Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

В одиннадцатом часу вечера Уэр вошел в кабинет Кристофера Сент-Джона. Знаменитый пират беспокойно расхаживал по комнате между столом и окном с таким озабоченным видом, какого граф еще никогда не видел. Без камзола, со съехавшим набок шейным платком, Сент-Джон выглядел взъерошенным и встревоженным, отчего на затылке графа зашевелились волосы. Судя по дорожной карете, стоявшей на подъездной аллее, предстояло далекое путешествие.
– Милорд, – рассеянно поздоровался Сент-Джон.
– Сент-Джон. – Граф сразу же перешел к делу: – Что случилось?
Обойдя стол, пират взял графин и, не говоря ни слова, вопросительно посмотрел на Уэра. Граф отрицательно покачал головой и опустился на один из диванов, стоявших по обе стороны камина. Он приехал, чтобы нанести с Амелией несколько Светских визитов. Она никогда не заставляла его ждать. Ее пунктуальность была одним из многих ценимых им качеств.
– Мне очень неловко рассказывать, что сегодня произошло, – начал Сент-Джон, наполняя свой бокал.
– Не смущайтесь, я предпочитаю правду, какой бы она ни была.
Кивнув, Сент-Джон сел напротив графа и сказал:
– Сегодня миссис Сент-Джон и мисс Бенбридж поехали в город. Мне они сказали, что посвятят этот день покупкам. Позднее я узнал, что они разыскивали человека в маске, так заинтересовавшего Амелию.
Уэр приподнял бровь.
– Понимаю.
– Как-то так случилось, что граф Монтойя, если это действительно его имя, был замечен на улице, когда уезжал из Лондона. Мисс Бенбридж подозвала наемную карету и поспешила вслед за ним. Вскоре за ней отправилась моя жена.
– Черт знает что.
– А теперь не хотите ли выпить, милорд?
Граф серьезно задумался, затем покачал головой.
– Я тоже кое-что разузнал относительно этого дела. Я надеялся, что леди Лэнгстон сможет пролить свет на личность этого человека, однако графу Монтойе никогда не посылали приглашения.
Сент-Джон мрачно сжал губы.
– Просто не знаю, как смотреть на эту ситуацию. Если этот человек хотел каким-то образом навредить Амелии или соблазнить ее, зачем уезжать из Лондона?
Ревность и чувство собственника смешивались с другими чувствами, которые испытывал в эту минуту граф, но он был готов смириться с судьбой. Он и раньше понимал, что Амелия откладывала их свадьбу, потому что хотела… большего. Он и понятия не имел, чего ей не хватало, но, надо признаться, их отношения больше не могли продолжаться, не могли счастливо закончиться без предварительного решения этого вопроса.
– Меня удивляет, что вы все еще дома, – сказал граф. – Амелия мне не жена, и все же я считаю необходимым поехать за ней.
Взгляд, брошенный пиратом на Уэра, был полон язвительной иронии.
– Я схожу с ума, ехать за ней необходимо, но я понятия не имею, в каком направлении. Я жду сообщений.
– Простите, я не хотел оскорбить вас. Просто мне показалось это странным. – Он задумался и сделал выбор: – Я бы поехал с вами, если не возражаете.
Казалось, Сент-Джон был готов возразить; затем лицо его прояснилось, и он кивнул:
– Если хотите, поезжайте. Но нам помешает ваша торжественная одежда.
Уэр встал, встал и пират.
– Я быстро переоденусь и соберусь. Если вы уедете до моего возвращения, пожалуйста, оставьте записку, чтобы я знал, куда ехать.
– Конечно, милорд. – Сент-Джон сочувственно улыбнулся. – Должен извиниться перед вами. Ваше внимание к Амелии дало ей многое. Миссис Сент-Джон и я, мы оба вам чрезвычайно благодарны, как и сама Амелия.
– Сент-Джон. – Уэр грустно рассмеялся. – В данный момент моя гордость не имеет значения, сейчас главное – безопасность Амелии.
