Читать онлайн Невинная ложь, автора - Дэйн Клаудиа, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невинная ложь - Дэйн Клаудиа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невинная ложь - Дэйн Клаудиа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэйн Клаудиа

Невинная ложь

Читать онлайн

Аннотация

Имя лихого пиратского капитана Дэндриджа Прентиса наводило страх на весь Новый Свет, а все женщины втайне мечтали о жарких объятиях этого корсара-джентльмена. Однако отчего юная зеленоглазая гордячка Лидия Макинтайр, единственная, сумевшая покорить сердце Дэндриджа, не просто отказалась ответить на его чувство, но и бежала от него в неизвестность?
Отчего?
Капитан должен любой ценой получить ответ на этот вопрос, потому что только тогда сможет он по-настоящему понять любимую и подарить ей счастье...


Следующая страница

Глава 1

Карибское море
1715 год
Солнце согревало ее обнаженную кожу, а ветер, почти такой же теплый, как и лучи дневного светила, рябил воду залива. Это был ласковый ветер, поскольку солнце уже опускалось за горизонт, давая передышку всему живому до следующего дня. К вечеру стихал и ветер, мирно гулявший над волнами темнеющего моря.
Ветер трепал волосы девушки, блестящие в лучах заката, игриво разбрасывая их по плечам и спине. Постепенно замирая, он словно ласкал их, и тогда локоны падали на глаза и щеки. Солнце, наполовину спустившееся за горизонт, золотило не только ее волосы. В его лучах сверкали лезвия обнаженных клинков, были отчетливо видны струйки крови, стекавшие по смуглой коже капитана, а также его глаза, еще горевшие от возбуждения после только что совершенного убийства. Глаза, в которых она читала желание обладать ею... О том же напоминали веревки, стягивавшие ноги и руки.
Спасения не было...
Ветер между тем становился все прохладнее, но с каждым мгновением слабел. Солнце уже почти поглотили темно-синие морские волны, с наступлением темноты заметно увеличившиеся.
Девушка смотрела на красный диск солнца, все быстрее погружавшийся в море. Когда же от него осталась лишь узкая светящаяся полоска, она отвернулась, чтобы не видеть полное исчезновение светила, ибо умирание солнца казалось ей и собственным трагическим поражением. Теперь девушка видела лишь залитую кровью палубу и окровавленные ноги пиратов, захвативших ее в плен. Ветер доносил до нее фразы из разговоров бандитов.
– Мы взяли больше, чем ожидали, – сказал один из пиратов, бросив жадный взгляд на девушку.
Она понимала, что является обузой для этих людей... Нет, не обузой – добычей!
– Эх, если бы я не притащил сюда эту девку... – ответил другой.
– Не присваивай себе чужую славу, Нед, – возразил первый. – Ее захватил не ты, а Пьер.
Нед громко выругался и утер рукавом вспотевшее лицо. Девушка поняла, что должна благодарить какого-то Пьера за то; что тот не убил ее. Иначе валяться бы ей сейчас вместе с другими на палубе разбитого вдребезги корабля, который уже поглотило море. И все же у нее почти не было шансов спастись.
«Нет! – решила она. – Не смей покоряться неизбежности! Попытайся найти выход из этого отчаянного положения! Ты должна выжить! Жизнь слишком прекрасна, чтобы расстаться с ней без борьбы».
Но как бороться, не имея ни оружия, ни даже надежды на то, что подоспеет помощь? Надеяться на чудо? Но на это рассчитывать просто глупо!
– Пьер не должен один получить эту добычу! – снова услышала она голос Неда. – Мы должны, как всегда, поделить ее между собой.
– Добычу делит капитан. Кроме того, нам достался еще и груз.
– Красный Джек разделил бы все по справедливости. Но он мертв. И теперь у нас другой капитан.
– Краснее прошлого, – усмехнулся кто-то из пиратов.
– Да, теперь у нас другой капитан. Он всегда отстаивал справедливость. Но вот как теперь разделит добычу?
– Скорее всего тоже по справедливости. Во всяком случае, мне так кажется.
– Посмотрим, что будет, когда капитан засмеется!
– Он не улыбается, глядя на эту девицу. Что ж, капитан постоянно утверждал, что нужно меньше убивать, но при этом и не брать пленных.
– Но мы же взяли пленницу! И я искромсаю на куски каждого, кто попытается присвоить ее себе.
Мысли беспорядочно теснились в голове девушки, понимавшей, что стала добычей пиратов, и теперь они будут бросать жребий, кому она достанется первой. А может, порядок установит капитан...
Солнце утонуло в море. Но его розовые лучи еще отражались в облаках и освещали людей, столпившихся у ее ног, привязанных к мачте. Сам вид их внушал ей ужас. Эти дикие звери, воры, грабители, убийцы, насильники не знали пощады. И если каждый из них овладеет ею, к утру она умрет...
Но девушка не хотела умирать! Более того, жажда жизни с неведомой прежде силой охватила ее. Нет, она не должна умереть! Во всяком случае, не сейчас! И уж конечно, не такой страшной смертью.
Но что же делать?
