Читать онлайн Герой ее романа, автора - Дункан Элис, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герой ее романа - Дункан Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герой ее романа - Дункан Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дункан Элис

Герой ее романа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Крэр вихрем пронеслась через бальный зал, взбежала по ступенькам и ворвалась в свою комнату, распахнув дверь так широко, что ручка стукнулась о стену. Она резко захлопнула дверь, заперла ее на ключ, словно за ней гнались, и только потом поняла, что дверная ручка отколола изрядный кусок штукатурки.
Прикрыв рот ладонью, Клэр стояла так почти целую минуту, дрожа как осиновый лист и с ужасом глядя на нанесенный ею ущерб, а потом бросилась на кровать и залилась слезами.
То, чего она всегда боялась, оказалось правдой! Ей действительно досталась по наследству порочность натуры, и с этим ничего нельзя поделать! Стоит только одеть ее в оборочки, сделать какую-нибудь иную прическу, а не заплетать эти вечные пуританские косы, как вся ее добродетель мигом улетучивается в форточку. Голос крови, ничего не поделаешь! И сегодня вечером этот голос был более чем красноречив…
А мистер Партингтон попался в ее западню. Бедняжка, воспламененный красотой Дайаны, он нашел на балконе Клэр, расставившую свои сети, и не устоял. «Клюнул» — как любил говорить ее папаша.
« — Но я ведь вовсе не красавица, папа! — пыталась протестовать Клэр в надежде, что он не станет принуждать ее одеваться в те ужасные непристойные наряды, которые она была вынуждена носить.
— Это совсем неважно, — отвечал ей отец, многозначительно подмигивая. — Джентльмены думают не головой, Клэр. Мозги у них находятся в штанах!»
И это мерзкое определение, которое он дал мужчинам, оказалось очень точным. Клэр хотелось думать, что ее папаша ошибается, что «джентльмены» резко отличаются от тех мужчин, которые «клевали» на уловки ее отца и тратили деньги на предлагаемые им снадобья. Но постепенно она приходила к выводу, что в словах отца есть доля истины…
Том Партингтон был самый что ни на есть джентльмен, а сегодня вечером чуть не поступился из-за нее собственной честью. А это значит, что даже джентльмен не устоит от соблазна, поддавшись на уловки доступной женщины. И эта мысль была ей просто ненавистна.
Когда поток ее слез немного поутих, Клэр поднялась с постели, посмотрела на себя в зеркало и возненавидела свое отражение. На нее смотрела женщина, лишенная всяких моральных принципов. Некрасивая женщина, которая подстригла и завила свои волосы, уложив их в модную прическу. Невзрачная женщина, привыкшая к унылым одеяниям, которая попыталась стать тем, кем никогда не была, — достойной внимания персоной.
«У меня нет ни капли достоинства! Я — гнусная интриганка! Женщина сомнительного поведения, шлюха, балаганная кривляка, которая очертя голову бросилась на шею порядочному мужчине в минуту слабости».
Клэр надеялась, что за долгие десять лет ей удалось измениться, стать достойным человеком. Но теперь, все тщательно взвесив, с уничтожающим презрением к самой себе она пришла к выводу, что ошибалась.
«Что я наделала?! Как я смогу посмотреть Тому Партингтону в глаза завтра утром? Ко всему прочему, я еще и пренебрегла своими обязанностями, бросив его одного среди толпы гостей. Но я не могла вернуться в бальный зал! Не могла — и все. Что бы они обо мне подумали…»
С горечью Клэр решила, что скорее всего они вообще о ней не думали. До тех пор пока она не опозорила себя, бросившись в объятия мужчины, никому и дела до нее не было. Остается надеяться, что об этом никто не узнает.
«Интересно, уволит ли меня Том? Неужели я так низко пала в его глазах, что он выгонит меня из своего дома?»
Эта мысль была непереносима, но не думать об этом Клэр не могла. Без усадьбы Партингтонов и Пайрайт-Спрингса она просто не сможет жить!
