Читать онлайн Герой ее романа, автора - Дункан Элис, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой ее романа - Дункан Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой ее романа - Дункан Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дункан Элис

Герой ее романа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

— Я говорю, что ты — гнусный, презренный, гадкий человек, недостойный ходить по той же земле, что и все остальные люди! — пробормотала Клэр.
Перо выпало из ее руки на столешницу, Клэр положила локти на стол и схватилась за голову. Под страницей рукописи лежала телеграмма, которую Клэр получила утром. Мистер Олифант сообщал ей о том, что произошло с ним в поезде, и приносил ей искренние извинения.
«Будто от его извинений что-то изменится!»
Клэр не знала, что ей делать. Пока же, воспользовавшись наглядным примером Сильвестра, она использовала своего беспринципного папашу в качестве героя очередного романа.
«По крайней мере он хоть на это сгодился!» — грустно подумала Клэр. Ей больно было писать о нем, но с паршивой овцы — хоть шерсти клок. Единственное, чего на самом деле хотелось Клэр, — это забыть о его существовании.
Но как она может сделать это, если отец снова появился в ее жизни? Правда, пока он приходил только один раз, но Клэр была уверена, что теперь, когда он ее нашел, она ни за что от него не избавится. Если только не сбежит из Пайрайт-Спрингса — желательно куда-нибудь за границу — и не сменит имени.
Услышав стук в дверь, Клэр поспешно смахнула рукопись со стола, задвинула ящик и, подняв голову, встретилась взглядом с Томом Партингтоном. Он с любопытством смотрел на нее, прикрыв за собой дверь.
Его улыбка была как всегда прекрасной.
— Прячете доказательства своей преступной деятельности, Клэр? Поддельные счета?
Клэр опустила глаза и увидела, что из задвинутого ящика высовывается уголок страницы рукописи. Ну почему в последние дни к ней так не благоволит судьба?!
Быстро приоткрыв ящик и затолкав листок поглубже, Клэр закрыла его снова, подняла глаза и улыбнулась ясной улыбкой. По крайней мере она надеялась, что ее улыбка была именно такой.
— Вы поймали меня с поличным. А я-то надеялась, что мои гнусные интриги еще долго останутся в секрете!
Том усмехнулся и вдруг, поморщившись, схватился рукой за голову. Сердце Клэр упало. Только сейчас она заметила, что вид у него далеко не цветущий.
— Вы сегодня плохо себя чувствуете, мистер Партингтон? Вы не завтракали вместе с нами…
— Признаться, чувствую я себя не лучшим образом. Вчера вечером я ездил в город и, боюсь, несколько переусердствовал.
— О!
Клэр прекрасно поняла, в чем переусердствовал Том. Так образно называл ее отец свои нередкие запои. Клэр никогда не подозревала Тома в подобном достойном сожаления пристрастии. Она почувствовала, как ее губы презрительно сжались, и попыталась расслабиться. Не ей судить своего героя, а точнее, своего хозяина!
— Вы, кажется, огорчились, Клэр? Пожалуйста, поверьте, подобные излишества для меня — событие из ряда вон выходящее. И уж конечно, я не хотел вас разочаровать. — Том бросил тоскливый взгляд на кресло перед письменным столом Клэр. — Можно мне присесть? Или я так низко пал в ваших глазах, что вы желаете как можно скорее от меня избавиться?
С трудом выдавив из себя беспечную улыбку, Клэр сказала:
— Конечно, садитесь, мистер Партингтон. Уверяю вас, я не осуждаю, а уж тем более не думаю гнать вас отсюда. Просто я проверяла… э-э-э… счета по хозяйству.
Опустившись в кресло, Том с видимым облегчением вздохнул и осведомился:
— Надеюсь, дядюшка Гордон не скрывал доходы от своих книжек в хозяйственных счетах?
Не осмеливаясь встретиться с его вопросительным взглядом, Клэр буркнула:
— Нет, скрывал.
— Жаль!
