Читать онлайн Мой милый плут, автора - Дункан Элис, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый плут - Дункан Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый плут - Дункан Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый плут - Дункан Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дункан Элис

Мой милый плут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Пока они шли, Чарли гадал, что именно привело сюда преподобного. Лично он не ожидал ничего хорошего.
Чарли вдруг до смерти захотелось улечься на этой лужайке рядом с Одри – совсем как там, на берегу реки. Обнять Одри, закрыть глаза и забыть обо всем на свете.
– Так чему же мы обязаны вашим визитом, мистер Топпинг? – спросила Одри, склоняясь с ведром к круглому боку коровы.
– Мой сегодняшний визит напрямую связан с мистером Уайлдом, – ответил преподобный Топпинг.
– Со мной? – встревожился Чарли.
Этого еще недоставало! Мало того, что он сам себя готов был убить, так еще…
– Да, – сказал преподобный и нервно кашлянул, прежде чем продолжить. – Э-э-э… До меня дошли слухи, что ваш оркестр дал согласие выступить перед горожанами на ежегодном празднике весны, который католическая церковь проводит во второе воскресенье мая.
– Ну да. Мы согласились поиграть на празднике, – осторожно сказал Чарли.
Интересно, что в этом плохого? Впрочем, лучше подождать и выслушать, что хочет сказать ему преподобный.
– Это просто замечательно, мистер Уайлд. Тем более, что, как сказал мне отец Бернардо, вы даже отказались при этом от денег.
Чарли немного помедлил, припоминая, и ответил:
– Верно, был такой разговор. Мистер Топпинг широко улыбнулся.
– Поступок, достойный настоящего христианина, мистер Уайлд!
– Вы так считаете?
– Разумеется. Вот только… – Улыбка исчезла с лица преподобного. – Вот только мне не очень нравится, что ваше искусство послужит на благо исключительно лишь католикам, живущим в Розуэлле.
Чарли не понимал, куда клонит мистер Топпинг, а потому предпочел промолчать.
Одри не была столь сдержанной и не удержалась, чтобы не спросить:
– А в чем, собственно, дело, мистер Топпинг? Чарли вовсе не собирался отдавать предпочтение католикам перед методистами, верно, Чарли?
– Нет, мэм. Конечно, нет.
– Рад это слышать, мистер Уайлд, – сказал мистер Топпинг. – А я уж было подумал, что вы по своим убеждениям относитесь к католикам.
– По своим убеждениям? – переспросил Чарли. – О, нет, сэр. Я не католик. Нет. И никогда им не был.
– Весьма польщен, мистер Уайлд, – порозовел от удовольствия преподобный. – Нет, я, разумеется, ничего не имею против наших заблудших братьев-католиков, не подумайте.
– Я и не думаю.
Из-под коровьего живота послышалось негромкое хихиканье, и Чарли сам едва сдержался, чтобы не улыбнуться.
– Мои родители всегда водили нас с сестрой в баптистскую церковь, когда мы жили в Америка-Сити. А среди моих друзей всегда было много методистов.
Снова послышалось негромкое хихиканье, заглушенное звоном молочных струй.
– Очень интересно, сэр, – вежливо сказал мистер Топпинг. – Сам я, видите ли, принадлежу к методистской епископальной церкви, но баптистов всегда полагал самыми близкими к нашей вере людьми. Полагаю, что в вопросах веры необходимо проявлять большую терпимость.
Чарли скромно потупился и пробормотал:
– Благодарю вас.
Одри высунула голову из-под брюха Бетси и незаметно показала Чарли большой палец. По счастью, этого не заметил мистер Топпинг, который был поглощен собственными мыслями.
Преподобный задумчиво пожевал губами и наконец заявил:
– Отлично. Я уверен, что мы сможем понять друг друга.
– И я уверен в этом, – ответил Чарли.
Он и в самом деле надеялся, что сумеет наконец понять, что же нужно от него мистеру Топпингу.
