Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Франция, месяцем раньше


– Итак, – сказал Саймон Куинн, положив вилку. – Время пришло.
– Пришло. – И по мнению Колина Митчелла, не слишком скоро. Он годы ждал этого дня. Теперь, когда этот день настал, чинное сидение за обеденным столом было просто невыносимо. Всего через несколько часов он отплывет в Англию, к своей вечной любви. Ему уже хотелось быть там. С ней.
Вокруг шла веселая попойка, что было в порядке вещей. Несмотря на то, что Колин вырос в шумном цыганском таборе, он предпочитал тихие вечера. Это Куинн выбирал такие места для встречи. Он заявлял, что здесь невозможно подслушать, и укреплял бережно хранимую силу духа и беспечность, но Колин подозревал, что это пристрастие объясняется совсем иной причиной. Куинн не был счастливым человеком, а притворяться довольным жизнью легче, когда вокруг царит веселье.
Все же к этому заведению Колин испытывал меньше отвращения, чем к большинству других. Здесь было чисто, светло, и пищу подавали восхитительную. Над головой, на потолке с деревянными балками, висели три массивные люстры, а воздух был пропитан запахами различных аппетитных блюд и ароматом духов многочисленных грудастых служанок. Пронзительный смех и обрывки разговоров пробивались сквозь звуки исступленно игравшего в дальнем углу оркестра, что предоставляло заговорщикам относительную изоляцию среди этого шума, просто два хорошо одетых джентльмена наслаждаются ужином вне дома.
– Я думал, что ты уже перерос свои чувства к прекрасной Амелии, – сказал Куинн, слабый ирландский акцент все еще слышался в его голосе. Он поднес к губам бокал с вином и поверх него пристально посмотрел на Колина: – Ты сильно отличаешься от того молодого человека, которого много лет назад привели ко мне.
– Это правда. – Колин знал, что Куинн против его отъезда. Он был слишком ценной фигурой в играх Куинна. Колин славился своим артистизмом. Мужчины доверяли ему, а женщины находили неотразимым. Проницательные создания, они чувствовали, что его сердце занято, и это заставляло их еще больше стараться покорить его. – Но эта часть моей души не изменилась.
– Может быть, все-таки изменилась. Когда ты уехал, она была еще девочкой.
Он пожал плечами.
– Это лишь сделало мои чувства более глубокими. – Как он мог объяснить все то, что он видел в ней?
– Что в ней такого притягательного, что так околдовало тебя? Графиня обожает тебя, но она для тебя всего лишь развлечение.
При мысли о хорошенькой Франческе Колин улыбнулся:
– Так и я для нее только развлечение. Ей нравится эта игра, она никогда не знает, кто появится на ее пороге или под каким обличьем буду скрываться я. Я подхожу ей, удовлетворяю ее безрассудные наклонности, но это касается только ее спальни. Она слишком гордая женщина, чтобы принимать человека моего происхождения в качестве, отличном от того, что я представляю собой сейчас.
Однажды, выполняя задание Куинна, преследуемый врагами Колин во время бала ворвался в первую же открытую дверь. В комнате была Франческа, которая приводила в порядок свой туалет и отдыхала от толпы гостей. Он поклонился и, улыбнувшись, начал снимать парик и одежду, выворачивая специально сшитые для этого вещи наизнанку. Эту сцену превращения одетого в черное джентльмена со светлыми волосами в темноволосого шутника в одежде цвета слоновой кости графиня нашла весьма забавной. Она охотно приняла участие в розыгрыше и вышла в коридор, крепко держась за его руку, что очень озадачило двух хмурых джентльменов, которые в поисках своей жертвы натолкнулись на милую парочку.
В ту же ночь графиня уложила Колина в свою постель и держала его там в течение последних двух лет. Ее нисколько не беспокоило, когда работа вынуждала Колина покидать ее на целые недели, а иногда и на месяцы. Их связь была основана на расчете и взаимопонимании.
«Иногда я завидую женщине, которая так упорно владеет твоим сердцем», – как-то сказала ему Франческа.
Колин поспешил изменить ход ее мыслей. Ему невыносимо было думать об Амелии, находясь в обществе другой женщины. Это выглядело предательством, и он по опыту знал, что оно нанесло бы Амелии глубокую рану.
– Амелия владеет моим сердцем так же, как ее сестра владеет твоим, – сказал Колин в ответ на удивленный взгляд Куинна. – Возможно, если ты сможешь объяснить, почему все еще тоскуешь о Марии, это поможет ответить на твой вопрос о моих чувствах к Амелии.
