Читать онлайн Исцели меня любовью, автора - Дэннис Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исцели меня любовью - Дэннис Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исцели меня любовью - Дэннис Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исцели меня любовью - Дэннис Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэннис Кэтрин

Исцели меня любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Над крепостью Хиллсборо – с зубчатой стеной и семью башнями – сгущались сумерки. Над самой высокой – сторожевой – башней висела луна. Элдсуайт развязала кожаный шнурок и сняла с шеи гладкий зеленый камешек – подарок цыгана Жака. Ни на секунду не забывая о том, что позади них едет сэр Хьюго, она нетерпеливо ерзала в седле. Стараясь говорить как можно тише, чтобы не слышал его друг, она обратилась к Роберту:
– Весьма признательна вам, сэр Роберт, за все, что вы для меня сделали. Забудьте обо всем, что произошло между нами за эти несколько недель. Вам нужно вести свое войско в Креналден. Мне необходимо собирать средства, чтобы заплатить выкуп за графа Глостера, и готовиться к вступлению в брак с ним, а после этого – управлять усадьбой моего отца. У нас с вами была договоренность, что каждый из нас пойдет своей дорогой. – Элдсуайт осеклась и посмотрела на Роберта в тайной надежде увидеть у него в глазах хотя бы малейший признак того, что он не согласен с ее словами.
Барстоу захрапел.
Лицо Роберта словно окаменело. Его взгляд был устремлен куда-то вдаль. Помолчав немного, он кивнул.
Элдсуайт вздохнула и вложила зеленый камешек ему в руку.
– Прошу вас сохранить это. Дарю вам этот камешек в знак признательности за все, что вы для меня сделали. Вы помогали мне все это время. Вы хороший человек, Роберт Бретон. Вы достойный человек и талантливый рыцарь. Не сомневаюсь, что только такой рыцарь, как вы, сможет одолеть Джона Гилроя. Мой отец и ваш отец – мир его праху – без сомнения, гордились бы вами.
Глядя в ее полные слез глаза, Роберт молчал. Элдсуайт видела тоску в его глазах и неподдельную боль. К ним подъехал сэр Хьюго.
– Я мечтаю как можно скорее оказаться дома. Теперь, когда со мной сэр Роберт, смогу вздохнуть с облегчением и быть уверенным в успехе в нашей борьбе с Гилроем. – Он улыбнулся Элдсуайт, но, заметив слезы у нее в глазах, вопросительно посмотрел на Роберта. Затем снова перевел взгляд на Элдсуайт и ласково спросил: – Почему вы такая грустная, леди Элдсуайт? Вы плачете? Неужели сэр Роберт был нелюбезен с вами? Боже милостивый, Роберт! Если ты не изменишь свое поведение, женщины больше не захотят иметь с тобой дела, и ты рискуешь на всю жизнь остаться одиноким.
Элдсуайт почувствовала, что краснеет.
– Сэр Хьюго, сэр Роберт вел себя как полагается настоящему рыцарю. И я не плачу – просто в глаз попала соринка.
Роберт метнул гневный взгляд на Хьюго и сдержанным сухим тоном обратился к Элдсуайт:
– Миледи, может быть, вам будет удобнее ехать в повозке?
Элдсуайт взглянула на Роберта с нескрываемым удивлением. Господи, неужели Роберт Бретон настолько бессердечен? Ну разумеется, она поедет в повозке. Ей не обязательно сыпать себе соль на рану и еще целый день терпеть присутствие этого человека: кроме Бретона, в отряде более тридцати рыцарей, которые смогут ее охранять.
Роберт остановил Барстоу.
Не дожидаясь от него помощи, Элдсуайт самостоятельно спрыгнула на землю, ласково погладила шею коня и грустно проговорила:
– Прощай, дружище Барстоу. Спасибо тебе за все.
Элдсуайт, не оглядываясь, направилась к повозке.
Повозка громко и противно дребезжала и буксовала. Вдобавок ко всему в ней ужасно воняло свиньями. Элдсуайт предпочла бы ехать верхом на лошади вместо того, чтобы тащиться в повозке. Или ехать на муле. В крайнем случае – идти пешком. Но поскольку ни того, ни другого, ни третьего Элдсуайт не предложили, выбора у нее не было. Прижимаясь к краю повозки, она уныло жевала черствый хлеб и вяленое мясо – скудный солдатский паек.
Элдсуайт уже несколько часов не видела Роберта. Вспомнил ли он о ней хоть раз?
Повозка заскрипела и, дернувшись, остановилась.
– Что случилось? Почему мы стоим? – выглянув из повозки, спросила девушка.
Оруженосец показал на дорогу впереди:
– Это все из-за коня сэра Роберта, миледи. Он не хочет идти.
– Барстоу? Он захромал? – встревожилась Элдсуайт.
– Не знаю, миледи. Отсюда не видно. Одно я знак точно, что бы ни случилось с боевым конем сэра Роберта, не хотел бы я оказаться в этом виновным. Зная сэра Роберта, могу сказать: тому человеку, из-за которого пострадала лошадь сэра Роберта, точно не поздоровится.
Элдсуайт свесила ноги из повозки и спрыгнула на землю.
