Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В низком звучном голосе призрака отчетливо слышался чужеродный акцент. Иностранец – этим объясняется смуглый цвет его кожи.
– Не бойтесь меня, – сказал он. – Я всего лишь хочу извиниться за свои плохие манеры.
– Я не боюсь, – ответила Амелия и бросила взгляд за его плечо, туда, где ясно были видны другие гости.
Он отступил назад и низко, чуть не коснувшись рукой земли, поклонился ей.
– Это все, что вы хотели мне сказать? – спросила Амелия, поняв, что он собирается уйти.
Он чуть поджал красивые губы.
– А я должен был сказать что-то еще?
– Я… – Амелия свела брови и посмотрела в сторону, пытаясь найти слова, чтобы яснее выразить свои мысли. Трудно было сосредоточиться, когда он стоял так близко. То, что на расстоянии было привлекательным, вблизи оказалось неотразимым. Он был так серьезен… Она не ожидала этого.
– Я не хотел задерживать вас, – тихо и мягко произнес он.
– Плохие манеры, – повторила она.
– Да, я слишком упорно разглядывал вас.
– Я это заметила, – сухо сказала она.
– Простите меня.
– Не за что, Я не обиделась.
Она ожидала, что он что-то сделает, но он лишь вышел из освещенного круга. Ей не нравилось, что он так спешит избавиться от нее.
– Меня зовут мисс Амелия Бенбридж.
Незнакомец замер на месте и на несколько мгновений затаил дыхание. Чуть поколебавшись, он склонился в почтительном поклоне и произнес:
– Приятно познакомиться, мисс Бенбридж. Я граф Рейнальдо Монтойя.
– Монтойя. – Она втянула в себя воздух, словно пробуя на вкус это имя. – Испанец, а говорите с французским акцентом.
Он поднял голову и пристально оглядел Амелию от верха ее высокой прически до бальных туфель.
– У вас английская фамилия, однако в вашем лице тоже есть что-то чужеземное, – возразил он.
– Моя мать была испанкой.
– А вы очаровательны.
Амелия вздрогнула, пораженная тем, как на нее подействовал простой комплимент. Она слышала такие банальные комплименты каждый день, и они значили не больше, чем замечания о погоде. Но то, как произнес его Монтойя, изменило слова, наполнив их чувством и тайным желанием.
– Кажется, я опять должен извиниться, – виновато улыбнулся граф. – Позвольте мне проводить вас, пока я снова не выставил себя дураком.
Она протянула руку, но, спохватившись, крепко сжала обеими руками палочку своей маски.
– Ваш плащ… Вы уезжаете?
Он кивнул, напряженность между ними все возрастала. У него не было причины оставаться, но Амелия чувствовала, что не только ей хотелось, чтобы он задержался.
Что-то удерживало его.
– Почему? – тихо спросила она. – Вы еще не пригласили меня на танец, не пофлиртовали со мной и даже не упомянули, где предполагаете остановиться.
Монтойя снова приблизился к ней.
– Вы слишком смелы, мисс Бенбридж, – мрачно предостерег он.
– А вы трусливы.
Он остановился совсем близко от нее.
Прохладный вечерний ветерок коснулся ее плеча и подхватил один из длинных, искусно уложенных локонов, которые опускались ей на спину. Взгляд графа остановился на блестящем локоне, затем скользнул вниз, на ее пышную грудь.
– Вы смотрите на меня так, как смотрит любовник на свою любовницу.
– В самом деле? – Он понизил голос, и его акцент стал еще заметнее. В мягком звучании голоса слышался тон любовника или соблазнителя. Она чувствовала, как этот голос ласкает ее кожу, и испытывала удовольствие от этого ощущения. Это было так же приятно, как находиться в теплом доме в морозный день. Это неожиданное ощущение удивляло Амелию, у нее перехватывало дыхание.
– Откуда вы знаете, что именно так смотрит любовник, мисс Бенбридж?
– Я многое знаю. Однако раз вы решили не знакомиться со мной, то никогда и не узнаете то, что знаю я.
Он скрестил на груди руки. Эта вызывающая поза лишь заставила Амелию улыбнуться, потому что подтверждала его намерение остаться. По крайней мере, на какое-то время.
– А как же лорд Уэр? – спросил он.
– А что с ним?
– Вы ведь помолвлены.
– Так и есть. – Она заметила, как сжались его челюсти. – Вам не нравится лорд Уэр?