Том снова потер лоб, и Клэр посочувствовала ему. Впрочем, это была только минутная жалость, поскольку она не одобряла тот вид переусердствования, в результате которого возникают головные боли и ухудшается настроение.
В юности она неоднократно оказывалась жертвой джентльменов, пребывающих в подобном состоянии.
— Фу-у-у! Я и правда не привык пить. Конечно, я не прочь время от времени попустить стаканчик бренди, но не помню, когда в последний раз у меня была голова как чугун.
Клэр сочла, что на подобные заявления будет благоразумнее ничего не отвечать. Чтобы чем-то занять себя, она взяла перо и принялась вертеть его в руках.
— Видите ли, Клэр, вчера вечером я встретил в Пай-райт-Спрингсе того самого таинственного человека, с которым, как мне показалось, я видел вас в сквере. Он играл в карты в салуне «Золотой осел». Оказывается, его зовут Клод Монтенегро.
Перо Клэр упало на стол. Все ее тело как-то странно онемело, и Клэр показалось вдруг, что Том где-то далеко-далеко, словно она смотрит в подзорную трубу, но с противоположной стороны.
— М-м-монтенегро? — прошептала она, нахмурившись. — Что за странное имя!
Том снова поморщился и заслонил глаза рукой с таким видом, будто ему было больно говорить.
— Не думаю, что это его настоящее имя.
Клэр тоже так не думала. Она была уверена, что Том общался с ее отцом, и понимала, что не вынесет, если не узнает, о чем они говорили.
— Гм-м-м. А зачем бы ему называться чужим именем, мистер Партингтон? — Она изо всех сил старалась не выдать паники, охватившей ее.
— Думаю, он мошенник, Клэр, профессиональный плут.
— Вы так считаете?
Клэр в благоговейном страхе уставилась на Тома. Ей не доводилось еще встречать человека, который бы сразу так проницательно и точно определил ее ничтожного папашу. Ведь она никому и никогда не рассказывала о нем.
— Безусловно. Интересно, что ему понадобилось в городе?
Клэр показалось, что Том посмотрел на нее слишком уж пристально, и она опустила глаза.
— Откуда мне знать, мистер Партингтон?
— Не знаете? Вы действительно уверены, что незнакомы с ним, Клэр? Это не он повинен в ваших неудачных финансовых операциях?
«Что еще за неудачные финансовые операции?! Ах да…» — Клэр вспомнила, что говорила Тому, когда он заметил листок рукописи, торчащий из ящика письменного стола.
Она попыталась рассмеяться, но это оказалось довольно трудно — во рту у нее было сухо, как в пустыне.
— Матерь Божья! Нет, мистер Партингтон. Представления не имею, кто такой этот… джентльмен.
Том пожал плечами. Казалось, каждый жест давался ему с большим трудом.
— Вы уверены? Я мог бы поклясться, что видел вас с ним вместе вчера утром.
Клэр попыталась проглотить вставший в горле ком.
— Видели меня с ним? Но я же уже говорила, что вы ошибаетесь, мистер Партингтон. Какие у меня могут быть дела с мошенником? — Она чувствовала себя виноватой за эту очередную ложь, но сказать правду не могла.
— Ну, Клэр, я не знаю. Поэтому и пытаюсь выяснить. Когда я вас увидел, вы показались мне очень печальной. И я был уверен, что именно он уходил от вас в тот момент.
— Так вот почему вы отправились вечером в город? Чтобы встретиться с тем чванливым господином?
«Неужели Том Партингтон пытался выследить моего отца, потому что волновался из-за меня?»
Клэр искала ответ на его лице, но видела лишь черты, которые так давно любила. Прочесть его мысли она, к собственному разочарованию, не смогла.
— Мне не нравится, когда вы грустите, Клэр, — ответил Том со смущенной улыбкой.
— Спасибо, мистер Партингтон!
Еще никто и никогда не говорил Клэр таких приятных слов. Однако сознаваться в этом ей не хотелось, поэтому она неуверенно предложила:
— Позвольте мне приготовить для вас лекарство. Насколько я знаю, оно здорово помогает в вашем состоянии.