Смущенная улыбка мелькнула на губах ирландца.
– Я понял. Как же ты вернешь ее? Как Колин Митчелл или под одним из других твоих имен?
Тяжело вздохнув, Колин оглядел комнату, где обедало много посетителей. Для Амелии он был частью ее прошлого… умершей частью ее прошлого. Друг детства, полюбивший ее всей душой. Она любила его с такой же силой, с такой же неудержимой страстью подростка. Он пытался держаться в стороне, пытался оттолкнуть ее, пытался убедить себя, что со временем они оба поймут несбыточность таких желаний. Ведь он был цыганом, конюхом на службе у ее отца, разве у них могло быть будущее.
Затем он не смог соблюдать расстояние. Ее отец, покойный виконт Уэлтон, был настоящим чудовищем. Уэлтон использовал Амелию как оружие против ее сестры, он продавал потрясающе красивую Марию желавшим жениться пэрам, которых потом убивал ради вдовьей доли наследства. Когда махинации Уэлтона стали угрожать Амелии, Колин решился на дерзкую попытку спасти ее, и после перестрелки его бросили как мертвого.
Как поднимаются из могилы? Ему это удалось, но примет ли она его, впустит ли в свою жизнь, сделает ли его тем, кем он хотел быть – любовником или мужем?
– Если она примет меня, то станет графиней Монтойя, – сказал он, ссылаясь на титул, который придумал специально для нее. Под этим именем он годами создавал и укреплял корни придуманного благородного звания, покупая собственность и собирая богатства. Он не позволил бы Амелии выйти замуж за простолюдина Колина Митчелла. Она заслуживала большего. – Но может быть, ее привязанность к Колину победит.
– Мне будет не хватать тебя, – сказал Куинн, в его голубых глазах была задумчивость. – По правде говоря, я не знаю, смогу ли обойтись без тебя.
Куинн был завербован агентами королевской разведки для выполнения заданий, с которыми не могли справиться более осторожные агенты. Он не был агентом официально, как и Колин, и это избавляло их от ограничений, которые связывали других. В знак благодарности за непризнанные заслуги им разрешалось оставлять себе большую часть трофеев, что сделало приятелей чрезвычайно богатыми людьми.
– Ты справишься, – улыбнулся Колин. – У тебя остается Картленд, он намного способнее меня. Он берет след лучше, чем собака. Если что-то потерялось, лучше его никто не сумеет отыскать потерю.
– Он вызывает у меня беспокойство. – Куинн уперся локтями в резные подлокотники кресла и сложил пальцы домиком.
– О? Ты раньше никогда не говорил мне этого.
– Ты тогда еще работал на меня. Теперь я могу сказать тебе это как другу, с которым меня связывает прошлое.
Логика показалась Колину странной, но он только спросил:
– Что же тебя беспокоит?
– Мне кажется, слишком много смертей вокруг Картленда.
– Я думал, так и нужно.
– Временами, – признался Куинн. – У него нет чувства жалости, которое испытывает большинство, когда приходится отнимать у человека жизнь.
– Ты хочешь сказать, что у меня оно есть, – с иронией сказал Колин.
Куинн улыбнулся, чем привлек внимание женщины, сидевшей за соседним столом. Его насмешливая улыбка сменилась выражением чувственного обещания. Колин отвернулся, чтобы не рассмеяться. Его забавляло, как человек, славившийся привлекательной внешностью, мог скрывать свою тайную деятельность.
– Ты никогда не получал удовольствия от этой части своей работы, – продолжал Куинн.
Он поднял бокал в шутливом приветствии и залпом выпил красное как кровь содержимое бокала.
– Я всегда боялся, что каждая отнятая мною жизнь каким-то образом останется со мной, запятнает меня, и это, в конце концов, сделает меня недостойным Амелии.
– Как романтично, – тихо, но язвительно заметил Куинн. – Одно из качеств, которое больше всего мне нравилось в Марии, это ее способность выживать даже в сточной канаве. Я не смог бы прожить свою жизнь с женщиной, чья репутация была бы белее лилии. Напускная добродетель быстро бы мне надоела.
– Ты полагаешь, что человек, сидящий напротив тебя, – настоящий Колин, а тот, кто тоскует по Амелии, – только напускная внешность. Возможно, все наоборот.
Куинн прищурился.
– Значит, продолжай обманывать и дальше.
Сосредоточившись, Колин поставил пустой бокал и напряг слух.
