Читать онлайн Невинная ложь, автора - Дэйн Клаудиа, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невинная ложь - Дэйн Клаудиа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэйн Клаудиа

Невинная ложь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Ты заметил, что вчера она была молчалива в течение всего ужина? – спросила мужа Анна Макинтайр, когда они работали в саду.
– Ее вчерашнее молчание ничем не отличалось от того, которое мы в последнее время наблюдаем чуть ли не целыми днями, – вздохнул Роберт, явно не желавший расстраивать себя подобными разговорами.
– Да именно в последнее время, – повторила Анна. – Видишь ли, дорогой, наша дочь чувствует себя все хуже и хуже после случившейся с ней на корабле беды.
– Болезни и расстройства, особенно психического характера, порой требуют длительного лечения. Дай ей время, Анна.
– Я не выражаю никакого нетерпения, Роберт. На против, готова предоставить Лидии вечность. Лишь бы она вылечилась. Но ты же видишь, что ей становится все хуже. Вчера вечером это было заметнее, чем раньше.
Роберт осторожно растер между ладонями листок и поднялся с колен. Он выращивал в саду лекарственные растения для своих пациентов и очень гордился каждым новым растением. Так же внимательно следил он за тем, как эти гомеопатические средства действовали на больных, приходивших к нему чуть ли не каждый день. А между тем как мало мог дать Роберт собственной дочери? Она вернулась домой измученная, истерзанная душевно и физически. Да, он промыл ее ссадины, кормил, отдал ей всю любовь, на которую был способен, простил прегрешение. Роберт был бесконечно счастлив уже от того, что Лидия жива. И все же болезнь прогрессировала. Прекрасный уход, красивые наряды, деликатесы – ничего не помогало! Лидия избегала отца. Тогда он стал истово молиться Отцу Небесному о ниспослании исцеления дочери. Длань Всевышнего она не могла бы отвергнуть.
– Да, я заметил, – ответил он наконец на вопрос жены.
– Еще бы! – вздохнула Анна, прижавшись к плечу мужа. – Я все время внимательно следила за Лидией, надеясь увидеть хоть мельчайшие признаки улучшения. Тогда я, возможно, сумела бы ей помочь.
– И что ты увидела в результате этих наблюдений, Анна?
То, что она увидела, казалось совершенно невероятным... Абсурдным... Но так глубоко засело у Анны в душе и сознании, что она рада была снять с себя хотя бы часть непосильной ноши, поделившись своими тревогами с Робертом. Тем более что Анна полностью полагалась на его трезвый логический ум.
– Тот человек в церкви, – вымолвила она.
– Человеке церкви?
– Ну да! Тот, с кем так хотела познакомиться Мириам и за которым шпионили наши малышки.
– Так что же?
– А то, что Лидия чуть не упала в обморок, когда мы за столом заговорили о нем.
Роберт не сразу ответил, не зная, как отнестись к сообщению супруги, и не понимая, что, собственно, она хочет от него услышать.
– Я думаю... Мне кажется... Мне кажется, что это тот самый мужчина, который изнасиловал ее, – прошептала Анна.
– Исключено! – бросил Роберт.
– Почему? Ведь ты не наблюдал за Лидией, как я! Тогда ты заметил бы, как она побледнела, увидев, что он разговаривает с губернатором. А вспомни, как Лидия сразу же убежала домой и заперлась у себя в комнате. Ты заметил, что за столом, когда все заговорили об этом молодом человеке, она от волнения чуть не разорвала салфетку, лежавшую у нее на коленях? Лидия почти ничего не ела. И все время молчала, молчала, молчала... Разве раньше она вела себя подобным образом?
Роберт не мог оспаривать факты, приведенные Анной. Однако ему казалось невозможным, чтобы пират свободно ходил по улицам Уильямсберга и даже присутствовал на воскресной службе в церкви. Это же просто невероятно!
– Ты считаешь возможным, чтобы пират был одет по последней моде и присутствовал на церковной службе, Анна? – спросил он. – Для чего это ему понадобилось?
– Я еще не научилась читать мысли пиратов и прочих бандитов.
– Рут утверждает, что этот бандит был представлен вдовой Уэйли всем ее друзьям и родственникам. Неужели сия почтенная дама так близко знакома е ним? Да нет же, Анна! Это совершенно немыслимо! Трудно поверить, будто бы человек в церкви – тот самый мужчина, который...