Единственное, что она могла сделать для этого необыкновенного, удивительного человека, — изготовить дозу настойки ее отца, изобретенной специально на случай переусердствования. До сего момента Клэр не думала, что ей могут пригодиться какие-то сведения, почерпнутые в детстве. Но, возможно, она ошибалась.
— Вы знаете состав от похмелья? — изумился Том.
— Обязанности домоправительницы многочисленны и разнообразны, мистер Партингтон, — уклончиво ответила Клэр.
— Трудно представить, что мой дядюшка Гордон пользовался вашим рецептом.
— А он и не пользовался.
Том удивленно посмотрел на Клэр, и ей пришлось карабкаться по скользкой дорожке лжи и обмана.
— Я… э-э-э… я узнала этот рецепт, когда работала у другого хозяина.
«Это правда. Более или менее», — утешала себя Клэр.
— Очевидно, вы работали у менее здравомыслящего человека, нежели мой дядюшка?
— Да, — твердо сказала Клэр, и это определенно было правдой.
— Ну что ж, я с удовольствием выпью вашего снадобья.
— Хорошо. Но потом вам нужно будет прилечь на часок и закрыть глаза.
— Ладно, — уныло согласился он.
Том послушно хлебнул зелья Клэр. На вкус оно было мерзким, но он не осмелился спросить, что в нем было. После этого он позволил себе полежать в постели с холодным компрессом на глазах, несмотря на то что хотел обсудить с Джедидайей Сильвером кое-что насчет лошадей.
Однако, когда Том поднялся час спустя, головной боли как не бывало, в желудке больше не бурлило, и он мысленно прибавил к достоинствам Клэр еще один плюс. Все-таки она была потрясающей женщиной, и он хотел ее больше, чем что-либо в своей жизни, — даже лошадей.
Том решил во что бы то ни стало узнать причину ее беспокойства и устранить ее. А заодно он завоюет и любовь Клэр!
Две с половиной недели до Рождества пролетели незаметно. Клэр была ужасно занята, и думать над своими проблемами ей было некогда, а кроме того, ей нравилась предпраздничная горячка. Дни летели, ее отец не появлялся, и Клэр стало казаться, что угроза разоблачения миновала. Она понимала, что тешит себя напрасными надеждами, но решила, пока есть возможность, насладиться покоем. А беспокоиться о своих проблемах она будет потом.
После неудачной попытки приручить свои кудри Клэр довольно быстро привыкла к новой прическе. Она даже призналась самой себе, что мягкие локоны идут ей больше, чем уложенные над ушами косы, которые она носила бессменно в течение последних десяти лет. Однажды она увидела в зеркале, как ее локоны блестят на солнце, отбрасывая рыжие блики, и ей это очень понравилось.
Конечно, Клэр тут же отвернулась от зеркала и добрых пятнадцать минут читала себе нотации о тщеславии, расплате за грехи и необходимости проявлять бдительность и следить за проявлениями своей дурной наследственности. Однако всего этого она придерживалась до первого комплимента Тома. Тут-то она сразу позабыла о своей бдительности и стала проявлять нетерпение по поводу новой клетчатой юбки, которую ей должны были сшить у мисс Тельмы. К величайшему удовольствию Клэр, когда она нанесла визит модистке, оказалось, что была готова не только юбка, но и одна из заказанных блузок.
В тот вечер Дайана была приглашена в усадьбу Партингтонов на ужин, и все, включая Тома и Джедидайю, чрезвычайно мило похвалили новый стиль одежды Клэр. Впрочем, новая юбка из шотландки и блузка были чрезвычайно скромного покроя, и даже она сама, самый пристрастный критик, не могла уличить себя в том, что выглядит неподобающе.
В первый раз в жизни Клэр понравилось быть привлекательной!
По заведенному покойным Гордоном Партингтоном обычаю, в канун Рождества каждый житель Пайрайт-Спрингса мог заглянуть в усадьбу, чтобы отведать пунша и пирога с фруктовой начинкой. Когда у Тома осведомились, собирается ли он продолжить эту традицию, он согласился с искренним энтузиазмом.