– Чего ты хочешь?
Для Куинна он сделал бы все, но неожиданное ощущение опасности заставляло его волноваться. Вещи были сложены и отправлены на корабль. Спустя несколько часов он отплывет и начнет настоящую жизнь, от которой отказался шесть лет назад, чтобы стать богатым. Человеком с титулом, престижем, богатством. Мужчиной, достойным Амелии Бенбридж.
– Я слышал, что Картленд встречается со шпионами генерального агента Талейрана Перигора.
Колин присвистнул.
– Картленд – один из самых неправедных людей, каких я когда-либо встречал.
– Вот почему его связи с таким же неправедным генеральным агентом внушают беспокойство. Я хочу сегодня ночью сделать обыск в его жилище, – сказал Куинн, – пока ты еще здесь, ты обеспечишь мою безопасность. Просто задержи его, если он попытается вернуться домой пораньше.
– Он знает, что я уезжаю на рассвете, мое появление покажется ему странным.
– Будь похитрее. Скорее всего, он не выкажет недовольства. Его не назовешь затворником.
Кивнув, Колин повторил в уме предстоящее задание и не нашел ничего, что бы помешало его отъезду из Франции. Пройдет несколько часов, и чувство вины перед Куинном зато, что покинул его, затихнет. Картленд бодрствовал по ночам чаще, чем днем. Много шансов, что Колин просто просидит в карете, наблюдая за дверью, за которой скроется Картленд, и после отправится прямо в гавань.
– Конечно, я помогу тебе, – согласился он.
– Отлично. – Куинн махнул рукой, заказывая еще вина. – Я в долгу перед тобой.
– Глупости, – отмахнулся Колин. – Я навсегда в долгу перед тобой за все, что ты для меня сделал.
– Ожидаю приглашения на свадьбу.
– Не сомневайся, ты его получишь.
Куинн поднял вновь наполненный бокал:
– За прекрасную мисс Бенбридж.
Полный надежд на будущее, Колин охотно выпил.
– Что ты задумал? – пробормотал себе под нос Колин, прячась в тени и на расстоянии следуя за Картлендом.
Прошел уже час, с тех пор как Картленд покинул дом своей любовницы и, казалось, бесцельно зашагал по улицам. Поскольку он все же придерживался направления к дому, Колин следовал за ним. Он не мог допустить, чтобы Картленд вернулся в свое жилище раньше, чем оттуда исчезнет Куинн.
Погода была приятной, на ночном небе плыли лишь несколько облачков.
Полная луна взошла низко над домами и ярко освещала улицу. Но Колину хотелось в эти минуты находиться в своей каюте, хотелось проспать те несколько часов, остававшихся до момента, когда он встанет на носу корабля, глубоко вдыхая свежий морской воздух.
Картленд завернул за угол, и Колин, выждав необходимое время, вновь неторопливо последовал за ним.
Он тронулся с места и остановился, увидев впереди чей-то сад. Картленд стоял у ворот, горячо обсуждая что-то с человеком, который, очевидно, ожидал его. На двух кирпичных столбах у ворот, обозначавших вход в сад, висели фонари. Были видны лишь небольшой фонтан и аккуратно подстриженная лужайка.
Колин отступил назад, плотнее заворачиваясь в плащ и стараясь раствориться в темноте. При росте в шесть с лишним футов и весе в шестнадцать стоунов трудно оставаться незаметным, но Колин овладел искусством скрываться и успешно пользовался им.
Довольно странно, что он обязан своим ростом труженикам-родителям, а Картленд, тоже крупный мужчина, имел более благородное происхождение. Он зарабатывал себе на жизнь только потому, что его отец разорился, а Картленд постарался убедить всех, что он выше определенных заданий. Убийство не входило в их число. Это была обязанность, которая доставляла ему слишком большое, по мнению Колина, удовольствие, именно поэтому они общались друг с другом только по необходимости.
Пробираясь вдоль мокрой каменной стены, Колин приблизился к собеседникам, надеясь услышать что-нибудь, что помогло бы объяснить смысл этого задания.
– …вы можете сказать генералу…
– …вы забываетесь! Вы не…
– …я позабочусь об этом, Леруа, при условии компенсации…
Спор, казалось, разгорался, Картленд резко взмахнул рукой, и джентльмен, с которым он разговаривал, заходил взад и вперед. Звук шагов, скрипевших по булыжной мостовой, помог Колину незаметно подойти ближе. Вечерний костюм Картленд а скрывал короткий плащ, скрепленный пряжкой с драгоценными камнями, блестевшими в свете фонарей. Собеседник без плаща и без шляпы намного уступал Картленду в росте. К тому же он был крайне возбужден.