Монтойя не ответил.
– Вы настолько привлекательны, граф Монтойя, что, думаю, привыкли вызывать у женщин интерес. Со своей стороны могу сказать с абсолютной уверенностью, что я никогда не попадала в подобную ситуацию. За мной не ухаживают потрясающе привлекательные мужчины…
– Вы напоминаете мне одну девушку, которую я знал раньше, – перебил он ее. – Девушку, к которой я питал глубокие чувства.
– О! – Как бы Амелия ни старалась, она не сумела скрыть своего разочарования. Он принял ее за другую. Его интересовала не она, а девушка, похожая на нее.
Отвернувшись, Амелия опустилась на небольшую скамью и рассеянно расправила юбки. Чтобы успокоиться, кончиками пальцев, затянутых в перчатку, она повертела в руках свою маску.
– Теперь моя очередь извиняться. – Она подняла голову, чтобы посмотреть ему в лицо. – Я поставила вас в неловкое положение и попросила остаться, когда вы хотели уйти.
Он в раздумье наклонил голову, и она пожалела, что не может видеть его лицо, скрытое переливавшейся жемчугом маской. Несмотря на то, что маска закрывала черты Монтойи, Амелия находила его удивительно привлекательным: этот ласкающий тембр голоса… эти соблазнительные губы… эта непоколебимая уверенность…
Но все же он не был непоколебимым. Она притягивала его чем-то, чего не могло быть в совершенно чужом человеке.
– Это совсем не то, что вы хотели услышать, – заметил он, делая шаг к ней.
Ее взгляд остановился на его сапогах, вокруг которых развевались полы плаща. Это одеяние придавало графу внушительный вид, но ей не было страшно.
Амелия беспечно махнула рукой, отпуская его, не зная, что сказать. Он прав; она вела себя слишком смело. Но ей не хватило смелости честно признаться, насколько приятен был его интерес к ней.
– Надеюсь, вы найдете ту девушку, которую ищете, – вместо признания сказала она.
– Боюсь, это невозможно.
– О?
– Для меня она была потеряна много лет назад.
Расслышав грусть в его словах, Амелия посочувствовала:
– Сожалею о вашей потере. Я тоже потеряла того, кто был мне дорог, и понимаю, что вы чувствуете.
Монтойя опустился на скамью рядом с ней. Скамья была небольшой, и им приходилось сидеть так близко, что ее юбки касались его плаща. Сидеть так близко друг к другу – это неприлично, но Амелия не возражала. Она лишь глубоко вдохнула и почувствовала, что от него пахнет сандаловым деревом и цитрусом. Свежестью, землей и силой.
– Вы еще молоды, чтобы страдать, – тихо сказал он.
– Вы недооцениваете смерть. Она не знает жалости и не считается с возрастом тех, кто остается на земле.
Ленты, украшавшие ручку ее маски, подхватил легкий бриз и положил их на руку графа. Вид этих атласных лент сиреневого, розового и бледно-голубого цвета на фоне его черной перчатки отвлек внимание Амелии.
Интересно, как все это выглядит со стороны? Ее пышные серебристые кружева и яркие разноцветные цветы рядом с его одеждой, лишенной каких-либо красок.
– Вам не следовало приходить сюда одной, – сказал он, разглаживая пальцами ее ленты. Его движения были такими чувственными, как будто он ласкал ее саму.
– Я привыкла к одиночеству.
– Вам оно доставляет удовольствие?
– Оно мне хорошо знакомо.
– Это не ответ.
Амелия посмотрела на него и заметила многое, что можно было рассмотреть только вблизи. У графа длинные ресницы, прикрывавшие миндалевидные глаза. Прекрасные глаза. Экзотичные. Всезнающие.
– А какая она была? – спросила Амелия. – Девушка, за которую вы приняли меня.
Легкий намек на улыбку.
– Я спросил первым, – сказал Монтойя.
Она издала притворный печальный вздох только для того, чтобы увидеть насмешливый изгиб его губ. Он не улыбался по-настоящему. Она хотела понять почему. Как ей увидеть его улыбку?
– Очень хорошо, граф Монтойя. В ответ на ваш вопрос скажу: да, я люблю одиночество.
– Многие люди находят одиночество невыносимым.
– У них нет воображения. А у меня, наоборот, его слишком много.
– О? – Он наклонился к ней, и его бриджи из оленьей кожи натянулись, обрисовывая мощную мускулатуру бедер. На фоне раскинутой на скамье серой шелковой подкладки Амелия ясно видела весь рельеф его мускулов. – И что же вы воображаете?