– В таком случае как вы, мистер Уайлд, отнесетесь к тому, если я попрошу вас вместе с вашим оркестром поиграть и на нашем празднике? В следующее воскресенье методистская церковь города Розуэлла проводит встречу прихожан нашего города и Арлетты. Будут духовные беседы, а потом распродажа в пользу неимущих.
Мистер Топпинг сложил руки на груди и благожелательно улыбнулся. Щечки его сияли румянцем, словно спелые яблоки. Чарли был обрадован и с облегчением вздохнул. Ну, раз дело только в этом…
Потом он вспомнил о главной опасности, исходившей из Арлетты, – о тетушке Пэнси – и уставился на Одри.
– Ведь ваша тетушка живет как раз в Арлетте, правильно я понимаю, мисс Адриенна?
– Тетушка Пэнси? Разумеется.
– Ну, что ж… – замялся Чарли. Мысли его неслись со скоростью дикого мустанга. – Будет очень приятно познакомиться с нею на этом празднике.
– Тетушка Пэнси редко бывает на церковных праздниках, – ответила Одри. – Она вообще крайне редко приезжает в Розуэлл. Так что, боюсь, ваше знакомство вряд ли состоится.
Она снова склонилась над ведром.
Слава богу! Камень свалился с многострадальной души Чарли. Он улыбнулся преподобному и с легким сердцем сказал:
– Я сегодня же поговорю на репетиции с ребятами, мистер Топпинг. Уверен, что они с радостью примут ваше предложение. Ведь для всех нас играть – это самое большое наслаждение в жизни. Да, я сегодня же с ними поговорю.
– Ах, Чарли, вот будет счастливый случай для нас с тобой! – воскликнула Одри.
– Счастливый случай?
Одри бросила доить корову, и Бетси недовольно фыркнула. Чарли наблюдал за всем этим с недоумением. Что имела в виду Одри, хотелось бы знать?
– Разумеется! – Одри схватила Чарли за локоть.
Нельзя сказать, что Чарли был этим недоволен. Скорее, наоборот – ему было приятно чувствовать прикосновение Одри.
А затем она заговорила. Чарли и прежде знал, что Одри нечасто советуется с кем-либо, прежде чем сказать, но на сей раз она просто убила его.
– Ну как ты не понимаешь, Чарли! Ваш оркестр будет играть на этом празднике, а потом мы всем объявим о своей помолвке!
Земля поплыла под ногами Чарли. Он словно окаменел.
– Какая приятная новость! Поздравляю, мисс Адриенна! И вас поздравляю, мистер Уайлд! – воскликнул преподобный Топпинг. – Такое радостное событие! Знали бы вы, как давно мне не выпадало совершать в своей церкви обряд венчания.
– Э-э-э… Я… – только и выдавил из себя Чарли. Что, в сущности, он мог сказать в эту минуту?
– Да, да! – защебетала Одри. – Это просто замечательно! Чарли выступит со своим оркестром на вашем празднике, а потом мы объявим о своей помолвке. Слава богу, что мы сможем сделать это в вашей церкви, мистер Топпинг, а не в католической, у отца Бернардо. И как хорошо, что Чарли не католик, а баптист. Ведь мы с тетушкой Айви принадлежим к методистской церкви, а значит, мы почти единоверцы!
– Разумеется, – кивнул мистер Топпинг, с отеческой любовью глядя на Одри.
Чарли оторопел настолько, что не мог вымолвить ни слова.
– Благодарю вас, мистер Уайдд, – обратился к нему мистер Топпинг. – От всей души благодарю.
Он подскочил и пылко пожал ему руку. Чарли из последних сил попытался выдавить ответную улыбку.
Одри закончила доить Бетси и ласково шлепнула ее ладонью по спине:
– Пока, Бетси!
Чарли все так же молча подхватил ведро с молоком и потащил его к дому, судорожно соображая, что же ему теперь делать.
Надо что-то решать. И не откладывая в долгий ящик.
