Читать онлайн Взгляд незнакомки, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Взгляд незнакомки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Кендалл чертыхнулась, вздрогнув от боли. Круглый голыш, которым она изо всех сил отбивала рубашку, стирая ее, содрал с ладони самый большой волдырь. Конечно, воспитанной южанке, леди не пристало поминать чертей, но сейчас Кендалл меньше всего чувствовала себя леди. Присев на корточки, она взглянула на свои руки. Ну и зрелище! Обломанные ногти, кожа на ладонях потрескалась.
В порыве ярости она швырнула в реку только что постиранную рубашку и злорадно наблюдала, как, подхваченная течением, пестрая тряпка медленно скрылась из виду. Кендалл облегченно вздохнула — эта выходка немного улучшила ей настроение. Рядом на камне высилась гора нестираного белья, и Кендалл охватило едва сдерживаемое желание отправить все это вслед за рубашкой. Наверное, семинолы накажут за такое, но она знала, что наказания здесь — строжайшее табу. Да, отдохнуть не мешает. Кендалл уселась на камни. Она жила среди индейцев уже целую неделю и внимательно изучала их быт и нравы.
Сначала она боялась, что ее будут держать взаперти в высокой хижине. Но этого не случилось.
Жизнь среди болот текла, насыщенная трудами и заботами. Воины покидали становище задолго до рассвета, проводя дни на охоте — в лесах водились олени и птицы — и охраняя местность от чужаков. Старики что-то постоянно строгали, мастерили всякую всячину и коротали время в рассказах о днях былой славы. Дети пасли кур и свиней, женщины, как всегда, выполняли тяжелую и нудную работу — стирали, варили, шили.
Ни одной женщине не позволялось праздно сидеть в хижине, поэтому на рассвете второго дня пребывания в плену у семинолов Кендалл выпустили из хижины и дали первое трудовое задание. Вот тут-то она и узнала значение таинственного слова «конти», услышанного в первую ночь из уст Аполки. Оказалось, это корень, составляющий основу питания семинолов. Его перетирали, потом пекли из него хлеб, варили кашу вроде той, которую с превеликим трудом Кендалл осилила в ночь своего прибытия. К концу первого же дня после растирания конти у нее начала жутко ныть спина.
Кендалл снова взглянула на свои руки и тяжело вздохнула, Трудно было представить себе, что когда-то она слыла первой красавицей Южной Каролины и у нее имелось столько платьев, юбок, тончайшего белья и кринолинов, что при всем желании она не смогла бы их пересчитать по памяти. Трудно также представить, что всего неделю назад она была под опекой солдат-янки, которые ухаживали за ней, как ухаживают за призовым щенком:
Что и говорить, в отсутствие Джона ее жизнь у янки можно было назвать даже приятной. Конечно, ей приходилось жить в казарме северян, зато каждый день она слышала волнующие сообщения о победах конфедератов.
Кендалл посмотрела на реку, откуда вытаскивали на берег пару лодок.
«Завтра!» — решительно прошептала она. Она сдержала данное себе в первую же ночь слово и полностью была готова к побегу. Покорно принимаясь за любую работу, которую ей поручали, Кендалл внимательно следила за всеми событиями и перемещениями в становище, стараясь не упустить ни одной мелочи. Похоже, индейцы начинали ей доверять, а может, просто были уверены, что бегство через болота бессмысленно и обречет ее на смерть.
Но кто может знать это наверняка? Вдруг ей повезет… Кендалл вспомнила, какой страх наводила на нее темнота в первую ночь. При дневном свете вернулась способность собраться с мыслями. Если суметь запастись достаточным количеством пищи и воды и удастся угнать пирогу, то все будет в порядке. Она отправится по реке, ни при каких обстоятельствах не покинет лодку, и тогда ей не страшны ни аллигаторы, ни зыбучий песок, ни змеи. Щитомордник, правда, плавает, но Кендалл не будет опускать в воду руки, чтобы не привлекать тварей.
