Читать онлайн Последнее танго в Бруклине, автора - Дуглас Кирк, Раздел - Глава V в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дуглас Кирк

Последнее танго в Бруклине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава V

Ты что, из ума выжил? – руки в бока, полное, обычно добродушное лицо пылает возмущением. Да, не думал Бен, что Сара так его встретит. – Дай человеку войти, Сара. – Милт стоял за ней, наслаждаясь ее неистовством. Давно на собственном опыте испытав, что в случае несогласия лучше всего сразу уступить Саре поле боя, он был в восторге оттого, что хоть раз в жизни ее «молнии» обрушились не на него, а на кого-то еще.
– А что, собственно, такого? – примирительно начал Бен, снимая пальто.
– Так, по-твоему, переехать к молодой женщине, о которой к тому же тебе почти ничего не известно, – это нормально? – Она вытерла руки о фартук – жест, означавший полное презрение к собеседнику.
– Успокойся, Сара, прошу тебя, – эта ее манера деспотичной еврейской мамаши начинала действовать Бену на нервы, но ему бы не хотелось, чтобы их еженедельный обед, обычно доставлявший столько удовольствия, превратился в склоку. – Ты же знаешь, мне надо дом освободить. И надо где-то жить, пока не подыщу себе подходящую квартиру. Вот подвернулось то, что нужно, и всего на два месяца. Что тут такого?
– Мне, разумеется, до этого дела нет (Саре до всего было дело), но на твоем месте я бы вела себя осторожнее, так вот тебе прямо и говорю.
– Осторожнее?
– Ты что, в газеты не заглядываешь? А если у нее СПИД?
Милт так и поперхнулся, стараясь не захохотать во все горло. «У Сары на этом настоящий пунктик», – шепнул он Бену, усаживаясь за стол.
– Ладно, хватит. Она просто моя хозяйка, и я не собираюсь тащить ее в постель.
– Значит, хозяйка? – иронически переспросила Сара. – Да Бетти в гробу перевернется, такое слыша. – И она, всем своим видом демонстрируя возмущение, повернулась на каблуках, направившись в кухню.
И очень вовремя, не то Милт лопнул бы от сдавленного смеха – настоящая истерика, и ничего он не мог с собой поделать, как ни зажимал рот ладонями.
Только он немного успокоился, как Сара ворвалась в комнату с блюдом жаркого в руках и продолжила, словно никуда не отлучалась:
– Одно ты мне обещай, Бен. – Прозвучало это не просьбой, а приказом.
– Конечно, Сара, что именно?
– Бренде обо всем этом ни полслова.
Бен ничего не понял.
– Какой Бренде?
– Она сегодня будет твоей партнершей за бриджем.
С тех пор как умерла Бетти, Бен сменил уже много партнерш за карточным столом, главным образом вдов, живущих неподалеку и приятельствующих с Сарой, которая твердо решила одну из них за него пристроить. Были это дамы и постарше, и помоложе, толстухи и не то чтобы очень, с большими деньгами и со скромными, но цель была у всех одна: отловить нового мужа. Понятно, из-за того что он снял комнату у молодой женщины, шансы чего-то добиться по этой части с ним пошли вниз, а значит, возникла угроза всей затеянной Сарой кампании.
– Хорошо, об этом я с нею говорить не стану, – согласился он, – только если и ты будешь про это помалкивать, и со мной тоже.
– Больно нужно, какая мне забота, что ты выжил из ума, – и все также кипя, она направилась обратно в кухню.
Милт захихикал, осторожно поглядывая на дверь.
– Она считает, что я обезумел, тебе кажется, что попал в смешное положение, – покачал головой Бен.
– Да нет, по-моему, все прекрасно. – Милт смахнул с глаз слезы. – А она уж точно ничего, а, юбочник чертов? И подержаться будет за что, правильно? – Он выпятил грудь, приложив к ней пухлые кулаки.
– Хватит, Милт… Очень славная девушка, работает в больнице «Сент-Джозеф».
– Монашка, стало быть?
– Не смешно.
– Да успокойся ты, Бен, – Милт потрепал его по плечу. – А вообще, если хочешь навести о ней справки, на всякий случай знай, что в «Сент-Джозеф» у меня полно знакомых, я же сам в этой больнице лежал.
– Лежал там?
– Ну ладно, не сам, клиентов нашего агентства туда отправляют, когда они – ну как это сказать? – не в себе, понимаешь? Там действительно настоящие монашки, в жизни никому не проболтаются. Да и понятно, за это им агентство все время деньги жертвует, и немаленькие.
