Читать онлайн Взгляд незнакомки, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Взгляд незнакомки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

13 марта 1862 года


Капитан Брент Макклейн стоял на носу «Дженни-Лин» и пристально вглядывался в поросшие соснами берега устья Флориды. У рта его залегли горькие складки; тело было напряжено, словно сопротивлялось липкому страху, который против воли закрадывался в душу.
Джексонвилл был объят пламенем.
Военное счастье отвернулось от конфедератов Флориды.
Судно юнионистов «Гаттерас», базировавшееся в Ки-Уэсте, подошло к Сидар-Ки шестого января. Высаженный с корабля десант взял железнодорожную станцию, депо, пакгауз с военным снаряжением и телеграф. Были захвачены шхуны, сторожевые суда и паром. Во время штурма станцию защищали только двадцать три конфедерата, — незадолго до нападения северян две роты были отправлены на отражение возможного наступления юнионистов на Фернандину.
Жертвы оказались напрасными: федералы взяли и Сент-Огастин, и Фернандину, теперь наступил черед Джексонвилла.
Клубы черного дыма, поднимаясь над деревьями, застилали синее небо. Солнце померкло. Брент закрыл глаза и стиснул зубы. От чувства собственной беспомощности можно было сойти с ума. Еще немного, и он сорвет с себя одежду, кинется в воду и поплывет к берегу, а потом… Потом он, чего бы это ни стоило, доберется до «Южных морей»…
Нельзя так распускаться, одернул себя Брент. Он капитан и должен держать себя в руках. Командир не имеет права принимать поспешных решений — нельзя подвергать бессмысленному риску корабль, команду и собственную жизнь. Надо набраться терпения и ждать, когда вернутся разведчики.
— Мы здесь, капитан! — Брент посмотрел вниз и увидел Чарли Макферсона, карабкавшегося на борт по веревочной лестнице.
— Быстрее, Чарли. Что происходит на берегу? Взглянув в напряженное лицо капитана, Чарли опустил глаза и грустно покачал головой. Как тяжело сказать этому железному человеку, что его родной город превратился в руины.
— Чарли! — рявкнул Брент.
— Федералы оккупировали Сент-Огастин и Джексонвилл, капитан. Там сейчас стоит Четвертый нью-хэмпширский полк. Конфедератам пришлось отойти, разрушая при отступлении город. Горят в основном лесопилки — их сожгли, чтобы они не достались неприятелю. Уничтожены сталелитейный и металлический заводы, в устье реки затоплено несколько кораблей, так что придется следить за фарватером, капитан.
Брент молчал, не в силах вымолвить ни слова. Сент-Огастин, Джексонвилл… Как близко от «Южных морей», как близко!.. От выражения ярости и горя в глазах командира у Чарли сжалось сердце.
Он деликатно кашлянул и продолжал:
— На самом деле не все так страшно, как кажется, сэр. Мы видели своими глазами, что дома почти все целы. Янки, конечно, бесчинствовали, но не сильно, мы с Крисом видели это своими глазами. Во всяком случае, они вели себя тихо, не так, как будут вести себя, если войдут в Ричмонд или Чарлстон. Они думают, что в Джексонвилле немало тайных юнионистов, и соблюдают осторожность.
Брент наконец пришел в себя. С решительным видом он повернулся и направился в свою каюту. Матросы на палубе занервничали, ожидая возвращения капитана.
Макклейн не заставил себя долго ждать. Он появился на палубе, сменив украшенную золотым позументом военно-морскую форму на коричневые бриджи, белую рубашку и синий сюртук без каких-либо знаков отличия офицера армии Конфедерации, Засовывая на ходу за пояс пистолет, Брент снова прошел на бак; охотничий нож был заткнут за голенище сапога. В глазах капитана Макклейна горел огонь. Он внимательно оглядел свой экипаж.
— Я собираюсь, на берег, — не тратя слов на вступление, сказал он. — Со мной пойдут три человека. Я не стану никого принуждать, пойдут добровольцы. Не буду скрывать: дело опасное, может случиться так, что нас расстреляют или мы проведем остаток войны в лагере для военнопленных. Правда, расстрел более вероятен. Мы без формы, нас могут принять за шпионов, а их расстреливают и янки, и конфедераты, не задавая лишних вопросов.