Сомнений, что ей удастся без труда угнать пирогу, у нее не было. Семинолы настолько уверились в ее покорности, что оставляли одну на берегу стирать белье. Каждый день как две капли воды походил на предыдущий: по утрам перетирка конти, после обеда стирка белья. Последние пять дней она ходила с Аполкой купаться перед наступлением сумерек и училась плавать. Сначала чувствовала себя очень уязвимой, стоя голой в воде, которая кишела бог, знает какими тварями, да к тому же рядом находились молодые, здоровые мужчины. Но вскоре она поняла, что семинолы сумели построить очень нравственное общество. Браки, даже полигамные, были священны, и молодых женщин тщательно оберегали. Аполка была женой, или женщиной. Рыжей Лисицы, и никто из мужчин племени не мог даже помыслить о том, чтобы посягнуть на собственность вождя. Вечерние купания были для Кендалл истинным наслаждением после одуряющей дневной жары, которая могла довести ее до бессмысленного бунта, а этой вспышки надо было, во что бы то ни стало избежать — успех задуманного плана целиком зависел от ее покорности и послушания. Индианки, если не считать их воркотни по поводу бесплодных попыток научить чему-то путному белую женщину, были вполне добры к ней. Аполка приняла ее почти как равную себе, к неудовольствию некоторых соплеменников. Но за неделю к Кендалл привыкли, как к забавному зверьку, и приняли в племя.
Ела она вместе с Аполкой и ее двумя детьми, потом некоторое время проводила в курятнике Рыжей Лисицы, после чего ее препровождали в хижину, которую запирали на ночь на засов. Каждый вечер Кендалл просила вождя отпустить ее на свободу, и каждый раз получала отказ. Правда, теперь Кендалл совершенно не боялась его и даже видела, что он испытывает к ней нечто похожее на восхищение. И ей казалось, что если бы не обещание передать ее в целости и сохранности так и не появившемуся Ночному Ястребу, то он давно бы отпустил ее на все четыре стороны. Когда первоначальная неловкость в их отношениях прошла, Кендалл с удовольствием проводила время в хижине Рыжей Лисицы, Аполки и их детей. Играя по вечерам с маленькими семинолами, Кендалл с удивлением обнаружила в себе материнские чувства. Большие карие глаза мальчишек смотрели на нее, белую женщину, с восторженным, но серьезным любопытством, когда они, пользуясь отсутствием матери, хлопотавшей у костра, забирались к ней на колени.
Рыжая Лисица быстро понял, что из Кендалл никогда не получится хорошей поварихи. После одной из ее попыток приготовить конти он прямо сказал, что ее стряпня по запаху напоминает болотную жижу.
Вспоминая это, Кендалл стиснула зубы и снова принялась за работу.
— Осталась еще одна ночь, надменный дикарь? — в сердцах произнесла она вслух и тут же прикусила язык, мысленно признав, что Рыжая Лисица вовсе не похож на дикаря. Он действительно был вспыльчив и резок, но ни разу не причинил Кендалл сильной боли, даже когда она вовсю провоцировала его. Он с трогательной нежностью относился к Аполке и своим мальчуганам. Рыжая Лисица был прекрасным мужем и отцом, не в пример многим цивилизованным белым мужчинам, которых ей приходилось встречать.
Кендалл снова выпрямилась, решив немного отдохнуть, и призналась самой себе еще в одном: она не возражала бы остаться с семинолами. Конечно, хотелось домой, но ее домом навсегда останутся Чарлстон, Крестхейвен и хлопковые поля, а не то место, откуда ее похитили индейцы. Правда заключалась в том, что с семинолами Кендалл было намного спокойнее, чем с Джоном Муром. Если бы не уверенность Рыжей Лисицы в том, что мстительный Ночной Ястреб когда-нибудь появится, то Кендалл с удовольствием осталась бы в этой глуши моля Бога, чтобы конфедераты поскорее разбили в пух и прах ненавистных янки. А тогда она смогла бы вернуться домой, и предъявить права на принадлежащую ей землю.