Это единственное место на земле, где она чувствует себя как дома, где у нее есть друзья. В детстве она постоянно переезжала с отцом из города в город и просто не успевала завести друзей. Впрочем, Клэр очень скоро поняла, что в любом случае никакие родители не позволили бы своим чадам дружить с ней. Но разве можно винить в этом родителей? Кто же разрешит детям играть с дочерью изворотливого, нечистого на руку торговца лекарственными снадобьями? А когда она подросла и отец начал использовать ее для привлечения незадачливых клиентов, одевая в соблазнительные костюмы, ни одна порядочная девушка не снисходила до дружбы с нею.
В отчаянии отвернувшись от зеркала, Клэр подошла к окну и распахнула его. Вытащив из кармана носовой платок, она вытерла слезы и с грустью уставилась в то же самое небо, в которое совсем недавно смотрела вместе с Томом Партингтоном. Только теперь небеса не показались ей такими прекрасными. Они были далеки и недосягаемы — так же, как Том Партингтон. Так же, как и счастье…
Том понимал, что джентльмену не пристало стоять на лужайке и пялиться на окно молодой леди. Не говоря уже о том, чтобы броситься в ее спальню и упасть перед ней на колени. Или пытаться взывать к ее здравому смыслу.
Но если так, то он не считает себя джентльменом! Том видел, как Клэр стояла у окна, время от времени прикладывая к глазам носовой платок, и у него разрывалось сердце.
«Что я наделал?! Как я мог поступить так бестактно? Да очень просто, — уныло подумал он и, бросив окурок сигары на замерзшую землю, затоптал его ногой. — За все эти годы я окончательно утратил навыки вести себя в обществе прилично».
Его мать несомненно огорчилась бы, узнай она о его подвигах в этот вечер. И он не винил бы ее.
Том наблюдал за Клэр до тех пор, пока она тихонько не прикрыла окно. Тогда он вспомнил, что ему необходимо вернуться к своему дурацкому званому вечеру, к своим безмозглым гостям в своем нелепом бальном зале. Так он и сделал.
Вскоре Том любезно пожимал руки, прощаясь с последними гостями и обещая, что еще не один раз устроит подобный прием. При этом он мог думать только об одном: неужели Клэр теперь оставит усадьбу Партингтонов, лишив его навсегда счастья, а всех этих людей — артистических вечеров?
К Тому подошла Присцилла Прингл, пожала ему руку и поинтересовалась:
— А куда подевалась Клэр, мистер Партингтон? Мне бы хотелось поблагодарить ее еще раз за то, что она предложила вам продолжить традицию этих развлекательных вечеров.
Том подумал, что Присцилла довольно точно определила суть происходящего, принимая во внимание, что основным развлечением вечера была Дайана Сент-Совр — если только можно назвать развлечением безвкусный белый стих и нелепый танец под еще более нелепый аккомпанемент. Не успел он придумать, как бы ответить поприличнее, не ляпнув ничего лишнего, заговорил Сильвестр Аддисон-Аддисон:
— Вы же знаете Клэр, Присцилла! Скорее всего она решила, что ее долг броситься в кухню и проследить за мытьем посуды или чем-нибудь в этом роде.
Тон Сильвестра был надменным, но Том решил не задевать его, раз уж он ответил за него на такой трудный вопрос. Поэтому, окинув взглядом писателя, ограничился следующим заявлением:
— Да, мисс Монтегю исключительно работоспособна и компетентна. Она — настоящее сокровище!
Присцилла обезоруживающе улыбнулась И промурлыкала:
— О да! Она — настоящее сокровище, мистер Партингтон.
Тому показалось, что Присцилла говорит искренне, и он сделал вывод, что она не окончательно лишена здравого смысла. Любой, кто мог оценить достоинства Клэр, просто обязан иметь какие-нибудь положительные качества!
