Читать онлайн Неодолимая страсть, автора - Дэй Сильвия, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимая страсть - Дэй Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимая страсть - Дэй Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Сильвия

Неодолимая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Ее разбудил стук в дверь. Толком не проснувшись, Мария сразу вспомнила, где находится. Затем события предыдущего дня и длинной ночи, проведенной без сна, потоком всплыли в ее памяти. Она мгновенно села, отбросила покрывала и бросилась к двери.
– Кристофер! – Она радостно обняла мужа, он прижал ее к себе и, приподняв ее, вошел в комнату.
– Как это ты так быстро нашел меня? – спросила она, когда он ногой закрыл за собой дверь.
– Я нашел бы тебя быстрее, если бы ты остановилась в одной из моих гостиниц, а не в этой лачуге. Какого черта, почему ты здесь?
– Саймон настаивал. – Она пыталась убедить его воспользоваться одним из многочисленных домов, принадлежавших Кристоферу, разбросанных вдоль и поперек страны. Это были небольшие домики, которые населяли люди, жившие на пенсию, выплачиваемую Сент-Джоном. Домики были надежными, удобными и обычно находились в тихих уголках, где не задают много вопросов и куда редко кто-либо приезжает. Так называемые гостиницы оказывали определенные услуги и, оставаясь незаметными, под прикрытием родового имени помогли спасти многие жизни.
– Черт бы его побрал! – сказал Кристофер и, наклонив голову, приник к ее губам.
Когда она ослабела и прерывисто задышала, он проворчал:
– Беспокойная девчонка. Почему тебе надо мучить меня, причиняя столько беспокойства?
– Это не моя вина! – возразила она, отбрасывая в сторону его шляпу.
– Будь я проклят, если не твоя. – Он отнес ее на кровать и посмотрел на нее, одетую лишь в одну рубашку, разгоравшимся взглядом. Снимая светло-коричневый камзол, Сент-Джон сказал:
– Если бы ты не потворствовала фантазиям Амелии, нам не пришлось бы гнаться за ней и мне не пришлось бы, скорчившись, провести ночь в карете.
– Я знаю, она уехала одна, – сказала Мария, забираясь под одеяло.
Кристофер разжег погасший камин. Затем снял жилет, сапоги и в рубашке и штанах забрался к ней в постель.
– Расскажи, как тебе удалось так быстро найти меня, – сказала она, устраиваясь у него под боком.
– Когда Сэм вернулся с известием о том, куда ты уехала, он упомянул Куинна. Я послал людей найти его, в его доме они застали слугу, собиравшего вещи. Я поехал вслед за слугой, и он привел меня сюда.
Мария свела брови.
– Странно. Мы не предполагали останавливаться в этом заведении, пока случайно не натолкнулись на него.
– Куинн, должно быть, знал. Его слуга и горничная его француженки приехали прямо сюда. Ты ведь сказала, что он настаивал на этом заведении.
– Он настаивал, что мы не должны удаляться от дороги. – Но теперь Мария вспомнила, что именно Саймон просил укрыться в первой же гостинице на подъезде к Ридингу. Ей не понравился жалкий вид этого дома, но Саймон жаловался, что устал и что у него урчит в желудке.
– Я не понимаю. – Мария села и взглянула на своего супруга. – Наша встреча в лавке была случайной, я в этом уверена. Если я ошибаюсь, то все равно Саймон не мог знать, что Амелия сбежала.
– Но если он знал, за кем гналась Амелия и куда мог направляться этот человек… – Кристофер замолчал, предоставляя ей сделать собственные выводы.
– Он сказал мне, что они направлялись на отдых, а ты сказал, что его слуга и вещи еще не были готовы для путешествия. Зачем этот обман? Зачем притворяться, что он помогает мне, когда у него имеются собственные причины ехать за ней?
– Мы зададим ему эти вопросы позднее, когда выспимся, через несколько часов.
– Через несколько часов?
Он зевнул и обнял ее.
– За его комнатой следят, и, пожалуй, сейчас еще рано. Я послал верховых вперед по следу. Нет никакой необходимости спешить, можно пока поспать. Если я не посплю сейчас, днем от меня не будет никакой пользы. Кроме того, ты тоже не выглядишь отдохнувшей.
