Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Вот и все, – сказала Амелия, вертя в руке чайную ложку.
Граф Уэр прекратил нервные движения своей невесты, накрыв ладонью ее руку.
– Не надо так волноваться, – тихо сказал он, перебирая в уме все, что она ему рассказала.
– Вы не сердитесь? – Ее зеленые глаза смотрели на него удивленно и настороженно.
– Я недоволен, но не сержусь. – Он грустно улыбнулся и удобнее уселся в кресле.
Они сидели на террасе в доме Сент-Джона и пили чай, как обычно перед традиционной конной прогулкой по парку. В ожидании разговора с Амелией Уэр провел несколько тревожных часов. Он знал, как выглядит женщина после жаркого свидания, и поскольку признание Амелии подтверждало его подозрения, то его огорчило это.
– Я не знаю, что делать. – В ее голосе звучала безысходность. – Боюсь, я в полной растерянности.
– А я боюсь, что не смогу вам помочь, – признался он. – Мы друзья, дорогая, но я, прежде всего мужчина. Мне не очень приятно слышать о ваших чувствах к этому незнакомцу, о чувствах, которых вы не испытываете ко мне.
Она сжала его руку и покраснела.
– Сейчас я сама себе не очень нравлюсь. Вы дороги мне, У эр. Всегда были дороги, вы не заслужили, чтобы я с вами так поступила. Я молю Бога, чтобы ваше доброе сердце простило меня.
Он задумчиво смотрел на дальний сад. Едва ли можно было так назвать пустое пространство вокруг дома Сент-Джона. Только низкие бордюры цветов смягчали суровую пустоту огромной лужайки.
– Я прощаю вас, – сказал Уэр. – И восхищаюсь вашей честностью. Будь я на вашем месте, сомневаюсь, что у меня хватило бы мужества рассказать все. Однако я не могу допустить, чтобы моя невеста вела себя подобным образом на глазах у других.
Она кивнула, как провинившаяся школьница. Как бы ни было необходимо осудить ее поступок, Уэру это не доставляло удовольствия.
– Вам придется решать, Амелия, раз и навсегда, хотите вы выйти за меня замуж или нет. Если вы предпочтете продолжать наши отношения, вы должны вести себя прилично. – Уэр встал и повел плечами, снимая с них напряжение. – Черт побери, мне не нравится, что вас словно принуждают выйти за меня замуж.
Амелия тоже встала, ее юбки с цветочным узором упали красивыми складками.
– Вы сердитесь. – Она подняла руку, предупреждая его ответ. – Нет. Я понимаю. Вы имеете на это право. Если бы так поступили вы, я бы ужасно рассердилась.
Высказавшись, она подошла к мраморной балюстраде. Он шагнул и встал рядом с Амелией, спиной к лужайке.
Как всегда, Амелия была очень хороша. Ее темные волосы были свободно уложены в напудренные локоны, падавшие на плечи. Кожа белая, как молоко, глаза – зеленые, как нефрит, губы – красные, как густое вино. Однажды он пошутил, что она единственная женщина, о которой он думал в поэтической прозе, и она смеялась вместе с ним над тем, что назвала его «фантазиями». Это он говорил только ей.
– Если мы поженимся, – тихо спросила она, – вы не будете изменять мне?
– Это зависит от вас. – Он внимательно посмотрел на нее. – Если вы будете лежать в моей постели и просить поскорее покончить с этим, вероятно, буду. Я люблю ласки, Амелия. Я жажду их. Я не откажусь от чувственного удовольствия даже ради жены.
– О. – Она со вздохом отвела глаза. Налетевший ветерок прижал туго завитой локон к ее нежной обнаженной коже между шеей и плечом. Она дрожала, но не от холода, а от овладевшего ею чувства. Уэр заметил это, как всегда замечал все, что касалось ее. Амелия была чувственным созданием, не лишенным воображения. Он ценил в ней это и был осторожен, стараясь не злоупотреблять этими ее качествами, в ожидании дня, когда она будет принадлежать ему и он научит ее проявлять чувственность. Проявлять только с ним одним.