Эндрю Скотт, ходивший в разведку с Чарли, сразу выступил вперед:
— Я иду с вами, капитан. Но вы хорошо все обдумали, сэр? Оба города захвачены. Офицер, которого мы повстречали близ Сент-Огастина, приказал нам уходить на запад, потому что уже поздно…
— К черту этого офицера, — тихо проговорил Брент, не дав Скотту закончить фразу. — На борту я — офицер флота, а на Западном побережье мы еще окажемся, ждать осталось не так долго!
Эндрю мгновение колебался — его немного беспокоил лихорадочный блеск в глазах капитана. Но внешне, как и всегда, капитан Брент Макклейн казался воплощением спокойствия. Он никогда не поведет их в бой, не имея четкой стратегии. Да разве они прославились не благодаря капитану? И, между прочим, не только на Юге. Когда захлебнулась атака конфедератов на Форт-Пикенс, они с Макклейном ушли в Новый Орлеан, проскользнув под носом у целой эскадры федералов, — им потом показывали нью-йоркскую газету, где был описан этот подвиг.
Макклейн дерзок — это правда, но юнионисты еще не знают, что, кроме этого, он еще и умен.
— Я с вами, капитан, — проговорил Эндрю.
Тут же выступила вперед половина команды. Напряженно улыбаясь, капитан испытующе оглядел смельчаков.
— Крис, Эндрю и… — Перед капитаном выросла фигура Чарли:
— Вы никуда без меня не придете, Брент Макклейн. — Капитан едва удержался от улыбки — Чарли явно дрожал, но все же решился.
— Хорошо, Чарли, ты идешь с нами. Всем остальным оставаться здесь в полной готовности — может быть, нам придется удирать отсюда во все лопатки. Отведите «Дженни-Лин» за рейд, с глаз долой. Кто знает, возможно, нам надо будет подняться вверх по реке, хотя я предпочел бы открытое море. Для нас лучшее нападение — защита. Нам надо будет оторваться от янки. Крис, Эндрю, Чарли, форму снять, мы превращаемся в мирных торговцев, сторонников федерации. Легенда такая: мы пробираемся на юг, потому что услышали, что здесь высадились северяне.
Несмотря на обуревавшее его беспокойство, Брент дождался темноты, чтобы направить шлюпку с тремя матросами к северу от доков Джексонвилла. Увидев военные корабли янки, Брент снова ощутил душевную боль. Всего пять месяцев назад он приводил сюда «Дженни-Лин» для мелкого ремонта и ставил на стоянку там, где теперь торчала канонерская лодка юнионистов под звездно-полосатым флагом. Сердце Брента забилось. Неужели солдаты северян топчут сейчас своими сапогами сосновые полы дома в «Южных морях»? Отец и старший брат были далеко — в самом начале войны Джастин и Стерлинг Макклейны вступили в Первый флоридский кавалерийский полк, и два месяца назад их часть отправили на север, на подмогу армии Северной Виргинии. Беда, что в доме остались сестра Брента Дженнифер и жена Стерлинга Патриция с пятилетним сыном Патриком.
На секунду Макклейн прикрыл глаза. Можно только поблагодарить Бога за то, что мать умерла еще в пятьдесят восьмом году и не видит всего этого ужаса. «Южные моря» были для нее еще одним любимым ребенком. По ее планам отделывались вое комнаты и украшался каждый уголок. Всю свою жизнь и всю свою любовь она отдала двум вещам: семье и дому — «Южным морям».
Была, правда, зыбкая надежда, что янки не станут разорять плантации, расположенные между Сент-Огастином и Джексонвиллем. Пока шлюпка неторопливо рассекала воды, окончательно стемнело, и на берегу зажглись огни — жилые дома и служебные помещения пристани стояли в целости и сохранности.
Пустые надежды — Брент известен всем как непримиримый враг северян. Все знают, что Макклейны — хорошие плантаторы, отличные моряки и добрые воины Конфедерации. Неужели янки пощадят дом, принадлежащий двум офицерам-кавалеристам и знаменитому своей дерзостью капитану?..