Мария с некоторой неохотой позволила обнять себя. Она была из тех женщин, которые действуют быстро. Это поддерживало в ней жизнь.
– Я плохо сплю, когда тебя нет рядом, – призналась она.
Он еще крепче обнял ее и поцеловал в лоб.
– Приятно это слышать.
– Должно быть, я привыкла к твоему храпу.
– Я не храплю! – возмутился Кристофер.
– Откуда ты знаешь? Ты храпишь во сне.
– Кто-нибудь должен был сказать мне об этом раньше, – возразил он.
– Вероятно, эти твои «кто-нибудь» так устают, что спят без просыпу.
Ворча, он повернулся и навалился на нее. Она смотрела на него с насмешливой наивностью. Никто, кроме нее, не осмеливался шутить с грозным пиратом. Вызывать его гнев было волнующим соблазном, перед которым она не могла устоять, потому что чем больше она дразнила его, тем более он возбуждался.
– Если вам хочется усталости, мадам, – рассердился он, расстегивая штаны, – я вполне способен выполнить эту задачу.
– Ты же сказал, что от тебя не будет никакой пользы, пока ты не выспишься.
Он задрал подол ее рубашки. Мгновение, и она была готова принять его. Разгоряченная и влажная от желания. Он погладил ее, и Мария застонала, а он высокомерно улыбнулся, отклоняясь.
– Это кажется тебе бесполезным? – вкрадчиво спросил он, входя в нее.
– О, Кристофер… – Она вздохнула от наслаждения. После почти шести лет брака ее страсть нисколько не уменьшилась. – Я тебя так люблю. Пожалуйста, не засыпай, пока я не кончила…
– Ты за это заплатишь, – с удовлетворением сказал он.
Он был в этом уверен. И это было чудесно.
Колин споласкивал бритву, когда его внимание привлек посторонний шум. Он настороженно прислушался, нервы напряглись в ожидании предстоящего столкновения.
Амелия уже вернулась в свою комнату, но он сомневался, что она спит. Амелия по своей натуре была слишком любопытна, слишком нетерпелива. Хорошо зная ее, он представлял себе, как она ходит по комнате, постоянно поглядывая на часы, считая минуты до того момента, когда он откроет ей свою тайну.
Вот, опять. Уже различимый звук, как будто кто-то царапает дверь.
Положив бритву и схватив полотенце, Колин начал вытирать лицо, когда слуга открыл дверь. Жак мрачно шагнул в комнату.
– Мисс Бенбридж нашли, mon ami.
Колин оцепенел.
– Кто?
– Всадники сегодня утром. Они поговорили с великаном, который приехал с ней, а затем повернули обратно.
Глубоко вздохнув, Колин кивнул.
– Ты договорился об отдельной столовой, как я просил?
– Mais oui.
– Спасибо. Я спущусь через минуту.
Дверь с легким скрипом закрылась, и Колин закончил свой туалет. Он обещал Амелии все объяснить и собирался сделать это.
Кивнув слуге, он повернулся к нему спиной и надел камзол, выбранный для этого утра. Это был потрясающий камзол, напоминавший распущенный хвост павлина. Стоимость сложной вышивки говорила сама за себя. Колин Митчелл, о котором с такой любовью вспоминала Амелия, никогда бы не смог купить столь дорогую одежду. Теперь он носил ее как внешнее доказательство своего высокого положения в этом мире. Мечта стать человеком, который может позволить себе обладать Амелией, осуществилась, и он хотел, чтобы она прямо сейчас увидела его.
С уверенностью в себе Колин вышел из комнаты и направился в общий зал. Он сразу же увидел великана, сопровождавшего Амелию. Гигант сидел спиной к стене и наблюдал за окружающими. Когда Колин направился к нему, взгляд великана стал острым и пристальным.
– Доброе утро, – поздоровался Колин, остановившись перед столом.
– Доброе, – гулко прозвучал ответ.
– Я граф Монтойя.
– Я так и понял.
– Мне многое надо ей объяснить. Дадите время и возможность сделать это?
Великан поджал губы и откинулся на спинку стула.
– Что вы задумали?
– Я заказал отдельную столовую. Я оставлю дверь приоткрытой, но прошу вас не входить.
Великан встал, возвышаясь над Колином, обладавшим внушительным ростом.
– Это устраивает и меня, и мой кинжал.
