Читать онлайн Триумф рыцаря, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Триумф рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Наступила ночь, когда защитники Лэнгли наткнулись на раненых англичан.
Эрик был разочарован. Он рассчитывал, что все английское войско будет держаться вместе и его военачальник, ожидая нападения со спины, не решится рассеивать силы.
Но противник выбрал другую тактику, чтобы избежать столкновения. Англичане побросали тяжелое вооружение и оставили на дороге фургоны и раненых воинов.
Бросили на произвол судьбы своих же людей – всех, кто оказался не способен быстро передвигаться.
При раненых оказались двое священников и несколько женщин. Служители церкви сразу отказались давать информацию и предпочли изображать из себя жертв, готовых умереть под пытками. Но не было смысла подвергать их пыткам. Зато охотно заговорила одна из женщин. Она с презрением отзывалась о великом лорде и блистательных рыцарях, которые с такой легкостью распорядились жизнью своих раненых воинов.
Они пожертвовали всеми, кто не мог идти или держаться в седле, – людьми с переломанными костями и истекающими кровью. И поступили так, как заявил остроносый сэр Найлз Мейсон, во имя Эдуарда Английского – полноправного правителя здешних земель. Женщина назвалась прачкой и, судя по всему, была всеобщей солдатской подружкой, но в своем гневе против человека, бросившего в беде товарищей, оказалась благороднее знатных вельмож.
Эрик без особой охоты оставил при них пять своих воинов. Он по опыту знал: обиженные тем, кому верно служили, люди переходят на другую сторону, и их верность подкрепляется непроходящей обидой. Поэтому он поручил Джаррету переправить раненых в Лэнгли.
– Они специально их бросили, – проворчал Джейми, когда они снова сели на коней. – Чтобы задержать наше продвижение.
– Отчасти так, – согласился Эрик. – А отчасти, чтобы самим двигаться быстрее и успеть укрыться в Шеффингтоне, пока мы их не догнали. Повозки их задерживали. Англичане знали, что мы пустимся в погоню налегке.
– Они попадут в Шеффингтон задолго до того, как мы их нагоним, – посетовал Ангус и сочувственно посмотрел на Эрика. – А стоит им укрыться за крепостными стенами, и…
– И нам придется получше шевелить мозгами, – закончил за него вождь.
– Шеффингтон построен из камня. Его стены от десяти до двадцати футов толщиной, – напомнил ему Ангус.
– Нам в любом случае не проехать сквозь каменную стену, – отозвался Эрик. – Будь она хоть десять, хоть двадцать футов толщиной. Есть всего один путь овладеть подобной крепостью. И эта тактика нам всем известна.
– И какова же она? – поинтересовался Джейми, но, глядя на вождя, сам ответил на свой вопрос: – У Найджела Брюса в замке Килдрамми было достаточно людей и припасов, чтобы выдержать даже длительную осаду. Но его предали свои. Кузнец поджег амбары с зерном. И тогда противник проник в крепость и вынудил защитников сдаться.
– Да, все так и было, – подтвердил Эрик.
– Мы возьмем их изнутри.
Ангус переводил взгляд с одного на другого.
– Значит, мы должны найти в их рядах предателя, – усмехнулся он. – Предателя или целое воинство верных шотландцев, которые боятся власти Эдуарда, но готовы соединиться с непобедимой армией своих соплеменников.
– Именно так, Ангус, – кивнул вождь. – В самую точку.
Джейми по-прежнему не сводил с брата глаз.
– Заковыристое предприятие. Многие решат, что оно опасно и вообще невыполнимо.
– Я никого не тащу насильно, – оборвал его Эрик. – Кто боится, пусть остается.
Джейми пожал плечами.
– Мне больше нечем заняться, как сражаться за родину, каким бы глупым способом мы это ни делали. Но я рад, что ты никого не принуждаешь идти на это дело. Тем более что англичане вновь собирают армию, и наш долг – до последней капли крови защищать короля.
– Я понимаю, что время не терпит, – признался вождь.
– И тем не менее не надо спешить. Как бы ты ни стремился добраться до Игрейнии, нам придется повременить, пока мы не найдем способ взять крепость изнутри.
Глаза Эрика засверкали от гнева.
– Не забывай, Игрейния под крылом брата! Он молод, зелен, но все-таки граф, – заметил Джейми-.
– Он ранен.
