Читать онлайн Невинная ложь, автора - Дэйн Клаудиа, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невинная ложь - Дэйн Клаудиа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэйн Клаудиа

Невинная ложь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Это был очень симпатичный военный. Даже единственный военный. Но все же миссис Пэтси Уэйли сомневалась, что будет с ним часто встречаться. К такому решению она пришла после всего услышанного или подслушанного.
Подобный разговор редко можно подслушать в дорогом магазине. Тем более в пятницу утром. Но Пэтси ухитрилась услышать эту омерзительную, злобную, завистливую сплетню. После чего немедленно вышла на улицу, громко хлопнув дверью. Никто не посмел бы произнести при ней такую чудовищную и гнусную ложь о ее племяннике! Это самая откровенная клевета и ничего больше! И если бы тетушка Пэтси не обладала столь доброй и открытой душой, то непременно обратилась бы в суд, чтобы защитить от грязных наветов честное имя Дэндриджа Прентиса.
Однако Пэтси пока еще не знала, кто первым пустил подобную сплетню, хотя только об этом и думала по дороге домой. Правда, у нее мелькнуло подозрение, что скорее всего слух распространил Бен Чарлтон. Разве не он постоянно соперничает с Дэндриджем? И не он ли так бессовестно напрашивался на званый ужин, на который были приглашены старшие дочери семейства Макинтайр?
Пэтси поджала губы и крепко сцепила пальцы, в своей модной муфте.
Говорили, будто бы порочащая Дэндриджа ложь родилась во время ссоры в «Маро» – модном ресторане Уильямсберга. Что за чушь! Ни один джентльмен, занимающий такое положение, как ее племянник, никогда не устроит скандал в общественном заведении! Дэндридж – благородный джентльмен. Не говоря уже о том, что он пожертвовал четырьмя годами молодости ради служения королю и на благо своего отечества. К тому же Дэн принадлежит к одному из самых респектабельных английских семейств! Кто знает это лучше, чем она? Ведь он ее племянник!
Кто знает о; нем больше, чем она?
Оказалось, что кое-кто знал...
– О, Пэтси! – с отчаянием воскликнула Люси Смит. – Как себя чувствует наш бедный Дэндридж после вчерашнего происшествия в ресторане? Боже, какой кошмар! Наверное, мальчик всю ночь не спал! Из-за чего возник такой скандал? Я слышала, будто-бы...
– Не понимаю, о чем вы, Люси? – недовольно, но не выходя за границы вежливости, прервала ее Пэтси. – Дэндридж, как всегда, отлично себя чувствует. Извините, но у меня масса неотложных дел, поэтому нет времени обсуждать на улице происшествия в городских ресторанах. Тем более со случайными знакомыми. До свидания!
Мерзавка! Незачем было приглашать ее много лет назад на свадьбу! Вот результат подобного мягкосердечия! Надо сначала хорошенько подумать, а уж потом рассылать приглашения! Не доходя квартала до своего дома, Пэтси встретила сестер Гаррисон – Мэри и Элизабет. Догадываясь, что сейчас случится, Пэтси готова была пуститься бегом к своему дому, но Гаррисоны остановили ее.
– Пэтси, дорогая, а мы только что собирались посетить вас и принести соболезнования, – затараторила Мэри, схватив тетушку Пэтси за руку.
– Мы в ужасе! – добавила Элизабет.
– Никак не ожидали встретить вас на улице, – вставила Мэри. – Ведь ясно, что вы...
– Да, ведь ясно как день, что... – вновь перехватила инициативу Элизабет.
– …что вы, конечно, знаете о... – продолжила Мэри.
– …о том, что вчера случилось с Дэндриджем в ресторане, – возбужденно закончила ее сестра.
– Уверяю вас, – раздраженно ответила Пэтси, сжимая изнутри муфту, – уверяю вас, что ничего с Дэндриджем не случилось!
– Как? А ужасная драка с двумя пьяными матросами, во время которой один из них бросился на Дэндриджа с бутылкой!.. – воскликнула Мэри.
– С разбитой бутылкой, – уточнила Элизабет.
– С разбитой бутылкой в руке! Неужели вы ничего об этом не слышали? Странно! Ведь такого в Уильямсберге никогда не было!
– Разве вы регулярно посещаете местные рестораны и знаете, что там происходит? – съязвила Пэтси.
– Пэтси, мы отлично понимаем, как Оно вам сейчас! – заверила ее Мэри. – Ведь вашего племянника могли убить той бутылкой! Хотя никто не понял, зачем Дэндридж подошел к тем матросам. Они не сделали ничего, чтобы рассердить его. И как я слышала, были настроены весьма миролюбиво.
– Пока Дэндридж первым не ударил одного из них, – подсказала Элизабет.
– А когда матросы уже лежали без сознания на полу, ваш племянник схватил их обоих за воротники и выволок на улицу, как.
– Как мешки с зерном...
– Да-да. И с тех пор ни одного из них никто не видел!
Злобные карие глаза сестер ждали ответа. Пэтси знала и ту и другую давно. Еще в детстве она играла с ними. Причем не всегда эти игры хорошо кончались. По настояниям матери, Пэтси вместе с ними брала уроки танцев. Потом, по настоянию отца, пригласила обеих на свое бракосочетание. Боже, почему она так слушалась родителей? И почему они упорно сводили ее с этими недалекими и неискренними созданиями? А ведь их маменька не выносила ни Пэтси, ни ее родителей. Между тем ее мама всячески ублажала эту насквозь фальшивую и злобную женщину! Возможно, именно поэтому Пэтси, став взрослой, никогда и ни перед кем не заискивала.
– Дэндридж Прентис, мой племянник, всегда был и остался одним из самых обаятельных мужчин в нашей колонии, – с вызовом сказала Пэтси. – Сам губернатор выбрал его для выполнения опасного и важнейшего поручения – охоты за пиратами, постоянно грабившими не только мирные корабли, но и прибрежные города. Дэн в высшей степени усердно выполняет это задание. Хотя другие оказались не столь благородными. Кое-кто клевещет на Дэндриджа, завидует ему, поскольку он занят достойным делом, приносящим, огромную пользу стране. Кроме того, некоторые недовольны тем, что он занимает такой пост. Вот они-то и распространяют сплетни, клевещут на Дэндриджа и поливают его грязью...
– Извините, Пэтси, – прервала ее вспыхнувшая Мэри. – Я не лгу! Это со слов очевидца происшедшего.
– Кто же он?
– Бенджамин Чарлтон.
– Да, да! Чарлтон в это время был в ресторане и все видел! – подтвердила Элизабет.
– Бенджамин Чарлтон?! – воскликнула Пэтси, у которой уже зародились смутные подозрения. – Чарлтон завидует Дэну больше, чем кто-либо другой, ибо соперничает с ним из-за... ну, из-за двух молодых девушек на выданье. Он даже напрашивался ко мне на ужин, когда я пригласила этих девушек. Я не доверию ни одному слову мистера Чарлтона и советую вам относиться ко всему, что он говорит, таким же образом.
– Но, Пэтси... – попыталась возразить Мэри, но остановить тетушку Пэтси было уже невозможно.
