плакать.
- Уверена, что так оно и есть. Спасибо, что пригласили. - Она снова взглянула на Уайта. Ярко-красный ноготь незнакомки чертил круги на его руке, лежащей на белой скатерти. Каре показалось, что этот ноготь вонзается в ее сердце, оставляя на нем глубокие раны. Женщина соблазнительно улыбалась Уайту, его лица не было видно. Может быть, это и к лучшему, подумала Кара. Она бы не выдержала, если бы Уайт смотрел на эту женщину с такой же соблазнительной улыбкой. - Я с удовольствием пойду с вами, - проговорила Кара.
Уайт почувствовал укол ревности, зайдя в ресторан и увидев там Кару вместе с Си Уинслоу. Но в данный момент он не мог заниматься Карой. Его слишком озадачила Джой, желавшая отсудить у него огромный кусок компании, которую он создал своим трудом. Ему пришлось внимательно следить за каждым ее словом и движением.
- Мой адвокат еще много лет назад сказал мне, что однажды ты можешь подать иск. И еще он сказал, что твои иск выеденного яйца не стоит. Твои претензии абсолютно беспочвенны.
- Тогда у тебя был плохой адвокат. Уайт нетерпеливо хмыкнул.
- Ты что, действительно веришь, что твой адвокат может подать иск с абсурдным требованием отдать тебе пятьдесят процентов моей компании? Не советую так рисковать. Со своей стороны я готов предложить кое-что. Если ты умна, то примешь мое предложение. Потому, что оно первое и последнее. Если ты не согласишься, то увидимся в суде.
Уайт написал на обороте своей карточки несколько цифр и протянул ее Джой.
Она прочитала и хмуро взглянула на него.
- Ну? - спросил он.
- И когда я смогу получить эти чертовы деньги?
- Допивай кофе, и поедем в офис. Составим соглашение, - ответил Уайт. Ты откажешься от всяких притязаний на мою компанию сейчас и в будущем. А потом можешь забирать свои "чертовы деньги" и проваливать.
Уайту ужасно не хотелось уступать ей. Но, откупившись от Джой один раз, он сэкономит в будущем деньги, нервы и время. Так что лучше было немного потерпеть.
В этот момент он мог бы радоваться, что избавился от такой головной боли. Но близкое соседство Кары и Си омрачало его настроение. Оказывается, Си ему никакой не друг. Кара принадлежит ему, Уайту. И как только он освободится от вздорных притязаний Джой, то тут же позаботится о том, чтобы Си, да и все остальные жители Остина об этом узнали.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
- Жаль, что у вас на сегодня запланирован этот тренинг. Сегодня такой прекрасный день, что грех проводить его на работе, - сказал Си, пока они ехали назад, к зданию "Суини и Уинслоу".
- Да, - сказала Кара, радуясь, что она сегодня занята. С той секунды, когда согласилась на свидание с Си, Кара жалела, что поддалась настроению. Затаив дыхание, она ждала, боясь, что он предложит позабыть о работе и насладиться вместе весенним солнышком.
- Но, поскольку вы в фирме недавно, я не берусь предлагать вам пропускать такие мероприятия.
Кара вздохнула с облегчением.
- Хотелось бы мне, чтобы все, кого мы берем на работу, так относились к своим обязанностям, как вы. - Си припарковался на личной стоянке и обошел машину, чтобы открыть дверцу для Кары. - Кстати, мне было приятно с вами позавтракать. Ну что? В шесть тридцать в четверг, "Корас Лайн"? Мы можем быстренько перекусить перед концертом.
- Хорошо, в шесть тридцать, - сказала Кара, удивляясь, что сама загоняет себя в ловушку, и подозревая, что добром это не кончится. То, что она расстроена и злится на Уайта, еще не повод встречаться с собственным боссом. Она снова нарывается на неприятности. Но, к несчастью, было поздно для сожалений. Она не могла сейчас сказать Си, что передумала и никуда не пойдет. Ведь не прошло и получаса, как она согласилась.
- Великолепно, - ответил он. - А сейчас я воспользуюсь преимуществом начальника и исчезну с работы на полдня. Не работайте без меня слишком усердно. Это мое личное распоряжение, - сказал он и, шутливо отсалютовав ей, укатил в своем "порше".
Кара с облегчением помахала ему вслед.
На тренинге она невольно думала о последних событиях.
Ее очень взволновало увиденное в ресторане. Можно было, конечно, предположить, что с Уайтом завтракала клиентка. Тогда встреча носила чисто деловой характер. Но Кара не могла забыть, как вела себя женщина, по-хозяйски поглаживая руку Уайта. И как объяснить, что вчера вечером он был с другой? И Кара Бридон сделала вывод, что она не так важна для Уайта Макколи, как себе вообразила.
- Вам звонили, мисс Бридон. - Секретарь протянул ей несколько листков.
Кара вошла в свой кабинет, быстро отобрала деловые звонки и стала перелистывать остальные сообщения. Все они были от Уайта. В последнем говорилось: "Я пробуду в офисе до шести. Позвони мне, когда закончится собрание".
Сейчас Кара не готова была говорить с Уайтом от множества забот разболелась голова. Она решила позвонить ему из дома. Но по дороге передумала.
- У меня раскалывается голова, так что я иду спать. Не буди меня, если только не начнется пожар, - попросила она Мэг.
- Голова болит? - Не дождавшись звонка от Кары, Уайт примчался к ней домой с огромным букетом цветов и с тысячей извинений на всякий случай. Ее внезапная болезнь обеспокоила его. Конечно, если она на самом деле больна.
- По крайней мере, она так сказала Мэг, - сообщил Марк, приглашая его в дом. - И не выходила из комнаты с тех пор, как я пришел. Хочешь подождать, когда она проснется? Я как раз делал бутерброды.
Уайт прошел за Марком на кухню и смотрел, как он сооружает высоченные бутерброды из ветчины и сыра.
- Хочешь? - спросил Марк.
- Нет, спасибо.
Желудок Уайта, казалось, завязался узлом. Есть совершенно не хотелось. А больше всего ему не хотелось ждать пробуждения Кары. Уайт и так провел полдня в ожидании ее звонка и уже начал уставать. Действительно она заболела или только прикидывается, чтобы его помучить? На нее это не похоже. Уайт был не в себе с тех пор, как увидел Кару и Си в ресторане.