Том намеренно крепко сжал руку Сильвестру Аддисону-Аддисону, поскольку тот был слабаком и дважды за сегодняшний вечер нагрубил Клэр. Хотя он понимал, что подобное проявление собственного превосходства — не что иное, как обычное ребячество, однако не мог отказать себе в удовольствии пронаблюдать, как Сильвестр скривился от боли. А когда тот выходил из дома с приклеившейся к нему намертво Присциллой Прингл, помахивая в воздухе отдавленной рукой, Том понадеялся, что вдовушка его утешит.
После того как удалился последний гость, Том медленно поднялся наверх, размышляя, что сказать Клэр. Остановившись у ее двери, он помедлил, глубоко вздохнул и тихонько постучал.
Клэр лежала в постели, свернувшись клубочком и натянув одеяло до подбородка. Она слышала тихие шаги Тома, она знала, что это именно он стоит в коридоре, и, когда услышала стук в дверь, сердце у нее почти перестало биться. Клэр затаила дыхание, хотя прекрасно понимала, что Том не может услышать его за запертой дверью.
Потом наступила тишина. Клэр показалось, что прошла целая вечность. Она начала уже расслабляться, когда услышала тихое:
— Клэр?
Она снова замерла и притихла, как мышь. Ее сердце так сильно билось, что Клэр опасалась потерять сознание. Одно ее утешало: падать ей в любом случае будет некуда.
«Неужели он пришел, чтобы уволить меня? — в панике думала она. — Вряд ли. Скорее всего он подождет до утра».
Клэр недолго была знакома с Томом, но знала его достаточно хорошо, чтобы удостовериться, что сердце у него доброе.
Клэр казалось, что у нее уже кончились все слезы, но, когда Том снова позвал ее, они опять покатились по щекам. Ей захотелось вскочить с постели, распахнуть дверь и упасть в его объятия. Ей хотелось, чтобы Том снова ее поцеловал, научил отвечать на его прикосновения, чтобы он делал с ней все, что хочет…
В ужасе она закрыла лицо руками. Ей было ясно одно: Клэр Монтегю — падшая женщина.
Когда на следующее утро Том проснулся, он знал, что ему делать. В конце концов, это просто смешно! Он, Том Партингтон, владелец роскошной усадьбы, молодой генерал, сражавшийся за безнадежное дело, потерял голову от порочной страсти к собственной экономке! Впрочем, не только в страсти тут дело. Том искренне считал, что Клэр Монтегю — самая замечательная женщина из всех, с кем ему довелось встречаться в жизни. Он хотел, чтобы она оставалась рядом с ним. Надолго. Может быть, даже навсегда.
Но в таком случае тем более следует сделать все возможное, чтобы убедить ее стать его любовницей.
Нахмурившись, Том откинулся на подушки и подумал, что все не так просто. Начать с того, что у него никогда не было постоянной любовницы, а это, очевидно, хлопотно. Может быть, его нынешнее состояние — всего лишь результат эротических мечтаний, которые были прерваны в самый неподходящий момент? Проспи он еще пару минут, и ему удалось бы испытать то, что он вообразил себе вчера в объятиях Клэр…
Том мысленно дал себе пощечину и решил, что попытается держаться в рамках приличий. Ведь ему предстоит все серьезно обдумать и взвесить.
Посвятив этому делу добрых сорок пять минут, он вздохнул и пробормотал:
— Я не хочу, чтобы она оставила меня!
При одной мысли, что Клэр может уехать из усадьбы Партингтонов, уйти от него, душа Тома наполнилась неподдельным ужасом. Хотя признаться в этом ему было трудно даже себе. Еще никогда и ни в ком он не нуждался так сильно, как нуждается в Клэр. Такое чувство казалось ему недостойным мужчины.
С другой стороны, он ценил практичность и общительность Клэр, ее легкий характер. Так что, может быть, сознание того, что она ему нужна, не такое уж и идиотское?
Мысль о женитьбе нанесла Тому краткий визит, но оказалась столь неприятной, учитывая его воспоминания о браке его родителей, что он постарался поскорее от нее избавиться. Черт побери, ведь Клэр и так живет с ним в одном доме! И он не видит никаких причин совершать такую немыслимую глупость, как женитьба.