– Скажите честно, Мэри, – эмоционально продолжала она, – можете ли вы представить себе Дэндриджа участником столь отвратительной сцены? Разве Дэн не всегда опрятен? Не всегда вежлив? Не пользуется уважением в своем департаменте? И этот человек станет драться в общественном месте?! Вы же не так наивны, чтобы поверить во всю эту чушь!
– Конечно, нет! – отозвалась Мэри.
Никто и никогда не считал ее наивной. То, что Пэтси сказала о Чарлтоне и его зависти, наверняка справедливо. Но в таком случае события в ресторане «Маро» представали в совсем ином свете. Часто люди лгут по причинам гораздо менее серьезным, чем зависть. Дэндридж действительно мог считаться эталоном элегантности и аристократизма. И конечно, было совершенно немыслимо представить его участником драки в ресторане?
– Рада это слышать, – уже значительно мягче проговорила Пэтси, удовлетворенная тем, что ей удалось погасить хотя бы этот разгоравшийся огонек клеветы. – Но теперь, извините, мне пора домой!
– Конечно, – ответила Мэри. – И если кто-нибудь станет снова клеветать на Дэндриджа, я откровенно поведаю о причинах, побудивших Чарлтона вести себя подобным образом.
– Не сомневаюсь! – холодно улыбнулась тетушка Пэтси.
В этот момент ее выражение лица разительно напоминало Дэндриджа. Его команда тотчас бы все поняла. Сестры Гаррисон – нет...
– Я не верю этому!
– Не понимаю почему? Ведь это правда! Я подслушала, как миссис Гаррисон говорила, что...
– Ты не должна подслушивать чужие разговоры, Рут, – упрекнула сестру Мириам. – И сама это отлично знаешь!
– Я не устояла! Они остановились около нашего забора, а я в это время пряталась в кустах.
– Тебе следовало дать им знать о своем присутствии!
– Это в моем-то собственном саду? Мириам, послушай! Дэндридж Прентис кулаком сшиб мужчину с ног!
– Ты уже сообщила это, а я ответила, что не верю.
– Я говорила тебе о первом мужчине. А это был второй! Дэндридж уложил кулаком в ресторане двух здоровых матросов! И никто не помогал ему. Ты когда-нибудь слышала о чем-то подобном?
– Нет, не слышала, – холодно ответила Мириам. – Но я не верю ни единому слову! Это грязная сплетня. Ложь! Не понимаю, зачем миссис Гаррисон понадобилось лгать...
– Лгать?! Почему ты считаешь это ложью? Конечно, это правда! Жаль, что я не была в среду у миссис Уэйли. Скажи, Мириам, он действительно ужасно жестокий?
– Разумеется, нет!
– Совсем-совсем?
Рут приуныла, хотя и понимала: Мириам права, не говоря младшей сестре того, что ей еще рано знать. Боже, как ужасно быть маленькой!
– Рут! Я считаю недостойным повторять грязные слухи о мистере Прентисе! Советую и тебе не делать этого.
– Ладно, – согласилась Рут, обиженная недоверием Мириам и нежеланием поделиться с ней тем, что, знает о человеке, занимавшем все мысли младшей сестры. Ведь речь шла о загадочном мужчине и очень привлекательном внешне!
Рут надула губы: Мириам только раздразнила ее своей скрытностью. Неужели она сама этого не понимает?
– Не знаешь, где Лидия? – спросила Рут, бросив на Мириам лукавый взгляд.
– Надеюсь, ты не намерена расстроить Лидию, выложив ей всю эту ложь и мерзость? – осведомилась Мириам. – У Лидии в последнее время голова и так кругом идет!
– Не до такой степени, чтобы я не смогла оценить того, что готова поведать мне младшая сестричка, – раздался с порога голос Лидии, слышавшей если не весь разговор то часть его.
Проведя почти весь вторник в постели, прячась от собственной семьи и от Дэна, Лидия была в ужасном состоянии накануне ужина с Дэндриджем и его тетушкой. Однако она не думала, что ее переживания затронут и других членов семьи. Да, Дэн завладел ее жизнью, но губить из-за него сестер Лидия не собиралась.
– Лидия, – сказала Мириам, – ведь ты не желаешь слушать о...
– Не говори за Лидию, – вмешалась Рут. – У нее своя голова на плечах. Уверена, она не назовет меня лгуньей в отличие от тебя, Мириам!
– Я не называла тебя лгуньей, а только сказала, что не верю клевете и сплетням.
– Мне уже известно, что произошло, и теперь я сама решу, как к этому отнестись.
Лидия вспомнила все, что произошло с ней на корабле. Нападение пиратов... То, как ее привязали к мачте... Дэна... Их первую ночь... И все, что за ней последовало...
Она вновь почувствовала себя в объятиях Дэна, услышала его голос, ощутила тепло мягких губ...
– Лидия, ты слышишь меня? – раздраженно спросила Рут.
– Слышу, – ответила Лидия, оторвавшись от своих мыслей.
– Так вот. Я сидела в кустах, делая вид, будто...
– По-твоему, Лидия должна выслушивать и это? – возмутилась Мириам.
Рут вздохнула.
– По-моему, нет.
Однако ее голубые глаза расширились. Еще раз вздохнув, она начала снова:
– Сидя в кустах, я услышала, что вчера вечером в ресторане «Маро» мистер Прентис без всякой на то причины ввязался в драку с двумя незнакомыми мужчинами и избил обоих до потери сознания. И при этом действовал только кулаками. А затем вытащил их обоих за дверь. С тех пор их никто не видел. Как ты думаешь, Лидия, они живы?
Призрак черноглазого человека, умирающего на палубе от рук Дэна, мгновенно возник перед глазами Лидии. Дэн участвовал в драке... Мог ли он при этом убить? Да, мог!
– Рут! А тебе не кажется, что те двое хотели убить мистера Прентиса? – покраснев от возмущения, осведомилась Мириам. – Лидия, ведь ты не веришь ни одному слову этой мерзкой сплетни, не так ли? Кому-то, видимо, очень хочется очернить мистера Прентиса!
Лидия знала, что Дэн способен убить и уже один раз сделал это у нее на глазах. Страшная трагедия того дня преследовала ее в кошмарах. Она рыдала, уткнувшись лицом в подушку, проклиная себя за то, что любит человека, павшего так низко. Но теперь Дэн совершил насилие над жителями Уильямсберга – столицы Виргинии! Значит, пиратская натура лает о себе знать. Нет, он не должен оставаться в Уильямсберге! И уж конечно, она с ним больше не встретится. Дэндридж Прентис уедет отсюда! Или... Или его повесят как пирата. И это будет справедливо!
Но ведь Дэн никуда не уедет! Лидия знала это, потому что он приехал сюда за ней...
От этих мыслей Лидию охватила дрожь, и она с трудом уняла ее. Нет, с этого момента она должна думать только об одном: как заставить Дэна покинуть Уилъямсберг. Иначе он умрет.
Лидия заставила себя сосредоточиться так же, как на «Драконе», когда ее привязали к мачте. Разница состояла лишь в том, что теперь она заботилась не о своей жизни, а о спасении Дэна. Он здесь ради нее, она знала это. Кому же, как не ей, спасти его? Но как? Может быть... Может быть, ей самой уехать из Уильямсберга? Тогда, возможно, Дэндридж устремится за ней. И это спасет его от виселицы...
Возможный выход?..
Возможный...
