Читать онлайн Герой ее романа, автора - Дункан Элис, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой ее романа - Дункан Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой ее романа - Дункан Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дункан Элис

Герой ее романа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

— Клэр! Клэр, ради бога, что я такого сказал?
Том чувствовал беспомощность, глядя, как по щекам Клэр катятся крупные слезы. Боже правый, он не хотел ее так расстроить! Увидев, что она роется в кармане в поисках носового платка, он вытащил свой и сунул ей.
— Вот, возьми. Клэр, пожалуйста, поговори со мной! Скажи, что я сделал не так? Ты так расстроилась, потому что я хотел поцеловать тебя?
К его ужасу, она кивнула.
— Так это правда? О господи! Но почему, Клэр? Тебе не понравился мой поцелуй?
Она снова кивнула, потом замотала головой, потом прорыдала: «О нет!» — и снова залилась слезами.
В конце концов Том прекратил попытки поговорить с ней и просто крепко ее обнял, надеясь хоть немного успокоить, пока она не будет в состоянии рассказать ему, что не так. Какое-то мгновение Клэр пыталась высвободиться из его объятий, но потом сдалась и заплакала, уткнувшись в его смокинг. Том заметил, что ее слезы падают прямо на блестящий шелк лацканов, но решил, что он, в конце концов, богач и сможет позволить себе еще один смокинг.
Через некоторое время Том начал удивляться, как можно так долго рыдать, однако постепенно стал разбирать бессвязные слова, вырывающиеся у нее между всхлипами, и прислушался повнимательнее.
— Я так старалась! — послышалось ему. — Я старалась, старалась, старалась, но так и не смогла стереть своего позорного прошлого! Нельзя отказаться от него, и убежать от него тоже невозможно. В конце концов оно меня настигло…
«Ее позорное прошлое? О чем это она, черт побери?! — усиленно размышлял Том. — И какое отношение имеет это прошлое к моему желанию поцеловать ее?»
— Я понимала, что это невозможно. Нельзя сшить шелковый кошелек из свиной кожи. Я это знала! Знала! О-о-о!
«Шелковый кошелек из свиной кожи? Она что, сравнивает себя со свиньей? Или это меня она сравнивает со свиньей?»
Том осторожно позвал:
— Клэр! Клэр, в чем дело? Пожалуйста, скажи мне!
Она отчаянно замотала головой, и он крепче прижал ее к себе, опасаясь, что ей удастся вырваться от него. А он не собирался отпускать ее, пока она не объяснится с ним. И если даже на это уйдет все время, оставшееся до наступления Нового года, ему наплевать!
— Это я во всем виновата! — простонала Клэр. — Если бы я не одевалась так вызывающе, ничего подобного не произошло бы!
«Одевалась вызывающе? Это Клэр-то? Клэр Монтегю? Та, что носит унылые коричневые платья и закручивает над ушами туго заплетенные косы, похожие на свернувшихся кольцом гремучих змей? — Том нахмурился. — Но это же просто смешно!»
И он тихонько встряхнул ее:
— Клэр, прекрати лить слезы и послушай меня! Ты должна рассказать мне, в чем дело. Прямо сейчас!
Он сказал это приказным тоном, каким генерал Пар-тингтон обычно выстраивал перед собой необученных юнцов.
Этот тон срабатывал во время войны, сработал и сейчас. Клэр перестала лить слезы. Она попыталась отстраниться, но он не отпустил, поэтому ей пришлось вытереть глаза о рукав его смокинга. Том вздохнул, но возражать не стал.
— Так теперь ты скажешь, что тебя так расстроило, Клэр, дорогая? Я больше не выдержу твоего несчастного вида!
Клэр кивнула, поэтому Том осмелился отпустить ее. Пока она сморкалась в его носовой платок, он взял ее под руку и повел к двери, ведущей в ее кабинет. Он хотел увести Клэр с мороза, а в гостиной скорее всего все еще находились Дайана и Джедидайя, не обращая никакого внимания на то, что остальные гости давным-давно разошлись по домам.
Том осторожно подвел Клэр к креслу и усадил. Себе он пододвинул стул, обычно стоявший перед письменным столом. Усевшись прямо напротив Клэр, чтобы она не смогла сбежать, он взял ее за руки.