Уайт вспомнил, что в "Суини и Уинслоу" принято было приглашать на ленч новых сотрудников. Это было чем-то вроде испытания нового сотрудника, и занимались этим Ральф или Си. Жаль, что сопровождал Кару Си, а не Ральф Суини, которому перевалило за пятьдесят. К тому же Ральф был счастлив в браке и имел троих детей. Уайт вздохнул. Он не мог винить Си, что тот сам решил провести собеседование с новой сотрудницей, Кара была нежна и красива. Но в будущем он даст другу понять, что Кара для него запретная территория.
- Уайт, - Марк помахал ладонью у него перед глазами. - Где ты витаешь?
- Что? Задумался о делах в офисе. Наверное, я все-таки съем бутерброд. У вас есть пиво?
Уайт сидел у Бридонов почти до десяти вечера, но Кара так и не спустилась. Раз или два у него возникало желание пойти к ней в спальню и спросить, не принести ли ей аспирин или холодный компресс или... обручальное кольцо. Но, если она спала, ему не хотелось ее будить.
Кара провела ночь, мучаясь от головной боли. Однако к утру боль утихла, и она приняла решение. Как только она приедет на работу, сразу же позвонит Уайту. Кара знала, что он ждал ее до позднего вечера. Она слышала, как они разговаривали с Марком. А утром Мэг с видимым удовольствием показала ей роскошный букет, который он принес вчера. Кара не сомневалась, что он позвонит ей сам при первой же возможности. Но решила опередить его. Больше она не будет ждать звонка. Раз уж Уайт всегда приходит в офис рано утром, она заедет туда, а потом уже на работу.
Пока лифт поднимался на нужный этаж, Кара готовила речь. Но слова никак не хотели складываться во что-то связное. Может быть, лучше сначала выслушать, что скажет Уайт, а потом уже говорить. Она поняла, что совершенно запуталась и не представляет, что происходит. Кто эти две женщины, которые были с Уайтом? В одном она была уверена: она не позволит Уайту взять над собой верх. Во всем, кроме работы, она позволила ему быть центром ее жизни. Хватит того, что она и так стала незаметным спутником светила, которое зовут Уайт Макколи. Конечно, легко и приятно греться в лучах такого солнца. Но, когда солнце гаснет, планете остается только погибнуть, покрывшись льдом. Все это слишком напоминает ошибку ее молодости. А Кара поклялась никогда ее не повторять.
- Уайт? - позвала она, стучась в дверь. Дверь оказалась открытой, и Кара просто толкнула ее и вошла. Фрэнсис еще не было.
- С добрым утром, - ответил Уайт. Он встал и оглядел ее. - Надеюсь, твоя голова прошла?
- Да, уже лучше.
- Какой приятный сюрприз. Значит, день будет удачным. - Он подошел к ней и поцеловал в щеку. - Нам надо поговорить.
- Да. - Кара отодвинулась. Она не могла позволить поцелуям Уайта затуманить свои мысли.
- Я так понимаю, что ты видела меня вчера. Он взял со стола кофейник и налил им по чашке крепкого свежего кофе.
- Ты имеешь в виду ленч или утреннюю газету? - спросила Кара, принимая чашку с кофе и садясь в кресло. Пусть теперь объясняется. Она не собиралась облегчать ему задачу.
Уайт потер рукой подбородок.
- Я в* большой немилости?
- Почему ты должен быть в немилости? Мы не заключали никаких соглашений. Ты волен делать все, что хочешь и с кем хочешь.
- Мне нужна только ты.
- Я уже большая девочка и понимаю, что наши свидания ни к чему тебя не обязывают и ничего не значат.
- Может быть, для тебя и не значат. Зато для меня они значат очень много. - Уайт придвинулся к ней так близко, что Кара запаниковала. - Зачем ты пришла с утра пораньше ко мне в офис? Чтобы сказать, что тебе плевать, с кем я встречаюсь?
- Нет, - призналась Кара. - Я пришла, чтобы... чтобы... Знаю, ты не должен давать мне объяснений, но думаю, что именно за ними я и пришла.
Уайт опустился на колени рядом с ее креслом и взял ее руку в ладони.
- Я согласился поужинать с Элли Мидоус в качестве одолжения своему приятелю. Я собирался тебе об этом рассказать. Даже не видел, как нас сфотографировали. Но клянусь, что провел этот вечер, желая одного - чтобы со мной была ты.
- Правда? - Кара почувствовала, что ее решимость слабеет.
- Да. Ничего не хочу плохого сказать о мисс Мидоус, но в тот вечер была наша первая и последняя встреча. Сейчас меня волнует только одна женщина. Он поднял ее руку к губам и поцеловал кончики пальцев. - Простишь меня?
Уайт говорил так искренне, его темные глаза лучились такой теплотой и нежностью... Но Кара узнала только половину истории.
- А как насчет ленча? Эта женщина что, тоже чья-то подруга?
Уайт застонал.
- Нет. Это мое мучение. Джой.
- Твоя бывшая жена? - в изумлении проговорила Кара.
Она представляла Джой совершенно иной: старше, с бледной кожей и двойным подбородком. Не повезло. Джой была убийственно красива. Просто роскошна.
- Она пришла за своим куском пирога. Сейчас, когда я добился успеха и начал представлять для нее интерес. Точнее, мои деньги.
- И что?
- И ничего. Я откупился от нее, чтобы она исчезла из моей жизни. Я же сказал, мне нужна только ты. - Он поднялся, глядя на нее сверху вниз. Давай позавтракаем, я расскажу тебе все подробности.
- Не могу. Сам знаешь, работа. - Она взглянула на часы и встала. - Мне надо уходить через несколько минут.
Уайт снова коснулся ее щеки. - Тогда встретимся за ленчем?
- Я должна ехать в Сан-Маркое на встречу с клиентом.
- Ладно. Тогда пусть будет ужин. Встретимся в семь.
Кара вздохнула.
- И с ужином тоже не получится. - Конечно, не так легко снова перейти к спокойному доверию от мук ревности. Но и упускать возможность встретиться с Уайтом ей тоже не хотелось. - Может быть, завтра?
- Хорошо. - Уайт почесал в затылке. - Я должен был понять, что тебе сегодня вечером не до ресторанов. Тебе стоило бы вообще на пару дней остаться дома, а не работать. Никому не надо, чтобы ты ходила на работу больная. От этого никому пользы не будет - ни клиентам, ни тебе. Поезжай-ка домой, отдохни и полечись. Потом, если тебе не станет лучше, отвезу тебя к врачу.