— Правь к той бухточке. — Брент наклонился к уху Чарли, сидевшему на руле. — Дальше мы пойдем пешком. Сейчас разойдемся и до города будем добираться каждый сам по себе.
Они вытащили шлюпку на песок и тщательно замаскировали ее ветками. От берега до гавани было всего около полумили, но как только они двинулись вперед, пришлось залечь и двигаться ползком. Вокруг было полно патрулей. Северяне охраняли доки и причалы. Невдалеке остановились двое солдат. Они беспечно стояли у всех на виду, раскуривая трубки. «А что им волноваться? — с горечью подумал Брент. — Город сдан, противника поблизости нет».
— Янки не ждут никаких неприятностей, — пробурчал Брент в никуда, зная, что рядом с ним, прижавшись к песку, лежит Чарли, — и в этом наше преимущество.
Какое еще преимущество? Он не планировал никакой военной акции. Единственным желанием было раздобыть коня и во весь опор помчаться в «Южные моря». Втягивать своих людей в семейное дело Брент не хотел, да и не имел права.
— Как насчет Лил? — шепотом поинтересовался Чарли. Брент задумчиво сдвинул брови. Лил держала таверну на Мэйн-стрит, куда частенько захаживали моряки. Федералы сейчас наверняка пьют, как сапожники, отмечая победу, так что план скорее всего удастся на славу.
— Проходить со стороны кухни, — шепотом скомандовал Брент. — Мимо строений пристани, и поскорее. Идем по одному. Если поймают, держите язык за зубами,
— Кто первый? — спросил Эндрю.
— Я, — ответил Брент. — Если мне не удастся дойти до склада, возвращайтесь на судно. Следующий Крис, потом Эндрю, потом Чарли.
Макклейн напрягся, словно перед прыжком. Он подождал, пока солдаты разошлись в разные стороны, вскочил и бросился в ночь.
Добежав до склада, Брент, едва сдерживая рвущееся из груди дыхание, прижался к стене. Постоял, ожидая, когда успокоится сердцебиение, затем обернулся в сторону пустыря и поднял руку. В следующее мгновение в темноту из кустов рванулась вторая тень, потом третья и четвертая. Через минуту все четверо стояли, тесно прижавшись к холодной стене склада, держась за нее так, словно это была нить их жизни.
Не было слышно ни звука, и Макклейн показал своим людям следующее здание. Остерегаясь патрулей, они по одному перебежали к укрытию.
Вокруг было полно солдат. С каждым следующим шагом передвижение смельчаков становилось все более опасным. К счастью, теперь они могли укрыться от посторонних глаз за повозками, складскими помещениями, деревьями, кустарниками.
Чудеса все-таки случаются: четверка благополучно прошла по городу и перелезла через частокол, окружавший таверну Лил.
В зале стоял неумолчный гул голосов и звон посуды, поэтому никто не услышал, как Брент с товарищами перепрыгивали через забор. Макклейн подошел к двери кухни и заглянул внутрь, слегка приоткрыв створку.
В кухне, большую часть которой занимала огромная плита, никого не было. Приоткрыв дверь пошире, Брент дал знак своим товарищам подождать и вошел в дом. Спрятавшись за плитой, он застыл в ожидании. Спустя довольно продолжительное время послышался шелест юбок, и в кухню через вращающуюся дверь, ведущую в бар, вошла женщина. Выждав, когда она приблизится к плите, Брент сзади подскочил к ней и зажал рот рукой, чтобы она не вскрикнула от удивления.
— Это я, Лил, — быстро проговорил он, — Брент Макклейн.
Тело женщины сразу обмякло в его руках. Большие карие глаза широко раскрылись от изумления. Лил облегченно вздохнула. Брент ослабил хватку — он хорошо знал хозяйку таверны, ведь столько хмельных вечеров провел здесь вместе со своим экипажем.
— Брент Макклейн! — прошептала женщина, радостно обнимая капитана. Потом она отстранилась, чтобы лучше разглядеть своего старого знакомого. — Ты сошел с ума, Брент! Здесь кругом полно янки. Они считают тебя добычей, которая стоит больше всего их треклятого золотого запаса! Какой черт принес тебя сюда, дорогой?