Нос у нее порозовел, глаза распухли и покраснели. Лицо ее казалось бледным, за исключением двух чахоточных красных пятен, расцветших на щеках. Клэр была в ужасном состоянии, и Тому пришлось подавить порыв снова обнять ее и утешить.
«Позднее, — сказал он себе, — после того, как я во всем разберусь».
— Ну, давай же, Клэр! — ласково сказал он. — Пожалуйста, скажи мне, почему ты так расстроена. Это из-за того, что я хотел снова поцеловать тебя?
Очевидно, Клэр не была уверена, что сможет говорить, поэтому только согласно кивнула. Потом она отрицательно замотала головой, потом издала тихий стон, и Тому захотелось схватить ее за плечи и трясти до тех пор, пока не вытрясет ответ.
«Ну почему эти женщины такие упрямые?! Когда у мужчины возникает какая-нибудь проблема, он либо рассказывает в чем дело, либо вообще не упоминает о ней. Почему же женщины все время так долго и упорно ходят вокруг да около?»
Подавив раздражение, он спросил:
— Так да или нет? Реши наконец, Клэр, я ведь не умею читать мысли. Неужели я не заслуживаю того, чтобы знать, что тебя так расстроило? Мне больно сознавать, что ты не хочешь поцеловать меня, в то время как я так сильно хочу этого!
Клэр подняла голову и посмотрела на него с нескрываемым ужасом.
— О, я так об этом сожалею! — с болью в голосе произнесла она.
Том обозвал себя грубым ослом.
— Я не то хотел сказать, Клэр. Ведь я не сделал ничего, что могло бы тебя так напугать. Во всяком случае, намеренно. Если тебе так неприятны мои поцелуи, я не буду целовать тебя.
Отчаянно замотав головой, Клэр пробормотала:
— Во всем виновата я. Это моя вина!
Задумчиво прищурив глаза, Том попытался извлечь смысл из тех немногих бессвязных слов, что вырвались за это время у Клэр. Она несколько раз повторила, что это ее вина. Она что-то говорила насчет шелкового кошелька, который не сошьешь из свиной кожи. И еще что-то насчет своего позорного прошлого…
Том мучительно искал разгадку, глядя на опущенную голову Клэр.
— Посмотри на меня, Клэр, — тихо приказал он, приподнимая ее голову за подбородок согнутым пальцем.
Через мгновение она подчинилась, и Том принялся пристально изучать ее лицо, пытаясь прочесть на нем что-нибудь. Он отметил тревогу, это было совсем не сложно. Кроме того, он был уверен, что в глазах у нее затаился страх.
«А это что? Стыд? Она что, стыдится своего поведения? Но ведь Клэр не сделала ничего постыдного! Не может же она в самом деле винить себя за то, что я ее поцеловал. Или может?»
Наклонившись поближе и внимательно всмотревшись в ее лицо, Том догадался, что так оно и есть.
— Но ведь это же просто глупо, Клэр! Если уж на то пошло, что плохого в поцелуях? Когда мужчина и женщина неравнодушны друг к другу, то самое логичное, что вытекает из таких отношений, — это поцелуи. По крайней мере мне так кажется.
— Не… неравнодушны друг к другу? — Ее огромные карие глаза наполнились нескрываемым удивлением.
Том кивнул:
— Во всяком случае, я к тебе неравнодушен. Не знаю, что думаешь ты обо мне… Может быть, тебе противен один мой вид и ты меня ненавидишь. Судя по всему, так оно, и есть!
— О нет! Это не так, мистер Партингтон. Как я могу вас ненавидеть?!
Помимо своей воли Том улыбнулся: признание Клэр прозвучало так трогательно. «Да! — с волнением подумал он. — Джед был прав: она ко мне неравнодушна».
— Как приятно слышать твои слова! А теперь не соизволишь ли объяснить, в чем ты считаешь себя виноватой и почему сочла мои поцелуи такими омерзительными?
Неожиданно ему пришла в голову жуткая мысль, и он почувствовал, что сходит с ума от ревности.