– Лидия! – словно издалека донесся до нее голосок Рут. – Ты ведь веришь мне, да? Ведь ты не думаешь, что кто-то возводит напраслину на мистера Прентиса?
Лидия посмотрела на сестренку.
– Верю, – вздохнула она.
– Ты не веришь, – прошептала ей на ухо Мириам.
– Верю, – повторила Лидия. – Почему?
Лидия взглянула на Мириам с грустной улыбкой.
– А почему ты не веришь?
– На этот вопрос мне легко ответить. Дэндридж – джентльмен из аристократической семьи. В городе он пользуется большим уважением; У него отменные манеры, Дэндридж тщательно взвешивает свои слова. Он любящий и любимый племянник миссис Уэйли. И...
– И что еще?
– И еще то, – промолвила Мириам, слегка покраснев и опустив взгляд, – что Дэндридж прекрасно сложен и очень строен...
– То есть тебе он кажется привлекательным, – подытожила Лидия, стараясь скрыть закравшуюся в душу тревогу Мириам посмотрела на сестру и улыбнулась:
– Очень.
Ответ влюбленного ребенка! Лидия поняла это по выражению лица Мириам.
Нет, Лидия не ревновала к Дэндриджу младшую сестру, назвавшую его привлекательным. Просто Дэн, человек воспитанный, вел себя на том вечере, как настоящий джентльмен, оказывая внимание совсем юной девочке. Однако именно такого внимания он никогда не проявлял к Лидии.
Но ведь Дэн не джентльмен! Он пират! Безжалостный, кровожадный пират, убийца! И поведение Дэна с Мириам не изменило отношения к нему Лидии. Да, Прентис обаятелен, но это обаяние чувственности. И если Дэн заинтересовался Мириам...
При этой мысли у Лидии перехватило дыхание. Почему?
Итак, если Дэн и заинтересовался Мириам, то это лишь минутное любопытство, которое не принесет юной девочке ничего, кроме душевной боли и страданий... Ибо этот капитан пиратского корабля весьма ненадежен и непостоянен. Не важно, что он клялся Лидии, будто никакие моря и океаны не смогут разлучить их, а она принадлежит, и будет принадлежать только ему! Или уверял, что никогда не забудет и не отпустит ее. Лидия не строила иллюзий насчет того, что Дэн будет вечно думать о ней. Он вел себя по-разному. Но верность не из числа его положительных качеств, Возможно, Дэн заинтересовался Мириам, привлеченной его внешним лоском и манерами. Кстати, и то и другое Дэн скорее всего демонстрировал специально для нее. Но при этом он оставался пиратом. Никто не знал этого лучше, чем Лидия. А пираты без угрызений совести берут то, что хотят, не думая ни о последствиях, ни о собственных душах!
И если... когда... Дэн устанет от нее, Лидии, то не вернется ли вновь в Уильямсберг, чтобы сорвать цветок, который сейчас с такой надеждой и простодушием распускается для него? Не станет ли Мириам следующей женщиной, которую Дэн уложит к себе в постель на «Драконе»? А кто потом? Рут? Затем – Энни? Не намерен ли Дэндридж использовать так всех ее сестер? Пронестись над семьей Макинтайров, как страшный ураган на море? И каждый раз срывать новый цветок, наслаждаться очередным свежим телом, когда предыдущее наскучит ему?
Что ж, это было бы очень удобно для Дэндриджа Прентиса! И он вполне способен так поступить. Ведь Дэн – пират, а значит, безжалостный бандит! Утолив сексуальный голод с каждой из сестер Лидии, он будет бросать их по очереди, как последних шлюх, в портах по пути следования корабля...
Он может так поступить! Он способен на это! Именно таким образом он рассчитывает расквитаться и с ней, Лидией!
Пламя ревности охватило Лидию, как страсть, которую она не так давно испытала. Дэн, заставил ее пережить самые разнообразные эмоции – ужас, панический страх, желание, безнадежное отчаяние. Теперь к этому прибавилась еще злоба. Но удивительнее всего, что это новое чувство доставляло Лидии наслаждение...
Сегодня вечером Дэн придет к ней в дом. Сядет за стол, чтобы отдать должное яствам. И при этом оценивать взглядом хорошеньких девочек...
Нет, сегодня же Лидия начнет борьбу с ним! Беспощадную, возможно, даже смертельную. Она разоблачит его перед сестрами и родителями. И сначала перед Мириам, дабы та первой не попалась обольстительному и коварному искусителю. О да! Дэн умеет казаться очень обаятельным, когда ему это надо! Когда где-то близко маячит постель...
Но с Мириам у него ничего не выйдет! Лидия поклялась себе в этом.
Впервые за три месяца она почти с нетерпением ожидала появления Дэндриджа на пороге своего дома.
Дэндридж уже хотел постучать в дверь, но Пэтси, удержала его, схватив за руку.
– Не забудь, что сегодня ты должен оказывать внимание не только Мириам, но и Лидии, ее старшей сестре. Поскольку с Мириам ты уже встречался, то разговор, с ней будет более непринужденным. Но не вздумай игнорировать Лидию! И не забудь ее имя!
– Я запомнил, тетушка: старшую дочь мистера Макинтайра зовут Лидией.
– Не подтрунивай надо мной, Дэндридж. – Тетушка Пэтси сняла перчатки. – Ты умеешь кокетничать с молодыми девицами. Поверь, я не настолько стара, чтобы не заметить, как быстро пошло дело у вас с Мириам! И будет очень некрасиво, если ты не окажешь должного внимания...
– Лидии, – закончил за нее Дэн.
– Да. В прошлый раз ее не было на вечере. Дай шанс и этой девушке. Конечно, она немного старше Мириам, но это, возможно, даже к лучшему!
– Боюсь, что ваши матримониальные планы едва ли осуществятся, тетушка!
– Можешь говорить что угодно! Но в любом случае изволь вести себя достойно! По крайней мере на сегодняшнем вечере.
– Мне кажется, что я сумею найти общий язык с Лидией. Правда, не обещаю оказывать ей особое внимание. – Дэндридж улыбнулся Пэтси, беспокойство которой его почему-то очень развеселило. – Поверьте, дорогая тетушка, я все-таки умею вести себя с дамами.
Пэтси сокрушенно покачала головой:
– Пока доказательств этого я не вижу. К тому же, дожив до вполне солидного возраста, ты так и не нашел себе жену.
– Тетушка, существуют и другие критерии оценки успеха у женщин. Наверное, неправильно смотреть на каждую как на потенциальную жену.
– Успеха у каких женщин? – насторожилась Пэтси.
– Стоит ли говорить о них, тетушка?
Пэтси удовлетворенно вздохнула, подумав, что племянник все-таки не утратил умения достойно держаться в обществе и вести разговоры, даже и не очень для него приятные.
Тем временем Рут и Энни подглядывали за ними из полуоткрытого окна над дверью. Больше всего девочек, конечно, интересовало, о чем сейчас говорят миссис Уэйли и ее племянник? Почему они не стучат в дверь? Почему не хотят беседовать за столом в гостиной? К тому же уже наступило время ужина. Все проголодались. Почему же гости медлят и не входят в дом? И вообще, что у них за секреты, которые надо так тщательно скрывать?
Дверь в комнату открылась, и вошла Лидия.