В ответ Брент только пожал плечами, улыбнувшись Лил. Ее статная фигура была немилосердно затянута в корсет, округлое лицо все еще казалось прекрасным и молодым. Соблазнительная грудь была вот-вот готова вывалиться из глубокого корсажа. В глазах женщины появилось теплое, манящее выражение. Видимо, чувство опасности подогрело в ней возбуждение. Еще совсем недавно Брент с радостью бы принял это приглашение хозяйки — немало ночей провел он когда-то в ее жарких объятиях, да и сейчас Брент солгал бы себе, если бы стал утверждать, что его больше не волнуют прелести Лил. Но… он не собирался затягивать игру в шпионов. Ему надо попасть в «Южные моря», а потом уносить ноги. Но если бы не…
Брент не мог сказать с уверенностью, хочет ли он другую женщину. Сможет ли он притвориться, что испытывает нечто похожее на страсть, и доставит ли женщина ему хоть небольшое удовольствие…
— Мне надо знать, что происходит. Лил. Я привел с собой трех человек, они ждут во дворе, в кустах. Здесь безопасно?
Лил кивнула, и Макклейн распахнул дверь кухни. Эндрю, Крис и Чарли молча проскользнули в дом. Лил метнулась к двери в зал и осторожно выглянула. Успокоившись, она обернулась к мужчинам:
— Я сейчас только скажу, чтобы дядюшка Пит приглядел за янки, а сама подумаю, чем можно вам помочь, ребятки.
Дядюшка Пит был освобожденным негром, но, после того как Лил подписала ему вольную, он остался со своей прежней хозяйкой. Лучшего сторожевого пса, чем старый Пит, было не сыскать.
Четверо конфедератов напряженно поглядывали друг на друга в ожидании возвращения Лил. Она вошла, улыбнулась и, понизив голос, сказала, поглядывая на Брента:
— Что говорить, пока ничего особенного не случилось. Перед уходом наши ребята спалили все, что могло пригодиться янки. Некоторые жители бежали из города, но большинство осталось. Было несколько обысков, но, слава Богу, никого не арестовали. Были драки, пара пожаров, но в остальном ничего существенного. Вроде бы их офицеры получили приказ не распускать солдатню, и, похоже, это правда. Янки ведут себя очень вежливо и тихо, надеются найти себе здесь союзников, чтобы люди сами поддерживали в городе порядок. — Лил тяжело вздохнула.
— Что творится в окрестностях? — напряженно спросил Брент.
В красивых глазах Лил мелькнуло выражение боли.
— Не знаю, Брент, честное слово, не знаю. Они забирают хлопок, табак, лошадей, скот и провиант, но что еще делают, не знаю. Прошу тебя, не волнуйся за сестру и жену Стерлинга. Я же сказала, радость моя, они держат солдат на коротком поводке. Женщин не обижают и не насилуют. Оккупация прошла как-то тихо и незаметно, но тебе, Брент, лучше убраться отсюда.
— Я никуда не уйду, пока не побываю в «Южных морях», — твердо произнес Брент. — Лил, у тебя в доме все еще есть та потайная комната в подвале?
— Да, но…
— Ты дашь мне лошадь и седло. Ребята останутся здесь, в твоем подвале, и дождутся моего возвращения.
— Мы не отпустим вас одного, капитан! — запротестовал Чарли.
— Еще как отпустите. Я приказываю вам оставаться здесь: не хватало мне втягивать вас в свои дела. Если я не вернусь, пусть Лил расскажет вам, что творится, а потом возвращайтесь на «Дженни-Лин». Поднимите якоря и вперед, к заливу. Все ясно?
Матросы понуро кивнули головами. Лил оказалась более разговорчивой:
— Ты просто дурак, Брент Макклейн.
— Да, — охотно согласился капитан. — Так ты дашь мне лошадь?
* * *
Улочки на окраине города были безлюдны. Вокруг царила неправдоподобная тишина, в воздухе пахло гарью. Впрочем, в этой тишине не было ничего удивительного: как еще может выглядеть город, который только что оккупировала армия противника? Население Северной Флориды затаилось в тревожном ожидании.
