Читать онлайн Герой ее романа, автора - Дункан Элис, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой ее романа - Дункан Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой ее романа - Дункан Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дункан Элис

Герой ее романа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Щекам Клэр не требовалось румян: они порозовели сами по себе, как только она перед ужином вошла в гостиную. Том при виде ее выронил свою манильскую сигару прямо на персидский ковер. Джедидайя смотрел на нее, разинув рот.
— Боже правый! — воскликнули оба одновременно.
Услышав их восклицания, Клэр вцепилась мертвой хваткой в дверную ручку и переводила взволнованный взгляд с одного мужчины на другого, пытаясь прочесть по их лицам, что они хотели сказать.
Хотя, по правде говоря, реплика Джедидайи ее не слишком заботила.
Том довольно быстро пришел в себя и спихнул сигару ногой с ковра до того, как тот успел загореться. Бросив сигару в пепельницу и впопыхах чуть было не перевернув бархатную кушетку, он кинулся навстречу Клэр, отцепил ее руку от дверной ручки и выдохнул, заикаясь:
— Мисс Монтегю, вы… сегодня… замечательно… выглядите. Просто великолепно! Превосходно! Вы такая… такая элегантная!
С горящими щеками Клэр пробормотала:
— Благодарю вас, мистер Партингтон.
Про себя она отдала должное мисс Тельме — ведь это она первая сказала Клэр, что считает ее элегантной.
«Похоже, модистка оказалась права. Слава богу!»
Джедидайя, который на некоторое время обратился в каменное изваяние, тоже бросился к Клэр, схватил ее другую руку и в порыве чувств сильно сжал ее.
— Мисс Монтегю, глазам своим не верю! Никогда прежде не видел вас в вечернем платье. Вы сегодня сногсшибательны. Абсолютно сногсшибательны!
«Элегантная, великолепная, сногсшибательная…» Клэр решила, что подобные эпитеты она еще может пережить. Когда Джедидайя наконец выпустил ее руку, Клэр заставила себя подойти полной достоинства походкой к креслу и грациозно опуститься на краешек, хотя ей очень хотелось забиться в дальний угол дивана и закрыться подушкой. Конечно, ей помогло то, что Том все это время держал ее под руку. Клэр была рада, что вовремя догадалась проветрить длинные перчатки — когда она отыскала их за неделю до вечера, оказалось, что они ужасно пропахли нафталином.
Том хрипло произнес:
— Ваши волосы, мисс Монтегю! Мне кажется, у вас сегодня другая прическа.
Клэр пристально посмотрела на него:
— На этот раз я не похожа на вашу тетушку Минни, мистер Партингтон?
Он покачал головой, но не улыбнулся:
— Тетушка Минни никогда так не выглядела. Никогда.
Клэр вспомнила, как причесывалась, когда жила с пройдохой-папенькой, и ей стало не по себе.
— Это хорошо или плохо?
— Конечно, хорошо, мисс Монтегю! Очень даже хорошо.
Джедидайя энергично затряс головой:
— Вы выглядите очаровательно, мисс Монтегю!
«Очаровательно. Очаровательно — значит хорошо».
Клэр вздохнула с облегчением и почувствовала, что ей нравится быть очаровательной. Воскресив в памяти все уловки, которым учил ее папаша и которые она изо всех сил старалась позабыть, Клэр улыбнулась — сначала Тому, потом Джедидайе.
— Господи, джентльмены, не могу вспомнить, чтобы мне говорили так много лестных комплиментов!
Том налил ей бокал шерри, и Клэр приняла его со смешанным ощущением безрассудного счастья и беспокойства. Об успехе вечера она не волновалась. Миссис Филпотт приготовила прекрасный обед для них троих и множество разнообразных закусок для гостей, которые должны прибыть вскоре после обеда. Люди искусства из «Пайрайт-Армз» уже в полной боевой готовности — Клэр побывала там утром, чтобы лично в этом убедиться. А кроме того, она считала себя прекрасной хозяйкой, и к вечеру все уже было подготовлено.
Следовательно, беспокоилась Клэр исключительно из-за себя. Вот уже много лет она старалась не выходить из образа идеальной домоправительницы и не была уверена, сумеет ли превратиться в привлекательную молодую женщину без разрушения собственной личности. Достичь равновесия в этом нелегком процессе — истинное испытание для нервов.
