Читать онлайн Последнее танго в Бруклине, автора - Дуглас Кирк, Раздел - Глава XIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дуглас Кирк

Последнее танго в Бруклине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XIII

Бен убрал в сторону журнальный столик, отодвинул к стене кресла, скатал ковер. – Вы тут танцевальный зал собираетесь устраивать? – насмешливо спросила Эллен, но было видно, как она возбуждена. Они только что вернулись из кинотеатра, посмотрев «Аромат женщины». Вот этот фильм сделал-таки свое дело, и она, наконец, позволила ему показать ей, как танцуют танго. Там, в картине, это было так красиво: не чопорный старомодный танец, как она думала, а чувственный, возбуждающий.
У Эллен мелькнула мысль: а не надеть ли ей по этому случаю облегающее черное платье – на актрисе в фильме было такое же, – но туг же Эллен стало смешно за себя. Хотя и то сказать: толстый свитер, джинсы – одежда явно не самая подходящая для такого случая.
Пока Бен возился с пластинками, отыскивая нужную, она порылась в гардеробе и вытащила легкий шерстяной костюмчик с цветами на рукавах, который отлично подчеркивает линию бедер, а к нему как раз подойдут вот эти лодочки на низком каблуке.
Бен, оторвавшись от проигрывателя, так и ахнул, когда она появилась:
– Да я вижу, у меня такая замечательная ученица! Она улыбнулась, предчувствуя, что все получится прекрасно.
– Стало быть, самое главное, – начал он менторским тоном, – это чтобы выше пояса тела, когда танцуешь танго, не соприкасались.
– Такой чувственный танец, а надо следить, чтобы ненароком не коснуться партнера?
– Я же не говорил «не коснуться», – я сказал, что нельзя, чтобы тела соприкасались выше пояса.
– Н-да, большая разница, как я вижу.
– Понимаете, танго придумали в Аргентине, а это католическая страна, там за женщинами во все глаза глядят. И знакомиться с мужчинами они могли там, только когда танцевали, оттого все строгости.
– То есть, надо, чтобы на вид все было очень строго, но только на вид?
– Вот видите, вы все правильно поняли. – Он подошел к ней, протянул руку – Ладно, довольно истории Готовы?
Она кивнула, он положил руку ей на талию. Мягкое, отеческое прикосновение.
– Для начала я вам покажу основные движения, ладно?
– Конечно.
– Значит, два шага вперед, но медленно, совсем медленно, и на партнера не смотреть, глаза должны быть устремлены прямо перед собой…
Ей вспомнился Аль Пачино.
– А затем вы неожиданно поворачиваетесь ко мне и смотрите прямо в лицо, а в это время мы делаем два шага в сторону, и быстро, еще быстрее.
– Только-то?
– Нет, потом надо опять сделать медленный шаг, и вот тут, если угодно, партнерша делает поклон.
Эллен захихикала.
– Ничего смешного. Танго – танец очень серьезный. Она изо всех сил постаралась придать лицу сосредоточенное выражение.
– Ну, начали. – Кончиком туфли он включил проигрыватель, и комната заполнилась меланхолической мелодией. – Раз, – он развернул ее так, что теперь тело ее словно повисло у него на руке, – и бедром вы почти меня касаетесь, как бы скользите вдоль моего бедра, я вам тут должен подчиняться.
– Вы подчиняетесь мне?
– Да, сначала солирует дама.
– Дама? – она была изумлена.
– Совершенно верно.
– Вот это здорово!
– Но не раскачивайтесь корпусом, только самые легкие наклоны, а еще следите, чтобы нога вся оставалась на полу, нельзя, чтобы танцевали на цыпочках.
– Хорошо, – кивнула она.
Бен особенно пристально следил, чтобы поддерживался нужный ритм. «Тише, тише», – командовал он, когда делали движение вперед, а затем: «Быстрее, еще быстрее». И тут Эллен сбилась, чуть не полетев на пол, когда пробовала сделать поворот.
Ей стало неловко, ну что это, неужели так уж трудно выполнить три несложных па.
– Ой, извините, – пролепетала она, – я такая неуклюжая.
– Ну что вы, в первый раз все так.
– Может, вам надоело уже со мной возиться? Он словно не слышал ее вопроса.
– Пожалуйста, проследите сейчас повнимательнее. – Он обнял воображаемую партнершу.
Она смотрела, как он скользит по комнате, нигде не отступая от ритма, – какая плавность, и так у него все естественно, просто. В кино не так танцевали, грубее, а он чуть не парит, но при этом все время ощутима сдерживаемая энергия. Словно какое-то грациозное животное, словно леопард, который крадется по следу.