— А почему бы нет? — воскликнул он. — Почему я не могу вести себя, как богатый землевладелец? В конце концов, я и есть землевладелец!
Тут он рассмеялся, его голубые глаза весело заблестели, а у Клэр перехватило дыхание, и она снова подумала: «Разве справедливо, что столько достоинств досталось одному человеку?»
Клэр занялась подготовкой передней и гостиной, потом помогала миссис Филпотт печь имбирное печенье, песочные коржики, готовить крошечные меренги с орехами и конфеты с вишнями и бренди для украшения традиционных праздничных пирогов с фруктовой начинкой. Вишнями запаслись заблаговременно, и теперь они дождались своего часа.
Скраггс со своей неизменно угрюмой физиономией руководил установкой елки и запасами дров. Он также проследил за доставкой из погребов лучшего вина и коньяка покойного Гордона Партингтона: ведь мэра и почетных граждан Пайрайт-Спрингса не пристало потчевать только пуншем. Том был рад, что ему не придется допивать все запасы мерзкого зелья дядюшки Горди в одиночку. Он даже заказал немного спиртного по своему вкусу из Сан-Франциско.
Из Мэрисвилля пригласили настройщика, чтобы убедиться, что на огромном рояле еще можно играть. Клэр с Дайаной как-то целый день распевали рождественские гимны, пока делали бумажные и попкорновые гирлянды для елки. В тот день Том и Джедидайя нашли их, счастливых и раскрасневшихся, в гостиной среди груды бумажных гирлянд, а у их ног стояла полная миска воздушной кукурузы. Тома и Джеда быстро включили в общее веселье, и Клэр сочла, что никогда прежде не была так счастлива.
После ужина они снова пели гимны, и Клэр открыла, что еще один навык, который она приобрела в детстве, пригодился ей во взрослой жизни. Она умела играть на рояле! Клод Монтегю, конечно, никогда не мог себе позволить такой дорогой инструмент, но заставлял ее учиться на расстроенных пианино в дешевых гостиницах. Ее отец считал, что способности к музыке могут пригодиться его дочери, чтобы разнообразить уловки для одурачивания ничего не подозревающих обывателей.
В тот вечер Клэр была рада, что умеет играть на рояле. Том переворачивал для нее страницы сборника нот рождественских песен, а Дайана с Джедидайей тем временем украшали елку.
В первый раз Клэр не испытывала никакого беспокойства по поводу того, что поверенный и поэтесса проявляют друг к другу несомненный интерес. Клэр улыбалась Тому, он улыбался ей, и она чувствовала себя на седьмом небе.
За день до праздника выпал легкий снег, но это не заставило жителей Пайрайт-Спрингса отказаться от ежегодного посещения усадьбы Партингтонов.
— Замечательный праздник, мистер Партингтон, — заметил пайрайт-спрингсский мэр, мистер Гилберт, и хлопнул Тома по плечу, выражая таким образом братское расположение к нему.
Оправившись от сокрушительного удара, Том ответил:
— Большое спасибо, мистер Гилберт. Я тоже получаю удовольствие от того, что поддерживаю традиции, установленные моим дядюшкой.
— Традиции — вещь хорошая. — Мистер Гилберт самодовольно раздул щеки, словно правило придерживания традиций ввел лично он.
Том решил не возражать и только улыбнулся.
И как раз вовремя, потому что следующим в прихожей появился Сильвестр Аддисон-Аддисон в развевающемся красном шарфе, обернутом вокруг шеи, с букетом белых лилий, завязанным красной лентой, и с миссис Прингл, вцепившейся мертвой хваткой в его руку. Если бы Том уже не улыбался, то мог бы разинуть рот от изумления. Он был уверен, что ноги литератора больше никогда не будет в его доме.
— Добрый вечер, мистер Партингтон, — прочирикала миссис Прингл, не выпуская руки Сильвестра.
— Добрый вечер.
Том кивнул им обоим. В ответ он получил презрительно-холодный кивок Сильвестра и вдохновенное похлопывание ресниц миссис Прингл.
Несколько минут спустя в комнату вплыла миссис Гейлорд, обернутая в красную материю: принимая во внимание время года, она в тот вечер отказалась от ярко-оранжевых тонов. Ее вели под руки задумчивый Сергей и веселый Фредди Марч.
Том украдкой бросил взгляд на Клэр, которая стояла на посту у чаши с пуншем и была совершенно неотразима в своем новом переливающемся голубом вечернем платье. Она ответила ему обворожительной понимающей улыбкой, а он подмигнул ей и решил, что оседлая жизнь, как ни странно, тоже изобилует событиями и что красный наряд миссис Гейлорд выглядит просто сногсшибательно.
В облаке белого шелка и кружев вплыла Дайана, и Джедидайя тут же увел ее к елке. Позднее Том видел, как эта парочка выскользнула через боковую дверь и вернулась спустя добрых двадцать минут — Дайана вся раскрасневшаяся и взволнованная, а Джедидайя — погруженный в одному ему понятные мечты. Он глупо улыбался и пускал сигаретный дым кольцами — вероятно, от счастья.
Исчезновение поверенного и поэтессы навело Тома на мысль, что, может быть, Клэр примет сегодня его ухаживания более благосклонно, чем во время того артистического вечера. Последние несколько недель он относился к ней с исключительным почтением и не сделал ни одной попытки сорвать у нее поцелуй или заключить в объятия. Том даже гордился собственным благородством, но, хотя и обладал изрядным терпением, сознавал, что сексуальное воздержание — одно из наиболее тяжких испытаний.
Вспоминая их поцелуй на балконе тем вечером, Том решил, что это была лишь репетиция. «Да, конечно, я слишком торопил события, — думал он. — Вот почему Клэр так испугалась. Я выхватил оружие и начал военные действия без объявления войны. Сначала ее нужно было как-то умаслить, сделать предупредительный выстрел, а уж потом…»
Том считал, что с тех пор пообтерся в светском обществе и стал гораздо лучше понимать дам. Им требуется время и подготовка, но четыре недели — время достаточное, принимая во внимание, что они с Клэр живут вместе и, следовательно, успели прекрасно узнать друг друга. А это очень важно: ведь большинство людей по-настоящему знакомятся только после свадьбы.
Кроме всего прочего, рождественские праздники сами по себе предполагали безудержное веселье и избыток чувств. А разве поцелуй — не проявление этого самого избытка? Без поцелуев ни одно Рождество не обходится: для чего тогда придумали омелу, если не для поцелуев?
Том вздрогнул и покачал головой. Раньше он никогда не задумывался, целовать женщину или нет. И теперь собственная нерешительность изумляла его.
Клэр у противоположной стены гостиной играла рождественские гимны на рояле. Она подвесила свои очки на голубой ленточке, приколотой к лифу платья, но сейчас надела их на нос, чтобы читать ноты. Ее окружал хор веселых гостей. Том снова покачал головой и приказал себе не быть дураком. У него до этого никогда не бывало неудач при осаде женщин. Несомненно, Клэр не такая простушка, как те дамы, с которыми ему приходилось иметь дело, но разве в конечном итоге не все женщины одинаковы? Во всяком случае, те светские барышни, с которыми сводила его мать, когда он набирался смелости навестить ее в Алабаме, казались ему все на одно лицо. Он нахмурился, вспомнив усилия матери женить его на одной из этих разряженных в пух и в прах близняшек.
— Том!
Когда Джедидайя хлопнул Тома по спине, тот от неожиданности чуть было не выронил свою сигару.
— Добрый вечер, Джед. Как тебе праздник?
— Просто замечательно! — воскликнул Джедидайя, на некоторое время выйдя из состояния мечтательности. — Но что с тобой? У тебя вид какой-то унылый.
— Неужели? Ты ошибаешься, Джед. Если хочешь знать, не могу припомнить, когда я в последний раз так веселился!
Джедидайя бросил на него недоверчивый взгляд.
— Странно… Я своим глазами видел, как тебя только что всего передернуло.
— А, ты об этом! — усмехнулся Том. — Просто я вспомнил о тех неземных созданиях, которых моя маменька пыталась повесить мне на шею, когда я обычно возвращался домой. Но, благодаря моей счастливой звезде, у нее ничего не получилось. Вот и все.
Джедидайя лукаво подмигнул:
— Однако я заметил, что, когда тебя одолевали эти мысли, ты все время смотрел на Клэр.
Том выразительно вздохнул.
— Как ты думаешь, Джед, я ей хоть немножко нравлюсь? — вырвалось у него помимо воли, и он ошеломленно уставился на поверенного.
Прежде Тому никогда и в голову не приходило задавать подобные глупые вопросы. Он не мог понять, что такое с ним творится.
Однако Джедидайя, казалось, не имел ничего против подобных глупостей. Он дружелюбно рассмеялся и торжественно заявил:
— Том Партингтон, я думаю, Клэр от тебя без ума!
— Что?!
— Ну… — сразу пошел на попятную Джедидайя, устыдившись такого смелого заявления, — собственно, я в этом не уверен… Просто Дайана так считает.
— Правда? — переспросил заинтригованный Том. — Но ведь они лучшие подруги. Если Дайана так думает, то явно не без причины. Ты согласен?
Однако Джедидайя уже снова погрузился в любовный транс, и Тому пришлось потрясти его за плечо.
— Как ты считаешь, Джед?
— А? Ах, ты про Клэр! — Поверенный нахмурился, стараясь вспомнить, о чем шла речь. — Да, наверное, ты прав. Кому же еще знать, как не Дайане?
Это известие необыкновенно обрадовало Тома. Неужели Клэр в него влюблена? Но если так, то все проблемы, можно считать, решены! Ведь если она его любит, значит, наверняка чувствует к нему физическое влечение. А Том был уверен, что если двое — мужчина и женщина — чувствуют желание друг к другу, между ними не остается никаких преград.
— Ты ведь тоже неравнодушен к Клэр, а, Том?
Том совершенно позабыл о Джедидайе. И вздрогнул, услышав над ухом голос поверенного.
— Конечно. Конечно, мне она очень нравится. Естественно.
— Ты намерен сделать ей предложение?
— Предложение?
— А что ж еще?
«Господи помилуй!» — Том в своих соблазнительных фантазиях совершенно упустил из виду этот этап развития отношений между мужчиной и женщиной.
— Э-э-э… ну…
— Я тоже подумываю сделать Дайане предложение руки и сердца, — доверительно прошептал Джедидайя.
— Ну да?! — Том изумленно воззрился на друга, а тот глубоко вздохнул от переполняющего его счастья.
— Непременно! Представляешь, такое сокровище — и принадлежит только мне! Признаться, до тех пор, пока я не встретил Дайану, я никогда не задумывался о женитьбе. Но если мужчина встречает женщину своей мечты, он начинает задумываться о том, чтобы оставить что-то после себя. Наследников, например… — Он рассмеялся, словно сам себе не верил. — Да, конечно. Я полагаю, в этом случае единственный выход — свадьба.
Том согласно кивал, а между тем в голове его лихорадочно проносились мысли.
И как это он позабыл о свадьбе?! Ведь любая порядочная женщина в качестве компенсации за поцелуи непременно ожидает предложения выйти замуж. Ему же брак всегда казался омерзительной ловушкой. Недаром же он с содроганием вспоминал, как мать пыталась подыскать ему невесту.
Том старался упокоить себя тем, что Клэр Монтегю и его маменька — совершенно непохожие друг на друга женщины и, следовательно, могут иметь по этому вопросу абсолютно разные мнения. Однако это плохо помогало.
— Знаешь, из Клэр получится прекрасная хозяйка усадьбы Партингтонов, — продолжал развивать свою мысль Джедидайя. — Она просто рождена для твоего поместья. Я всегда считал, что-на ней женится Гордон, но он либо не захотел, либо не осмелился попросить ее. — Джедидайя не заметил, как шокировали Тома его последние слова. — Интересно, согласилась бы она выйти за него, если бы он все-таки сделал ей предложение?