В зловещем безмолвии не было ничего противоестественного. Оставшиеся в городе люди заперлись в домах, моля Бога, чтобы их не тронули неприятельские солдаты. Много дней матери не осмелятся выпускать на улицу детей. Долго еще побежденные будут с угрюмым видом взирать на победителей…
Эти бестолковые янки, решил Брент, пользуются плодами своей победы с удивительной беспечностью, видимо, считая, что Флорида не представляет для них никакой опасности и годна лишь на то, чтобы быть источником провианта, кораблей и вооружений…
Достигнув западной заставы, Брент изо всех сил пришпорил костлявые бока искусанной оводами клячи, которую Пит добыл для Лил. Счастье еще, что хозяйка смогла разыскать для капитана хотя бы это четвероногое подобие коня: отступая, конфедераты увели с собой почти всех годных лошадей — Флорида славилась своей доблестной кавалерией.
Двинувшись в путь, Брент отчетливо сознавал всю сумасбродность своего предприятия, которое могло закончиться после первой же встречи с патрулем юнионистов. Ему не удастся уйти от погони на этой жалкой кобыле. Но что толку думать об этом? Макклейн попытался отвлечься от мрачных мыслей.
«Не дай себя убить», — сказала на прощание Кендалл. Каким легкомысленным тоном были произнесены эти слова! Очаровательный протяжный южный говор был буквально пропитан беззаботностью, однако за этой обманчивой оболочкой скрывалась подлинная тревога, и Брент, вспоминая сцену прощания, вновь и вновь преисполнялся желанием выжить, во что бы то ни стало. С того дня утекло много воды, все время было заполнено морскими переходами и жестокими сражениями, но память о Кендалл осталась жива. Эта женщина преследовала его во сне и мечтах — Брент явственно видел, как они снова близки. Макклейн воочию представлял себе то, что было, и то, чему только суждено будет произойти… Но дайте только срок — и все исполнится.
Именно из-за Кендалл Брент был одержим желанием увидеть «Южные моря». Имение принадлежало Джастину, но вокруг плантации было сколько угодно свободной земли. Этих акров хватит мужчине и женщине для того, чтобы построить дом, который Кендалл украсит своим присутствием, — дом, в котором она будет полновластной хозяйкой, королевой. Брент представил себе ее бездонные изумительной синевы глаза, когда она встречает его на пороге дома. Кендалл… Эта женщина может быть великосветской леди в гостиной и ненасытной ведьмой в постели… Но… она жена другого.
Правда, если честно, то последнее обстоятельство мало беспокоило Брента. Закончится война, Кендалл получит развод, и плевать на скандал, который поднимут разные ханжи по этому поводу. Самое главное — уберечь ее от янки до развода.
Брент улыбнулся, представив себе, как живет сейчас Кендалл посреди болот. Как давно они не виделись! Интересно, как они поладили с Рыжей Лисицей? В том, что Кендалл уживется с индейцами, Брент нисколько не сомневался. А вот каково придется индейцам?
Задумчивая улыбка, смягчившая черты резко очерченного лица Брента, мигом погасла. В воздухе сильно запахло дымом пожарища. Гарью несло не из города. Макклейн сильно ударил каблуками по впалым бокам клячи, и она неожиданно пустилась по дороге тяжелым галопом. Обдуваемый дымным ветром, Брент летел сквозь ночь, трепеща от тяжелых предчувствий.
Он потерял всякое представление о времени. Доскакав до юго-западной развилки, он, не снижая аллюра, свернул в нужную сторону. На обсаженной магнолиями дороге, ведущей к «Южным морям», его внезапно охватила страшная слабость. Ноги стали ватными. В душу закралось неясное подозрение. Он остановил лошадь и пристально вгляделся в темноту.
В нетерпении Брент спешился и двинулся пешком к родному дому, немного погодя сорвался на бег, потом снова остановился. Он увидел… Опустившись на колени, Брент застыл на месте, не в силах идти дальше.
От «Южных морей» остались одни воспоминания. От былого великолепия сохранились только три колонны. Призраки, выделяющиеся на фоне темного ночного неба, напитанного запахом горького дыма. Белый цвет колонн, отражавших яркий лунный свет, зловеще контрастировал с чернотой пепелища.