— Может быть, у тебя есть кто-то другой, Клэр? Ты любишь другого мужчину?
— Боже правый! Разумеется, нет!
Том почувствовал огромное облегчение и даже на мгновение прикрыл глаза.
— Хорошо, — прошептал он. — Хорошо…
— Просто я хочу, чтобы вы знали: я не такая, мистер Партингтон. Правда, я не из таких!
Его глаза широко открылись от удивления.
— Не из таких?
Клэр с шумом втянула в себя воздух и наконец решилась.
— Я не женщина легкого поведения. Поверьте мне! Я знаю, что, возможно, произвожу такое впечатление, но я не такая! Я так старалась стать настоящей леди, так старалась…
Последние слова утонули в рыданиях, а Том от изумления разинул рот.
— Что?! — рявкнул он, слишком ошеломленный, чтобы следить за своими манерами.
Пальцы Клэр судорожно сжимали его носовой платок, на Тома она старалась не смотреть.
— Мистер Партингтон, я боюсь своего прошлого! У меня не слишком аристократическое происхождение, а главное — у меня в прошлом было такое, о чем мне больно и стыдно рассказывать. Но поверьте, все это уже позади! За последние десять лет я приложила массу усилий, чтобы стать порядочной, всеми уважаемой женщиной. Однако теперь я понимаю, что мне не удалось в этом преуспеть. Недаром говорят, что от прошлого не избавишься. Ведь вы, очевидно, считаете меня… шлюхой!
Том так и не успел захлопнуть рот. Говорить он тоже не мог.
Клэр подняла голову и наконец решилась посмотреть на него. Вид у Тома был ошеломленный, однако он не спешил опровергать ее слова. А это означало, что она не ошиблась.
— Но я не шлюха! Нет! — закричала Клэр. — По крайней мере, я не хочу ей быть… Боже, как я несчастна!
Вырвав у него руки, Клэр отвернулась, и снова принялась рыдать, уткнувшись в спинку кресла.
Несколько секунд Том не мог опомниться. Он смотрел на плачущую Клэр, и в его мозгу эхом отзывались ее слова.
«Шлюха! Это Клэр-то? Боже милосердный!»
Наконец он резко наклонился и схватил ее за плечи. Клэр попыталась вырваться, но Том крепко ее держал.
— Клэр! Посмотри на меня! Посмотри на меня, Клэр!
В конце концов она сдалась и развернулась в кресле лицом к нему. Голова ее поникла, словно тонкая шея не выдерживала тяжести.
— Клэр, послушай меня. Я никогда, никогда не думал о тебе, как о шлюхе. Мне и в голову не могло прийти такое! — Том внимательно посмотрел на нее и понял, что она ему не поверила. — Не представляю, почему ты так плохо о себе думаешь, но поверь, ты ошибаешься!
Он вздохнул и покачал головой. Очевидно, положение могла спасти только неприкрытая правда — неважно, сколь горькой она окажется.
— Когда я впервые встретился с тобой, клянусь, я решил, что ты — чопорная, ограниченная старая дева, у которой ни разу в жизни не возникало ни одной предосудительной мысли. Я посмотрел на тебя и подумал: «Господи, и с этой занудой мне предстоит жить под одной крышей!»
Клэр распрямила спину и приподняла подбородок.
— Так что ты можешь гордиться собой. Невзирая на твое темное прошлое, ты на славу постаралась и преуспела в том, чтобы превратить себя в благонравную домоправительницу. Мне и в голову не приходило считать тебя кем-то еще!
Ее припухшие губы слегка приоткрылись. Том бросил на них тоскливый взгляд, но решил, что целовать ее еще не время. Сначала нужно выяснить все до конца.
— Ты веришь мне, Клэр? Я говорю тебе чистую правду.
— Да, но ведь вы… Вы же поцеловали меня!
— Конечно. И снова хочу.
Она нахмурилась и покачала головой:
— Ничего не понимаю… Почему вы хотите меня целовать, если я вам кажусь занудой? Если вы считаете меня некрасивой, скучной, слишком практичной?
— Видишь ли, Клэр… Недавно ты совершенно справедливо заметила, что от себя не убежишь.