Если ему выпадет счастливая карта, он заставит ее себя полюбить. И тогда она сама захочет остаться и не придется совершать никаких глупостей.
Нахмурившись, Том спустил ноги с постели и с раздражением заметил, что его ночная рубашка снова завернулась и собралась у него на талии.
«Что за мерзкая штука эта ночная рубашка! От нее одни только неудобства! Интересно, станет ли Клэр возражать против того, чтобы я спал с ней обнаженным, когда мы наконец станем любовниками?»
Тут он понял, что его одолевают глупые мысли. Сначала нужно еще убедить Клэр, что в ее же интересах стать его возлюбленной. Но как это сделать, Том не имел пока ни малейшего представления. Особенно после того, как вчера вечером потерял голову и напугал ее до смерти.
«Полагаю, начинать нужно с извинений», — решил Том.
Он не знал, как поступит, если Клэр все-таки оставит свою работу, но знал наверняка, что не собирается ее отпускать.
«Черт, со всеми этими светскими условностями не так-то просто сладить! В прерии, если возникает в чем-то нужда, стоит только напасть на след, а потом дело только за удачным выстрелом. И не нужно тратить попусту время и беспокоиться о всяких там тонкостях. А здесь, черт побери, в цивилизованном мире, сначала нужно проявить обходительность, найти подход…»
Искать подход к девственницам Том не привык и абсолютно не был уверен в успехе. К тому же он понимал, что вчера вечером испортил все дело. Бедняжка Клэр — натура тонкая, а он так грубо обошелся с ней на балконе бального зала!
Застегивая жилет и поправляя галстук, Том пробормотал:
— Будь что будет!
Если нужно ухаживать за Клэр Монтегю — видит бог, он готов пойти и на это!
По пути в маленькую столовую Том чуть было мозги не вывихнул, стараясь вспомнить всю ту науку, которую мать вбивала ему в голову, когда он был еще мальчиком. Он здорово пожалел, что тогда обращал на это слишком мало внимания.
Том остановился перед дверью, пытаясь придумать какое-нибудь подходящее извинение, с которого хорошо было бы начать. Однако в голову ничего не приходило, и в конце концов он решил не прибегать ни к каким уловкам. Том рывком распахнул дверь, намереваясь сразу же начать с самого главного: он попросит Клэр не уезжать, а сначала выслушать его и попытаться понять.
Но всем его благим намерениям не суждено было сбыться.
— Где, черт возьми, Клэр?! То есть, я хотел сказать, мисс Монтегю?
Джедидайя поднял глаза от яичницы, которую возил вилкой по своей тарелке. В столовой находился только он.
— А, привет, Том! — мечтательно выдохнул Джедидайя. — Прекрасное утро, правда?
Том хмуро буркнул:
— Согласен. А где мисс Монтегю?
— Твой первый артистический вечер прошел замечательно, Том. Мисс Сент-Совр была просто блистательна! Я сразу понял, что ее ода «Во славу коня в яблоках» воспевала коней аппалузской породы.
— Разве? Никогда бы не догадался! А где мисс Монтегю?
— Ах, Том, мне не приходилось прежде встречать такую прелестную женщину. Она воплощает в себе все мои представления о женщине.
Поняв наконец, что его приятель просто не слышит и не видит ничего вокруг, Том пристально посмотрел на Джедидайю. Парень был похож на лунатика и наглядно демонстрировал все признаки заболевания, которое зовется любовью. А Том знал, что обращаться с жертвами этой болезни следует очень осторожно. Он уселся рядом с Джедидайей и положил руку ему на плечо. Прежде всего нужно привлечь к себе внимание больного, в противном случае от него ничего невозможно добиться.
— Джед, — позвал Том, тряся своего приятеля за плечо. — Джед, посмотри на меня!
Удостоверившись, что Джедидайя действительно смотрит на него, Том произнес, тщательно выговаривая слова:
— Ты не знаешь, где сейчас мисс Монтегю?