– Вы не выполнили до конца условий нашей договоренности! – возмущался Леруа. – Как вы смеете требовать у меня денег, вы еще не выполнили задания, которое вам уже оплатили!
– Мне недоплатили, – презрительно сказал Картленд, лицо которого скрывали края треугольной шляпы.
– Я сообщу генеральному агенту о ваших возмутительных требованиях и посоветую ему найти более надежного человека для работы.
– О? – В тоне Картленда послышались злорадные нотки, испугавшие Колина, но он не успел ничего сделать. В луче лунного света блеснул кинжал и исчез, глубоко вонзившись в живот Леруа.
Раздался предсмертный вздох и булькающий звук.
– Ты можешь передать и кое-что от меня, – сказал Картленд, вытаскивая и снова вонзая в него кинжал. – Я не лакей, которого можно отбросить за ненадобностью.
Неожиданно из темноты выпрыгнула черная фигура и набросилась на Картленда, сбив с него шляпу. Кинжал выскользнул из его рук и со звоном упал на булыжник. Леруа упал на колени, зажимая руками рану, из которой потоком лилась кровь.
Катаясь и извиваясь на земле, неожиданный спаситель боролся, нанося тяжелые удары, эхом отдававшиеся от каменных стен. Слышались звуки рвавшейся материи и злобные проклятия, Картленд побеждал. Прижав противника к земле, он потянулся за ножом, лежавшим в нескольких футах от него.
– Картленд! – Колин отказался от своей попытки оставаться незамеченным и, перекинув через плечо плащ, чтобы достать эфес своей маленькой шпаги, бросился к дерущимся.
От неожиданности Картленд отпрянул, Колин увидел кровожадное выражение его лица и холодные темные глаза. Лежавший на земле противник воспользовался моментом и мгновенно, с силой взмахнув кулаком, ударил Картленда в висок, от чего тот свалился на бок.
Колин вбежал в ворота сада и вынул шпагу.
– Ты за многое ответишь!
– Но не тебе, – крикнул Картленд, отбиваясь ногами.
Уклоняясь от удара, Колин сделал бросок и пронзил плечо Картленда. Тот взревел от ярости как раненый зверь.
Обернувшись, Колин посмотрел на несчастного Леруа. Его открытые, ничего не видящие глаза свидетельствовали о смерти.
Слишком поздно. Человек, который был ушами Талейрана Перигора, был мертв.
Ужасное предчувствие снова охватило Колина.
Отвлекшись, он пропустил удар по колену, сваливший его на землю. Инстинктивно Колин перекатился в другую сторону, избегая нового удара, но натолкнулся на мертвое тело и лужу крови, быстро растекавшуюся по земле.
Картленд шарил рукой в поисках кинжала, но другой человек опередил его, мощным ударом ноги отшвырнув кинжал в сторону. Колин с трудом поднимался на ноги, когда с соседней улицы послышались тревожные крики. Все трое повернули головы.
Их сейчас обнаружат.
– Ловушка! – прошипел Картленд, вскакивая на ноги. Спотыкаясь, он подошел к низкой каменной стене и перевалился через нее.
Колин уже бежал.
– Стой! – донесся крик из аллеи.
– Быстрее! – торопил неудавшийся спаситель Леруа, мчавшийся рядом с Колином.
Вместе они свернули в другую аллею, не в ту, через которую пришел Колин… Их преследовали городские стражники с высоко поднятыми фонарями.
– Стой!
Добежав до улицы, Колин свернул налево, туда, где ожидала его карета; его спутник бросился направо. После бурной сцены в маленьком дворе относительная ночная тишина казалась неестественной, ритмичный стук шагов раздавался слишком громко.
Колин обегал здания и улицы, выбирая дорогу, где было меньше вероятности оказаться схваченным.
Наконец он вернулся к дому любовницы Картленда и увидел своего кучера, готового к отъезду.
– К Куинну, – приказал Колин, вскакивая в экипаж. Карета тронулась, Колин наклонился, срывая с себя промокший от крови плащ и бросая его на пол. – Проклятие!
Какого черта такое простое задание могло выйти из-под его контроля?
«Помешай Картленду вернуться домой слишком рано». Будь проклято это простое задание. Не следовало вмешиваться и вынимать шпагу.
