Читать онлайн Последнее танго в Бруклине, автора - Дуглас Кирк, Раздел - Глава X в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дуглас Кирк

Последнее танго в Бруклине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава X

Рихард не улыбался. Краешком глаза Эллен видела, как он сосредоточенно шагал по справочному залу, пока она готовила сводку для руководителя онкологического центра.
Он решительным шагом вошел в библиотеку, явно приготовившись к объяснениям, но вот приходилось ждать, пока Эллен освободится.
– Одну минуточку, доктор Вандерманн, – с подчеркнутым радушием сказала она, делая вид, что не замечает, в каком он состоянии. – Итак, доктор Рейбен, чем еще могу быть вам полезна?
Онколог поблагодарил ее и направился к выходу.
– Ах простите, доктор, была еще одна статья, сейчас проверю… ну конечно, вот она, в последнем номере «Журнала Американской медицинской ассоциации».
Ей доставляло особое наслаждение то, что Рихард вынужден дожидаться. Мелкая, ничтожная месть, но другой ей пока не дано.
Онколог, наконец, удалился, она повернулась к Рихарду, вся лучась приветливостью:
– Ну как дела?
– Ты меня поставила в идиотское положение, – он еле сдерживался, чтобы не заорать.
– Я тебя поставила? – Эллен удалось разыграть искреннее недоумение. – Когда, чем?
– Ты прекрасно знаешь. Вчера, в ресторане.
– Да что ты, я, получается, что-то перепутала. Мы же договаривались отпраздновать сегодня, разве нет?
– Что ты такое несешь? Ты же мне сама сказала, что встретимся через час.
– Не могло этого быть, я вчера ужинала с моим квартирантом.
– Квартирантом? – Рихард ушам своим не верил.
– Да, ты же знаешь, он такой славный. Сводил меня в «Кейдж и Толнер».
– А я как дурак дожидался тебя в «Гриле».
– Бедняжечка! Очень нехорошо вышло, – в ее тоне появилось что-то неприятное. – Ты бы лучше Джину пригласил, чем связываться со мной.
– Прекрати, пожалуйста!
– Ты же всюду ее за собой таскаешь.
– Эллен, послушай-ка…
– Тише, Рихард, тише. Тут ведь библиотека. Молодой врач, вошедший когда они разговаривали, перелистывал в углу журнал, бросая на них любопытные взгляды.
– Поговорим попозже, – пробормотал Рихард сквозь зубы. – Мне на операцию пора.
– Конечно, как не понять, ты на операцию всегда спешишь, – сарказм чувствовался слишком сильно, чтобы он ничего не заподозрил.
А она продолжала негромко, стараясь четко выговаривать каждое слово:
– Вчера вечером я пыталась тебя найти, чтобы сказать про этот факс из издательства. И я тебя нашла, – она окинула Рихарда ледяным взглядом. – С нею вместе.
– Так ты, значит… – он не договорил, наконец-то догадавшись.
– Вот именно, – и она уселась за компьютер, стала что-то считывать на дисплее, как будто его тут вовсе не было.
С минуту он поколебался, потом подошел к ней вплотную.
– Эллен, выслушай меня, пожалуйста… Она не отрывалась от работы.
– Эллен, прошу тебя, я жутко виноват…
– Ты? Разве ты можешь быть в чем-то виноват? – презрительно отпарировала она.
– Глупость получилась, я сам понимаю, глупость и мерзость. Но ты же должна понять, что для меня все это никакого значения не имеет. Я ведь только тебя люблю.
– Понимаю, понимаю, меня ты любишь, а с нею трахаешься, правильно?
Рихард молчал.
Молодой врач теперь уже откровенно прислушивался, не сводя с них глаз.
Она снова сосредоточилась на дисплее, сделав вид, что вся поглощена работой и просто не замечает, что Рихард все еще здесь. Слышала, как он тяжело вздыхает, потом до нее донеслись звуки его удаляющихся шагов. И тут вдруг ее что-то пронзило: ведь он уходит не из библиотеки, из ее жизни уходит. Остановить его, вернуть? Она не тронулась с места.