– Чем вы занимаетесь?
– Сидим и разговариваем, – ответила Рут. Лидия посмотрела на сестер с укором. Энни опустила глаза и смущенно призналась:
– Мы шпионим.
– За кем?
– За мистером Прентисом и его тетей, – пояснила Энни.
– Рут!
Голос Лидии звучал очень строго. Рут потупилась. – Мне хотелось увидеть следы крови на мистере Дэндридже после вчерашней драки, когда он кулаком уложил на пол сразу двух здоровых и сильных мужчин. Но сегодня мистер Прентис выглядит очень опрятно и аристократично. Только мы никак не можем понять, почему они с тетушкой вот уже полчаса о чем-то говорят и не стучат в дверь? Может, они передумали и не хотят у нас ужинать?
– И давно вы торчите у окна? – улыбнулась Лидия.
– Минут пятнадцать, – ответила Рут. – Но у меня уже устали ноги.
– И не пятнадцать, а всего пять! – сморщив носик, уточнила Энни.
– Пять минут? – удивилась Лидия. – Ну, это не так уж долго. Миссис Уэйли – весьма воспитанная дама и никогда не заставит хозяев долго ждать ее, особенно в столь поздний час. Это было бы неприлично. Но опоздание на пять минут допускается. И даже считается аристократичным. Хотя я с этим не согласна.
– Но все же о чем они говорят? Может, мистер Прентис убеждает тетушку не входить в наш дом? Потому что сам не хочет?
Лидия многозначительно улыбнулась:
– Уверена, миссис Прентис очень хочет поужинать с нами, и они сейчас постучат в дверь. А вы отойдите от окна и отправляйтесь спать! Имейте в виду, что Салли вот-вот придет вас проверить. Кроме того, если вы будете вести себя очень тихо, то сможете подслушать, о чем мы будем говорить за столом. Поняли?
Рут и Энни переглянулись, кивнули старшей сестре и, как два зайчонка, шмыгнули в спальню, предвкушая удовольствие.
Лидия сказала правду. Дэн действительно не упустил бы возможности войти в их дом, ставший ее последним убежищем. Он явно хочет получить почти садистское удовольствие, подвергнув Лидию мукам в кругу ее собственной семьи. Ведь Дэндридж – пират, А пираты отличаются особой жестокостью.
Стук в дверь разнесся по всему дому и, как показалось Лидии, проник в ее сердце. Да, это Дэн! Она ждала его. И он пришел...
Лидия начала спускаться по лестнице. Ноги ее стали ватными. В голове шумело. Она держалась за перила, чтобы не упасть.
Но должна была идти к нему, чтобы защитить сестер...
Роберт, Анна и Мириам уже тепло встречали гостей. Все с нетерпением ждали этой встречи. И каждый имел для этого свою причину. Роберт хотел понаблюдать за старшей дочерью и Дэндриджем. Мириам, очарованная мистером Прентисом, с замиранием сердца считала часы и минуты, оставшиеся до его появления. Кроме того, она хотела показать ему, что не верит ни слову из сплетен, распространившихся по городу. Пэтси очень надеялась, что на этот раз, увидев обеих старших дочерей Макинтайр, ее племянник наконец сделает выбор. И тогда через несколько недель можно будет сыграть свадьбу. А это, в свою очередь, означало, что ее племянник покинет свой корабль и навсегда расстанется с морем.
Дэн же, войдя в дом, искал глазами Лидию и думал о том, что может предложить ей в будущем. Согласится ли она стать хозяйкой какого-нибудь приличного магазина? Ей бы это очень пошло!
Но Лидии в холле не было. Она в нерешительности стояла на верхних ступеньках лестницы, где Дэн пока не видел ее...
До ушей Роберта донеслось легкое и знакомое шуршание. Лидия давно не снимала с вешалок платяного шкафа свои самые дорогие юбки, но сейчас надела одну из них. Надела для Дэна...
Прентис, не отрываясь, смотрел на нее. Лидия выглядела великолепно. Темно-зеленая блузка с длинными рукавами, отороченными кружевами, и такого же цвета, юбка живописно оттеняли золотистые локоны. Глаза Лидии казались изумрудными.
Она остановилась на нижней ступеньке, гордо вскинула голову и посмотрела в глаза Дэну. И тут же воспоминания о том, что ей пришлось пережить на «Драконе», нахлынули на Лидию. К горлу подкатил комок, дыхание почти остановилось, а ноги не повиновались ей. Но, судя по глазам Дэна, он чувствовал то же самое...
Этот безмолвный поединок продолжался не менее минуты. Затем Дэн улыбнулся, поняв, что Лидия все еще хочет его, но упорно борется с желанием. Он должен доказать ей, как глупа эта борьба. И убедить в главном, чего она пока не поняла: что Дэндридж Прентис не может жить без нее! Что не только плотское желание заставило Дэна искать Лидию в Уильямеберге, где он легко мог угодить на виселицу. Теперь он хотел ее не только физически – к Лидии тянулась его душа. Дэн начинал сознавать, что новое чувство не имеет почти ничего общего с тем, что происходило в его капитанской каюте. Потому ему необходимо объяснить Лидии, заставить ее понять, что она не должна его бояться. Ибо он уже не пират и не разбойник. И ей не следует скрывать свои истинные чувства к нему.
Но для этого надо было удостовериться, что Лидия любит его и больше не считает пиратом.
– А это, видимо, ваша старшая дочь, мистер Макинтайр? – спросил Дэн, и в его глазах заплясали чертики. – Пожалуйста, представьте меня.
Роберт и Анна онемели от удивления. Итак, Дэндридж делает вид, что никогда не встречался с Лидией. А между тем они долго говорили друг с другом через забор сада. Анна не понимала, почему Дэн лжет? Может, он не хочет показать, что знаком с Лидией, пока их официально не представят друг другу?
Тетушка Пэтси расцвела от удовольствия: столь изящно выраженная просьба еще раз доказывала, что ее племянник за годы плаваний не утратил светского лоска.
На Лидию же слова Дэна произвели совершенно противоположное впечатление. Вся прелесть появления Прентиса в ее доме мгновенно исчезла, ибо Лидию глубоко возмутила его ложь. Ведь совсем недавно он разговаривал с ней у забора сада, и все видели это! Зачем же так нагло врать?
Да, Дэн разозлил ее, но Лидия подумала, что это все же лучше, чем желание.
– Конечно, мистер Прентис, – слегка поклонился Роберт. – Позвольте представить вам мою старшую дочь Лидию. Лидия, познакомься, пожалуйста, с мистером Дэндриджем Прентисом.
Дэн церемонно поклонился Лидии. Его улыбка была неотразимой. А когда он галантно поцеловал ее руку, Лидию охватил трепет. Вряд ли Мириам в прошлый раз удостоилась такого поцелуя!..
Тем не менее Лидия попыталась вырвать свою руку. Дэн слегка усмехнулся и еще сильнее сжал ее.
Лидия негодовала, что Дэн так дерзко соблазняет ее на глазах всей семьи. Он вел себя бесстыдно и цинично. И она не допустит, чтобы Дэндридж проявил такую же развязность по отношению к ее сестрам. Прежде всего нужно сделать так, чтобы Мириам увидела истинное лицо этого человека и поняла свою ошибку.