— Да ни за что!
Джед изумленно поднял брови, потом улыбнулся:
— Эй, Том, а ведь ты ревнуешь!
— Нисколько!
— Ну, если тебе от этого станет легче, — уверен, что Клэр не питала подобных чувств к Гордону.
— Естественно. Она говорит, что он ей был как отец.
— Так ты собираешься попросить ее выйти за тебя замуж?
— Нет! То есть я хотел сказать, что еще не уверен… — Том сглотнул слюну и выдавил из себя: — Я… я не знаю.
— Не знаешь?!
Джедидайя зашелся от совершенно неуместного хохота, и у Тома испортилось настроение.
— Знаешь, Джед, по-моему, женитьба — довольно тяжкой испытание для мужчины.
— Да, но оно стоит того.
— Почему ты так думаешь?
Джедидайя нахмурился.
— Я это просто знаю. Мысль о том, что женщина, которую я люблю, станет моей женой… Это же замечательно! Я смогу любить, лелеять, защищать ее, у меня будут все права и привилегии мужа… — Голос его прервался: очевидно, Сильвер был слишком взволнован.
«Ну, положим, имеются и другие способы достижения этих прав и привилегий, — подумал Том. — Способы не такие необратимые и не столь пугающие, как брак. Черт! У меня даже мурашки по спине побежали! Конечно, если вступаешь в брак, нужно думать о последствиях… Например, о том, что на свет может появиться новый представитель рода Партингтонов…
Боже, что за мысль!»
Том вздрогнул от ужаса. Взвесив слова Джедидайи, он попытался представить себя в окружении детей, но воображение подвело его.
Что это с ним такое? О каких еще детях он думает? Никогда в жизни его не посещали подобные мысли!
Том посмотрел на Джедидайю и покачал головой. Он никак не мог взять в толк, почему такой умный и деловой человек, как Джедидайя, предпочел глуповатую, восторженную Дайану Сент-Совр спокойной, практичной, исключительно работоспособной Клэр Монтегю. Тут он снова улыбнулся — на этот раз своей мысли.
«Практичность Клэр — черта, которая может сыграть в мою пользу. Ведь она наверняка понимает, что ни один мужчина не стремится очертя голову вступать в брак. Всякая разумная женщина считает, что сначала нужно привыкнуть, проверить, насколько они подходят друг другу… Во всяком случае, если Джедидайя прав и Клэр действительно в меня влюблена, половина битвы уже выиграна». Он уведет ее от посторонних глаз, где сможет вскружить голову комплиментами, поцелуями и ласками. Может быть, он уже сегодня попросит ее стать его любовницей. А почему бы нет? Ведь она и так живет в его доме. Это будет очень удобно. Исключительно удобно.
К тому времени, как Джедидайя отошел, Том уже принял решение. Он был готов подхватить Клэр на руки и унести отсюда куда-нибудь, где их никто не увидит.
К несчастью, Клэр прочно сидела на вращающемся стульчике у рояля в окружении плотной толпы гостей, распевающих рождественские гимны под ее аккомпанемент. Том тяжело вздохнул.
«Терпение! — предупредил он себя. — Слава богу, этому искусству я прекрасно обучен».
Однако он твердо решил не давать больше этому старому развратнику Альфонсу Гилберту заглядывать в вырез платья Клэр.
Том протолкнулся к роялю, встал перед Гилбертом и с приятной улыбочкой сказал ошеломленному мэру:
— Мы с мисс Монтегю заключили соглашение, мистер Гилберт. Она играет, а я переворачиваю страницы.
Мэр был не единственным, кто подобным образом отреагировал на поступок Тома. Клэр подняла на него удивленные глаза — и могла бы поклясться, что разглядела мелькнувшую в глазах Тома ревность!
Быстро вернувшись к недопетому рождественскому гимну, Клэр приказала себе не глупить.
