Читать онлайн Милые женушки, автора - Дрейк Эбби, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Милые женушки - Дрейк Эбби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Милые женушки - Дрейк Эбби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Милые женушки - Дрейк Эбби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Эбби

Милые женушки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Сэмюель Дэвид Фултон, что, во имя всего святого, ты сделал? – Дана оглядывала комнату, заваленную огромными листами бумаги, размером с мольберт, которые висели по стенам и закрывали собой коллаж из фотографий мальчиков еще в детском возрасте, то, как они изменили пространство, на которое она потратила уйму денег и времени, приводя его в порядок, когда мальчики впервые уехали в колледж. Теперь эта комната представляла собой нечто среднее между классом и комнатой для допросов. На листах ютились стрелки, заметки и нумерованные списки, напечатанные разноцветными чернилами. – Сэмюель? – повторила она, потому что вместо того, чтобы ответить, он улыбался.
– Здорово, да? Смотри, это система. Черными чернилами помечено время до и после убийства Винсента. Здесь показано то, что произошло. Затем, для каждого потенциального убийцы и того, что нам о них известно, я использовал чернила, отличающиеся по цвету.
Первый гигантский лист висел на фотографиях с отдыха в Хэмптоне девяносто третьего года. Он был исписан красными чернилами и озаглавлен:
Кэролайн Мичем
– Раут начался в двенадцать тридцать, – сказал Сэм. – Мы считаем, что в одиннадцать тридцать она была дома, но кто это проверял?
Он указал на слово «алиби», за которым стояли три вопросительных знака.
Дальше шел «мотив» на одной линии со словами «Дала деньги Винсенту?».
Последним было написано:
Средства – Связи с киллером?
– Лорен Халлидей, – продолжал Сэм, пропустив несколько листов и подходя к тому, который был напечатан синим. Под именем Лорен он написал:
Алиби —???
Мотив – Винсент был ее любовником.
Средства – Близкая подруга миссис Мичем.
Киллер?
Дана огляделась. Плакат Бриджет был исчерчен зеленым, Китти – желтым, Иоланды – пурпурным. Комментарии к каждому содержали в себе такие примечания:
Бриджет Хэйнз – Рак (это как-то связано?)
Китти Делано – Наследство (так ли уж неожиданно?)
Иоланда Делано —
Дана тут же заметила, что Иоланда была вся в огромных «???» с головы до ног.
В общем, демонстрация получилась понятной, хотя, на ее взгляд, сделана она была слишком уж старательно.
– Боже ты мой! – воскликнула Дана. – А Бриджет почему подозреваемая?
– Она лгала полиции, мам.
То, что Бриджет сказала, будто у нее был сеанс массажа, хотя на самом деле она планировала химиотерапию, вряд ли можно было бы счесть за ложь. Дана скользнула взглядом по листам с Рондой, Жоржеттой и остальными, кто был на рауте.
– Так по крайней мере ты делаешь свою домашнюю работу.
– Круто, да? Я знаю, я упустил кучу женщин. Надеюсь, Хлоя даст мне список гостей ее матери.
– Сэмюель, – сказала Дана, закрывая глаза, чтобы подобрать слова, а потом снова открывая их. – Я восхищаюсь твоими усилиями, правда. Но я не считаю, что нужно… – она поводила рукой, словно дирижируя нью-фоллской симфонией, и, наверное, именно это она и делала, – всю эту информацию вывешивать здесь в открытую, словно это выставка. Все эти женщины – мои подруги, милый. Я не хочу, чтобы они подумали, что я шпионю за ними или, не дай Бог, что я их в чем-то обвиняю.
– Но я подумал, что они не так уж часто к нам заходят, и потом, ты же принимаешь их не в гостиной?
Действительно, когда подруги собирались вместе, то это обычно происходило на кухне за чашкой чая, реже в более формальной обстановке – в гостиной, за бокалом вина. Исключительный случай был лишь однажды, когда они с Китти сидели в солярии, дерево проломило крышу, и Китти спасла ей жизнь.