Том почувствовал, как она вся напряглась, и поспешил добавить:
— Я вовсе не имел в виду, что Клэр Монтегю в глубине души — шлюха. Просто я хотел сказать, что Клэр Монтегю — необыкновенная, замечательная молодая особа с очаровательной внешностью и неоспоримыми талантами.
— Это вы про меня? — ошеломленно уточнила она.
— Про тебя.
После продолжительного молчания — достаточно продолжительного, чтобы Том уже подумал, не поцеловать ли ее, — Клэр спросила:
— И вы… вы не считаете меня доступной?
«Доступной?» — Том едва не расхохотался, но удержался, чтобы не задеть ее чувства.
— Клэр, никто во всем мире никогда не поверит, что ты можешь быть доступной.
Она пристально смотрела на него почти целую минуту, потом покачала головой:
— Но вы же меня поцеловали!
— Ну конечно, я тебя поцеловал! Мне и сейчас хочется поцеловать тебя…
Клэр посмотрела на него укоризненно, словно он только что подтвердил все то, что она сказала, а сам старается отрицать это. Том собрался с мыслями, пытаясь найти выход из этого парадокса.
— Стало быть, ты думаешь, что если женщина целуется с мужчиной, значит, она падшая? В таком случае скажи мне: ты считаешь свою подругу Дайану падшей женщиной?
Клэр покачала головой:
— Конечно, нет!
— Вот как? Однако что-то мне подсказывает, что Джед целует ее под веткой омелы!
— Ну, это совершенно другое дело, — сказала Клэр, выразительно махнув рукой. — На дворе Рождество.
Том язвительно заметил:
— Можешь мне поверить, Клэр, уж он не станет дожидаться следующего Рождества, чтобы опять ее поцеловать! Неужели ты не понимаешь, какую чепуху городишь? Мужчины целуют не только шлюх и доступных женщин. Они целуют тех, к кому чувствуют привязанность. Я привязался к тебе, Клэр Монтегю, а желанию целовать женщину, к которой неравнодушен, довольно трудно противостоять. Ты можешь это понять?
У нее открылся рот, а глаза стали больше блюдец. Черт побери! Неужели он так плохо все объяснил?!
Том вскочил на ноги в страшной досаде. Ему очень хотелось сейчас что-нибудь пнуть, но он ограничился тем, что взъерошил руками волосы и стал расхаживать взад-вперед по кабинету.
Клэр смотрела на него во все глаза:
— Так, значит, вы ко мне неравнодушны? Вы… неравнодушны… ко мне?
Том развернулся и раздраженно посмотрел на нее.
— Почему тебя это так удивляет, черт возьми?
— Но… но вы же — Том Партингтон! Вы — герой!
Том со стоном хмыкнул и закатил глаза:
— О господи!
— Но этого просто не может быть! Почему вы неравнодушны именно ко мне?
— Да потому, что ты — та, о которой я мечтал и уже думал, что такой женщины не существует на свете! Потому, что ты умная, талантливая, практичная и умеешь делать массу вещей. Потому, что ты не сидишь сложа руки и не ожидаешь, что весь мир станет вращаться вокруг тебя. Потому, что ты милая, очаровательная и… и ты выращиваешь цветы. Потому, что ты следишь за этим громадным домом и садом, составляешь меню, устраиваешь праздники, делаешь рождественские украшения — и при этом не жеманишься, не жалуешься и не ждешь ни от кого благодарности! — Том понял, что почти кричит, и глубоко вздохнул: — Черт возьми, Клэр, я люблю тебя, потому что ты — это ты!
Она часто заморгала, и Том затаил дыхание. Ему казалось, что сейчас решится его судьба.
Клэр снова опустила голову и уставилась на свои пальцы, судорожно мявшие его носовой платок. Слегка нахмурясь, она сказала:
— А я была уверена, что вы влюбитесь в Дайану, — чуть слышно прошептала она.
— В Дайану?! — скептически воскликнул Том.