— Вы сегодня совершенно восхитительны, мисс Монтегю. Вы — исключительная домоправительница. Усадьба Партингтонов в моем лице гордится вами.
— Благодарю вас, мистер Партингтон.
— Поверьте, мисс Клэр, я не помню, чтобы вы выглядели так великолепно, — вставил Джедидайя.
С недоверчивой полуулыбкой Клэр пробормотала:
— Мистер Партингтон предложил мне добавить немного цвета в мою жизнь. И я просто последовала его совету.
Вглядевшись в Тома, она заметила, что он не сводит с нее восторженных глаз, и быстро отвела взгляд. Выражение его лица испугало ее. Оно напомнило ей взгляды тех мужчин, которых дурачил ее отец, — когда им удавалось подойти к ней достаточно близко, чтобы она смогла их рассмотреть. Клэр поправила очки на носу, хотя они вовсе не собирались соскальзывать, и это придало ей ощущение безопасности. Ко всему прочему очки обеспечивали барьер — естественно, прозрачный — между ней и окружающим ее миром.
— Вот уж не думал, что вы примете к сведению мой совет, мисс Монтегю. Тем не менее я очень этому рад.
«По крайней мере он не несет чушь, как те мужчины, — подумала Клэр. — И тон у него уважительный, а вовсе не грубый и не намекающий на что-то неприличное».
— Я позволил себе заказать выпивку по своему вкусу, и Скраггс не возражал. — Том поднял бокал шерри. — За восхитительную мисс Монтегю, без которой ни дядя Гордон, ни я не смогли бы управиться!
— За мисс Монтегю! — эхом отозвался Джедидайя.
Щеки Клэр загорелись еще сильнее, и Том почувствовал, что шерри застряло у него в горле. С тех пор как он узнал о наследстве дядюшки, он еще ни разу не был так ошеломлен. От вида Клэр у него перехватывало дыхание. Джедидайя прав: она сногсшибательна, даже несмотря на водруженные на носу очки. Они не портят общего впечатления, скорее добавляют последний штрих совершенной картине.
Том не мог найти этому объяснения. Он знал только одно: сегодня вечером Клэр Монтегю оказалась живым воплощением того, чего он так усиленно добивался в своей жизни. Она явилась диаметральной противоположностью его легкомысленным предкам, жизнь которых не давала никакой надежды на будущее.
Ему захотелось запрокинуть голову и рассмеяться, а потом обнять Клэр и расцеловать ее.
«Вот оно! Я получил то, к чему стремился. И это усадьба Партингтонов и Клэр Монтегю!»
Дверь открылась, и ему пришлось отвести взгляд от своей экономки.
— Обед подан, — объявил Скраггс, словно возвестил о наступлении конца света.
— Спасибо, Скраггс.
Опрометчиво резко вскочив с кресла, от чего острая боль пронзила его раненую ногу, Том все-таки сумел предложить Клэр руку за секунду до того, как Джедидайя успел проделать то же самое.
— Мисс Монтегю, — процедил он сквозь сжатые от боли зубы.
Впрочем, Том был немедленно вознагражден: Клэр попыталась поддержать его, вцепившись обеими руками ему в плечо, и встревоженно воскликнула:
— Боже правый, мистер Партингтон, с вами все в порядке?
Ее платье не было декольтированным, но она стояла так близко, что Том смог разглядеть соблазнительную впадинку между грудями и ободряюще улыбнулся ей.
— Все отлично! Исключительно замечательно, мисс Монтегю. Просто моя нога ноет к перемене погоды.
— Да, похоже, вот-вот выпадет снег. Мне так жаль, мистер Партингтон! Эту рану вы получили под Геттисбергом?
Том решил, что стоит упомянуть хотя бы парочку из своих старых ран, пока Клэр вот так прижимается грудью к его предплечью.
— Тогда я был ранен в левую ногу, и эта рана меня не слишком беспокоит. А эту, от индейской стрелы, я получил в семьдесят четвертом, в Вайоминге.
— Господи боже мой, мистер Партингтон, какую невероятную, полную приключений жизнь вы вели!
В первый раз Том не пожалел о том, что дядюшка отразил его жизнь в романах. Сегодня вечером ему даже нравилось, что Клэр его так идеализирует.