- Со мной все в порядке. Честное слово. Ничего серьезного. Я не могу пойти с тобой на ужин совсем по другой причине. У меня уже есть планы на этот вечер.
- Снова в Розмундском центре? Самонадеянность Уайта разозлила Кару. Он думает, что может увлечь любую женщину в городе. А ей, значит, больше нечем заняться, кроме как добровольно проводить вечера на общественной работе.
- Нет, у меня назначена встреча. Тишина.
- Понятно. Тогда можешь записать меня на завтра в ежедневник. Карандашом.
Снова тишина.
"Ах, - подумала она, - все бесполезно. Я не умею притворяться".
- Я бы лучше поужинала с тобой, - сказала она мягко.
- Да? - Уайт расслабился, и его голос зазвучал низко и соблазняюще. Тогда почему ты не отменишь встречу?
- Не могу. Я сделала большую глупость. Согласилась пойти в театр со своим боссом.
Уайт оторопел.
- Я и так едва не сгорел от ревности, когда увидел тебя с Си. Потом немного успокоился, решив, что это деловой завтрак. А теперь еще и узнаю, что у вас свидание! Ничего себе поворот!
- Все начиналось как деловой завтрак. А потом мы увидели тебя...
- Так значит, ты тоже ревновала?
- Чуть не сгорела от ревности. Вообще, я довольно мирная, но у меня возникают нехорошие мысли, когда дело доходит до тебя и других женщин.
Уайт рассмеялся.
- Я понимаю, о чем ты говоришь. Мне тоже хотелось как следует отделать Си, чтобы не покушался на мою девушку.
- Твою девушку?
- Мою девушку. Мою единственную девушку.
- Что ж, это приятно знать. Но позволь мне самой разобраться с этим. Помимо того что Си Уин- слоу твой друг, он еще и мой начальник.
- Ладно. Пока ты проводишь эти долгие часы между сегодня и завтра... Даже если ты проводишь их с Си... Думай обо мне.
Как будто я могу думать о ком-то еще, усмехнулась про себя Кара. Она легко поцеловала его и ушла.
- Я обычно не мешаю работу с удовольствием, - сказал Си. Он остановился у кабинета Кары, чтобы спросить, может ли он заехать за ней пораньше, чтобы пообедать не торопясь. - И у меня уже появляется ощущение, что я пересек границу, пригласив вас в театр. Может быть, вы передумали?
Кара не знала, что все ее мысли отражаются у нее на лице.
- Разве это так очевидно? - спросила она. - Или вы просто необыкновенно наблюдательны?
- Скорее, необыкновенно наблюдателен. - Си наклонился вперед и положил локти на стол Кары. - Если вы хотите отменить встречу, я не буду в обиде. Я не должен был ловить вас на слове.
- Все совсем не так. Честно говоря, была другая причина... Уайт. Он, то есть мы...
- Больше ни слова, - прервал ее Си. - Уайт для меня важен как друг, а вы - как сотрудник. Что скажете, если мы пропустим представление, забудем этот маленький эпизод и вернемся к делам?
- Мне бы этого очень хотелось.
- Замечательно. Кстати, я слышал, что вы привлекли в нашу фирму двух важных клиентов... одного как раз сегодня.
- Да. Пришлось провести несколько часов в Сан-Маркосе, но... теперь у нас есть еще один новый клиент.
- Молодец. Джеф Майо говорил мне, что я сумасшедший, когда я дал указание взять вас на работу. Сказал, что Брук превратит нашу жизнь в кошмар, если мы это сделаем. Но Брук оказалась плохой собакой: лает, да не кусает. И Джеф стал одним из самых ярых ваших поклонников. Конечно, слово Уайта всегда было чистым золотом. Когда он кого-то рекомендует...
- Уайт? - с трудом проговорила Кара, перебивая его на полуслове. Она почувствовала, как лицо заливает краска.
Си ударил себя по лбу.
- Господи, я что, опять проговорился? Я думал, вы уже все знаете. Это он попросил своих друзей помочь вас устроить.
- Друзей?
- Да, он собрал нас, Уэйда Хендрикса, Гленна Гастона и меня, в баре. Он предложил нам вас как прекрасного специалиста. А такая рекомендация в устах Макколи дорогого стоит. До сих пор не могу поверить, что у него появилась дама сердца. Конечно, когда я увидел вас, то отчасти, понял его.
Кара покачала головой. Сияющие доспехи Уайта для нее несколько потускнели.
- Я не знала, что он попытался кому-то меня навязать. Я-то была столь беспечна, что предполагала, будто меня взяли на работу за деловые качества.
Ее плечи поникли.
- Все не так уж плохо. Вы оправдали мое доверие и заработали себе место в нашей компании, - Си попытался успокоить ее. - Это Уайт сделал мне одолжение, а не наоборот.
- Вы всего лишь успокаиваете меня.
- Нет, поверьте мне. Как насчет новых клиентов? Это большой успех.
Чувствуя ее страдания, Си принялся воспевать ее дальше, но Каре было трудно верить его словам. Она могла думать только о том, что Уайт снова взял верх.
- Кара, простите. Мне так жаль, что я расстроил вас, упомянув об участии Уайта...
- Не волнуйтесь об этом, Си. Если бы я как следует подумала, то сама поняла бы, что это его рук дело.
Он управляет моей жизнью. Это неправильно.
- Пожалуйста, не судите его строго. Он хотел как лучше.
- Вы, мужчины, вечно друг друга выгораживаете.
- Значит, все в порядке? -Да.
- Тогда я пойду к себе. Она кивнула.
Си вышел из ее кабинета. Кара подняла трубку и набрала телефон Уайта.
- Я приеду домой к половине шестого. Жди меня!
- Ты отменила встречу ради меня? - В голосе Уайта слышалось явное удовольствие.
- Да, и сейчас я готова тебя убить. - Кара повесила трубку.
Когда она подъезжала к стоянке несколько часов спустя, Уайт уже был на месте. Сидел на крыльце в нетерпеливом ожидании. Он встал ей навстречу, протягивая руки, чтобы обнять.
- Мне не нужны твои поцелуи, - предупредила его Кара, отталкивая. - Мне нужны объяснения.
- Еще? Ладно. Я расскажу тебе все, что ты хочешь знать. С кого начать? С Элли? Здесь мне нечего добавить. Джой? - Он последовал за Карой к крыльцу и присел обратно на ступеньку. - Или ты узнала о моем участии в твоем устройстве на работу в "Суини и Уинслоу"? Так и знал, что Си не удержится и заложит меня с потрохами.
- Да, Си открыл мне глаза. Я-то думала, что могу тебе доверять, а ты! Ты, оказывается, сплетник, подлый, гнусный интриган!
- Ладно. А теперь, когда ты перечислила все мои достоинства, давай кое-что поясним. Почему тебя так разозлила моя помощь?
- Помощь? Раззвонил обо мне всем своим приятелям. Обсуждал это с незнакомыми людьми, то есть мне незнакомыми! И это ты называешь помощью? Навязал меня людям и рад?
- А что в этом такого ужасного?
- Если ты помнишь, я просила не распространяться на эту тему, а ты что сделал?
- Я создал твою проблему, я же ее и решил. В чем здесь грех?
- Ты не сказал мне об этом.
- Ты была так упряма, что не приняла бы предложение, если бы знала, от кого оно исходит.
- Возможно. Но это тебя не извиняет. С тех пор у тебя была сотня возможностей сказать мне об этом. Например, когда я благодарила судьбу и распиналась, как прекрасно, что меня взяли на работу.
- Может быть. Но ты была так счастлива... и я...
- Не хотел разрушать моего блаженного неведения?
- Точно. Мне нравится, когда ты счастлива, Кара. Я люблю тебя.
- Ты не знаешь, что в любви главное. Для тебя любовь - это управление. Ты справляешься с любой ситуацией и держишь все под контролем. Ты пытаешься управлять мною и моей жизнью с тех пор, как прошел аукцион. Ты что думаешь? Что после того, как купил меня на один день, у тебя появилось право делать со мной все, что хочешь?
- Я тебя не покупал.
- Конечно, нет. Ты просто пожертвовал Роз- мундскому центру сто тысяч от всего сердца. Она приставила указательный палец к его груди. - Нет, я ошиблась. У тебя нет сердца.
- Погоди-ка секундочку. - Уайт почувствовал растущее раздражение. Может быть, у Кары и есть причина быть недовольной. Но все, что он сделал, было только ради нее. Неужели она этого не понимает? - Ты ведешь себя неразумно, - сказал он.
- Да? Разве это неразумно - хотеть жить по- своему? Ты вторгся в мою жизнь. И я не позволю тебе и дальше мною руководить. - Она стояла перед ним, скрестив руки на груди. - Ты, наверное, из тех мужчин, которые думают, что идеальная женщина - покорная рабыня.
- Вот в одном я уверен точно: разъяренная фурия - явно не мой идеал.
- И не смей затыкать мне рот.
- Конечно, пусть все соседи узнают, какой я подлец.
- Просто я не люблю, когда меня контролируют, - процедила она.
Уайт поднялся и подошел к ней, заставляя пятиться, пока Кара не уперлась спиной в столб.
- Так значит, ты думаешь, что я тебя контролирую?
- Я не думаю... я знаю.
- А что же насчет нас? Это тоже часть моего контроля?
Его раскрытые губы встретились с ее, сжатыми.
Он может целовать меня, пока ад не замерзнет, подумала она. Не стану отвечать. Он может ласкать, проводить пальцами по спине, так, как он делает сейчас, пока пальцы не отсохнут. Но никогда... Сердце Кары начало неистово биться, когда Уайт коснулся ее уха кончиком языка и обвел розовую раковину. Потом начал покрывать поцелуями ее глаза, щеки, лоб, подбородок... Его губы спустились ниже, исследуя ее шею. Ее дыхание участилось. Сердце стучало так, что его, наверное, было слышно в соседнем городе.
К тому времени, как он отпустил ее, тело Кары горело огнем. От этого жара таяла и испарялась ее решимость сопротивляться до конца.
Кара знала, что нужно хоть как-то выразить свой протест. Но после этих поцелуев она не могла шевельнуться. А он... он просто повернулся и ушел, словно растворился в ночи...
Кара поднялась на крыльцо, раздираемая противоречивыми чувствами. Она не знала, злиться ей или плакать от разочарования. Если злиться, то на себя, на Уайта или на обоих разом? Конечно, она вела себя как фурия, но у нее было право так себя вести. А вот то, что сделал Уайт, было неправильно.
Она годами мечтала о такой работе, на которой была сейчас. Как Уайт не понимает, что ей обидно осознавать, что ее взяли на работу исключительно благодаря его протекции. И эта мысль заставила ее снова разозлиться. Так она просидела на крыльце еще минут пятнадцать и только потом вернулась в дом.
Мэг сидела на кухне за столом. Когда Кара вошла, она допивала молоко. Кара захлопнула за собой дверь. Марк по обыкновению рылся в холодильнике.
- Я и не знала, что вы оба дома, - сказала она.
- Куда уж тебе заметить за этими криками и шумом. - Марк достал кастрюлю со вчерашними спагетти и понес к плите. - Кто-нибудь голоден?
- Нет, - Мэг отставила стакан в сторону. - Кара, мы слышали, как вы говорили с Уайтом, а потом он уехал. Что случилось?
- Да, и почему ты так вопила? - Марк поставил тарелку спагетти в микроволновую печь. - Чем Уайт провинился на сей раз?
- Играет в Бога, как обычно. Я только-только решила, что вся суета и шумиха остались позади и об истории с аукционом забыто. И вот узнаю, что меня взяли в "Суини и Уинслоу" только потому, что Уайт надавил на Си Уинслоу. Заставил его помочь.
- И что в этом плохого? Ты говоришь, что работа отличная. Должна быть благодарна Уайту.
- Благодарна? Вы что, сговорились? Типично мужская точка зрения!
- А типично женская точка зрения - вносить во все неразбериху. В общем, от вас один беспорядок. - Хотя Марк вечно спорил с Мэг, Каре он возражал редко.
- Погодите секунду, - прервала их Мэг. - Дело тут не в мужчинах и женщинах. Но, Кара, ты действительно перегнула палку. - Она примиряюще положила руку на плечо сестры.
