Читать онлайн Серенада любви, автора - Дэн Барбара, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серенада любви - Дэн Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серенада любви - Дэн Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серенада любви - Дэн Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэн Барбара

Серенада любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

7 сентября 1814 года
– Брюс Макгрегор, и куда ты с этим направляешься?
Брюс выпрямился, глядя, как его жена ковыляет по лужайке с грацией пингвина, пытающегося нести между ног пушечное ядро.
– Если ребенок опустится еще ниже, то может выпасть головой вниз! – предупредил он с улыбкой.
– Но и тогда будет умнее тебя, – парировала Лидия.
– Стоит ли тебе выходить на улицу в такую жару, сердце мое? – спросил он, стараясь отвлечь прекрасную гарпию от продолжения тирады.
Пропустив мимо ушей его замечание, Лидия прошла к последнему «усовершенствованию дома» и поставила свою изящную ножку на ствол четырехфунтовой пушки.
– Что ты собираешься делать? Снять с фронта всех британских моряков?
Брюс расхохотался. Сегодня Лидия была не в духе. С самого утра воздух уже дышал зноем. Платье липло к ее телу, по лицу стекали капельки пота. Она выглядела бледнее обычного, но оставалась по-прежнему энергичной и категорически возражала против установки еще двух маленьких пушек на лужайке перед коптильней.
– У нас уже есть одна миленькая шестнадцатифунтовая пушка, украшающая переднюю лужайку, – напомнила Лидия.
– Она нужна для особого случая, – усмехнулся Брюс, глядя на выдающийся живот жены, – если подаришь мне сына.
– А над чем, как ты думаешь, трудилась я последние девять месяцев?
Лидия пнула пушку ногой.
Брюс почесал Брана за ушком. Колли помахал пушистым хвостом, весело щеря зубы. Все утро он ходил за хозяином по пятам, пока тот таскал стружку из сарая, чтобы обсыпать землю вокруг кустарника и растений на клумбах. Утро было мирным, пока Робби Харрис и Уэйн не доставили два малых орудия и не остались, чтобы выпить кофе и обсудить военные новости.
– Что, говоришь, делала эти последние месяцы? – спросил Брюс, обдумывая ответ на вопрос жены. – Давай посмотрим: спасла дом от упадка, сделала его предметом зависти наших друзей. Сшила мужу новый гардероб, превратив его в настоящего денди. Вырастила огромный урожай, способный прокормить маленькую армию. И поставила на ноги около восьми десятков раненых американских парней…
– Семьдесят шесть, – уточнила Лидия, потирая поясницу.
– Еще ты взяла штурмом тюрьму Галифакса, опоила охрану и…
Лидия пожала плечами.
– Я помогала, так что это не в счет, – возразила она. – Не увиливай, я имела в виду нашего ребенка.
На его губах промелькнула улыбка.
– Если уж быть точным, Лидия, то и здесь не обошлось без помощи.
Он бросил на Лидию плутовской взгляд, и она рассмеялась:
– Для этого особых усилий не потребовалось.
– Как насчет того, чтобы убрать ногу с пушки, любимая? Я бы хотел закончить свою работу.
– Я не хочу провоцировать атаку!
Брюс вынул из кармана носовой платок и вытер лоб.
– Суть идеи в том, чтобы сделать предупредительный выстрел, – пояснил он терпеливо. – Это не для обороны. Но если британцы действительно высадятся или возникнет какая-нибудь другая необходимость, выстрел предупредит солдат в форте.
Видя его решимость, Лидия сдалась и, убрав ногу с пушки, последовала за мужем и Браном.
– Доверься мне, – сказал Брюс, толкая пушку вверх по травянистому склону. – Здесь, на мысе мы занимаем стратегическую позицию. Отсюда можно видеть, что происходит в заливе. И… – он напрягся, толкая железный остов, – я достаточно много времени провел дома, чтобы понять, что нужно жителям Нью-Лондона. В первую очередь своевременное предупреждение в случае реальности нападения.
– Местная милиция уже отражала атаки, – не унималась Лидия, потирая живот и следя за игрой мышц на спине Брюса.