– Вам нельзя туда, миледи. Не женское это дело. Раз вы дама, ваше дело – сидеть в повозке.
Не обращая внимания на слова оруженосца, Элдсуайт торопливо направилась к солдатам, которые столпились вокруг богатырского боевого коня, стоявшего посреди дороги.
Когда девушка приблизилась к ним, у нее отлегло от сердца: это был не Барстоу, а другая лошадь Роберта – гнедая, на которой везли из Па-де-Кале вещи и продукты.
Лошадь храпела и трясла головой.
Два человека, лица которых заливал пот, толкали лошадь в круп, пытаясь сдвинуть ее с места и заставить идти. Гнедая словно вросла ногами в землю.
Роберт держал ее под уздцы. Элдсуайт молча наблюдала за тем, как он гладил шею кобылы, стараясь ее успокоить.
– Может быть, нам ударить ее кнутом, сэр? – запыхавшись от натуги, спросил обливавшийся потом солдат.
Роберт бросил на него гневный взгляд:
– Нет! Ни в коем случае! Я запрещаю бить лошадь кнутом.
Солдат вытер пот со лба.
– Что на нее нашло, сэр? За последний час вы трижды давали ей отдыхать. Неужели она захворала проклятой Черной смертью? – Солдат округлил глаза.
Элдсуайт не могла молча стоять в стороне.
– Нет, – уверенно заявила она. – Я знаю, что с ней случилось. Это не намного лучше Черной смерти.
– В самом деле? – спросил Роберт, который удивился, снова увидев Элдсуайт.
У Элдсуайт пересохло во рту.
– Совершенно точно. У нее неизлечимая болезнь, насылаемая эльфами.
– Объясните, почему вы пришли к такому выводу, леди Элдсуайт? – спросил Роберт.
– Мне известны симптомы этого недуга, сэр. Лошадь тяжело дышит, а бока у нее вздулись.
– Такое и раньше случалось. Но обычно это проходило. С чего вы взяли, что она не поправится?
Сэр Хьюго подошел к Элдсуайт.
– Роберт, оставь лошадь здесь. Позже мы пошлем за ней кого-нибудь. Нам нельзя задерживаться. Солдаты Гилроя находятся от нас на расстоянии не более полутора миль.
Роберт покачал головой.
– Пошли гонца в Хиллсборо и попроси подкрепление. – Он повернулся к Элдсуайт: – По каким признакам вы определили, что лошадь не выживет?
Элдсуайт подошла к лошади и положила ладонь ей на левый бок, под подпругу.
– У лошади сильное сердцебиение.
Элдсуайт взяла руку Роберта и приложила его ладонь к сердцу кобылы. Лицо Роберта оставалось невозмутимым, но по его глазам Элдсуайт поняла, что ей не удалось его убедить.
Она протянула руку и приподняла верхнюю губу лошади так, что показались ее десны.
– Посмотрите на ее десны – они красные с синюшным оттенком.
Роберт побледнел.
Сэр Хьюго взял Элдсуайт за плечо, отвел в сторонку, а сам подошел к Роберту вплотную и сказал тихо, чтобы не слышала Элдсуайт:
– Роберт, оставь лошадь здесь, на дороге. Только что наш разведчик сообщил, что гарнизон Гилроя вошел в лес. – Он покосился на Элдсуайт, затем снова перевел взгляд на Роберта. – Среди солдат поползли слухи. Поговаривают, будто на тебя навели порчу. Что это она, – Хьюго показал глазами на Элдсуайт, – виновата в том, что твоя лошадь занемогла. Она сделала это для того, чтобы мы задержались здесь и упустили драгоценное время. Не забывай, Гилрой – ее единокровный брат. Неизвестно, в чьих интересах она действует. На всякий случай будь настороже, Роберт. Держи с ней ухо востро. Ее появление в Хиллсборо никого не обрадует. А куда еще ее можно отвезти? – Он с виноватым видом взглянул на Элдсуайт. Он и сам был не рад, что пришлось рассказать о слухах, которые поползли по отряду, хотя сам он считал их нелепыми.
Элдсуайт перевела взгляд на Роберта. Господи, неужели он ей не доверяет?
– Нет! Это неправда! Сэр Хьюго, Роберт, не верю, что вы всерьез подозреваете меня…
Роберт не дал ей договорить. Горячность, с которой он дал отповедь сэру Хьюго, явилась для Элдсуайт полной неожиданностью.
– Я поклялся ее защищать. А я – человек слова. И сдержу свое обещание. – Он повернулся лицом к солдатам. – Леди Элдсуайт поедет со мной в Хиллсборо. Мы выполним приказ короля и обеспечим ее защиту. Кто не согласен, пусть сделает шаг вперед.
Наступила тишина. Солдаты молчали, пряча глаза.
В этот момент кобыла рухнула на колени, застонала и стала кататься по земле.
Элдсуайт повернулась к Роберту:
– Прошу вас, Роберт. Я знаю, что вам тяжело смотреть, как лошадь страдает. Агония может длиться часами.
– Вы просите меня, чтобы я убил свою лошадь?
– Помочь ей нельзя. Оставить ее здесь – значит, обречь несчастное животное на медленную мучительную смерть.