Кендалл яростно тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, — надо спуститься с небес на грешную землю. Конечно, людей здесь немного, все население сосредоточено в Ки-Уэсте, но встречаются и отдельные поселения. Надо бежать и найти каких-нибудь поселенцев. Если это удастся, она выберется в Чарлстон, а то и в Атланту или даже в Ричмонд. Война с каждым днем разгорается все яростнее, для нее всегда, найдется дело в помощь Конфедерации. Можно будет устроиться в госпиталь сестрой милосердия.
С этими мыслями Кендалл собрала мокрое белье и зашагала к становищу. Еще одна ночь. Она будет готова завтра днем, когда покорно пойдет на реку стирать.
Кендалл остановилась у поляны так резко, словно ее толкнули в грудь. В первый момент ей показалось, что она сходит с ума, — в становище семинолов пожаловали гости. Мужчины. Примерно двадцать мужчин. Они смеялись и шутили на таком родном тягучем диалекте, что у Кендалл сладко заныло сердце. Мужчины были одеты в желто-серые мундиры… Конфедераты! Эскадрон солдат Конфедерации.
— О Господи! — Кендалл едва не задохнулась от нежданной радости. Теперь ей не придется продираться через проклятые болота! Эти галантные южане с удовольствием доставят ее в ближайшую гавань.
Прижав к груди мокрое белье, Кендалл радостно бросилась к поляне, но на полпути остановилась как вкопанная. Между ней и поляной стояли Рыжая Лисица и высокий широкоплечий офицер. Они разговаривали. Что все это может значить? Ничего страшного, успокоила себя Кендалл, она обратится с просьбой к высокому светловолосому человеку, который стоит сейчас к ней спиной.
— Сэр! — неистово крикнула Кендалл, швырнула. наземь белье и устремилась вперед. — О, сэр! Умоляю, вы должны мне помочь! Эти индейцы взяли меня в плен и хотят передать какому-то дикарю по прозвищу Ночной Ястреб, и…
Офицер медленно обернулся, и слова застыли на ее губах, сердце бешено застучало, по спине пробежал холодок страха.
Она узнала этого человека, да и не мудрено было его узнать. Он преследовал ее в сладострастных сновидениях больше года, он как призрак являлся к ней по ночам, и не раз она просыпалась в холодном поту…
Его серые глаза, казалось, были готовы пробуравить ее, потом они потемнели, приобретя стальной оттенок. Кендалл застыла на месте, пригвожденная невыразимым ужасом. Лицо мужчины напряглось, глаза налились гневом, на щеках заходили желваки, губы поджались, под рубашкой цвета орехового масла напряглись мощные мышцы.
— Вы… — только и смогла прошептать обескураженная несчастная Кендалл. Боже милостивый, а она-то надеялась, что никогда больше не увидит его. В самых страшных кошмарах она представляла себе этого человека в тюрьме янки, но такое… Боже, Боже мой…
Как же хорошо она помнила этого человека, спокойные, властные интонации его голоса, его сильные пальцы, его ласку, нежность… Нежность! Да он сейчас убьет ее! Напряженное выражение лица капитана не изменилось, когда он, сняв фуражку, поклонился Кендалл:
— Да, миссис Мур. Мадам, позвольте вам представиться: капитан Брент Макклейн, военно-морской флот Конфедерации. В этих местах больше известен под именем Ночной Ястреб.
Кендалл чуть не закричала от отчаяния, но страх парализовал ее настолько, что она не смогла сделать этого. Ужас, равного которому она не испытывала никогда в жизни, сдавил ей горло и едва не скрутил в три погибели. Нет, никогда еще не была Кендалл так напугана — ни тогда, когда боялась, что ее убьет Джон Мур, ни тогда, когда воины Рыжей Лисицы брали на абордаж «Мишель»…
Макклейн. Брент Макклейн! О Господи… Она никогда не забудет его взгляда в ту памятную ночь. Пронизывающего насквозь взгляда, наполненного ни с чем не сравнимой яростью готовой сжечь Кендалл.
Сжатые губы Макклейна изогнулись в усмешке, однако в глазах горел недобрый огонек. Он шагнул к Кендалл, и тут она обрела способность двигаться. Испустив дикий крик, она со всех ног бросилась бежать к причалу. Страх удесятерил ее силы.
Но как быстро ни бежала Кендалл, она все время слышала позади тяжелые шаги. Сердце бешено стучало в груди, его удары отдавались в ушах, словно пушечные выстрелы. Конечно, он погнался за ней, преследует ее и догонит — разве можно сравнить ее силенки с его силой?
— Нет! — отчаянно закричала она, не смея оглянуться. Все оборачивалось против нее. Она почувствовала себя загнанным зверем.
Ноги путались во мху, по лицу хлестали ветки, а когда Кендалл, наконец, выбежала к лодкам, и тут ее поджидала неудача. Кендалл попыталась столкнуть пирогу в воду, но тяжелая лодка была далеко вытащена на берег, и у Кендалл не хватило сил сдвинуть ее с места.
Стремительно обернувшись, она увидела, что страшный капитан Брент Макклейн почти настиг ее и, замедлив бег, издевательски ухмыляется. Охваченная паникой, она снова попыталась сдвинуть пирогу — а Брент приближался, как флоридская пантера. Кендалл почувствовала себя жертвой, которую догнал хищник, — теперь он может позволить себе роскошь расслабиться, перед тем как перегрызть ей горло…
Пирога не сдвинулась с места. Кендалл в панике обернулась. Капитан Макклейн, с напряженным, несмотря на сардоническую улыбку, лицом, был уже в каких-нибудь двадцати футах, готовый напасть на свою жертву.
Кендалл подобрала юбку, перепрыгнула через пирогу и, лихорадочно озираясь, в панике соображала, куда бежать в поисках спасения. Справа было индейское становище, позади река. В отчаянии Кендалл бросилась бежать вдоль берега.
— Стой, остановись, дура, вернись!
Кендалл не уловила предостережения, прозвучавшего в грубой команде. В голове стучало только одно: он близко и если догонит, то начнет медленно, мучительно душить.
Дыхание вырывалось из ее груди судорожными всхлипами, она выкрикивала бессвязные мольбы, не заметив, как топкая почва начала липнуть к ее ногам. Берег незаметно изменился: земля стала зыбкой и податливой, пропитанной водой. Теперь он был покрыт мангровыми кустами. Их корни торчали из земли, как зловещие щупальца страшных животных.
— Кендалл, стой!
Из ее горла снова вырвалось судорожное рыдание, когда она споткнулась о торчавший из земли корень. Толчок выбил почву из-под ног. Кендалл рухнула в грязь, осока, словно бритва, полоснула по рукам и лицу.
— Боже! — выдохнула она, протягивая руки к стволу мангрового дерева. Коснувшись его, она ощутила нечто больше похожее на кожу, чем на кору. В ужасе Кендалл вскинула глаза и, отдернув руку, дико вскрикнула: она едва не ухватилась за пеструю змею. Съежившись на грязной осоке, Кендалл со страхом подумала, что где-то рядом рыщут другие твари, готовые броситься на нее.
— Нет! Нет, нет… — повторяла она как в бреду и, не обращая внимания на порезы, судорожно хваталась за осоку. Шатаясь, Кендалл поднялась. Впереди росло еще одно мангровое дерево. «Там хоть есть куда поставить ногу», — подумала она.
— Кендалл!
Она стремительно обернулась. На нее всей своей массой надвигался Брент Макклейн; его глаза стали темными, как грозовая туча. Он нисколько не изменился — совершенно не к месту мелькнуло в ее мозгу. Рыдая, она продолжала продираться сквозь осоку и грязь болота. Он совсем не изменился с той декабрьской ночи.
Боже, ну как она не додумалась, что это и есть Ночной Ястреб? Она же знала, Что он из Флориды, что постоянно охотится за кораблями янки вдоль всего побережья, как на востоке, так и на западе…
Он единственный человек на земле, у которого имелись причины мстить ей. Он всерьез думал, что Кендалл заманила его в ловушку той декабрьской ночью. Она же помнила мстительное выражение в его стальных глазах, когда он навис над ней, как глыба! Помнила ту жажду мести, которая пылала в его глазах даже в первые секунды беспамятства!
— Остановись, идиотка! — крикнул он.
Кендалл ухватилась за ствол мангрового дерева, успев торопливо посмотреть, нет ли там змеи. Прочно поставив ноги на корень, оглянулась.
Он стоял в грязи, подбоченившись, и холодно рассматривал ее. Китель и рубашка расстегнуты. Она видела его крепкую шею, пульсирующую артерию на ней; у ямки на горле виднелась золотистая поросль, которая, она помнила, густо покрывала его мускулистую грудь. Капитан Брент Макклейн стоял в вызывающей позе, широко расставив ноги, обтянутые форменными бриджами. Губы так плотно стиснуты, что их почти не видно.
На мгновение Кендалл зажмурила глаза.
— Не дури, — предупредил он, и в его тоне просквозило едкое издевательство, хотя голос источал холодное спокойствие. — Бежать тебе больше некуда.
Она открыла глаза и посмотрела на своего преследователя — его массивная фигура возвышалась перед ней, словно сама опасность. Она обернулась. Мангровые заросли кончились, река почти не видна. Впереди была только высокая, до пояса трава.
— Оставайся на месте, — протянул Брент с тихой угрозой. — Я сейчас подойду к тебе.
Кендалл услышала, как он сделал шаг. Грязь звучно чавкнула, выпуская из своей цепкой хватки его высокий сапог. Кендалл снова, широко раскрыв глаза, посмотрела на Брента и предпочла опасность, таившуюся в высокой траве, опасности, которую излучали стальные глаза капитана Макклейна.
Но едва она сделала шаг, как с ужасом убедилась, что не в состоянии сдвинуться с места. Грязь не хотела отпускать ее. Невероятным усилием Кендалл постаралась освободить ноги, но в результате погрузилась еще глубже. Трясина держала цепко, постепенно затягивая ее в глубину. Кендалл в отчаянии схватилась за траву, но только порезалась. Грязь продолжала засасывать, и Кендалл в ужасе поняла, что действительно погружается: грязь уже дошла ей до пояса и поднималась выше.
— Я же говорил тебе: не будь дурой! — тихий голос раздался от ближайшего мангрового дерева.
Брент Макклейн поставил одну ногу в высоком сапоге на корень, а локтем небрежно оперся о толстую ветвь. Искорка удивления блеснула в его серо-стальных глазах, белые зубы ослепительно выделялись на фоне загорелого до черноты лица — впечатление такое, что он дарит Кендалл очаровательную улыбку. Однако впечатление было обманчивым — выражение его лица было по-прежнему напряженным. Кендалл почти физически ощущала исходящий от капитана Макклейна гнев.
В эти поистине ужасные секунды Кендалл была уверена, что сейчас Брент повернется и спокойно уйдет — его месть исполнится без его участия. Он будет глумливо усмехаться, а трясина беспощадно засосет ее в свою страшную таинственную глубину и, выжав из легких воздух, раздавит грудную клетку.