Они со взаимным уважением пожали руки. Граф поспешил уйти. Когда карета отъехала от резиденции Сент-Джона, Уэр стал мысленно составлять список вещей, которые необходимо взять с собой.
В этом списке были небольшой кинжал и пистолет. Если честь Амелии задета, Уэр сочтет своим долгом и правом исправить положение.
Расстегивая платье Амелии, Колин уже думал о будущем, о том, как одна эта ночь навсегда изменит их жизнь.
– Вы привезли с собой камеристку?
Завязанные глаза заставили бы другую стать робкой и нерешительной. Но только не Амелию. Она отвечала громко и уверенно:
– Нет. Я увидела вашу карету и поспешила за ней. Борясь с первобытным желанием сделать ее своей собственностью, он все равно хотел защитить ее, чего бы это ему ни стоило.
– Вы не сможете скрыть, что подверглись насилию. В пылу страсти мы теряем разум. О том, чего вы хотите сейчас, вы можете пожалеть утром.
– Я знаю, чего хочу, – упрямо сказала она.
– Вы откажетесь от Уэра. – Он осторожно высвободил ее руку из рукава, затем проделал то же с другой рукой. – И будете принадлежать мне.
– Я думаю, это вы будете принадлежать мне.
Улыбаясь, он встал на колени и спустил с плеч ее платье. Амелия, держась за дверь, чтобы сохранить равновесие, неторопливо перешагнула через платье. Он намеренно оттягивал сладостный момент увидеть Амелию совсем обнаженной. Он не спеша разложил на стуле ее платье, стараясь не помять его.
– Вы так спокойны, – заметила она. – Так владеете собой. Должно быть, у вас было много увлечений.
– Это не увлечение. – Он повернул голову, окидывая гибкое тело Амелии горящим взглядом. Несмотря на то, что на ней все еще оставалось слишком много одежды, он знал, что такой ее не видел ни один мужчина.
Она положила руку на пояс и подняла тонко очерченную бровь.
– Может быть, я хочу увлечения.
– Но для меня это не увлечение, – заявил он, сделал пару шагов и поставил ее на ноги. – И для вас это никогда не будет увлечением, потому что после меня ни один мужчина не ляжет в вашу постель.
Амелия засмеялась и обняла его за шею.
– Боже… как вы восхитительны в роли собственника.
Он приблизил губы к ее уху:
– Подождите, пока не почувствуете меня внутри себя. Увидите, как восхитительно быть моей собственностью.
– Дразните меня, – с ноткой беспокойства сказала она, учащенно дыша. – Вы так медлительны, что солнце взойдет раньше, чем я разденусь.
– Для близости не обязательно раздеваться, – шепнул он, намеренно распаляя ее. – Я могу задрать ваши юбки, расстегнуть штаны и прижать вас к двери.
– Если вы хотите напугать меня, то вам следует знать, что меня трудно испугать. – Беспокойство исчезло из ее голоса под давлением внутренней силы духа. – Я жила в самой настоящей деревне. Я видела, что делают друг с другом разные животные.
Он скрыл улыбку, прижавшись к шее Амелии.
– Не смейтесь надо мной, – сказала она. – Ваши угрозы беспочвенны. Вы не отнимете у меня девственность таким грубым способом. Вы слишком обожаете меня.
– Вы правы, ваше высочество. – Колин упал на колени и поцеловал ее ноги.
Она засмеялась, а он запустил руки под ее пышные юбки и снизу доверху покрыл поцелуями ее ноги. Ее смех сменился вздохом, а затем тихим стоном.
Запах ее тела сводил его с ума, он пальцем дотронулся до запретного места и заскрипел зубами, ощутив его горячую влажность. Потрясенная его смелыми ласками, Амелия споткнулась и ударилась о дверь.
– Только не стоя! – возмутилась Амелия.
В последний раз поцеловав ее колено, Колин поднялся и встал перед ней. Он осторожно повернул ее, начал развязывать тесемки корсета, на мгновения останавливаясь, чтобы не потерять самообладания. Колин прислушивался к ее дыханию, не давая воли животному вожделению, овладевавшему им.