Теперь ему придется о многом подумать.
– Я верю, что мы сможем доставить удовольствие друг другу, – сказал он, играя ее пальцами, лежавшими на парапете. – Думаю, наша с вами близость может быть больше, чем будничная обязанность, но это только если вы полностью раскроетесь передо мной. Никакой стыдливости, никакой сдержанности. Если наша супружеская постель станет желанным местом, я не стану искать другого. Я не стремлюсь одерживать победы. Я просто хочу получать от этого удовольствие. Если я могу получать его с одной женщиной, тем лучше. Меньше труда.
Грубая откровенность, как он заметил, неприятно поразила Амелию, но эти слова правильно определяли его любовь к чувственным удовольствиям, и хорошо, что она узнает об этом сейчас. Тогда не надо будет шарить руками, ворча в темноте. Тогда будет светящаяся, порозовевшая, покрытая потом кожа и долгие часы.
– Значит, такова страсть в спальне? – спросила она, проявляя, кажется, искреннее любопытство. – Инстинкту животного дается воля? И больше ничего не присутствует в этом процессе?
Он не сразу понял ее вопрос:
– Вы имеете в виду взгляды, которыми ваша сестра обменивается с Сент-Джоном? Или то, как Уэстфилды смотрят друг на друга?
– Да. Они ведут себя неприлично, и все же в этом есть романтика.
– Не вы одна видите такие нежные чувства и защищаете их. – Любопытство в ее глазах вызвало у него улыбку.
– А вы?
Уэр пожал плечами и, прислонившись к балюстраде, скрестил на груди руки.
– Временами. Но я не жалею и не страдаю от их отсутствия. А вот вы, думаю, страдаете.
Будучи честной, она кивнула.
– Я вижу, что мои откровенные старания добиться вас были напрасными, – размышлял он вслух. – Я полагал, несчастный конец вашей первой любви заставит вас оценить более… земные отношения. Но вы хотите совсем другого, не так ли?
Она отошла от него и стала в волнении расхаживать по террасе. В такие минуты она напоминала ему посаженную в клетку кошку, метавшуюся от тоски.
– Я не знаю, чего хочу, в этом-то все и дело. – Взгляд, брошенный на него, приковал Уэра к месту.
– Я удовлетворен. Не объясняйте ничего.
– Вы действительно удовлетворены? – с сомнением спросила она. – Или просто считаете, что в вашем положении больше не на что надеяться, кроме дружбы?
– Мой ответ вам известен.
– На ком бы вы женились, если бы не было меня?
– Понятия не имею, да и не задумываюсь над этим. А вы предлагаете найти вам замену?
Резко остановившись, Амелия издала звук, напомнивший ему милое рычание котенка.
– Я хочу сходить с ума по вас! Почему я не имею на это права?
– Может быть, у вас дурной вкус? – Она показала ему язык, и он рассмеялся. Затем, понизив голос, посмотрел в ее глаза:
– Если эта маска так возбуждает вас, я могу надевать ее в постели. Такие игры весьма забавны.
Ее глаза стали большими, как блюдца, и он подмигнул.
Рассердившись, она подбоченилась и склонила голову набок.
– Возможно, таинственность так увлекает меня?
Вы это хотите сказать, милорд?
– Есть такое предположение. – Улыбка исчезла с его лица. – Я намерен навести справки о вашем поклоннике. Посмотрим, не сможем ли мы снять с него маску.
– Зачем?
– Затем, что он не для вас, Амелия. Граф – иностранец? Вы всегда хотели иметь семью. Вы не расстанетесь с вашей сестрой теперь, когда вы, наконец, вместе, так какое будущее ожидает вас с этим человеком? И не будем забывать, что он, возможно, хочет через вас навредить мне.
Она снова заходила по террасе, и он с восхищением смотрел на ее непринужденно грациозные движения и очаровательное колыхание юбок вокруг длинных ног.