Она не видела столь восхитительного зрелища с тех пор, как наблюдала за тренировкой скаковых лошадей в Данбери.
– Небольших групп из десятка человек. – Брюс аккуратно установил орудие. – Поскольку я все равно убиваю время, пока ребенок не родится, хочу по крайней мере дома принять меры предосторожности.
Лидия покачала головой:
– Ты явно намерен убедить британцев, что мы вооружены до зубов. А что, если они решат атаковать с берега?
– Я защищу тебя, – пообещал Брюс и поцеловал ее в шею.
Лидия застонала.
– Думаю, ты будешь в это время в плавании, и мне самой придется защищаться, – сказала она с мрачным видом.
– В этом случае британцам не позавидуешь.
Брюс опустился на корточки, чтобы нацелить ствол в нужном направлении. Затем поднялся и, обняв ее одной рукой, засунул вторую себе за пазуху, точь-в-точь как Наполеон.
– Ну, британцы, берегитесь! – произнес Брюс. – Здесь стоит Лидия Макгрегор – стойкая защитница и патриотка. Гроза земли и морей, – пошутил он и подмигнул Брану, ответившему радостным лаем.
– Очень смешно, Брюс. – Одарив его сердитым взглядом, Лидия обошла пушку, изучая ее. – Может, покажешь, как стрелять из этой штуковины?
– Сейчас покажу. Тогда милиция живо примчится к нашему дому, чтобы защитить тебя.
– Ха! Я видела, что произошло, когда «Роксану» посадили на мель и подожгли с той британской баржи. Британцы вели с моря такой обстрел, что приблизиться к ней, чтобы спасти ее, было невозможно. Слава Богу, никто не пострадал.
– Может, – усмехнулся Брюс, – полковнику Ратбану следует поставить тебя во главе милиции?
– Думаешь, у меня хуже получится, чем у того, кто командовал бедными парнями? – с жаром спросила Лидия.
– Обещай мне одну вещь, – попросил Брюс, целуя ее. – Пожалуйста, постарайся не ввязываться в рукопашную, пока меня не будет.
– Глупо, Брюс. Ты знаешь, что не стану!
Выражение ее лица заставило его рассмеяться.
– Ради меня не поддайся искушению, ладно?
– Предоставлю эту работу местным силам, – поклялась она, положив руку на сердце.
– Лучшая защита, – подсказал ей Брюс, – это держаться на безопасном расстоянии от местной милиции. Они скорее друг друга перестреляют, чем неприятеля.
– А если меня атакуют или наш дом обстреляют?
– В таком случае спасайся бегством! – сказал он. – Британцы стреляют не лучше нас.
– Понятно. – В ее сине-фиалковых глазах блестели озорные искорки. – Уж и не знаю, что предпочту: быть подстреленной «красными мундирами» или соседями.
– Стреляй из чертовой пушки, Лидия, и беги в подвал. – Брюс проводил ее до дома. – Не волнуйся, жена, пока я не поймаю того парня, который подает синие сигнальные огни, я никуда от тебя не денусь.
– Будь моя воля…
Внезапная боль внизу заставила Лидию замереть на месте. Она прикусила губу, чтобы не застонать.
– Все в порядке? – спросил Брюс.
Лидия кивнула:
– Защемило нерв. – Она снова тронулась. – Говорят, что те голубые огни загораются на рыбацкой лодке.
Брюс бросил палку, приглашая Брана поиграть.
– Знаешь, что меня озадачило? – спросил он, с тоской глядя в море. – Голубые сигнальные огни появились впервые много месяцев назад. С такой же проблемой столкнулся Декейтер, со своей командой. Наверняка у некоторых скептиков появилась мысль: Декейтер – свой в доску парень и прочее, – поэтому люди на «Македонце» и «Соединенных Штатах» придумали голубые огни как предлог, чтобы перезимовать здесь. Теперь, похоже, меня выбрали для этой сомнительной чести.
Лидия нахмурилась:
– Но зачем кому-то…
– Думаю, сначала нужно отловить его, чтобы узнать, что заставляет человека помогать неприятелю.
Брюс тронул корабельный колокол, установленный на заднем крыльце. Тот издал такой громкий звук, что Лидия зажала уши. К счастью, Брюс вовремя остановил звон, иначе она накинулась бы на него с бранью.