Экран компьютера отражал ее лицо: расширенные от напряжения глаза, в которых застыла невыносимая боль, слезы, текущие по щекам. Нет, она не из сильных духом. Говорить может резко, оборвать тоже может, но все равно чувствуется, что ее так легко обидеть, и уязвима она очень, и такие разрывы даются ей ужасной ценой. Эллен решительно смахнула слезы и установилась на дисплей.


Когда вечером она вернулась домой, Бена не было. На кухне стояло блюдо с салатом, которого хватило бы на несколько дней, а сверху она нашла записку, что он пошел играть в карты, даже пририсовал пикового туза.
Есть ей совершенно не хотелось, но она все же поклевала, постаралась проглотить кусок-другой, не то он еще обидится, что зря старался. Хотя можно ведь, собственно, выбросить этот шедевр в унитаз. Она спустила воду, потом черкнула ему две строчки с благодарностью: в жизни, мол, не пробовала такого вкусного салата. Кстати, так оно и есть.
Эллен легла, но заснуть не удавалось.
Она почувствовала себя лучше, услышав, что Бен вернулся: спокойные, уверенные шаги в коридоре, вот он пустил душ… Он дома, и ей теперь стало спокойнее.
Но не просто спокойнее. Бен – существо загрубелое, но все равно она в нем распознает родственную душу. Что-то в нем есть такое, что позволяет ему почувствовать и облегчить ее боль, как не может никто другой. Второго такого друга у нее нет, даже Голди с ним не сравнится. Вот рассказала ей про Джину, а та только высмеяла ее: какая же ты наивная! Неужели не предполагала, что такое возможно? Зачем сама позволила Рихарду делать все, что ему заблагорассудится? Да, вообще, эти иностранцы, кто же им станет доверять! И так далее, и прочее. Но вот Бен отнесся к ее переживаниям всерьез. Понял, какой удар нанесло ее самолюбию то предательство, которое совершил Рихард, изо всех сил старается что-то сделать, чтобы она поскорее взяла себя в руки. Такое дорогого стоит, уж ей-то незачем объяснять.


После того что произошло, между ними возникло прочное понимание, и они чувствовали себя друг с другом в безопасности, ощущая твердую почву под ногами.
Стало естественным делом, что, возвращаясь со службы, она находила на столе приготовленный Беном обед, или они куда-нибудь отправлялись поесть вместе. Правда, иногда она обедала и в обществе Голди, а он шел к Милту и Саре, но им все больше нравилось проводить свободное время вдвоем, потому что вдвоем им было хорошо.
Часто они шли в кинотеатр, если Бену удавалось обнаружить в репертуаре любой из старых фильмов, в которых звучит танго. Она все посмеивалась над ним, говоря, что зря он старается привить ей любовь к этим мелодиям, она их все равно никогда не оценит. Но все же неизменно принимала его приглашения. Как-то они выстояли очередь в «Плазе», чтобы посмотреть «Четыре всадника Апокалипсиса» с Рудольфом Валентино; пока двигались к окошечку кассы, перебрасывались шутками, и одна старушка сказала Бену: «Как приятно, сразу видно, что дочка вас очень любит, нечасто теперь такое встретишь». Ни он, ни она не стали ей объяснять, как оно на самом деле. Только Эллен немножко расстроилась. А что, смогла бы она подружиться с приятелями отца, если бы он не сбежал? Уж, наверняка, она бы все сделала, чтобы стать такой, как он бы хотел… Впрочем, что толку предаваться этим фантазиям? Хорошо, что у нее есть такой надежный друг, как Бен, пусть даже он вдвое ее старше.
По воскресеньям они теперь вместе ездили раздавать бутерброды Джелло и его товарищам из БВГ. Бену тоже все больше нравились эти люди, не похожие ни на кого.
Как-то, когда они, как обычно, шли из парка вдоль пляжа, он сказал:
– Знаете, Эллен, раньше я был несправедлив к бездомным, считал, что они все чокнутые или наркоманы, в общем, отбросы общества, а теперь вижу, правы-то были вы, а не я.
– Конечно, какой же Джелло наркоман?
– Согласен. И вот что меня больше всего поражает: он так все правильно говорит, настоящий аналитик общественной жизни.