Лошадь перевернулась на свой вспухший бок и вытянула ноги. Она хрипела и задыхалась.
Сэр Хьюго оглянулся и посмотрел вдаль.
– Роберт, скорее. Нельзя медлить ни минуты. Слишком большой риск.
Элдсуайт подошла к Роберту, выхватила у него из-за пояса кинжал и бросилась к лошади.
Роберт схватил Элдсуайт за руки. Она не опустила оружия, но не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Девушка посмотрела Роберту в глаза. Слезы потекли у нее по щекам.
– Если вы перережете ей артерию, кобыла быстро умрет и не будет мучиться.
– За свою жизнь я повидал немало смертей, миледи. Был свидетелем того, как от меча в бою умирали и люди, и лошади. Многие из них погибали от удара моего собственного оружия. Не все умирали быстро и без мучений. – Роберт отпустил Элдсуайт. – А разве вы, Элдсуайт, не можете ее спасти? Неужели даже лошадиной ведьме не под силу ее исцелить?
Элдсуайт задела за живое не ярость Роберта, а то, что он назвал ее лошадиной ведьмой. Потрясенная, она опустила глаза, чтобы Роберт не заметил, как она уязвлена. Элдсуайт долго молчала, потом наконец заговорила:
– Будь это в моей власти, я вылечила бы ее. Вы опытный коневод. У вас золотое сердце. Вы не дадите кобыле страдать. Прошу вас, прекратите ее мучения. – Она протянула ему кинжал.
На лице у Роберта заходили желваки.
– С чего вы взяли, что у меня золотое сердце? – Он снял с головы лошади узду и взял кинжал. – Отныне и впредь вы будете разочарованы любым моим поступком.
Элдсуайт погладила морду лошади и, не проронив ни слова, ушла. Ее уязвили в самое сердце слова Роберта и разительная перемена в нем. Оказалось, что она совсем не знает этого человека. Элдсуайт не ожидала, что он станет говорить с ней подобным образом в присутствии солдат и сэра Хьюго. Не представляла, что он может быть с ней резок и усомнится в ее искренности и преданности.
Луна висела низко, прячась за разбросанными по небу облаками. Небольшой гарнизон выстроился у разводного моста, который вел в замок Хиллсборо. По зубчатой стене расхаживали лучники, а в двух круглых башенках по обе стороны от сторожки у ворот несли службу часовые. Ров был наполнен помоями, от которых по округе распространялся отвратительный гнилостный запах.
Заткнув нос, Элдсуайт всматривалась вдаль, пытаясь разглядеть во дворе замка конюшню. Боже правый! Да там, должно быть, сотни три лошадей, а то и больше, судя по огромным стогам сена во дворе.
За наружной стеной во внутреннем дворе замка были видны ремесленные мастерские, палатки и два колодца – один с водой для скота, другой – для жителей замка. Стояла тишина. Рыцари сгрудились вокруг костра, разведенного невдалеке от входа в главный зал.
Когда стало известно о появлении в Хиллсборо гарнизона, разговоры у костра стихли. Повозка, в которой ехала Элдсуайт, резко дернулась и остановилась. Люди кланялись Роберту и бросали недоуменные взгляды на Элдсуайт.
Кто-то захихикал. От группы стоявших чуть поодаль молодых людей отделился парень. Он приблизился к повозке и уставился на Элдсуайт.
– Вот она! Та самая колдунья, заговаривающая лошадей! Из замка Креналден! Знай я, что она окажется такой смазливой, записался бы в добровольцы, чтобы отправиться за ней и привезти эту красотку сюда. – Парень игриво подмигнул Элдсуайт, обнажив в. улыбке гнилые зубы.
Из темноты подал голос его юный, низенького роста, оруженосец:
– Говорят, она скачет на лошади не хуже мужчины.
Высокий рыцарь презрительно фыркнул:
– Мой пони – в ее распоряжении в любое время. Я даже могу помочь ей на него залезть.
Под дружный хохот Элдсуайт вышла из повозки и встала в стороне от молодых людей.
Когда Роберт, не торопясь, вышел из повозки, рыцари сразу же умолкли.
– Леди Элдсуайт находится под моим личным покровительством. Советую вам относиться к ней с уважением. – Он жестом велел Элдсуайт следовать за ним. – Сюда, пожалуйста, леди Элдсуайт.
Роберт сурово посмотрел на молодых людей:
– Немедленно отправляйтесь спать! Учения начнутся на рассвете. Пирсон, готовы ли лошади? В хорошей ли они форме?
Молодой рыцарь ответил с поклоном:
– Да, сэр Роберт. Ожидая вашего возвращения, мы каждый день проводили тренировки. Все гадали, что вы так долго делаете с колдуньей… – Он осекся, слишком поздно спохватившись. И пожалел, что сболтнул лишнее.
Роберт с грозным видом шагнул к рыцарю, но в этот момент его внимание отвлек мальчик лет десяти, стоявший на лестнице в главной башне. Он поманил Роберта рукой и радостно крикнул:
– Сэр Роберт! Мы не надеялись увидеть вас живым и опечалились.