С усилием сглотнув, Амелия обнаружила, что не может оторвать глаз от этого зрелища. Это похотливый взгляд, а ее интерес явно греховный.
– Гм… – Она подняла глаза, голова кружилась от мыслей. – Истории. Волшебные сказки.
Маска скрывала половину его лица, и Амелия не видела, но почувствовала, что он приподнял бровь.
– Вы записываете их?
– Иногда.
– А для чего?
– Вы задаете слишком много вопросов и не отвечаете ни на один мой вопрос.
В темных глазах графа блеснули веселые искорки.
– А разве мы ведем счет?
– Вы ведете, – поправила она. – Я просто соблюдаю установленные вами правила.
Вот оно! Ямочка на щеке. Она видела ее.
– Она была смелой, – пробормотал он, – как и вы.
Амелия покраснела и отвела глаза, смущенная этой маленькой ямочкой на его щеке.
– Вам в ней это нравилось?
– Да, очень.
От чувственности в его голосе дрожь пробежала по ее телу.
Монтойя встал и протянул Амелии руку:
– Вам холодно, мисс Бенбридж. Наверное, следует вернуться в дом.
Она взглянула на него:
– А вы пойдете со мной?
Граф покачал головой.
Протянув руку, она вложила пальцы в его ладонь, которая оказалась большой и теплой, и он держал ее руку крепко и надежно. Амелии не хотелось отпускать его, и, кажется, он чувствовал то же. Они постояли так довольно долго, не разрывая рук, были слышны только их тихие вдохи и выдохи… а потом ночной зефир донес до них нежные звуки менуэта.
Монтойя крепче сжал ее руку, его дыхание участилось. Амелия знала, что он думает о том же, о чем думает и она. Поднеся маску к лицу, Амелия присела перед ним в глубоком реверансе.
– Один танец, – тихо попросила она, когда он не пошевелился. – Потанцуйте со мной, словно я та девушка, о которой вы тоскуете.
– Нет. – Он на мгновение заколебался, а затем склонился к ее руке. – Я охотно потанцую с вами.
Амелия была так тронута, что не смогла ответить. Она смогла лишь подняться и начать танец, то приближаясь, то отдаляясь от графа. Медленно кружась, она обходила его. Хруст гравия под ногами заглушал инструменты, но музыка звучала в голове, и Амелия тихо напевала. Он присоединил свой звучный голос, и великолепный аккомпанемент очаровывал ее.
Проплывавшие по небу облака расступались, и яркий столп лунного света упал на место, где они танцевали. Он серебрил окружавшие их кусты, и маска графа сияла, словно жемчуг. Черная шелковая лента на его волосах сливалась с черными прядями в единое целое.
Юбки Амелии касались его развевающегося плаща, запах ее духов сливался с запахом его одеколона; на мгновение танцующие забыли обо всем. Амелия, словно опутанная сетью, мечтала никогда не освобождаться от нее.
Но птичий крик, который нельзя было не узнать, разорвал эту сеть.
Предупреждение от людей Сент-Джона.
Амелия споткнулась, и Монтойя подхватил ее. Рука Амелии, державшая маску, опустилась. Его дыхание, теплое, с запахом бренди, коснулось ее губ. Ее грудь находилась на уровне его живота. Графу пришлось бы наклониться, чтобы поцеловать ее, и она хотела этого, хотела почувствовать, как эти прекрасные, словно высеченные скульптором губы прижмутся к ее губам.
– Лорд Уэр ищет вас, – прошептал Монтойя, не сводя с нее глаз.
Она кивнула, но не попыталась освободиться и неотрывно смотрела ему в глаза, следя за его движениями. Ожидая.
Когда она уже поняла, что он не поцелует ее, он выполнил ее молчаливую просьбу и провел губами по ее губам. Их губы слились в поцелуе, у графа вырвался стон. Маска выпала из ее дрожащих рук на гравий.
– Прощайте, Амелия.
Он отстранил ее и, взмахнув черным плащом, бросился прочь, перепрыгнул через низкую изгородь и растворился в темноте. Он направился не к дальнему саду позади дома, а к парадному входу и мгновенно исчез из виду. Оглушенная его неожиданным исчезновением, Амелия медленно повернула голову в сторону сада. Она увидела Уэра, быстрыми шагами направлявшегося к ней, за ним следовали несколько джентльменов.