– Кажется, все думают, что Монтойю интересую не я как личность, а только люди, связанные со мной. Признаюсь, мне оскорбительно слышать это от тех, кто любит меня. Они не могут поверить, что мужчина интересуется мною ради меня самой.
– Я могу не только поверить, Амелия. Я чувствую это. Не сочтите мою учтивость отсутствием страсти.
Тяжело вздохнув, она сказала:
– Сент-Джон тоже пытается найти его.
Это не удивило Уэра.
– Если этот человек прячется в каких-нибудь притонах, Сент-Джон может поймать его. Но вы сказали, что граф хорошо одет и воспитан. Похоже, что он принадлежит к людям моего круга, а не к пиратам. Мои поиски могут оказаться более удачными.
Амелия помолчала.
– А что вы будете делать, если найдете его? – В ее голосе была немалая доля подозрительности.
– Вы спрашиваете, не причиню ли я ему вреда? – Вопрос не был пустым, поскольку Уэр славился неплохим фехтовальщиком. – Мог бы. Ее прекрасное лицо исказилось.
– Мне не следовало говорить вам об этом.
Выпрямившись, Уэр направился к ней.
– Мне приятно, что вы говорите правду. Наши отношения непоправимо изменились бы, если бы вы солгали, скрывая свою вину. – Подойдя, он глубоко вдохнул, вбирая в себя свежий аромат жимолости. Он давно понял, что тело Амелии напоминает цветок, благоухающий и сладкий как мед, когда он прикасался к нему губами.
Он взял в ладони ее лицо и заставил поднять глаза. Что-то новое было в глубине ее изумрудных глаз, и он чувствовал, как погружается в них.
– Но это не меняет главного: этот человек знал, что вы принадлежите мне, и тем не менее позволил себе некоторые вольности. Для меня это серьезное оскорбление, милая. Я могу простить вас, но не могу простить его.
– Уэр… – Ее раскрывшиеся губы блестели в мягком полуденном свете.
Он наклонился. У нее перехватило дыхание, когда она поняла, что он собирается сделать.
– Добрый день, милорд.
Они отскочили друг от друга, ибо на террасу вышла ее сестра в сопровождении мужа и следовавшей за ними горничной с подносом свежеприготовленного чая.
– Прекрасный день, – сказал пират своим звучным хрипловатым голосом. – Мы подумали, что неплохо посидеть с вами, на солнышке.
Уэр понял, что это предостережение. С легким поклоном он отошел в сторону. Бывшая леди Уинтер улыбнулась, ценя его понятливость. Так улыбаются в спальне любовники после великолепно проведенной ночи. Миссис Сент-Джон обладала лишь такой улыбкой, и это было важной частью ее обаяния.
– Мы будем рады посидеть с вами, – сказал Уэр и повел Амелию к их столу.
Остаток дня Уэр провел, обмениваясь пустыми замечаниями с Сент-Джоном, а потом с теми, мимо кого они с Амелией проезжали во время прогулки в парке. Но голова была занята планами, касавшимися как благосклонности Амелии, так и поисками человека в маске, пытавшегося отнять ее у него.
– Вы уверены, что этого человека зовут Саймон?
– Ага, – сказал хозяин ставя пинту на стойку бара.
– Куинн?
– Ага, – сказал хозяин кабачка, ставя еще одну.
– Спасибо. – Колин взял эль и пересел за столик, находившийся в углу. Сообщение о человеке, разыскивающем его, вызывало тревогу еще и потому, что в расспросах упоминалось имя Куинна. Это мог быть Картленд или один из его людей, хотя хозяин кабачка был совершенно уверен, что у человека не было французского акцента.
Колину оставалось только затаиться и ждать, прибегая к умению скрываться, им хорошо освоенному. Человек его роста никогда не мог по-настоящему спрятаться, но мог сделаться менее заметным, например, сидя, развалившись и опустив плечи, так что рост и широкие плечи не бросались в глаза. Колин намеренно не причесался, и волосы делали его еще невзрачнее.
Само заведение давало возможность затеряться в толпе. Освещение было намеренно слабым, чтобы сделать запущенность и грязь менее заметными. Покрытая пятнами мебель орехового дерева – круглые столы и стулья с высокими спинками делали помещение еще темнее. Воздух был пропитан запахами эля и кипящего жира, доносившимися из кухни. Посетители то входили, то выходили. Было несколько завсегдатаев, с которыми Колин уже поговорил.
Когда-то, в его прошлой жизни, он часто посещал такие места вместе со своим дядей Пьетро. В эти неторопливо проводимые дни отдыха Колин слушал этого хорошего и достойного человека, делившегося с ним своей мудростью. Колин скучал по дяде, часто вспоминал о нем и думал о том, как он сейчас живет. Пьетро воспитал в нем сильный характер и веру в честь, что сослужило ему хорошую службу за эти годы.
Колин сжал в кулак лежавшую на столе руку.
Когда-нибудь они снова будут вместе, и он покажет дяде, как пригодились эти давние уроки. Он избавит Пьетро от службы и устроит ему обеспеченную жизнь в удобстве и покое. Жизнь слишком коротка, и ему хотелось, чтобы любимый дядя порадовался жизни, насколько это возможно.
– Добрый вечер… – раздался рядом чей-то голос и оторвал Колина от размышлений.
Около него стоял пожилой джентльмен, проводивший почти всю свою жизнь в кабачках на этой улице и предлагавший составить компанию тем, кто был готов купить ему выпивку или какую-нибудь еду. Иногда этому человеку удавалось подслушать что-то стоящее денег, и Колин охотно платил, зная об этом.
– Садитесь, – ответил Колин, указывая на стул напротив себя.
Прошли часы. За это время он опросил тех, кто знал его еще с предыдущих приездов сюда. Многие надеялись получить пару монет за передачу нужных сведений. К сожалению, он не узнал ничего интересного о Картленде, зато покупал пинту любому, кто говорил с ним, и использовал их общество для собственного прикрытия.
А потом произошло чудо: в тяжелом черном развевающемся плаще появился человек, которого Колин так надеялся увидеть. Саймон Куинн остановился у бара и обменялся несколькими словами с хозяином, затем обернулся и с удивлением увидел Колина, махавшего ему из угла рукой.
– Господи, – сказал Куинн, направляясь к нему и расстегивая у горла пряжку-лягушку, украшенную драгоценными камнями. – Я обыскал весь Лондон, умирая с голода, а ты все время находился здесь, в моем доме?
– Ну, – улыбнулся Колин, – последние несколько часов, не меньше.
Куинн выругался себе под нос и тяжело опустился на стул напротив Колина. Принесли пинту эля, затем блюдо с едой. Куинн наконец насытился и сказал:
– Я принес две новости, хорошую и плохую.
– Меня это почему-то не удивляет, – сухо ответил Колин.
– Меня во Франции предали.
Колин поморщился:
– Картленд выдал все имена?
– Видимо, да. Полагаю, именно так он смог доказать свою верность.
– Человек никому не верен, только самому себе.
– Совершенно правильно. – Куинн вонзил вилку в кусок мяса, поднес ко рту и сердито начал жевать.
– Значит, такова плохая новость. А какова же хорошая?
– Я сумел добиться обещания помиловать нас всех, включая тебя.
– Разве это возможно, если они охотятся и за тобой?
Улыбка Куинна была невеселой.
– Генеральный агент высоко ценил Леруа, настолько, что поимка его убийцы важнее бунта английских шпионов. Меня отпустили за обещание вернуться с убийцей, кем бы он ни был. В качестве гарантии моего возвращения они задержали всех остальных, кого предал Картленд.
Колин выпрямился.
– Боже… значит, мы должны действовать быстро.
– Да. – Куинн допил свою пинту. – И дело еще усложняют поставленные условия. Первое, я должен убедить лорда Эддингтона отпустить французского шпиона, которого он арестовал. Второе, мы должны уговорить члена группы Картленда, некоего Депардье, сделать заявление, что Картленд сознался в преступлении.