– Я давно это поняла. Он бездомный, но уж никак не беспомощный.
– Одно только меня смущает… они же в страшно антисанитарных условиях живут.
– Ну, не совсем, там есть колонка, которая для пожарных машин предназначена. И остальное у них тоже предусмотрено, а не где попало.
Эллен сбросила сандалии, напугав прогуливающуюся чайку.
– Слушайте, это вы напрасно, тут же мусора всякого полно, еще порежетесь, в кровь попадет…
– А мне нравится босиком по земле идти. – Она раскидала песок босыми пальцами. – Разувайтесь тоже, ладно?
– Ну уж нет. – На нем были толстые носки и тяжелые кроссовки.
Она бросила на него лукавый взгляд, крикнула: «Из трубы дым валит – тебе водить!» – и молнией понеслась по кромке берега. Он легко ее настиг. Запыхалась уже, хрипит, за бок держится. А у него даже дыхание не сбилось.
– Да, форма у вас, прямо скажу, не идеальная.
– Ничего подобного, просто оступилась. А то бы вам ни за что меня не догнать.
– Правда, Эллен, вы бы заходили ко мне в зал хоть раза два в неделю. Я с вас ничего не возьму.
– Еще чего! Уж совсем меня хотите переделать. Хватит и того, что я согласилась эту заячью пищу, каждый день, жевать.
– Ну, не хотите, как хотите, – уступил он. – Кстати, о заячьей пище. На Брайтон-Бич есть неплохой супермаркет, это рядом, давайте туда заедем.
– Нет уж, я по магазинам терпеть не могу шляться.
– Бросьте, должен же я вам лекцию прочитать о правильном питании.
– Так вы еще обучать меня намерены? Мы так не договаривались.
– Ну и что? – рассмеялся он.
Ему как раз очень нравилось ходить за покупками. Почти всю жизнь это была обязанность Бетти, и пока она не свалилась, он смутно себе представлял, что такое супермаркет, но потом она уже совсем не могла никуда ходить, и за дело взялся Бен. В первый раз его все изумило: какие-то необыкновенные овощи, фрукты, про которые он и не слышал (кумкват, например, это что такое?), мучные изделия, деликатесы – да это целые магазины внутри супермаркета; если угодно, отсюда можно унести домой готовый обед – все до мелочей предусмотрено; или вот картонки со льдом и прорезанным окошком, чтобы было видно, какой внутри йогурт, какое молоко, обезжиренное там или, наоборот, обогащенное, а может, без молочного сахара, а бывает, пополам со сливками. Цены, разумеется, тоже произвели свое впечатление. Он-то помнит, когда кварта молока шла за пять центов.
Они двигались с Эллен вдоль бесконечных стеллажей, и он, толкая тележку, давал ей указания, что снять с полочек, – иногда ей для этого приходилось становиться на цыпочки. Ничего, для спины такие упражнения полезны, а по-другому делать их ее не заставишь. За корнфлексом из чистой пшеницы ей пришлось вытянуться изо всех сил.
– Вы правда это хотите? – на ее лице появилась гримаска.
– Конечно.
– Ладно, тогда для себя я возьму вот что, – и в тележку полетел большой пакет картофельных чипсов.
– А вы это правда хотите? – передразнил ее Бен.
– Да уж будьте уверены, что хочу, мне без этого и за стол садиться неохота, а вы ведь обещали, что не станете меня ругать за мои привычки.
– Помню, обещал, вы уж извините меня. Мое дело простое: сумки таскать, да «что угодно, мэм», «конечно, мэм».
Он повертел в руках пакет с чипсами, прочел рецептуру и только присвистнул.
– Нет, вы посмотрите, сколько тут соли! Неужели вам все равно, какое у вас будет давление?
– Ну, не надо, Бен, – вздохнула она.
Но он не отступал.
– Человеку необходимо всего лишь двести двадцать миллиграммов соли в день, а видите, что тут написано? От таких доз что угодно может быть: и удары, и рак желудка… Вот у вас все время желудок побаливает, вы сами мне говорили, – так это потому, что соль там все у вас разъела.
