Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Карета въехала во двор гостиницы, указанной посланными вперед верховыми, и Мария взяла шляпку и перчатки, готовясь выйти из кареты.
– Я не видел тебя такой встревоженной, – заметил Кристофер, взгляд из-под тяжелых век придавал ему сонный вид. Мария слишком хорошо знала мужа, чтобы верить этому.
– Я рада, что мы нашли ее и что у нее хватило ума потащить за собой Тима, но еще остается разобраться с Монтойей и Уэром. – Мария вздохнула. – Какой бы несчастливой ни была моя молодость, я благодарна, что была слишком занята, чтобы позволить себе так безрассудно влюбиться.
– Ты ждала меня, – сказал Кристофер, беря ее руку и целуя, прежде чем Мария натянула перчатку.
Мария тронула его щеку и улыбнулась:
– Тебя стоило подождать.
Карета остановилась, и Кристофер спрыгнул на землю. Он помог Марии спуститься, и она сказала:
– Меня удивляет, что Тим не вышел встретить нас.
– Меня тоже, – признался он и обратился к кучеру: – Пьетро, поставь лошадей и достань саквояж мисс Бенбридж.
Пьетро кивнул и направил карету к конюшне, находившейся в нескольких ярдах от дома.
– Ты обо всем подумал, – похвалила Мария мужа, беря его под руку.
– Нет, я думаю о тебе, – поправил он, глядя на Марию с той трогательной заботой, которая много лет назад покорила ее.
Они подождали Саймона и мадемуазель Руссо и все вместе вошли в тихую гостиницу.
– Я пойду узнаю, где Тим, – сказал Кристофер и подошел к конторке. Спустя минуту он жестом подозвал одного из лакеев, остававшихся с Марией, и куда-то последовал за хозяином гостиницы.
– Что происходит? – поинтересовалась мадемуазель Руссо.
– Давайте закажем что-нибудь поесть, – сказал Саймон. – Я умираю с голоду.
– Ты все время умираешь с голоду, – проворчала она.
– Мне требуется много энергии, чтобы терпеть ваше общество, мадемуазель, – сердито объяснил он.
Пикирующаяся пара ушла, оставив Марию и лакея в ожидании. Мария нахмурилась при появлении Кристофера, за которым шел Тим.
Она заметила мрачное выражение на лице Тима и пошла им навстречу.
– Где Амелия?
– Очевидно, – протянул Кристофер, – ее призрачный поклонник решил сбросить маску.
– О… – Она взглянула на Тима, у которого был страдальческий и разгневанный вид. – В чём дело?
– Они разговаривают в отдельной столовой, – объяснил Кристофер, – при открытой двери, ради приличия. Судя по доносящимся звукам, графу приходится нелегко.
– Почему?
– Когда он обратился ко мне, – ответил Тим, – я подумал, что его лицо мне знакомо, но не мог вспомнить, на кого он похож. Меня осенило, когда я услышал их разговор.
– И что же тебя осенило? – спросила она, переводя взгляд с одного на другого. – Кто он? Мы его знаем?
– Помните картинки, которые я рисовал для вас в Брайтоне? – спросил Тим, напоминая о временах ее романа с Кристофером. После неудачной попытки вернуть Амелию Тим прибег к своей великолепной памяти и вспомнил о своем таланте рисовальщика, он тогда рисовал портреты слуг, к которым была привязана Амелия.
Кивнув, Мария вспомнила потрясающе красивые рисунки:
– Да, конечно.
– Человек, с которым она разговаривает, один из них.
Сосредоточившись, она пыталась вспомнить. Там были портреты Амелии и Пьетро, а также гувернантки и молодого конюха…
– Этого не может быть, – сказала она, качая головой. – На портрете был Колин, мальчик, который погиб, пытаясь спасти Амелию.
– Племянник Пьетро, не так ли? – приподняв бровь, спросил Кристофер. – Если есть сомнения, я уверен, Пьетро поможет нам развеять их.
– Черт побери! – вырвалось у нее. Развернувшись, она поискала глазами Саймона, обнаружила его сидящим в кресле и решительно направилась к нему.
Его синие глаза радостно вспыхнули, затем настороженно прищурились. Улыбка, появившаяся на его чувственных губах, исчезла, и лицо выразило покорность судьбе. Тогда Мария поняла, что это правда, и ее сердце сжалось, она догадывалась, какую муку должна сейчас испытывать ее сестра.