Она представила себя на месте этой невидимой партнерши, и вдруг следа не осталось от ее смущения, от робости. Она сумеет, совершенно точно сумеет.
– А теперь давайте еще раз попробуем. – Рука крепко обхватила ее талию. – Нужно, чтобы вы все время чувствовали, что не отрываетесь от пола… как будто ручей вброд переходите.
– Вот уж это точно, того и гляди взмокну от стараний. Он хихикнул.
– Ведь нельзя же смеяться, – прикрикнула она на него. – Танго танцуют со всей серьезностью, сами говорили.
– Правильно, только вы ведь не на экзамене, не надо морщить лоб.
Они сделали поворот на этот раз безукоризненно.
– Еще разок, а?
– Медленно, медленно, – шептала она как бы про себя, – а теперь быстро, быстро, еще быстрее.
– Отлично, – с ненаигранной радостью заметил он.
– Только и всего?
– Не совсем, но ритм вы уже усвоили, а остальное просто. Главное поймать ритм.
Он прав, конечно. В ритме все дело.
Они протанцевали вдоль всей комнаты, и он ей показывал все более сложные па, наклоны, повороты, как партнеры покидают друг друга и снова соединяются.
Что-то было в этом танце зажигающее, она это ясно сознавала. Что-то совсем для нее новое. Ее зачаровывала печальная мелодия. Это было как состояние транса, но вместе с тем и необыкновенного внутреннего подъема. В жизни она ничего такого не испытывала танцуя.
И Бен тоже. Уж он-то танцевал танго сотни раз, танцевал, как художник, безупречно. Знал, что им можно залюбоваться. Но вот Эллен – она так хочет научиться, так еще неуверенна в себе – такого никогда у него не бывало. Когда они закончили свой первый танец, в его душе все ликовало, – он и не помнил, чтобы ему доводилось испытать подобное состояние, даже когда ему достался первый приз, за который состязались почти сто пар.
Сколько времени длился этот их танец, он не имел ни малейшего представления, пластинка словно бы никогда не кончалась или ее переставляли снова и снова. Что он знал наверняка – это свое страстное желание, чтобы она и не кончилась.
У них теперь прекрасно получалось. Он бросил взгляд на Эллен, глаза ее сияли. Видно было, что и ей танго доставляет наслаждение.
Они на миг расстались, оба выполнили дорожку шагов, затем снова оказались вместе, и Эллен слишком резко выгнулась, так что ноги ее сплелись с его ногами. Он вдруг уловил, как трепещет все ее тело, и у него по спине пробежала легкая дрожь. Бен почувствовал, что сейчас он ее захочет. Нельзя, ведь будет же видно, но он не хотел, чтобы это чувство прошло. Он прижал ее к себе еще плотнее, и она чувствовала, как крепнет твердость там, в самом низу его живота, но не отстранялась, и на лице ее не было ни тени смущения. «Медленно, – прошептала она, – медленно…» Теперь это уже можно было понять и в другом смысле: не спеши, не отступай. Она обернулась, пристально на него глядя. Все нужно было решить в долю секунды: либо поцеловать ее, либо отклониться назад.
Он отклонился, выключил проигрыватель, борясь с лихорадочно скачущими мыслями. Господи, хорошо хоть хватило соображения вовремя взять себя в руки. Он что, с ума сошел, чтобы вот так себя вести с совсем молодой женщиной? Уже и не вспомнить теперь, когда это у него было последний раз с Бетти. А после ее смерти ему даже ни разу не пришла охота помастурбировать. Ну и что такого, стареешь, и это желание проходит, все нормально. Но почему сегодня он взял и поднялся?
Хотя что тут гадать: просто она была совсем рядом, он чувствовал все ее тело. Интересно, а ей тоже захотелось? Да что ты, в самом деле, она просто радовалась, что у нее получается танго, хотя ведь прижалась к нему гак тесно, не могла не почувствовать… и не отстранилась ведь, не дернулась. Ладно, хватит об этом, приказал он себе.
– Поздно уже, – прохрипел он, ощущая сушь в горле.
– Угу, в постельку пора.
От этих слов он чуть не рванулся к ней, как подброшенный электрическим разрядом.
Не глядя на Эллен, он поднялся, прикрывая ладонью ширинку, чтобы не так было видно, какой там бугор, и направился в ванную.
Сзади послышался ее ласковый голос:
– Спасибо за урок.
– Спокойной ночи, – только и сумел выдавить из себя он.
Безжалостный холодный душ привел его в чувство, плоть сморщилась и больше не торчала. Он насухо вытерся полотенцем, делая нарочито резкие движения, словно хотел стереть все воспоминания о случившемся только что. Потряс головой, швырнул полотенце в бак и пошел спать.