— Ну конечно! Она такая красивая, хрупкая и возвышенная. Она пишет прекрасные стихи…
Когда Клэр подняла голову, до Тома дошло, что она действительно не понимает, почему он выбрал именно ее. Тогда он сказал медленно и четко, потому что не хотел быть неверно понятым:
— Я знаю, что ты очень привязана к своей подруге, Клэр, и твоя лояльность достойна восхищения. Кроме того, мне известно, что Джедидайя Сильвер без ума от мисс Сент-Совр. Однако я лично думаю, что она… немного не в себе.
— Что-о-о?
— Ну, как тебе объяснить? Она сбрендила, тронулась, спятила, скатилась с катушек! У нее не все дома!
— Да как вы можете такое говорить?!
— О боже! — Том снова взъерошил волосы, плюхнулся на стул напротив Клэр и схватил ее за обе руки. — Послушай меня, Клэр. Я восхищаюсь тем, что ты так переживаешь за своих друзей. Преданность — это еще одна черта, которая привлекает меня к тебе. Видит бог, без преданности друзей ни один из нас не выжил бы, когда мы вели разведку для железной дороги. Но Дайана Сент-Совр — лишь бледная копия той женщины, какой являешься ты!
— Правда?
— Она не идет ни в какое сравнение с тобой!
Том снова вскочил на ноги — возбуждение не давало ему сидеть на месте.
— Как ты думаешь, что выберет мужчина — изысканный сонет или комфорт, покой и радость в доме? Кому захочется наблюдать за поэтессой, которая скачет кобылой и декламирует какую-то чушь о конях в яблоках, когда рядом есть женщина, которая может дать мудрый совет о том, как лучше начать новый бизнес по разведению аппалузских лошадей?
— О!.. — прошептала Клэр, как будто эти слова были для нее откровением.
Том бросил на нее хмурый взгляд:
— Вот тебе и «О!»… Как ты думаешь, может такой человек, как я, найти что-то привлекательное в женщине, которая сидит весь день напролет за письменным столом и кропает глупые вирши?
— Вы считаете ее поэмы глупыми? — очень тихо спросила Клэр, и он стал опасаться, что зашел слишком далеко.
— Ну… — Том сделал неопределенный жест рукой. — Извини меня, Клэр. Мне известно, что мисс Сент-Совр твоя лучшая подруга. Кроме того, она — просто красавица, и я искренне восхищаюсь ею. Но я не в состоянии разделить твоих чувств в отношении ее стихов. Наверное, я не слишком хорошо разбираюсь в поэзии и тому подобной чепухе.
— Нет, пожалуйста, не извиняйтесь, мистер Партинг-тон. — Клэр откашлялась. — Вы действительно думаете, что поэзия Дайаны… глуповата?
Том попытался определить степень переживаний Клэр, но не преуспел в этом. Он всю свою сознательную жизнь прожил среди грубых мужчин, и женская чувствительность была столь же чужда ему, как и коньяк Гордона Партингтона. Как бы то ни было, он решил сказать правду:
— Да!
Ему показалось, что время остановилось. Том смотрел на Клэр, а она смотрела на него. Внезапно голубой вихрь взметнулся над креслом: Клэр бросилась в его объятия.
— О, мистер Партингтон! Том! Как я тебя люблю! Я всегда любила только тебя!
У Тома не было времени, чтобы прийти в себя. Клэр обвила его шею руками так неожиданно, что он покачнулся, сделал шаг назад и благополучно упал на диван, увлекая ее за собой. Сердце Тома было готово выпрыгнуть из груди от радости. Когда он поцеловал Клэр, то почувствовал, что она ему отвечает.
Клэр не была уверена, что Том в самом деле любит ее. Но он произнес те самые слова, которые она все это время жаждала услышать. И пусть Клэр не поверила своим ушам, она уже ничего не могла с собой поделать и ответила на его поцелуй со всей той страстью, присущей ее характеру, которую она подавляла все эти десять лет. «Будь что будет, — сказала она себе. — Будь что будет, даже если через несколько минут я пожалею об этом».
Когда Том на мгновение оторвался от ее губ, Клэр испугалась, что он счел ее энтузиазм неприличным. Но, со страхом подняв на него глаза, она увидела, что он смотрит на нее с необычайной нежностью, и все ее опасения тут же исчезли.
— Боже мой, Клэр! — выдохнул он. — Как хорошо!