Первое казалось маловероятным, а второе – крайне трудным, но Колин воспользовался бы любыми предоставленными ему средствами, и с большой радостью.
«Я хочу узнать тебя», – сказала Амелия. Если бы только у него появился шанс свершить это.
– Ты, кажется, не имея на это никакого основания, доволен, – заметил Куинн, не переставая жевать. – Не так уж это хорошо.
– Я видел Амелию, – признался Колин. – Обнимал ее, касался, целовал.
Куинн застыл, не донеся вилку до рта.
– И?..
– Все очень сложно, но надежда есть.
Положив вилку, Куинн жестом потребовал еще эля.
– Как она отнеслась к твоему возвращению из могилы?
Колин грустно улыбнулся и объяснил.
– Маска? – переспросил Куинн, когда Колин закончил свой рассказ. – Из всех образов, которые ты умеешь принимать, ты выбрал маску?
– Первоначально она была уместна на маскараде. Потом Амелия увидела ее на Жаке, и маска привлекла ее внимание. Мне показалось, что при данных обстоятельствах ее удобнее надеть и в третий раз.
– Она больше, чем я думал, похожа на сестру. – Губы Куинна тронула легкая улыбка, которая появлялась на его лице каждый раз, когда речь шла о Марии. – Но я не вижу в этой ситуации никакой надежды. Амелия понятия не имеет, кто ты.
– Это в какой-то степени сложность, – согласился Колин.
– В какой-то степени? Друг мой, ты мастер недооценивать вещи. Поверь мне, ей не понравится такая новость. Она истолкует это как отсутствие чувства. Когда она узнает, что ты все это время не отличался целомудрием и не тосковал о ней, это послужит доказательством, что ты не любишь ее.
У Колина вырвался раздраженный вздох.
– Это был твой план! Ты сказал, чтобы сделать ее счастливой, я должен стать состоятельным человеком.
– И чтобы тебя сделать счастливым. Ты всегда будешь сомневаться, стоишь ли ее, если придешь, ничего собой не представляя. – Куинн улыбнулся служанке, принесшей ему новую пинту, затем откинулся на спинку стула и долго смотрел на Колина. – Я слышал, она помолвлена с графом Уэром.
– Пока еще нет.
– Она может стать маркизой, несмотря на скандальную историю ее отца и репутацию сестры. Огромное достижение.
Оглядывая комнату, Колин на мгновение останавливал взгляд на каждом посетителе.
– Да, но она его не любит. Она все еще любит меня. Или, вернее, того мальчика, каким я когда-то был.
С лестницы, ведущей наверх, в спальни, спустилась хорошенькая блондинка. В пурпурно-красном платье, с черной лентой и камеей на шее, она показалась Колину похожей на куклу. Тонкие черты лица и хрупкая фигурка вызывали желание защитить ее, а глаза под тяжелыми веками и полные красные губы пробуждали похотливые мысли.
Она повернула голову и посмотрела ему в глаза, он поднял бровь. Улыбка незнакомки смутила его, и он поспешил нахмуриться, но с любопытством наблюдал, как она приближается, а когда она остановилась позади Куинна, Колин вскочил на ноги. Она положила руки на широкие плечи ирландца. – Ты должен был сообщить мне, что вернулся, mon amour, – сказала она с не вызывающим сомнений французским акцентом.
Взгляд Куинна, брошенный на Колина, был загадочным и раздраженным. Он не встал, а лишь схватил блондинку за руку и потянул ее к стулу, который подтолкнул к ней ногой. Любовь Куинна к женщинам была известна всем, и его явное равнодушие к такой красавице было более чем удивительно. Вблизи она выглядела восхитительно. Светло-голубые глаза обрамляли длинные густые ресницы, темные, цвета шоколада, а брови были изящно изогнуты.
– Это он? – спросила она, окидывая Колина оценивающим взглядом.
Куинн что-то прорычал. Она широко улыбнулась, обнажив ровные белые зубы. Протянув руку, она сказала:
– Я Лизетта Руссо. А вы месье Митчелл, oui?