Надо думать... Думать... Думать...
Капитан разделил добычу между пиратами...
Разделил так, как счел нужным...
Может, сейчас ей надо просить, умолять его?..
Девушку насмешила эта наивная мысль. Умолять? Кого?! Ведь капитан – такой же пират, как и все остальные! К тому же он возглавляет шайку. По его приказу они нападали на мирные корабли, грабили, убивали, насиловали! Он не вел всех этих людей по пути добра...
Пиратство... Убийства и грабежи на море... Этими людьми управляет лишь жажда добычи, а это вселяет в их души безжалостную жестокость и холодный расчет. Выгода, и расчет... Что же ей предложить главарю, поклоняющемуся этим двум демонам? Ничего!
Ничего...
Ничего? Нет! У нее есть что предложить злодею! Есть! «Предложи ему себя! Сделай это, чтобы выжить».
Девушка страстно хотела жить...
Значит, необходимо думать о том, что делать. Думать хладнокровно, как учил ее отец. Она не позволит этим мерзавцам обращаться с ней, как с бессловесной тварью. В конце концов, у нее есть вера в Отца Небесного, более могущественного, чем любой из этих пиратов! Да, все это так. Но ведь Бог далеко! Вот и сейчас: солнце село, а тьма кругом все сгущается.
В душе девушки нарастал страх, почти паника. Но необходимо что-нибудь придумать! Найти путь к спасению! Кто может это сделать? Кто?!
«Ты сама! И никто больше! Ты должна вступить в бой с этими извергами. И победить! Но как?..
Несомненно, всё эти гнусные негодяи хотят тебя. Вот и используй эту похоть против них самих!»
Если... Вот если бы капитан тоже захотел ее! Захотел так, что отказался бы делить ее с другими бандитами... Тогда, может, ей удастся спасти жизнь хотя бы такой ценой? Она должна попытаться! Должна, поскольку другого способа выжить нет!
Судя по доносившимся до девушки отрывочным фразам и жадным взглядам, которые бросали на нее бандиты, это вряд ли им понравится. Но ведь капитан, видимо, крепко держит их в руках. Всех до одного. И только он мог бы решиться на подобный шаг. А она не осмелилась бы положиться ни на кого из других бандитов. Особенно на Пьера, которого пираты уже благодарили за предусмотрительность по отношению к попавшей в его руки женщине. Да, ее единственный шанс – капитан! Лишь использовав этот шанс, она выживет.
Удрученная тем, что солнце слишком быстро скрылось за горизонтом и свет померк, девушка пристально смотрела на палубу. Еще несколько минут, и все кругом потонет во тьме. Тогда уже ей не удастся поговорить с капитаном, ибо она не будет видеть его лица.
Между тем пираты разделились на группы, и все выжидающе смотрели на капитана.
Этот высокий человек с черными вьющимися волосами казался в наступавшей темноте особенно смуглым. Но даже теперь его глаза светились. Девушка заметила, что у капитана невероятно мускулистые руки и грудь, а на щеке глубокий шрам. Капитан выглядел чистым и сравнительно опрятно одетым. Вообще его внешность могла быть куда хуже при таком роде занятий. Поэтому девушка мысленно поблагодарила Всевышнего за то, что этот человек не внушает ей отвращения. Она молила Бога помочь ей одержать победу в столь неравной борьбе. Девушка даже не помышляла о том, что когда-нибудь обратится к Господу с подобной молитвой, да еще с таким жаром и пылом. Она понимала, как трудно ей будет завлечь в свои сети этого человека, не знающего милости и пощады. Причем сделать это так, чтобы он не отдал ее на потеху пиратской шайке. Для этого он должен пожелать ее!
Только это девушка знала наверняка, ибо была невинна...
«Боже! – шептала она про себя. – Не сочти это за грех! Я должна выжить!»
Конечно, Господь не проявит к ней жестокости! Он сохранит ей жизнь и не осудит сурово! Ведь у нее нет никакого оружия, кроме собственного тела.
Но размышлять, уже не было времени. Капитан стоял перед девушкой, окруженный бандитами, которые ждали лишь сигнала, чтобы наброситься на нее. Между тем почти стемнело. А капитан должен хорошо рассмотреть ее, оценить и... захотеть!
Девушка старалась не обращать внимания на боль, причиняемую ей веревками, крепко стягивающими тело. Ей даже удалось слегка откинуть назад голову и податься навстречу капитану бедрами и грудью.
Собрав всю свою волю, она молча призывала его взглянуть на нее внимательнее и... и захотеть!
Капитан же соединился с толпой пиратов, с трудом подавляя растущее в душе негодование. У него на корабле появился пленник... Вернее – пленница. А он никогда и ни при каких обстоятельствах не брал пленных. Капитан твердо придерживался этого правила, убедив не отступать от него еще покойного Красного Джека. Но Красный Джек мертв. И теперь он стал капитаном, убив единственного соперника, стоявшего на его пути. Капитан не провоцировал эту драку, но вышел из нее победителем. И сейчас полновластно распоряжался кораблей и его экипажем. Он долго ждал этого момента, и пленница могла все погубить. Ибо на корабле не должно быть пленников. Не должно быть свидетелей... Приказ капитана отличался полной ясностью: забрать товары, убить как можно меньше людей и плыть прочь на всех парусах! Будь проклят этот Пьер, пощадивший эту женщину! И вот что из этого вышло: вместо того чтобы перегружать груз из трюма разбитого корабля и думать, где этот товар выгоднее продать, вся команда сгрудилась вокруг мачты и спорит о том, как поступить с этой женщиной!