– Кончайте с этим! – распорядилась она, когда Саймон встал перед ней.
Он кивнул и выдвинул стул.
– Вы могли бы посидеть, – устало предложил он. – Это займет некоторое время.
– Отпусти меня, Колин.
Только усилием воли Амелия сдержала рыдание. Ощущение его большого мощного тела, с такой страстью прижатого к ее спине, и успокаивало, и вызывало боль. Нервы были напряжены; чувства метались между безумной бурной радостью и обреченностью, слишком похожей на ту, которую она испытывала от пренебрежительного отношения ее отца.
– Не могу, – сказал он, прижимаясь горячей щекой к ее щеке. – Я боюсь, что если отпущу тебя, ты покинешь меня.
– Я хочу покинуть тебя, – прошептала она, – как ты покинул меня.
– Это был единственный шанс, позволявший мне получить тебя. Как ты не понимаешь? – В его голосе слышалась настойчивая мольба. – Если бы я не уехал и не стал богатым, ты бы никогда не могла быть моей, а этого я не мог вынести, Амелия. Ради тебя я сделал бы все, даже на время отказался бы от тебя.
Она вырывалась из его объятий. С каждым вдохом Амелия впитывала его запах, запах, пробуждавший в ее теле воспоминания о страстной ночи. Это было невыносимой мукой.
– Отпусти меня.
– Обещай остаться и выслушать меня. Амелия кивнула, понимая, что у нее нет выбора.
Она понимала, что они должны найти какое-то завершение отношений, чтобы дальше пойти каждый своей дорогой.
Глядя на него с гордо поднятой головой, она пыталась казаться равнодушной вопреки слезам, которые не могла остановить. Колин же не пытался скрывать свои страдания. Его красивое лицо исказилось от мучительных чувств.
– Я, может быть, отнеслась бы к этому по-другому, – безжизненно сказала она, – если бы ты рассказал мне о своем желании создать новую жизнь, если бы ты сделал меня сообщницей в своих планах, а не исключил меня из них.
– Будь честной, Амелия. – Он заложил руки за спину, как будто хотел удержаться и не прикасаться к ней. – Ты бы никогда не отпустила меня, и если бы ты попросила меня остаться, у меня не хватило бы сил отказать тебе.
– А почему ты не мог остаться?
– Как я мог содержать тебя на ничтожное жалованье слуги? Как я мог дать тебе весь мир, когда у меня не было ничего?
– Я могла бы вынести любую жизнь, только бы делить ее с тобой!
– А как же ночи? – возразил он. – Чувствовала ли бы ты себя так же, если бы дрожала от холода, потому что нам приходилось бы экономить уголь? А как же дни? Когда мы должны были бы вставать до рассвета и работать до изнеможения?
– Ты мог бы согревать меня, как делал это прошлой ночью, – сказала она. – Целая жизнь с такими ночами… Да я послала бы к черту этот уголь, если бы ты согревал мою постель. А дни. Каждый час делал бы меня ближе к тебе. Я перенесла бы все, если бы это вернуло тебя.
– Ты заслуживаешь лучшего!
Амелия топнула ногой.
– Не тебе решать, способна ли я так жить! И не тебе решать, хватит ли у меня сил!
– Я никогда не сомневался, что ты сделаешь все ради меня, – продолжал он спорить, его тело трясло от нетерпеливого раздражения, этим он так напоминал прежнего Колина. – В чем я сомневался, так это в моих силах, в моей выносливости, нужных для такой жизни!
– А ты даже не пытался!
– Я не мог. – Голос Колина становился все возбужденнее. – Как я смог бы смотреть на твои потрескавшиеся и покрасневшие руки? Как я смог бы вынести невольные слезы, когда тебе хотелось бы немного отдохнуть?
– Любовь требует жертв.
– Но не тогда, когда все жертвы приносишь ты. Я не мог бы жить, сознавая, что мой эгоизм делает тебя несчастной.
– Ты не понимаешь. – Она прижала руку к сердцу. – Я была бы счастлива, пока ты был бы моим.
– А я бы ненавидел себя.
– Теперь я это понимаю. – Амелия еще больше расстроилась, думая, как могла так ошибиться в их любви друг к другу. – Если бы мы не встретились, ты был бы счастлив и в другой жизни, не правда ли?