Колин кивнул и шагнул в сторону. Уступая гиганту дорогу, Колин сказал:
– Передайте ей это.
Он протянул руку, передав великану какой-то предмет. Колин подождал, пока охранявший Амелию поднимется наверх, а затем прошел в отдельную столовую, готовясь к самому трудному в его жизни разговору.
В ту самую минуту, когда в общий зал гостиницы вошла Мария, Саймон понял, что попал в беду. Полная уверенность в этом пришла к нему, когда вслед за женой вошел Кристофер Сент-Джон.
– Какое милое начало дня, – усмехнулась Лизетта. Как ни была Саймону неприятна ее привычная склонность к драме, сегодня, после ее странного поведения этой ночью, он почувствовал облегчение.
Саймон, решившись, встал.
– Доброе утро, – сказал он, кланяясь этой поразительной паре. Сочетание золотистой внешности Сент-Джона с испанской смуглостью Марии очаровывало.
– Куинн, – сказал Сент-Джон.
– Саймон, – тихо сказала Мария. Она опустилась на стул, выдвинутый для нее мужем, и сложила перед собой руки. – Вы знаете, кто этот человек в маске? Кто он?
Садясь на место, Саймон ответил:
– Это граф Рейнальдо Монтойя. Он несколько лет служил у меня.
– Служил? – спросил пират. – А теперь? Саймон рассказал о событиях, связанных с Картлендом.
– Боже мой, – с расширенными от ужаса глазами ахнула Мария. – Когда Амелия сказала, что этому человеку грозит опасность, я и представить не могла, как велика эта опасность. Почему вы мне не рассказали? Зачем эта ложь?
– Это все сложно, Мария, – сказал он с отвращением к себе за то, что предал ее доверие, которое она так редко оказывала ему. – Я не могу разглашать тайны Монтойи. Он не раз спасал мне жизнь. Я обязан хотя бы хранить молчание.
– А как же моя сестра? – воскликнула она. – Вы знаете, как она мне дорога. Знать, какому риску она подвергается, и не предупредить меня… – У неё дрогнул голос. – Я верила вам.
Сент-Джон сжал руку жены. Этот успокаивающий жест больно ранил Саймона. Из всех существовавших на свете женщин Мария была дорога ему, как Никто.
– Я хотел помочь вам найти ее и отправить в безопасное место, – сказал Саймон, – а сам собирался остаться с Монтойей, чтобы закончить это дело.
Мария гневно прищурилась. Она пылала гневом, совсем не подходящим для ее девического образа, создаваемого изящным платьем в цветочек.
– Вы должны были сказать мне, Саймон. Если бы я знала, я бы вышла из этой ситуации совсем по-другому.
– Да, – согласился он. – Вы бы разослали на ее поиски дюжины людей, что насторожило бы Картленда, и подвергли ее еще большему риску.
– Вы этого не знаете! – возразила она.
– Я знаю Картленда. Он работал на меня. Я знаю, на что он способен. Поиски пропавших людей и вещей – его сильная сторона. Только простака могут не заинтересовать прислужники, рыскающие по деревням, а Картленд далеко не так прост.
Хрипловатый голос пирата нарушил затянувшееся напряженное молчание.
– А какова ваша роль, мадемуазель Руссо?
Лизетта небрежно помахала рукой.
– Я судья.
– И если надо, то и палач, – проворчал Саймон. Сент-Джон поднял бровь.
– Интересно.
Мария оттолкнула стул и встала. Встали и Саймон с Сент-Джоном.
– Я потеряла здесь много времени, – заявила она. – Я должна найти Амелию раньше, чем это сделают другие.
– Позвольте мне поехать с вами, – попросил Саймон. – Я могу помочь.
– Вы уже достаточно помогли, спасибо.
– Лизетта глубокой ночью видела трех всадников, обращавшихся с расспросами к хозяину, – мрачно сообщил Саймон. – Вам нужна любая помощь, какую вы только сможете найти. Благополучие Амелии – ваша забота, но Картленд и Монтойя – моя.
– И моя, – вставила Лизетта. – Я не понимаю, почему мы не свяжемся с человеком, на которого вы работали здесь, в Англии. Он, кажется, мог бы стать ценным беспристрастным информатором.
– У Сент-Джона наверняка есть более надежная сеть осведомителей, – возразил Саймон. – И ее быстрее можно привести в действие.