– Дороговато обходится, значит?
– Дороговато, но мы свое от этого получаем сполна. Уж сколько раз они нас из такого дерьма вытаскивали.
– Ты мне никогда не рассказывал про это.
– Ну, про это и в агентстве лишний раз не упоминают… Видишь ли, достаточно журналистам про такое хоть раз пронюхать… ой, и думать даже не хочу, – Милт скорчил страшную гримасу.
– Да вам не все равно, они ведь так и так врут.
– В общем ты прав, конечно.
– Так какой смысл всякие секреты с собой в могилу уносить?
– Уговорил. Расскажу тебе один случай. – Милт так и просиял, сам смакую предстоящую историю. – Один наш клиент, из самых важных, прошу заметить, в то время был, а верней, была просто на эпизодиках, и если бы не монашки эти, в жизни бы ей ничего не сыграть.
– Ты о ком это?
– Абсолютная тайна, но так и быть, инициалы у нее К.Б., а теперь сам догадайся.
– К.Б…боюсь, быть не может!
– Может, будь уверен, что может. Короче, трахается она с одним директором студии, а он возьми да прямо на ней и скопыться.
– Как Нельсон Рокфеллер, выходит?
– Выходит, да, если про него не врут, только история у меня все равно особенная.
– Ну так?
– Нет, ты только вообрази: она из-под него вылезает, а он лежит чурбан чурбаном, мертвее не бывает. – Милт сделал эффектную паузу. – И член у него при этом торчит, что твой шомпол, как указка, в потолок направленная.
– Как это может быть?
– А надувной он был, член-то его.
– В жизни такого не слыхал.
– А пора бы, ты уж не молоденький да юбочник к тому же, как выяснилось. Короче, директор тот был полный импотент, и ему поставили такую трубочку, которую можно накачивать воздухом. Только дама никак не могла сообразить, где клапан находится.
– Ну, и как она с этим справилась?
– У нее хватило ума позвонить мне. Приезжаю я, мы вместе его одеваем, только вот дела, член как торчал, так и торчит чуть не до потолка, прямо через ширинку направление указывает.
– И не опускается?
– Нет, я ведь тоже клапан этот проклятый никак не найду.
– Ни хрена себе.
– Да уж понятно. Пришлось его в «Сент-Джозеф» оттарабанить, а там сестра Кларита живо с этим разобралась.
– Монашка?
– Да вот представь себе. Поумнее нас оказалась.
Тут уж расхохотался Бен. Ничего, вечер получился славный, хоть и неважно начался.
В гримерной Мэдисон-сквер-гарден Дон Арнольд пытался затянуть корсет на раздавшемся от пива животе. Все как у Элвиса на вершине его карьеры, ему ведь тоже говорили: «Ты король, надо тебе и выглядеть по-королевски», – только без толку были такие советы, известно ведь, как все печально кончилось. Тысяч по двадцать фанатов на его концерты приходили, и каждый видел, как у него всюду свисает сало из-под затянутых ремней.
– Отлично, Дон, осталось еще хомут надеть, и полный порядок, – произнес Джо, комический актер, выступавший в начале программы, который подгримировывался у себя в углу.
Костюмеры и парикмахеры сдержались, ожидая, как отреагирует Дон, потом засмеялись.
– А что тут такого смешного, милый? – Доуни, то есть миссис Дон Арнольд, вплыла в уборную, клюнув мужа в щечку. Он провел толстой рукой по ее попке. – Ну, ну, милый, – успокоила она его, добавив громким шепотом: – Потом, непременно потом, не при всех же.
Странная это была пара: он, выходец из семьи бедняков, живших в штате, где еще помнили о рабовладении, все никак не свыкнется с мыслью, что стал суперзвездой, а она, девушка из высшего общества, имевшая среди дальних родственников Рокфеллеров и Асторов, с трудом пробивалась в мире кино, пуская в ход все: собственные острые локти, славу имени, которое ей дал муж.
– Привет, Сэм. – Агенту Дона была послана царственная улыбка, а на Джо она подчеркнуто не обратила ни малейшего внимания, тем более что он собрался уходить.
– Ну, тебе пора, сделай так, чтобы они из себя вышли, – напутствовала она Дона.
– А хочешь, я потом еще добавлю, раскалятся, как будто их из домны вынули, – отозвался в дверях комик. Повернулся к Доуни, махнул рукой: – Приятного вечера, миссис Арнольд.
Она, разглядывая собственную помаду в зеркале, словно его и не расслышала.
– Тебе что, два слова ему сказать трудно? – спросил Дон, повернувшись к Доуни так резко, что поехала вбок линия, тщательно нанесенная ему гримером на левое веко.
– Разве я что-то грубое ему говорю?
– Ты вообще ничего ему в жизни не говоришь, не нравится он тебе, что ли?
– Нет, не нравится.
– А вот мне нравится, и артист он хороший.
– Ну и хорошо, если так, – бесстрастно резюмировала Доуни. Пошла к ванной. – Слушай, родной, я что-то прямо заливаюсь потом. Можно я у тебя по-быстрому душ приму?
– На площадке пришлось сегодня вкалывать, а?
– Надо было доснять этот эпизод на Центральном вокзале… И так, говорят, затянули, неудобства создаем для пассажиров.
– Значит, продвигается твоя картина?
– Материал смотрели недавно, говорят, потрясающе.
– А бывает так, чтобы материал не потрясающий получался? – усмехнулся Сэм.
Доуни, игнорируя это замечание, скрылась в ванной, откуда вскоре послышался шум включенного душа.
Сэм усилил звук на внутреннем радио, разговоры в гримерной теперь были почти не слышны, все перекрывал голос Джо, транслируемый со сцены: «Значит, приезжает папа к нам в Нью-Йорк и подают ему здоровенный белый лимузин…»
Дон изумился:
– Неужели он этот анекдот рассказывает, как сто лет назад?
– Конечно, и, как сто лет назад, хохочут до слез, – ответил Сэм. – Кстати, в пятницу я пригласил на программу Милта Шульца с женой.
– А кто это?
– Важный человек в нашем агентстве, утрясает неприятности, если что-то такое произойдет с клиентами на Востоке.
Костюмер подал Дону его расшитую блестками куртку.
– Милая! – крикнул Дон в направлении ванной, где шум воды прекратился. – Увидимся сразу после концерта, хорошо?
– Минуточку, – высунулась Доуни в тонкой простыне, облепившей ее влажное тело. Обняла его за шею, шепнула: – Когда будешь петь «Весь горю от страсти», вспомни обо мне, пожалуйста.
Прижалась к нему всем телом и добавила, заигрывая:
– А за это потом будет все, как ты любишь.
– Обязательно, детка, обязательно, – растаял Дон. Она отпустила его.
– Дон, скажи им, чтобы уходили, мне хочется отдохнуть с полчасика.
– Все слышали? Выметайтесь, – сказал Дон, и к выходу за ним потянулись костюмер, гример, потом и агент.
Двери закрылись, Доуни потушила свет и прямо в простыне плюхнулась на кушетку.
По внутреннему радио был слышен голос Джо: «А теперь, леди и джентельмены, вот тот, кого вы с нетерпением ждали весь этот чудесный вечер, вот он, наш несравненный и единственный… – голос его напрягся, перекрывая рев зала, – Джо Арнольд!»
Доуни вздохнула. Из приоткрывшейся двери ванной в темную комнату проникал луч света. Она сбросила простыню, оставшись в чем мать родила, тело ее подрагивало в ритм первой песни Дона:
Мы с тобой сегодня будем вместеИ забудем вместе обо всем,Я тебе скажу совсем без лести,Что мечтаю быть с тобой вдвоем.
Она не сдержала улыбки, услышав, как тихо поворачивается дверная ручка. В проеме показался темный силуэт комика Джо. Он повернул за собой замок.
Ни слова не говоря, она поднесла к груди левую руку и принялась играть со своим соском, пока правая рука раздвигала ноги. Джо тяжело дышал, наблюдая за нею. Медленными движениями он расстегнул брюки.
Комната опять заполнилась голосом Дона:
Весь горю от страсти,Весь в твоей я власти,Обо всем забыли,Счастливы с тобой.
Джо кинулся на нее…
– Что, сука, любишь, чтобы тебя драли, когда он поет?
– Да, миленький, да.
Все отдам за это,С тобою до рассвета,Нам с тобой сегодняНекуда спешить.
– Еще, – шептала она под ним, – еще…
В зале толпа сходила с ума, все топали, свистели, орали, перебивая друг друга. А оркестр одну за другой исполнял мелодии хитов Дона, давая ему возможность перевести дух, а заодно и поправить грим. Костюмер подал ему на сцене бокал с водой (на самом деле там была водка со льдом). «Спасибо», – хрипло пробормотал он, направляясь за кулисы. Подскочила парикмахерша, Дон от нее отмахнулся. Но она что-то настойчиво ему говорила, дергала за рукав, потом нагнулась и быстро зашептала ему что-то в ухо.
Лицо Дона стало смертельно бледным. Бокал грохнулся об пол, Дон со всех ног помчался по коридору к своей гримерной.
– Дон, с ума ты сошел, что ли, – вопил, несясь сзади, агент, – послушай же, Дон!
Но Дона уже не было видно. Секунду спустя с оглушительным хлопком распахнулась выбитая дверь, и шум разнесся по всему помещению за сценой.
Доуни валялась на кушетке нагишом, задрав левую ногу, а Джо поспешно застегивал штаны.
– Гад вонючий! – Комик едва успел увернуться и бросился прочь, таща за собой брюки, запутавшиеся вокруг лодыжек. – Пингвин удирающий, да и только, убью, сволочь!
– Дон, я сейчас все объясню, да успокойся же, Дон! – Доуни вскочила с кушетки, кутаясь в подхваченную простыню.
– Я тебе объясню! – Кулаком с размаха он изо всей силы заехал ей в лицо. Из сломанного носа фонтаном хлынула кровь. Она пыталась увернуться, но он схватил ее за волосы и притянул к себе: – Значит, отдохнуть тебе захотелось, блядь! – И снова ударил ее по лицу.
– Прекрати! – Сэм влетел в уборную, как раз когда Дон замахнулся для третьего удара. Кинулся на него сзади, на секунду сбил ему дыхание, дав Доуни шанс улизнуть, запершись в ванной. – Да послушай же меня, Дон! А публика?


Сара извлекла на свет свежую колоду.
– Знаешь, Бен, покойный муж Бренды был замечательный человек.
«О Господи, – подумал Бен, – хочет подсунуть мне эту дуру, напирая на достоинства ее скончавшегося супруга». Однако он вежливо улыбнулся женщине средних лет, сидевшей напротив, которая пристально его рассматривала, прикрывшись картами.
– И наследство оставил большое, правда ведь, Бренда?
– Да, большое, – ответила Бренда, будучи явно не из разговорчивых.
– Квартира у Бренды прелестная, а район… – тут зазвонил телефон. – Ничего, автоответчик включен, – засуетилась она, но Милт уже снял трубку.
– Бен, – сладко чирикала Сара, – ты ведь проводишь Бренду, когда закончим играть?
– Нет, не смогу.
– Напрасно, тебе было бы любопытно взглянуть на ее гнездышко.
– Что? – вдруг заорал Милт, сжимая трубку. Все обернулись к нему.
– Чтоб никому никакой информации, Сэмми, – диктовал Милт. – Какая еще «скорая»? Вези ее прямо в «Сент-Джозеф» и на своей машине, понятно?
На другом конце провода кто-то, видимо, возражал Милту, уже начинавшему терять терпение.
– Ну и что такого, что нос сломан… не голову же ей оторвали… ладно, обойдется… нет, в приемное отделение. Там сбоку есть подъезд, на Сибриз, знаешь? Жду вас там.
– Что такое? – забеспокоилась Сара, когда Милт опустил трубку.
– Да этот чокнутый Дон Арнольд, ну, певец.
– Кошмарные люди эти актеры, – сообщила Сара Бренде.
– А что случилось? – поинтересовался Бен.
– Ну, понимаешь, – Милт уже натягивал пиджак, – пока он был на сцене, пел этот свой шлягер «Весь горю от страсти», она и правда от страсти сгорала у него в уборной, с комиком из той же программы.
– Какая гадость! – отозвалась Сара.
– А он ее накрыл за этим делом и все говно из нее повыколотил.
– Фу, как ты выражаешься, тут же леди, – кинулась извиняться перед Брендой хозяйка. – Не в Голливуде мы, запомни.
Милт быстро пошел к выходу.
– Черт, у нее же съемки на полном ходу. Как-то надо выкручиваться.
– Я с тобой поеду, – поднялся Бен.
– Нет, нет, – остановила его Сара твердым жестом. – Ты же сказал, что довезешь Бренду домой.
Бену послышалось, что Милт, захлопывая дверь, взвыл от восторга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк



автор интересно пишет, но оч. грустный роман. рыдала в конце, впечатлил...
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Киркнаталья
19.06.2014, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100