Как и в большинстве случаев, всегда бывают исключения.
– Но временами заглядывают другие люди, Сэмюель. Уборщики. Иногда деловые партнеры отца…
– Ну, можно, я оставлю это здесь до тех пор, пока я дома? – Из всех троих мальчиков Сэм был испорчен меньше всех. Наверное, поэтому он не дулся долго. – Это помогает мне думать, мам. А на следующей неделе мне уже в колледж. Можно до этого времени закрыть комнату?
Сын сделал столько работы, что было бы жалко так сразу его «заворачивать».
Дана снова огляделась, вникла в его рассуждения, собранные в одной комнате. Детективу Джонсону стоило бы взглянуть на это.
– Такты считаешь, что мне стоит завтра отправиться в Гайд-парк вместе с Китти?
Сэм пожал плечами:
– Ну да, а почему бы и нет? Я буду допрашивать Хлою, а ты работай с ней.
Дана упала на софу, которая стояла напротив пурпурного имени Иоланды.
– Надо сосредоточиться на Иоланде, да?
– Надо сосредоточиться на всех, мам. Я знаю, они твои подруги, но то, что кто-то из них совершил убийство, это очевидно.


Кэролайн сказала Дженни, что будет у себя в спальне и чтобы ее не беспокоили. Никаких звонков, никаких посетителей, пусть даже весь больничный праздник пойдет прахом.
Она была подавлена.
Стянув с себя свои плиссированные брюки «Остин Рид», она швырнула их на пол. Люди из комитета по связям с общественностью уже знают о Хлое и Ли. И как они пронюхали так быстро? И с чего она решила, что находится вне поля зрения, будучи тем, кто она есть?
Дело, конечно, было не только в Хлое. Еще и в друзьях Кэролайн: Лорен, Бриджет, Дане. Все женщины, которые приходили на ее раут, которые собирались на праздник (с момента убийства Винсента число гостей увеличилось; даже никому не известные личности хотели урвать себе кусок социального пирога Нью-Фоллса, чего бы им это ни стоило).
Дело было во всех женщинах, чьи жизни удались лучше, чем ее, у которых был друг, готовый даже сделать им педикюр, если у них обнаружат рак. В женщинах, у которых есть мужья, любовники, а у некоторых и те и другие. Черт, даже Лорен, милая, тихая Лорен кувыркалась с тем, кто ей не принадлежал, и все это во имя страсти, все это во имя любви. И все это – притворяясь идеальной женой Боба.
Кэролайн, конечно, королева притворства. Еще в молодости она выучила: когда мать поражала «ужасная головная боль» (читай: когда мать хватала лишку), отец таскал Кэролайн с собой на симфонию, открытие галереи или на благотворительный вечер, или ему хотелось, чтобы она была хозяйкой на обеде с гостями, которых позвала ее мать и потом благополучно об этом забыла. Кэролайн могла не глядя изобразить кого угодно, кроме себя самой.
Боже, она просто превратилась в шаблон!
Подойдя к окну, Кэролайн опустила шторы, закрываясь от остатков дня. Она подошла к кровати – широкой кровати огромных размеров, похожей на ту, которая стояла внизу в комнате для гостей и на которой спал Джек вот уже двенадцать лет. Она откинула пушистое покрывало и забралась под него, жалея, что у нее нет маленькой собачки, которую можно прижать к себе, почувствовать ее дыхание, ее теплый живот рядом со своим.
Но у Кэролайн не было собаки, и нужна она была ей не больше, чем мужчина в постели.
Простая истина была в том, что ей была нужна женщина.
«Ну вот, – сказала она себе. – Я признаю это. Мне нужна женщина, черт подери! Но не любая женщина».
– Элиз, – прошептала Кэролайн.
Больше успешно проведенного праздника, больше своей фотографии в «Таун энд кантри» или в «Таймс», больше жизни – по крайней мере ее жизни – она хотела дочь Китти.
Вот в чем заключалась истинная причина того, что они больше не могли быть друзьями с Китти, истинная причина, по которой она отдалилась от Бриджет и Даны. Все стало так сложно; что еще она могла сделать?