– Мария. – Сент-Джон обнял ее за талию. – Куинн знает Монтойю в лицо. А мы нет. Без него мы будем слепы.
Она снова посмотрела на Саймона:
– Почему Монтойя носит маску?
Стараясь сохранить равнодушное выражение, Саймон воспользовался объяснением, которое дал ему Колин.
– Он был в маске на маскараде. Потом надел ее, чтобы мисс Бенбридж было труднее выследить его. Граф не хотел подвергать ее опасности. Он беспокоится о ней.
– У нас есть еще одно затруднение, – сказал пират. Глаза всех присутствовавших устремились на него. – Вслед за нами может приехать лорд Уэр.
– Вы шутите! – воскликнула Мария.
– А кто этот лорд Уэр? – спросила Лизетта.
– Черт бы его побрал, – проворчал Саймон. – Нам только не хватало оскорбленного пэра.
– Он просил меня взять его с собой, – сердито сказал Сент-Джон. – Но отъезд слуги Куинна не оставлял нам времени для ожидания. Уэр спросил, в каком направлении мы поедем, и хотя у меня была слабая надежда, что он передумает, он упрямее, чем другие люди такого же высокого положения.
Мария решительно сказала:
– Тем более нам надо поскорее ехать дальше.
– Я отослал городскую карету в Лондон, – сказал пират. – Пьетро, пока мы здесь разговариваем, нагружает дорожную карету. Мы поедем быстрее.
Саймон, к сожалению, не поменял экипаж. И его покрытый синяками зад вынужден был снова страдать.
Рассвет освещал им дорогу, они спешили к Ридингу.
* * *
Как только раздался стук в дверь ее комнаты, Амелия бросилась открывать.
– Тим! – воскликнула она, не слишком обрадованная появлением великана. Наверное, он считал, что им пора ехать, значит, ей придется объяснить ему все о Монтойе и ее вчерашнем обмане.
Он лишь взглянул на ее растрепанные волосы и небрежно накинутую одежду и выругался с такой злобой, что она поморщилась.
– Вчера вы солгали мне! – упрекнул он, проталкиваясь в комнату.
Амелия растерялась. Как он узнал? Затем она увидела то, что он держал в руке, и ответ на вопрос стал излишним.
– Дай посмотреть, – сказала она с сильно бьющимся сердцем, не зная, как это понимать. Тим держал в руке маску. Как? Почему?
Тим долго и пристально посмотрел на нее, а затем протянул ей маску и записку.
«Любовь моя, маска у тебя. Когда мы увидимся в следующий раз, ты увидишь меня без маски. Твой покорный слуга. М.».
Неожиданно поняв, что Монтойя мог сбежать после того как она ушла, Амелия почувствовала боль.
– Боже милостивый, – ахнула она, прижимая к груди маску. – Он уехал?
Тим покачал головой:
– Он ждет вас внизу.
– Я должна пойти к нему.
Амелия бросилась к нетронутой кровати, на которой лежали приготовленные корсет и нижние юбки. Монтойя спешил и одел ее кое-как. Страх, что ее застанут в его комнате, заставлял его торопиться. Амелия рассчитывала попросить горничную помочь ей одеться, но, пожалуй, Тим сможет справиться сам.
– Я думаю, вам надо подождать приезда Сент-Джона, – сказал Тим. – Он уже в пути.
– Нет, – возразила она, на минуту остановившись. Время, проведенное с Монтойей, было слишком дорого. Кроме того, присутствие сестры и зятя только еще больше смутит ее. – Я должна поговорить с ним наедине.
– Вы уже были с ним наедине, – рявкнул он, бросив многозначительный взгляд на нетронутую кровать. – Сент-Джон оторвет мне за это голову. Не стоит еще больше злить его.
– Ты не понимаешь. Я должна увидеть лицо Монтойи. – Она протянула великану дрожавшую руку.
Сжав челюсти и кулаки, он долго смотрел на нее.
– Минуту назад я восхищался, как быстро он вычислил меня. А сейчас готов разорвать его на куски. Он не должен был прикасаться к вам.
– Это я хотела, – со слезами на глазах сказала она. – Я заставила его. Я думала только о своих желаниях.
Совсем так поступил бы и ее отец, будь он проклят. И будь проклята его кровь, запятнавшая ее. Все вокруг было в страшном беспорядке, потому что Амелия думала только о себе.