Брент не знал, сколько времени простоял он на коленях… Тупая боль, овладевшая всем его существом, сводила с ума.
Он начал молиться, возблагодарив Бога за то, что умерла мать, не дожив до этого ужаса.
Потом он ощутил ярость. Ярость и чувство невосполнимой утраты. Однако продолжал не двигаясь стоять на коленях. Оцепенев, он услышал чьи-то шаркающие шаги.
— Масса Брент?
В голосе прозвучало такое недоумение, словно Макклейн был привидением. Он присмотрелся и увидел в темноте фигуру высокого худого негра.
— Боже! Так это и вправду вы, масса Брент?
— Здравствуй, Томас, — тихо произнес Брент, узнав старого лакея отца Опираясь на протянутую черную руку. он поднялся. — Томас, где Дженнифер, Патриция, Патрик?
— Не переживайте понапрасну, молодой господин. Миссис Патриция и ее малыш ушли в Ричмонд, к своим. А мисс Дженни, она здесь, никуда не уехала. Но вы не волнуйтесь, у нее все хорошо, с ней ничего плохого не произошло. Они не стали жечь дома рабов. Они, янки то есть, очень хотят, чтобы мы, цветные, записались в их армию и бросили свои дома. Где же мы будем потом жить? А мисс Дженнифер живет в домике матушки Ли.
— Можешь отвести меня к ней, Томас? — устало спросил Брент.
— Ну да, конечно, могу, сэр, буду просто счастлив. Но знаете, масса Брент, это очень опасно для вас, бродить здесь. Янки имеют на вас большой зуб и хотят засадить в тюрьму.
— Спасибо, Томас, я знаю и пробуду здесь недолго, но мне очень надо увидеться с Дженни.
— Идемте, сэр, идемте. Матушка Ли живет сейчас в большой пристройке. Пока конфедераты были здесь, в господском доме лечили раненых солдат, и мисс Дженни еще тогда переехала к матушке Ли.
Брент внезапно остановился, хлопнул себя по лбу и изумленно присвистнул. Вблизи он еще раз посмотрел на развалины сгоревшего дома.
— Так они же не сожгли дом, они его взорвали?
— Да, сэр, именно так они и сделали. Но пойдемте скорее, масса Брент, не то мм наскочим на янки, которые все время рыщут в округе.
Брент знал, что многие плантаторы держали своих рабов в полной нищете, хижины негров порой были хуже загонов для скота, и в душе Макклейн понимал, что рабство несправедливо.
Но Макклейны не были жестокими рабовладельцами, и, переступив порог чисто выбеленного домика семейной поварихи, можно было в этом убедиться. В добротной печи весело потрескивал огонь, на окнах — аккуратные занавески, на полу старый ковер, из господского дома.
Войдя в дом, Брент едва ли заметил худую старушку Ли. Его взгляд мгновенно отыскал хрупкую светловолосую девушку, которая, низко склонившись над рукоделием, что-то шила у плиты.
— Дженни!.. — хрипло произнес Брент. Девушка вскинула на брата свои огромные серые глаза и, уронив шитье, порывисто вскочила с табуретки:
— Брент!
Она бросилась к нему на шею и чуть не задушила в объятиях.
— О, Брент, как я рада, что ты приехал! Но тебе не надо было этого делать!
Взяв сестру за плечи, он отстранился, наслаждаясь каждой черточкой родного лица. Губы его сложились в ласковую улыбку:
— Дженни… Какая ты красавица!
Брент снова привлек сестру к себе, с щемящей грустью отметив, как она повзрослела, с тех пор, как он ее не видел. Дженни только что исполнилось семнадцать, и от угловатого подростка, каким он ее запомнил, не осталось и следа. Девочка превратилась в красивую девушку с затаенной печалью в глазах.
— Что здесь произошло, Дженни? — спросил он, все еще прижимая девушку к себе. Какая мерзость — эта война! Старшие братья всегда подтрунивали над своими младшими сестренками, но когда тем приходилось туго, девочки всегда могли найти помощь у братьев и выплакаться на их плечах.
Но Дженни осталась одна.