— Мне тоже, — взволнованно прошептала она.
Том вдруг застонал, словно раненый зверь, и Клэр снова испугалась: он, вероятно, совершенно потерял контроль над собой, покрывая поцелуями ее губы, шею, плечи. Клэр никогда не предполагала, что поцелуи могут вызывать такую бурю эмоций, что их можно ощущать всем существом, и стонала от удовольствия.
Его руки становились все смелее; когда они коснулись обнаженной кожи Клэр, она испытала настоящий шок.
— Клэр, пожалуйста, Клэр! — шептал Том. — Я так сильно тебя хочу! Никогда еще я не хотел никого так сильно, как тебя. Позволь мне узнать тебя на ощупь…
И она уступила.
Ни один мужчина не говорил ей таких слов. Если бы кто-нибудь еще час назад сказал ей, что она может вызвать такую бурю страсти в груди мужчины, Клэр бы не Поверила. Она, возможно, даже рассмеялась бы, хотя и с некоторым сожалением. Но Том Партингтон, герой ее романов и мужчина ее мечты, здесь и сейчас показал ей со всей определенностью, как сильно он желает ее! Клэр была потрясена до глубины души.
— Я мечтал об этом, Клэр, — говорил Том, задыхаясь. — Я мечтал о том, чтобы держать тебя в своих объятиях… ощущать тебя всю… и видеть тебя.
Когда он дошел до «…видеть тебя», последняя пуговка на лифе платья Клэр была расстегнута, и оно спустилось с плеч, а ее очки на голубой бархатной ленточке со стуком упали на пол.
— О!.. — выдохнула Клэр, когда вдруг оказалась обнаженной под жадным взглядом Тома Партингтона.
Ну, вообще-то она была не совсем обнаженной — на ней все еще оставалась сорочка и корсет, — но такой ее не видел еще ни один мужчина. Неожиданно ей в голову пришло любимое изречение ее родителя о том, что мозги мужчин находятся у них в брюках. Клэр попыталась закрыться руками, но Том крепко схватил ее за запястья.
— Не нужно, — прохрипел он. — Ты прекрасна, Клэр! Ты просто чертовски красива!
Клэр почувствовала, что должна что-то сказать, но ничего не могла придумать. А ведь как легко она находила слова, когда писала свои романы! Клэр была уверена, что в подобных обстоятельствах мисс Абигайль Фейтгуд наверняка сказала бы что-нибудь подходящее. Хотя скорее всего она бы просто вскрикнула… Однако Клэр вовсе не хотелось кричать.
Она увидела, как Том несколько раз судорожно сглотнул. Потом он оторвал взгляд от выпуклостей ее полуобнаженных грудей и заглянул ей в глаза.
— Больше всего на свете я хотел бы заняться с тобой любовью, но боюсь напугать тебя. Я хочу отнести тебя в свою постель, Клэр. Я хочу, чтобы ты сказала здесь и сейчас, что разделишь со мной жизнь и никогда меня не покинешь. Если ты когда-нибудь оставишь меня, я не знаю, что буду делать без тебя, не знаю, смогу ли пережить разлуку с тобой! Мы созданы друг для друга, Клэр, ты и я. Да ты и сама прекрасно это понимаешь.
— Неужели? — пробормотала она, кляня себя за то, что не может сказать что-то более внятное.
— Конечно. Я никогда не встречал такой женщины, как ты. Я даже не думал, что такая существует. Я всегда полагал, что мне уготовано жить и умереть в одиночестве. До тех пор, пока я не встретил тебя, мне не приходило в голову, что я могу прожить свой век не один, а с женщиной.
— Неужели? — снова сказала Клэр и нахмурилась. Господи, ну почему она вдруг так поглупела?
— Правда. Клэр, позволь мне любить тебя!
— Я… я…
Том не дал ей ответить, крепко прижав к себе. И это было как раз вовремя, потому что Клэр не знала, что ему сказать. Его руки скользнули по ее плечам, вызывая чувственные волны, окутывающие все тело. Он просил позволения любить ее! Ee!
Руки Тома нащупали два бугорка над корсетом, и Клэр чуть было не вскрикнула от этого волнующего прикосновения. А когда он взялся за крючки корсета и принялся расстегивать их, у нее помутилось в голове.