Большая часть кораблей всегда сдавалась при появлении пиратов, считая бессмысленным вступать в бой с людьми, вооруженными до зубов. Пиратам незачем было уничтожать тех, кто находился на этих судах. Пленных они не брали, не желая возиться с ними. Убивали лишь в случае необходимости. Только Пьер постоянно нарушал эти правила, чем доставлял капитану и всему экипажу много хлопот. Так произошло и сейчас, когда из-за Пьера на корабле появилась пленница.
Капитан не знал, как выйти из создавшейся ситуации. Если отдать пленницу всей шайке, то женщина, переходя от одного пирата к другому, не доживет до утра. Особенно если она девственница. У опытной женщины была бы хоть какая-то надежда выжить. Черт побери эту девушку и Пьера, притащившего ее на корабль! Если капитан допустит какой-нибудь промах с пленницей, Пьер непременно воспользуется этим, поскольку давно мечтает занять его место. Может, для этого он и взял девчонку на корабль?
Бросив украдкой взгляд на Пьера, капитан утвердился в своих подозрениях. Вся команда с вожделением глазела на пленницу. Все, кроме Пьера. Тот смотрел на капитана. Выжидал, наблюдал, прикидывал...
Будь проклят этот Пьер!
Капитан ни разу не взглянул на привязанную к мачте жертву, однако внимательно следил за настроением команды. Пираты с нетерпением ждали начала дележа добычи. Выпитый ром еще более подогревал кровожадных бандитов. Они были готовы взять несчастную немедленно, даже не отвязывая от мачты. Или же бросить на грязную, залитую кровью палубу и начать омерзительную оргию. Уже потом они отмоют все следы и утром начнут охоту за новой добычей, в которой не было недостатка на океанских просторах. А женщина... женщина в таком случае вряд ли доживет до рассвета... Чертов Пьер!
Наконец капитан поднял голову и посмотрел на пленницу, ставшую причиной всех его неприятностей. И то, что он увидел сквозь сгущавшуюся тьму, заставило его забыть и о Пьере, и о толпе похотливых пиратов, и даже о захваченной добыче. Женщина показалась ему вызывающе чувственной, распутной и изнемогающей от непреодолимого желания. Ее разметанные ветром темно-русые волосы падали на красивые округлые плечи. Да и вся она казалась округлой и соблазнительной – от высокой груди до бедер и стройных ног. Одежда ее была разорвана почти донизу. Рукава превратились в тряпки. Полная грудь вздымалась в вырезе платья.
Капитан с трудом оторвал взгляд от прекрасней груди пленницы и посмотрел ей в лицо. Он сразу заметил, что брови девушки темнее волос и изящно изогнуты. Из-под длинных черных ресниц на него взирали необычайно светлые, искрящиеся глаза. Слегка приоткрытые губы были полными, а нос – прямым.
Не удержавшись, капитан снова посмотрел ей в глаза. Никогда еще он не видел, чтобы в женском взоре горело такое желание. И никогда ни одна женщина с первого взгляда не зажигала в нем столь сильного вожделения.
Внезапно капитан понял, что нашел решение мучившей его проблемы, связанной с этим мерзким Пьером, который подошел к нему вплотную и подтолкнул локтем.
– Что ж, капитан, пора делить добычу.
– Да, Пьер, пора.
Женщина чуть подалась вперед, глубоко вздохнула и провела кончиком языка по пересохшим губам.
– Мы захватили довольно приличную добычу. Ее надо разделить в соответствии с рангом каждого. Все вы отлично знаете, – добавил капитан, метнув взгляд на Пьера, – что мы никогда не берем пленных. И раз уж сегодня вы нарушили это правило, пленницу я возьму себе. В таком случае из-за нее не возникнет споров.
– Капитан, это несправедливо! – Один из пиратов стиснул рукоятку абордажной сабли.
– Несправедливо? – Капитан выгнул бровь. – Но если я отдам девушку тебе, а ты пустишь ее по кругу, она не выдержит и умрет. И тогда кто-то останется обделенным. Начнется ссора, а возможно, и драка. Я не допущу бунта на корабле из-за женщины!
Он обвел суровым взглядом команду.
– Не будем больше спорить об этом. Вам ведь отлично известно, что в первом же порту каждый найдет себе женщину по вкусу.
– В каком порту? – осведомился другой пират.
– В любом! – язвительно рассмеялся капитан.
– Но, капитан, – вставил Пьер, – сейчас мы не в порту. И на борту нашего корабля женщина, которую вы намерены присвоить себе.
– Правильно! – завопили бандиты. – Капитан хочет получить свою долю добычи и еще женщину в придачу!