Однако каким же молодцом она держится! В глазах грусть, но рот упрямо сжат — невзгоды не сломили ее, а закалили. И во всем ее юном облике чувствовалась какая-то весенняя свежесть. Короткие рукава-буфы обнажали руки, корсаж плотно охватывал стройный стан, голубая юбка обрамляла фигурку сестры чудесным колокольчиком. Блестящие толстые косы были аккуратно уложены кольцами.
«Как она похожа на меня!» — подумал Брент и от этой мысли на сердце стало теплее. Жаль, конечно, что разрушены «Южные моря», но их можно восстановить, пока жива их душа — Дженни.
— Так что здесь произошло, Дженни? — тихо повторил он свой вопрос.
Дженнифер отступила назад и попыталась лучезарно улыбнуться.
— Сначала обними матушку Ли, Брент, и садись. Матушка принесет нам чаю. Ты не голоден, Брент? Сколько бы я ни встречала моряков и солдат, они всегда умирают с голода!
Брент послушно обнял старушку, которая, сколько он себя помнил, всегда была членом их семьи. С плачем, негритянка обвила его шею.
— Садитесь, масса Брент. Я сейчас принесу вам чаю, детки, а потом мы с Томасом оставим вас одних.
— Спасибо тебе большое, матушка Ли, — ответил Брент, едва сдерживая нетерпение услышать рассказ сестры. — Я совсем не хочу есть, Дженни, камбуз на моем корабле работает исправно.
Минуту спустя Брент сидел на полу, скрестив ноги и потягивая сассафрасовый
type="note" l:href="#note_3">[3]
чай с доброй толикой бренди.
— Ты слышала что-нибудь о папе и Стерлинге? — спросил Брент.
— Около месяца назад я получила от них письмо. У них все хорошо, их часть отправили в Виргинию, — ответила Дженни, тяжело вздохнув, но тут же улыбнулась: — Папа так гордится тобой, Брент! Он пишет, что и в Виргинии все слышали, как ты надул янки, проведя корабль под самым их носом!
Брент болезненно поморщился. Слова Дженни напомнили ему о вопросе, все время мучившем его:
— Они сделали это из-за меня? Янки отомстили, уничтожив «Южные моря»?
Смутившись, Дженни неловко поправила юбку.
— Это так, Дженни?
— Ну да, Брент. Но не только из-за тебя, конечно. Из-за папы и Стерлинга тоже. И знаешь, Брент, для тебя это прозвучит странно и вряд ли мои слова тебе понравятся, но мне показалось, что они не хотели этого делать. Когда янки пришли, я встала на пороге с ружьем и сказала, что пока я жива, они не войдут в дом. Командовавший ими лейтенант оказался очень милым человеком. Солдаты обложили дом взрывчаткой, а он поднялся по ступенькам и встал напротив меня. Наверняка лейтенант понимал, что я смогу выстрелить, но еще больше он боялся, что дом вспыхнет, а я останусь в нем. Парень начал говорить, что ему страшно жаль взрывать мой дом, но он не может ослушаться приказа начальства. Брент, когда пришли янки, я была в ужасе. Ты же знаешь, какие россказни ходили о них. Я была уверена, что меня изнасилуют, а потом перережут горло, но тот лейтенант оказался настоящим джентльменом. Он сказал, что, конечно, я могу его застрелить, но он обязательно попытается вытащить меня из дома, чтобы я осталась живой-невредимой. Знаешь, Брент, я не смогла выстрелить. Убежала в дом, и он бросился за мной, хотя здание вот-вот должно было взлететь на воздух. Я схватила старую Библию — ты помнишь, как ею дорожила мама, — а он схватил меня и выволок из дома. — Дженни замолчала на мгновение. — Его зовут лейтенант Джекоб Хэллорен. Если ты когда-нибудь встретишь этого янки, не убивай его, Брент. — Он помолчал, прихлебывая чай:
— Это война, Дженни. У людей, которых приходится убивать, не всегда успеваешь спросить имя.
— Но есть очень достойные янки, — тихо произнесла Дженни. Брент стукнул своей чашкой о чашку сестры.
— И негодяи конфедераты. Война не меняет людей, Дженни, она просто выявляет их лучшие и худшие черты. Приличный человек всегда остается приличным человеком. Линия Мэйсона — Диксона не может изменить этого факта. — Брент встал. — Но это война. Кстати, ты не помнишь, что они сделали с динамитом, который остался после взрыва?
Дженни пожала плечами:
— У них был фургон, откуда они доставали взрывчатку, но куда они потом ее отвезли?.. Думаю, к Мерфи. Янки собирались использовать их дом как свою штаб-квартиру. А зачем тебе это? — Глаза Дженни расширились от ужаса, она вскочила на ноги и, уронив чашки, схватила брата за руки: — Что ты задумал, Брент3
— Послушай меня, брат, отсюда бежала вся доблестная армия конфедератов, потому что янки было видимо-невидимо. Что ты хочешь сделать, скажи мне ради Христа?
— Маленький фейерверк, Дженни. Это будет моя личная месть. — В глазах Дженни промелькнул откровенный страх: — Брент, ты ничего не понял. Здесь вокруг янки! Наши войска ушли. Тут даже не было сражений. Федералы просто заняли город, и все.
— Дженни, я все прекрасно понимаю.
— «Южные моря» не стоят твоей жизни, Брент Макклейн?
— Не стоят? — хмуро переспросил Брент.
«Южные моря». Хлопок. Джексонвиллский порт. Верховые прогулки по собственным полям. Обоз с урожаем на северные мельницы.
Бурбон у камина и чтение хорошей книги. Охота на чистокровном жеребце со сворой гончих. Друзья и знакомые, связанные неписаным кодексом чести южанина. Пожалуй, это все, что осталось от старого, доброго Юга.
«Южные моря»…
После стольких лет он, наконец, нашел женщину, С которой был готов разделить свой дом, — женщину, которая с молоком матери впитала в себя его образ жизни…
«Южные моря». Кодекс чести. Какая могла быть жизнь?
Но если он воюет не за это, так за что, черт возьми?
Брент ласково разгладил морщинку над бровью сестры.
— Я получил задание от своего командования, Дженни. У меня приказ — отнять у янки порох и передать его тем, у кого его нет. Кроме того, я получил задание сеять панику в стане неприятеля любыми доступными способами. Не волнуйся за меня, Дженни. Теперь мне есть для чего жить. К тому же ты помнишь мое имя — Ночной Ястреб? Я не простой маленький бездомный бродяга. А теперь подумай и скажи, как они доставили взрывчатку к дому Мерфи?
Дженни с сокрушенным видом кивнула;
— Прошу тебя, Брент, будь осторожен. Вокруг очень много людей, которые поменяли цвет мундира и утверждают, что в душе они всегда были юнионистами.
— Клянусь тебе, Дженни, я буду осторожен. Я же говорил, что сейчас меньше чем когда-либо помышляю о смерти. — Дженни с любопытством взглянула на брата:
— В твоей жизни что-то изменилось, Брент? — Он широко улыбнулся:
— Кажется, я влюбился.
— В самом деле? — Глаза Дженни вспыхнули неподдельной радостью.
— Знаешь, когда-нибудь я расскажу тебе об этом, но сейчас меня ждут более важные дела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон



Як для мене, то роман дуже хороший .Цікаво було читати від початку до кінця.Перечитала його безліч раз і ще ніразу не занудьгувала.Раджу усім прочитати.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонОльга
24.04.2012, 9.19





начало бомба...а дальше...еле дочитала((...гг просто идиётка...честное слово..но он просто душечка...наконец-то попался настоящий мужик
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннонаннета
26.03.2013, 19.44





начало бомба...а дальше...еле дочитала((...гг просто идиётка...честное слово..но он просто душечка...наконец-то попался настоящий мужик
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннонаннета
26.03.2013, 19.44





Это Гражданская война Севера и Юга. Если читали " Хождение по мукам" - наша Гражданская война, то понятно, что любовь есть в этих романах, но это любовь- выживание, т. е. скорее повествование об опаленных войной судьбах любящих людей.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонЭлис
14.04.2013, 8.48





Война войной,а любовь-то какая!Мне очень понравился роман.Всем советую.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонНаталья 66
15.10.2015, 20.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100