— Боже! — прошептала она.
— Позволь мне любить тебя, Клэр! Люби меня и сделай самым счастливым человеком на земле! Пожалуйста, скажи, что ты согласна, и я буду любить тебя вечно. Ты же сказала, что любишь меня! Это ведь правда?
Том поднял голову и посмотрел на Клэр долгим пристальным взглядом. Лицо его неожиданно приобрело испуганное выражение, словно он опасался, что она просто подшутила над ним. Его растерянность тронула Клэр.
— Конечно, я люблю тебя, — прошептала она.
— Слава богу! Так, значит, ты согласна?
Том снова принялся ласкать ее. Когда последний крючок корсета был расстегнут и руки Тома накрыли ее груди, Клэр тихонько вскрикнула и приподнялась на цыпочки.
— Тебе так нравится, Клэр? Мне — очень! Ты — само совершенство, Клэр, само совершенство… О господи, как хорошо!
Клэр никогда не считала себя совершенством; она была потрясена и горда тем, что любимый мужчина хвалит ее женские прелести.
— Мне тоже хорошо… — с трудом выдавила она из себя.
Том снова застонал, и Клэр подумала: «Интересно, все мужчины стонут от страсти? Или это присуще только Тому Партингтону, который провел почти всю жизнь в диких местах и сам от этого немного одичал?»
От его стонов у нее мурашки побежали по коже; то, что он делал с ее грудями, было невероятно возбуждающе. Клэр почувствовала, как все ее тело закололо, словно иголками, и от ожидания чего-то неизведанного ей почему-то захотелось изогнуться. У нее вырвался тихий стон, и голова откинулась назад.
По-видимому, это тоже подействовало на Тома возбуждающе. Он приник к ее груди губами, Клэр почувствовала его теплый влажный язык на соске и испугалась, что сейчас потеряет сознание.
— Позволь мне заняться с тобой любовью, Клэр. Скажи, что ты согласна!
Клэр удивилась. «А чем еще он сейчас занимается, если не любовью?» — подумала она.
Но Том проявлял такую настойчивость, что Клэр начинала терять нить разговора. Впрочем, сейчас ей было не до того. Том взял ее груди в ладони, зарылся в них лицом, и тогда она, окончательно осмелев, пробежала пальцами по его красивым золотистым волосам и прижалась головой к его голове.
— Люби меня, Клэр! — приглушенно донеслось до нее, и она снова удивилась.
«Любить его? Но ведь я и так его люблю! Разве можно любить сильнее?»
Сердце Клэр трепетало от счастья. Том хочет, чтобы она любила его! Несмотря на ее происхождение. Несмотря на то, что она выросла в фургоне торговца лекарственными снадобьями. Несмотря на то, что она всего лишь экономка.
«Ну, положим, я не только экономка, — заметила про себя Клэр с легкой гордостью. — Кроме всего прочего, я писательница — и неплохая писательница».
Стоило Клэр подумать об этом, она тут же вспомнила о своем обмане, и ее словно окатило ледяной водой.
— О нет! — воскликнула она с неподдельным ужасом, резко отстранилась и закрыла ладонями лицо.
Он посмотрел на нее снизу вверх, на его лице отразилась тревога.
— Клэр?
— Том!
— Клэр?
— О нет!
— Клэр, в чем дело?
— О господи, Клэр, что случилось? — В голосе Тома слышалась тревога.
Не отвечая, Клэр натянула на плечи платье, подобрала с пола очки и вскочила с дивана.
— Прости меня! — крикнула она, бросаясь к двери.
Том некоторое время в растерянности смотрел на захлопнувшуюся дверь, не в силах понять, что произошло. Никогда еще он не испытывал такого разочарования. Сердце его, казалось, вот-вот выскочит из груди, брюки готовы были лопнуть…
Наконец он откинулся на подушки дивана и буркнул:
— Вот черт!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис

Разделы:
123456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой ее романа - Дункан Элис



Первые главы ужасно нудные. Но остальная часть сносно можно читать.
Герой ее романа - Дункан ЭлисGala
27.03.2014, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100