– Может, это женщина? – предположила Лидия.
– Ты единственная женщина, заинтересованная в том, чтобы я остался в порту. – Он заключил ее в объятия и поцеловал. – Но даже ты не дошла бы до такой подлости.
Нехотя Лидия отстранилась.
– Не надо, Брюс. Я сегодня неважно себя чувствую.
– Это не?.. – Брюс с подозрением посмотрел на ее живот.
– Нет. Просто сегодня очень жарко. – Она взглянула на небо. – Если бы только хоть чуточку стало прохладнее.
– Давай спрячемся от солнца, любимая, – сказал он ласково, увлекая ее в кухню. Смочив под краном полотенце, Брюс приложил его ко лбу жены. – Посиди, а я схожу к колодцу за водой.
Лидия с усилием улыбнулась:
– Приму прохладную ванну и почувствую себя лучше.
– Я приготовлю ее для тебя, – вызвался Брюс.
– И оставишь на полу грязные следы? – с раздражением спросила Лидия. – Пусть лучше Айзек это сделает, Брюс. А ты возвращайся к своим пушкам.
Брюс с облегчением вздохнул:
– Ты не против?
Лидия махнула рукой:
– Иди, милый. Развейся.
Решив, что Лидия находится в одном из тех загадочных настроений, которые порой случаются у женщин, Брюс сбежал по ступенькам во двор. Вызвав из поля Айзека Йорка, он велел ему принести Лидии воды для ванны, после чего удалился в каретный сарай, чтобы заняться починкой упряжи.
Во второй половине дня желудок напомнил Брюсу, что настало время обеда. Войдя на кухню, он обнаружил, что Пейшенс убирает со стола остатки еды. У него вытянулось лицо.
– Я опоздал?
– Могу предложить вам холодный язык.
– Нет, спасибо. Здесь еще осталась, какая-то еда. Возьму немного и кувшин эля. – Сделав большой глоток эля, Брюс спросил: – Вы не знаете, где моя жена?
– Странно. – Пейшенс нахмурилась. – Она не спускалась обедать.
Брюс поставил кружку на стол.
– Пойду наверх переодеться и посмотрю, как она там.
Проходя по просторным светлым комнатам, Брюс в который раз дивился происшедшим переменам. Сквозь сияющие окна в дом вливались солнечные лучи. Деревянные полы и двери сверкали полировкой. Больничный запах давно выветрился, уступив место лимонному. Камины были чисто выметены, и возле каждого возвышалась небольшая поленница в ожидании первой холодной ночи. Повсюду в комнатах чувствовалась заботливая рука Лидии. В гостиной возле его любимого кресла лежали газеты. Рядом с газетами она оставила стеклянную вазочку с любимыми мятными лепешками и любовное стихотворение Роберта Шеридана, переписанное ее рукой. Лидия знала тысячу способов сказать Брюсу, что думает о нем.
Заметив детские пинетки и недовязанную кофточку, брошенную на столике возле ее стула, Брюс улыбнулся. Удивительная женщина!
Перепрыгивая через ступеньки, он направился в хозяйскую спальню.
– Лидия! – окликнул он ее.
– Я здесь, Брюс, – донесся слабый голос из-за двери.
Брюс заглянул внутрь. Его жена болтала ногой, свесив ее через край ванны. С заколотыми на голове волосами она выглядела очаровательно! Особенно Брюсу понравилась соблазнительная грудь, колыхавшаяся на душистой водной поверхности.
– Привет, любимая! – поздоровался он, проходя мимо, чтобы умыться и переодеться. – Не пора ли тебе выбираться наружу? Пока ты не посинела, как слива?
– Не могу, – объявила она сквозь стиснутые зубы. Что-то в голосе жены заставило Брюса обернуться. Она вцепилась в края ванны, как в спасательный круг.
– Судорога схватила? – справился он.
– Что-то вроде того, – ответила она, с трудом шевеля губами. По выражению ее лица он понял, что Лидии не до смеха.
– Позволь помочь тебе, – предложил он, галантно протянув руку.
– Ты… сейчас… увидишь… как делается… история… – предупредила она, тяжело дыша.
Ее щеки надувались, как мехи на калиопе. Метнув в него сердитый взгляд, Лидия обиженно поджала губы.
Вцепившись в края ванны, Лидия наполовину приподнялась.
Брюс стоял, загипнотизированный хлюпаньем вспененной воды и странным выражением лица жены. Либо она пребывала в крайнем смущении из-за того, что он застал ее нагую в ванне, – но эту мысль он отбросил как маловероятную, – либо…
Брюс замер.
У нее начались роды!
– О мой Бог, Лидия! – воскликнул он, и его прошиб пот.
– У меня отошли воды, – пожаловалась она, погружаясь в ванну по шею, когда увидела, что он споткнулся, спеша ей на помощь.
Меньше всего ей хотелось, чтобы он уронил ее с ребенком.
– Не волнуйся, Лидия, – сказал Брюс, шагнул к двери и бросил через плечо: – Я вернусь, как только вызову доктора.
– Помогите! – запричитала Лидия, вынырнув на поверхность. – Кто-нибудь, помогите!
К несчастью, господская спальня находилась в дальнем конце коридора, и никто не слышал ее криков. Лидия собралась с силами, чтобы пережить следующую схватку. Если повезет, Брюс достигнет города через полчаса. Через час – в худшем случае через два – во дворе раздастся цокот копыт двадцатидвухлетней кобылы доктора Троубриджа, запряженной в его коляску. А пока…
«Я рожу ребенка прямо в ванне», – подумала она, борясь с охватившим ее ужасом.
Доктор Троубридж не успеет.
«Господи, умоляю тебя! Почему все, что я делаю, заканчивается катастрофой?»
– О, Брюс, – стонала Лидия, – возвращайся скорее! Помогите!
Рождение ребенка не имело ничего общего с тем, как она себе это представляла. Судя по тому, что она об этом слышала, роды, особенно первые, – это длительный процесс, занимающий от одного до двух дней.
Будучи человеком дисциплинированным, Лидия следила за часами на туалетном столике. С тех пор как у нее отошли воды, прошел час и пятьдесят семь минут. Схватки участились, интервалы между ними длились не больше минуты. И делались длиннее и сильнее, в то время как она теряла силы.
Лидия вдруг ясно осознала, что о вставании из ванны не стоит и помышлять. Под воздействием силы тяжести ребенок опустился вниз, и она сосредоточилась на родах, вместо того чтобы бороться с силами, неподвластными ее контролю. Упершись обеими пятками в край ванны, она напряглась.
– Ну, Брюс Макгрегор, я тебе покажу, – поклялась она сквозь стиснутые зубы.
Внезапно, пока она отдыхала между схватками, земля ухнула и задрожала. От неожиданности Лидия скрылась под водой, отпустив края ванны, и, отплевываясь, вынырнула на поверхность.
Что это было?
«О мой Бог! Я так и знала! Более подходящего момента для атаки британцы не могли найти! Брюс уехал. Я в западне и не могу двигаться и… Что мне делать? Они захватят дом, убьют моего ребенка и сожгут все дотла!»
От второго взрыва зазвенели окна спальни и закачались занавески.
Но у нее больше не было времени проклинать свою злую судьбу. Она напряглась, издав стон, способный убедить целый полк, что дом полон привидений. Боль отпустила ее, когда громыхнула большая пушка, и мимо выходящего в сад окна проплыло облачко черного дыма.
«Нас окружили!» Лидия зажмурилась, и по ее бледным щекам покатились слезы.
– Вытащите меня отсюда! – закричала она в отчаянии.
Надо же ей было застрять в ванне, когда подошло время произвести на свет сына, и «красные мундиры» окружили дом. Трусы! Нападать на беспомощных женщин и детей! Да как они смеют?!
«Будь все проклято, – стонала она. – Они меня не возьмут. Я им без борьбы не сдамся!»
Но что она сможет сделать против заряженного мушкета?
Не успела Лидия отреагировать на стук сапог в коридоре, как ее выхватили из воды. Хлопая ресницами, она уставилась на сияющее лицо Брюса, который нес ее к кровати.