Из толпы донеслись возгласы: «Несправедливо!» Капитан посмотрел на пиратов и рассмеялся, широко разведя руками и заставив тем самым толпу отступить на пару шагов.
– Разве я сказал, что возьму и женщину, и свою долю добычи? Ничего подобного! Я беру себе пленницу, а мою долю добычи поделите между собой.
Толпа притихла. Доля капитана всегда была самой большой. Это сулило выгоду каждому. К тому же капитан прав: в каждом порту полно женщин, всегда готовых к услугам. А дополнительная доля прибыль сулила деньги, которые не так-то легко доставались. И отказываться от подобного предложения было бы неразумно.
– Вы не шутите, капитан? – спросил Пьер. – Неужели готовы отказаться от своей доли ради этой девицы?
Капитан сурово посмотрел на своего первого помощника и, заметив, как хитро сверкнули его черные глаза, резко ответил:
– Эта женщина – моя доля в сегодняшней добыче. Я так решил!
Пожав плечами, Пьер обратился к команде:
– Что ж, пусть будет так!
– Да, пусть будет так! – бросил капитан, охваченный злостью.
Услышав это, девушка с облегчением вздохнула, хотя ее живот, руки, ноги и плечи по-прежнему были крепко связаны веревками, которые глубоко врезались в тело. Но капитан потребовал ее себе! Причем твердо стоял на этом. Пока она почувствовала себя в относительной безопасности. Но только пока... Особенно обольщаться в ситуации, которая могла измениться каждую секундуj не следовало. Все теперь зависело от воли или каприза капитана. Ей придется воспользоваться своим единственным оружием и обольстить его! Причем так, чтобы это видели все бандиты. Возможно, чуть позже, когда они останутся наедине с капитаном... После того как... Но сейчас надо вести себя соответственно тому, что выражали ее глаза. И девушка еще более сладострастно посмотрела на капитана.
Пока пираты спорили, она вообще старалась не думать. Теперь же к ней вновь вернулась прежняя мысль: как внушить главарю желание обладать ею? Неотрывно глядя ему в глаза, девушка твердила про себя: «Захоти меня!.. Захоти!.. Захоти!..»
Через несколько мгновений она догадалась, что эти молчаливые призывы услышаны...
Капитан подошел к ней, обнажил меч и начал перерезать веревки, которыми девушку привязали к мачте. Она закрыла глаза, но тут же заставила себя снова открыть их и посмотреть в лицо капитану...
Его глаза были цвета янтаря. В них словно сиял отсвет осеннего солнца. Они притягивали к себе с неумолимой силой. Ее сердце сильно забилось. Она вновь подумала, что такие глаза не могут быть у бездушного пирата.
Эти лучезарные глаза на мгновение сломили ее решимость и волю. Она даже перестала посылать капитану свои молчаливые призывы.
Капитан отступил от девушки на шаг и нахмурился. Но она видела лишь янтарный блеск его глаз.
«Я хочу тебя! – внушала она главарю пиратов. – Захоти и ты меня!»
Он снова подошел к ней вплотную. Помедлив, капитан схватил девушку за руку и повлек за собой. Он больше не хмурился.
Девушка поняла, что теперь появилась надежда на спасение. Только бы капитан продолжал оставаться во власти ее гипноза! Забыв обо всем, что ее окружало – о крови на палубе, о пиратах, – девушка смотрела капитану в глаза и молча твердила: «Захоти меня так, как я хочу тебя!»
От этого зависело ее спасение. А она хотела жить. Очень хотела...
Освобожденная от пут, она казалась мягкой, уступчивой и... простодушной. Тем не менее в походке девушки чувствовались уверенность и твердость, и это свидетельствовало о том, что она готова ко всему. Каждым жестом она стремилась показать, что умеет не только испытывать наслаждение, но и дарить его. Поэтому предстоящая неделя сулит капитану море удовольствия. И он не пожалеет, что ради нее отказался от своей доли награбленного.
Он втолкнул ее в капитанскую каюту, и она огляделась. Сразу же бросилась в глаза спартанская обстановка. Она надеялась угадать характер хозяина. Но казалось, в этой каморке вообще никто и никогда не жил. В каюте было холодно, неуютно и пахло пылью.
Пока девушка рассматривала каюту, капитан закрыл дверь и запер ее. Потом, скрестив на груди руки, оглядел девушку с головы до ног. Наедине с ним она явно почувствовала себя спокойнее и свободнее, чем на палубе. Власть и авторитет капитана на корабле не вызывали сомнений. Девушка понимала, что теперь защищена от грязных домогательств пиратов. Она даже с благодарностью посмотрела на капитана. Как ни странно, этот человек не внушал ей ужаса, хотя был изранен и залит кровью. Нет, он не зверь. Это девушка сразу определила по его глазам. Теперь она опасалась, что капитан не получит в ее объятиях того наслаждения, на которое рассчитывал. И все же сейчас девушке ничто не угрожало. Во всяком случае, пока. Более того, она могла свободно передвигаться.
Правда, идти ей было некуда...
Наблюдая за девушкой, капитан убедился, что первое впечатление не обмануло его. Несомненно, его пленница владеет искусством постельных игр, однако это вовсе не значит, что она портовая шлюха. Сейчас, несколько успокоившись, девушка выглядела очень привлекательно: смуглая, с тонкими, даже благородными чертами лица. Руки ее не огрубели от работы. Одежда, порванная и не совсем модная, была прекрасно сшита, видимо, у хорошего портного. Ее голубой цвет прекрасно гармонировал с голубизной глаз. Нет, она не имела ничего общего с портовой проституткой. Кроме того, ни одна шлюха не могла бы путешествовать на том роскошном корабле, от которого сейчас остались лишь обломки. Но самое главное, глаза пленницы светились умом. Перед капитаном, тоже скрестив на груди руки, стояла женщина, возможно, привыкшая больше думать, нежели чувствовать. Ибо он заметил, как желание постепенно покидает ее.
Капитан продолжал внимательно изучать пленницу. Сейчас она уже не казалась ему столь соблазнительной, как несколько минут назад на палубе.
Он видел, что девушка явно нервничает.
– Я заверил свою команду, что вполне удовлетворен своей долей добычи. А вы довольны своей?
Она вздрогнула и глубоко вздохнула, ибо вдруг забылась и выдала свое состояние, чего поклялась не допускать. В первый момент пребывания в капитанской каюте девушка убаюкивала себя тем, что она наконец в безопасности. Но так ли это? Можно ли успокоиться, находясь в обществе главаря бандитской шайки? Задача состояла лишь в том, чтобы выжить!
Снова и снова девушка повторяла про себя все те же слова: «Я хочу тебя! Пожелай и ты меня!»
Жила ли она до того, как стала произносить их? Девушка не помнила этого. Теперь все зависело от того, поверит ли он в эту ложь.
«Я хочу тебя! Захоти и ты меня!»
Капитан видел, что в глазах девушки горит желание, видел, как она трепещет, как учащенно бьется жилка на шее. Нет, она не портовая шлюха! Может быть, куртизанка? Женщина из общества, услаждающая мужчин за солидные деньги? Да, пожалуй, это похоже на правду. Наверное, его пленница действительно куртизанка! Причем знающая себе цену, а заодно и котировки на этом специфическом рынке. Наверное, девица делает все это весьма успешно.
Капитан медленно приблизился к пленнице. Нет, она отнюдь не вульгарна, и это обрадовало его. Надо вести себя с ней достойно, соблюдая этикет.
– Не лишил ли я вас сегодня спутника? – вежливо спросил капитан.
Она посмотрела на него безучастным взглядом.
– Может, вы боялись, что я, не поняв, с кем имею дело, отдам вас на поругание команде?
В душе девушки вспыхнула надежда. А чти, если и среди пиратов есть люди, не чуждые милосердия? И стоящий перед ней капитан пиратского судна как раз к ним и относится? Ведь как-никак он избавил ее от толпы грязных бандитов, несмотря на их недовольство. Нет, она не обманулась в том, что прочитала в его глазах! Этот человек, бесспорно, не лишен моральных принципов, учтивости, сострадания. Даже если он предпочел овладеть ею, лишившись своей доли пиратской добычи. Он сильный, и это защитит ее. Капитан будет держать ее у себя в каюте, пока корабль не пришвартуется в каком-нибудь порту. Там она сойдет на берег, и никто никогда не узнает, что ей пришлось здесь пережить. А капитан поплывет дальше вместе со своей бандитской командой.
– Да, – отозвалась девушка, опустив руки.
– Поверьте, я не грязный и тупой негодяй, неспособный отличить обыкновенную шлюху от высокооплачиваемой жрицы любви. Убежден, вы относитесь к последней категории. Причем к высшим ее кругам. Поэтому не опасайтесь: перед вами джентльмен, который отпустит вас, получив свою долю добычи. Согласитесь, что это справедливо. Не так ли?
Девушка проклинала себя за глупость. Ведь пираты не знают пощады. И ей не на что надеяться. Этот человек – пират. Пусть капитан улыбается, говорит мягким, вкрадчивым голосом и даже не лишен шарма, все равно он – пират! И привык лгать. Лжет и сейчас, несмотря на показное сочувствие в глазах. Капитан считает ее падшей женщиной и хочет получить бесплатно. А потом обещает освободить. Но как он поступит, убедившись, что она не проститутка, не важно, высокооплачиваемая или нет?
Девушка через силу улыбнулась:
– Да, это справедливо.
Капитан галантно поклонился. Ее поразило, как искусно этот главарь бандитов разыгрывал милосердие, сочувствие и воспитанность. Ну что ж, значит, она тоже сыграет роль куртизанки из салонов столичного света...
Капитан овладел собой и на время подавил желание. Пленница хочет обставить все так, как это делают великосветские куртизанки? Пусть! Единственное, чего он никогда не станет делать, так это дрожащими руками расстегивать свои бриджи и задирать ей юбку, как желторотый птенец, впервые увидевший женщину!
Капитан подошел к привинченному к полу столу, стоявшему в углу каюты.
– Бренди?
Девушка никогда еще не пила крепких напитков, но поняла, что сейчас должна это сделать.