– Что вы здесь делаете? – резко спросил он, встревожено оглядываясь по сторонам, – Я чуть с ума не сошел, разыскивая вас.
– Извините меня. – Больше она ничего не могла сказать. Ее мысли оставались с Монтойей, человеком, который явно узнал предупреждающий свист.
Монтойя лишь на мгновение, не больше, стал реальностью. Словно призрак, каким она представляла его вначале, он был неуловим.
– Не потрудитесь ли объяснить, что произошло вчера?
Амелия вздохнула про себя, но ответила сияющей улыбкой:
– Что объяснить?
Кристофер Сент-Джон, пират, убийца, опытный контрабандист, улыбнулся ей в ответ, но его яркие, как сапфиры, глаза смотрели пронзительно и оценивающе.
– Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. – Он покачал головой. – Временами ты так похожа на свою сестру, что становится страшно.
Страшным было то, что мозг божественно красивого Сент-Джона вырабатывал дьявольские мысли. Несмотря на годы, проведенные в его доме, Амелию по-прежнему поражала его красивая внешность.
– О, какие милые слова! – воскликнула Амелия совершенно искренне. – Спасибо.
– Кокетка. Теперь сознавайся.
Любому человеку было бы трудно выпытать у нее то, чего она не желала говорить. Но когда пират начинал уговаривать хрипловатым голосом, было невозможно устоять. Своими золотистыми волосами, тонкими, но чувственными губами и блестевшими, как драгоценный камень, зрачками, он напоминал ей ангела, ибо только небесное создание может быть настолько совершенным.
Единственными внешними признаками его нравственных качеств были складки у рта и глаза, в которых отражалась жизнь, полная трудностей и напряженной борьбы. Их выражение стало намного мягче после его женитьбы на ее сестре, но никогда не исчезало полностью.
– Я заметила особый интерес ко мне со стороны какого-то незнакомца. Он заметил, что я заметила, и подошел ко мне, чтобы объясниться.
Кристофер откинулся на спинку черного кожаного кресла и поджал губы. Позади него находилось окно, выходившее в сад, или, вернее, на то, что могло бы быть садом. Вместо него была плоская, небрежно подстриженная лужайка, которая не давала возможности незаметно приблизиться к дому. Когда у человека так много врагов, как у Сент-Джона, он никогда не ослабляет охрану, особенно по пустячным эстетическим причинам.
– И как же он объяснил свое внимание?
– Я напомнила ему его потерянную любовь.
Сент-Джон издал звук, подозрительно похожий на фырканье.
– Умный сентиментальный мошенник почти поставил Уэра в глупое положение и вызвал ужасный скандал. Не могу поверить, что ты клюнула на это.
Вспыхнув от нового чувства вины, Амелия все же возразила:
– Он говорил искренне!
Она не верила, что Монтойя так умело мог изображать печаль. Нельзя сказать, что она не сознавала, что что-то не так, но действительно поверила в его чувства к себе.
– Мои люди следили за ним вчера.
Амелия кивнула, другого она и не ожидала.
– И?..
– И упустили его.
– Разве это могло случиться?
Видя ее удивление, Сент-Джон улыбнулся.
– Могло, если он знает, что за ним следят, и обучен избавляться от слежки. – Его улыбка угасла. – Этот человек вовсе не страдающий от утраченной любви невинный младенец, Амелия.
Она нахмурилась и встала, что заставило встать и Сент-Джона. Ее пестрые юбки опустились у ног, и Амелия в глубокой задумчивости оглядела комнату. Внешность бывает обманчивой. Эта комната и ее хозяин, преступник, были ярким тому примером. Оформленный разными оттенками красного, кремового и золотого, этот кабинет мог бы принадлежать пэру королевства, как и весь дом, частью которого был кабинет. Здесь ничто не выдавало главную цель, а ведь кабинет был штабом преступного сообщества контрабандистов.
– Что ему было нужно от меня? – спросила она, вспоминая события прошлой ночи с кристальной ясностью. Она все еще чувствовала запах графа, в ушах звучал его легкий акцент, с которым произносились слова, вызывавшие внутренний трепет. Ее губы еще чувствовали прикосновение его губ, а груди помнили твердость мышц его живота.
– Можно предположить многое, начиная с простого предупреждения и кончая чем-то похуже.
– Так чем же? – Она посмотрела на Сент-Джона и встретила его пристальный понимающий взгляд.