— Мисс Монтегю? Она была тут минуту назад. Посидела со мной за столом, но, кажется, ни крошки в рот не взяла. А потом удалилась.
— Она ничего не ела?
— Ага, ничего.
Тут Джедидайя снова глубоко вздохнул, и Тому стало ясно, что скоро от него опять ничего невозможно будет добиться. Поэтому поспешил осведомиться:
— Она пошла в свой кабинет?
— Да-да… Кто? О! Мисс Монтегю? Не знаю.
«Боже правый!» — вздохнул про себя Том.
Решив отыскать Клэр без посторонней помощи, что для профессионального разведчика не составляло особого труда, Том встал и положил на тарелку воздушных булочек, ветчины, масла и прихватил с собой банку с джемом. Когда он отыщет ее, во что бы то ни стало проследит, чтобы она съела хоть что-нибудь. В его намерения не входило уморить ее голодом.
Утром Клэр отчаянно пыталась заплести свои волосы, как обычно, в две косы. Она хотела вернуть себе прежнюю пуританскую внешность и тем самым изгнать то распутное создание, облик которого внезапно приняла, изо всех сил надеялась, что оно никогда снова не посмеет поднять свою порочную голову.
Но все ее попытки были обречены на неудачу. Ее кудри, которые мисс Тельма с помощью накаленных щипцов превратила в локоны, не распрямлялись. А сзади пряди были так коротко острижены, что никак не вплетались в косы. Единственной прической, которую ей удалось соорудить без посторонней помощи, был пучок на затылке, обрамленный спереди кудрями. Клэр никогда еще так сильно не огорчал тот факт, что волосы у нее вьются от природы. Все старания распрямить эти бесовские кудри с помощью воды приводили лишь к тому, что они закручивались вновь, дразня ее своей веселостью. Своей бесстыдной веселостью!
Но Клэр было совсем не весело. Она чувствовала себя просто ужасно. По крайней мере, хоть одеться она могла соответственно. Выбрав самое скучное, самое простое, самое коричневое из всех своих платьев, она застегнулась на все пуговицы и прошествовала вниз к завтраку.
Клэр простояла у двери в маленькую столовую целых пять минут, набираясь храбрости, прежде чем осмелилась войти в комнату. Перед ней предстал Джедидайя Сильвер в полном одиночестве, и от облегчения она чуть было не потеряла сознание. Когда ей наконец удалось завладеть его вниманием, Джедидайя сообщил ей, что Том еще не проснулся.
«Слава богу!» — воскликнула она про себя, но все-таки не смогла проглотить ни крошки.
Теперь Клэр сидела за своим письменным столом, сожалея о том, что смалодушничала и не дождалась Тома за завтраком. В присутствии Джедидайи он, наверное, обошелся бы с ней помягче. Так нет! Она поспешно ретировалась, как последняя трусиха, а теперь вот сидит тут одна! Если Том придет, они будут только вдвоем. И никто посторонний не остудит его праведный гнев. Ведь Том наверняка уже опомнился и презирает ее за бесстыдное поведение.
Клэр была так поглощена самобичеванием, что, когда раздался тихий стук в дверь, вздрогнула и тихонько ойкнула. Прижав руку к груди, она уставилась на дверь, не в состоянии говорить и двигаться. Когда дверь стала медленно приоткрываться, Клэр бросило в дрожь.
— Мисс Монтегю? — послышался голос Тома. Тон его был вполне дружелюбным, и Клэр не поверила своим ушам.
— Да-а? — выдавила она из себя.
— Можно мне зайти на минутку?
«Господи, он просит позволения войти! С чего бы? Это ведь его дом».
Клэр откашлялась и сказала:
— Конечно, мистер Партингтон.
Дверь открылась, и перед Клэр предстал Том Партингтон собственной персоной с покаянной улыбкой на лице, с тарелкой со снедью и банкой джема в руке. Его невероятные глаза сверкали, словно сапфиры. Клэр снова чуть было не потеряла сознание.