Колин посмотрел на Куинна, который, тихо выругавшись, снова принялся за еду.
– Возможно, – осторожно ответил он.
– Отлично. Если возникнет необходимость убить вас, теперь это будет проще, я запомнила вашу внешность.
Растерявшись, он спросил:
– Что вы, черт побери, сказали?
– Наглая девка, – пробормотал Куинн. – Он не виновен.
– Они все так говорят, – сладким голосом заметила она.
– На этот раз это правда, – возразил Куинн.
– И так они все говорят.
– Простите меня. – Колин переводил взгляд с одного на другого. – О чем вы?
Куинн небрежно указал вилкой на Лизетту:
– Она дополнение к моей гарантии. Она должна вернуться во Францию или с Картлендом, или с тобой, или со мной.
– Или с признанием, – ласково произнесла она. – Достаточно будет признания любого из вас. Видите? Мне не так уж трудно угодить.
– Господи. – Колин снова сел и внимательно посмотрел на француженку. Только теперь он заметил жесткость в ее глазах и резкие линии рта, которых не заметил раньше.
– Где ты находишь этих роковых женщин, Куинн?
– Это они находят меня, – проворчал Куинн, хватаясь за картошку с жадностью, вызванной раздражением.
– Вы видите только плохую сторону, – сказала Лизетта, подзывая жестом служанку. – Вот мы трое сидим за этим столом, всем нам нужно одно и то же. Я здесь для того, чтобы помочь вам.
Куинн вскипел.
– Если думаешь, что, держа меч над моей головой, ты вызываешь у меня добрые чувства, то глубоко заблуждаешься.
Колин не был так ловок, чтобы отделаться от нее.
– А как вы можете помочь?
– Есть много способов. – Блондинка на минуту отвлеклась, заказывая вино. – Подумайте о тех местах, куда я могу пойти, а вы не можете. Обо всех людях, которые будут говорить со мной и не будут говорить с вами. Об уловках, которые я могу использовать, будучи женщиной, и которые не можете использовать вы, будучи мужчиной. Да возможностей не пересчитать! – Она дотронулась изящной ручкой до камеи на шее, и Колин поймал себя на мысли, что не может даже представить Лизетту убийцей.
– Ваше участие связано с Депардье? – спросил Колин.
Ее лицо помрачнело.
– Если он согласится, это избавит меня от хлопот.
– Генерал твердо решил не полагаться на случай, – объяснил Куинн. – Депардье следит за Картлендом. Лизетта следит за мной. Они делают одно и то же. Она – дополнительная… гарантия.
Колин поморщился и взглянул на Лизетту, удивляясь, чем ее привлекает такая сделка.
– Почему вы участвуете в этом?
– У меня есть личные причины. Небольшой совет, – она пристально посмотрела на него, – вы можете мне не верить, но одно истинная правда: я хочу, чтобы убийца Леруа предстал перед судом.
Прерывисто дыша, Колин постукивал пальцами по столу.
– Мне это не нравится. Картленд охотится за мной, а среди нас завелась змея.
Куинн одобрительно кивнул. Лизетта обиженно взяла заказанный ранее бокал вина.
– Я бы предпочла быть Евой, а не змеей.
– Ева была обольстительной, – возразил Куинн. Колин поперхнулся, он никогда раньше не слышал, чтобы ирландец грубил женщине.
– Чего вы достигли на данный момент? – спросила она, не обращая внимания на грубость Куинна и обращаясь к Колину.
– В дневное время я избегаю встреч с Картлендом и любым человеком, похожим на француза, а ночью занимаюсь его поисками.
– Это самое невероятное поведение из всех, о которых я слышала, – насмешливо заметила она.
– А что, по-вашему, я должен делать? – с вызовом спросил он. – Я ничего не знаю.
– Значит, должны узнать. – Лизетта деликатно сделала глоточек красного как кровь вина и облизнула губы. Она сидела прямо, с гордо поднятым подбородком, что указывало на хорошее происхождение и воспитание. – Вы ничего не сделаете, если будете прятаться и дальше, именно этого от вас ожидает Картленд. Почему вы не свяжетесь с человеком, на которого оба работаете? Наверняка у него есть возможность помочь вам поскорее закончить это дело.