– Амелия…
– Твоя неудовлетворенность вызвана мною, ты вообразил, что я чего-то жду от тебя.
– Нет, это неправда.
– Правда. – Боль в груди все возрастала, Амелия почти задыхалась. – Прости, – прошептала она. – Лучше бы нам никогда не встречаться. Мы могли бы быть счастливы.
– Боже милостивый, не говори так! Никогда. Ты единственная, кто дал мне счастье.
Неожиданно она почувствовала себя такой старой и такой уставшей.
– Бросить свою семью, ездить по Европе, рисковать жизнью, собирая сведения для государства… Это ты называешь счастьем? Ты обманываешь себя.
– Черт побери, – возмутился Колин, хватая ее за плечи. – Ты стоишь этого, всего этого. Я бы поступил так же еще сотню раз, чтобы стать достойным тебя.
– Я никогда не считала тебя недостойным, и ты сам не страдал от чувства неполноценности. Пока не встретил меня. Это не любовь, Колин. Я не знаю, что это, но это не любовь.
Обеспокоенный неожиданным самообладанием Амелии, Колин искал способ удержать ее. Прошлой ночью они были близки, как любовники, а теперь оказались далеки друг от друга, как чужие.
– Какие бы сомнения ни вызывало мое признание, не принижай мои чувства к тебе. Я люблю тебя. С тех пор как я впервые увидел тебя, я никогда не переставал тебя любить. Ни на минуту.
– О? – Амелия так старательно вытирала слезы, что он почувствовал беспокойство. – А как же те времена, когда ты получал опыт любовных утех, которым ты так прекрасно воспользовался вчера ночью? И тогда ты тоже был влюблен в меня?
– Да, черт тебя подери. – Он притянул ее к своему разгоряченному телу. – Даже тогда. Для мужчины есть желание, и не более. Нам для здоровья требуется освобождаться от семени. Это не имеет ничего общего с высокими чувствами.
– Просто удовлетворять свои потребности, как ты это делал за мастерской, когда мы были юными? – Она покачала головой. – Прошлой ночью, каждым прикосновением… каждой лаской… Интересно, со сколькими женщинами ты развлекался, чтобы овладеть таким искусством.
– Ревнуешь? – бросил он с кровоточащим сердцем, в страхе, что она сейчас уйдет.
Она заговорила ровно и бесстрастно, как будто ей все было безразлично:
– Ты хотел быть тем, кто бы удовлетворял мои низкие потребности без всяких чувств, с полным равнодушием? Нет чувства, нет забот? Да, я ревную, но мне грустно. – В ее прекрасных глазах была пустота. – Ты жил полной жизнью, жил без меня, Колин. Временами, вероятно, ты был доволен своей судьбой. Тебе не следовало возвращаться. Те женщины не вызывали у тебя желания стать другим, как это делаю я.
– Я никогда не думаю о них, – поклялся он, беря в ладони ее лицо. – Никогда. Я все время думал о тебе, ты всегда была нужна мне. Мне хотелось, чтобы они были тобой. Это была не покидавшая меня боль. Я научился, это правда. Я овладел этим искусством, правда. Для тебя! Чтобы я мог удовлетворить тебя всеми способами. Я хотел дать тебе все, что ты пожелаешь.
– Какая жалость, – сказала она. – У меня сердце разрывается, когда я думаю, что помешала тебе быть счастливым.
Он злился на свою беспомощность, его смущал такой поворот разговора. Все еще не выпуская Амелию из объятий, Колин раскрыл языком ее губы и ворвался в горячую, влажную глубину ее рта.
Он ощущал ее боль, ее горечь и гнев. Он впитывал их вкус, лаская своим языком ее язык, яростно впиваясь в него.
Ухватившись обеими руками за его плечи, она, постанывая, дрожала в его объятиях. Ее тело не могло противостоять ему даже сейчас. Он не намеревался пользоваться слабостью, но при необходимости сделал бы это.
– Мои губы – твои губы, – говорил он, проводя губами по ее губам. – Я никогда никого не целовал, кроме тебя. Никогда. – Он схватил ее руку и прижал к своему сердцу: – Чувствуешь, как сильно оно бьется? С каким отчаянием? Все из-за тебя. Все, что я делал, я делал с мыслью о тебе.
– Перестань… – Она тяжело дышала.