Наконец она осталась в одной сорочке, настолько тонкой, что сквозь нее было ясно видно ее тело. Этого было достаточно, чтобы свести его с ума.
– Я хочу, чтобы вы сняли и это, – отступая на шаг, сказал он.
– Почему?
– Потому что мне это будет приятно.
– Это не так просто, как вы думаете, Я никогда не раздевалась перед мужчиной.
– Сделайте это, Амелия, – приказал он, сгорая от нетерпения увидеть все ее тело.
Без дальнейших колебаний она наклонилась и сняла туфли. Когда она начала развязывать подвязки на чулках, подол ее сорочки приподнялся. Каждое ее движение стирало в его памяти подобные картины прошлого. Ни одна другая женщина не могла сравниться с Амелией, с ее невинной, непринужденной манерой раздеваться. Ее движения не были заученными или предназначенными для соблазна, но они, тем не менее, страшно, невыносимо возбуждали его. Терзаемый желанием овладеть ею, он расстегнул панталоны, едва сдерживая стон нетерпения.
Услышав издаваемые Колином звуки, Амелия замерла, не понимая, чем расстроила его.
– Что это? Что случилось?
– Ничего не случилось. – Хриплый голос выдавал его. – Все идет как надо.
Амелия прислушалась, сдерживая дыхание, чтобы уловить малейшие звуки.
– Что вы делаете? Я слышу ваши движения.
– Я играю своим пенисом.
Ее воображение создавало какие-то неясные образы, ибо Амелия была неопытна, но они возбуждали ее. Она чувствовала, как пульсирует между ног ее плоть, и сжимала бедра в напрасной попытке приглушить боль.
– Зачем?
– Он причиняет мне боль, любовь моя. Он возбужден и готов для тебя на все. Никогда еще он не был таким большим и твердым.
– Можно мне потрогать его?
Колин как будто усмехнулся, и звуки, издаваемые им, стали слышнее.
– Сначала разденься.
Амелия торопливо разделась, отбрасывая мысли о своем несовершенстве. В отличие от Марии у нее не было пышных форм, созданных для мужского удовольствия. Амелия была выше, худощавее и с небольшой грудью. Она вела более деятельный образ жизни, езда верхом и фехтование нравились ей больше, чем игра в карты и чаепитие.
– Бог мой! – Он ахнул, когда ее сорочка упала на пол.
Амелия невольно прикрылась руками, но Колин быстрым движением схватил ее за запястья.
– Никогда не прячься от меня.
– Я волнуюсь, – возразила она.
– Любовь моя… – Он обнял ее, и она почувствовала его возбужденную плоть, гладкую как шелк, но твердую как камень и горячую на ощупь. Невзирая на неожиданность, тело с восторгом ощущало его прикосновение и откликалось на него.
– Ты так прекрасна, Амелия. Все в тебе прекрасно. Я мечтал увидеть тебя такой, обнаженной и полной страсти. Какими жалкими кажутся эти фантазии в сравнении с реальностью.
Она прижалась лбом к его груди и сказала:
– Как ты добр.
Монтойя поднес ее руку к своей плоти и заставил обхватить ее.
Амелия сжимала, ласкала, изучала его. Колин прошипел сквозь стиснутые зубы:
– Ты заставишь меня кончить.
– Если тебе это доставит удовольствие, то кончай, – ответила она, желая сделать ему приятное. Желание удовлетворить его словно делало графа принадлежащим ей.
– Кокетка.
Она замерла, большая теплая рука легла на ее грудь. И тотчас же ее сосок, уже напряженный и твердый от одного прохладного воздуха, окаменел.
– Смотри, как ты хорошо умещаешься на моей ладони, – прошептал он, начиная двигать бедрами. – Ты создана для меня, Амелия.
Она издавала слабые стоны, а он потягивал пальцами ее сосок, и волны наслаждения захлестывали все ее нутро. Что-то внутри ее сжималось, закручивалось, заставляя беспокойно метаться.
– Как быстро ты откликаешься на мои ласки. – Он отклонился назад и спустя мгновение она вскрикнула от того, как влажные губы обхватили нежный кончик ее груди. Она судорожно ухватилась за его сосок, и Колин зарычал, прижимаясь к ее коже, заставляя ее вибрировать. Это сводило Амелию с ума.
Мощными руками он обхватил ее за талию и, приподняв, с упоением стал ласкать языком ее грудь и сосок.
Все мысли вылетели из головы Амелии, превратив ее в сгусток желания и страсти. Утрата разума еще крепче связывала Амелию с ним. Существовал только один человек, которому она могла бы вот так же отдать себя.
– Скажи мне, что тебе это нравится, – попросил он, берясь за ее другую грудь. – Скажи, Амелия. Не молчи.
Он прикусил ее сосок, и она вскрикнула. Он начал со сводившей ее с ума медлительностью ласкать грудь языком. Но этого было недостаточно, чего-то не хватало. Амелия начала извиваться, со стонами выгибать спину, стараясь глубже проникнуть в его рот.
– Что тебе нужно? – спросил он шепотом. – Чего ты хочешь? Скажи, и я дам тебе это.
В отчаянии она умоляла его:
– Дай мне его в руки… пожалуйста… мне надо…
Он исполнил ее просьбу, и она чуть не задохнулась. В ее руках запульсировала его плоть и горячая струйка увлажнила пальцы. Амелия потрогала пенис и обнаружила на головке маленькое отверстие. Она погладила его, и Колин, содрогнувшись, впился губами в ее грудь.
Она не могла видеть, но все ее остальные чувства обострились. Ноздри наполнял запах его горячей кожи. Ни с чем не сравнимый запах, усиливавший желание. Ее осязание стало настолько болезненно острым, что даже легкое дуновение воздуха покалывало кожу.
– Пожалуйста, – просила она, желая чего-то большего.
В последний раз, втянув в рот ее сосок, Монтойя выпрямился и приподнял ее. Затем взял на руки и понес к ожидавшей их постели.


Когда карета Марии, свернув с большой дороги неподалеку от Ридинга, въехала во двор гостиницы, Саймон находился в самом скверном расположении духа. Двое из людей Сент-Джона верхом на лошадях, не обремененные медленно движущимися каретами, ускакали вперед. Если им повезет, они вернутся и укажут верное направление, а возможно, даже и определенное место.
Весь день был сплошным мучительным испытанием. Вскоре после того как Амелия взяла наемную карету, кучер высадил ее и ее спутника, поскольку не захотел выезжать из города. Тогда они наняли другую карету и поехали дальше. Такого развития событий и следовало ожидать. Что больше всего беспокоило Саймона, так это сообщения о большом количестве всадников, говорящих по-французски, двигавшихся в том же направлении впереди них.
Это могло ничего не значить, но это мог быть и Картленд.
Саймону хотелось рассказать все об этом деле Марии, но так же сильно ему не хотелось выдавать Колина, который не один раз рисковал жизнью, спасая друга. Поэтому за обедом Саймон ничего не сказал, они разошлись по комнатам, чтобы немного отдохнуть.
Однако ни у него, ни у Лизетты не было никаких вещей, необходимых для путешествия. Им не во что было переодеться, с ними не было слуг. Не было даже приличного экипажа, спина болела после долгой тряски в легкой карете.
Но Колин по крайней мере упомянул Бристоль, и это давало Саймону преимущество. Он осторожно намекнул Марии, в какую сторону ехать, и тайком послал одного лакея к себе домой, чтобы тот предупредил его слугу об изменении планов. Слуга должен был расплатиться по счетам, сложить вещи и забрать горничную Лизетты.
Думая о француженке, он перевел взгляд в ее сторону, она сидела перед камином. Им пришлось поселиться в одной комнате, всех их, приехавших вместе, оказалось достаточно, чтобы занять все свободные комнаты. Мария жаловалась на плохие условия в гостинице, заявляя, что у Сент-Джона повсюду множество людей, готовых услужить, они примут их и удобно устроят. Саймон же настаивал, что нельзя отдаляться от дороги, но это не убеждало ее, и он понимал обоснованность ее доводов. Однако он совсем не желал, чтобы Мария догадалась, что он солгал о своей поездке на отдых, это станет ясно, если он появится в той же одежде.
Легкий вздох заставил его обратить внимание на Лизетту. Она разделась до сорочки и свернулась калачиком, поджав ноги и прикрыв колени одеялом. Белокурые локоны развились, разрушив модную прическу, и беспорядочно падали на бледную кожу. Лизетта, как это часто бывало, читала, глотая длинные исторические романы с жадностью, удивлявшей его. Почему у нее такой интерес к прошлому? Они всего лишь собирались потихоньку разузнать кое-что, а она все равно взяла с собой книгу.
Нахмурившись, Саймон подошел к кровати и разделся до белья. Затем забрался под одеяло. Из-под прикрытых век он разглядывал Лизетту, восхищаясь ее нежной, золотистой красотой и думая о том, почему находит ее такой непривлекательной. Это был первый случай в его жизни, когда внешняя привлекательность не могла заставить забыть о внутренних пороках. По красоте Лизетта могла бы поспорить с Марией, и происходящее казалось еще более странным.
Эти женщины во многом были похожи, но это только подчеркивало их различие. У Марии был внутренний стержень, словно из стали, созданный ее несгибаемой волей. Лизетта, как временами казалось, шагала по своему жизненному пути неуверенно. Саймон не понимал, почему она то наслаждается своей ролью, то презирает ее.
Его инстинкты были безошибочны, и он привык полностью полагаться на них. Что-то говорило ему, что не все ладится в мире Лизетты. Она была наемной убийцей, и ледяное хладнокровие помогало ей в выбранной профессии. Но равнодушие к другим иногда опровергали короткие вспышки смущения и раскаяния. Он подозревал, что она слегка «тронутая», и было трудно одновременно испытывать симпатию и неприязнь к одной и той же женщине.
– Почему ты работаешь на Талейрана? – спросил он.
Она вздрогнула и сердито посмотрела на него:
– Я думала, ты спишь.
– Как видишь, нет.
– Я не работаю на Талейрана.
– А на кого же?
– А вот это не твое дело, – не растерялась она.
– О, думаю, что мое, – сказал он.
Она, прищурившись, посмотрела на него.
– А на кого работаешь ты? – вопросом ответила она.
– Я ни на кого не работаю.
– Гм…
– А ты? – продолжил он разговор.
Лизетта растерянно покачала головой. Ее одежда была дорогой и прекрасно сшитой, ее манеры и осанка – безупречными. Лизетта когда-то жила в условиях, намного лучших, чем эти. Он знал, почему Мария присоединилась к преступному миру, а почему Лизетта?
– Почему ты не найдешь себе богатого мужа и не поживешь в свое удовольствие, добравшись до его сундуков?
Она сморщила нос:
– Как это скучно.
– Ну, это зависит от мужа.
– Как бы там ни было, это меня не привлекает.
– Возможно, положение любовницы подойдет тебе больше?
– Я не очень люблю мужчин, – сказала она, удивив его таким ответом. – Почему ты задаешь мне такие вопросы?
Саймон пожал плечами:
– Почему бы и нет? Мне больше нечем заняться.
– Давай спать.
– Ты предпочитаешь женщин?
Она не сразу поняла его. Затем широко раскрыла глаза.
– Нет! Mon Dieu. Я предпочитаю книги, мужчины для меня на втором месте. Но в том смысле, на который ты намекаешь…
Он улыбнулся, видя ее ужас.
– Почему бы тебе не подумать о Картленде? – предложила она. – И не оставить меня в покое.
Саймон посерьезнел.
– Ты думаешь, он найдет Митчелла?
– Я думаю, он обязательно поймает его, имея в своем распоряжении столько людей. Меня не удивит, если он следит за всеми дорогами, ведущими в Лондон и из него. – С ее красивого лица исчезло все человеческое. – Я бы не поехала с тобой, если бы думала, что это всего лишь семейное дело.
– Конечно, нет, – подтвердил он, и искорка теплого чувства к ней, вспыхнувшая в нем, угасла так же быстро, как и появилась. Таковы были их отношения – в какую-то минуту она казалась ему в некоторой степени привлекательной, а в следующую он терпеть ее не мог.