– Я в восторге от встречи с вами, мисс Макинтайр! – говорил между тем Дэндридж. – И очень сожалею, что недомогание мистера Уортона не позволило вам посетить наш дом в прошлую среду.
При этом Дэн бросил нежный взгляд на Мириам. Но Лидия была настороже. Если этот человек полагает, что ему удастся внести Мириам в список соблазненных им женщин, то глубоко заблуждается! Она не питала особых иллюзий по поводу того, что сумеет убедить Дэна отказаться от плана обесчестить поочередно всех ее, сестер. Но защитить от него Мириам пока возможно. А потому пусть сегодня вечером Дэндридж ведет себя с ней самой как ему угодно. Но Мириам должна видеть это! Видеть и сделать вывод о том, каков на самом деле этот обаятельный мистер Прентис. И тогда она, наверное, предотвратит его посягательства!
Высвободив, наконец, руку, Лидия отступила на шаг и с деланным восхищением, посмотрела на Дэна. Да, она использует все способы, лишь бы спасти любимую сестру!
Дэн еще никогда не видел Лидию такой. Он помнил ее практичной куртизанкой или же трепещущей и пунцовой от стыда девушкой, внушающей ему уважение. Сегодня же он видел перед собой противника, энергично и твердо противостоящего ему.
Это заинтриговало Дэндриджа...
Сияя счастливой улыбкой, к ним подошла Мириам:
– Спасибо, мистер Прентис.
– За что? – изумился Дэн.
– За вечер в прошлую среду. Вы доставили мне огромное удовольствие.
– И всем нам! – добавила Анна, взяв младшую дочь под руку. – Надеемся, что сегодня все пройдет не хуже.
Прошу всех к столу. Ужин подан. Хотя он вряд ли может сравниться с тем, которым угощала нас ваша тетушка в прошлую среду.
– Вот уж не верю! – откликнулась Пэтси. – В чужом доме аппетит всегда лучше, чем в собственном! Однако благодарю вас за комплимент. Так или иначе, мы с племянником с нетерпением ждали этой встречи за вашим семейным столом.
Анна взяла Дэна под руку и повела в гостиную. За ними последовали Роберт и Пэтси. Замыкали процессию Мириам и Лидия.
– Ты все еще полагаешь, что он способен устроить публичный скандал? – шепнула Мириам сестре.
– Не сомневаюсь. К концу ужина ты, наверное, согласишься со мной.
Мириам задумалась. И продолжала размышлять об этом, сидя за столом. Поведение Лидии удивляло ее. Может, все дело в недомогании и сестре следовало остаться в постели?
Как и предупреждала Анна, угощение за столом было более скромным, чем неделю назад в доме Пэтси Уэйли. И все же недостатка в разнообразии блюд не ощущалось. Гости и хозяева отдали должное куриному супу, приготовленному Анной, копченой ветчине, приправленной свежей зеленью, разнообразным салатам, жареной телятине. При этом оживленная беседа не прерывалась.
– Лидия, – обратилась к девушке Пэтси, стараясь приободрить старшую дочь Роберта и привлечь к ней внимание племянника. – Надеюсь, благодаря вам мистеру Уортону стало лучше. Вы проявили подлинное благородство, оказав больному такое внимание!
– Ему действительно лучше, но я тут совершенно ни при чем.
– Вы заблуждаетесь, Лидия, – возразила Пэтси, сочтя скромность девушки наигранной. – Заботливая рука и поддержка никогда не бывают лишними. Конечно, вы очень помогли ему. Кажется, вы говорили, что мистер Уортон выглядел значительно лучше перед вашим уходом?
– Я ничего подобного не говорила. – Лидия усмехнулась, вспомнив, как нелюбезно больной провожал ее.
– Нет, именно благодаря вашей заботе мистеру Уортону стало чуть лучше, – поддержал тетку Дэндридж.
Лидия исподлобья посмотрела на него. Все это время, сидя за столом, ни украдкой наблюдали друг за другом. Она не могла простить Дэну, что он навсегда искалечил ее жизнь, но ненависти к нему не питала, как не боялась и за себя. Лидия испытывала только страх за Мириам. И влечение... к Прентису. Несмотря ни на что...
– Конечно, нет, – ответила она Дэндриджу. – Мистер Уортон хотел отделаться от меня задолго до того, как я собралась уйти.
– Больные часто сами не знают, что для них лучше, – вздохнула Анна.
– Больной или здоровый, – отозвался Дэн, потягивая вино из бокала, – но я не стал бы выпроваживать вас из своего дома, мисс Макинтайр, особенно ночью!
– Правильно! – согласилась с ним тетушка Пэтси. – Незачем девушке ходить одной по темным улицам, где может случиться что угодно.
– Раньше я возразила бы вам, мадам, – холодно отозвалась Лидия, – но не теперь. Вы правы, и я больше не позволю себе подобного безрассудства.
– Вам больше и не придется ничего опасаться, мисс Макинтайр, – улыбнулся Дэндридж. – Потому что, если не возражаете, я всегда готов сопровождать вас во время таких прогулок. Я не смогу спокойно сидеть дома, зная, что вы бродите в темноте. Темнота рискованна для тех, кто к ней не привык.
– Вы, разумеется, привыкли к ней! – с вызовом бросила Лидия.
Дэн пожал плечами:
– Верно, привык.
– Привыкли на практике или теоретически? – язвительно осведомилась Лидия.
– Хочешь маисовую лепешку, Лидия? – поспешно спросила Анна, подвигая к дочери плетеную хлебницу.
Что бы Анна ни думала о Прентисе раньше, сейчас она растерялась. Ее старшая дочь и Дэн говорили друг с другом настолько вызывающим тоном, что дело непременно кончилось бы дуэлью, будь Лидия мужчиной.
Сделав еще глоток вина, Дэн обратился к Мириам:
– Пожалуй, на практике. Во время плавания я определяю курс корабля по звездам. А они видны только ночью.
– Как прекрасно, сэр, находить путь по звездам! – Глаза Мириам сияли счастьем.
– Вы совершенно правы, – улыбнулся ей Дэн.
– Местонахождение определяют также и по солнцу, – возразил Роберт.
– Верно, но я предпочитаю ночные плавания и звезды. Ведь замечательно наблюдать, как звезды зажигаются, проплывают под куполом неба и опускаются за горизонт, словно утонув в море. Я наблюдал эту картину не один год. И до сих пор мне это не надоело.
– Какая честь для звезд! – саркастически заметила Лидия.
Коварство Дэна и простодушие Мириам не на шутку разозлили ее.
– Передай мне, пожалуйста, масло, – попросила старшую дочь встревоженная Анна.
Лидия передала розетку с маслом матери, ни на секунду не спуская глаз с Дэндриджа, который нагнулся к Мириам и что-то шептал ей на ухо. Неужели ее глупенькая сестренка еще не поняла, что Прентис – негодяй? Разве настоящий джентльмен позволит себе при всех нашептывать что-то на ухо скромной, хорошо воспитанной девушке? Разве у респектабельного и добропорядочного человека могут быть такие глаза, горящие похотью? Как Мириам не видит того, что рядом с ней сидит воплощение опасности, злобы и соблазна в человеческом обличье? Что это пират, который погубит ее?!