Колин выскочил из кареты у дверей Куинна. Он забарабанил кулаком по двери, проклиная все на свете, поскольку дверь долго не открывали.
Наконец дверь открыл взъерошенный дворецкий со свечой в руках.
– Сэр?
– Куинн. Скорее.
В голосе Колина звучало явное, не вызывавшее сомнений нетерпение. Отступив в сторону, слуга впустил его и проводил в гостиную. Колин остался один. Через несколько минут вошел раскрасневшийся Куинн, облаченный в пестрый шелковый халат.
– Я уже посылал за тобой несколько часов назад. Не получив ответа, я решил, что ты сел на корабль и уснул.
– Если наверху у тебя женщина, – сквозь зубы процедил Колин, – думаю, тебя стоит убить.
Куинн окинул его взглядом с головы до ног:
– Что случилось?
Расхаживая в волнении взад и вперед перед разведенным в камине огнем, Колин рассказал о событиях этой ночи.
– Черт побери. – Куинн запустил пальцы в свои черные как вороново крыло волосы. – Он поступает безрассудно, убегая и от нас, и от них.
– Нет никаких «нас», – резко возразил Колин. Он указал на стоявшие в углу напольные часы: – Мой корабль отплывает через несколько часов. Я пришел только для того, чтобы попрощаться с тобой! Если бы меня сегодня поймали, я бы задержался на недели или месяцы, пока не закончилась бы эта неразбериха.
В дверь громко застучали. Оба замерли, не решаясь даже дышать.
В комнату вбежал дворецкий.
– Дюжина вооруженных людей, – сказал он. – Они обыскали карету и что-то вынули из нее.
– Мой плащ, – мрачно произнес Колин, – намокший от крови Леруа.
– То, что они пришли за тобой сюда, заставляет предположить, что Картленд выдал тебя, как жертвенного агнца, – проворчал Куинн, услышав команды, раздававшиеся снаружи. – Ответь на стук, – приказал он ожидавшему распоряжений слуге. – И задержи их как можно дольше.
– Да, сэр. – Дворецкий вышел из гостиной и закрыл за собой дверь.
– Мне очень жаль, друг мой, – тихо сказал Куинн и, подойдя к часам, отодвинул их в сторону. За ними находилась потайная дверь. – Она приведет тебя к конюшне. Тебя могут ожидать неприятности в гавани, но если сможешь сесть на корабль, сделай это. Я разберусь с твоим делом и восстановлю твое доброе имя.
– Как? – Колин бросился к потайному выходу. – Картленд в каком-то качестве работал на французов. Существует какая-то доля доверия к нему.
– Я найду выход, не сомневайся. – В холле уже были слышны голоса. – Удачи тебе.
Колин проскользнул в дверь, которая сразу же закрылась. Послышался скрип передвигаемых на прежнее место часов. Больше Колин ничего не слышал, он двигался вслепую по темному тоннелю, нащупывая дорогу руками.
Сердце бешено колотилось, было трудно дышать, Колин боролся с охватывавшей его паникой. Но не потому, что опасность быть пойманным была так близка, а потому, что еще никогда он не был так близок к обладанию Амелией. Он чувствовал, что она почти в его руках и что если он не сумеет сесть на свой корабль, то снова потеряет ее. Он едва пережил утрату в первый раз. И сомневался, что сможет пережить снова.
В тоннеле становилось сыро, появился неприятный запах. Колин злобно выругался, ему показалось, что это тупик. Затем слух уловил фырканье обеспокоенных лошадей, и, подняв глаза, Колин увидел над головой еле заметные очертания люка. Он пошарил ногой и натолкнулся на низкий табурет; подтащил его поближе и встал на него. Тихо, как мышь, Колин приподнял крышку люка настолько, чтобы разглядеть что-нибудь сквозь пучки соломы, прикрывавшей ее.
В конюшне было тихо, лишь находившиеся в ней чуткие животные беспокойно переступали с ноги на ногу, чувствуя возбуждение незваного гостя. Отбросив крышку люка, Колин выбрался наружу. Схватив первые попавшиеся ему узду и лошадь, он открыл дверь конюшни.
Колин вывел лошадь, пристально вглядываясь и вслушиваясь: вдруг здесь те, кто охотится за ним.
– Эй ты! Стоять! – раздался голос слева от него.
Ухватившись обеими руками за шелковистую гриву, Колин подтянулся и вскочил на неоседланную лошадь.
– Пошел! – крикнул он, пришпоривая лошадь каблуками.