Простыни были прохладные, и Бен вытянулся на них с наслаждением. И вот, пожалуйста. Опять он вскочил. Смех да и только.
И тут Бен услышал, как тихонько приоткрывается дверь.
Свет из прихожей доходил слабым лучиком, и он увидел, что она совершенно голая.
Она стояла в проеме молча, ждала, когда он заговорит, но Бен точно онемел. У него было такое чувство, как будто все это с ним происходит в самый первый раз в его жизни, и было страшно, и испепеляло предвкушение того, что сейчас случится. Он отбросил одеяло, молча приглашая ее лечь рядом.
Она неторопливо прошла к постели, потом улеглась, почти к нему не прикасаясь.
Сердце его отчаянно стучало, Бен повернулся к ней, нашел ее губы, жадно потянувшиеся к его губам. Они целовались с упоением, взасос, пуская в ход язык, и все им было мало.
В темноте его дрожащие от возбуждения руки ласкали ее гладкую кожу, пальцами он прочертил на ней линии, следуя изгибам тела. И все это богатство вот сейчас станет его собственностью?
Словно отвечая на этот несмелый вопрос, она повернулась и легла на него сверху. Поднялась на локтях, нежно лаская грудью его живот. Он чувствовал, как у нее твердеют соски. Бен накрыл ладонью ее правую грудь, притянул к своему рту. Когда он, покусывая, сосал ей грудь, чувствовалось, как сосок растет и каменеет.
Теперь она стояла над ним, упершись в постель коленями, и Бен совсем потерял голову. Какое дивное чувство, когда все делает женщина! А ведь с самой юности всегда и всем распоряжался он сам, но сейчас ему доставляло наслаждение следовать велениям ее тела.
Она нащупала пальцами его член, жестко упиравшийся ей в живот, и ввела в себя. Что-то горячее, влажное, ждущее его прикосновений. Да, именно его прикосновений!
Когда они кончили, она нежно его поцеловала в губы, потом в глаза и провела языком по лбу, по скулам – воздушные, еле ощутимые ласки перед уходом.
Все это время они не произнесли ни слова, и только в секунду высшего торжества ему почудилось, что она шепчет: «Медленно, медленно…»


Наутро Эллен еще спала, когда Бен вышел из квартиры, нарочно сделав это пораньше, чтобы не встречаться с нею. Он знал, им обоим будет неловко. И что он ей скажет?
Поблагодарит? «Эллен, дорогая, я был уверен, что он уже никогда не встанет, а вы это сделали, спасибо вам большое», – так, что ли? Как же, она, чего доброго, решит, что он теперь от нее будет требовать того же самого каждую ночь.
Извинится? «Эллен, простите, пожалуйста, больше это никогда не повторится. Сам не пойму, как это я потерял вчера голову». Но послушай, она ведь тоже этого хотела. Ведь она сама к нему пришла…
В общем, ясно лишь одно: прежние отношения между ними продолжаться не могут, потому что нельзя сделать вид, будто ничего этой ночью не произошло. Да и вообще, давно уже ему пора съехать. Они ведь поначалу договаривались о жилье только на два месяца, а какое там.
Вечером, вернувшись из своего зала, он нашел ее на кухне, где она пила растворимый кофе. «Привет, Бен», – с радостью взглянув на него, сказала она.
– Ну, как день прошел? – не придумав ничего лучшего, поинтересовался он, решив, что пусть она сама заговорит или не заговорит про вчерашнее.
Но она и словом про это не обмолвилась. Трещала без умолку про разные новости в больнице, про то, что Голди опять с мужем разругалась… Да, а сестре Кларите нынче приснился дельфин, и на нем верхом разъезжал по водам ангел…
– Эти монашки все психованные, – буркнул Бен, слишком озадаченный, чтобы поддерживать разговор. А она вроде бы в превосходном настроении, шутит, несет всякую чепуху. Бен попробовал что-то прочитать в ее глазах, но ничего не вышло. Как будто и правда вчера была ночь как ночь Может, ему все только приснилось?
Ну, что он мучается, надо просто поговорить и с этим покончить.
– Э-э-э… Эллен.
– Да, Бен?
– Сам не пойму, что это на меня вчера накатило. – Он решил, что всего лучше будет покаяться. Раз он во всем признает виновным себя, она, во всяком случае, не устроит ему сцену. – Короче, прошу меня извинить.
– За что, Бен?
– Ну… в общем… в общем, я не имел права.
– О чем это?
– То есть, я чувствую, что сильно виноват.
– Абсолютно не понимаю. Ведь, раз уж на то пошло, это я пришла к вам, а не наоборот.
С этим не поспоришь.