– Не плачьте! – с несчастным видом попросил Тим.
Он расстроился, и в этом тоже была ее вина. Она должна каким-то образом все исправить. Началось все с Монтойи, да, это с него началось погружение в безумство.
– Я должна увидеть его до того, как они приедут. – Она сбросила незастегнутое платье, влезла в корсет и подставила Тиму спину. – Помоги мне одеться.
Тим что-то пробормотал, подходя к ней, и по его сердитому виду она решила, что ей повезло не расслышать его слов.
– Думаю, я все-таки женюсь на Саре, – проворчал он, затягивая корсет так сильно, что Амелия чуть не задохнулась. – Я слишком стар для таких молодых девушек, как вы.
Хватая воздух, она ударила его, показывая, что надо сделать. Тим нахмурился, затем, видимо, заметил, что она вот-вот упадет в обморок, и догадался почему. Он пробормотал извинение и ослабил шнуровку.
– Надеюсь, вы счастливы, – сердито сказал Тим. – Вы загнали меня к алтарю.
Амелия натянула на себя нижние юбки. Когда Тим завязал их, она подняла с пола платье и просунула руки в рукава.
Толстые пальцы Тима трудились над крохотными пуговками застежки.
– Я люблю тебя. – Амелия посмотрела на него через плечо. – Не знаю, говорила ли я тебе об этом, но это правда. Ты хороший человек.
Тим покраснел.
– Ему лучше жениться на вас, если вы этого хотите, – пробурчал он, не отрываясь от работы. – Иначе я свяжу его и выпотрошу как рыбу.
Это было своего рода предложение о мире, и Амелия с благодарностью приняла его.
– Я бы помогла тебе, если бы он был против женитьбы.
Тим фыркнул, но Амелия уловила хитрую улыбку на его лице.
– Он не знает, в какую переделку попал, связавшись с вами.
Амелия нетерпеливо переступала с ноги на ногу.
– Надеюсь, мы сможем на некоторое время оставить его в живых.
Как только Тим объявил, что он все сделал, Амелия натянула чулки, надела туфли и побежала к двери. Она чувствовала, что следующие минуты навсегда изменят ее жизнь. Предчувствие было настолько сильным, что захотелось убежать. Ей нужен Монтойя, это желание было таким глубоким и сильным, что закружилась голова. Какая-то часть сердца молча обвиняла ее в измене своей первой дорогой любви к Колину. Другая часть была старше, мудрее и понимала, что любовь к одному не исключает любви к другому. Когда Амелия дотронулась до ручки двери, ведущей в отдельную столовую, пальцы задрожали. Даже в самых благоприятных обстоятельствах она бы волновалась. Она сейчас увидит лицо человека, который видел и ласкал ее так, как никто и никогда. Ожидание увидеть его лицо только усиливало тревогу и беспокойство.
Глубоко вздохнув, Амелия постучала.
– Войдите.
Пока храбрость не покинула ее, она вошла так уверенно, как только была способна. Амелия остановилась у двери, оглядывая комнату, в которой весело горел огонь в камине, стоял большой круглый стол, накрытый скатертью, а на стенах висели картины, изображавшие сельские пейзажи. Монтойя стоял лицом к окну со сложенными за спиной руками, его широкие плечи обтягивал изысканный разноцветный шелк, шелковистые черные волосы забраны в косицу.
Вид этой богато одетой фигуры в комнате простого сельского дома был ослепителен. Он повернулся, и Амелия остолбенела.
«Этого не может быть, – подумала она почти в панике. – Это невозможно».
У нее остановилось сердце, а мысли путались, как будто она получила удар по голове.
Колин.
Колени у нее подогнулись, она, ничего не видя, ухватилась за ближайший стул, но свалилась на ковер. Громкий вздох разорвал наэлектризованный воздух.
– Амелия. – Колин бросился к ней, но она подняла руку, останавливая его.
– Не подходи! – удалось ей выдавить, горло болезненно сжалось.
Тот Колин Митчелл, которого она знала и любила, умер.
«Так как же это? – коварно спрашивал внутренний голос. – Почему он сейчас здесь, с тобой?»