– Ты вернулся! – произнесла она, восхищенная его храбростью.
И испытала чувство неимоверного облегчения, когда он уложил ее на белоснежные хрустящие простыни.
Пошарив в ее шкафу, Брюс извлек голубую ночную рубашку.
– Я же сказал, что немедленно вернусь.
Не теряя времени, он промокнул ее полотенцем и натянул на нее рубашку.
– Как… как ты прорвался сквозь вражеское оцепление? – поинтересовалась Лидия.
Его жена галлюцинировала. Брюс нежно улыбнулся ей.
– Я задал им трепку. Сказал, что моя жена устроит им головомойку, если они запачкают ее гостиную, – пошутил он, гадая, что это на нее так подействовало.
Увидев, как она запыхтела и натужилась, он поморщился.
– Спокойно, милая. – Свернув сухое полотенце, он подложил ей его под бедра, обложил ее подушками и пристроился рядом на постели. – Сделай глубокий вдох и постарайся расслабиться.
– Не мо-о-о-огу!
Она напряглась, и ее стон перерос в крик.
Когда со следующим приступом боли у нее между ног появилась темноволосая головка, у Брюса перехватило дыхание. В благоговейном трепете он протянул к ней свои большие ладони и помог выбраться на полотняное полотенце. Как только новорожденная сделала первый вдох, ее тельце густо покраснело.
– О, Лидия! – прошептал Брюс. – Она прекрасна.
Лидия лежала обессиленная в ворохе ночного белья и простыней, счастливая, что разрешилась от бремени. Она устала так, словно совершила двухчасовой пробег в Бостон и обратно. Если бы британцы подожгли их дом, она не смогла бы даже пошевелить пальцем.
Встрепенувшись, она повернула голову к Брюсу, хлопотавшему над младенцем. Глупыш сиял от восторга! Он завернул розовое корчащееся создание с хохолком густых темных волос в рубашку, которую сшила Лидия.
«Боже… Он ведь не знает, куда я положила одежку для младенца». Отцовские потуги Брюса, охи да ахи заставили ее рассмеяться. Лидия попыталась рассмотреть, что там вызвало у него такой восторг.
У их дочери был курносый носик, валик жира вместо шейки и пухлые щечки. Не слишком воодушевляющее начало. Такую трудно будет выдать замуж, если она не изменится к лучшему. Удовлетворив сиюминутное любопытство, Лидия зевнула, надеясь, что у ребенка полный набор пальчиков, ручек и ножек.
Слава Богу, все кончено, подумала она и закрыла глаза, успокоенная тем, что Брюс взял заботу об их первенце на себя. «Как хорошо, что один из нас знает, что делать!» Будучи младшим ребенком в семье, Лидия не имела опыта общения с новорожденными. Не знала, как с ними обращаться, как кормить. Почти все время после свадьбы она занималась розысками Брюса и теперь радовалась, что он уже имеет опыт и поможет ей обрести собственный.
Лидия уже стала засыпать, когда снова начались схватки, и ахнув, прикусила губу.
– У нас что, близнецы?
Брюс с улыбкой и ребенком на руках покачал головой.
– Это послед, – пояснила Пейшенс, приближаясь к кровати, и Лидия расслабилась, радуясь прибывшей помощи. – Позвольте мне перерезать пуповину, – попросила она, борясь с сестрой за эту честь.
Непривычная к тому, чтобы ее видели в столь растрепанном виде, Лидия залилась румянцем.
Уважая ее скромность, сестры Хармс быстро убрали послед, сменили постельное белье и на цыпочках покинули комнату.
Брюс наклонился к жене и нежно поцеловал ее в губы.
– Я люблю вас, миссис Макгрегор.
Неожиданный взрыв долго сдерживаемых эмоций заставил Лидию спрятать лицо у него на шее.
– Я тоже люблю тебя, Брюс, – всхлипнула она. Улыбаясь, он поцеловал ее в щеку и нежно обвел пальцем сердцевидное личико дочери.
– Ты произвела на свет очень красивого ребенка. Спасибо, – поблагодарил он тихо.
Лидия улыбнулась. Его слова уняли сомнения молодой матери, став для ее сердца своего рода бальзамом.