— Вы сможете меня когда-нибудь простить, мисс Монтегю?
— П-п-простить вас?
— За то, что я так испугал вас вчера вечером. Мое поведение было просто непростительным.
«Это его-то поведение непростительно?»
Клэр хотела возразить, но не могла вымолвить ни слова.
— Я знаю, что напугал вас, Клэр. Мисс Монтегю, могу я называть вас просто Клэр?
— Я… вы… да, конечно.
— А вы будете меня называть Томом?
Словно громом пораженная, Клэр несколько секунд смотрела на него разинув рот, а потом пробормотала:
— Господи боже мой! Нет! Я просто не смогу!
Том покачал головой и уныло произнес:
— Жаль. А я-то надеялся, что сегодня утром мы помиримся… Могу я по крайней мере поговорить с вами?
Чувствуя себя полной идиоткой, Клэр прошептала:
— Конечно.
— Благодарю вас.
Том посмотрел на тарелку, словно только что вспомнил о ней.
— Я прихватил для вас завтрак. Вам просто необходимо что-нибудь съесть.
Неожиданно Клэр поняла, что ей нужно сделать. Она стояла в облаке коричневого ситца, полная решимости поставить все точки над «и».
— Мистер Партингтон, мое поведение вчера вечером было недопустимым. Я сознаю, что вела себя не только неприлично, но и развратно, и у вас есть все основания уволить меня. Я прошу вас об одном: поверьте, что подобное поведение мне вовсе не свойственно…
Клэр с ужасом почувствовала, что слезы стали резать ей глаза. Она проглотила ком, стоявший в горле, решив ни в коем случае не плакать и не унижать себя еще больше.
— Что?!
Том казался ошеломленным, и Клэр в отчаянии чуть было не топнула ногой. Неужели он станет притворяться, что между ними ничего не произошло?
Набрав в грудь побольше воздуха, она решилась:
— Скажите, вы хотите, чтобы я оставила работу у вас, мистер Партингтон? Я не стану вас винить, если вы захотите этого, хотя… Хотя я надеялась, что вы сможете простить меня.
«Я не заплачу! Ни за что!» — повторяла она про себя, роясь в карманах в поисках носового платка.
— Я? Захочу, чтобы вы уволились? — Том замер, словно мраморная статуя, вцепившись руками в тарелку и банку с джемом, во все глаза глядя на нее. — Нет уж, не перекладывайте на меня ответственность, мисс Монтегю. Если вы сами хотите уехать, то скажите об этом прямо.
Клэр больше не могла выдерживать его пристального взгляда и, опустив глаза, прошептала:
— Нет.
Том вздохнул с невероятным облегчением:
— Ну, тогда не о чем и говорить! Забудем о том, что произошло вчера. Это была минутная слабость, Клэр. Такого больше не повторится!
Клэр боялась поднять на него глаза из страха, что Том сказал это из жалости.
— Спасибо…
— Это вам спасибо, Клэр! Я уже начал бояться, что упал в ваших глазах безвозвратно.
Она бросила на него быстрый взгляд, чтобы убедиться, что он не шутит. Впрочем, такой достойный джентльмен, как Том Партингтон, не стал бы шутить с подобными вещами. Судя по всему, он способен простить ее омерзительное поведение. А это значит, что ей будет разрешено остаться в усадьбе Партингтонов.
— А теперь, — сказал Том весело, — позвольте мне позвонить, чтобы принесли кофе. Должны же мы попробовать эти вкусные булочки! Я голоден, а Джед сказал, что и вы тоже ничего еще не ели.
Хотя при одной мысли о еде у Клэр сжался желудок, она прошептала:
— Конечно, мистер Партингтон.
Клэр потянула шнурок колокольчика и уселась за свой письменный стол, чувствуя себя гораздо увереннее. Том сунул в рот кусок ветчины и принялся намазывать маслом булочку.
— Надеюсь, вы не против, Клэр? Обычно я вставал и завтракал гораздо раньше. Никак не привыкну к городскому распорядку дня!