— Знаете что, мадам, то есть, простите, миссис Мур, вы сейчас и на самом деле выглядите довольно жалко. Вряд ли вам удалось бы так легко меня провести тогда, в декабре, если бы вы были в таком виде, как сейчас, а не разодеты в шелковое платье. Серебристое. Да, оно было именно такого цвета, я хорошо это запомнил. Слишком хорошо… Конечно, я помню, как я его снимал. Вы, однако, оказались очень умелой соблазнительницей.. Какую хитрую ловушку мне подстроили! Правда, несколько опасную. На месте вашего мужа я не стал бы заходить так далеко. Даже если бы мог лишить Конфедерацию самого генерала Макклеллана.
Удивительное дело, но в этот драматический момент Кендалл больше всего волновала горечь в голосе капитана Макклейна и его полная уверенность в том, что год назад именно она заманила его в ловушку. Кендалл даже на миг забыла, что ужасная трясина продолжает засасывать, поднимаясь все выше. Но это не грязь поднималась, а все глубже и глубже опускалась в нее сама несчастная миссис Мур, ощущая близкое дыхание смерти. А Брент, оказывается, думает, что она соблазнила его с одной-единственной целью — лишить жизни…
Конечно, он хочет, чтобы она умерла. Он и пальцем не пошевелит, чтобы спасти ее. С каким же удовлетворением будет он наблюдать, как природа совершит акт справедливого, по его мнению, возмездия.
Внезапно Кендалл охватил дикий гнев. Самоуверенность и предубеждение затмили его разум! Да и в ту ночь он тоже вел себя как сукин сын.
— Вы форменный осел, капитан Макклейн! — выпалила она, но тут же осеклась. Сейчас этот «осел» оставался ее единственной надеждой на спасение. Кендалл тут же умерила спесь, заметив, как саркастически изогнулась бровь Брента, когда его жертва заговорила голосом благовоспитанной чарлстонской девицы: — Я и не думала вас дурачить, капитан. Мне действительно надо было срочно уехать из города…
— От собственного мужа? — презрительно спросил Брент. Кендалл глубоко вздохнула, стараясь унять невольную дрожь. Трясина мертвой хваткой сдавливала ее грудь и при малейшем движении поднималась еще выше.
— Капитан Макклейн, — произнесла Кендалл с нежнейшим протяжным южным акцентом. — Клянусь вам, я ни в чем не виновата. Я…
— Пощадите мои уши, — с не менее тягучим южным акцентом проговорил капитан. Под деланной галантностью скрывалась неподдельная стальная решимость. — Сладкая моя, любая женщина, если у нее есть хоть капля ума, будет клясться в своей невиновности, когда ее засасывает зыбучий песок. А вас, миссис Мур, я никогда не считал наивной!
— Но вы же не можете считать меня янки! — взорвалась Кендалл.
— Что вы, миссис Мур. Вы настоящая, истинная южная красавица, и я не мог сделать такой грубой ошибки. Но… вы замужем за самым ненавистным на Юге янки…
Он замолчал, снял китель и деловито закатал рукава рубашки. Затаив дыхание, Кендалл смотрела, как Брент становится на корточки, стараясь сохранить равновесие на толстом корне мангрового дерева. Интересно, что он собирается делать — спасать или топить?
— Что вы хотите делать? — побледнев, спросила она. Он улыбнулся в ответ, но ей очень не понравились желваки, заходившие под туго натянутой кожей его щек, и стальной блеск прищуренных глаз.
— Вас интересует, не собираюсь ли я дать вам утонуть? — ласково спросил Брент. — Ни за что на свете, миссис Мур. У меня с вами свои счеты, и я не собираюсь отдавать какому-то дурацкому болоту свое право мести.
Макклейн лег плашмя, носки его сапог погрузились в трясину. Протянув вперед руки, он словно тисками сжал руки Кендалл. Она инстинктивно схватилась , за его плечи, вся дрожа, но испытывая благодарность за намерение спасти ее, ощутив силу вздувшихся бицепсов, их неимоверную жаркую мощь. Его глаза оказались так близко, что Кендалл прикусила губу, чтобы не закричать. Но Брент был абсолютно спокоен и полностью владел собой, однако за этим самообладанием угадывалась такая злая воля, что Кендалл задрожала еще сильнее.