– Да, прошу вас!
Слегка поклонившись, он откупорил бутылку, наполнил два бокала и протянул один ей. Хотя каюта капитана не отличалась ни богатым убранством, ни уютом, бокалы были великолепными.
Девушка взяла бокал и посмотрела на капитана, ожидая, что он выпьет первым. При этом она ни на мгновение не забывала о том, что должна выказывать желание принадлежать этому человеку и стремиться пробудить в нем страсть. Взглянув на бокал в руке капитана, девушка с удивлением отметила, что бренди и его глаза почти одного янтарного цвета. Правда, глаза капитана были чуть темнее и напоминали мед – теплый, сладкий, густой.
«Я хочу тебя!»
Теперь эта мысль не показалась девушке странной. Она вдруг осознала, что уже спокойно поднимает голову и смотрит в глаза главарю пиратов.
А он, стоя совсем рядом со своей пленницей, заметил, что ее глаза не совсем голубые, а с зеленоватым оттенком, похожим на цвет морской воды в неглубокой тропической бухте. Странно, но это был цвет его любимого моря...
Девушка не потягивала из бокала бренди, а выпила его залпом. Как и он. Пустой бокал застыл в ее руках. Она смотрела на капитана, ожидая, когда тот набросится на нее, и молилась, чтобы спиртное поскорее подействовало.
– Судя по тому, как вы разделались с бренди, – капитан мягко улыбнулся, – напиток пришелся вам по вкусу.
– Да, – машинально отозвалась она и протянула бокал, чтобы капитан наполнил его.
Улыбаясь, он снова налил ей бренди и с удивлением проследил, как она опять залпом осушила бокал. Капитан решил, что пленница привыкла к возлияниям. Но все же она не производила впечатления шлюхи, для которой ничего не стоит лишний раз задрать юбку. Видимо, эта девушка придирчиво выбирала себе клиентов...
Она не сдвинулась с места. Ноги ее не дрожали. Вероятно, его пленница привыкла пить.
На самом же деле страх и решимость проявились в ней настолько сильно, что бренди уже просто не оказывал почти никакого воздействия. Но теперь девушке стало легче дышать, ибо по всему телу разлилось приятное тепло.
Она неподвижно стояла, во все глаза глядя на капитана и размышляя о том, как он с ней поступит. И ждала.
Он видел это и чувствовал ее страх. Черт побери, неужели девица полагает, что он бросится на нее? Неужели она так уверена в действенности своих чар? В том, что ее гипнотический взгляд поднимет бурю в его душе?
Но буря в душе капитана не была очень уж яростной, хотя он и признался себе, что никогда еще не испытывал такого страстного желания. Эта женщина пробудила в нем что-то давно забытое. Чувства, в которых капитан никогда не пытался разобраться. Они не имели ничего общего с теми, что владели им на протяжении многих лет и были связаны только со стремлением выжить...
Нет, в этой каюте, рядом с ней, на своем корабле капитан не думал о выживании. Он хочет ее! И будет обладать ею! Капитан считал это чувство страстью. Жаждой потребления. Но опасался, как бы пленница не догадалась о том, что сейчас мучило и пожирало его...
Сила его желания передалась и ей. Девушка не подозревала о том, что нечто подобное вообще существует. Конечно, ей говорили о том, что такое страсть. О том, как гибельно обольщение и падение. Она молчаливо усваивала такие уроки. Но не верила ни одному сказанному слову. Они не доходили до ее ума и сердца. Разве можно поверить в то, что стремление к слиянию способно возобладать над всеми другими желаниями? Тем более что сама девушка еще не имела сексуального опыта и не замечала таких чувств у других. До этой минуты...
Капитана, казалось, опьяняло предвкушение предстоящего. Течение несло его по бурной реке похоти с такой же силой, с какой приливная волна притягивает корабль к берегу. Но почему же он застыл на месте и ничего не предпринимает? Или для него это давно усвоенная манера поведения в подобных ситуациях? А что должна делать она? Он привел ее в эту каюту с единственной целью. И ей не следует обольщаться, ожидая от него снисхождения или милости. Этот человек не знает ни того ни другого. В нем живет лишь похоть! Похоть, подавляющая ум. Убеждать его или умолять о снисхождении бесполезно. Ведь он пират. То есть бандит. И если капитан потеряет к ней интерес, она неминуемо умрет! Непременно умрет... Конечно, Бог простит ей все грехи. Но ведь она не хочет умирать! А капитан, столь внимательно изучающий ее, может стать как причиной смерти, так и избавлением. Да, избавлением! Девушка вновь и вновь уверяла себя в этом. Горящий в его глазах огонь желания вселял в нее надежду. Кроме того, этот огонь воспламеняет и ее. Хотя девушка и говорила себе, что его похоть не имеет ничего общего ни с душевным порывом, ни с милосердием. Снова и снова она повторяла себе, что перед ней пират, не знающий ни пощады, ни снисхождения к своим жертвам. Однако он хочет ее! Но настолько ли сильно, чтобы затем отпустить?
«Я хочу тебя... Хочу... Хочу...» – говорили ее глаза.