Было совершенно очевидно, что Мириам ничего этого не видит. Она с восторгом ловила каждое слово Дэна, заливисто смеялась каждой шутке, смотрела на него с обожанием. Нет, она не представляла себе, как опасен этот человек! Не подозревала об этом.
Но Дэн был опасен только для Лидии.
Роберт чувствовал это и удивлялся, что ни одна из сидящих за столом женщин, кроме Лидии, не понимает, что среди них – волк! Волк, хищник... Аристократическая внешность и сверхмодная одежда не могли скрыть его дьявольского нутра. Говорят, что внешность обманчива. Неужели это тот самый случай?
Неужели Дэндридж Прентис – пират?
Лидия знала точно, что Дэн – пират. И не спускала с него взгляда. Ей очень хотелось, чтобы Прентис пересел от сестры, оставил ее. Ибо Дэн, болтавший с Мириам, флиртовавший с Мириам, смеявшийся с Мириам, казался Лидии совершенно невыносимым...
На самом ли деле он такой ветреный и неверный? Это слишком даже для пирата.
А Дэн, демонстративно заигрывавший с Мириам, на самом деле был целиком поглощен наблюдением за ее старшей сестрой. Он украдкой следил за каждым ее жестом, постоянно менявшимся выражением лица и глаз. Дэн видел, что Лидия зла на него, почти в бешенстве. Что это? Ревность? Дэн надеялся, что это так. Может, в ревнивом угаре Лидия додумается до правды? Да, Мириам – очаровательная девушка. Но внутреннего огня, вырывавшегося из Лидии, в ней не ощущалось.
Дэн решил, что пора открыто переключить внимание на Лидию.
– Извините меня, мисс, – улыбнулся он Мириам, – но не кажется ли вам, что нам не следует игнорировать тех, кто сидит сейчас за столом? Вы заставили меня забыть о них.
Мириам вспыхнула и стыдливо опустила глаза. Лидия же, истолковав это по-своему, едва сдержалась, чтобы не бросить через стол в лицо Прентису что-нибудь тяжелое. Рука ее уже потянулась к кувшину с водой, но тут Дэн выгнул дугой брови и насмешливо улыбнулся Лидии. Та поспешно отдернула руку.
– Хотите пить? – спросил Дэн.
– Нет. С чего вы взяли?
– Похоже, вы голодны, но почему-то ничего не едите. И потянулись к кувшину с водой. Неужели вам не по вкусу то, что лежит на этих многочисленных блюдах?
– Мне нравится ужинать со своей семьей. А уж что подается к столу, не так важно!
– То есть у вас сегодня плохой аппетит, хотя обычно его легко удовлетворить? Мне не хотелось бы так думать!
Лидия побледнела. Эти слова она слышала от Дэна в каюте на корабле. Тогда они глубоко запали ей в душу. Теперь же он повторяет их при всей ее семье. И явно нарочно! Да как он смеет так мучить ее?.. А впрочем... Впрочем, он же пират! Разве у пиратов есть жалость? Нет! Тогда чего же она ждет от него? Доброты? Утешения?
Лидия никогда не видела ни того, ни другого от капитана Дэна. Так почему же ждет сейчас?
Потому что надеется... Надеется пробудить в нем любовь...
– А вот у меня всегда хороший аппетит! – продолжал Дэн. – Я и сейчас еще голоден!
– Голоден? – мрачно спросила Пэтси, недовольная тем, что ее племянник явно намеревался поссорить старших дочерей Макинтайр. – Надо быть глупцом, чтобы жаловаться на голод, сидя за столом, который ломится от еды!
– Что ж, значится глупец, тетушка! – улыбнулся Дэн, упорно продолжая смотреть на Лидию. – Да, стол действительно ломится от яств, но я не вижу на нем того, чего хотел бы сейчас больше всего на свете. И что по-настоящему утолило бы мой голод. Я знаю наверняка, поскольку однажды имел удовольствие отведать это блюдо и не могу до сих пор забыть тех ощущений.
Лидия вспыхнула, поняв, что Дэн уже не владеет собой. Значит, очень скоро он дотронется до нее, возьмет ее, будет обладать ею так, как только один Дэндридж и умеет. Все это она помнила в мельчайших подробностях. Но как ему удалось вновь зажечь в ней огонь страсти? Как он сумел заставить ее так ярко сохранить в памяти все происшедшее между ними? Скомканные простыни на узкой койке, звезды, отражающиеся в спокойной глади океана, мерное покачивание корабля... Стол перед ними... Не такой роскошный, как этот, но все же стол с большим блюдом жареного мяса...
– Прошу прощения! – Лидия закашлялась, встала и вышла из гостиной.
Роберт, Анна, Мириам и Пэтси молча смотрели ей вслед, пока она не спустилась по ступенькам террасы в сад. Только на лице у Дэна появилась загадочная улыбка.
– Пожалуйста, простите Лидию, – смутилась Анна. – Она очень плохо себя чувствовала все эти дни.
– Конечно! – кивнула Пэтси. – И вместо того чтобы отлежаться в постели, помогала этому... мистеру Уортону. У вас очень добрая, великодушная дочка, миссис Макинтайр!
– Да, миссис Уэйли, – тихо ответила Анна.
– Ну а теперь, мистер Прентис, поведайте нам, что за блюдо вы отведали и почему никак не можете о нем забыть? – обратилась к племяннику Пэтси.
Дэн посмотрел на тетушку, а затем обвел взглядом всех собравшихся.
– Это экзотическое блюдо я попробовал в трактире одного из дальних портов, куда случайно зашел наш корабль. Превосходное блюдо! Я запомнил его, наверное, на всю жизнь!
– Звучит заманчиво, – отозвалась Пэтси. – Но неужели ты надеялся найти его здесь, в Уильямсберге?
Дэндридж улыбнулся и, помолчав, сказал:
– Извините также и меня.
– Конечно, мистер Прентис, – кивнула Анна. Дэн промокнул губы салфеткой, положил ее на стол рядом с тарелкой и поднялся.
Роберт не вымолвил ни слова, наблюдая за тем, как Дэндридж вышел на террасу, спустился в сад и исчез за яблонями. Макинтайр не сомневался, что Дэн последовал за Лидией, а потому с облегчением посмотрел на широко раскрытые двери террасы, выходящей в сад. Небольшой сад при открытых настежь дверях просматривался почти насквозь. Это отчасти успокоило Роберта, всерьез опасавшегося за старшую дочь.
Лидия направилась по тропинке в летний домик. Но, не доходя до его дверей, остановилась, внезапно ощутив неутолимое желание. Оно вспыхнуло в ней после слов Дэндриджа, и скрыться в таком состоянии за дверьми летнего домика, которые он мог бы легко открыть, было небезопасно. Свернув с тропинки и сделав еще несколько шагов, Лидия снова остановилась.
Ночь была теплая. Чуть шелестели листья от легкого ветерка. На небе мерцали звезды. Серп луны медленно плыл между редкими облаками. В траве стрекотали цикады.
Ночь для влюбленных... Но Лидия не была влюблена. Ее мучило неудовлетворенное желание. Удовлетворить его с пиратом нетрудно. Но это не любовь.
Потому что любовь между ними Лидия теперь считала невозможной. Она была уверена в том, что Дэн не любит ее. Это доказывало его поведение...