— Вылезай! — сдавленным голосом скомандовал Макклейн. Вцепившись в его плечи, она старалась вытянуть себя из трясины. Пальцы Брента с такой силой впились в нее, что все ее тело пронзила резкая боль. Но коварная грязь не желала отпускать свою добычу. Лицо капитана исказилось от напряжения. Он снова скомандовал сквозь зубы:
— Тянись!
Откинув назад голову, Кендалл громко вскрикнула от боли и ужаса — Брент причинял ей невыносимую боль, а зыбучий песок по-прежнему не хотел расставаться с жертвой. Она оказалась в роли каната, как в старой игре — кто кого одолеет: Макклейн — песок или песок — Макклейна? Кендалл была уже готова молить капитана бросить ее умирать здесь, как вдруг произошло чудо. Ей показалось, что она взлетела на воздух, держась за руки мятежного конфедерата, — зыбучий песок сдался и выбросил свою жертву, словно отказался от дальнейшей борьбы. Оба — и Брент, и Кендалл — стремительно откатились по мангровым корням на безопасное место, к осоке.
Несколько минут они, тяжело дыша, неподвижно лежали под лучами палящего солнца. Закрыв глаза, Кендалл, не думая о царапинах, синяках и порезах, наслаждалась освобождением от объятий черной зловонной жижи. Грязь была везде — на платье, в волосах и даже на ресницах.
Капитан Макклейн быстро, по-кошачьи вскочил на ноги. Кендалл встрепенулась и села. Он решительно шагнул к ней, и она инстинктивно отползла в сторону. Снова бежать она не могла. А Брент схватил ее за руки и, резко выдохнув, взвалил себе на плечо… Лежать животом на твердых мышцах и костях было неудобно и унизительно. Пылая негодованием, Кендалл принялась колотить кулаками по широкой спине.
— Отпусти меня! Немедленно отпусти меня! — вопила она. — Это похищение. Существуют же какие-то законы!
Брент на мгновение остановился, но только для того, чтобы ладонью увесисто шлепнуть Кендалл по заду.
— Миссис Мур, нигде в мире нет таких законов, которые могли бы вам помочь. От души советую вам заткнуть ваш прелестный ротик, если, конечно, не хотите меня о чем-нибудь очень вежливо попросить.
И он пошел вперед так быстро, что голова Кендалл, болтаясь, как у тряпичной куклы, несколько раз ударилась о его широкую спину. Кендалл зажмурила глаза и попыталась овладеть собой, чтобы не разразиться унизительным плачем.
— Я этого не заслужила! — зло прошипела она.
— Дорогуша, ты еще не получила и половины того, что заслужила.
— Говорю тебе, ты просто самоуверенный осел! — не унималась Кендалл. Ее боевой пыл возродился, как только она снова услышала в его голосе тихую угрозу. Извиваясь всем телом, она пиналась, кусалась, царапалась, била кулаками в спину Брента. Внезапно он схватил ее обеими руками за талию и поставил на землю. Только теперь Кендалл увидела, что они вышли на поляну.
Публика уже собралась в ожидании веселого представления — со всех сторон их обступили семинолы и конфедераты.
Кендалл понимала, что индейцы не станут помогать ей, но здесь есть еще моряки из экипажа Брента. Они, разумеется, обожают своего капитана, но неужели эти мужчины позволят ему оскорблять хорошо воспитанную молодую белую женщину? Она обернулась, вглядываясь в незнакомые белые лица.
— Помогите! — закричала она. — Господи, да помогите же мне! Этот человек сошел с ума!
Голос ее пресекся, как только она увидела каменные лица и немигающие, равнодушные глаза. Конечно, с внезапно нахлынувшей тоской подумала Кендалл, это те самые люди, которые были с капитаном Макклейном в ту роковую декабрьскую ночь в Чарлстоне! Это их атаковали люди Джона Мура.