Преподобный мистер Топпинг решил задержаться на ферме Хьюлеттов, чтобы послушать репетицию оркестра, которая была назначена на тот же день. Лицо его горело от нетерпения, и он едва смог дождаться ее начала.


Дело не в том, что оркестр сегодня звучал хуже, чем обычно. Скорее, наоборот. Так хорошо они, пожалуй, не играли с тех пор, как покинули свой родной Америка-Сити. А уж когда в воздухе поплыла величественная мелодия “Влюбленной нимфы”, даже преподобный Топпинг не выдержал и приложил к своим глазам белый носовой платок.
И все же Чарли был расстроен.
Его не взволновали слова мистера Топпинга, сказавшего, что выступление оркестра станет подлинным украшением праздника методистской епископальной церкви.
Чарли только молча кивнул головой, когда Пичи Джилберт сообщил, что предчувствие подсказывает ему, Пичи, что все будет хорошо и что все они найдут свое счастье в этом городке под названием Розуэлл.
Чарли ничего не сказал и тогда, когда к нему наклонился Харлан Льюис и с заговорщицким видом прошептал о том, что, по его мнению, они могут и не грабить банк, а просто попытаются скопить немного денег, чтобы добраться до Альбукерке. А уж там они постараются найти себе постоянную работу, и тогда…
Наконец вскоре после окончания репетиции на ферме появился Хомер Поль со старинным корнетом в руках – он пришел на урок к мистеру Уайлду. Увидев своего ученика, Чарли едва не завыл от тоски.
Последний удар нанесла Айви. В конце репетиции она пришла проводить уезжающих в город музыкантов, после чего громко поздравила Чарли с предстоящей помолвкой. Ему сразу же захотелось куда-нибудь убежать и забиться в угол.
Лестер не сказал ничего, но и он вызывал во время ужина раздражение у Чарли – своим молчанием, хмурым видом, сосредоточенным жеванием, наконец. Однако и Лестер не остался в стороне от происходящего. Когда Одри и Айви ушли мыть посуду, он наклонился к Чарли и наконец заговорил:
– Если ты женишься на мисс Адриенне, то что станет с парнями, Чарли?
Чарли ничего не мог ответить старому другу. Он только вздохнул и пожалел о том, что не умер еще вчера.
Вскоре после ужина он отправился в сад и уселся под своей любимой яблоней. Так грустно Чарли не было уже много лет, пожалуй, с той самой зимы – ужасной военной зимы, которая унесла в могилу одного за другим его отца, мать и сестру.
Сейчас же ему не то что жить – играть не хотелось, вот до чего дошло!
Чарли закинул голову и посмотрел на небо. Оно смотрело на него сквозь ветви яблонь – унылое и однотонное. Обычные вечерние сполохи оранжевого и желтого уже покинули небосвод, и он окрасился в траурный серый цвет, на котором тускло поблескивали звездочки и тревожным красноватым глазом смотрела полная луна.
Одним словом, картина на небесах вполне гармонировала с тем, что творилось в душе Чарли.
Он оказался в безвыходной ситуации, в капкане, и тщетно пытался найти лазейку, выскользнуть на свободу целым и невредимым.
И тут в его голове оформилась простая и доходчивая мысль: а почему бы ему не жениться на Адриенне Хью-летт? Чем это не выход? Женись – и не будешь сидеть под этим серым небом и под этой дурацкой яблоней, как побитая собака! Женись – и сразу же почувствуешь себя человеком!
Что и говорить, это была заманчивая идея – в самом деле жениться на Одри и зажить здесь, в глуши, честной, спокойной и размеренной жизнью. Свить свое гнездо и растить в нем детей под веселое щебетание миссис Адриенны Хыолетт-Уайдд.
Растить детей.
Чарли резко выпрямился, больно ударившись при этом затылком о шершавый ствол яблони. А что, если Одри уже забеременела?