— Конечно, ешьте, пожалуйста.
Раздался стук в дверь, и в кабинет неторопливо вошел Скраггс. Физиономия у него была такой скорбной, словно этой ночью у него скончался лучший друг. Впрочем, у него почти всегда был такой вид, и Клэр к этому давно привыкла.
— Не могли бы вы принести нам кофе в мой кабинет, Скраггс? — вежливо попросила она.
Посмотрев на еду на столе, а потом на Тома, Скраггс позволил себе выразительно покачать головой, но голос его прозвучал невозмутимо:
— Хорошо, мэм.
Клэр почувствовала себя виноватой. Если бы она не была такой трусихой, они сейчас бы завтракали в комнате, специально предназначенной для этого, а не в ее кабинете.
Проглотив кусок булочки, Том заметил:
— Не слишком доброжелательный тип этот старина Скраггс, верно?
Клэр сочла своим долгом заступиться за старого дворецкого:
— Скраггс просто привык к заведенному раз и навсегда порядку, мистер Партингтон. Уверена, он не хотел показаться невежливым.
Том усмехнулся:
— Я ничего не имею против. Довольно забавно иметь дворецкого, похожего на ходячую мумию. Это придает дому загадочности.
Заметив, что Клэр пытается сдержать улыбку, Том ласково сказал:
— Все в порядке, Клэр. Пожалуйста, улыбнитесь мне. Когда вы улыбаетесь, я перестаю чувствовать себя последним негодяем.
Конечно же, от такого великодушия Клэр снова захотелось плакать. К счастью, в дверь постучали, и она бросилась открывать, таким образом удержавшись от слез.
— Спасибо, Скраггс, — сказала она, беря из его рук поднос с кофе.
— Не стоит благодарности, мисс Монтегю! Уверен, я привыкну к тому, что меня будут отвлекать от моих обычных утренних дел разными пустяками.
Скраггс с достоинством зашаркал прочь, а Клэр внесла поднос с кофе в кабинет и осторожно поставила его на письменный стол.
— Прекрасно. Теперь ваша очередь, Клэр. Вы должны что-нибудь съесть. Я не позволю вам умереть с голоду.
Только теперь Клэр почувствовала, что действительно проголодалась. Она села и взяла булочку, а Том тем временем сооружал себе бутерброд с джемом.
— Я убедился, что миссис Филпотт и в самом деле очень хорошая кухарка. Я рад, что она перестала переживать.
Намазывая булочку маслом, Клэр пробормотала:
— Я полагаю, миссис Филпотт — своего рода художник. А все люди искусства время от времени проявляют свой темперамент.
— Замечательное сравнение! Думаю, вы правы. — Том продолжал улыбаться, пристально глядя на нее, и Клэр занервничала. — Однако не похоже, чтобы и вы проявляли свой темперамент, Клэр. Мне кажется, что у вас чрезвычайно покладистый характер.
«Знал бы ты!» — подумала Клэр и тихонько откашлялась.
— Я же не принадлежу к разряду людей искусства, мистер Партингтон.
Она искренне не считала свои приключенческие романы о Таскалусце Томе произведениями искусства.
— Не знаю, не знаю. Мне кажется, что так ловко управляться с этим огромным имением может только настоящий художник. Но я-то знаю, что вам приходится следить за множеством различных вещей. А вы так умело со всем этим справляетесь, что ваши заботы кажутся просто невидимыми.
— Спасибо.
Клэр опустила голову, чувствуя, как ее щеки заливаются краской. Ей еще никогда не делали комплиментов по поводу ее хозяйственных способностей. Она и не думала, что кто-то может заметить, сколько усилий стоит вести дом так, чтобы другим это казалось само собой разумеющимся.
Несколько минут они ели молча; Том заметно успокоился и расслабился.
— Скажите мне, Клэр, — спросил он немного погодя, — вы умеете ездить верхом?
Она бросила на него удивленный взгляд.
— Нет. У меня никогда не было возможности брать уроки верховой езды, мистер Партингтон.