Роберт не закончил фразы.
Анна легонько потрепала мужа ладонью по щеке.
– Конечно, это невозможно, милый! Я просто забыла о том, что миссис Уэйли представляла того молодого человека своим друзьям и близким. Ты прав, Роберт. Это не тот мужчина. Может, он только похож на того... Это и ввело нашу дочь в заблуждение.
– Нет, это не он, – согласился Роберт, – ты рассуждаешь вполне логично. Нет, не он...
– Нет, не он, – эхом повторила Анна, хотя не вполне была в этом уверена.
Предоставив мужу возиться с лекарственными растениями, она вернулась в дом. Дети сидели в гостиной, где все окна были открыты настежь. Комнату заполнял ароматный и теплый воздух начинающегося лета. Голоса маленьких девочек ласкали слух Анны. От них веяла добротой, невинностью, счастьем. Вообще Анне нравилась жизнь в этой колонии, и она радовалась, что приехала сюда. Здесь было спокойно, тихо, уютно...
– Я просто не понимаю! – воскликнула Энни, бросая на стол мелок, которым что-то писала на миниатюрной доске.
– Но, Энни, – мягко возразила ей Лидия, – умножение гораздо более Острый и удобный способ увеличения цифр, чем сложение.
– Не для меня! – фыркнула Энни.
Занятая совершенствованием своего почерка Рут сочувственно посмотрела на сестренку. Она не любила математики и жалела Энни, которую заставлял и заниматься цифрами, сложением, вычитанием, умножением.
– Энни, – посоветовала она, – выучи раз и навсегда эту противную таблицу, и все будет в порядке, Я так я сделала.
– Наверное, я просто не очень старалась. Придется еще раз попробовать.
– По-моему, слишком уж стараешься, – сказала Анна, переступая порог гостиной. – Давай на время забудем про математику, пойдем на кухню и поможем Салли делать бисквиты. Рут, ты тоже можешь пойти с нами, если пообещаешь закончить свой урок чистописания к концу дня.
– Обещаю! – радостно воскликнула девочка и схватила мать за руку.
Дверь гостиной вновь открылась, впустив Мириам. Улыбнувшись ей, Анна украдкой бросила взгляд на Лидию. Старшая дочь стояла у окна и задумчиво смотрела вдаль. Анна уже поняла, что разгадать мысли Лидии ей не удастся. Она вновь посмотрела на старших дочерей и вдруг подумала: «А может, Лидия скорее откроет душу сестре? Ведь та младше ее всего на два года».
Но нет! Лидия взрослая женщина: И уже давно могла бы стать замужней дамой, иметь и воспитывать собственных детей. Однако она ответственный, возможно, даже слишком ответственный человек. Когда Анну начали мучить необъяснимые приступы слабости и быстрая утомляемость, Лидия тут же взяла в свои руки все домашнее хозяйство, заботу о младших сестренках и успешно справилась с нелегким грузом обязанностей. Это было как раз то время, тот возраст, когда сама Лидия должна была бы иметь поклонников и думать о замужестве. Но хоть два или три молодых человека проявлял» к ней интерес, ничего серьезного из этого так и не вышло, Анна подозревала, что Лидия не давала ни одному из них поводов для надежд. Она почему-то считала, что ее долг и интересы лежат в совсем иной области. И вот результат: Лидия несколько лет назад взявшая на себя всю заботу о семье, могла остаться старой девой, незамужней тетушкой для деток своих младших сестер...
Теперь ситуация еще более усложнилась. Много ли найдется столь благородных мужчин, которые согласятся дать свое имя женщине, потерявшей невинность?..
Да, обстоятельства сложились далеко не благоприятно для старшей дочери Анны. Оставалось надеяться на Бога. Но все-таки надо узнать, что так мучает Лидию?
Мысль о том, что она откроется Мириам, не впервые приходила в голову Анне. Она уже как-то говорила об этом со второй дочерью. И та поняла, что от нее нужно.
Когда младшие сестренки ушли с Анной на кухню, Мириам и Лидия остались вдвоем. Они молча собрали лежавшие на столе учебники, потом подмели пол в гостиной, вытерли пыль. Мириам украдкой взглянула на Лидию. Та была сосредоточенна, задумчива и казалась неимоверно исхудавшей.
Мириам испугалась за сестру. В этот момент из кухни донесся веселый смех Энни. Лидия вздрогнула, сняла с крючка у двери соломенную шляпку и вышла в сад. Мириам последовала за ней. Они опустились на колени у грядки и начали обрабатывать посадки.
Лидия работала рассеянно. Видимо, посадки ее совсем не интересовали, а были только предлогом, чтобы хоть чем-то заняться. Ее мысли по-прежнему были с Дэном. Она невольно вспомнила, как он похвалил ее локти, как заразительно при этом рассмеялся. Потом кормил из своих рук. Лидия снова подумала, что такая заботливость не совместима с образом кровожадного морского разбойника. А теперь он сам нашел ее. И с такой жадностью старался поймать ее взгляд в церкви. Это случилось вчера...
В церкви он был совершенно другой. Аккуратно и со вкусом одетый. Чисто выбритый. Его янтарные глаза вспыхнули от радости, когда их взгляды встретились. Даже на расстоянии, несмотря на разделявшую их толпу прихожан, Лидия поняла, что Дэн хочет ее. И это согрело Лидию, ибо ее тоже охватило желание. Да, Лидия хотела его. И убежала вчера от дверей церкви из-за того, что в ней вспыхнуло желание. Да, он хочет ее. И она f, хочет его. А он уже здесь...
Лидия не могла бы никому рассказать об этой безмолвной борьбе желаний, ибо боялась унижений. И скорее всего была права: наверное, здесь никто не понял бы ее. Но хуже всего то, что и себе она уже не во всем признавалась!
Лидию беспокоило, зачем Дэн приехал в Уильямсберг и что намерен здесь делать? Она не на шутку опасалась, что он решил отдать себя в руки властей, а значит, по собственному желанию угодить на виселицу. Но и не только это. Лидия боялась, как бы Дэн не стал распространять здесь то, что знал о ней. Не для этого ли он и приехал? Конечно, все, что Дэн сделал с ней и что она позволила ему сделать с собой, выглядело скверно и грязно. Но чтобы обо всем этом узнали все!.. Нет, она не позволит так опозорить свою семью. Лучше уж сбежит отсюда. Сбежит! Но куда?
И вдруг Лидия поняла, что все ее страхи совершенно напрасны. Ведь если Дэн вознамерится опорочить ее, ему придется рассказать очень многое и о себе самом. А это для него чревато виселицей. Нет, Дэн не сделает этого! Не расскажет никому, как она радостно смеялась и таяла в его объятиях!
Но зачем же он все-таки приехал в Уильямсберг? И вообще – кто он такой, этот капитан Дэн?..
Мириам старательно обрабатывала грядку рядом с Лидией, но та, казалось, даже не замечала ее присутствия. И Мириам поняла, что старшая сестра не будет с ней откровенна. Во всяком случае, не начнет первой столь тяжелый разговор. Значит, надо ей самой проявить инициативу, чтобы попытаться помочь Лидии, которую она так любила...
И Мириам решилась.
– Ты все думаешь о своих несчастьях, не так ли? – спросила она, глядя в глаза сестре.
– Что? – переспросила Лидия, поглощенная в эту минуту своими горькими размышлениями.
– Я говорю, ты все время думаешь о том, что произошло на пиратском корабле?
– Что?! – снова повторила Лидия, на сей раз испуганная и озадаченная, ибо эту тему она с Мириам никогда не обсуждала. – Я... Я думаю о... пиратах? С чего ты взяла?
– Да. Ты думаешь именно об этом. И думаешь с тех пор, как вернулась.
– Что ж, возможно... – неуверенно ответила Лидия. – Это было из ряда вон выходящее событие в моей жизни. И я не могу так быстро его забыть.
– Поделись со мной, Лидия, Надеюсь, это поможет тебе.
Лидию удивили слова Мириам, хотя она хотела поговорить с кем-нибудь о Дэне, Но с младшей сестрой?.. Мириам – невинная девушка, такая, какой и она сама была еще совсем недавно. Очень многое Лидия не могла сказать Мириам, опасаясь оскорбить ее целомудрие. Но кое-что все же могла...