– Я рада, что она тебе нравится.
– А имя ты придумала?
Взглянув на девочку, на созданную вдвоем с Брюсом новую жизнь, Лидия испытала гордость. И посмотрела на Брюса:
– Я хочу назвать ее Изабеллой, если не возражаешь.
Брюс ошеломленно уставился на жену. Ее светлые волосы были спутаны, на лице играла озорная улыбка. Затем его взгляд переместился на кроху, жадно прильнувшую к груди Лидии. Как только она догадалась? Его поразило, что Лидия захотела назвать малышку именем его матери, его первой в жизни любви.
Он кивнул:
– Никакое другое имя не могло бы обрадовать меня больше.
– Как и меня, мой милый, – сказала Лидия весело. – «Изабелла» – пусть и вонючее рыбацкое судно – снова соединила нас.
– «Изабелла»! – Брюс очнулся от шока, удивляясь тому, что они пришли к одной мысли, хотя и разными путями. – Да, моя любовь. Изабелла – имя моей матери, – сообщил он с веселыми искорками в глазах.
– Твоей матери? – Когда он кивнул, Лидия смутилась: – О, Брюс, я не знала! Конечно, мы назовем ребенка в ее честь.
Он рассмеялся, и новорожденная, испугавшись, во сне импульсивно вскинула маленькие кулачки.
– Названная ли в честь моей матери или рыбацкой шхуны, она все равно вызывает у меня чувство гордости, и мне лестно быть ее отцом.
– Но…
Поцелуй Брюса не дал ей раскрыть рот. Когда же наконец, бездыханные, они оторвались друг от друга, Брюс сказал:
– Изабелла – маленькая девочка, которая вырастет в страстную женщину с горячим сердцем, как ее мать и бабушка.
– О, Брюс, неудивительно, что я так тебя люблю!
– Со мной легко поладить, верно?
– Иногда. – Лидия заметила, что малышка чем-то недовольна. – Брюс…
– Думаю, она хочет более близкого знакомства со своей матерью. – Он приложил дочь к груди Лидии. Не обращая внимания на свою неопытную мать, которая краснела, охала и нервно вздрагивала, девочка, повинуясь инстинкту, присосалась к груди, как рыба-прилипала.
Устроив голову на плече Брюса, Лидия подняла на него глаза.
– Я нравлюсь ей, – произнесла она с восхищением.
– Ага, видимо, она унаследовала примитивные инстинкты своей матери, – подтвердил Брюс со смехом, пряча нос в душистых волосах жены.
Его сердце пело. Рождение ребенка – это настоящее чудо. Лидия подняла на него свои сине-фиалковые глаза:
– Доктор Троубридж приедет?
– Будет здесь с минуты на минуту. Иначе для чего я стрелял из пушек?
– Это ты стрелял?
– Да, мы придумали с ним такой сигнал, чтобы он мог все бросить и примчаться сюда немедленно.
– А я подумала, что нас атаковали британцы! Тебе это не сойдет с рук, Брюс Макгрегор, – пообещала Лидия.
– Рад видеть, что к тебе возвращается твой привычный боевой дух. – Брюс улыбнулся, и в его теплых карих глазах заплясали огоньки. – Док будет разочарован. Ты, похоже, справилась с родами не менее эффективно, чем справляешься со всем остальным.
– Оставила его без заработка? – прыснула Лидия.
– Меня так и подмывает заплатить доктору двойную сумму за опоздание, – сказал Брюс, вспоминая, как его выдворили за дверь, когда Анджела рожала близнецов.
– Брюс, ни один настоящий шотландец не заплатит больше!
– Лидия, я сказал, что меня подмывает, но с ума я еще не сошел.
И Макгрегоры рассмеялись своей маленькой шутке, в то время как темноволосая малышка сосала грудь матери, сжимая кулачком палец отца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серенада любви - Дэн Барбара



интересная книга.мне понравилась
Серенада любви - Дэн БарбараХела
19.06.2013, 9.16





Эта книга не типичная с чуточкой романтики, реализма и духом приключений. Возможно, не всем понравится...
Серенада любви - Дэн БарбараItis
4.07.2013, 19.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100