- Перегнула? Да я чуть с ума не сошла, когда узнала! - Кара вскочила и начала расхаживать по кухне. - Я просила его дать мне самостоятельно уладить все проблемы. А он что сделал? Пропустил мои слова мимо ушей и сделал так, как ему хотелось. Втайне от меня!
- Угомонись, - сказал Марк, садясь за стол. - Тебе надо прекратить рвать и метать. Он же сделал это для твоего блага.
Кара посмотрела на Марка так, будто видела его впервые.
- Твоя лояльность, конечно, похвальна. Но я не хочу, чтобы Уайт или кто-то еще делал что-то "для моего блага", но против моих желаний.
- Это потому, что ты привыкла делать все сама, - заметила Мэг. - На этот раз я на стороне Уайта и Марка. С того времени, как умерли мама с папой, ты все контролируешь, со всем справляешься. Если ты хоть часть своей власти отдашь кому-то еще, мир не перевернется, понимаешь?
- Вам что, в этом семестре читают психологию? - невесело усмехнулась Кара.
Ей нужна была поддержка, а брат с сестрой приняли сторону оппозиции. Может быть, всему миру и не грозит опасность перевернуться, но ее личный мир окажется под угрозой.
- Постарайся увидеть ситуацию со стороны, - спокойно продолжала Мэг. Он хочет заботиться о тебе. Что в этом плохого? Прошло уже много времени с тех пор, как о тебе кто-то заботился.
Кара упала в кресло, опустила голову на руки. Она слишком устала, чтобы снова спорить. Было ясно, что Мэг с Марком накинутся на нее вдвоем. Они не хотят понять ее, поставить себя на ее место. И даже если она будет всю ночь убеждать их, ничего не изменится. И Уайт никогда ее не поймет.
- Ладно, утро вечера мудренее, - рассудил Марк. - Иди спать, и завтра тебе все представится в новом свете.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Кара с трудом заставила себя пойти на работу. Хорошо еще, что это была пятница. Стараясь никому не попасться на глаза, она быстро прошмыгнула в свой кабинет. Она считала часы, когда можно будет поскорее уйти домой. Побыть одной. Мэг и Марк уехали в Хьюстон. Там устраивался большой праздник. Так что на выходные Кара одна. Она хотела разрешить проблему: как избежать контроля со стороны человека, который сводит ее с ума и которого она любит всем сердцем?
После ужина Кара свернулась клубочком перед телевизором. На столике стояла бутылка любимого яблочного сока. Вот что ей было нужно: тишина, одиночество и фильмы с участием Греты Гарбо.
Но ее мечтам не суждено было сбыться. Зазвонил телефон. Кара не взяла трубку. Она знала, кто звонит. Конечно, Уайт. Сейчас она не готова с ним говорить.
Вскоре она уже не могла сидеть спокойно, потому что телефон звонил каждые десять минут. Наконец, не выдержав, Кара подняла трубку:
- Алло?
- Ты занята? -Да.
- Слишком занята, чтобы я мог подъехать?
- Да. Позвони мне завтра, Уайт. Или послезавтра. Спокойной ночи. - Она повесила трубку и вернулась к фильмам.
Но не прошло и получаса, как в дверь позвонили. Он стоял у двери в спортивных брюках и кроссовках, свежевыбритый и пахнущий лосьоном.
- У нас есть незаконченное дело. Я могу войти?
-Нет.
- Ладно, тогда будем говорить здесь. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Тогда я смогу заботиться о тебе всегда. - Он вынул из кармана брюк небольшую черную бархатную коробочку. - Это тебе.
Уайт вложил ее в руку Кары.
Она медленно и осторожно открыла коробочку. Внутри было платиновое кольцо с огромным бриллиантом.
- Это ужасно, - прошептала она, возвращая ему кольцо.
- Не совсем тот ответ, которого я ждал. - Уайт снова открыл коробочку и взглянул на кольцо. - Конечно, оно немного кричащее, но...
- Немного кричащее? Да это просто неприлично. И еще раз доказывает, как мало ты меня знаешь. Это кольцо не говорит: "Я люблю тебя". Это - табличка: "Собственность Уайта Макколи. Руками не трогать".
- Тогда я точно промахнулся с подарком. Я хотел сказать, что люблю тебя. - Он сунул коробочку назад в карман. - Тогда выберем то, которое тебе понравится. Вместе.
- Нет, мы не можем.
- Я люблю тебя, Кара. И хочу жениться на тебе.
- Вот ты снова начинаешь ту же песню.
- Черт возьми, Кара, ты все время сбиваешь меня с толку!
- Значит, тебе не стоит иметь со мной дело. А сейчас, пожалуйста, уходи, я хочу отдохнуть.
- Ладно, - сказал он. - Я уйду. Только знай, мы с тобой поженимся. Может быть, тебе понадобится время, чтобы привыкнуть к этой мысли. Но, как только это до тебя дойдет, мы будем жить долго и счастливо. Я так решил.
Он был уже на полпути к машине, когда к Каре вернулся дар речи. Она крикнула ему вдогонку:
- Ты что, думаешь, объявил о своем намерении - и дело в шляпе? Должна тебя расстроить, но тебе придется пересмотреть свое решение. Ты еще день и место свадьбы назначь. Да, и цветы не забудь заказать!
- Точно, пока не назначил. Но я работаю над этим, - усмехнувшись, ответил Уайт.
Когда он говорил, что они будут жить долго и счастливо, его тон тоже никак не подходил восторженному жениху.
- Не трудись, - насмешливо откликнулась Кара. - Потому что, даже если ты устроишь это событие у меня во дворе, я не приду. Это предложение еще один пример твоего поведения. Все решил, ни с кем не посоветовался. Ты ждешь, что все будут плясать под твою дудку, Макколи. Прости, но я устала плясать. В этот раз лучше посижу.
- Ты ведешь себя так, будто я тебя оскорбил, - угрюмо проговорил Уайт. - А многие женщины были бы счастливы выйти за меня замуж.
- Вот на них и женись. Но я думаю, что они бы тоже предпочли, чтобы их попросили, а не приказали.
- А в чем разница? Ты настаиваешь на традиционном сватовстве? Хочешь, чтобы мужчина приполз на коленях и валялся в ногах, умоляя?
- Конечно, нет. Но немного романтики, просьба, а не приказ, было бы кстати. Почему ты не видишь, в чем наша проблема? Женщина, у которой есть хоть капля мозгов, не хочет, чтобы каждым ее действием руководил самоуверенный болван, который думает, будто знает все лучше всех.