– Знаю, и все-таки…
– Все-таки, что?
– Понимаете, у меня вот такое чувство… – слова находились с трудом, да и вообще он не ожидал, что она так вот отреагирует. – Ну, что вы просто решили снисхождение ко мне проявить. Я вроде как вас немножко опекаю, вот вы и…
Эллен смотрела на него с недоумением.
– То есть вы решили, что я отдалась вам из благодарности, так?
– Да нет, что вы… просто…
– Очень признательна! – взорвалась она, наконец. – Ну и дура же я, чуть не на крыльях летаю из-за того, что у нас ночью было, а мне объясняют, что ничего и не было, оказывается, так, простые любезности.
От изумления Бен потерял дар речи. Просто смотрел, как она в негодовании металась по кухне, потом выбежала прочь. С силой захлопнула дверь в свою спальню.
Так, и что же ему делать? Бен кинулся было за нею в прихожую, но остановился. Из-под двери доносились приглушенные звуки: что-то полетело на пол, мощным потоком хлынула вода, это она на полную мощность отвернула краны в ванной.
Ну и мудак, просто из мудаков мудак! Спрашивается, зачем он своими руками все взял и испортил? Он что, не понимает, что вчера ночью случилось такое, что останется среди самых счастливых событий его жизни? Вот она тоже ведь сказала «как на крыльях летаю». И значит, никаких тягостных чувств у нее и в помине не было.
Он тоже пошел в ванную, постоял перед зеркалом, ополоснулся ледяной водой и, не вытираясь, смотрел, как по щекам бегут капли, стекая в раковину. А ведь он еще ничего на вид, действительно, ничего, правда, пару морщин надо бы убрать, но чувствуется, что человеку этому жизнь пока не в тягость и усталости нет или он умеет с ней бороться. Какие тягости? После вчерашнего он уже точно знает, что об усталости ему говорить рано. Ну как такое не отпраздновать!
Он глубоко вздохнул, чтобы успокоить нервы, вышел из своей комнаты. Эллен была на кухне, жевала свой бутерброд с маслом, – всегда так делает, чтобы его подразнить.
Он уселся напротив и начал намазывать маслом какую-то корочку.
Уголки ее губ как будто иронически скривились, но она молчала.
Бен откусил краешек.
– Надо же, а ничего. И вообще я, как видно, во многом заблуждаюсь.
– Поосторожнее. Не то еще понравится по-настоящему. Она докончила свой бутерброд, взялась за чашку с намерением осушить ее залпом.
– Вот вчера ночью мне действительно понравилось, по-настоящему… Да у меня… у меня за всю жизнь другой такой ночи, может, не было.
Она с минуту изучающе разглядывала его, как бы проверяя, насколько он искренен. Потом кивнула: «Хорошо, если так». Надо понимать, он прощен, и между ними снова воцарился мир.
Он с облегчением вздохнул.
Эллен допила кофе, вымыла чашку, не оборачиваясь к нему.
– У тебя фигура такая красивая, особенно снизу, – несмело сказал он.
Чашка грохнулась в раковину. Она так на него и кинулась:
– С ума сошел, что ли, или, может, перепил?
– В рот ни капли не брал, а говорю, что думаю, – ему достало уверенности в себе встретиться с нею взглядом, – и вообще, вчера было так, как будто я в жизни раньше женщины не знал… Знаешь, как в первый раз, ну как у меня было – она была намного меня старше, соседка кузины моей. Всему меня и обучила… Я просто одурел, хотя странно это все выходило, ощущения какие-то непонятные, непривычные…
Она подошла к столу, уселась, слушала не перебивая.
– Эллен, ты мне подарила нечто такое, чего, как я был уверен, мне уже больше никогда не испытать. Но пойми, мне так трудно поверить, что и тебе вчера было хорошо…
– Ой, Бен, какой ты глупый, – она потянулась к нему, взяла в руки его ладонь.
– Нет, ты дослушай, я ведь из-за того и начал валять дурака, что не верил, ну, никак поверить не мог, что у нас что-то могло выйти по-настоящему.
– Могло, глупенький, могло, и еще выйдет, вот прямо сейчас.
Он глядел на нее растерянно, сам себе не веря. А ее лицо вдруг просияло:
– Ты разве забыл? Переступивши черту, ни за что не оглядывайся, ни в чем не сомневайся, ни о чем не тревожься, иди вперед только и всего. Тебе этого никто не объяснял?
– Объясняли, – кивнул он и, взяв ее за руку, потянул за собой. – Сегодня, уж позволь, инициативу проявлю я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк



автор интересно пишет, но оч. грустный роман. рыдала в конце, впечатлил...
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Киркнаталья
19.06.2014, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100