Роберт торопливо поднялся по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Улыбаясь, он взъерошил мальчишке вихры.
– Рад снова тебя видеть, Джек. Ты стал совсем большим.
Мальчик расплылся в улыбке и вежливо поклонился Элдсуайт.
– Здравствуйте, м-м-миледи, – сконфуженно пробормотал мальчуган и направился вслед за Робертом вверх по лестнице.
Элдсуайт тоже поднялась наверх. После сцены с умирающей лошадью Роберт ни словом не перемолвился с Элдсуайт. Его отчужденность возмущала девушку.
– Я не виновата в том, что ваша кобыла погибла! – не выдержав, выпалила Элдсуайт. – Вините в ее смерти не меня, а саму природу. Клянусь всеми святыми, я спасла бы вашу лошадь, будь это в моих силах.
Роберт пропустил слова девушки мимо ушей, сделав вид, будто не слышал их. Он прошел в тускло освещенный холл и расположился за громоздким столом у большого, выложенного камнем камина. Яркий огонь освещал тканые гобелены и геральдические знамена, висевшие на галереях наверху. Роберт налил эля в оловянный кубок и обратился к Элдсуайт:
– Хотите выпить? – Он помедлил немного, а затем осушил свой кубок.
Элдсуайт устало опустилась на скамью возле камина.
Она сидела, понурив голову, и смотрела в пол. Ее внимание привлекла роскошная глазированная напольная плитка, в которой сочетались белый и синий цвета оттенка парижской лазури, украшенная гербом графа Хиллсборо.
– Добро пожаловать, Роберт, братишка! – донесся из темноты низкий глубокий голос.
Элдсуайт подняла голову и увидела высокого мужчину, поразительно похожего на Роберта. Он вышел встретить брата. Граф Хиллсборо был в дорогом зеленом жакете с рукавами в форме колокола, отороченными горностаем и украшенными драгоценными каменьями, в шерстяных брюках багряного цвета, заправленных в кожаные сапоги по щиколотку. На груди у него висел массивный золотой медальон, который поблескивал при свете огня в камине.
– Значит, король отозвал тебя назад для обороны крепости Креналден? Сожалею, что тебе не удалось присоединиться к крестовому походу, как ты того желал. Это успокоило бы твою совесть. – Граф Хиллсборо налил себе эля, осушил кубок до дна и протянул Роберту руку для рукопожатия. – Ну что ж, брат. Давай забудем обо всем и начнем сначала. Я прощаю тебя за то, как дурно ты поступил с леди Маргаритой. Ведь это ее доброе имя было опорочено, а не наше.
Вместо того чтобы подать руку, Роберт отшатнулся от брата. Он был вне себя от бешенства.
Его брат опустил руку и вздохнул.
– Вижу, твоя миссия увенчалась успехом, – сказал он, показывая глазами на Элдсуайт.
Роберт снова наполнил кубок элем.
– Леди Элдсуайт, позвольте представить вам моего старшего брата, Гарольда, графа Хиллсборо, – произнес он, не поднимая глаз.
Элдсуайт поднялась и присела в реверансе:
– Я – Элдсуайт, дочь графа Креналдена, милорд. Я благодарна вашему брату за оказанную мне помощь, а вашему дому – за гостеприимство.
Гарольд усмехнулся и пристально посмотрел на девушку:
– Мой брат выполнял приказ короля, леди Элдсуайт. Полагаю, король надеется помирить наши семьи. Правила хорошего тона обязывают меня спросить вас, как поживает супруга вашего отца, Изольда? Я рос вместе с ее братом.
Поразительное равнодушие, с которым граф Хиллсборо задал Элдсуайт вопрос, дало ей основания предположить, что ответ на него был известен заранее.
– Изольды больше нет в живых, – произнесла Элдсуайт, как можно более спокойным голосом, желая лишить Гарольда Бретона удовольствия лицезреть ее безутешное горе. Элдсуайт подняла глаза и увидела его самодовольную улыбку. В ней все заклокотало от негодования, и она потеряла остатки самообладания. Не видя смысла в соблюдении условностей и дальнейшем притворстве, она спросила его без обиняков, не желая ходить вокруг да около. – Почему вы не послали подкрепление, чтобы помочь графу Глостеру? Ведь гарнизон Хиллсборо мог оказать ощутимую помощь королевскому войску.
Гарольд отвернулся и, заложив руки за спину, устремил взор на возвышение, где стоял стул графа с высокой спинкой.
– Леди Элдсуайт, мои рыцари в это время находились в Уэльсе, отстаивая там интересы британской короны. В то время как принц-регент, а также мой благочестивый брат занимались подготовкой к крестовому походу, в моем войске каждый человек был на счету.
Роберт с шумом поставил кубок на стол.
– Граф Глостер был взят в плен. Ты мог взять на себя командование его войском.
– У меня было дел невпроворот. Уэльс – далеко отсюда. Король не ожидал от Гилроя такой прыти.