– А мои мечты… – Он прижался виском к ее голове. – Мои мечты всегда были мечтами о тебе. Я стремлюсь стать лучше, чтобы быть достойным тебя.
– И когда же наступит этот день, Колин?
Он отстранился от нее, задумавшись.
– Прошли годы, а ты все еще находил причины не приближаться ко мне, до прошлой ночи, когда я вынудила тебя. – Амелия вздохнула, и он услышал в этом печальном звуке окончательный приговор. – Я думаю, что мы видели друг в друге только то, что хотели видеть, но в конце пропасть, разделявшая нас, оказалась слишком широка, и не следует заблуждаться, что ее можно преодолеть.
Кровь застыла в жилах Колина, что казалось странным, ведь ее тело так плотно прижималось к нему.
– Что ты говоришь?
– Я говорю, что не хочу быть брошенной и забытой до какого-то определенного времени. Я всю жизнь прожила в таком положении и больше не желаю так жить.
– Амелия…
– Я говорю, что, выйдя из этой комнаты, мы расстанемся навсегда.
Чуть слышный звук открывающейся двери привлек внимание Саймона, склонившегося над картами, разложенными на его столе. Он вопросительно посмотрел на дворецкого:
– Да?
– У входа какой-то молодой человек спрашивает леди Уинтер, сэр. Я убеждал его, что ни ее, ни вас нет дома, но он не хочет уходить.
Саймон выпрямился.
– Да? Кто это?
Слуга прокашлялся.
– Кажется, цыган.
Удивленный, Саймон ответил не сразу:
– Впусти его.
Он быстро убрал со стола засекреченные документы. В его кабинет вошел черноволосый юноша.
– Где леди Уинтер? – спросил юноша, его напряженные плечи и сжатые челюсти выдавали ослиное упрямство в желании получить то, за чем он пришел.
Саймон откинулся на спинку кресла:
– Последнее, что я о ней слышал, – она путешествует по Европе.
Юноша нахмурился.
– А мисс Бенбридж с ней? Как мне найти их? Вы знаете, где они?
– Скажи, как тебя зовут.
– Колин Митчелл.
– Так, мистер Митчелл, не хотите ли выпить? – Саймон встал и подошел к столику у окна, на котором стояли в ряд несколько графинов.
– Нет.
Скрывая улыбку, Саймон налил в бокал немного бренди, а затем, повернувшись, прислонился к столу. Митчелл стоял на том же месте, оглядывая комнату, иногда, прищурившись, задерживая взгляд на разных предметах. Высматривая ответы на свои вопросы. Он был прекрасно сложен, этот молодой человек с экзотической внешностью, и Саймон подумал, что дамы наверняка находят его очень привлекательным.
– Что же ты будешь делать, если найдешь прекрасную Амелию? – спросил Саймон. – Работать в конюшне? Ухаживать за ее лошадьми?
Митчелл застыл в изумлении.
– Да, я знаю, кто ты, хотя мне говорили, что ты умер. – Саймон поднял бокал и поболтал его содержимое. – Так ты собираешься работать слугой, тоскуя по ней издалека? Или, может, ты надеешься повалить ее на сено и наслаждаться, пока она не выйдет замуж или не зачнет от тебя ребенка?
Саймон выпрямился, поставил бокал и приготовился в ожидании удара. Удар был яростным, свалившим Саймона на пол. Они катались, сцепившись в драке, с такой силой ударяясь о столик, что фарфоровые статуэтки, стоявшие на нем, шатались. Саймону хватило нескольких секунд, чтобы выйти победителем. Времени потребовалось бы меньше, если бы он не так боялся покалечить парня.
– Хватит, – приказал Саймон, – и слушай меня. – Он больше не насмехался; его тон стал убийственно откровенным.
Митчелл замер, но его лицо по-прежнему пылало от гнева.
– Никогда не смейте так говорить об Амелии! Поднявшись, Саймон протянул руку и помог Колину встать на ноги.
– Я только говорю о том, что и так ясно. У тебя ничего нет. Тебе нечего предложить, чтобы обеспечить ее, у тебя нет титула.
Сжатые челюсти и кулаки выдавали, насколько Колину ненавистна эта правда.
– Я это знаю.