Лидия смотрела на звезды и улыбалась, ощущая нежное прикосновение теплого ветерка. Ей уже не казалось ужасным желание принадлежать Дэну. И чем больше она твердила себе об этом, тем легче ей представлялось сделать этот шаг.
«Я хочу тебя, Дэн! Хочу!»
Да, это так просто!
И естественно. У них были интимные отношения. Так почему бы им не продолжиться теперь?..
«Я хочу тебя!»
Лидия вновь вышла на тропинку и медленно побрела к дому. Неожиданно на пути ее возникла чья-то тень. Она не удивилась, ибо знала, кто это.
Да, он ждал ее. Она должна была прийти. И он дотронется до нее.
Лидия остановилась. Сейчас Дэн протянет руку и коснется ее. И она не воспрепятствует этому. По его прикосновению она поймет, любит ли он ее.
Дэн нежно обнял Лидию и прильнул губами к ее шее. Она вдруг почувствовала себя маленькой, беспомощной, но защищенной в этих объятиях. Его губы, оторвавшись от шеи, прижались к губам. Они были теплыми, влажными и зовущими. Дэн прильнул к ней всем телом. И Лидия ощутила в этом что-то очень знакомое и желанное.
«Я хочу тебя...»
Губы Дэна лихорадочно касались ее лба, носа, щек, шеи.
– Поплывем снова вместе, – прошептал Дэн. – Разве ты забыла наши чудесные ночи в капитанской каюте на «Драконе»? Они повторятся вновь. И я обещаю удовлетворить любой твой голод, каким бы ненасытным он ни был... Мы будем бесконечно наслаждаться друг другом на океанских просторах! А наша любовь будет такой же безбрежной, как океан.
И Лидия почувствовала во рту его упругий язык.
Да, это правда. Она изголодалась по нему. Изголодалась так, что, казалось, вот-вот умрет. Но разве Дэн сказал хоть слово, о любви к ней?
Лидия не сомневалась, что, если она опять взойдет на борт «Дракона», Дэндридж тут же покинет Уильямсберг; И тогда ему уже не будет угрожать позорная смерть на перекладине. А она будет с ним...
Лидия растерялась. Она пыталась собраться с мыслями, пока его губы скользили к ее обрамленному кружевами декольте. Да, с каждым мгновением неумолимо приближалось то, что несколько минут назад представлялось невозможным. Это заставит Дэна забыть о Мириам. О Мириам, слишком очаровательной и чистой для него. О Мириам, не заметившей в нем страшной опасности для себя. Сестра не видела в этом человеке того, что отлично знала и понимала Лидия. Не могла вообразить, как он страстно прижимается к Лидии и жадно приникает к ее губам.
Но уже в следующее мгновение все мысли о Мириам вылетели из головы Лидии. Голод победил все! Желание полностью захватило ее. Удовлетворить его мог только Дэн.
– Увези меня отсюда! – прошептала она. – Увези на борт своего корабля!
– Ты согласна?
– Я хочу тебя!
– И останешься со мной?
Дэну было важно услышать честный ответ на этот вопрос. Не для того он искал Лидию, преследовал ее и, наконец, нашел, чтобы она вновь убежала от него. Лидия должна по своей воле избрать его. Захотеть Дэна и стать его частью. Ведь если Лидия, девушка из аристократической семьи, выберет его, это будет означать, что он вовсе не пират! Лидия Макинтайр никогда не отдаст себя пирату. А он и не пират. Он Дэндридж Прентис и никогда не был пиратом. Он боролся за свою жизнь, в чем нет ничего позорного. Дэн знал это. Но то же самое должна узнать и Лидия! Если Лидия и все остальные готовы принять его таким, каков он есть на самом деле, значит, Дэн не пират!
– Ты действительно останешься со мной? – с отчаянием спросил Дэн, презирая себя за слабость. – Я люблю тебя! И ты это знаешь! Должна знать! Так же, как и то, что я хочу тебя...
«Ты нужна мне...»
Этого Дэн не смог ей сказать. Ибо тем самым подтвердил бы свою слабость. Но ему действительно была нужна Лидия. Он хотел освободиться от своей вины. И только она способна помочь ему.
Лидия бессильно припала к нему. Дэн смотрел в ее глаза, отражающие, свет луны.
– Ты любишь меня? – прошептала Лидия.
– Прошу тебя, не сомневайся! Разве все то, что я делал до сих пор, не свидетельствует об этом? Разве не так себя ведет по-настоящему любящий человек?
Может, она не понимала его до этой минуты? Принимала глубокое, искреннее чувство за похоть? И может, упорные преследования Дэна тоже были продиктованы любовью, а не плотским желанием? И те высокие слова, которые он говорит сейчас, идут от самого сердца?
Лидия хотела верить в это, потому что слова Дэна целебным бальзамом ложились на ее душевные раны. Потому что их говорил человек, которого она хотела любить...
«Всевышний! Сделай так, чтобы он полюбил меня!» – молча взмолилась Лидия.
Она подняла глаза на Дэна:
– Ты... ты хочешь жениться на мне?
Этот неожиданный вопрос застал Дэндриджа врасплох. О браке с Лидией он никогда не думал. Она была для него прекрасной партнершей для секса, веселого времяпрепровождения, удовлетворения желания и самоутверждения. Но Дэн не видел в ней ни хозяйку дома, ни мать, ни жену. Да, он хотел ее, но не как законную супругу.
Все эти чувства так ярко отразились на лице Дэна, что Лидия поняла горькую правду.
Она высвободилась из его объятий и отступила на шаг, как бы не желая запачкаться в новой лжи.
Ложь, только ложь всегда лежала между ними. Так было с самого начала. С первого взгляда, первого слова и первого прикосновения. Лидия задыхалась в опутавшей всю ее жизнь лжи. И потому хотела так же больно ранить Дэндриджа, как он ранил ее. Но оружием против Прентиса она изберет правду.
Не станет она больше лгать и себе...
– Я не хочу вас, – громко сказала Лидия, перейдя снова на вы.
Дэндридж слегка побледнел, но тут же рассмеялся:
– Лжешь!
Видимо, он имел право смеяться, ибо только что Лидия поклялась себе никогда впредь не лгать.
– Я никуда не поеду с вами!
– А если я заставлю вас?
– Тогда я снова сбегу, перепрыгнув через поручни. – Дэну было неприятно напоминание о том, что Лидия рисковала жизнью, желая убежать от него. Она, видите ли, не хочет его! Должна захотеть!
– Все изменилось, – добавила Лидия, видя его ярость.
– Ничего не изменилось! – вскричал Дэндридж, бросаясь на Лидию.
Он обхватил ее своими железными руками и крепко прижал к себе. Его горячие губы приникли к ней, а рука, скользнув под декольте, сжала грудь. В Прентисе вновь проснулся главарь пиратов, привыкший повелевать, командовать и не знающий поражений. Сейчас он не сомневался в том, что легко заставит Лидию подчиниться его воле. Но...
Но на этот раз так не получилось. Дэн сжимал ладонями груди Лидии, ласкал ее соски, однако она оставалась холодной и совершенно безразличной.
Дэндрадж рассвирепел.
– Ты с готовностью отдалась мне на «Драконе! И сейчас хочешь меня не меньше, чем тогда. А захотела с первого взгляда!