– У тебя было дел невпроворот? Я знаю, что это были за дела. Охота и веселые пирушки. Ты пренебрегаешь своим долгом перед страной. Если Джона Гилроя вовремя не остановить, рано или поздно он обратит свой алчный взор на Хиллсборо. Полным бездействием ты ставишь под удар свою землю и своих близких, – с негодованием произнес Роберт. – И за лето ты ничего не сделал: ров смердит, в загонах для скота воняет лошадиной мочой, бьюсь об заклад, ты палец о палец не ударил, чтобы позаботиться о грядущем урожае.
В ответ граф только скалил зубы.
– Может, ты забыл, братец, что Хиллсборо и графский титул принадлежат по праву рождения мне, а не тебе? Следить за имением Хиллсборо – моя забота. А тебя дела в усадьбе не касаются. Хоть отец и благоволил к тебе, закон есть закон. С этим ничего не поделаешь: я – старший сын, ты – младший. И нечего совать нос в мои дела. Все, что необходимо для поместья, я сделал.
Роберт невольно схватился за рукоятку меча. Гарольд попятился и стал теребить в руках золотой медальон, висевший у него на груди.
– Ну, полно тебе. Успокойся. Не стоит больше пререкаться из-за мелочей. Я искренне рад твоему приезду. Мне нелегко было справляться здесь в одиночку. Хорошо, что ты вернулся. Все труднее держать непокорных слуг в узде и должным образом вести хозяйство. А держать на своей шее этих лодырей – остатки королевского войска – весьма накладно. Солдаты бездельничают весь день и бегают за нашими женщинами. Играют в карты и пьянствуют все ночи напролет, а по утрам жалуются на то, что у них болит голова и они не могут принимать участие в учениях. Неудивительно, что Гилрой их одолел и они вернулись, как псы с поджатыми хвостами. Без сильной руки они совсем разболтались. Отбились от рук. – Гарольд откашлялся. – Раз уж ты сам завел об этом разговор, мои разведчики доложили, что, возможно, граф Глостер погиб. После того как Гилрой бросил его в темницу, никто его больше не видел. Караульным, которые его охраняли, разрешили оставить посты.
Элдсуайт вскочила с места и подбежала к графу:
– Умоляю вас, лорд Гарольд, дайте мне денег, я заплачу выкуп за графа Глостера, и Гилрой тут же освободит его и выдаст нам – живого и здорового.
– Уверен, король не останется в долгу перед тобой, узнав о твоем пожертвовании, – добавил сэр Роберт.
Граф покачал головой:
– Это бессмысленно. Креналден захвачен Гилроем, а графа Глостера наверняка нет в живых. Теперь выплата выкупа ничего не даст. Если вы считаете, что он жив, и желаете дать Гилрою то, что он просит, леди Элдсуайт, вы должны попросить денег у родственников Глостера. Или пусть вам даст нужную сумму мой брат, – ухмыльнулся Гарольд, щелкнув пальцами. – Ой, простите, запамятовал: кажется, мой брат Роберт вложил все до последнего гроша в подготовку к крестовому походу. И теперь, говорят, у него не осталось ничего, кроме коня. Таким образом, как я догадываюсь, мой брат также не в силах вам помочь.
Элдсуайт задрожала и в ужасе попятилась.
– Простите. Мне не стоило просить у вас денег. Совсем забыла, что вы – один из Бретонов, а я – дочь графа Креналдена! – сверкая глазами, с горечью выкрикнула она, гордо расправив плечи. – Но мне непонятно ваше злорадство. У меня такое чувство, будто в глубине души вы надеетесь, что Гилрой нас победит. Чему вы радуетесь? Убедившись в своей безнаказанности, в следующий раз он со своими войсками окажется у дверей вашего собственного замка.
Граф выгнул бровь дугой.
– Вы злоупотребляете нашим гостеприимством, леди Элдсуайт. Советую вам попридержать язык, иначе вы рискуете лишиться нашего покровительства и потерять нашу благосклонность.
Роберт перевел дыхание.
– Довольно. Сейчас мы ничего не решим. Мы с леди Элдсуайт очень утомились в дороге. – Он посмотрел старшему брату в глаза. – Я провожу леди Элдсуайт в женскую спальню.
Вертя на пальце перстень с изумрудом, Гарольд сказал:
– Брат, через неделю – Михайлов день. У нас будет пир, который почтят своим присутствием лорд Бернард, епископ Клевский. Полагаю, вы и леди Элдсуайт оденетесь соответственно случаю и как подобает вашему положению. Сейчас вы оба выглядите, – Гарольд обвел Элдсуайт и Роберта взглядом и поморщился, – как простые крестьяне. И не забудьте как следует вымыться.
С этими словами граф Хиллсборо удалился, а Элдсуайт так и осталась стоять посреди комнаты, глядя ему вслед. Его шаги гулким эхом отдавались в тишине.
Роберт вздохнул.
– Элдсуайт, прошу у вас прощения за поведение брата. Мой отец не стал бы себя вести подобным образом. – Роберт снова налил себе эля. – А что касается епископа Клевского, то он на ножах с моим отцом. Когда он приезжает к нам, они с братом непременно затевают спор. Епископ нужен брату для осуществления каких-то политических целей. Имейте это в виду.
Роберт поставил кубок на стол, встал и велел Элдсуайт следовать за ним. Выйдя из главного зала, они поднялись по узкой винтовой лестнице и остановились у арочной двери, возле которой на стене висел чадящий факел, готовый того и гляди потухнуть.