– Но не слишком серьезно. Мы же не нашли его среди тех, кто ехал на повозках. Значит, он мог держаться в седле. Следовательно, он может сказать свое слово в защиту сестры. Он английский пэр, Эрик, и с ним должны считаться.
– Я побывал в плену у сэра Найлза Мейсона и помню, как он обращается с теми, кого презирает и кого считает предателями. И с Робертом Невиллом я тоже однажды столкнулся лицом к лицу – знаю, какой он мясник и как охотно исполняет «предписываемые» свыше казни. Мне редко встречался человек, который бы так упорно стремился к власти и славе.
Вождь еще раз объявил, что никому не приказывает следовать за ним дальше. Он ждал, но ни один человек не покинул строй.
– В таком случае, – заключил он, – через час пути разобьем лагерь, а утром поедем дальше.
– Веди нас! – крикнул Тимоти. – Если кто и способен взять Шеффингтон, так только ты! Прикажи, и я пойду за тобой в преисподнюю и вернусь обратно!
Все одобрительно зашумели.
– Будем надеяться, что так далеко нам идти не придется, – рассмеялся Эрик и вдруг перехватил взгляд Грегори. Глухонемой показал на север.
Эрик повернул коня и первым скрылся во тьме.
Дверь распахнулась. Несмотря на юность, Эйдан выглядел впечатляюще. Он был высок ростом, еще по-мальчишески тонок, но прекрасно сложен. Глаза синие, почти фиалковые, как у сестры. Но сейчас они потемнели от гнева.
Услышав шум, Роберт Невилл сразу же отстранился от Игрейнии.
– Она в таком смятении, – проговорил он, подпустив в голос жалости.
– В смятении! – возмутилась Игрейния. – Он ворвался ко мне в комнату и хотел изнасиловать!
– Игрейния, никогда в жизни я бы не осмелился поднять на тебя руку, – запротестовал Роберт, но, покосившись на Эйдана, сменил тон. – Король повелел мне взять ее в жены. Так оно и будет, хотя мне кажется, она слишком долго жила среди дикарей и… повредилась умом.
Игрейния и не подозревала, что Роберт Невилл такой прекрасный актер. Он говорил так искренне и с таким сочувствием, будто относился к ней с величайшей нежностью и заботился единственно о ее благополучии.
В глазах Эйдана мелькнуло сомнение, и сестра его понимала.
– За ней требуется постоянный присмотр, – продолжал Роберт.
– Мне ничего не требуется, кроме крепкого сна! – в ярости вскричала Игрейния и повернулась к брату: – Меня по всем правилам венчал священник, а теперь этот человек подвергает риску свою и мою бессмертные души. Прошу тебя как брата и главу семьи – защити!
– Ее не от кого защищать. – Роберт сделал вид, что до глубины души возмущен несправедливым упреком.
И тогда заговорил Эйдан. Он не спешил и тщательно подбирал слова:
– Сестра расстроена и утомлена тяжелой дорогой. Не спеши, Роберт. Существуют такие вещи, которые решают только король и церковь. И поскольку Игрейния в самом деле в смятении, сегодня ночью я буду приглядывать за ней сам.
– Как угодно, лорд Абеляр.
Роберт Невилл не мог не согласиться с Эйданом, но когда он проходил мимо, Игрейния заметила выражение его лица и быстро закрыла за ним дверь. Но прежде чем она успела это сделать, Роберт Невилл повернулся, придержал створку и в оставшуюся щель прошептал только ей одной:
– Берегись, Игрейния. Станешь моей женой, реви хоть до хрипоты – никто тебе не поможет. Я не прощу тебе предательство Афтона.
Когда наконец дверь закрылась, Игрейния привалилась к ней и посмотрела на Эйдана. Тот ответил ей любящим взглядом.
– Я не сомневаюсь, что лорд Роберт приходил утешить тебя после всего, что с тобой случилось. Король обещал ему тебя, и ты станешь его женой.
– Эйдан, я позвала тебя, потому что он напал на меня.
– Ты уверена, что он не хотел тебя просто успокоить?
– Да.
– Вступить с ним в брак – самый естественный выход. Роберт – родственник Афтона. В результате вашего союза Лэнгли останется за королем и за тобой. И ты хозяйкой вернешься в дом, который некогда был твоим.
– Да, он был родственником Афтона, и я его за это ценила, но только сегодня поняла, как он завидовал покойному мужу.
– Ты не желаешь выходить за него замуж?
– Эйдан, я замужем.
– Однако король Эдуард вправе расторгнуть этот союз. Будь уверена, он так и поступит.
Игрейния сомневалась, стоит ли брату знать – во всяком случае теперь, – что она совсем не желает расторжения брака с Эриком.
– Я не пойду за Роберта Невилла!
Брат в отчаянии всплеснул руками.
– Ты прекрасно знаешь, как устроен наш мир. Ваш брак с Афтоном был согласован давным-давно.
– Эйдан, повторяю снова: я замужем!
– Тебя заставили.
– Да, мы принадлежим к разным воюющим сторонам. Но ты заблуждаешься, если считаешь, что со мной жестоко обращались. Эрик – не дикарь, не язычник и не варвар. Я обнаружила, что он более справедлив, чем многие англичане, которые явились завоевывать Шотландию.
Эйдан отвернулся и задумчиво смотрел на пламя в камине. Игрейния подошла к брату и положила руку ему на плечо.
– Эйдан!
Он поднял голову. Тревога так и не покинула его глаз.
– Как мне недостает отца…
– Наш отец умер. Теперь граф ты.
– Граф… да… но почему-то люди часто обращаются со мной как с мальчишкой. И король считает, что вправе лепить из меня все, что ему вздумается. Не знаю, что тебе сказать. Эдуард смотрит на тебя как на свою подопечную и полагает, что может поступать с тобой, как выгодно ему. Сомневаюсь, чтобы он ждал от тебя возражений. И к тому же он наверняка считает, что Роберт Невилл – твой друг и после того, как ты потеряла мужа, способен утешить тебя лучше иных. Но честно говоря, ему скорее всего нет дела до твоих чувств. Так что тебе лучше смириться с Невиллом.
– Ну хорошо, Эйдан, прошу тебя только об одном: потребуй, чтобы до тех пор, пока дело не будет урегулировано, Роберт не входил в мою спальню. Как мой брат ты имеешь на это право.
Он хитро улыбнулся. Игрейния вспомнила их детство и подумала, что брат набирается мудрости.
– Имею, – подтвердил он. – И поэтому я здесь, а Роберт ушел.
– Спасибо.
Эйдан был выше сестры на несколько футов, и хотя еще не возмужал, с его силой никто бы не рискнул не считаться. Он обнял сестру и поцеловал в лоб.
– Поспи. Я останусь с тобой. Посижу до утра в этом кресле.
– Благослови тебя Господь, братец.
Эйдан подвинул кресло к камину, а сестра свернулась в постели и впервые ощутила себя в безопасности. Но прежде чем уснуть, прошептала:
– Клянусь тебе, брат, Эрик – удивительно благородный человек. Он ни разу меня не обидел и никогда не обидит впредь. – Игрейния решила, что Эйдан ее не слышал или не собирается отвечать, но внезапно брат повернулся к ней:
– Похоже, придется в это поверить.
В его тоне она услышала нечто такое, что заставило ее поднять голову с подушки.
– Мы с ним встречались в лесу.
– Что?!
– Мы все хорошо рассчитали. Даже получили информацию, где шотландцы собирались устроить нам засаду, но они догадались, что в их рядах завелся шпион, и сами устроили нам ловушку – не дали даже приблизиться к Лэнгли. Я сошелся с ним один на один. Но потерял меч. Ничто не мешало ему снести мне голову. Но он узнал герб Абеляров, понял, что я твой брат, повернулся и ушел.
Игрейния откинулась на подушку. Она оказалась в страшной опасности. Помощи ждать было неоткуда. Даже если брат понимал ее чувства и был на ее стороне, даже если он испытывал благодарность к шотландцу за то, что тот пощадил его в бою, он только что признал, что не в силах повлиять на ее судьбу и убедить Эдуарда отказаться от своих намерений.
Но Игрейния не позволила страху овладеть рассудком. Эрик и Эйдан бились один на один. Эрик мог бы убить ее брата, но он этого не сделал. Он просто ушел.
Она закрыла глаза. Надо уснуть, и она уснет. Из всякой темницы всегда существует выход.
Если очень постараться, она найдет способ сбежать и из этой тюрьмы.
Шеффингтон стал крепостью еще при римлянах, когда завоеватели решили, что захватили достаточно земли. Дальше шли горы, холмы и пустоши, где обитали дикие племена, и римляне посчитали, что эти края не стоят их усилий. Они возвели на холмах стены, чтобы оградить себя от обитавших на Севере полчищ варваров, и под их защитой построили деревянные крепости, где укрывались воины, защищавшие рубежи империи. Потом Англию завоевали норманны и стали строить замки и стены из камня. А когда на престол взошел король Давид и заявил свои права на Шотландию, он превратил эти замки в неприступные крепости.
В Лэнгли существовала дополнительная линия обороны – ров с водой. В Шеффингтоне такого рва не было. Двор между стенами и замком был гораздо просторнее. И вообще это место больше напоминало ярмарку, чем крепость, – все свободное пространство занимали повозки, то и дело выезжавшие и въезжавшие в ворота. Конструкция внешних стен была не из лучших, и, обладая большим числом людей и тяжелой осадной техникой, крепость ничего не стоило взять.
Но у Эрика не было ни людей, ни катапульт.
Они расположились лагерем в ближайшем лесу и наблюдали за воротами и за тем, что творилось во дворе. Определили, где располагались посты часовых и когда происходила смена караула. Видели, как работали на полях крестьяне, как подвозили в крепость припасы и жители замка сновали по двору. И как каменщики чинили попорченные временем стены.
Потом они купили у местного крестьянина повозку, и Джейми с Джарретом, которые не сидели в Лэнгли в плену и их не видели люди Мейсона, сделав вид, что хотят продать воз сена, открыто вошли через ворота. Целый день они крутились по двору, предлагая свой товар, подсматривая, подслушивая и запоминая. А когда вернулись, доложили о своих наблюдениях вождю. Оказалось, что в замке работало много людей: кузнецы, ткачи, прачки, гладильщицы – да мало ли кто еще толкался во дворе. Эрика особенно заинтересовали сведения об актерской труппе, которая устраивала на площади веселое представление. Джейми и Тейер обратили внимание, что нищие лицедеи входят и выходят из ворот, когда им заблагорассудится. Актеры приставали к стражникам, дразнили их, смешили, крутили колесо и показывали другие трюки, пока не получали монетки от зрителей.
На следующий день в замок отправились Тейер, Тимоти и Брэндон. Они нацепили на себя грубые холщовые рубахи и снова стали предлагать сено.
Часовые были на посту, но они высматривали готовых напасть вооруженных бандитов, а на мирных крестьян не обращали внимания. Стражники даже не взглянули на приехавших продать излишки сена бедняков.
А вечером в лагере Эрика долго не ложились спать: обсуждали увиденное и чертили на земле схемы внутреннего замка и поселений. Вождь был убежден, что напуганные англичанами жители не окажут никакого сопротивления, если на стражников Эдуарда вдруг нападут бандиты.
Грегори и Ровенна тоже присутствовали на совещаниях. А когда Эрик, наконец, отправился спать, служанка вошла в его шатер и села с ним рядом.
Вождь покосился на нее. Что же такого увидел Грегори?
– Видения не являются по желанию. Только одному Всевышнему дано знать будущее, хотя находятся и такие, кто оспаривает даже это. Господь дал человеку свободную волю.
– Гм…
– Но Грегори верит в леди Игрейнию. Он считает, что она сильная умная женщина и способна за себя постоять.
– Будем надеяться, – пробормотал Эрик. – А как быть с тем, что она среди англичан? Ведь они ее соотечественники.
– Да, она англичанка, – кивнула Ровенна. – Однако Грегори считает, что она вышла за ворота Лэнгли только для того, чтобы спасти своего брата.
– Будем надеяться, – буркнул вождь.
Служанка посидела еще немного и вскоре ушла. А когда настало утро, Эрик понял, что пришло время и ему наведаться в Шеффингтон, но зарывшись в копну сена. Однако следовало соблюдать осторожность, поскольку и Найлз Мейсон, и Роберт Невилл знали его в лицо. Ему подобрали одеяние странствующего монаха, и в таком виде он отправился сам разведывать обстановку в замке.
Эрик посмотрел представление, поговорил с акробатами и белошвейками. Он выяснил, где собираются стражники и где они хранят оружие, где спят и сколько человек несут караул.
И наконец он увидел Игрейнию.
Она прошла вдалеке. Под руку с пожилым рыцарем – несомненно, с лордом Дэнби. С человеком, которого уважали все, кто его знал. На Игрейнии было новое платье. Она улыбалась, казалась довольной и совсем не походила на пленницу.
Эрик смотрел на нее с облегчением и гневом. Ее заставили бежать? Или она воспользовалась случаем? И не ощутила ли она себя среди англичан наконец по-настоящему свободной?
Его так и подмывало подойти к ней, встряхнуть за плечи и задать все эти вопросы. Но он повернулся и пошел в другую сторону.
Внезапно его внимание привлекло движение за занавесом лицедеев. Эрик поспешил туда и обнаружил, что один из стражей накинулся на Джейми и выясняет у него, что тому понадобилось в замке. Он, держа Джейми за ворот рубашки, приставил к его горлу нож, туда, где билась на шее голубая жилка.
Эрик знал, что брат способен защитить свою жизнь. Но какой поднимется переполох! Вождь подбежал к стражнику и сзади сжал его шею. Англичанин попытался вырваться, Эрик нажал сильнее, и тот упал бездыханный.
Джейми посмотрел на брата и облегченно перевел дух.
– Очень вовремя. Но куда нам девать тело? Не оставлять же здесь?
– Здесь нельзя, – согласился Эрик.
– Славный меч у него на боку.
– Может пригодиться.
– Эрик, я свел знакомство с одной белошвейкой. Девчонка сама подошла, наболтала больше, чем нужно, и познакомила с папашей – здоровенным верзилой с бычьей шеей. Он здесь самый главный лицедей. Спрячем тело у него. А потом заберем с собой, когда поедем обратно.
– А ему можно доверять?
– Он был в Берике и еле унес оттуда ноги.
– Ты ему веришь?
– Я видел его шрамы.
– А что они тут делают?
– Стараются вытрясти из англичан побольше монет. И конечно, не спускают с них глаз.
В этот вечер Эрик и его друзья возвращались в лагерь с полной повозкой. А добравшись до леса, выгрузили из нее тела нескольких стражников. Но еще с ними приехал здоровенный верзила – главный актер труппы.
Игрейния благодарила Всевышнего, что рождена графской дочерью. И хотя ее отец умер, титул унаследовал ее брат. Она знала, что Роберт Невилл страшно разочарован – он рвет и мечет от ярости. И его сдерживало только то, что он всего лишь сэр Невилл, а Эйдан – лорд Абеляр.
Лорд Дэнби тоже обеспечил ей некую зону безопасности. Он прибыл в замок вскоре после них – на следующее утро. И пригласил ее отобедать с ним и его людьми. Он проявлял всяческую заботу об Игрейнии и заверил ее, что она наконец оказалась среди порядочных людей и находится в полной безопасности.
– Я огорчился, узнав, что вы считаете себя женой бандита, – посетовал лорд Дэнби, вводя гостью в зал.
– Но я в самом деле его жена, – удивилась она.
– Ну, ничего, король во всем разберется, – отмахнулся ее спутник. – Роберт Невилл – усердный воин за монаршее дело, и он в ярости от того, что вы не хотите стать его женой. Игрейния, поймите, как король сказал, так и будет. Вам надо себя переломить. – Лорд Дэнби подвел леди Лэнгли к стулу и взял ее руки. – Проводите с ним больше времени, и вы к нему привыкнете как к родственнику, мужу и доброму другу.
– Боюсь, чем больше я буду проводить с ним времени, тем скорее получу доказательства того, что он не может простить лорду Афтону, что замок достался ему.
Лорд Дэнби расстроено вздохнул. В зал вошли Роберт Невилл и сэр Найлз Мейсон.
Этот Мейсон удивительно похож на лису, подумала Игрейния. Заостренные черты лица и хитрый взгляд. Да и повадки лисьи. Он был из тех, кто умел подчинить подвластных ему лордов. Афтон говорил, что Мейсон любит развлекаться казнями. Преследовал неугодных королю и, якобы опираясь на закон, устраивал резню.
– А, лорд Дэнби, пытаетесь вразумить нашу неблагодарную красотку?
– Леди обеспокоена своим юридическим положением и, конечно, не желает погубить бессмертную душу, – невозмутимо ответил старик.
– Вы так считаете? – усмехнулся подошедший к ним Роберт Невилл и наполнил свой кубок хозяйским элем. – А у меня такое впечатление, будто ее околдовали. Я даже допускаю, что она стала врагом короля.
– Околдовали? – подхватил Найлз Мейсон. – Да нет, она споткнулась там, где спотыкаются многие знатные и благородные дамы, – уступила ночным талантам этого звероподобного бандита. Не забывайте, лорд Дэнби, я знаком с этим человеком. Он точно волк в чаще: голодный, со свалявшейся шерстью, грязный и, похоже, отчаявшийся. Совсем не такой могущественный, как мы думаем. Он захватил Лэнгли не отвагой, а только потому, что в замке свирепствовала чума.
– Но не так давно он расправился с отрядом хорошо обученных рыцарей, – напомнил ему Роберт. – Он опасный человек.
Найлз Мейсон встал рядом с Игрейнией и улыбнулся ей с высоты своего роста.
– Когда он объявился в замке – больной и оборванный, – леди, наверно, уже тогда решила избавиться от мужа и породниться с волком?
Игрейния, побледнев от ярости, уже хотела ему ответить, но тут в зал вошел Эйдан.
– Так-то вы говорите о моей сестре.
– Говорит, потому что глупцы не умеют держать рот на замке. Ты выше того, чтобы разговаривать с такими, как он.
– Прекратите немедленно! – возмутился лорд Дэнби. – Сэр Найлз, Игрейния достаточно настрадалась, и вы не смеете ее оскорблять. Сейчас же извинитесь перед ее братом! Где ваше благородство? Разве можно так себя вести? Король вскоре узнает, что эта женщина под нашей опекой. А его духовенство уже занимается ее вопросом. Со временем все решится к обоюдному согласию и Роберта и леди.
Игрейнию так и подмывало заявить, что она скорее умрет, чем согласится стать женой Роберта. Но она сдержалась. Теперь, когда в замке находился Дэнби, она предпочитала быть его гостьей, а не пленницей.
– Решится, и непременно. – Найлз в упор посмотрел на нее. – Бандит, о котором мы говорим, был моим пленником. И сумел ускользнуть только потому, что заразил чумой приличных людей.
– Ускользнуть! – презрительно процедила леди Лэнгли. – Это вы ускользнули при первых признаках болезни.
– Моя жизнь слишком дорога королю, – возразил рыцарь. – Если я умру, то только с оружием в руках, защищая королевство. Я уже один раз взял бандита в плен и возьму снова. И когда его четвертуют, юридические основания вашего брака потеряют всякое значение, потому что ваш муженек будет мертв. Прошу прощения, лорд Дэнби, я, кажется, расстроил нашу прекрасную, нашу невинную Игрейнию, а потому сегодня я буду обедать со своими людьми.
Роберт Невилл тоже подошел к столу.
– А вы разве не составите компанию товарищу по оружию? – спросила его Игрейния.
– Нет, дорогая суженая, предпочитаю покорно страдать от вашей ненависти, пока… вы не станете моей женой и не будете меня почитать и мне повиноваться.
Игрейния посмотрела на брата – он не сводил глаз с Роберта.
– Сэр Роберт, у нас есть дела поважнее. Я только что разговаривал с начальником стражи. Он в недоумении – у него пропадают люди. Неужели убегают и переходят на сторону врага?
Невилл бросил на него сердитый взгляд.
– Лорд Дэнби, – вежливо продолжал Эйдан, – вам известно, что несколько человек пропали?
– В чем дело? – резко спросил старик.
– Мы пытаемся разобраться.
– Почему не доложили мне?
– Сначала хотели узнать, что с ними приключилось, – признался Роберт Невилл.
– Так узнавайте!
– Слушаюсь, милорд.
Игрейния заметила, что Роберт посмотрел на Эйдана с не меньшей ненавистью, чем на нее. А она испытывала признательность к брату. И очень боялась за него.
Джейми притворился пьяным и, проходя между кузней и амбаром с зерном, выписывал ногами невероятные кренделя.
В конце прохода два стражника осматривали нижний двор. Они разговаривали как ни в чем не бывало, нисколько не стесняясь подвыпившего крестьянина.
– Да, тогда я был еще молод. Вот была война так война! Сейчас некоторые чешут языки, мол, это позор для Эдуарда. А я скажу так: это верный способ поставить на место всякую шваль. Мы резали всех: мужчин, женщин, детей. Особенно много криков было по поводу детей. Но лучше уж раздавить клеща, пока он маленький, пока не успел превратиться в бандита и не начал пить кровь порядочных людей.
– Иди в поход с Невиллом и Мейсоном, познакомишься с людьми, которые знают, как обращаться с бандитами, – посоветовал ему другой стражник. – Они делают это со вкусом. Например, привязывают человека к лошади и тащат несколько миль, потом подхватывают за веревку и бросают, подхватывают и бросают. Затем льют на него воду, пока он не очухается, чтобы он был в сознании, когда перед его носом начнут поджаривать его внутренности.
Джейми посмотрел в конец прохода и заметил, что с другой стороны такой же пьяной походкой навстречу ему идет Ангус. Он шагнул к нему и обозвал чертовой задницей.
– Что тут у вас? – окликнул их первый стражник.
– Да так, – пьяно проворчал Джейми и поманил его к себе, будто желая что-то шепнуть на ухо! А когда стражник приблизился, захватил его за шею и надавил на горло.
– В чем там дело? – сердито крикнул второй. Его товарищ обмяк и повис на руке у Джейми.
Но не успел он поднять тревогу, как к нему шагнул Ангус. У него не было кинжала, зато он обладал фантастической силой.
Шея стражника громко хрустнула.
– К амбару с зерном! Быстро! – шепнул Джейми. – Они-то не скоро протухнут, а у нас времени мало.
Время для Игрейнии тянулось однообразно и медленно. Она уговаривала себя, что скоро явятся ее бывшие тюремщики и освободят из нового заточения.
И тут же начинала смеяться над собой. Даже если Эрик захочет совершить этот подвиг, с его малыми силами не взять укрепленного Шеффингтона. И к тому же шотландцам надо выступать на помощь Роберту Брюсу – ведь не за горами час, когда ее теперешние тюремщики отправятся на расправу с шотландским королем.
Если уж бежать, так самой. И она изучала каждую возможность, хорошо понимая, что второго шанса не представится. Надо было выяснить все привычки обитателей замка и поселений за его стенами. Уходить следовало в такое время, когда по крайней мере несколько часов ее никто не рассчитывает увидеть. Ведь придется выбрать дорогу, и, прежде чем ее хватятся, нужно подальше удалиться от замка.
Игрейния радовалась, что сумела проявить себя прекрасной актрисой. Она проводила много времени с лордом Дэнби и вспомнила друзей, с которыми не виделась с тех пор, как переехала в Шотландию. Они говорили об угасающем здоровье короля – и Игрейния выражала искреннюю озабоченность. Лорд Дэнби водил ее по Шеффингтону – и она восхищалась работой его кузнецов и радостно хлопала в ладоши на представлениях бродячих актеров. Лицедеи скакали, показывали акробатические трюки и представляли глуповатые сценки из жизни простых людей. Среди них было много женщин, но они не принимали участия в представлении – они чинили одежду и собирали монетки у тех, кто решил отдохнуть от праведных трудов. Только одна женщина пела, пока актеры разыгрывали действо. И это было смешно, потому что всех женщин – и жен, и сестер, и любовниц, и даже принцесс – представляли мужчины: худые и полные, молодые и старые. Игрейнию веселили их ужимки и незатейливые забавные истории.
А вот театр марионеток ей нравился меньше. Там шотландцы попадали в западню, и начиналась резня. Английский лорд налетал на врага, и у того летели прочь руки и ноги. А потом по ходу действия несчастного к тому же кастрировали. Но кровавый обрубок не сдавался и снова вызывал англичанина на бой.
Лорд Дэнби следил, чтобы Игрейния ни в чем не нуждалась. Он даже перестроил гостевые покои, и теперь она жила в комнате, смежной с той, где поселился Эйдан. Игрейния заметила, что старику нравится ее брат, он даже считал, что из Эйдана получится не только прославленный воитель, но и мудрый государственный муж. Несколько лет назад лихорадка унесла в могилу его жену и единственного наследника, и старик стал относиться к брату Игрейнии как к родному сыну.
Игрейния испытывала к нему благодарность, хотя он постоянно ее убеждал, что у нее помутился рассудок от ужасов шотландского плена. Вскоре, говорил лорд Дэнби, Эдуард приведет к покорности бунтарей, и тогда ей стоит возвратиться в Англию и жить так, как она жила раньше.
Она ему не перечила. Она знала, что гонцы уже скачут к Эдуарду и вскоре король узнает, что она под крылом хозяина Шеффингтона. И тогда монарх объявит свою волю. Но это произойдет еще не скоро: Эдуарду не до нее, он увлечен одной идеей – возглавить армию и раз и навсегда сокрушить шотландского короля. Дэнби это огорчало. Ему нравился Роберт Брюс, он восхищался этим мужественным человеком.
Игрейния много времени проводила с братом – пыталась ему доказать: то, что происходило в ее душе, было не предательством монарха, а всего лишь попыткой оценить моральные качества тех, кто считает ее предательницей.
Прошло несколько дней. Между ней, Найлзом Мейсоном и Робертом Невиллом установилось молчаливое перемирие: хозяин замка не терпел ссор, и они довольствовались легкими колкостями.
Ночью дверь ее спальни запирали снаружи. Но когда она спросила зачем, лорд Дэнби успокоил ее, сказав, что это делается для ее же безопасности. Какой именно, он не уточнил. Однако Игрейния поняла: старика не меньше Роберта Невилла беспокоило, как бы его гостья не решила распроститься с приютившим ее кровом Шеффингтона.
Значит, если бежать, то только днем. И как можно скорее.
Дочь главного лицедея Сара положила последний штрих угольком под глазами Эрика и надвинула ему на лоб капюшон. Вождь посмотрел на Джейми.
– Ну как?
– Страшнее карги не встречал.
– Сделала все, что могла, – прыснула Сара.
Привлекательная девушка с каштановыми волосами и карими глазами, она была застенчивой и, несмотря на то что странствовала с актерами, очень серьезной. Энергичная, смешливая и сама заставлявшая смеяться зрителей, она иногда пела, и ее песни завораживали слушателей. Но лучше всего она умела размалевывать лица актеров для новых ролей.
– Сара, – успокоил ее Джейми, – ты прекрасно справилась. Из такого материала лучшего не выжмешь.
– Сойдет? – забеспокоился Эрик. – Что скажут стражники?
– То же, что и я, – хмыкнул Джейми. – Что они не видели карги страшнее.
– Очень смешно! – Эрик поднялся с бревна. – Посмотрим, что ты сейчас запоешь. Сара, за дело! Разукрась его как следует!
– Меня? – притворно ужаснулся Джейми. – Зачем? Я и так очень похож на крестьянина.
– Приступай, Сара. Только не слишком старайся. Пусть он будет второй по страховидности каргой.
Когда девушка закончила, Эрик оглядел брата.
– Слушай, а у тебя получилась почти смазливая рожа.
– Что я тебе говорил? – усмехнулся Джейми. – А ты никогда не верил, что я симпатичнее тебя!
Ровенна оценила работу Сары и от восторга всплеснула руками.
– Джейми, ты настоящая красавица! Воин заскрежетал зубами.
– А что? – вступил в разговор Ангус. – Что верно, то верно, весьма недурная цыпочка.
– Ну ладно, будет, – оборвала его Ровенна. – Джейми – привлекательный мужчина, хотя и вполовину не такой огромный, как ты.
– Вот и меня похвалили, – заржал гигант. – Зато у меня нет таких красивых серых глаз. А с твоими волосами, Джейми, тебе только заманивать английских солдат.
Все вокруг грохнули.
– А вот я вас сейчас мечом! – рассмеялся Джейми. Он отпускал шуточки, пока не присоединился к Эрику, и только тогда заговорил серьезно.
– Такого нам еще не приходилось проделывать.
– Пока все идет нормально.
– Да, твоя тактика работает: сокращаем численность врага, выбивая одного солдата за другим. Но удастся ли нам подобраться к самому логову, как ты думаешь?
– Ты был прав, Джейми. В замке многие сделают вид, что ничего не замечают, даже если сразу поймут, что происходит. Мы и так уже неплохо поработали.
– Может быть, хватит?
– Я хочу знать, что происходит в башнях. Что сделали с ней и… насколько она сохранила мне верность.
– Ты рискуешь жизнью, руками, ногами и прочими частями тела.
– Тоже мне новость! А что мы делаем каждый раз, когда идем в бой против Эдуарда?
– Да, Эрик, но на этот раз вся заваруха из-за женщины. Существует ли на свете такая женщина, из-за которой стоит идти на подобный риск?
– Я не отдам ее англичанам. Никогда!
– А что думает Грегори о нашем предприятии?
– