Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Это был небольшой, но красивый дом в респектабельной части города. Граф Уэр владел им уже три года, и за это время дом редко пустовал.
В эту ночь окна нижнего этажа оставались темными, но выше в окне виделся мерцающий свет свечи. Уэр вставил в замок ключ и вошел в дом. Дом содержали в порядке двое слуг, муж и жена, которые не отличались болтливостью, им можно было доверять. Сейчас слуги спали, да графу и не требовались их услуги. Уэр не стал их беспокоить.
Он повесил шляпу на крючок и снял плащ. Вечерний костюм Уэр надел для светской вечеринки, одной из тех, что сменяли друг друга в длинной череде балов и раутов. Однако этот вечер был другим. Амелия была другой. Уэр был другим. Их отношения изменились. Она увидела его в другом свете, и он тоже теперь видел ее совсем по-другому.
Поднимаясь наверх, он задержался у одной из дверей, из-под которой в нижнюю щель пробивался свет. Уэр сделал глубокий выдох, с наслаждением ощущая кипение крови в жилах и все возрастающее возбуждение. Граф повернул ручку и, войдя, увидел свою темноволосую, с миндалевидными глазами любовницу, которая спокойно читала, лежа в постели.
Она оторвала глаза от книги и посмотрела на него. Он увидел, как учащается ее дыхание и раскрываются губы. Она решительно захлопнула книгу, и он ногой закрыл за собой дверь.
– Милорд, – выдохнула Джейн, сбрасывая одеяла со своего прекрасно сложенного тела. – Я надеялась, что вы придете сегодня.
Губы Уэра сложились в улыбку. Она была готова, это означало, что первая близость будет грубой и быстрой. Позднее они не будут торопиться, но сейчас в таком удовольствии не было необходимости. И это вполне отвечало его настроению.
С первого же момента, когда Уэр увидел эту потрясающую вдову, он понял, что хочет ее. Когда ее отношения с лордом Райли пришли к концу, Уэр поспешил к ней с предложением, чтобы кто-то другой не успел уговорить ее. Она была польщена и страшно довольна. Они подходили друг другу, и оба получали удовольствие от близости.
Он сбросил камзол, а она развязала пояс своего халата. Минута, и Уэр глубоко вошел в нее, ее бедра лежали на краю кровати, а он, стоя на полу, мощными толчками овладевал ее извивавшимся телом. Его раздражение и беспокойство были забыты в этом потоке плотского наслаждения. Становилось легче.
Спустя час он лежал на спине, подложив под голову руку, подставив покрытое потом тело под охлаждающий ночной воздух.
– Это было восхитительно, – тихо сказала Джейн хрипловатым от страстных выкриков голосом. – Вы всегда так естественны, когда раздражены.
– Раздражен? – Он засмеялся и прижал ее к себе.
– Да. Я чувствую, когда что-то беспокоит вас. – Она погладила его грудь.
Уэр смотрел на узорную лепнину потолка и снова думал о том, как хорошо эта комната с розово-кремовой позолоченной мебелью подходит Джейн. Он уговаривал ее не жалеть денег и думать только о собственном удобстве, ибо, сменив несколько любовниц, Уэр убедился, что вкус женщины к декору говорит о многом.
– А нам обязательно надо говорить о неприятных вещах?
– Мы могли бы обсуждать ваши огорчения до изнеможения, – поддразнила она, подняв голову и глядя на него смеющимися черными глазами. – Вы знаете, я не буду жаловаться.
Он отвел с ее виска пряди влажных волос.
– Я предпочитаю наслаждение.
– Но оно будет временной мерой. Как женщина, я, может быть, смогу помочь вам.
– Вы действительно помогаете мне, – мягко сказал он.
Она скептически подняла брови, но не стала спорить.
Тяжело вздохнув, он высказал вслух свои мысли, доверяя Джейн как другу и как наперснице. Она была милой женщиной, самой милой из всех, кого он знал. Это была душа, которая не стремится навредить другим или возвыситься за счет чужого унижения.
– Вы понимаете, что человек моего положения редко воспринимается как мужчина? – спросил он. – Я – это земли, деньги и престиж, но не более этого.
Она слушала тихо, но внимательно.
– Я провел свою юность в Линкольншире, меня научили думать о себе только как об Уэре, а не как о личности. У меня не было иных интересов, кроме обязанностей, никаких целей, кроме титула. Меня приучили думать, что мне никогда не захочется чего-то для себя, чего-то, что не связано с титулом маркиза.
– Похоже, вы очень одиноки.
Он пожал плечами и подсунул под голову еще одну подушку.
– Я не знал другой жизни.
Молчание затянулось, и Джейн подсказала:
– До каких пор?
– Пока однажды не вышел за пределы наших владений и случайно не увидел мальчишку, собиравшегося ловить рыбу в ручье.
Джейн улыбнулась и, выскользнув из его объятий, надела брошенный халат, подошла к шкафчику и налила бренди.
– Кто же был этот мальчишка?
– Слуга из соседнего имения. Он ждал молодую леди, у отца которой служил. У них возникла своего рода дружба, и это заинтересовало меня.
– Как и ту молодую леди. – Она умело подогревала бренди, повертывая бокал вокруг горящей свечи.
– Да, – подтвердил он. – Она была молода, своевольна и свободна. Мисс Бенбридж показала мне, каким выглядит мир, когда на него смотрят глазами человека, от которого ничего не ожидают. Она совершенно не принимала во внимание мой титул и обращалась со мной точно так же, как и с тем мальчишкой, с игривой симпатией.
Джейн села на край кровати, немного отпила и передала бокал ему.
– Думаю, она бы мне понравилась.
– Да. – Он улыбнулся. – Я полагаю, и вы понравились бы ей.
Конечно, они никогда не встретятся, но дело не в этом.
– Я восхищаюсь вами, вы женитесь на ней, несмотря на грехи ее отца.
– Как я могу не жениться на ней? Это она внушила мне, что я чего-то стою. Мое аристократическое высокомерие сдерживает личное высокомерие.
Джейн со смехом устроилась у его ног.
– Как это хорошо.
Уэр запустил руку в свои растрепанные волосы.
– Я никогда не забуду тот день, когда она сказала совершенно бесхитростно, что я дьявольски красив и поэтому она иногда забывает закончить фразу, Никто никогда не говорил мне этого. Сомневаюсь, что кто-нибудь чувствовал подобное. Когда мы заикаемся, это происходит от страха, а не от восхищения.
– Я тоже скажу вам, что вы красивы, милорд, – сказала Джейн, и блеск в ее глазах подтверждал слова. – Мало найдется мужчин, таких же красивых, как вы.
– Может быть. Я не сравнивал себя с другими мужчинами, поэтому и не знаю. – Он большими глотками выпил бренди. – Но подозреваю, что становлюсь более привлекательным, когда в это верю.
– Уверенность привлекает, – согласилась она.
– Она ничего не ждала от меня, поэтому я мог оставаться с нею самим собой. Впервые в жизни я говорил, не думая о своем положении. Я чувствовал себя свободно и говорил вещи, о которых никогда раньше не решался даже думать. – Он посмотрел на спинку кровати, а затем на огонь в камине. – Думаю, что, узнав ее, я стал самим собой.
Пробежав пальцами по его обнаженному бедру, Джейн спросила:
– Вы чувствуете себя в долгу перед ней?
– Отчасти, но наши отношения никогда не были односторонними. Мы вместе учились правильно вести себя и разговаривать. У меня был в этом некоторый опыт; она же жила в уединении.
– Вы научили ее хорошим манерам.
– Да. Мы оба выиграли от общения.
– И теперь она принадлежит вам, – заявила Джейн, – потому что вы создали ее.
– Я… – Уэр нахмурился. Не отсюда ли возникло это недовольство? Не было ли это просто чувством собственника? – Не думаю, что это так. Однажды она влюбилась, или, по крайней мере, ей так казалось, она все еще не может забыть того человека. Я не сержусь на нее. Я мирюсь с этим.
– Возможно, более подходящим словом было бы «понимаю». – Добрая улыбка появилась на ее губах. – Ведь она не может изливать на вас возвышенные чувства, если они отданы кому-то другому.
Он залпом допил бренди, обжигая внутренности, и протянул Джейн бокал, молча требуя снова наполнить его.
– Если это так, то почему меня так раздражает ее увлечение другим мужчиной?
Беря бокал, она подняла бровь.
– Раздражает? Или вы ревнуете?
Уэр рассмеялся.
– Немножко и того и другого. – Он беспечно махнул рукой. – Может быть, задето мое мужское самолюбие, потому что я никогда не интересовал ее так? Не могу утверждать. Я только знаю, что снова неуверен в себе. Я все думаю, не было ли ошибкой мое решение дать ей место и время залечить душевную рану?
Джейн остановилась, не дойдя до шкафчика.
– Кто же этот другой мужчина?
Уэр объяснил.
– Понимаю. – Она наполнила бокал, согрела его и вернулась к Уэру. – Знаете, я очень любила своего покойного мужа. – Кивнув, Уэр указал на место рядом с собой. Она забралась на постель, позволив ему любоваться голыми стройными ногами. – Но я не устояла перед соблазном и вышла замуж за другого, которого не любила.
– Вы шутите, – усмехнулся он. – Женщины ничего так не хотят, как верности и заверений в вечной любви.
– Но мы еще и прагматичны. Если вы предложите мисс Бенбридж все, что она желает иметь, а этот другой мужчина не сможет ей такого предоставить, не возникнет ли у нее искушение выбрать вас?
– Я говорил, что из-за его иностранного титула ей придется расстаться с сестрой.
– На словах, да, вы убеждали. Но покажите на деле, какие преимущества имеете вы. Покажите ей свои владения, купите дом поблизости от дома ее сестры… Затем воспользуйтесь ее любовью ко всему романтическому и таинственному. Включите и это в вашу игру. Вы легко можете соблазнить ее. Вы в этом искусны, а она впечатлительна. Цветы, подарки, сорванные поцелуи. Ваш противник держится в тени. У вас же нет никаких ограничений.
– Хм…
– Это могло бы развлечь вас обоих. Возможность узнать друг о друге больше, чем вы сейчас знаете.
Он потянулся и сжал ее пальцы:
– Вы так умны.
Джейн улыбнулась своей обаятельной улыбкой:
– Я женщина.
– Да, я всегда это знал. – Уэр поставил бокал на столик у кровати и, притянув Джейн к себе, повернул ее на спину. Он поцеловал ее, затем опустил голову и, откинув ее халат, взял в рот сосок.
– О, как приятно, – вздохнула она. Подняв голову, он усмехнулся:
– Спасибо за помощь.
– Мои старания, как вы понимаете, не бескорыстны. Возможно, вы, пытаясь добиться мисс Бенбридж, снова придете в дурном расположении духа. А мне так нравится, когда вы не знаете удержу.
– Кокетка. – Он шутливо зарычал, и она вздрогнула.
Все это побудило Уэра провести часы, остававшиеся до наступления утра, к взаимному удовольствию играя роль первобытного любовника.
Амелия, прикусив нижнюю губу, осторожно выглянула из-за угла дома. Она искала Колина во дворе конюшни и с облегчением вздохнула, увидев, что там никого нет. Ветер доносил из конюшни мужские голоса, смех и пение. Амелия поняла, что Колин и его дядя заняты тяжелой работой, значит, она может спокойно выйти со двора и отправиться в лес.
Она хорошо усвоила этот способ, осторожно пробираясь между деревьями, прячась от случайных сторожей, прижимаясь к забору. Прошло две недели после того рокового дня, когда она застала Колина позади мастерской с этой девицей. С тех пор Амелия избегала его, отказываясь говорить.
Может, было глупо надеяться, что она больше никогда не увидит его, их жизненные пути так тесно переплелись. Если так, то она вела себя как последняя дура. Не проходило и дня, когда бы она не думала о нем, но справлялась со своим горем, пока он оставался вдалеке от нее. Она больше не видела смысла во встречах и разговорах.
Отыскивая долгожданный проход, Амелия ловко перелезла через забор и побежала к ручью, где столкнулась с Уэром. Он был без камзола и парика, а рукава рубашки были закатаны до локтей. За последние несколько недель молодой граф немного загорел, отказавшись от своих книг ради развлечений на свежем воздухе. С темно-каштановыми локонами, забранными в косичку, и синими, как васильки, улыбающимися глазами, он был очень красив, чеканные черты лица свидетельствовали о столетиях чистоты его голубой крови.
При виде Уэра сердце Амелии не начинало бешено биться, как это происходило в присутствии Колина, но Уэр был очарователен, вежлив и привлекателен. Она полагала, что сочетания таких качеств вполне достаточно, чтобы ее первый поцелуй достался ему. Мисс Пул говорила ей, что надо подождать, пока не появится подходящий молодой человек, но Колин уже получил поцелуй от какой-то другой девушки.
– Добрый день, мисс Бенбридж, – с безупречным поклоном сказал Уэр.
– Милорд, – ответила она и, приподняв розовые юбки, присела в реверансе.
– Сегодня у меня есть для вас сюрприз.
– О? – В предвкушении она широко раскрыла глаза. Она любила подарки и сюрпризы, потому что редко их получала. Ее отец просто не считал нужным отмечать всякие дни рождения и праздники, связанные с подарками.
Улыбка Уэра была снисходительной.
– Да, принцесса. – Он предложил ей руку: – Пойдемте со мной.
Амелия чуть коснулась пальцами его руки, радуясь случаю с кем-то поупражняться в светских манерах. Граф был добр и терпелив, указывал на промахи и поправлял ее. Это придавало ей больше изящества и уверенности. Амелия уже не чувствовала себя девчонкой, притворявшейся, что она леди. Она чувствовала себя как леди, которая знает, как получать удовольствия от своей молодости.
Они вместе покинули место встречи у ручья и пошли по берегу к большой поляне. Там Амелия с восторгом увидела расстеленное на земле одеяло, край которого был придавлен тяжелой корзиной, полной божественно пахнувших сладких пирогов, ломтиков разнообразного мяса и сыров.
– Как вы это устроили? – с удивлением спросила Амелия, ей было приятно его внимание.
– Дорогая Амелия, – торжественно сказал Уэр, и глаза его насмешливо заблестели. – Вы знаете, кто я сейчас и кем я буду потом. Я могу все.
Она знала, что значит быть пэром, и видела, какой властью обладал ее отец, виконт. Во сколько же раз превысит это власть Уэра, которого ожидает титул маркиза?
– Пойдемте же, – поторопил он. – Садитесь, попробуйте пирог с персиками и расскажите мне, как вы проводите дни.
– Моя жизнь ужасно скучна, – ответила Амелия, со вздохом опускаясь на землю.
– Тогда расскажите мне сказку. Ведь вы о чем-то мечтаете.
Она мечтала о страстных поцелуях темноглазого цыгана-любовника, но никогда не сказала бы этого вслух. Чтобы скрыть вспыхнувший румянец, она встала на колени и заглянула в корзину.
– У меня нет воображения, – тихо сказала она.
– Ну ладно. – Уэр лежал на спине, заложив за голову руки, и смотрел на небо. Он, как всегда, чувствовал себя непринужденно. Несмотря на довольно строгую одежду, чистые белые чулки и начищенную обувь, он больше не выглядел таким скованным, каким она увидела его несколько недель назад. Амелии нравился этот новый приятель, ей было приятно думать, что она стала причиной такой перемены.
– По-видимому, я должен угостить вас одной историей, – сказал он.
– Прекрасно. – Она уселась поудобнее и откусила кусочек пирога.
– Давным-давно…
Амелия смотрела, как шевелятся губы Уэра, и воображала, что целует их. Ставшее привычным чувство грусти охватило ее, позади оставались любимые романтические фантазии, и появлялись другие, незнакомые ей, но эти чувства отступали при мысли о Колине и о том, как он поступил. Он-то, конечно, не испытывает никакой печали от того, что оставил ее.
– Вы не поцелуете меня? – вырвалось у нее, когда она смахивала кончиками пальцев крошки пирога с губ.
Граф остановился на полуслове и, повернув голову, посмотрел на нее. От удивления он широко раскрыл глаза, но, казалось, скорее был заинтересован, чем растерян.
– Простите. Я правильно понял вас?
– Вы целовали когда-нибудь девушку? – с любопытством спросила она. Он был на два года старше ее. Вполне возможно, у него был опыт.
В Колине чувствовалась резкость, нетерпение, тревожное беспокойство, и это притягивало к нему даже такую наивную девушку, как она. А Уэр был нетороплив, его привлекательность исходила от врожденно-то самообладания и уверенности, что весь мир принадлежит ему. Все же, несмотря на высокое мнение о Колине, Амелия находила привлекательным спокойное очарование Уэра. Он поднял брови.
– Джентльмен не рассказывает о таких вещах.
– Вот и чудесно! Я знала почему-то, что вы не болтливы. – Она улыбнулась.
– Повторите вашу просьбу, – тихо сказал он, не спуская с нее глаз.
– Вы поцелуете меня?
– Это просто вопрос или призыв к действию? Неожиданно Амелия смутилась и отвела глаза.
– Амелия, – мягко сказал он, заставляя ее посмотреть ему в глаза. На его красивом аристократическом лице она увидела искреннюю доброту. Он сел.
– Не просто вопрос, – шепотом сказала она.
– Почему вам хочется, чтобы вас поцеловали? Она пожала плечами:
– Потому.
– Понятно. – Он на мгновение поджал губы. – Вас устроил бы Бенни? Или лакей?
– Нет!
На его лице медленно появилась улыбка, от которой что-то затрепетало у нее в животе. Это была не неистовая дрожь, которую вызывали ямочки на щеках Колина, но это определенно было проявление особого интереса к Уэру.
– Сегодня я не буду целовать вас, – сказал Уэр. – Я хочу, чтобы вы над этим подумали. Если вы почувствуете такое желание при нашей следующей встрече, тогда я вас поцелую.
Амелия наморщила нос.
– Если я вам не по вкусу, так и скажите.
– Ах, моя вспыльчивая принцесса, – улыбнулся он, поглаживая пальцем ее руку. – Вы делаете выводы так же опрометчиво, как попадаете в беду, словно в яму, обеими ногами. Я поймаю вас, прекрасная Амелия.
– О, – выдохнула она, растерявшись от его многозначительного тона.
– О, – согласился он.
Амелию разбудил стук в дверь ее спальни. Она лежала, свернувшись калачиком, с закрытыми глазами. И в ее затуманенной сном голове была лишь одна просьба: чтобы ей позволили снова заснуть и увидеть эти сны. Сны напоминали ей о необычной душевной близости с Уэром.
Но стук повторился, на этот раз более настойчивый. Грубая реальность вторглась в ее сны, и Амелия вздохнула об утрате ночных воспоминаний.
– Амелия?
Мария. Единственный человек в доме, на которого нельзя не обращать внимания.
Сонно откликнувшись, Амелия с трудом села в постели, Распахнулась дверь, и на пороге появилась сестра.
– Привет, малышка, – сказала Мария, направляясь к Амелии, ее грациозная походка давно вызывала зависть. – Прости, что разбудила тебя. Однако уже поздно. Я и так долго ждала. Жаль, но мое терпение не такое безграничное, как тебе бы хотелось.
– Мне так нравится это твое платье, – ответила Амелия, с восхищением глядя на кремовый муслин, так подходивший к оливковой коже Марии.
– Спасибо. – Мария села на выдвижной стул у окна. – Хорошо провела вечер?
Амелия вспомнила Уэра, потрясающе выглядевшего в вечернем костюме. Прошлый вечер был одним из бесконечной вереницы балов и раутов. Однако он был немного другим. Она сама была другая. Уэр был другим. Их отношения изменились, и Амелия инстинктивно чувствовала, что они никогда не станут прежними.
Он настойчиво двигался вперед, искусно маневрируя, заставляя ее видеть холодные жесткие факты. Проведя детство среди обмана и лжи, она, естественно, была благодарна ему за его искренность. Но в данном случае это лишь усиливало ее чувство вины и смущение.
– Это был приятный вечер, – ответила она.
– Гм… – Это прозвучало явно скептически. – Последнее время ты грустишь.
– И ты пришла поговорить об этом.
– Лорд Уэр вчера днем, на террасе, чуть не поцеловал тебя, однако ты не проявляла желания видеть его чаще, чем обычно. Как же я не могу спросить тебя?
Закрыв глаза, Амелия снова уронила голову на подушку.
– Если бы ты делилась со мной своими бедами, – терпеливо настаивала Мария, – может, я бы помогла. Я хочу помочь.
Открыв глаза, Амелия посмотрела на атласную подкладку балдахина и вспомнила прежние времена. Все в ее комнате было голубого цвета разных оттенков, от бледно-голубого до синего, именно такой была и ее детская спальня. Она сознательно выбрала эти цвета, чтобы лишний раз заявить о решении вернуться к тому моменту, когда их связь с сестрой была грубо разорвана. Отец украл у них целые годы, но в этой комнате Амелия чувствовала, что вернула их.
– Ничто мне не поможет, Мария. Ничего не вернешь, и ничего не переделаешь.
– А что за история с твоим поклонником в маске?
– Я больше не буду с ним встречаться.
Наступила тяжелая пауза, затем Мария сказала:
– Когда ты последний раз говорила о нем, в твоем голосе не было такой обреченности. Ты видела его во второй раз, да? Он нашел тебя?
Амелия повернулась и увидела устремленный на нее взгляд сестры.
– Я заманила его, и он рассердился на меня за это. Он хочет уехать из Лондона, хочет держаться на расстоянии, чтобы я снова не добралась до него.
– Этим он выразил заботу о твоей репутации, а тебя это расстроило. – В черных глазах Марии Амелия видела недоумение. – Почему?
Взмахнув руками, Амелия призналась:
– Потому что я не хочу, чтобы он уезжал! Я хочу узнать его, и мне страшно обидно, что мне этого не позволяют. Я расстраиваю Уэра и тебя, но я не могу отказаться от увлечения и не могу сказать, как я устала от того, что меня вечно оставляют в стороне. С меня довольно одного такого обращения. Так обращался со мной отец.
– Амелия… – Мария протянула к ней руку. – Что же такого в этом незнакомце, что тебя так притягивает к нему? Он красив? Нет… не сердись. Я только хочу понять.
Амелия вздохнула. Она почти не спала и не ела и теперь расплачивалась за это. Она не могла побороть чувство, что Монтойя ускользает от нее, что каждая напрасно потерянная минута все больше отдаляет ее от него.
– На нем опять была маска, – наконец сказала она. – Я понятия не имею, как он выглядит без маски, но мне это безразлично. Меня волнует то, как он говорит со мной, как касается меня, как целует. В его отношении ко мне чувствуется уважение, Мария. Тоска. Желание. Я не верю, что такую глубину чувств можно подделать.
Сведя брови, Мария отвернулась, погрузившись в размышления. Темные локоны беспокойно метались по ее обнаженным плечам, выдавая тревогу.
– Как он может испытывать к тебе такие чувства после нескольких минут знакомства?
– Он говорит, что я напоминаю ему его возлюбленную, которую он потерял, но у меня впечатление, что я нужна ему в действительности. – Амелия нервно перебирала пальцами край простыни. – Сначала он подошел ко мне из-за сходства с ней, но второй раз он пришел ко мне.
– Как ты можешь быть в этом уверена?
– Я ни в чем не уверена. – Амелия повернулась к двери будуара, опасаясь, что слишком многое можно понять по ее лицу.
– Потому что он уезжает. – Голос Марии смягчился. – Он сказал, почему и где будет путешествовать?
– Он сказал, что ему грозит какая-то опасность.
Смертельная опасность.
– От Сент-Джона? Или от кого-то другого?
Амелия впилась пальцами в покрывало.
– Он не имеет никакого отношения к твоему мужу. Он так сказал, и я верю ему.
– Тс-с, – остановила ее Мария, снова вставая. – Я знаю, ты расстроена, но не надо вымещать на мне свое настроение. Я хочу тебе помочь.
– Как? – усомнилась Амелия. – Ты поможешь мне найти его?
– Да.
Не в силах поверить, Амелия взглянула на сестру:
– Правда?
– Конечно. – Мария расправила плечи, верный знак ее решимости. – Люди Сент-Джона ищут его, но у нас есть преимущество. Ты единственный человек, который сумеет приблизиться к этому мужчине.
Амелия лишилась дара речи. Она не ожидала, что кто-нибудь поддержит ее желание найти Монтойю, и не могла бы выбрать для помощи более подходящего человека, чем Мария, которая ничего не боялась и имела неплохой опыт в поисках вещей, не желающих быть найденными.
– Уэр тоже ищет его.
– Бедный граф Монтойя, – сказала Мария, усаживаясь на край кровати рядом с Амелией и беря ее за руки. – Мне жаль его. Он обращает внимание на хорошенькую девушку, и из-за этого за ним начинают охотиться со всех сторон. Сент-Джон будет искать его криминальными методами. Уэр – дворянскими. Так что мы с тобой должны искать Монтойю женскими методами.
– Это как же? – недоверчиво спросила Амелия.
– Мы поедем делать покупки. Мы побываем у всех поставщиков масок и узнаем, не запомнил ли кто-то из них графа. Если он всегда скрывает свое лицо, то должен приобретать маски в большом количестве. Если нет, то, вероятно, это была недавняя покупка. Это немного, но это начало. Конечно, мы будем осторожны. Если ему грозит опасность, то, найдя его, и мы подвергнемся опасности. Ты должна довериться мне и беспрекословно слушаться. Согласна?
– Да. – Нижняя губа Амелии дрожала, и она прикусила ее, чтобы скрыть предательскую дрожь. Ее руки, которые держала сестра, сжались. – Спасибо, Мария. Я так тебе благодарна.
Мария прижала ее к себе и поцеловала в лоб.
– Я всегда буду рядом, чтобы помочь тебе, малышка. Всегда.
Это тихое заверение придало Амелии сил, и она, ухватившись за него, выскользнула из постели и начала готовиться к предстоящему дню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100