Этого не может быть… этого не может быть…
Она бесконечно повторяла в уме эту фразу, не в силах смириться с мыслью о годах, разделявших их, о жизни, которую он, должно быть, вел, о днях и ночах, об улыбках и смехе…
Предательство было таким очевидным, но она не могла поверить, что Колин на это способен. Однако когда она смотрела на этого угрожающе красивого мужчину, стоявшего напротив, сердце шептало эту мучительную правду.
«Я бы узнала его везде! Мою любовь».
Почему она не узнала его раньше?
«Потому что он был мертв. Потому что я всем сердцем долго оплакивала его».
Освобожденные от маски, экзотические цыганские черты лица Колина не оставляли сомнений, что это был он. Он стал старше, черты лица огрубели, но сходство с тем мальчиком, которого она любила, сохранилось. А глаза были глазами Монтойи – любящими, жаждущими, все понимающими глазами.
Любовник, деливший с ней ложе, это Колин…
У нее вырвалось полное отчаяния рыдание, и Амелия зажала рукой рот.
– Амелия.
Боль в голосе, произнесшем ее имя, заставила ее разрыдаться. Исчез акцент, остался голос, который она слышала в своих снах. Он был более глубоким, более зрелым, но это был голос Колина.
Не в силах смотреть на него, она отвела взгляд.
– Тебе нечего мне сказать? – тихо спросил Колин. – Не о чем спросить? Никаких упреков?
Сотня слов была готова сорваться с ее языка, и среди них три очень важных, но Амелия решительно сдержала их, не желая показать всю глубину своей боли. Она смотрела на украшавшую стену небольшую квадратную картину, на которой было изображено озеро.
– Мое тело сливалось с твоими – хрипло сказал он. – Мое сердце бьется в твоей груди. Неужели ты не можешь, по крайней мере, посмотреть на меня, если уж не хочешь говорить со мной?
Ее молчаливым ответом были слезы, непрерывным, бесконечным потоком струившиеся из глаз. Колин выругался и направился к ней.
– Нет! – крикнула она, останавливая его. – Не приближайся ко мне!
Она заметила, как Монтойя сжал челюсти, и на его скуле как-то странно задергался мускул. Непостижимо было увидеть Монтойю с его мужественностью и прекрасными манерами в ее детской любви. Он был таким же, но он был и другим. Он был массивнее, сильнее, энергичнее. Он был потрясающе красив, в нем появилась мужская привлекательность, с которой немногие могли бы соперничать. Когда-то Амелия мечтала о дне, когда они поженятся и она назовет его своим. Но эта мечта умерла вместе с ним.
– Я по-прежнему мечтаю об этом, – прошептал он, отвечая на ее слова, которые она бессознательно произнесла вслух. – Я по-прежнему хочу этого.
– Ты позволил мне поверить, что ты умер, – тоже шепотом сказала она, не в силах признать того Колина, которого помнила, в этом великолепно одетом человеке, стоявшем перед ней.
– У меня не было выбора.
– Ты мог прийти ко мне в любое время, а ты исчез на долгие годы!
– Я вернулся, как только это стало возможным.
– Другим человеком! – Она затрясла головой, полная воспоминаний о прошедших неделях. – Ты безжалостно играл моими чувствами, заставил полюбить человека, которого не существует.
– Я существую! – Он стоял перед ней, высокий и гордый, распрямив плечи, подняв голову. – Я не играл тобой. Каждое слово, произнесенное Монтойей, каждое прикосновение шло из моего сердца. В обоих мужчинах бьется одно сердце. Я один и тот же человек. Я безумно влюблен в тебя.
Она отмахнулась от его заявления:
– Ты нарочно говорил с акцентом и заставил меня поверить, что твое лицо обезображено.
– Акцент был притворным, это правда. Он был нужен, чтобы ты не узнала правды раньше, чем я расскажу тебе все сам. Остальное было создано твоим воображением, а не моим.
– Не обвиняй меня в этой комедии! – Амелия поднялась с пола. – Ты позволил мне оплакивать тебя. Понимаешь ли ты, как я страдала эти годы? Как я страдала эти последние недели, когда чувствовала, что предаю Колина, влюбившись в Монтойю?
Мучительная тень омрачила его лицо, и Амелия возненавидела то мстительное удовлетворение, которое почувствовала при виде этого.
– Твое сердце никогда не обманывало тебя, – грубо произнес он. – Оно всегда знало.