– Соблазнить тебя, чтобы расстроить свадьбу с Уэром. Или соблазнить и увезти, используя тебя как оружие против меня.
Слово «соблазнить», упомянутое в связи с таинственным, прятавшим лицо под маской Монтойей, странно подействовало на Амелию. Вероятно, оно должно было испугать ее, но не испугало.
– Ты не хуже меня знаешь, как нам повезло, что ты встретила Уэра в то время, когда твой отец попал в тюрьму, что граф пренебрег твоим скандальным прошлым и семейными связями. – Его пальцы почти неслышно постукивали по столу. – Твой сын будет маркизом твои дети получат большие преимущества. Что бы ни угрожало твоему будущему, это вызывает беспокойство.
Амелия кивнула и снова отвела глаза, надеясь скрыть, какие чувства вызывает сведение ее отношений с Уэром только к материальной выгоде. Она сознавала, что многое выиграет от этого союза. Как другу, она желала Уэру только добра. Но все, что угодно, только не брак с ним.
– Что я должна делать?
– Не рискуй выходить из дома одна. Если этот человек опять подойдет к тебе, не позволяй ему подходить ближе, чем на несколько футов. – Суровое выражение лица Сент-Джона смягчилось. В этот день он был в одежде небесно-голубого цвета, который очень красиво сочетался как со смуглой кожей, так и с богато расшитым жилетом, облегавшим стройную талию. – Я не хочу осуждать тебя. Я лишь хочу, чтобы ты была в безопасности.
– Я знаю. – Но она провела всю свою жизнь в золотых клетках. Ее разрывали два чувства – ей нравилось чувствовать себя в безопасности и возмущало ограничение свободы. Она пыталась быть послушной, пыталась соблюдать все установленные для нее правила поведения, но временами было трудно с этим смириться. Наверное, в этом виновата отцовская кровь, струившаяся в ее жилах. Это было единственное, что Амелия хотела бы изменить в себе. – Я пойду? Скоро появится Уэр, и мы поедем кататься в парк, а мне еще надо переодеться.
– Конечно. Желаю хорошо провести время.
Кристофер посмотрел Амелии вслед, затем сел и уже через мгновение снова поднялся, в облаке бледно-розовых юбок в комнату вошла его жена. Как всегда, ее вид заставил его сердце биться от восхищения и чистой радости.
– Сегодня ты выглядишь как картинка, – сказал он, обходя стол и обнимая жену. Как и после самой первой встречи, Мария прижалась к нему всем своим теплым роскошным телом, которое он обожал.
– Ты каждый день говоришь это, – прошептала она с сияющей от удовольствия улыбкой.
– Потому что каждый день это правда. – Он прижал ее пышное тело к своему. Их тела, несмотря на разницу в росте, соединялись, как два кусочка мозаики.
У Марии, как и у младшей сестры, были блестящие, черные словно вороново крыло волосы, но на этом их внешнее сходство кончалось. Амелия унаследовала от отца, покойного виконта Уэлтона, изумрудные глаза и высокую, стройную фигуру. Мария, которая с удовольствием признавала другого папашу, своими темными миндалевидными глазами; небольшим ростом и полной фигурой походила на мать, в которой текла и испанская кровь.
Сент-Джон и его жена представляли собой удивительную пару; их полная внешняя противоположность дополняла друг друга, привлекая внимание. Но еще больший интерес вызывала их репутация. Бывшая леди Уинтер все еще была известна как Зимняя Вдова, женщина, о которой ходили слухи, будто она убила двух первых мужей. Кристофер был ее третьим и последним мужем, мужем, выбранным сердцем, он славился тем, что оставался в живых.
«Вы пережили еще одну ночь в постели вашей жены», – шутили над ним.
Кристофер молча улыбался. Это было неправдой, но он не опровергал их ошибку. Немногие бы поняли, как каждую ночь он умирал в ее объятиях и затем возрождался.
– Я слышала конец твоего разговора с Амелией, – сказала она. – По-моему, ты неправильно оцениваешь эту ситуацию.
– О? – В этом заключалось их истинное сходство. Какими бы разными супруги ни были внешне, внутри они были до ужаса похожи, оба с преступными наклонностями и коварством.
– Чего же я не понял?
– Ты видишь только интерес человека в маске к Амелии. А нет ли ее интереса к нему? Вот что вызывает у меня беспокойство.