Капитан негромко застонал и упал на стоявшую у иллюминатора койку. Нет, он не набросится на нее, не унизит себя насилием. Все будет совсем иначе!
– Разденьтесь, и начнем, – спокойно сказал он. – А я пока перевяжу свою рану, чтобы не испачкать вас кровью.
Эти слова в какой-то степени приободрили девушку. Если у него кровотечение, он, возможно, не заметит ее крови, сопутствующей утрате невинности. И тогда не догадается, что перед ним девушка.
Сидя на край койки, капитан ждал, когда пленница разденется. Но для нее это было непросто... Она еще никогда не раздевалась перед мужчинами, стесняясь даже родного отца. Сейчас же остаться нагой перед незнакомым человеком, к тому же еще и пиратом казалось ей совершенно немыслимым. Но необходимо пройти через это, чтобы, выжить! Бог даст ей силы!
Закрыв глаза, чтобы не видеть сидевшего на койке пирата, девушка потянулась к шнуркам корсета, туго стягивавшего высокую грудь.
Капитан внимательно следил за движениями ее рук.
– Поднимите глаза, детка! – приказал он, заметив, что она закрыла их. – И смотрите на меня!
Сейчас его голос звучал властно и холодно.
Девушка подчинилась, понимая, что иначе он тут же приставит кинжал ей к горлу, чего никак нельзя допустить. Он пожирал пленницу глазами. Уголки его губ нервно задергались. Боже!
Капитан явно начинал злиться.
Глядя на него, она старалась сохранить прежнее выражение лица и продолжала раздеваться. Делать это следовало аккуратно, не спеша, ничем не выдавая волнения или смущения. В противном случае все рухнет. С открытыми глазами девушка чувствовала себя особенно неловко.
– Зачем попусту тратить время, детка? – прошептал капитан. – Ведь все это – лишь прелюдия к яростному шторму, который ждет нас обоих! И он будет повторяться через определенные промежутки времени, необходимые, чтобы отдышаться. Повторяться до тех пор, пока мы не покроемся соленой пеной, как штормовое море!
Она едва понимала его. Эти сравнения для нее ничего не значили. И все же соски ее набухли, в ушах стучало, в самом низу живота ныло. Смысл его слов ускользал от девушки, но она все понимала по глазам, в которых читала непреодолимое желание и восхищение, почти тронувшее ее, точнее, приятно пощекотавшее женское самолюбие. Однако она даже не пыталась оттянуть время, зная, что это невозможно.
Расшнуровав корсет, девушка сняла его и в упор посмотрела на капитана. Усилием воли она заставила себя выполнить его приказ и понравиться ему, хотя не имела абсолютно никакого жизненного опыта. Но что теперь? Что еще он потребует от нее? И сможет ли она исполнить это новое требование?
– Почему вы остановились? – с упреком осведомился капитан. – Вы же понимаете, что я должен детально ознакомиться со своей долей добычи? В конце концов, это мое законное право!
Да, она была долей добычи главаря пиратов, и он имел полное право досконально исследовать то, что выбрал. Груз, добыча, пленница, распутная девка – такое мнение сложилось у него о ней. Но, Господи, ведь это все неправда! Тем не менее она должна пройти через подобные унижения! Должна!
Девушка была благодарна пирату за то, что он не бросился на нее, как голодный зверь. Даже разрешил ей самой раздеться, прежде чем обесчестить. Пикантность ситуации насмешила девушку, и ее губы чуть тронула улыбка. Выходило так, что этот пират проявил своего рода благородство, собираясь изнасиловать ее.
Но день еще не кончился...
Капитан смотрел на свою жертву, не сомневаясь, что она намеренно тянет время, чтобы позлить его. Девчонка же видит, какой огонь зажгла в его крови! Но он ничем не выказал, что взбешен до крайности. Даже когда ее глаза ясно сказали: «Бери меня!» – лицо выражало: «Иди к черту!» Проигрывая большой куш и оставаясь ни с чем, капитан всегда начинал блефовать. И сейчас, не спуская с нее глаз, он безмятежно улыбнулся:
– Уверен, вы сами знаете, что сделали все это отменно! А теперь не согласитесь ли проделать то же самое со мной? Пожалуйста, окажите мне такую любезность!
Протестовать было бессмысленно. Пират не просил, а приказывал. Как, впрочем, постоянно в тех случаях, когда обращался к ней. Возможно, он считал ее полной идиоткой. Или же догадывался, что она подчиняется крайне неохотно. Если бы Бог внушил ему первое! Если бы этот человек и впрямь счел ее идиоткой! Ведь в другом случае все тут же закончится ее гибелью. Капитан взъярится и,., отправит ее на тот свет, несмотря на неутоленное желание! Именно так сложатся отношения между женщиной и мужчиной в этой каюте, если она не проявит мудрости. Конечно, девушка не могла с уверенностью это утверждать. Но он-то может! Да, в этой ситуации скорее всего имеет смысл самой проявить инициативу и дотронуться до него. Дотронуться так, как невеста дотрагивается до жениха, который вот-вот станет ее мужем. Девушка хранила это прикосновение для принца, которому должна была стать женой...