– Нет, ты…
– Да! – Его черные глаза горели. – А ты помнишь, чье имя ты выкрикивала в момент наслаждения? Когда я был в тебе, достигая самой глубины твоего тела, ты помнишь, чье имя срывалось с твоих губ?
Амелия сглотнула, вспоминая множество ощущений, испытанных ее невинным телом. Она вспомнила шрам от пулевого ранения на его плече, ощущение при прикосновении к которому упорно не выходило у нее из головы, только она не могла понять почему.
– Ты сводил меня с ума! – обвинила она его.
– Я хотел рассказать тебе, Амелия. Я пытался.
– Но ты бы мог сделать это раньше. Я просто умоляла тебя.
– И устроить этот скандал. Сразу после того, как мы любили друг друга? – с издевкой спросил он. – Никогда! Прошлая ночь была самым прекрасным осуществлением моих заветных мечтаний. Ничто не могло заставить меня разрушить его.
– Оно разрушено! – с дрожью сказала она. – Я чувствую, будто у меня отняли две любви, ибо Колин, которого я знала, мертв, а Монтойя оказался ложью.
– Он не ложь!
Колин шагнул, к ней, она поспешила ухватиться за спинку стула и поставила его перед собой. Однако крепкий деревянный стул не стал препятствием, Колин отшвырнул его в сторону.
Амелия попыталась убежать, но он поймал ее и, почувствовав его руки на своем дрожащем теле, она сдалась.
Амелия бессильно замерла в его объятиях.
– Я люблю тебя, – прошептал он, касаясь губами ее виска. – Я люблю тебя.
Она так долго жаждала услышать эти слова из его уст, но теперь они, произнесенные слишком поздно, почти ничего не значили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимая страсть - Дэй Сильвия



Очень интересный роман. Советую почитать.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияИнна
28.01.2012, 20.14





Переживала.Хорошо.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияLana
23.11.2012, 20.20





потрясающий секс.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияМарго
19.12.2012, 17.03





Ерунда
Неодолимая страсть - Дэй СильвияГалина
19.03.2013, 7.25





продолжение романа "страсть к игре"...
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
20.04.2013, 20.53





прочитала и не осталась розачарована...первая любовь,верность, дружба, интрига, секс (автор ярко описывает эти сюжеты)...ОЧЕНЬ понравился роман читаю продолжение "НЕ искушай меня"...думаю что буду не разочарована..считаю что романа нужно читать по порядку так более понятно что к чему:"Страсть к игре", "не одолимая страсть" и "не искушай меня"...серия просто безподобна!!!
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияkatolina100
22.04.2013, 10.24





детишек не хватает(
Неодолимая страсть - Дэй Сильвияанэтта
2.05.2013, 0.25





Романы этого автора чувственные, но очень много шпионов, врагов и прочего негатива. Короче, на любителя.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияКэт
3.05.2014, 9.57





Роман - сплошные шпионские интриги и порно-секс с тяготением к оральному. Хотя мужской член никогда не посещал мою полость рта, я понимаю тех, кому это нравится. На здоровье! Но не так, как пишет автор - глубоко в глотку. Так и до травм недалеко. Так один муж своей 19-летней жене членом глоточную миндалину оторвал. Понадобилась помощь ЛОР-хирурга.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияВ.З.,67л.
5.05.2015, 11.24





Как по мне - перебор шпиономании. 3 балла. Тупые предъявы героини бесили. Постоянные экскурсы в прошлое сбивали с толку. Ну и ляпасы типа у девушки грудь колышется - у нее она в ее то возрасте обвисла до талии что ли? Или лишение девственности пальцем - это новое слово в эротической литературе? Я уже не говорю о глубоком минете практически новичка в сексе, да еще и по собственной инициативе Фу-фу-фу. Еле дочитала.
Неодолимая страсть - Дэй СильвияНюша
6.05.2015, 17.50





В.З.67л--для вас так ужасен и отвратителен порно-секс романов Дэй, что вы их все перечитали....Мои поздравления! Не каждый выдержит в таком-то возрасте..
Неодолимая страсть - Дэй СильвияАнна
7.01.2016, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100