– А тот человек, который едет вместе с Картлендом? Депардье? Что ты думаешь о нем?
– О нем я стараюсь думать как можно меньше.
В ее словах было что-то еще; он чувствовал это по нотке раздражения, появившейся в ее голосе.
– Он твой конкурент, да?
Ее губы побелели.
– Нет. Не конкурент. Если он добьется успеха, это никак не отразится на мне.
– Так почему не позволить ему делать свое дело? Избавь от греха свою душу.
– Я делаю то, что должна делать, – сказала она словно в оправдание. – Тебе не нравится, что я не даю волю своим чувствам, выполняя порученные мне задания, но это помогает мне оставаться в живых.
Вздохнув, Саймон перевернулся на спину.
– Такой способ выживания, свойственный нам с тобой, не означает, что мы должны быть бессердечными. Какой смысл жить, если у нас нет сердца?
Он услышал, как Лизетта захлопнула книгу.
– Не пытайся читать мне нравоучения! – возмутилась Руссо. – Ты и понятия не имеешь, какова была моя жизнь.
– Так расскажи мне, – не задумываясь, предложил он.
– Почему тебя это интересует?
– Я уже сказал, мне нечем заняться.
– Тебе не хочется провести время в постели?
Он удивленно поднял голову. Она смотрела на него, вопросительно подняв брови.
– С тобой? – Он не верил своим ушам.
– А разве здесь есть кто-нибудь еще? – сказала она.
К своему огорчению, Саймон не возражал бы против быстрого, бездумного соития, но у него не было желания проделывать это с Лизеттой. Однако будь он проклят, если не воспользуется случаем.
– Полагаю, мы могли бы…
Она изумилась, видя его явное нежелание. А потом рассмеялась – веселый мелодичный смех показался ему очаровательным. Кто бы мог подумать, что такое холодное существо может так смеяться.
– Не хочешь переспать со мной? – усмехнулась она.
Саймон сурово сдвинул брови.
– Я могу справиться с таким заданием, – огрызнулся он.
Лизетта выразительно посмотрела на его штаны.
– Мне так не кажется.
– Никогда не клевещи на дееспособность мужчины. Ты вынуждаешь его доказать свою силу самым грубым образом.
Тень пробежала по ее лицу. Она сглотнула и отвела от него взгляд.
Его раздражение исчезло. Он сел и сказал:
– Я пошутил.
– Конечно.
Почесав скулу, Саймон мысленно выругался. Он совершенно не понимал Лизетту.
– Может быть, мы ограничимся обсуждением менее опасных предметов?
Она посмотрела на него:
– Да, думаю, ты прав.
Он подождал, не скажет ли она еще чего-нибудь, затем заговорил сам:
– Я намереваюсь захватить Картленда и привезти его вместе с Митчеллом. Тогда ты сама увидишь, какая между ними разница. Если я не ошибаюсь, Картленд надеется устранить Митчелла прежде, чем его тайна будет раскрыта.
– Если только такая тайна существует.
– Почему ты нам не веришь?
– Не обижайся, – небрежно заметила она. – Картленду я тоже не верю.
– Кому же ты веришь? – взорвался он.
– Никому. – Она вздернула подбородок. – Скажи, что ты бы на моем месте вел себя по-другому.
– Ты встречалась с Митчеллом. Он честный молодой человек, и сердце у него доброе.
Ее взгляд стал холодным.
– Я уверена, что есть люди, которые так же восхваляли бы Картленда.
– Картленд – лживый убийца!
– Это ты так говоришь. Но разве он когда-то не работал на тебя? Разве ты не затаил на него обиду за то, что он разоблачил твою предательскую деятельность во Франции? У тебя есть мотив для его убийства, а это делает все, что ты замышляешь против него, подозрительным.
Неслышно выругавшись, Саймон плюхнулся на подушки и натянул на себя одеяло.
– Теперь ты собираешься спать? – спросила она.
– Да!
– Bonne nuit.
В ответ послышалось недовольное ворчание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100