Если бы только можно было вернуться к началу…
– Моя мать меня не понимает, – сказала Элиз как-то летним днем, еще до того, как Винсент бросил Китти. Она шагала вокруг бассейна Кэролайн, с улыбкой на лице и тоником в руке. Другая рука лежала на шортах, которые сидели слишком низко на ее стройных бедрах и слишком открывали ее супермодельные ноги. Каждый раз, как она отбрасывала назад свои густые рыжие волосы, ее твердые, полные груди показывались из-под ее слишком облегающего спандексного топа, словно бы в поисках того, кому они могли бы быть интересны.
Поначалу Кэролайн отводила глаза, пораженная тем, что эта молодая женщина вызывала – да, вызывала – такие первобытные желания.
Сколько лет Элиз? Двадцать семь? Двадцать восемь? Есть что-то ненормальное в пятидесятилетней женщине, которая любит, желает двадцативосьмилетнюю. (Никто не удивился, когда Винсент спутался с Иоландой; двойные стандарты – это двойные стандарты.)
Пока Элиз говорила и ходила, Кэролайн думала о разнице в возрасте, а не о том, что даже и двадцативосьмилетняя она все равно была женщиной, а не мужчиной, черт подери!
Эй!
Но когда Элиз сказала, что ей что-то попало в глаз, и придвинула стул туда, где сидела Кэролайн, нагнувшись так низко, что Кэролайн, дыша ей на грудь, чувствовала, как секс исходит из пространства между ее шелковых бедер, Кэролайн решила, что не важно, мужчина это или женщина, красавица или чудовище.
Она издала негромкий стон и засунула подушку себе между ног, желая, чтобы это была Элиз.
Они занимались сексом тем днем. Жарко. Быстро. Кэролайн вспотела так сильно, что думала, что умрет от такой обильной потери влаги. Тогда впервые в жизни она потеряла контроль над собой.
После этого раз в неделю (к сожалению, только раз) они встречались на квартире у Элиз в городе и проводили несколько часов, занимаясь тем, чем занимались.
Это была любовь, да, Кэролайн это знала. Но кроме того – это не имело смысла.
Она не была там с праздников, с тех пор как подарила Элиз бриллиант в виде буквы «Э» от «Тиффани» в серебряной оправе, с тех пор как они обсуждали январский отдых на Багамах.
Кэролайн ушла из квартиры Элиз, чувствуя тепло и живость. Но когда она вышла из лифта и пошла через холл, к ней подошел седовласый человек. У него были маленькие глаза и родинка около носа. Он стряхнул снег со своего поношенного нейлонового пальто.
– Винсент Делано – один из моих клиентов, – сказал мужчина. – Он ищет капитал для своего нового предприятия. И вот он нанял меня, чтобы выяснить, нет ли у вас каких-нибудь секретов – таких, которые ваш муж не хотел бы оглашать. Секреты жен обычно куда более интересны – и стоят дороже, – чем секреты мужей. Вы не согласны?
Миссис Мичем не сказала ни слова, просто стояла, как Дега, балансируя между ступенями.
Человек улыбнулся, или, скорее, злобно посмотрел на нее:
– Я и не думал, что наткнусь на золотую жилу. Что выясню не только то, что вы изменяете, но и то, что делаете вы это с дочерью моего клиента. – Его родинка колыхалась, когда он усмехался. – И это, я думаю, меняет правила игры – того, кто кому должен платить.
Кэролайн заключила с ним сделку и заплатила ему за молчание.
Затем она порвала с любовью всей своей жизни ради того, чтобы защитить Элиз, чтобы защитить Джека, чтобы защитить себя и свое место чемпиона мира.
А теперь щеки Кэролайн были мокрыми от слез. Ей до боли хотелось любви, ей до боли хотелось ее. Ну почему они не могут быть вместе теперь, когда Винсент мертв?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Милые женушки - Дрейк Эбби


Комментарии к роману "Милые женушки - Дрейк Эбби" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100