Какой же он идиот! Мало того, что он, можно сказать, жизнь поломал наивной доверчивой девчонке, так еще и это… Что будет с нежной, ранимой, романтичной душой Одри, когда она не только узнает о том, что ее соблазнил и бросил мерзавец по имени Чарли, но и поймет, что носит под сердцем ребенка от этого негодяя?
Все. Он больше пальцем не притронется к Одри, на пушечный выстрел к ней не подойдет. Только бы все обошлось, господи! Пусть все обойдется – так же, как с теми же рубинами, которые, по милости божьей, теперь не нужно красть. Хоть небольшое, но все же облегчение. Ограбить Одри после всего, что случилось сегодня на берегу реки, – нет, это было выше его сил.
Итак, решено. К Одри он больше не притрагивается.
Живет здесь монахом до того самого дня, пока не придет пора либо грабить банк, либо уезжать в Альбукерке на сэкономленные деньги. Да, как это ни трудно будет сделать, но необходимо. Подальше, подальше от Одри!
А потом он уедет, и что тогда? Одри поплачет, погрустит, а потом найдет человека, за которого выйдет замуж, – наверняка более достойного ее любви, чем Чарли Уайлд.
Нет. Чарли не мог представить себе Одри в объятиях другого мужчины. Не мог он представить и самого себя без этой девушки. Особенно теперь, когда он лишил ее девственности, сделал ее своей женой в глазах всевышнего.
Что же ему делать? Лучше умереть, чем гореть в этом пламени!
– Добрый вечер, Чарли. Чудесный вечер, правда? При первых звуках мелодичного голоса Чарли едва не грохнулся наземь. Потом повернул голову и увидел ее, стоящую совсем рядом, со своей неотразимой улыбкой на губах. И сердце Чарли вспыхнуло от этой улыбки словно порох – несмотря на то, что минуту назад была дана страшная клятва: всеми способами избегать общения с Одри.
– Добрый вечер, мисс Адриенна.
– Я посижу рядом, не возражаешь?
Чарли учтиво, словно настоящий джентльмен, вскочил на ноги и проворно снял с головы шляпу.
– Конечно, что за вопрос, – ответил Чарли. – Я… Я люблю, когда ты сидишь рядом.
И это было истинной правдой.
Одри легко вспорхнула на изгородь и уселась на верхней жердочке, держась за нее обеими руками.
– Я так рада, что вы будете играть на празднике в методистской церкви, Чарли!
– Что? Да. Да, я тоже рад.
Одри сегодня вечером не походила на саму себя: она была подтянута, сосредоточенна и немногословна – просто чудеса какие-то! Она сидела молча, и с каждой секундой Чарли все больше не хватало ее обычного щебетания.
Потом она вздохнула, и этот вздох пронзил раскаленной иглой сердце Чарли. Он снова почувствовал себя виноватым, нашкодившим мошенником.
– Смотрите, какая луна, мисс Адриенна, – сказал Чарли, продолжая путаться в “вы” и “ты”. – Сегодня, по-моему, полнолуние.
– М-м-м… – рассеянно протянула Одри. – Да, наверное.
Наверное? Ну и ну! Услышать такое от нее, когда речь идет о столь романтическом предмете, как луна? Невероятно!
– А как пахнут магнолии, – брякнул Чарли, тут же мысленно назвав себя последним идиотом.
Одри негромко рассмеялась и заметила:
– Ах, Чарли Уайлд! Какой же вы, однако. Магнолий здесь не найти, хоть три дня скачи во весь опор, я же говорила вам об этом.
Похоже, она, как и Чарли, была не совсем уверена в том, как ей теперь к нему обращаться. Одри посмотрела на Чарли, и что-то странное почудилось ему в ее взгляде. А впрочем, может быть, причиной тому был призрачный свет луны?
Затем Одри снова заговорила:
– Это пахнут яблони.
– Да, конечно, – кивнул Чарли.
Наступило молчание – напряженное и непривычное. Чувствовалось, что им обоим трудно продолжать разговор. События, разыгравшиеся сегодня днем на берегу реки, сковывали их. И Одри, и Чарли заметно нервничали, а молчание все длилось и длилось, и с каждой секундой становилось все тягостнее.