Тяжелая рука Брента властно опустилась на ее плечо. Кендалл опять загнали в угол. Словно затравленный, потерявший всякую надежду на спасение зверь, она отчаянно бросилась на Макклейна. Вонзив острые ногти в его лицо, она с силой провела пальцами вниз, оставив на щеках капитана кровавые полосы — от глаз до подбородка.
— Будь ты проклята, чертова ведьма! — выругался Брент, угрожающе сузив глаза. Немного помедлив, Кендалл решила, что бегство сейчас будет почетнее бессмысленного сопротивления. Она резко повернулась и кинулась бежать, но остановилась, почувствовав сильную боль. Брент Макклейн тут же схватил ее своими железными пальцами за волосы и притянул к себе. В отличие от Кендалл капитан Макклейн знал, что в таких ситуациях мужчина должен поступать решительно и быстро, чтобы не ударить лицом в грязь. Кендалл поняла только одно — она довела Брента до опасной черты и теперь для нее было бы лучше снова оказаться в объятиях зыбучего песка.
Брент мгновенно опустился на одно колено, и Кендалл снова дико вскрикнула, когда он за волосы притянул ее к земле. Она взмахнула руками в тщетной попытке удержать равновесие, но в этот момент капитан Макклейн, выпустив волосы, с мрачной усмешкой схватил ее за руки. Кендалл не успела ничего понять, а Брент уже швырнул ее вниз животом на свое выставленное колено. Она пыталась сопротивляться, но что может сделать слабая женщина с разъяренным, сильным мужчиной! Свет померк в ее глазах — Макклейн резким движением задрал юбку и набросил подол ей на голову. Кендалл закричала от унижения, а ладонь Брента с размаху опустилась на прикрытую тонкими, панталонами округлую попку. Удары сыпались один за другим, прожигая насквозь…
Как долго это будет продолжаться? Сколько было ударов — девять или десять? Кендалл сбилась со счета после пятого — она просто потеряла голову от злости и растерянности. Экзекуция закончилась так же внезапно, как и началась. Брент встал, стряхнув Кендалл с колена словно тряпку. Оказавшись на земле, она кое-как поправила одежду. Грязная, она не видела ненавистного капитана сквозь мокрые, в болотной жиже волосы, облепившие ее лицо, но отчетливо слышала его повелительный голос. Брент возвышался над ней, как языческий бог. Он подозвал к себе нескольких индейских женщин и сказал по-английски, но его поняли:
— Отмойте хорошенько эту замарашку!
Ноги в высоких сапогах круто повернулись и зашагали прочь. Индианки помогли Кендалл подняться.
Надеяться было не на что.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннон



Як для мене, то роман дуже хороший .Цікаво було читати від початку до кінця.Перечитала його безліч раз і ще ніразу не занудьгувала.Раджу усім прочитати.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонОльга
24.04.2012, 9.19





начало бомба...а дальше...еле дочитала((...гг просто идиётка...честное слово..но он просто душечка...наконец-то попался настоящий мужик
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннонаннета
26.03.2013, 19.44





начало бомба...а дальше...еле дочитала((...гг просто идиётка...честное слово..но он просто душечка...наконец-то попался настоящий мужик
Взгляд незнакомки - Дрейк Шеннонаннета
26.03.2013, 19.44





Это Гражданская война Севера и Юга. Если читали " Хождение по мукам" - наша Гражданская война, то понятно, что любовь есть в этих романах, но это любовь- выживание, т. е. скорее повествование об опаленных войной судьбах любящих людей.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонЭлис
14.04.2013, 8.48





Война войной,а любовь-то какая!Мне очень понравился роман.Всем советую.
Взгляд незнакомки - Дрейк ШеннонНаталья 66
15.10.2015, 20.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100