Ранний утренний ветерок трепал собранные в косичку волосы. Колин припал к шее лошади, дружно тяжело дыша, они мчались по улицам. У Колина сводило живот от тревоги. Если он благополучно доберется до корабля, это будет чудо. Он был так близко к своей новой жизни. Так близко.
Колин доскакал до гавани и, насколько позволяла осторожность, не доезжая до нее, спрыгнул с лошади. Он пробирался среди каких-то корзин и бочонков. Несмотря на прохладный океанский бриз и легкую одежду, по спине струился пот.
Так близко.
Позднее Колин не мог вспомнить, как поднялся по трапу, как шел по палубе до своей каюты. Однако он никогда не забудет того, что ожидало его в каюте.
Дверь распахнулась, он вошел и задохнулся от неожиданности.
– А, вот и вы, – вкрадчиво произнес незнакомец.
Стоя на пороге, Колин смотрел на высокого худого человека, приставившего нож к горлу его слуги. Один из прислужников Картленда или, возможно, один из тех, кто работал на Францию.
Как бы то ни было, Колина поймали.
Слуга смотрел на него широко раскрытыми, полными ужаса глазами, его рот вместо кляпа был завязан шейным платком. Привязанный к стулу слуга дрожал.
– Что вам нужно? – спросил Колин, протягивая обе руки, чтобы показать, что не собирается сопротивляться.
– Вы пойдете со мной.
У Колина упало сердце. Амелия. Ее образ удалялся. Таял.
Он кивнул:
– Конечно.
– Отлично.
Колин не успел и глазом моргнуть, как незнакомец двинулся и, откинув назад голову слуги, перерезал ему горло.
– Нет! – Колин бросился к нему, но было уже поздно. – Господи, почему? – воскликнул он, слезы отчаяния и безнадежности жгли глаза.
– А почему нет? – ответил незнакомец, пожав плечами. У него были маленькие бледно-голубые, как кусочки льда, глаза. Смуглая кожа и небритая щетина на щеках придавали ему неопрятный вид, хотя простая одежда выглядела чистой.
Колин отшатнулся обратно к двери, уверенный, что умрет этой ночью. Глубокая печаль овладела им, но не столько потому, что кончается жизнь, эта его настоящая жизнь. Он оплакивал ту жизнь, которую мечтал прожить вместе с Амелией.
Он ухватился дрожащими руками за перила лестницы ведущей на палубу. Тяжелый удар и тихий стон, раздавшиеся позади, заставили Колина вздрогнуть и слишком быстро оглянуться. Он поскользнулся и свалился на вторую ступеньку. Там, у его ног, вниз лицом лежал враг, быстро набухавшая шишка зрела на его затылке.
Колин поднял взгляд от распростертого тела и увидел человека, который дрался с Картлендом в том дворе. Он был небольшого роста и плотного телосложения, в неприметной одежде разных оттенков серого цвета. Черты лица казались грубоватыми, а темные глаза – усталыми и печальными.
– Вы спасли мне жизнь, – сказал он. – Я у вас в долгу.
– Кто вы? – спросил Колин.
– Жак.
Одно имя, и больше ничего.
– Спасибо, Жак. Как ты нашел меня?
– Я следил за этим человеком. – Он носком сапога ударил по лежавшему телу. – Вам небезопасно оставаться во Франции, месье.
– Знаю.
Жак поклонился:
– Если у вас есть что-нибудь ценное, отдайте это капитану, чтобы он незамедлительно отплыл в Англию. Я займусь телами.
Колин устало вздохнул, подавляя вспыхнувшую надежду. Шансы добраться до английской земли были действительно ничтожны.
– Идите же, – поторопил его Жак.
– Я помогу тебе. – Колин тяжело поднялся на ноги. – А затем поторопись на берег, пока тебя не заподозрили в связях со мной.
– Слишком поздно, – сказал француз, глядя ему в лицо. – Я останусь с вами, пока вы не устроитесь, а дело о смерти моего хозяина не будет раскрыто.
– Почему? – просто спросил Колин, он слишком устал, чтобы спорить.
– Займитесь сейчас нашим отплытием, – сказал Жак. – У нас будет масса времени поговорить по пути в Англию.
Невероятно, но спустя час они уже были в море. Но Колин Митчелл, стоявший на окутанном туманом носу корабля, был не тем Колином, который сидел за прощальным ужином с Куинном.
Этот Колин знал цену своей голове, и эта цена – его жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100