– Господи Иисусе! – взмолилась она, вырвала у него из рук чипсы и поставила пакет обратно. – Да покупайте вы, что хотите! – и пошла к прилавку с журналами.
Бен помотал головой. Он уже достаточно ее изучил, чтобы не обижаться, когда на нее нападали такие капризы, да и хорошо, что так, он теперь волен покупать все по-настоящему ей полезное.
Когда он подходил к кассе, в тележке у него была целая гора продуктов. Очередь, к сожалению, оказалась длиннющая. Им по воскресным дням надо бы дополнительных кассиров ставить.
Бен терпеливо ждал, Эллен перелистывала какой-то блестящий еженедельник. Ага, «Глоуб», и на первой же странице фотография унылого Дона Арнольда, который с грустью смотрит на свою светящуюся торжеством жену, а заголовок гласит: ДОУНИ ДОБИЛА ДОНА.
Чтобы не так скучно было стоять, Бен купил «Спортс иллюстрейтед», а когда вернулся в очередь, оказалось, что перед ним невесть откуда взявшийся мужчина в застиранной майке держит упаковку из шести банок пива. Это что же такое, лезет вперед всех и даже разрешения не спросит.
– Послушайте, встаньте в очередь, как все, – обратился к нему Бен.
– А я тут и стою, как раз перед вами, – с наглой улыбкой ответил любитель пива.
– Нет, не стоите.
Мужчина не спеша повернулся к нему, взглянул, набычившись.
– Ты чего шум поднял, старичок?
– Вы где-то позади меня, – твердо сказал Бен, – займите свою очередь, и никакого шума.
– Вот так, что ли, а, папаша? – толстяк стоял теперь за Беном, но так тесно к нему прижавшись, что дышал ему пивными парами прямо в затылок.
– Вот так, – осклабился Бен.
Впереди, у кассы, стоял автомат для мороженого, и в его стеклянной дверце хорошо было видно происходящее в очереди. Поставив пиво на пол, мужчина в майке занес кулак, но, прежде чем удар был нанесен, Бену удалось, перенеся тяжесть тела на левую сторону, правым локтем заехать нападающему в живот. Тот качнулся назад, потерял равновесие и хлопнулся прямо на стеллаж с детским питанием, попутно сокрушив и свое пиво в упаковке.
– Ну что там такое опять? – бросилась к нему Эллен. – Ну почему вы каждый раз затеваете драку, куда мы ни пойдем?
Бен взглянул на нее, печально покачав головой.
– Зря вы меня ругаете, просто он споткнулся, видимо, недоглядел. Вечно я у вас во всем виноват.
Нападавший – весь в крови от бутылочек с детской смесью – пытался подняться на ноги и вопил, что ему сломали шею.
На шум подбежал администратор супермаркета. Бен поторопился расплатиться, и они улизнули.
Эллен осталась перекладывать покупки, пока он подгонял автомобиль. Только в Нью-Йорке в любом супермаркете установлены заграждения, так что нельзя с тележкой пройти прямо к машине. Подъехав, он увидел, что Эллен все никак не оторвется от «Глоуб».
– Что вам так интересно, это же одни сплетни.
– А мне сплетни нравятся, к вашему сведению.
– Не знаю, что тут может нравиться: то какие-то дети родились двухголовые, то марсиане гуляют по Сиэтлу, то обнаружены блохи крупнее собак…
– Ну, про такое я и читать не стану. А вот это любопытно, – и она указала на фотографию Дона с Доуни.
Пожалуй, она не так уж неправа. Действительно, любопытно.
– Хотя так все размазывают, ужас просто. Хотят на слабостях человеческих поиграть. Вот, представьте себе, что открываете журнальчик, а там во всю полосу: РИХАРД ЗАСАДИЛ ДЖИНЕ, А ЭЛЛЕН РЯДОМ! – как вам это понравится?
Она молча посмотрела на него.
– Да, пожалуй, вы правы, – и журнальчик полетел в мусорный бак, когда он завел машину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последнее танго в Бруклине - Дуглас Кирк



автор интересно пишет, но оч. грустный роман. рыдала в конце, впечатлил...
Последнее танго в Бруклине - Дуглас Киркнаталья
19.06.2014, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100