– Да, – неуверенно ответила Лидия, – мне есть чем с тобой поделиться.
– Ты ведь тогда была очень напугана, правда?
– Да, я каждую секунду ожидала смерти.
– Они... Скажи, кто-нибудь, кроме тебя, попал в плен?
– Нет. Остальных убили.
Лидия вспомнила молодого адвоката и его помощника, курчавого черноволосого мальчугана... плантатора с трубкой в зубах, талию которого охватывал парчовый пояс... Все они лежали в лужах крови на палубе. Всех их убили со зверской жестокостью. Без жалости и колебаний... Этого она никогда не забудет, Лидия со страхом подумала о том, что тогда страстно желала почувствовать прикосновение Дэна. Прикосновение рук, омытых в крови невинных людей.
– Вся падуба была в крови. – Лидия очень серьезно посмотрела в глаза Мириам. – Кругом валялись обезображенные тела. В живых осталась только я.
– Боже мой Лидия! – Глаза Мириам наполнились слезами. – Это Господь пощадил тебя!
Лидия опустила взгляд на свои испачканные влажной землей руки. Господь? Но ведь это Дэн отвязал ее от мачты! Дэн увел ее с палубы от бандитов! Дэн спас ее от этих убийц!
Боже, как же она глупа! Разве Дэн не был одним из них? Разве его руки не были так же па локти в крови, как и у всех остальных бандитов? Да он такой же пират, как и они. И наверное, Мириам права: только благодаря Спасителю она осталась жива.
– Да это была водя Господа, – согласилась Лидия.
– Как же они пощадили тебя?
– Таково было решение капитана.
– И они подчинились?
– Он заставил их подчиниться.
Лидия вспомнила, как Дэн боролся за ее жизнь, чтобы... Чтобы обладать ею!.. Чтобы удовлетворить свою похоть. ...Но при этом сумел воспламенить и ее. Причем сделал это явно намеренно.
– Он, наверное, очень сильный человек. И кроме того, в нем сохранилось какое-то доброе начало, если он решился на это.
– Да, он защитил меня.
– Это о нем ты думаешь все последнее время?
– Да. Я думаю о нем и помню его. Он... он...
Лидия вздрогнула. Он пират! А она все никак не может забыть его!
– Он спас тебе жизнь, и ты вспоминаешь о нем без злости, – заключила Мириам.
– Верно, я не держу на него зла. Он был добр ко мне, хотя и не имел для этого никаких причин. И шел на смертельный риск, оградив меня от других пиратов и не позволив никому из них до меня дотронуться. Отвел в свою каюту, накормил. И... и предоставил мне постель, так что я смогла выспаться. Он очень красноречиво и умно говорил. Обращался со мной с галантностью, которой я никак не ожидала от морского разбойника. Даже рассмешил меня, Мириам!
Лидия вспыхнула и умолкла. Мириам, слушая рассказ сестры, испытала сначала удивление, а затем ужас. Ведь речь шла о пирате, который напал на мирный корабль и убил всех, кто находился на его борту. Кроме... Кроме ее сестры... Лидия, казалось, не помнила этого. И была чуть ли не очарована страшным разбойником!
– Он даже рассмешил тебя? – холодно осведомилась Мириам.
– Да. Отчасти из-за этого я так увлеклась им. Я постоянно думаю об этом Капитане, и он кажется мне все лучше и лучше.
Заметив мрачное выражение лица Мириам, Лидия поспешно добавила:
– Думаешь, что я не понимаю, кто такой этот человек? Что он пират и его руки в крови? Или же осуждаешь за то, что я хочу его помнить? Дорогая сестричка! В этом-то и состоит моя отчаянная борьба с самой собой!
Я помню этого человека и те дни, которые хотела бы забыть. То, что ежеминутно происходит в моей душе, куда более жестоко и ужасно чем любое морское сражение! А от мыслей нельзя убежать! Понимаешь? не могу никуда убежать, нигде укрыться! Это все во мне!
Мириам понимала, и ее сердце разрывалось от боли за любимую сестру. Желая облегчить ее страдания, Мириам напряженно размышляла, как оправдать это безумное увлечение Лидии морским разбойником. И не находила ответа. Оставалось лишь молиться Богу и надеяться на исцеляющую силу времени.