Но увы, через несколько минут ей придется делить узкую койку у стены неуютной темной каюты с капитаном пиратского корабля! Девушка представила себе брачную постель отца и матери, и ей стало страшно.
Усилием воли она Отогнала от себя это укоряющее видение. Сейчас нельзя об этом думать. Как и вообще ни о чем, кроме того, омерзительная близость с кем, возможно, спасет ей жизнь.
Девушка сделала неуверенный шаг к нему. Его глаза не отрываясь смотрели на нее, горя и плавясь, как янтарь на огне. От выпитого бренди сердце ее неистово билось. Это биение отдавалось в сосках и внизу живота...
Она подошла вплотную к капитану и опустилась на колени, собираясь снять с него сапоги. Так она помогала раздеваться сестрам: сначала снимала с них туфли.
Но сейчас ей предстояло другое. На краю койки сидел человек, пышущий энергией и силой. Под его кожей, бронзовой от загара, бешено билось сердце. Капитана переполняла едва сдерживаемая страсть. Казалось, в его душе бушует шторм, готовый в любую минуту вырваться наружу, страшный и всесокрушающий, и капитан только ждет сигнала. Сигнала от нее...
Он не шевелился, предоставляя девушке выбрать самое подходящее мгновение. И она была благодарна ему за эту сдержанность...
Капитан чуть подался вперед, чтобы ей легче было снять его дорогой темно-серый шелковый жилет, запятнанный кровью и пропитавшийся потом. С галстуком не предвиделось никаких хлопот, поскольку он был завязан широким свободным узлом. В отличие от пояса, над которым ей пришлось потрудиться. Просоленная же рубашка почти намертво прилипла к телу и издавала отчаянно неприятный запах морской воды и запекшейся крови. Девушка подумала, что нагнуться над ним и раздеть его до конца у нее не хватит сил...
И все же было в этом человеке что-то притягивающее, покоряющее, заставлявшее ее трепетать. Прежде всего янтарные, солнечные глаза, то горевшие яростью, то вдруг становившиеся мягкими, почти нежными..! И все же... И все же перед ней сидел... пират!
Он тоже смотрел в холодные глаза пленницы, наблюдая, как они теплеют, когда она прикасается к его коже, стаскивая рубашку. Движения ее рук поражали осторожностью, мягкостью, даже заботливостью... Пленница была хороша... Очень хороша. Особенно когда на ее щеках заиграл румянец...
Слегка замешкавшись, девушка расстегнула пуговицы на его бриджах, и они соскользнули на пол.
Капитан встал, приподнял Пленницу за локти так, что ее бедра оказались напротив его торса, и удовлетворенно прошептал:
– Черт побери, детка, ты покорила меня!
Она промолчала, подумав: «Покорила? Это чем же?»
Но уже в следующий момент он прильнул к ее губам, явно ожидая, что девушка ответит на поцелуй. У нее не было другого выхода. И их губы слились. Сам того не зная, капитан обучал пленницу искусству любви. Она старательно повторяла каждый его жест, движение, страстный стон, вырывавшийся из груди. И все лишь для того, чтобы ублажить капитана, не позволить ему разочароваться в ней. Для девушки это был вопрос жизни или смерти. Его язык проник между ее губами. При этом пират гладил волосы, плечи пленницы, постепенно спускаясь ниже, пока ладони не обхватили полушария ее молодых высоких грудей. Затем его руки скользнули еще ниже – к талии, бедрам, низу живота. Обхватив пленницу обеими руками, пират пробежался пальцами по ее ягодицам.
И тут же впился губами в ее соски, а его пальцы скользнули в плоть, уже увлажнившуюся от желания.
– Итак, вы готовы принять меня? – пробормотал он.
– Да, – шепнула она, не до конца осознавая смысл его слов. – Готова...
Внезапно девушка поняла, что сейчас последует. Этот человек разорвет ее плоть, и ее кровь смешается с его кровью. Конечно, когда-то родители пытались ей все это объяснить. Но о том, что такое страсть, они почему-то умолчали. И вот теперь девушка ощущала, что это значит. Ее охватила слабость, дыхание участилось. Почему это происходит, она еще не догадывалась, но уже была готова ко всему.
Капитан не расслышал ее шепота. Измученный долгим ожиданием и похотью, он повалил пленницу на койку и тут же проник в нее, вскрикнув от наслаждения. Но долго пират выдержать не мог. Два-три движения, и все было кончено. Он получил свою долю добычи...
– Вот и замечательно, детка, – пробормотал капитан, оторвав губы от ее шеи. – Вы сражались с большим искусством и одержали заслуженную победу!
Она лежала неподвижно и думала: «Одержала победу? Так ли?»
Крупная слеза скатилась по ее щеке...




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Невинная ложь - Дэйн Клаудиа



Полная ерунда. Меня взбесила тупость главного героя,не понимаю как мужчина может принять невинную девушку за обычную шлюху,переспать с ней и не понять что она девственница,такое не возможно.
Невинная ложь - Дэйн Клаудианаташа
28.03.2012, 15.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100