Он хмуро посмотрел на нее, не переставая восхищаться красиво уложенными локонами, падавшими на плечи, и пышной грудью, соблазнительно выглядывавшей из низкого, обшитого лентами лифа.
– Она всегда была любопытной. Вспомни хотя бы, как она встретила Уэра.
– Да, но она позволила этому человеку поцеловать ее. Незнакомцу. Почему? Она все эти годы оплакивала своего цыгана-возлюбленного и держала Уэра на расстоянии. Что особенного в этом человеке, что так подействовало на нее?
– Тм… – Наклонившись, он поцеловал жену в губы долгим страстным поцелуем. – А ты будешь так же преданно оплакивать меня, если я умру? – спросил он, снова прижимаясь к ее губам.
– Нет, – улыбнулась Мария с тем намеком на таинственность, которая бесконечно влекла его к ней.
– Нет?
– Ничто и никто никогда не отнимет тебя у меня мой дорогой. – Ее маленькие руки коснулись его груди. – Я умру вместе с тобой. Только так я позволю тебе уйти.
Сердце Кристофера переполнилось яростной любовью, которая иногда охватывала его.
– Так, значит, нашу юную Амелию потянуло к этому человеку, как никогда не тянуло к кому-либо другому. И как ты предлагаешь поступить в данном случае?
– Следи за ней повнимательнее и найди того человека. Я хочу знать, кто он и каковы его намерения.
– Принято. – Он улыбнулся. – У тебя есть какие-нибудь планы на сегодняшний день?
– Да. У меня полно дел.
Он надеялся, что она не заметит его разочарования. Несмотря на длинный список намеченных на этот день дел, он был бы не прочь провести час или два в обществе жены. Была особая прелесть в близости средь белого дня, при раздвинутых шторах, в залитой солнечным светом комнате. Особенно когда жена была сверху.
Притворно тяжело вздохнув, Кристофер отпустил ее.
– Иди, получай удовольствие, любимая.
– Все зависит от тебя. – Ее потемневшие глаза хитро блеснули. – Видишь ли, в моем распорядке дня отмечено: «близость – от двух до четырех». Мне потребуется твоя помощь, чтобы выполнить этот пункт.
Кристофер мгновенно возбудился.
– Я к вашим услугам, мадам.
Она отступила:
– Да, вижу, что ты готов. Пойдем?
– С удовольствием, – разгоряченный желанием, удовлетворенно произнес он.
Неожиданно в открытую дверь постучали. Супруги обернулись.
– Привет, Тим, – сказала Мария гиганту, пригнувшему голову в низком дверном проеме.
Он поклонился и громко спросил:
– Вы все еще хотите поговорить со мной?
– Да. – Тим был одним из тех близких к Кристоферу помощников, которым он полностью доверял. А еще Тим обладал безграничным терпением и умел обращаться с женщинами. Его интерес к прекрасному полу был очевиден. Женщины чувствовали это и бывали с ним более откровенны, чем с другими мужчинами. Они слушались и доверяли ему, это очень помогало сдерживать Амелию.
Кристофер взглянул на обращенное к нему лицо Марии.
– Не раздевайся, – шепнул он ей на ухо. – Я хочу раздеть тебя сам.
– Как будто я подарок, – усмехнулась она.
– Ты и есть подарок. Моя самая драгоценная собственность. – Поцеловав ее в кончик носа, Сент-Джон отошел. – Я хочу обсудить с Тимом его новое поручение, слежку за Амелией.
Ее ответная улыбка была почти незаметной.
– Ты так мудро предвосхитил мои опасения. Тебе никогда не требуется мое участие в делах.
– Это не так, – возразил он, – я ценю его. – В низком голосе звучало обещание. – Вскоре я покажу, насколько ценю его.
Мария пальцами погладила его ладонь, и супруги разомкнули руки.
– Увидимся за обедом, Тим, – сказала она, выходя.
– Да, мэм.
Тим вошел в комнату и взглянул на Кристофера с насмешливой улыбкой.
– Знаю я этот взгляд. Договоримся быстро, да?
– Да. Очень. Я хочу, чтобы ты следил за мисс Бенбридж.
– Я слышал о прошлом вечере. Не стоит беспокоиться. Со мной она в надежных руках.
– Я бы не просил тебя, если бы не был уверен. – Кристофер похлопал Тима по плечу и направился к двери. – Увидимся за обедом.
– Везунчик, – сказал ему вслед Тим. Кристофер усмехнулся и быстро зашагал по лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100