– Он, наверное, необычный человек, – тихо сказала Мириам.
– Да, он был таким, – так же тихо отозвалась Лидия.
А между тем ей хотелось кричать во весь голос: «Не был, а есть! Он в Уильямсберге! Это тот самый человек, которого все вы видели в церкви! Он все так же хочет меня!»
Но она никогда бы не крикнула: «Он – пират!» Пораженная разговором с сестрой и поднявшимся в голове вихрем мыслей, Мириам поспешила уйти из сада. Она догадалась, что сейчас Лидии лучше остаться Одной и еще раз все обдумать. До Мириам никак не доходило, почему Лидия – практичная, с логичным складом ума, хладнокровная – так запуталась в своих чувствах, так поглощена воспоминаниями о преступном пирате... Нет, с этим Мириам не могла смириться! Оставшись одна Лидия продолжала возиться в земле, благо почву часто перекапывали и она была очень мягкой. Хотя этим летом прошло так мало дождей, что семена почти не прорастали. Но Лидия копалась в грядке, чтобы чем-то заняться и отвлечься от тяжелых мыслей. Разговор с Мириам не рассеял их. Напротив, Дэн овладел душой Лидии еще более властно, чем раньше. Поделившись мыслями и чувствами с сестрой, Лидия как бы еще шире открылась навстречу ему. Его присутствие она чувствовала почти физически. И это было естественно: ведь капитан пиратского корабля находился где-то неподалеку.
Но хуже всего было та, что Лидия получала все большее удовольствие от этих воспоминаний. Она уверяла себя в том, что они ничем не навредят ей. Ведь воспоминания нематериальны. Это просто видения и духи прошлого, неспособные коснуться ее. Надо смириться е тем, что Дэн сейчас а Умдьямсберге и он отнюдь не дух и не призрак, а вполне реальный человек. Но она не желала думать об этом. А еще меньше хотела забыть...
Расстегнув верхнюю пуговицу блузки, Лидия машинально посмотрела наверх и через широкую щель в дощатом заборе увидела... его.
Дэн стоял, прислонившись к забору, шагах в десяти от Лидии и смотрел на нее. По сравнению с жаром, пылавшим в его янтарных глазах, солнце бросало на землю холодный свет.
Лидия, опустившаяся на колени возле грядки, своей позой напоминала раскаявшуюся блудницу, столь же грешную, сколь и чистую. Но Дэн не хотел молиться на нее. Как не хотел и убивать. Он желал взять Лидию. Взять здесь, между грядок.
Детский смех прервал эту сцену. Рут и Энни выбежали из дома и бросились к сестре. Она повернулась к ним и строго сказала:
– Девочки, разве вы не знаете, что бегать по саду нельзя?
Но Рут и Энни, не обращая внимания на слова Лидии, подбежали к ней и повисли у нее на шее. Лидия обняла их и каждую поцеловала в затылок.
Дэн наблюдал за ними сквозь широкую щель в заборе. Стоявшая на коленях и обнимавшая смеющихся детей Лидия казалась ему воплощением любви, доброты и чувственности...
– Вы сейчас вываляете сестру с головы до ног в пыли, если не отпустите ее, – громко сказал Дэн, улыбнувшись детям.
Рут и Энни замерли от неожиданности и испуганно досмотрели на незнакомца. Но уже в следующий момент их личики расцвели счастливыми улыбками: они узнали того, на кого хотели посмотреть, тайком пробравшись к церкви!
На Дэна теперь уставились три пары глаз. Лидия вдруг подумала, что этот непрочный забор не может быть серьезной преградой даже для животного, а уж тем более для пирата...
– Я знаю вас! – воскликнула Рут.
– Неужели? – улыбнулся Дэндридж, глядя при этом на Лидию.
– Рут, – строго сказала Лидия, – веди себя прилично!
– Ой, извините, – смутилась девочка. – Добрый день, сэр.
Рут сделала книксен. Энни – тоже. Но при этом повторила слова сестренки:
– Я знаю вас!
– И вы, тоже, маленькая мисс? – осведомился Дэн. – Откуда же вы знаете меня?
– Я видела вас у входа в церковь. Вы разговаривали с миссис Уэйл и…
Дэндридж облегченно вздохнул. На: лице его вновь заиграла добрая улыбка.