Роберт постучал в дверь.
– Откройте. Леди Элдсуайт будет сегодня ночевать здесь.
За дверью послышался шепоток, затем наступила тишина.
Дверь комнаты открылась, и на пороге появилась улыбающаяся стройная девушка с высокими скулами и яркими, как вишня, губами. Под ее накрахмаленной белоснежной вуалью виднелись локоны цвета меда, обрамлявшие ее красивое лицо. На женщине было желтое платье из дорогой тонкой ткани, на золотой цепочке у пояса висел молитвенник. Барышня присела в реверансе.
– Рада видеть, что с вами все в порядке, сэр Роберт. Я молилась за вас.
– Здравствуйте, леди Маргарита, – не глядя на нее, холодно произнес Роберт и провел Элдсуайт через порог. – Элдсуайт, я оставляю вас на попечение леди Маргариты. Мой брат назначил ее распорядительницей поместья, пока моя мать не вернется из паломничества по святым местам. Леди Маргарита даст вам подходящую одежду и найдет место, где вы будете спать.
Наклонившись к самому ее уху. Роберт шепнул:
– Держите с ней ухо востро.
С этими словами он удалился.
Когда дверь за Робертом захлопнулась, леди Маргарита провела Элдсуайт в женскую опочивальню, где на двух больших кроватях с балдахином спали не менее семи женщин. На постелях лежала стопка одеял, меховых шкур и покрывал.
Элдсуайт стояла и изумленно смотрела на леди Маргариту, словно увидела перед собой оживший призрак. Тем не менее эта женщина была жива и здорова и очень неплохо выглядела.
Значит, она не умерла, как говорил сэр Роберт. Более того, живет в замке Хиллсборо!
Леди Маргарита как ни в чем не бывало предложила Элдсуайт присесть и опустилась на стул с таким видом, словно была королевой.
– Леди Элдсуайт, что с вами? У вас такое выражение лица, будто вы увидели привидение. – Она обмахнулась льняным носовым платком и прикрыла им рот. – Впрочем, это неудивительно, если учесть то, что вам довелось пережить. Считайте, что вам повезло, ведь король поручил сэру Роберту отвоевать ваш родной замок. – Она приложила руку к груди и, слащаво улыбаясь, посмотрела на Элдсуайт.
Несмотря на вежливые слова леди Маргариты, Элдсуайт поежилась. Под ее пристальным взглядом ей стало не по себе. Она чувствовала, что Маргарита считает ее соперницей и относится к ней весьма враждебно.
– Добро пожаловать в Хиллсборо, леди Элдсуайт, и примите мои искренние соболезнования. Женская половина Хиллсборо не держит злобы и не питает неприязни к дочери графа Креналдеиа. Сожалею, что ваш визит происходит при столь печальных обстоятельствах.
Маргарита окинула оценивающим взглядом Элдсуайт и наверняка отметила про себя измученный вид и убогое, мешковато сидевшее на ней платье, позаимствованное у крестьянки.
Элдсуайт почувствовала, как кровь прилила к щекам, но сделала вид, будто ее нисколько не смущает то, как она выглядит.
– Благодарю вас, леди Маргарита. Народ Креналдена, вынужденный сейчас терпеть гнет Джона Гилроя и его солдат, признателен вам за ваши молитвы.
Маргарита улыбнулась. Самая младшая из обитательниц комнаты, худенькая девочка с конопушками на носу, набросила на плечи Элдсуайт одеяло.
– Вы правда колдунья, заговаривающая лошадей, как про вас говорят? – с искренним восхищением выдохнула девчушка. – Это правда, что вы знали, что лошадь сэра Роберта умрет от колик в животе, и собирались сами перерезать ей горло, пока сэр Роберт вас не опередил?
После этих слов разговоры в комнате мгновенно стихли. Все повернули головы и устремили полные любопытства взгляды на Элдсуайт.
– Леди Анна, – резко сказала Маргарита, – я запрещаю вам говорить здесь о ведьмах. В высшей степени неприлично повторять чьи-то глупые россказни. – Она поднялась и накинула на себя роскошный желтый бархатный плащ, отороченный кроличьим мехом. – Ты слишком много времени провела возле сторожки у ворот замка и наслушалась глупых разговоров. – Маргарита повернулась к Элдсуайт: – По-моему, девчонка влюблена в сэра Роберта. Как только узнала о том, что он приезжает, выбежала к воротам, чтобы его приветствовать.
Юная Анна залилась краской, а Маргарита продолжала говорить, бросая в ее сторону сердитые взгляды:
– Знаешь что, Анна, не говори, что я тебя не предупреждала. Если и впредь будешь вести себя подобным образом, то в один прекрасный день окажется, что ты лишилась девственности и ждешь ребенка. Сэру Роберту безразлично, что с тобой будет, а твоя репутация будет уничтожена.
В комнате снова воцарилась тишина. Притихшая Анна сидела, разинув рот от изумления. Маргарита повернулась к Элдсуайт и. улыбнувшись ей, проговорила:
– А теперь отдыхайте, леди Элдсуайт. Можете лечь на место Анны вместе с вдовой Элис.
Элдсуайт покачала головой. Она не хотела никого стеснять. И не собиралась настраивать против себя девушек и женщин. В любую минуту ей может понадобиться дружеская поддержка.
– Благодарю вас, но я предпочла бы спать здесь, возле камина.
Маргарита изобразила на лице удивление:
– Вы собираетесь спать на полу?
Элдсуайт кивнула и показала на матрас:
– Да. Если можно, я возьму одеяло.
Маргарита повела плечиком, не одобряя решения Элдсуайт спать на полу, но взяла с кровати меховое одеяло и протянула гостье. Элдсуайт улыбнулась стареющей вдове Элис и юной леди Анне и расстелила мех у огня.
– Здесь мне будет удобно. Спасибо.
Маргарита поджала губы.
– Завтра вы первым делом примете ванну и переоденетесь в чистую одежду. Я велю вашей служанке принести вам ваши тюки с вещами.
Элдсуайт оживилась. Неужели удалось спасти хоть что-то из ее пожитков?
– Моей служанке Бертраде? Где она?
– Спит на конюшне. Здесь слишком тесно.
Элдсуайт промолчала. Бертраду отправили спать на конюшню… Без сомнения, это сделали, чтобы нанести оскорбление ее хозяйке, дочери графа Креналдена. Можно себе представить, как страдает бедная Бертрада. Ведь она всегда боялась лошадей. Элдсуайт готова была поручиться, что ее вещи Маргарита тоже велела отнести на конюшню. Разумеется, предварительно их внимательно перебрав.
Элдсуайт заставила себя улыбнуться.
– У меня не так много вещей, – сказала она. – Наверняка вам это известно. Как и то, что среди них нет ни амулетов, ни трав, ни зелья. Что бы ни болтали обо мне люди, я – не колдунья, заговаривающая лошадей.
Несколько барышень хихикнули, Маргарита прищурилась.
– Спокойной ночи, леди Элдсуайт. Надеюсь, вы не оставили хорошие манеры на конюшне и будете вести себя в Хиллсборо, как подобает женщине вашего положения. – Она перекрестилась и сказала: – А теперь каждая из вас, дамы, должна помолиться перед сном. Бог милостив к благочестивым и набожным женщинам. – Леди Маргарита направилась к двери, затем остановилась и добавила: – Леди Элдсуайт, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы, пребывая здесь, вы не испытывали неудобств, но при этом чтобы ваш визит не слишком затянулся. В этом можете быть уверены.
После того как Маргарита наконец удалилась, Элдсуайт долго лежала, ворочаясь с боку на бок на тюфяке и глядя на огонь, горевший в камине. Проведя полжизни в монастыре, она привыкла спать на полу. Подолгу живя среди монахинь, она усвоила и другое – истинно праведные среди них никогда не были высокомерны и не были так уверены в собственной непогрешимости, как леди Маргарита. Элдсуайт видела, что эта женщина – искусная притворщица и набожность ее – показная.
При свете дня замок Хиллсборо выглядел таким же зловещим, каким показался Элдсуайт накануне вечером, когда они сюда приехали. На стенах широких коридоров были развешаны гобелены и медные канделябры со свечами. Через окна замка – довольно широкие и высокие – проникал запах свежевыпеченного хлеба и пряных трав.
Элдсуайт приняла ванну, переоделась в свою чистую одежду и почувствовала себя намного увереннее. Бертрада помогла ей надеть светло-голубую сорочку и темно-зеленое платье. Элдсуайт стянула талию поясом из серебра и закрепила на голове белую вуаль серебряным ободком.
Направляясь с остальными женщинами в главный зал на завтрак, она прислушивалась к их неторопливой беседе. В отличие от леди Маргариты остальные женщины в доме были простыми и на редкость доброжелательными. Впрочем, Анна и вдова Элис были не прочь немного посплетничать. Их излюбленной темой для обсуждения были приезды и отъезды сэра Роберта. Женщины толкались локтями, борясь за право сидеть за столом рядом е ним. Каждая старалась привлечь к себе внимание мужчины, которого они считали желанным и опасным одновременно. Так прошла неделя – без заметных событий, в ожидании прибытия съестных припасов и лошадей, отправленных в Хиллсборо королем. Элдсуайт тосковала по Роберту, и когда он входил в зал для трапез, искала его глазами. За все время он лишь несколько раз посмотрел в сторону Элдсуайт и встретился с ней взглядом. Но не предпринял ни одной попытки встретиться с ней наедине или хотя бы перемолвиться с ней парой слов.
Элдсуайт старательно изображала равнодушие, делая вид, будто не замечает, что Роберт избегает ее общества.
Она проводила время в беседах с другими дамами, а также со своей служанкой Бертрадой, которая, как выяснилось, не на шутку увлеклась сэром Хьюго. Все время говорила о нем, превознося до небес его рыцарскую, доблесть, и необычайную доброту.
Элдсуайт слушала ее восторженные излияния вполуха, рассеянно глядя на то, как слуги торопливо снуют по залу с подносами, нагруженными печеными яблоками, сыром и пирогами с рыбой. Элдсуайт молча заняла место за столом и так же молча позавтракала. После трапезы она вместе с остальными женщинами проведет час в молитвах в местной часовне. А потом, наконец-то отправится на конюшню. Этого момента Элдсуайт ждала с нетерпением.