— Да, бывали моменты, — сказал он и, словно невзначай, погладил ее по руке. Ему хотелось бы погладить повыше, но он знал, что Клэр станет этому противиться. — Мне приятно ваше сочувствие, мисс Монтегю.
Она заморгала широко раскрытыми красивыми шоколадно-карими глазами под сверкающими линзами очков.
— Моя первейшая обязанность — сделать вашу жизнь как можно удобнее, мистер Партингтон.
Поскольку ее близость начала пробуждать в Томе неуместные порывы, он не стал предлагать Клэр наиболее привлекательный для него способ осуществить эту первейшую обязанность. Вместо этого он проводил ее до стула, как подобает джентльмену, а сам уселся во главе стола.
На обед были поданы устрицы в половинках раковин, ростбиф и, по предложению Клэр, йоркширский пудинг, приготовленный по рецепту матери миссис Филпотт, которая готовила его еще в Англии. А еще, тоже по предложению Клэр, было подано шампанское в честь первого артистического вечера, который Том устраивал в своем новом доме. Скраггс разливал искрящееся пенистое вино, словно наливал яд.
Попивая шампанское, Том смотрел на свою домоправительницу и прикидывал, сможет ли она выполнять еще и другую роль в его жизни.
Том с облегчением вздохнул, когда красивый, хотя и слегка рассерженный Сильвестр Аддисон-Аддисон остановился под аркой входа в малый бальный зал. Дело в том, что Присцилла Прингл наконец отцепилась от рукава его смокинга и бросилась приветствовать Сильвестра.
Том поправил рукав, на котором, казалось, остались следы от ее цепких пальчиков, и, приподняв бровь, обратился к Клэр:
— Боже правый, и подумать не мог, что когда-нибудь буду так радоваться появлению этого угрюмого щенка!
Ее улыбка согрела сердце Тома.
— Просто миссис Прингл пришла от вас в восхищение, мистер Партингтон.
— Похоже, она решила меня извести.
— Ерунда! Разве можно ее осуждать за то, что она находит вас очаровательным? Вы сегодня выглядите так элегантно, что это только добавляет загадочности вашей великолепной репутации.
— Все не так-то просто, мисс Монтегю. Вы же видите, как дамы со мной заигрывают! Вам следует лучше за мной присматривать остаток вечера.
Румянец на щеках Клэр стал ярче, и Том с трудом подавил в себе порыв схватить ее в охапку и унести отсюда.
«И пусть все эти глупые люди искусства идут к черту!»
Конечно, ничего подобного он себе позволить не мог.
Между тем артистический вечер шел своим чередом. Они с Клэр приветствовали гостей, исполняя роль хозяина и хозяйки дома, и кокетливая миссис Прингл просто внесла в этот процесс некое разнообразие. Том представил, что если бы они с Клэр были семейной парой, то завтра за завтраком непременно посмеялись бы над уловками этой изобретательной леди.
«Боже правый! О чем я думаю? В любом случае завтра за завтраком мы посмеемся. И для этого вовсе не нужно совершать такую глупость, как женитьба. Слава богу!»
К тому времени зал заполнялся народом. Малый бальный зал считался маленьким только в сравнении с большим бальным залом этажом ниже. На самом деле это было довольно просторное помещение с рядом французских окон до самого потолка, через которые можно было выйти на балкон, где в теплую погоду могли прогуливаться сразу несколько человек. Сегодня окна были задернуты занавесками, и Том не ожидал, что балкон будет пользоваться большой популярностью. Если только на Тома не набросится толпа поклонниц и ему не придется спасаться от них бегством. Прохладная погода не пугала его, ему несчетное количество раз приходилось переживать снежные бураны в прериях.
— А вот и Дайана!
Клэр бросилась к своей подруге и сжала ее руки. Казалось, Дайана обрадовалась не меньше. От ее улыбки и у Микеланджело дрогнуло бы сердце, а руки зачесались бы от нетерпения запечатлеть ее на холсте.
Рассматривая обеих молодых дам критическим взглядом, Том решил, что, несмотря на несравненную классическую красоту Дайаны, Клэр кажется более естественной. «Вероятно, потому, что у нее глубокая душа и пылкая, страстная натура», — подумал он.
Том каким-то шестым чувством подозревал это в Клэр, но ему хотелось бы когда-нибудь проверить свои подозрения. А вот в Дайане он чувствовал только физическую красоту, которой, впрочем, она обладала в избытке. Том догадывался, что Дайана никогда сильно не стремилась к чему-либо, и пустота ее жизни нашла выражение в ее личности. Он с нетерпением ждал поэтического представления Дайаны, чтобы либо утвердиться в своем мнении, либо согласиться с тем, что он подходит к ней слишком уж критично.
Том с улыбкой отметил про себя, что старина Джед, похоже, неравнодушен к Дайане, и великодушно решил уступить ее своему новому другу.
После всех своих жизненных испытаний при одной мысли о том, чтобы связать себя с пустоголовым цветком, Том скрежетал зубами, а по телу начинали ползти мурашки. Его матушка всегда была украшением общества, но Том не мог припомнить, сделала ли она что-нибудь для кого-либо, кроме себя. Его отец был столь же никчемным человеком.
«Может, стоит привезти их сюда?» — пришла ему в голову внезапная мысль.
Не слишком привлекательная перспектива, но по крайней мере он сможет тут за ними присматривать и будет уверен, что они не попадут снова в какую-нибудь неприятную ситуацию. А впрочем, если он пригласит их сюда, скорее всего они не захотят приехать. Том не представлял себе, что должно случиться, чтобы они уехали из Таскалусы, где жили среди разорившегося великолепия былой цивилизации, получая все необходимое для жизни в обмен на свое дворянское имя.
— Боже, что за парочка! — пробормотал Том, глядя на пеструю толпу, заполнившую бальный зал, но думая при этом о своих родителях.
— Что-то не так, мистер Партингтон?
Вздрогнув, Том повернулся и увидел обеспокоенную Клэр. Она выглядела такой взволнованной, что сердце Тома сжалось.
— Прошу прощения, мисс Монтегю, я не хотел показаться нелюбезным. Я просто задумался о Таскалусе.
— О Таскалусе? — Клэр явно была сбита с толку.
— Боюсь, у меня не слишком много дорогих воспоминаний о доме моего детства, — вздохнул Том.
— Неужели?
— Так и есть.
У Клэр между бровями появилась морщинка, и она серьезно сказала:
— У меня тоже, мистер Партингтон. Но я всегда завидовала людям, у которых остались приятные воспоминания о детстве. Для меня такие воспоминания на вес золота.
На этот раз пришел в недоумение Том, но не успел он задать ей вопрос, как Клэр взяла его под руку.
— Пойдемте к гостям, мистер Партингтон. Я думаю, все, кому я разослала приглашения на сегодняшний вечер, уже собрались. Мне хочется представить вас мэру нашего города, мистеру Гилберту. Мистер Гилберт тоже материально поддерживает «Пайрайт-Армз». По крайней мере, раньше поддерживал, — грустно поправилась она.
— Что-то произошло, и он потерял к этому интерес? — полюбопытствовал Том, пока Клэр вела его через зал.
— Ну, не то чтобы. На самом деле интереса он вовсе не потерял. Видите ли, все дело в Сергее.
— В Сергее?
— Я вам потом объясню, мистер Партингтон.
Клэр подвела его к дородному джентльмену с краснощекой физиономией, обрамленной пышными бакенбардами с проседью и точно такими же усами.
— Мистер Партингтон, позвольте представить вас одному из самых уважаемых обитателей Пайрайт-Спрингса, Альфонсу Гилберту. Мистер Гилберт — наш мэр.
— Счастлив познакомиться, молодой человек. Рад слышать, что вы с таким воодушевлением взялись за дела усадьбы. Ваш дядя был активным членом нашего общества, и, надеюсь, вы последуете его примеру.
Мистер Гилберт широко улыбнулся и сердечно пожал Тому руку. Подумав, что политиканы везде одинаковы, Том улыбнулся в ответ.
— Благодарю вас, сэр. На меня ваш замечательный город пока произвел хорошее впечатление.
— Сильвер говорил, что вы собираетесь заняться разведением лошадей. Думаю, это прекрасное начинание. Просто замечательное начинание! Полагаю, ранчо будет способствовать развитию торговли в нашем городе.
— Большое спасибо, — буркнул Том.
Мистер Гилберт вдруг лукаво улыбнулся и кивнул на Клэр:
— Вы только посмотрите, какие изменения вызвало ваше появление! Могу поклясться, я никогда прежде не видел мисс Монтегю столь очаровательной. Полагаю, этим переменам мы обязаны вашему влиянию, мистер Партингтон.
Альфонс Гилберт обладал голосом политического деятеля — раскатистым и командным. Том решил, что у его желания расквасить мэру нос нет веской причины, тем не менее, когда он увидел, как побледнела Клэр, он с трудом сдержался, чтобы не схватить Гилберта за его галстук-бабочку и не встряхнуть его как следует. Поскольку в его бальном зале собралось чрезвычайно изысканное общество, Том ограничился тем, что выпустил облако дыма от своей сигары прямо в лицо мэра и твердо сказал:
— Мисс Монтегю всегда выглядит очаровательной, мистер Гилберт. Мой дядюшка не мог обходиться без нее, да и я тоже.
Гилберту удалось прохрипеть сквозь кашель:
— Конечно-конечно. Не сомневаюсь.
Том не стал продолжать беседу с мэром и, схватив Клэр под локоть, потащил ее прочь.
— Не обращайте на него внимания, мисс Монтегю. По-моему, он просто болван.
Вид у Клэр был все еще слегка смущенный. Она тихо сказала:
— Знаете, я начинаю думать, что, возможно, Сергей и прав…
Том бросил на нее вопросительный взгляд, но она лишь покачала головой.
— Я объясню позднее, мистер Партингтон. А сейчас позвольте мне познакомить вас с миссис Гейлорд.
Они прошли мимо Сильвестра Аддисона-Аддисона, который бросил на Клэр умоляющий взгляд. Миссис Прингл вцепилась в него, словно пиявка, и Том благодарил бога за то, что не оказался на месте несчастного писателя. А ведь он всего пару дней назад подумывал о том, чтобы найти сговорчивую вдовушку! Но с этой смазливой, легкомысленной овдовевшей миссис Прингл он не хотел иметь ничего общего.
Раздосадованный тем, что ему приходится терпеть общество мисс Прингл, Сильвестр съехидничал:
— Вижу, вас водили на заклание к этой занудной гарпии, мисс Тельме, Клэр.
Не успел Том разделаться по заслугам с Сильвестром Аддисоном-Аддисоном, как Клэр вежливо сказала:
— Глориэтта, позвольте познакомить вас с молодым мистером Партингтоном.
Клэр проигнорировала выпад Сильвестра, который нахмурился еще сильнее, и Том решил, что, возможно, метод Клэр осаживать этого язвительного угрюмца гораздо лучше, чем его. Старину Сильвестра, похоже, здорово задевает, когда на него не обращают никакого внимания.
— О! — послышался визгливый возглас из толпы людей, снующих вокруг Сильвестра, и перед изумленным взором Тома предстал огромных размеров цветок-ноготок.
Моментально позабыв о Сильвестре Аддисоне-Аддисоне, Том принялся пристально вглядываться в необъятную фигуру, задрапированную в ярко-оранжевую шелковую ткань. Ткань струилась из-под многочисленных подбородков дамы, образуя у ее ног яркую лужицу. Том в ужасе взглянул на Клэр, но за стеклами ее очков сияло искреннее восхищение.
— Мистер Партингтон, как вы, наверное, уже поняли, собирается продолжать традиции своего дядюшки относительно «Пайрайт-Армз», — говорила она.
Тому удалось вовремя захлопнуть рот, который непроизвольно открылся при виде необъятных прелестей миссис Гейлорд. Из оранжевых складок появилась пухлая рука, и Том учтиво пожал ее, надеясь, что ему удалось не выдать своего потрясения. Волосы, обрамляющие лицо Глориэтты Гейлорд, казались почти такими же оранжевыми, что и наряд, а в поднятые на затылке локоны были воткнуты перья, тоже выкрашенные в оранжевый цвет.
Том пробормотал:
— Как поживаете, миссис Гейлорд? — и почувствовал необычайную гордость за себя.
— Прекрасно, мистер Партингтон. Спасибо, — весело прочирикала она. — И, пожалуйста, не пугайтесь моего кричащего наряда. В данный момент у меня оранжевый период творчества. Я восхваляю своим искусством ноготки. Я даже принесла вам в дар одно из своих творений по случаю сегодняшнего артистического вечера.
— Как мило с вашей стороны, Глориэтта!
Клэр захлопала в ладоши и так обрадовалась, словно исполнилась ее заветная мечта.
— Э-э-э… Да, большое спасибо, — буркнул Том.
Эта колышущаяся оранжевая масса вызвала у Тома легкий приступ головокружения. Он надеялся, что беседа с миссис Гейлорд, у которой энергия била через край, не продлится слишком долго.
— Я передала картину Скраггсу, когда пришла, голубушка, — сказала миссис Гейлорд Клэр.
— Уверена, он найдет ей достойное место.
— Может быть, нам стоит ему помочь, мисс Монтегю? — предложил Том, схватил Клэр за руку и потащил прочь. — Приятно было познакомиться, — бросил он через плечо.
Клэр тихонько засмеялась, и Том хмуро посмотрел на нее:
— Вы смеетесь надо мной?
— Простите, мистер Партингтон. Вероятно, мне стоило вас предупредить.
— Вероятно.
— Уверяю вас, Глориэтта Гейлорд — замечательная женщина. Но почему-то считает, что ей просто необходимо довести до совершенства изображение ноготков, прежде чем приступать к другим цветам. Я буду рада, когда она доберется до роз, потому что они бывают разнообразных цветов и оттенков. Возможно, анемоны тоже расширят ее кругозор.
— Куда уж шире! — буркнул Том.
Клэр рассмеялась и легонько шлепнула его по руке:
— Но она действительно прекрасная художница. И мне любопытно посмотреть на картину, которую она преподнесла вам.
— Она будет в оранжевых тонах?
— Думаю, да. В оранжевых и, возможно, в желтых.
— Понятно. Полагаю, ее можно будет повесить в ванной комнате на первом этаже.
— А вот и Сергей! — неожиданно воскликнула Клэр и потащила его за собой.
— Тот, который в чем-то оказался прав?
Клэр бросила на Тома поддразнивающий взгляд:
— Совершенно верно.
— а о нем мне не нужно ничего узнать, прежде чем состоится наше знакомство?
— Только то, что с ним не следует заводить разговор о душе.
— О боже! — пробормотал Том. — И в мыслях не было!
Когда Клэр представила Тома Сергею, тот проигнорировал протянутую ему руку, щелкнул каблуками и отвесил глубокий поклон, держа руки по швам.
— Сергей — русский, — прошептала Клэр Тому, словно извиняясь.
— Понятно, — сказал Том, хотя совершенно ничего не понимал.
Окинув Тома беглым взглядом с головы до вечерних туфель, Сергей объявил:
— Я напишу вашу душу.
— Неужели?
После предупреждения Клэр насчет разговоров о душе Том был удивлен, когда Сергей первым затронул эту запретную тему. Кроме того, ему было совершенно непонятно, как можно изобразить на холсте чью-то душу. Разве люди распахивают свои души, словно двери амбара?
— Боюсь, я вас не совсем понял, мистер Иванов.
Сергей снисходительно умехнулся:
— А между тем это очень просто. Я смотрю человеку в глаза и вижу его душу. И переношу эту душу на холст.
— Может, лучше немного подождать, пока вы не узнаете мистера Партингтона получше, Сергей? Вспомните, что произошло с мистером Гилбертом.
— Ба! — выкрикнул Сергей с нескрываемым презрением. — Я нарисовал правду, а он не смог этого пережить!
Клэр сочувственно похлопала его по плечу.
— По крайней мере, насколько я поняла, он забрал свой судебный иск?
Сергей ничего не ответил и, отвернувшись, угрюмо уставился в камин.
— О господи! Теперь он весь погрузился в свои думы, — шепнула Клэр Тому. — Вы же знаете этих русских!
Том ухмыльнулся: ему было приятно ощущать ее губы у своего уха.
— Да нет, мисс Монтегю. Не довелось.
— О, вы только поглядите! — воскликнула Клэр.
На этот раз она взяла Тома за руку. Он не был уверен, понимает ли она интимность подобного жеста, но не стал ничего говорить по этому поводу. Просто спросил с усмешкой:
— Какой сюрприз ждет меня на этот раз? Еще один сумасшедший русский?
— Нет-нет, это Фредди. И он принес с собой свою флейту. А это означает, что ему все-таки удалось сочинить аккомпанемент к поэме Дайаны.
— Неужели?
Том чувствовал, что ему следовало бы выказать свое удовольствие, но никак не мог представить, какого рода музыка могла бы подойти к поэме под названием «Ода во славу коня в яблоках». А особенно музыка, которую будут исполнять на флейте. Еще барабан он бы мог перенести, но уж флейту…
— Фредди! — позвала Клэр.
Когда высокий нескладный рыжеволосый молодой человек повернулся и улыбнулся Клэр, от чего его опущенные вниз усы приподнялись, Том решил, что глупо чему-нибудь удивляться. Все ее друзья из артистической среды были до определенной степени не от мира сего. Ему показалось, что Фредди Марч похож на охотника, хотя на нем был оранжевый сюртук, смахивающий на цветки календулы. Том выдавил улыбку и вежливо пожал руку Фредди.
— О, Фредди, мне так не терпится услышать музыку, которую вы сочинили для поэмы Дайаны! — воскликнула Клэр.
— Надеюсь, вы останетесь довольны. Во всяком случае, эта музыка берет за душу.
Фредди слегка гнусавил, растягивая слова, и Тома удивило, что он не выбрал игру на банджо.
Впрочем, у него не было времени, чтобы поразмыслить о странностях человеческой натуры, поскольку миссис Гейлорд, которая была почему-то выбрана хозяйкой праздника, взобралась на имровизированную сцену и оглушительно свистнула. Том невольно закрыл уши руками и заметил, что и остальные гости сделали то же самое. Черт возьми, он не слышал такого залихватского свиста с мальчишеских времен! Это произвело на него впечатление.
После того, как все взоры собравшихся обратились к ней, миссис Гейлорд заговорила:
— Друзья, как вы знаете, мы собрались здесь по приглашению мистера Томаса Партингтона, нового владельца усадьбы Партингтонов.
Раздались приветственные возгласы и аплодисменты. Изумленный Том помахал рукой и улыбнулся. Он от всей души надеялся, что его не заставят выступать.
Когда аплодисменты стихли, миссис Гейлорд продолжала:
— Мы, обитатели «Пайрайт-Армз», в неоплатном долгу перед покойным мистером Гордоном Партингтоном. Но как же я была потрясена, когда мисс Монтегю сообщила о том, что молодой мистер Партингтон намерен продолжать традиции своего дядюшки.
Снова возгласы, улыбки, овации… Том и не представлял, что быть богачом так утомительно. Но, увидев одобрение в глазах Клэр, он решил, что показать себя этой толпе настоящим джентльменом — не такая уж большая цена.
— Поскольку из пяти жителей «Пайрайт-Армз» художники только мы с Сергеем, я хотела бы воспользоваться случаем и вручить мистеру Партингтону подарок.
Миссис Гейлорд повернулась — и этот процесс отправил Тома в его далекое детство. Он вспомнил, как они с кузеном Джорджем переворачивали огромные тыквы, чтобы посмотреть, сгодятся ли они для фонарей в День Всех святых.
Между тем мисс Гейлорд позвала:
— Все в порядке, Скраггс! Вносите!
Тому пришлось приложить немалые усилия, чтобы не расхохотаться, когда Скраггс, настоящее воплощение отчаяния, выполз на сцену, таща необъятную картину.
— Боже правый, она действительно оранжевая!
— Ноготки всегда оранжевые, мистер Партингтон, — словно извиняясь, прошептала Клэр. — В том случае, если они не желтые.
— Не смею спорить. Но, пожалуй, ванная комната на нижнем этаже слишком мала для такой картины. — Он украдкой бросил на нее взгляд и ухмыльнулся: — Предоставляю вам самой найти место для этой громадины.
К его изумлению, Клэр внезапно подмигнула и прошептала:
— В столовой над камином есть свободное место.
— Пожалуйста, примите во внимание наше пищеварение, мисс Монтегю, — сказал, передернувшись, Том, — Хорошо.
Она хихикнула, и сердце Тома растаяло.
Черт побери, как же ему нравится Клэр Монтегю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис

Разделы:
123456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой ее романа - Дункан Элис



Первые главы ужасно нудные. Но остальная часть сносно можно читать.
Герой ее романа - Дункан ЭлисGala
27.03.2014, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100