– Серьезно? А вот я почему-то вас не заметил.
– И не могли заметить, – засмеялась Энни. – Мы от вас прятались.
– Ах вот как! Но вы, наверное, делали это очень умело. Ведь от меня очень трудно спрятаться. Или я был слишком занят разговором, а потому и не заметил двух маленьких очаровательных девчушек.
Лидию смутил непринужденный разговор Дэна с сестренками. Она подумала, что пират Дэндридж не тот человек, с которым им следовало бы знакомиться, хотя в эту минуту он казался воплощением галантности. Но могла ли Лидия забыть кровь на его руках? Или этого не было?
– Рут, Энни, – строго повторила она. – Вам пора заняться уроками. Я вымою руки и сразу приду. К тому же нам не стоит отвлекать этого... джентльмена от его дел.
Рут и Энни переглянулись. Разговаривать с незнакомым джентльменом доставляло им большое удовольствие. Далеко не такими интересными выглядели уроки математики и чистописания.
– Мне было так приятно встретиться с вами, юные леди, – с улыбкой промолвил Дэн и поклонился. – Разрешите иногда навещать вас? Достоин ли я чести узнать, как вас зовут?
Лидия подталкивала девочек в сторону дома. Она не хотела, чтобы Дэндридж приближался к ним, ибо знала, как он опасен.
– Идите, – настойчиво твердила Лидия сестренкам. – Идите домой и скажите маме, что я сейчас приду.
Рут и Энни повернулись и неохотно побрели к дому. Лидия смотрела им вслед и, только когда девочки поднялись по ступенькам и скрылись за дверьми, с облегчением вздохнула.
Но напряжение вернулось вновь, едва она взглянула на Дэна.
– Прикажете понимать это как предупреждение? – улыбнулся Дэндридж. – Уж не опасались ли вы, что я перемахну через забор, схвачу вас в охапку и унесу?
Лидия ответила не сразу, ибо не знала, стала ли бы возражать против подобного поворота событий. Дэн стоял перед ней, хотя она уже не надеялась когда-нибудь увидеть его. Но он был здесь, и если бы Лидия бросилась к нему, то скорее всего Дэн действительно перепрыгнул, бы через забор, схватил ее в охапку, унес и спрятал от всего мира.
– Я просто велела девочкам идти домой делать уроки, – наконец сказала Лидия. – И ничего больше.
– Извините? – Дэн приложил ладонь к уху. – Я не расслышал. Между нами слишком большое расстояние. Да еще к тому же этот забор!
– Бросьте! Вы отлично слышите меня! – фыркнула Лидия, но все же сделала два шага к забору.
Она должна приблизиться к нему. Хотя бы немного.
– Но забор разделяет нас! – ухмыльнулся Дэн. Нет, ближе она не подойдет! Во всяком случае, не сейчас. И вообще – никогда.
– Вы встречались со Спотсвудом? – спросила Лидия, желая переменить тему разговора, а заодно успокоиться и... и удовлетворить любопытство.
– Да, сегодня утром. В общем-то я только что оттуда.
Хотя Лидия и не знала, что Дэн сказал Спотсвуду и почему тот освободил его она испытала облегчение. И. ей сразу стало стыдно. Кто же такой Дэндридж, если так легко обходит английские законы?
– Он... – неуверенно пробормотала Лидия, – губернатор не счел нужным задержать вас?
– Нет. А вы надеялись, что он решит иначе?
– Нет. Меня просто удивляет, что.
– Ближе к делу, Лидия! – оборвал ее Дэндридж. – Извините, но мои уши, кажется, слышат не совсем то, что говорят ваши глаза.
И Дэн рассмеялся. Хотя Лидии было не до веселья, чувство облегчения не оставляло ее. Она сделала еще два шага вперед, остановившись совсем неподалеку от забора.
– Taк лучше слышно.
– Лучше. Но все же не слишком хорошо. – Жаркий огонь, вдруг вспыхнувший в глазах Дэна, заставил Лидию отступить на шаг. Дэндридж сдвинул брава и с укором посмотрел на нее. Ведь до сих пор Лидия никогда не отступала перед ним. Она поняла этот взгляд, но решила не уступать и не поддаваться гипнозу; Отчасти ей помогало и то, что их разделял забор.
– Дэн, миссис Уэйли – ваша родственница? Или просто хорошая знакомая?
Он не понял, почему был задан этот вопрос. Разве что Лидия хотела вызвать его на откровенность. В сущности, ей действительно нужны факты, проливающие свет на его личность. При желании она могла бы выложить их перед губернатором, чтобы доказать, кто такой на самом деле капитан Дэндридж. Одно слово Лидии тут же сорвало бы с него маску добропорядочности, безнадежно разрушило бы все хитросплетения правды и лжи, представленные Дэном при первой встрече со Спотсвудом.
Но нет! Он не попадется на эту удочку!..
– Да, – отозвался Дэн, – Пэтси Уэйли – моя родная тетя.
Лидия не поняла, почему Дэндридж так холоден. Возможно, опасается за репутацию Пэтси, которую Лидии ничего не стоило запятнать. Она усмехнулась про себя: какое ей дело до репутации миссис Уэйли, когда ее собственная висит на волоске?
– Ваша семья носит фамилию Уэйли? – продолжала допытываться Лидия.
– Нет! – отрезал Дэндридж. – Моя семья носит фамилию Прентис.
Признавшись в этом, он не проявил особой смелости. Дэн рассудил, что Лидия без труда узнала бы его фамилию чуть ли не у первого встречного. Так пусть лучше услышит от него самого.
На мгновение она остолбенела. Прентис! Дэн носит фамилию Прентис! Фамилию семьи, пользующейся глубоким уважением.во всем городе! Фамилию древнего богатого рода, никогда и ничем себя не запятнавшего!
Дэндридж Прентис!
Дэн!
Невероятно!
Но это было так! Сомневаться не приходилось. Дэн – племянник миссис Пэтси Уэйли, и та представляла его своим друзьям на ступенях церкви. Тогда его тепло приветствовал сам губернатор. Дэндридж был наследником огромного состояния, имея собственный корабль и считался искусным моряком. А ранее окончил колледж Вильгельма и Марии.
Все это теперь Лидия знала. Как давно знали и все. Но самого Дэна никто из ее семьи ни разу не видел. Макинтайры приехали в Америку, когда Дэндридж уже давно был в море... Дэндридж...
Дэндридж...
Дэндридж Прентис...
Дэндридж Прентис – пират...
Это не укладывалось у Лидии в голове. Она хорошо знала Дэна как пирата. Но не как аристократа! Однако не мог же он быть одновременно тем и другим. И все же именно Дэндридж Прентис стоит за невысоким забором, жадно глядя на нее через щель между досками. Но он пират! У Лидий на этот счет не было никаких сомнений.
Что ж, пусть так! Но ведь Дэндридж Прентис присутствовал на воскресной службе в церкви вместе со своей вдовствующей тетушкой...
Окончательно запутавшись в своих мыслях, Лидия прошептала:
– Кто же вы, наконец? Пират или аристократ? Для меня вы пират...
Этот вопрос был слишком болезненным для Дэндриджа, и он не выдержал:
– А мне очень хотелось бы знать, кто же вы на самом деле? Куртизанка или примерная дочь солидного семейства и всеми уважаемого родителя? Для меня вы...
Прежде чем Дэн докончил фразу, побледневшая Лидия отскочила на два шага назад, помяв только что посаженные цветы, и хриплым шепотом бросила ему в лицо:
– Вы пират! Мерзкий пират!
И устремилась по дорожке к дому. Дэндридж, с трудом сдерживая ярость, смотрел ей вслед. Он проклинал себя за то, что потерял контроль над собой. Но Лидия сама спровоцировала его! Дэн клялся себе, что в следующий раз уже не поддастся на подобную уловку. Причем тогда сделать это будет гораздо легче, поскольку он уже видел Лидию. То есть первый, самый мучительный этап был пройден.
Между тем из-за угла дома за ними наблюдала Рут. Она не слышала ни слова из их разговора. Но то, что видела, произвело на нее, неприятное впечатление...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невинная ложь - Дэйн Клаудиа



Полная ерунда. Меня взбесила тупость главного героя,не понимаю как мужчина может принять невинную девушку за обычную шлюху,переспать с ней и не понять что она девственница,такое не возможно.
Невинная ложь - Дэйн Клаудианаташа
28.03.2012, 15.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100