Клэр вспомнила, что в детстве всегда мечтала этому научиться. Ее отцу неоднократно удавалось обманом заполучить нескольких лошадей, но он тут же продавал их или проигрывал в карты. И у Клэр всякий раз сердце разрывалось, когда приходилось расставаться с этими прекрасными созданиями.
— Если вы позволите, я бы с удовольствием научил вас ездить верхом. Тогда вы могли бы мне помогать с ранчо… Если у вас останется на это время, разумеется.
— О, мистер Партингтон, я буду просто счастлива! Ничто не доставляет мне такой радости, как быть вам полезной.
— Да. Вы — неоценимый работник, — заметил Том почти удрученно.
Клэр понимала: после того как Том женится на Дайа-не, утонченная поэтесса едва ли станет проявлять интерес к его занятиям. Так что можно надеяться, что он не откажется от услуг домоправительницы — особенно если эта домоправительница сумеет стать ему необходимой… Несомненно, ей будет нелегко видеть свою лучшую подругу замужем за любимым ею мужчиной, но Клэр была уверена, что справится. Она давно привыкла наблюдать, как другим достается то, о чем она не смела даже мечтать.
Том явно обрадовался ее согласию, и Клэр была польщена.
— Сегодня же наведаюсь к мисс Тельме и закажу юбку для верховой езды, мистер Партингтон.
— Позвольте мне заплатить за нее, Клэр. В конце концов, вы ведь делаете мне одолжение.
Ошеломленная таким предложением, Клэр воскликнула:
— Ну уж нет! Я не могу позволить, чтобы вы покупали мне наряды, сэр! Это абсолютно неприлично!
Она покраснела, вспомнив собственное исключительно неприличное поведение всего несколько часов назад.
Ее возражения не слишком убедили Тома, но в конце концов он буркнул:
— Ладно. Однако вы должны пообещать мне, что позволите купить вам сапоги. Вы ведь не можете ездить верхом без сапог, а они очень дорогие!
Клэр злорадно улыбнулась, вспомнив, что уже скопила больше денег, чем можно потратить за три человеческих жизни, и все благодаря своим книгам.
— Уверяю вас, мистер Партингтон, у меня имеются кое-какие сбережения. Кроме того, вы напрасно думаете, что я делаю вам одолжение. Если вы будете давать мне уроки верховой езды, то осуществите мою самую заветную мечту!
— Правда?
Том был искренне доволен, и это только утвердило Клэр в ее убеждении, что он действительно человек необыкновенный.
— Конечно же, мистер Партингтон. Когда я была маленькой девочкой, мне так хотелось прокатиться верхом…
Клэр вовремя заставила себя остановиться, чтобы Том, не дай бог, не начал расспрашивать о том периоде ее жизни. Но он, кажется, не был склонен проявлять излишнее любопытство.
— Ну, тогда хорошо. Решено. Я с нетерпением буду ждать нашего первого урока, Клэр.
— Спасибо, мистер Партингтон. Как только я отдам все распоряжения по дому, сразу же отправлюсь в город.
Том довольно потирал руки.
— А мы с Джедом пойдем посмотрим конюшни. После Рождества прибудут первые лошади. Осталось всего каких-нибудь четыре недели. Но к тому времени вы, надеюсь, уже сможете помогать мне их объезжать.
Клэр посмотрела на него ничего не понимающим взглядом.
— Объезжать лошадей?
— О! Ну, конечно! Не беспокойтесь, Клэр. — Том коснулся рукой ее плеча. — Вы очень скоро научитесь обращаться с лошадьми.
Клэр вздрогнула от его прикосновения и с отчаянием подумала, что, наверное, никогда не сможет подавить в себе эту безрассудную страсть.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Герой ее романа - Дункан Элис

Разделы:
123456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Герой ее романа - Дункан Элис



Первые главы ужасно нудные. Но остальная часть сносно можно читать.
Герой ее романа - Дункан ЭлисGala
27.03.2014, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100