Лидия помнила, что тогда ее первой и единственной мыслью было выжить любым путем. Она не хотела его. Ей надо было выжить – и только!..
– Нет, – холодно бросила Лидия. – Такого не было! – Дэн обескуражено смотрел на Лидию. Такого не было? Она не хотела его? А разве тогда, на палубе, глаза Лидии не умоляли Дэндриджа взять ее? Неужели и это была ложь?!
– Значит, ты просто-напросто шлюха! Грязная шлюха, отдающая свое тело тому, кто больше заплатит!
Слова Дэндриджа сразили Лидию, потому что-то же самое она столько раз говорила себе. Но...
Но разве шлюхи способны любить?
Она поклялась никогда больше не лгать. В том числе и себе. И вот сейчас правда предстала перед ней во всей наготе. Дэн – пират! И она не могла любить пирата! Он был также Дэндриджем Прентисом. Но Лидия не имела морального права любить человека, стоявшего настолько выше ее на социальной лестнице. Он взял ее невинность, как испорченный ребенок, не осознавая, какой бесценный дар она ему приносит. Да, все это было так! Наверное, поэтому Лидия убежала от Дэна, обманывала его и в конце концов восстала против него. Но...
Но она любила его!
Это многое объясняло.
И несколько утешало Лидию.
– Нет... – твердо ответила она. – Я не шлюха! И никогда не была ею! Меня взяли в плен пираты, и я отлично знала, что меня ожидает. Поэтому и выбрала мужчину, с помощью которого могла бы выжить!
– И ты выбрала для этого меня? – взревел Дэндридж.
Он не сомневался, что Лидия лжет, и эта ложь взбесила его. Она же, видя боль Дэна, понимая его негодование стыдилась того, что получает от этого удовольствие. Хотя Дэндридж уже столько раз оскорблял ее и наносил ей такие душевные раны, что отплатить ему за это вряд ли грешно. Но она не станет больше лгать ему! Дэн должен увидеть ее такой, какая она есть, и знать, где был обман, а где – чистая правда. Лидия больше не желает, чтобы Дэн считал ее шлюхой.
– Я выбрала человека, способного надежно защитить меня от взбесившихся пиратов.
– То есть капитана, – холодно заключил Дэн, поняв наконец, на что тогда пошла Лидия, чтобы выжить.
– Да, – кивнула она. – Капитана.
Дэну было нечего возразить. Лидия не хотела его! Она хотела капитана! Если бы в той кровавой драке победу одержал Пьер, то она пошла бы за ним. Если бы капитаном «Дракона» оказался старик Уолтер, Лидия была бы с ним...
– Любой порт хорош во время шторма, – вздохнул Дэндридж.
– Да, во время сильного шторма действительно хорош любой порт.
Она заставила себя поверить в эту истину, потому что та исходила от Дэна. А они с самого начала лгали друг другу. И теперь и Лидия, и Дэндридж с недоверием относились к каждому слову, сказанному кем-то из них.
– Что ж, в таком случае у нас гораздо больше общего, чем ты полагаешь, – заметил Дэн. – Ты делала все, что могла, стремясь выжить. И я – тоже. Хотя немного раньше. Нам обоим это казалось главным. Но мы забыли, что бессмертна только правда. Теперь пора вспомнить об этом. И не отрицай, что ты с первого взгляда захотела меня и хочешь сейчас.
Тогда это было правдой... Но сейчас обстоятельства изменились. Лидия уже не хотела Дэна. Не хотела, потому что он по-прежнему видел в ней шлюху. Она не могла смириться с этим, поскольку никогда не была шлюхой. Как и Дэн не был пиратом. Теперь он превратился в Дэндриджа Прентиса. А она? Ее ожидала катастрофа. Это означало, что тогда, на корабле, Лидия выжила только физически, не более...
А Дэн? Станет ли его жизнь счастливой и благополучной?
– Садись на свой корабль и плыви подальше отсюда. – Лидия положила ладонь на его руку.
Это прикосновение было роковой ошибкой, ибо воспламенило обоих. Дэн обхватил Лидию за талию и прижал к себе. Она попыталась высвободиться, но тщетно. И вдруг Лидия почувствовала, что уже не боится этих сильных рук. Не боится ночной тьмы...
Между тем Роберт Макинтайр вышел на террасу, спустился по ступенькам и сделал шаг в темноту. Его силуэт четко вырисовывался на фоне открытой двери в гостиную, где ярко горел свет. Отсюда он не только видел свою старшую дочь с Дэном, но и слышал каждое слово, сказанное ими.
Пират находился в его саду. Пират, изнасиловавший его дочь. Роберт не сомневался, что будет оправдан судом, если убьет негодяя.
– Лидия! – громко крикнул он.
Она вздрогнула, как от удара. Но Роберт смотрел не на нее. Он хотел рассчитаться не с дочерью, а с ее преследователем, обидчиком и насильником.
– Ступай домой, – он указал дочери в сторону террасы, – и запрись в своей комнате. А с этим типом позволь рассчитаться мне!
Роберт так презирал Дэндриджа, что не мог даже назвать его по имени. Тот отпустил Лидию, и она бросилась к дому, стараясь не смотреть на отца, чтобы он, не увидел ее пунцового от стыда лица.
Виновник же всего происшедшего спокойно взирал на Роберта и явно не чувствовал никакого раскаяния. Похоже, он ожидал подобной сцены. И был почти удовлетворен, поскольку появление Роберта значительно облегчило ему осуществление задуманного плана.
Макинтайр выхватил револьвер и направил его на Дэндриджа.
– Вы изнасиловали мою старшую дочь и сейчас поплатитесь за это!
Прентис вздрогнул.
– Никакого насилия не было, – возразил он.
– Было! Вы поступили омерзительно, завладев тем, что должно было принадлежать ее будущему мужу! Как джентльмен, вы должны отдавать отчет в своих поступках.
– Все произошло совсем не так. Лидия отдалась мне добровольно, заявив, что занимается прости...
– Лжете! – оборвал его Роберт, сжимая дрожащей рукой пистолет. – Лидия никогда не занималась ничем подобным! Вы выдаете желаемое за действительное и пытаетесь убедить в этом меня.
– Это не ложь! – воскликнул Дэн, понимая, что его жизнь сейчас в руках отца Лидии.
Роберт имел полное право покончить с ним, как с пиратом, разбойником и насильником...
– Не оправдывайтесь! – продолжал Роберт. – Вы были пиратом и остались им, независимо от того, как одеты и каковы ваши манеры.
Холодок пробежал по спине Дэна. Он стоял под дулом пистолета с видом проштрафившегося пса. И это случилось с ним впервые.
– Если так, убейте меня! Наверное, я заслужил это. Убейте! Вы имеете на это полное право!
– Нет! – Роберт опустил пистолет.
– Убейте! – взмолился Дэндридж.
– Я не стану убивать вас, потому что не желаю превращаться в такого же преступника, как вы.
Повернувшись, Роберт пошел к дому. Дэн остался один в ночной тьме.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невинная ложь - Дэйн Клаудиа



Полная ерунда. Меня взбесила тупость главного героя,не понимаю как мужчина может принять невинную девушку за обычную шлюху,переспать с ней и не понять что она девственница,такое не возможно.
Невинная ложь - Дэйн Клаудианаташа
28.03.2012, 15.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100