– Хорошо. А что, – Саймон привел в порядок одежду и сел за стол, – если я предложу помочь тебе получить то, что требуется, чтобы стать достойным человеком, – деньги, подходящий дом, может быть, даже титул в какой-нибудь далекой стране, которая будет соответствовать твоей внешности, полученной по наследству?
Митчелл застыл, его глаза вспыхнули от жадного интереса.
– Как?
– Я занимаюсь определенной деятельностью, в которой может оказаться полезным юноша с твоими способностями. Я слышал о твоей отваге при спасении мисс Бенбридж. С правильной подготовкой ты мог бы стать для меня ценным приобретением. – Саймон улыбнулся. – Такое предложение я бы не сделал кому попало. Так что считай, что тебе повезло.
– Почему мне? – с подозрением и не без некоторого высокомерия спросил Митчелл. Он был несколько циничен, и Саймон полагал, что это прекрасно. Зеленый юнец был бы совершенно бесполезен. – Вы меня не знаете, вы не знаете, на что я способен.
Саймон выдержал его взгляд.
– Я хорошо знаю, как далеко пойдет мужчина ради женщины, к которой неравнодушен.
– Я люблю ее.
– Да. Так сильно, что будешь добиваться ее любой ценой. Мне нужна такая преданность. За нее я постараюсь сделать тебя богатым человеком.
– На это могут уйти годы. – Митчелл провел рукой по волосам. – Не знаю, смогу ли я это вынести.
– Дай себе время повзрослеть. Пусть она увидит, чего была лишена все эти годы. Затем, если она захочет тебя, ты будешь знать, что такое решение принимает сердце женщины, а не ребенка.
Колин долго стоял, не шевелясь, под тяжестью нерешительности.
– Попробуй, – поторопил его Саймон. – Попытка ничего не стоит.
Наконец Митчелл тяжело вздохнул и опустился на стул по другую сторону стола.
– Я слушаю.
– Отлично! – Саймон откинулся на спинку кресла. – А теперь вот что я думаю…
– Почему вы мне ничего не сказали? – спросила Мария, когда рассказ окончился, и посмотрела на Саймона так, как будто он был чужим человеком.
– Если бы я рассказал вам, mhuirnin, – мягко сказал Саймон, – разве вы скрыли бы это от вашей сестры? Конечно, нет, а это была не моя тайна, чтобы разглашать ее.
– А как же Амелия, ее боль, ее страдания?
– К сожалению, здесь я ничем не мог помочь.
– Вы могли бы сказать мне, что он жив! – возмутилась она.
– Митчелл имел полное право стать достойным Амелии. Не обвиняйте его за то, что он борется за свою любимую женщину единственным доступным ему способом. Как мужчина, я очень хорошо понимаю его поступок. – Он помолчал и спокойно добавил: – Кроме того, то, что он сделал со своей жизнью, не ваша забота.
– Это моя забота, – протяжно произнес голос за их спинами, – если дело касается мисс Бенбридж.
Мария повернулась и увидела приближавшегося к ним Уэра.
– Лорд Уэр, – с упавшим сердцем поприветствовала она.
Еще никогда она не видела графа так небрежно одетым, но в его высокой фигуре чувствовалось такое напряжение, что Мария поняла серьезность его намерений. Его волосы были не причесаны, а лишь перехвачены сзади лентой, на ногах вместо туфель были сапоги.
– Это жених? – спросила мадемуазель Руссо.
– Милорд, – поздоровался Кристофер. – Я поражен вашей преданностью.
– Пока Амелия не отказала мне, – мрачно ответил граф, – я считаю, что забота о благополучии мисс Бенбридж – одна из моих обязанностей.
– Я уже давно так не веселилась, – широко улыбаясь, заметила француженка.
Мария закрыла глаза и потерла переносицу. Кристофер, стоявший за ее спиной, положил руку на плечо жены и сочувственно пожал его.
– Кто-нибудь собирается просветить меня? – спросил Уэр.
Мария взглянула на Саймона. Тот поднял брови.
– Как бы мне поделикатнее это сказать?
– Никакой деликатности не требуется, – сказал Уэр. – Я не идиот и, к счастью, не слабого здоровья.
– Он серьезно намерен войти в нашу семью, – пояснил Кристофер.
– Хорошо, – сказал Саймон, хотя глаза его сузились. Он рассказал о событиях, предшествовавших данному моменту, осторожно избегая имен, которых нельзя было упоминать.
– Значит, этот человек в маске – Колин Митчелл? – нахмурившись, спросил Уэр. – Мальчик, который в юности нравился мисс Бенбридж? И она не знает, что это он?
– Теперь знает, – проворчал Тим.
– Пока мы здесь говорим, Митчелл рассказывает ей обо всем, – объяснил Кристофер.
Позади что-то со стуком упало, и все, оглянувшись, увидели Пьетро, от изумления уронившего на пол саквояж.
– Этого не может быть! – с горячностью заявил кучер. – Колин умер.
Мария взглянула на Саймона, тот поморщился.
– Это становится все интереснее, – сказала мадемуазель Руссо.
– Злое же ты существо, – резко оборвал ее Саймон.
Мария посмотрела на Кристофера, выражая желание встать:
– Мне следует узнать, как развиваются события.
– Нет необходимости, – тихо сказал Сент-Джон, глядя поверх ее головы.
Все повернулись к холлу, в который выходила дверь из отдельной столовой. Оттуда вышла Амелия с покрасневшими глазами и носом, с растрепанными волосами, прелестное олицетворение страданий разбитого сердца.
Сразу же за ней вышел Митчелл, и его вид потряс Марию, как и всех присутствующих. Элегантная одежда, гордая осанка и ничего напоминавшего о том, что он когда-то был слугой. Колин был неотразимо красив, с этими черными томными глазами, обрамленными длинными густыми ресницами, чувственным ртом и твердыми скулами. У него тоже был страдальческий вид смертельно раненного человека, и сердце Марии переполнилось жалостью к обоим.
– Амелия… – В аристократическом голосе Уэра слышалась тревога.
Ее взгляд нерешительно встретился с его взглядом, и глаза наполнились слезами.
Тихий грозный звук вырвался из груди графа.
– Колин. – Полный страдания голос Пьетро еще сильнее омрачил этот день раскрытия тайн.
Мария, отвлеченная развивающимися событиями, не предвидела намерений Уэра, пока он не подошел к Митчеллу и не спросил:
– Вы считаете себя джентльменом?
– Да. – Митчелл стиснул челюсти. Уэр бросил к ногам Митчелла перчатку:
– В таком случае я требую сатисфакции.
– Вы ее получите.
– Боже мой! – Мария прижала руку к горлу. Кристофер отошел от нее и, остановившись перед графом, сказал:
– Почту за честь быть вашим секундантом, милорд.
– Благодарю вас, – ответил Уэр.
– А я буду секундантом Митчелла, – сказал Саймон, подходя к ним.
– Нет! – закричала Амелия, с ужасом переводя взгляд с одного мрачного мужского лица на другое. – Это какой-то бред.
Мария отвела ее в сторону.
– Ты не можешь вмешиваться.
– Почему? – спросила Амелия. – Во всем этом нет необходимости.
– Есть.
– У меня дом в Бристоле, – сказал Уэр. – Предлагаю поехать туда. Тогда вокруг нас будут люди, которым мы доверяем.
Митчелл кивнул:
– Я туда и направлялся, так что это место вполне меня устраивает.
– Я во всем виновата. – Амелия умоляюще посмотрела на Марию: – Мой эгоизм довел до этого. Что мне сделать, чтобы помешать им?
– Что сделано, то сделано, – сказала Мария, успокаивающе гладя Амелию по спине.
– Я хочу поехать с ними.
– Это неразумно. – Кристофер повернулся к ней. Амелия понятия не имела, почему он хотел, чтобы дуэль состоялась, но она всегда полностью доверяла ему и знала, что Кристофер всегда прежде всего заботился о ее здоровье и счастье.
– Я хочу поехать, – еще настойчивее повторила Амелия.
– Тс! – успокоила ее Мария. – Мы можем обсудить это, приняв ванну и переодевшись.
Сестра кивнула, и они вышли, чтобы приказать приготовить горячую воду и ванну. Все были так погружены в свои мысли, что не замечали человека, сидевшего в темном углу. И тем более никто не заметил, как этот человек вышел из комнаты.
Выйдя из дома, Жак надвинул на лицо шляпу и неторопливо направился к карете, ожидавшей невдалеке от подъездной аллеи.
Он открыл дверцу и заглянул внутрь:
– Митчелл только что получил вызов на дуэль. Картленд улыбнулся:
– Садись и все расскажи мне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100