Когда два часа спустя они с Томом проводили последнего гостя, Клэр почувствовала безрассудное возбуждение. Ей было так весело! На какое-то мгновение Клэр даже позволила себе представить, что она — хозяйка усадьбы Партингтонов, а Том — ее муж… Конечно, это было глупо, но когда же и помечтать, как не на Рождество! Впрочем, заглянув в гостиную, Клэр обнаружила, что ушли не все гости. Дайана и Джедидайя приятно болтали, уютно расположившись перед камином. Глядя на них, Клэр вздохнула. Очки ее висели на голубом шнурке, и двое влюбленных казались ей небольшими расплывчатыми облачками. Интересно, не разбивает ли Тому сердца их взаимная привязанность? Клэр надеялась, что нет.
— Не хотите прогуляться по саду, Клэр? — тихонько спросил Том, незаметно оказавшись рядом. — На улице прохладно, но ночь такая красивая.
Клэр обернулась и увидела, что он держит в руках роскошную, отделанную бахромой цветастую шаль.
— Какая прелесть! — воскликнула Клэр, совершенно позабыв о предложении Тома.
— Это мой рождественский подарок для вас, Клэр. Я собирался упаковать шаль и положить под елку, но решил подарить вам ее сегодня. Поэтому вы должны оказать мне любезность, надеть ее и прогуляться в ней по саду.
Клэр не могла устоять перед его искрящимися голубыми глазами, как не могла остановить вращения Земли.
— Большое спасибо, мистер Партингтон, — с теплой улыбкой сказала она. — Конечно, я погуляю с вами в этой прекрасной шали. Ни одна женщина не устоит перед подобным искушением.
— Перед шалью или передо мной?
Том закутал шалью ее плечи, а она вдохнула его мужской запах — смесь рома и какого-то другого аромата, присущего только ему одному. Колени у нее подгибались, и ей хотелось правдиво ответить на его вопрос. Вместо этого Клэр только тихо рассмеялась и ничего не сказала.
Они некоторое время шагали по аккуратно разровненным граблями дорожкам голого сада. Рука Клэр удобно покоилась на руке Тома, ее новая шелковая шаль приятно щекотала обнаженную кожу. У Клэр никогда не было такой роскошной вещи.
Возле маленькой каменной скамейки Том остановился и накрыл руку Клэр своей. Клэр почувствовала тревожную нервную дрожь, но тут же подавила ее, напомнив себе о своем неподобающем поведении во время артистического вечера. Тогда от нее, очевидно, исходили волны соблазна, которым Том не смог противостоять. Но с тех пор она очень педантично следила за своим поведением, и теперь вряд ли кто-нибудь осмелится упрекнуть ее в безнравственности!
— Клэр, — тихонько позвал Том, глядя ей прямо в глаза. — В тот вечер, когда я вас поцеловал… я допустил непростительную ошибку.
Она не могла выдержать его взгляда.
— Пожалуйста, давайте не будем об этом, мистер Партингтон. Мы оба в ту ночь совершили ошибку. Уверяю вас, я давным-давно выбросила все это из головы.
«Какая же ты все-таки лгунья!» — вздохнув, сказала она себе.
— Ну, что касается меня, то это оказалось выше моих сил, — заметил Том, и Клэр изумленно посмотрела на него. — Я почему-то ни о чем другом больше не могу думать.
«О господи! Неужели он пришел к выводу, что я настолько испорчена?»
Клэр в последнее время была так осмотрительна, так благоразумна! Неужели все ее старания оказались напрасны?! Она судорожно сглотнула, не зная, что ответить.
— Признаться, я все это время мечтал повторить тот поцелуй, но не хотел снова напугать вас.
У Клэр в голове все перемешалось. Она только смотрела на Тома во все глаза, с ужасом сознавая, что от прошлого, как ни беги, никуда не деться. И когда он взял ее за подбородок, резко втянула в себя воздух и неожиданно разрыдалась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис

Разделы:
123456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой ее романа - Дункан Элис



Первые главы ужасно нудные. Но остальная часть сносно можно читать.
Герой ее романа - Дункан ЭлисGala
27.03.2014, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100