Ему показалось, что он догадался, в чем причина ее сдержанности. “Дело в том, что она ненавидит меня за то, что я с ней сделал”, – подумал он.
Что ж, если это действительно так, ему не в чем упрекнуть Одри. Она имеет полное право ненавидеть его. Чарли скорбно нахмурил брови, а молчание все длилось, длилось и длилось.
– Мне кажется, что из всех генералов на войне лучше всех проявил себя Ли, – наконец сказал Чарли, вновь чувствуя себя законченным кретином. Нашел, называется, о чем говорить с девушкой в такую ночь! – Я знаю, тебе больше нравится генерал Джексон, но я почему-то больше уважаю Ли.
Все это тоскливо и невнятно прозвучало, но Чарли продолжал жевать свою жвачку:
– Ведь что ни говори, а именно Ли командовал тогда в битве при Аппоматоксе. Я это хорошо помню, ведь мы были тогда на этом фронте. Как ты думаешь, Ли – хороший, генерал?
– Наверное.
Черт побери! Опять это равнодушное – наверное! Впрочем, черт с ним, с этим генералом Ли! Чем бы ему расшевелить внезапно оледеневшую мисс Адриенну Хьюлетт?
Чарли сидел, подперев голову руками, а в голове, быстро сменяя одна другую, неслись какие-то беспорядочные мысли. Еще один портрет в генеральских погонах промелькнул в памяти Чарли, и он неожиданно для самого себя гаркнул:
– А генерал Стюард?
Одри удивленно покосилась на Чарли и негромко сказала:
– Прости, Чарли, но зачем же кричать?
Он смутился, кашлянул и продолжал нести свою околовоенную чушь – но гораздо тише, чем прежде.
– Виноват. Не хотел вас… тебя… пугать. Ну так вот – генерал Стюард… Это был… ну, это был генерал…
– Его ведь убили, верно? – равнодушно уточнила Одри.
– Н-ну да, его убили, но… э-э… – Чарли окончательно смутился и умолк.
– Послушайте, Чарли, – вздохнула Одри. – Я понимаю, что Джексон, Ли, Грант и все прочие были хорошими полководцами, но только дело, которым они занимались, – война – глупое и опасное занятие. Ведь на войне убивают. – Она передернула плечами и неожиданно закончила: – Я ни за что не отпустила бы на войну своего сына.
Чарли не сразу нашелся, что ей на это ответить. Потом собрался с мыслями и пробормотал:
– Но… Но ведь раньше война казалась вам таким романтическим занятием, мисс Адриенна.
Он поднял голову и в неверном свете луны рассмотрел промелькнувшую на губах Одри усмешку.
– Так я считала прежде, но теперь… теперь я изменила свое мнение о войне.
– Да? – переспросил Чарли и слегка придвинулся к Одри. Она манила, она притягивала его к себе, словно мощный магнит. Ее губы… Боже, как хотелось Чарли поцеловать эти губы! Он из последних сил сдерживал себя.
– Я и в самом деле была дурой, Чарли, когда разглагольствовала о сражениях, о бесстрашных рыцарях, разящих врагов, – негромко сказала Одри. – Теперь понимаю, как тяжело было тебе выслушивать весь этот бред.
Она выглядела смущенной. Чарли хотелось успокоить ее, но слова застревали у него в горле.
– Тетушка Айви, – продолжала тем временем Одри, – набила мне голову этими сказками. Я понимаю, она старалась сделать мою жизнь интереснее, хотела, чтобы я не чувствовала себя одинокой в нашем захолустье. Эти истории стали для меня второй реальностью, часто более яркой, чем настоящая жизнь. А потом появился ты, и я поняла, какой же была идиоткой. Особенно в твоих глазах.
Чарли хотел было разубедить Одри, доказать ей, что никогда она в его глазах идиоткой не выглядела, но голос по-прежнему не повиновался ему. Все, что он смог сделать, – это только отрицательно покачать головой.
– Не пытайся успокоить меня, Чарли, – сказала Одри. – Я знаю, что ты воспитанный человек, настоящий джентльмен, но… не надо. Я прекрасно все понимаю.
– Одри… – наконец с трудом проговорил Чарли. Она прижала к его губам два пальца, призывая к молчанию, и Чарли смолк.
– Но теперь – все, Чарли. Я избавилась от этих идиотских фантазий, и надеюсь, что навсегда, – прошептала Одри, сильнее прижала свои пальцы ко рту Чарли, а затем перенесла их к своим губам и нежно поцеловала.
– И… избавилась?
– Да. Я пришла к этому сегодня вечером, когда мы с тетушкой Айви мыли посуду. Мне не нужны больше все эти сказочки. Ведь у меня теперь есть ты.
Чарли был готов провалиться сквозь землю.
– И знаешь, Чарли, – она перевела дыхание, – я уверена в том, что никогда и никого не смогу полюбить так же сильно, как тебя. Никогда и никого.
Признание Одри ошеломило Чарли. Он смущенно кашлянул и с глупой улыбкой переспросил: – Ты… Ты любишь меня?
– Да, Чарли, люблю. Всей душой, всем сердцем.
Он не знал, куда ему деваться. Не знал, что сказать. Сердце Чарли пело от счастья, но в мозгу продолжал звенеть тревожный колокольчик. Господи, так и свихнуться недолго!
– И еще, Чарли… – Одри запнулась и тихо продолжила: – Когда мы… поженимся, я стану тебе самой лучшей женой из всех жен на свете, вот увидишь.
– Нисколько не сомневаюсь в том, что из тебя получится самая лучшая жена на свете, Одри.
При свете луны он видел, какой радостью вспыхнули ее глаза.
– Спасибо, Чарли, – проникновенно сказала она. От этих слов Чарли захотелось удавиться. Боже, боже, что же он натворил!
А потом Одри соскочила на землю, привстала на цыпочки и поцеловала его в губы. Он ответил поцелуем на поцелуй – а что он мог с собою поделать?
Потом Одри слегка откинулась назад и внимательно посмотрела в глаза Чарли. Что она хотела прочитать в них?
– Одри, – негромко сказал Чарли, – как я хотел бы быть достойным твоей любви! До сих пор не пойму, за что мне выпало такое счастье? Я очень хотел бы заслужить твою любовь.
– Заслужить? – переспросила Одри. – Но разве любовь можно заслужить! По-моему, она просто или есть, или ее нет, вот и все.
Какими горькими показались Чарли эти простые слова!
А затем она провела кончиками пальцев по его щеке, и Чарли позабыл на время обо всем. На краткий миг Чарли вдруг почувствовал себя легко и свободно, но только на миг.
– Да, наверное, мы с тетушкой Айви выглядели в твоих глазах полнейшими дурами со своими разговорами о рыцарях и настоящих джентльменах, – вернулась Одри к предыдущей теме. – Но пойми и ты: без такого утешения жизнь в этих местах могла бы просто свести нас с ума. Взять хотя бы газеты или журналы. Они приходят сюда с огромным опозданием, и мы читаем в них о событиях, которые давным-давно уже-забыты в большом мире. Так что в этих газетах не больше ценности, чем в сказках. Атак здесь мало что происходит. Глушь, скука, тишина. Иногда бандиты, иногда – индейцы, вот и все новости. Слава богу, что теперь у меня есть ты.
Она говорила так, словно хотела за что-то извиниться перед Чарли. Вместо ответа он приложил тыльную сторону ладони к ее щеке. “Какая у нее нежная, тонкая кожа, – подумал он. – Настоящий атлас!”
– А ты уверена в том, что я действительно тот человек, который тебе нужен, Одри? – печально спросил Чарли.
– Уверена, – не задумываясь, ответила Одри. – Ты мой сказочный принц. Принц Чарли.
– Ну, Одри, какой же я принц? Ведь у меня даже работы настоящей нет! Один оркестр, о котором я должен заботиться.
– Нужно верить в то, что все будет хорошо, Чарли. Просто верить, – ласково сказала Одри. – Так же, как в свое время я сама верила в добрых волшебников и королей, а другие не верили ни во что и ничего не желали замечать вокруг, кроме пыли, колючек да рогатых жаб. Ты сам не раз говорил мне о том, что я ужасная фантазерка.
– Я помню, – кивнул Чарли.
– Ну вот. Пусть я тогда была не права. Пусть я была романтической дурой, но, Чарли, поверь, нужно же иметь хоть немного веры в то, что рано или поздно мир обернется к тебе своей светлой стороной! Тогда тебе будет легче поверить и в собственные силы! Иначе так ничего и не добьешься.
– Да, ты уже говорила мне это.
– И знаешь, если чувствуешь, что в какой-нибудь уродливой веши есть хоть малейший намек на красоту, то самое правильное – вытащить эту красоту напоказ, и тогда произойдет чудо, и то, что казалось ужасным, начнет восхищать тебя.
– Легко сказать…
– Не отчаивайся. Любовь способна творить и не такие чудеса.
– Может быть, ты и права, – со вздохом ответил Чарли.
– Любовь и вера.
Чувства переполняли душу Чарли, и поэтому он нашел в себе силы только на то, чтобы утвердительно кивнуть. Он был зол на себя – ох, как зол! Вера! Ее, как и совесть, не каждому дано иметь, вот ведь в чем штука-то!
А любовь? Да если он только поверит в любовь Одри и даст волю своим собственным чувствам, то это перевернет всю его жизнь, – но разве он готов к такому повороту событий?
И потом, кого на самом деле полюбила эта прелестная чистая девочка, если посмотреть правде в глаза? Подонка, обманщика, лжеца и негодяя – вот кого. Кроме того, он, Чарли, не может ей ответить любовью на любовь еще и потому, что у него на шее висит неподъемный груз – пятеро друзей, которых он обязан вытащить из пропасти, в которую их толкает жизнь.
Так что, по большому счету, ему остается лишь одно – бежать. И он сбежит, оставив Одри с разбитым сердцем, с разбитым сердцем останется и сам. У него было всего одно утешение – слабое, конечно, но все-таки… Да, он лжец, мошенник, преступник, за которым охотится полиция всего штата, – но он не вор. Слава богу, ему, по крайней мере, не придется теперь воровать эти проклятые рубины, которых на самом деле давным-давно и нет.
– Что с тобой, Чарли?
Вопрос вернул его к жизни, но вместе с тем и озадачил. Во всяком случае, ответить на него Чарли так и не смог. Вместо этого он наклонился и поцеловал Одри в губы. Это было, конечно, роковой ошибкой с его стороны. Жаль, что Чарли слишком поздно понял это и спохватился. Да, поздно. Одри уже вспыхнула как порох, и от этого огня запылала страсть и в сердце Чарли.
Они молча направились на конюшню, и всю дорогу Чарли молча проклинал себя за свою слабость, за свой дурацкий характер и непомерную похоть. То, что он делал, то, что он собирался сделать в ближайшие минуты, было достойно только человека, напрочь лишенного совести и чести. Но Чарли продолжал идти рядом с Одри, прекрасно понимая, что ему и на сей раз не удастся справиться с самим собой.
Они с Одри забрались в душистое мягкое сено и долго, нежно любили друг друга под негромкое вздыхание Герцога, стоявшего совсем рядом с ними в своем стойле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой милый плут - Дункан Элис

Разделы:
12346789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Мой милый плут - Дункан Элис



Это просто кошмар. Муть такая, что читала только для того чтоб в полной уверенности сказать-не тратьте зря время. От ГГ просто тошнило.
Мой милый плут - Дункан ЭлисАлена
20.08.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100