– Его цель не в этом, – возразил Куинн. – Мы отвечаем за выполнение наших заданий. Если нас поймают, то мы за это и заплатим. Полагаю, ты в таком же положении.
На мгновение показалось, что лицо француженки омрачилось, но затем выражение изменилось, и на губах появилась сладкая, беспечная улыбка.
Колин размышлял, насколько Лизетта опасна. Она кажется такой хрупкой и женственной, но он, по рассказам сестры Амелии, знал, как обманчива бывает внешность.
– У вас есть другие предложения, мадемуазель? Может быть, вы думаете, что мне следует заниматься поисками средь бела дня?
– В маске? – спросил Куинн, наконец, отодвигая от себя тарелку.
– Зачем она ему? – Лизетта оглядела Колина с макушки до вытянутых длинных ног обутых в сапоги. – Жаль скрывать такую красоту. – Ее губы соблазнительно изогнулись. – Хотела бы я увидеть вас обнаженным.
Куинн фыркнул:
– Вот видишь, милая. Вот почему ты не Ева. У тебя не хватает чутья, необходимого для покорения мужчины.
– Вы можете завязать глаза, – подмигнув, предложила она Колину, – и называть меня любым именем, которое вам нравится.
Впервые за долгое время Колин рассмеялся.
– Осторожнее с ней, – предостерег Куинн.
– Я предоставлю эту задачу тебе. Утром я уеду в Бристоль. Прошлое Картленда может быть связано с настоящим. Я надеюсь, что-то там обнаружится, и это даст мне некоторое преимущество.
– Хорошая мысль. – Куинн задумчиво поджал губы. – Мы с Лизеттой останемся и разузнаем что-нибудь здесь.
– Меня беспокоит, что он отправится один, – сказала она, и в ее голосе послышалась стальная нотка.
– Ты к этому привыкнешь. – Куинн раскинулся на стуле с небрежной грацией, закинув руки за высокую спинку и широко расставив ноги.
– Как бы хорош ты ни был, – презрительно заметила Лизетта, – иногда ты мне страшно не нравишься.
Куинн усмехнулся:
– Значит, мы договорились. Митчелл ищет в Бристоле. Мы с тобой работаем в городе.
– Возможно, мне лучше поехать с ним, – сказала Лизетта с улыбкой на губах, но не в красивых глазах.
– О, ты этого хочешь? – Наигранная радость Куинна заставила Колина снова рассмеяться. – Чудесно. Если не для Митчелла, то для меня. Прости, приятель. – Он передернул плечом и положил руку на стол.
Прежде чем они оба поняли, что произошло, Лизетта уже стояла у стола и забытый Куинном нож аккуратно вонзился в стол точно между его небрежно раздвинутыми пальцами.
Куинн окаменел при мысли, что чуть не лишился одного или двух пальцев.
– Проклятие.
Она наклонилась к нему:
– Не смейся надо мной. Неразумно злить и недооценивать меня, mon amour.
Колин встал.
– Благодарю вас за любезное предложение сопровождать меня, – торопливо сказал он, – но я с полным к вам уважением должен отклонить его.
Лизетта, прищурившись, посмотрела на него.
– Вы мне совсем не доверяете, – сказал он, – но заверяю вас: у меня есть важные причины вернуть свое доброе имя и нет никаких причин, чтобы сбежать.
С минуту она молчала. Затем уголок ее рта чуть заметно приподнялся:
– Здесь ваша женщина.
Колин ничего не сказал, но ответ и так был ясен. Она грациозным движением руки отмахнулась от него:
– Далеко вы не уйдете. Удачи вам.
Колин быстрым движением опустил руку в карман и бросил на стол несколько монет.
– Я буду молиться за тебя, – сказал он Куинну и сжал плечо друга.
Куинн ответил яростным ругательством.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100