- Становится ясно, что сегодня я не дождусь разумной реакции на свои слова и поступки.
- Разумной? - Кара всплеснула руками. - Мне кажется, это ты не внемлешь слову разума.
- Конечно, - прорычал Уайт, повернулся и сел в машину.
Кара осталась стоять, открыв рот, глядя, как его машина сорвалась с места и выехала на дорогу. На глаза Каре навернулись слезы. Последние сутки были самыми худшими в ее жизни.
Уайт завернул за угол, чтобы его не было видно от дома Бридонов, и остановился. Ударил кулаками по рулю. Нет, ну надо же было наделать столько ошибок за такой короткий промежуток времени! Сначала кольцо, потом предложение выйти замуж, когда Кара такая злая. Да еще в довершение всего забыть попросить ее стать его женой.
Как можно быть таким глупым? Конечно, он не был специалистом в области предложений руки и сердца, но это его не извиняет. Отнестись к важному делу с таким чванством. Неудивительно, что Кара в ярости. Если бы это помогло, он бы тут же понесся назад, умоляя ее о прощении. Чтобы она дала ему еще один шанс.
Но Кара в данный момент находилась не в том настроении, чтобы прощать. И что теперь делать? Сдаваться? Уайт грустно улыбнулся. Уайт Мак- коли не сдается. Он не может повернуться и уйти.
Он так сильно хочет, чтобы Кара Бридон была его женой. Эта сумасшедшая, упрямая, замечательная и дорогая ему женщина выйдет за него замуж. Даже если ему потребуется полжизни, чтобы завоевать ее.
Тихие выходные закончились с возвращением Мэг и Марка.
- Расскажите, как прошла вечеринка, - попросила Кара.
Оба с воодушевлением, в деталях описывали праздник и людей, которых знала Кара. Прошло примерно полчаса, прежде чем Мэг повернулась к сестре и спросила:
- Кстати, за время нашего отсутствия ничего не изменилось? Как дела с Уайтом? Вы уже уладили это маленькое недоразумение?
- Ох, Уайт все исправил. Впрочем, это его хобби, исправлять и улаживать, - сказала Кара.
- Не томи, рассказывай, каким образом он все уладил. Хотя ты, судя по всему, невысокого мнения об этом его таланте.
- Он хочет жениться на мне, если, конечно, верить его словам. Он даже принес мне обручальное кольцо. Вы бы видели этот ужас!
Мэг так и подпрыгнула.
- Это же замечательно! Я всегда знала, что вы двое отличная пара. Когда свадьба? А где кольцо?
- Я не приняла его. И свадьбы не будет. Я не собираюсь выходить замуж за этого... этого человека. Наши взгляды на совместную жизнь не совпадают. У Уайта есть все: деньги, власть, положение в обществе... Ну почему мне попался мужчина, который даже красивее меня?
- Значит, он богат, влиятелен и красив. И ты ставишь это ему в вину? строго спросил Марк.
- С каких это пор ты нанялся в адвокаты к Уайту Макколи? - спросила Кара.
- С тех пор, как я узнал его получше. Уайт отличный парень. И мы ему тоже нравимся. Почему же еще он столько времени проводил с нами?
- Дело тут не в нас, Марк. - Кара чувствовала угрызения совести. Она была так неосторожна, когда допустила Уайта в свою жизнь. Теперь не только ей, но и Мэг и Марку будет плохо без него. Но придется им это пережить. Вскоре жизнь войдет в прежнее русло и Уайт будет забыт. Но Кара знала, что она никогда его не забудет. Она будет хранить его образ в памяти до конца дней. Кара повторила: - Дело не в нас. Дело во мне. Как я уже сказала Мэг, я не могу выйти за Уайта. Он постоянно всем руководит. Да еще женщины, которые так и вьются рядом...
- Но он хочет быть только с тобой, - напомнила Мэг.
- Может быть, сегодня. А что будет на следующей неделе? А через год? Каков наш шанс на стабильный брак?
- Мне кажется, ты только ищешь причину, чтобы отказаться. Тебе бы стоило поискать причины, чтобы согласиться, - сказал Марк. - Ты любишь его, и он любит тебя, - без тени сомнения продолжил Марк. - Этого должно быть вполне достаточно.
"Ты любишь его". Эти слова Марка никак не выходили у Кары из головы. Она не могла уснуть и всю ночь ворочалась. Все ее мысли вертелись вокруг вопроса, что именно она сделала не так? Где ошиблась? Как получается, что все вокруг правы, а она одна виновата?
Кара была честна с собой и признавала, что участие Уайта в ее карьере не причинило ей никакого вреда. Напротив, ее жизнь заметно улучшилась. Но она никак не могла простить ему это вмешательство.
С другой стороны, она отнюдь не горела желанием разрывать их отношения. К чему все это ее приведет? Только к тому, что она будет несчастна.
На следующее утро Кара встала разбитой и невыспавшейся. Стараясь, чтобы это было не слишком заметно, она надела ярко-красный костюм. Один из тех, что Мэг сшила совсем недавно.
На работе она забьется в свой кабинет и займется делами. Так у нее не будет времени бесконечно размышлять о своих несчастьях и мучиться.
Кара только налила себе чашку кофе и села за стол, как Элиза, ее секретарь, сообщила по интеркому:
- Вам пришла посылка. Хотите, чтобы я ее принесла?
- Нет, я возьму сама. Спасибо.
- Кара отодвинула кресло, встала и прошла в приемную.
- Шляпа? - спросила она молодого человека, который протянул ей большую круглую картонную коробку с огромным розовым бантом.
Он пожал плечами.
- Понятия не имею. Я только посыльный. Мне не говорят, что внутри. Вы не могли бы расписаться вот здесь?
Кара подхватила коробку и скрылась в своем кабинете. Подойдя к двери, она убедилась, что та надежно заперта. Опустила на окнах жалюзи Только после этого Кара осторожно сняла крышку с коробки и достала красивую фату, расшитую мягко светящимся жемчугом. На дне коробки обнаружилась записка, которая гласила: "Как ты думаешь, мы сможем подобрать подходящее платье? Я люблю тебя. Уайт".
Кара не могла противиться соблазну. Она вынула из сумочки зеркальце.
- Я ведь только примерю, - сказала она себе. Ничего страшного.
Кара пристроила на голове фату.
Нет, все же мысли о белом платье и сказочной свадьбе до добра не доведут.
Уайт снова пытается манипулировать ею. В этом искусстве ему, похоже, нет равных.
А в десять ее снова вызвала Элиза. На ее столе стояла новая посылка. Второй подарок уже представлял собой изящно упакованный сверток. На нем красовалась эмблема магазина "Нейман - Маркус" из Далласа. Кара удивилась, как Уайту удалось за такое короткое время ухитриться доставить что-то из Далласа. Но, очевидно, удалось. Она не смогла сдержать улыбки. Об этом магазине он узнал, когда она подарила ему галстук.
- У вас что, сегодня день рождения? - поинтересовалась Элиза, когда Кара забирала вторую посылку. - Я думала, он в январе.
- Так и есть. Просто кое-кто решил надо мной подшутить.
Закрыв за собой дверь, Кара развернула посылку. Шелковый шарф эксклюзивного дизайна. "Самая лучшая одежда для медового месяца", - прочла она карточку. О, Уайт, подумала Кара, прижимая карточку к губам. Что же он еще придумает?
Вскоре она узнала об этом. В полдень в дверь кабинета постучали.
- К вам посетители, - объявила Элиза, широко улыбаясь.
Одетый в белое официант вошел, вкатив прямо в кабинет сервировочный столик. Второй официант шел за ним следом. В руках у него было ведерко со льдом, из которого торчало горлышко бутылки шампанского.
Даже если подобные жесты вызовут толки и сплетни среди ее сотрудников, Кара не могла удержаться от улыбки. Если так пойдет и дальше, Уайт выиграет. И ей придется только покориться неизбежности.
Официанты сноровисто установили у нее на столе вазу с букетом фиалок и два серебристых подсвечника с тонкими свечами. Потом там же появился завтрак, достойный королевы. Жареные цыплята, картофель с укропом и сметаной, нежно-зеленая спаржа, шоколадный мусс. Карточка рядом с ее тарелкой гласила: "Разве тебе не было бы приятнее разделить этот завтрак со мной?"
- Вы уверены, что у вас сегодня не день рождения?
- Точно. Как я уже сказала, кто-то решил пошутить.
- Хотелось бы мне познакомиться с парнем, у которого такое своеобразное чувство юмора. Как вы думаете, что будет дальше? Я предполагаю, что все это устроил он?
- Да, это он. Впрочем, нам остается только ждать. Думаю, через пару часов все прояснится.
Но прошло сначала два часа, потом два с половиной, а новых посылок не было. Кара уже начала думать, что разгадала его секрет. Он почти в точности повторил уловку, с помощью которой она пыталась привлечь на аукцион. В самом деле, можно провести параллель. Вместо кепки - фата. Вместо галстука - шарф. Вместо мексиканского обеда - французский завтрак для гурмана.
А сейчас она была озадачена. Ведь не забыл же Уайт о ее последнем подарке - розах? Неужели он не помнит об их первой встрече? Кара могла с легкостью вспомнить каждую деталь, каждое слово. Как она не могла оторвать от него глаз, как она влюбилась в него в тот же день...
Да, она влюбилась. В тот же момент, как впервые увидела Уайта. Беда в том, что она потратила слишком много времени и сил, принуждая себя гнать такие мысли. Убеждая себя, что Уайт не может полюбить ее тоже. Что ж, если то, что он делает с самого утра, не действия сумасшедшего влюбленного, то он здорово притворяется.
Может быть, теперь ее очередь? Надо ли позвонить ему? Нет. Пусть он сам доведет до конца свой маленький спектакль. И вдруг Кара поняла одну вещь, от которой ей стало нехорошо. Это не Уайт был слишком властным и подавляющим. Это она была такой. Мэг и Марк в два голоса твердили ей об этом. Привыкнув к самостоятельности, Кара не хотела делиться своей свободой. И Уайт, похоже, такой же. Теперь пришло время пересмотреть свои принципы, если они хотят остаться вместе. Им обоим придется учиться терпимости. Учиться отдавать и принимать. В конце концов, они оба умные люди. Как-нибудь справятся.
- Ну, где этот несносный человек? - громко спросила она вслух.
- Она уже получила фату и шарф? - Уайт сидел на уголке стола Фрэнсис, взволнованный, точно подросток перед первым свиданием.
- Я сверилась с отделом доставок. Завтрак тоже прибыл по расписанию.
- Что она подумала?
- А я откуда знаю? У меня в отличие от тебя ' нет своих людей в "Суини и Уинслоу".
- Она сказала, что я слишком властный.
- Сколько времени у нее заняло выяснение этого факта? Пару секунд?
- Я был таким идиотом, Фрэнсис.
- Тут я не буду возражать. Но влюбленные никогда не отличались особой сообразительностью. А теперь можешь отправляться и претворять в жизнь свой план.
- Как ты считаешь, я хорошо придумал?
- Я уже раз десять говорила тебе, что хорошо. Женщинам нравится романтика. Подарки - это то, что надо. Ты уже завалил ими Кару с головой. Честно говоря, я не думала, что ты на такое способен. Я горжусь тобой, Уайт.
Чувствуя воодушевление, Уайт поправил галстук, забрал пиджак и направился прямо в офис к Каре.
Было уже почти четыре часа, когда интерком снова зазвонил.
- К вам еще один посетитель, - объявила Элиза.
- Слава богу. - Кара выбежала из кабинета. В приемной стоял Уайт. Его почти не было видно из-за огромной охапки желтых роз. Столько цветов Кара еще никогда не видела. - Господи, здесь же гораздо больше двух дюжин, что я тебе дарила.
- Я по дороге ограбил цветочный магазин. Ты можешь уделить мне несколько минут?
О да! Она могла уделить ему несколько минут. Она могла отдать ему всю свою жизнь. Кара провела Уайта в свой кабинет и закрыла за ним дверь. Он положил цветы на стол.
- Симпатичный у тебя офис, - начал он.
- Спасибо. Ты не хочешь сесть?
- Конечно, - ответил он.
Они сели в кресла друг напротив друга. Между ними повисло неловкое молчание, пока Уайт наконец не произнес:
- Все, что ты сказала вчера, было правильно. Я действительно властный. И часто сначала делаю что-то, а потом уже думаю. Я хочу, чтобы все шло по-моему. И совру, если скажу, что жалею о том, что подтасовал результаты того аукциона. Если бы я этого не сделал, мы бы никогда не были вместе.
Уайт взял Кару за руку.
- Но мне надо было на этом и остановиться. Не вмешиваться в твою жизнь. Искать тебе работу без твоего согласия было с моей стороны ошибкой. И то, что я действовал в твоих интересах, меня не извинйет. Я хочу пообещать, что такое никогда не повторится. Впрочем, честно говоря, я в этом не уверен. Видишь ли, я никогда раньше не был влюблен...
- Влюблен? - прервала его Кара.
- Влюблен, - твердо повторил Уайт. - Я буду любить тебя вечно, Кара Бридон. Я всегда удивлялся, когда говорили, что любовь меняет человека. Это казалось мне абсурдным. Но вот я сам изменялся. Все мои прежние страхи поблекли перед угрозой потерять тебя. Так что, кто знает, если уж я справился с этим, может быть, какие-то из моих вредных привычек тоже исчезнут. Конечно, мне придется поработать над этим. И я клянусь тебе, что поработаю.
- Не только ты совершал ошибки, - сказала она, пожимая его руку. - Я вела себя как перепуганный дикобраз, ощетиниваясь, стоило кому-то попытаться погладить мои колючки. Все боялась, что ты разрушишь мою жизнь. После того, как ты вчера вечером уехал, на меня насели Мэг с Марком. И наставили на путь истинный. Сама не знаю, что на меня нашло. Мне все казалось, что ты бросишь меня, стоит мне уступить хотя бы на йоту. И отказывалась замечать очевидное - что люди заботятся о тех, кого любят. И те, 'кого они любят, должны в свою очередь принимать заботу.
- Значит, я прощен? - Уайт встал и сжал ее в объятьях.
- Полностью и абсолютно. А ты можешь простить меня?
- А ты как думаешь? - Он нежно поцеловал ее. - Поужинай со мной сегодня. И давай оставим все разлады в прошлом.
Уайт только что ушел. Голова Кары была заполнена мыслями о предстоящем вечере. И тут снова загудел интерком.
- Еще одна посылка, - уже без удивления произнесла Элиза.
Что там еще? Кара поспешно вышла, чтобы увидеть, что принесли на этот раз. Элиза держала черную атласную подушечку, в середине которой лежала коробочка из ювелирного магазина. Рядом с ней стоял Уайт, а позади него толпилось еще несколько сотрудников "Суини и Уин- слоу".
- Мы с тобой не выяснили всего один маленький вопрос, - сказал Уайт. Я подумал и позвал этих людей в свидетели, чтобы ты осознала всю серьезность моих намерений.
Он взял ее за руку и поднес к губам для поцелуя. Произнес торжественно и смиренно:
- Ты выйдешь за меня замуж?
На этот раз все происходило точно так, как ей хотелось. Уайт в строгом, элегантном костюме смотрит на нее в напряженном ожидании. Стоящие полукругом за его спиной люди также затаили дыхание, словно сомневаясь в ее ответе.
- О да, - ответила Кара, лучась счастьем.
Ей вспомнилось, как он явился делать ей предложение в первый раз: в спортивных брюках и кроссовках. Самоуверенный и донельзя деловитый. Да, теперь все было по-другому.
- Тогда давай сделаем нашу помолвку официальной. - Глаза Уайта неотрывно смотрели на нее, словно для него не было никого другого. Не только в комнате, но и на всем земном шаре. Он поднес ей коробочку на подушечке и вынул кольцо. - Это тебе больше нравится?
Кольцо было с небольшим овальным бриллиантом, обрамленным несколькими бриллиантами поменьше. Кольцо сверкало и переливалось всеми красками радуги. Оно было прекрасно. Именно о таком Кара всегда и мечтала.
- Боже мой!
- Если тебе и это не нравится, мы можем выбрать другое.
- Нет, что ты! Конечно, нравится. Это самое красивое кольцо, которое я когда-либо видела.
- Я рад, что на этот раз тебе угодил. Я хотел, чтобы все знали, что ты моя. Поэтому и решил, что чем кольцо больше, тем лучше и...
Она прижала кончики пальцев к его губам.
- Забудем об этом. Все в прошлом.
Уайт надел кольцо ей на палец и поцеловал ее. Его мягкий и нежный поцелуй был так легок, что Кара только на секунду вспомнила, что на них смотрят. Он обещал ей новое, прекрасное будущее, а в этот момент для нее не было ничего важнее. Вдруг их прервали неожиданные аплодисменты.
Уайт притворно возмутился:
- И нечего меня перебивать! Могу я поцеловать свою невесту или как?
Кара оглянулась и увидела Си Уинслоу. Соглашаясь, он грустно улыбнулся.
Потом Уайт поднял Кару на руки и прошел через холл. В этот момент он был счастлив, как никогда в жизни.
Кара обняла его за шею. Все происходящее казалось сном. Но, если это и был сон, ей не хотелось просыпаться. Когда торжественный момент прошел, Кара проговорила:
- У вас иногда возникают замечательные идеи, мистер Макколи.
- Скажи всем этим милым людям, что они приглашены на свадьбу. - Вы все приглашены на свадьбу! - звонко воскликнула Кара, и двери лифта за ними закрылись.




Читать онлайн любовный роман - Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейт

Разделы:
дэнтон кейт

Ваши комментарии
к роману Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейт



отличный роман!!!10 балов!
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтДи
30.01.2012, 10.41





Здорово! Мне очень понравилось!
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтАнастасия
30.01.2012, 12.00





Легкий роман. Приятный. Но не из тех которые перечитывают несколько раз.
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтДинаритта
30.06.2012, 22.07





И не такая уж непредвиденная развязка, а даже предсказуемая. Все так хорошо начиналось, а в итоге оказалось чем дальше, тем хуже.
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтКристина
24.03.2014, 11.12





не разделяю восторгов. героиня -клиника
Непредвиденная развязка - Дэнтон Кейтюлия я
20.11.2015, 1.37





Приятный роман на один раз: 5/10.
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтЯзвочка
22.11.2015, 10.48





Не советую.
Непредвиденная развязка - Дэнтон КейтО.
27.04.2016, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100