Главный конюх поначалу отнесся с опаской к появлению Элдсуайт на конюшне; увидев перед собой нарядно одетую барышню, он засомневался в том, что она собирается там работать. К тому же он не доверял женщине из Креналдена.
Однако Элдсуайт намеренно оделась нарядно и богато. В ней прежде всего должны видеть дочь графа. Она не хотела, чтобы ее приняли за ведьму. Ведьмы, как известно, обычно одеты в грязные лохмотья. И чем больше ее наружность будет отличаться от внешнего вида колдуньи, тем лучше.
К тому же, намереваясь зайти на конюшню сразу же после службы в часовне, Элдсуайт не могла одеться менее нарядно, чем обычно, чтобы тем самым не обидеть священника.
Элдсуайт обещала помочь главному конюху готовить травы, необходимые для лечения различных болезней лошадей, в чем ей удалось убедить конюха, на попечении которого находилось три сотни боевых коней. Все они в скором времени отправятся на войну и должны быть в прекрасной форме. Несмотря на то что Хиллсборо был богатым замком, в уходе за лошадьми все же имелись некоторые недочеты.
По слухам, лорд Гарольд приказал управляющему урезать расходы на содержание лошадей. Но Элдсуайт уговорила его расстаться с некоторой суммой в золоте, чтобы обеспечить надлежащий уход за несколькими самыми любимыми конями графа, на которых он выезжал на охоту. Выделенных лордом Гарольдом денег хватило не только на это, но и на лекарства и повязки для остальных лошадей. Таким образом, Элдсуайт снискала благодарность главного конюха. А управляющий был рад, что владелец поместья сможет и дальше заниматься охотой. Поэтому у него не останется времени на проверку отчетов о произведенных расходах. В противном случае управляющий мог бы лишиться места.
Элдсуайт часами сидела в конюшне. Вот и сегодня ее одежда и волосы пропитались тмином и анисом. Но девушка была рада, что своим трудолюбием ей удалось снискать уважение конюхов и мальчишек-помощников. Она помогала с выращиванием и приручением совсем маленьких жеребят и приучением к седлу жеребят постарше. Даже рыцари прислушивались к мнению Элдсуайт и обращались к ней за советами. Здесь Элдсуайт чувствовала себя в своей стихии. Она забывала обо всем на свете, занимаясь любимым делом, которое отвлекало ее от мыслей о Роберте. О судьбе ее родного замка Креналден.
Солнце поднялось высоко в небе и стало припекать. Элдсуайт, опустив голову, быстрым шагом направлялась на конюшню. Завернув за угол, она нос к носу столкнулась с рыцарем, одетым в черное.
Их взгляды встретились.
– Извините, сэр Роберт.
Он улыбнулся ей и вежливо поклонился.
– Доброе утро, леди Элдсуайт. Вижу, вы трудитесь, не покладая рук. Все ли в порядке с вами, а также с лошадьми? – Вежливые слова прозвучали довольно суховато и сдержанно, но Элдсуайт заметила, что когда сэр Роберт увидел ее, его взгляд потеплел. Может быть, он по ней соскучился?
Элдсуайт потупила взор:
– Да. У меня все хорошо. А как дела у вас?
– Прекрасно. Вот только ожидание кажется мне утомительным. Когда наконец король пришлет провизию для войска? Для наступления на замок Креналден нам необходимы дополнительные доспехи для рыцарей, и еще у нас не хватает лучников.
– А все остальное готово? – спросила Элдсуайт.
– Мои солдаты готовы, – понизив голос, сказал Роберт. – Мы выступим сразу же, как только сможем. Чем дольше будем мешкать с наступлением, тем больше преимуществ появится у Гилроя. Я мало кого посвящаю в свои планы: повсюду рыщут шпионы Гилроя.
Элдсуайт огорчилась. Роберт не говорит с ней ни о чем другом, кроме их общего дела, кроме войны. Как будто их ничто больше не связывает. Как будто они – чужие друг другу.
Она подхватила юбки.
– Ну что ж, в таком случае не смею вас больше задерживать и отвлекать от важных дел. От души желаю, чтобы провизия как можно скорее была доставлена.
Роберт схватил Элдсуайт за руку:
– Элдсуайт…
Вдруг со стороны двора раздался чей-то громкий голос:
– Роберт, люди ждут тебя во дворе.
– Мне нужно идти, – сказал сэр Роберт, выпустив ее руку. Он повернулся и помахал сэру Томасу. – Рад был увидеться с вами, Элдсуайт, и счастлив узнать, что у вас все хорошо. – С этими словами он удалился.
«Любому настоящему рыцарю в жизни нужны только три вещи: конь, меч и женщина, но по-настоящему любит он только первые две», – с горькой усмешкой подумала Элдсуайт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Исцели меня любовью - Дэннис Кэтрин



Ничего нелепие не читала. Не советую!
Исцели меня любовью - Дэннис Кэтринс
18.02.2014, 17.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100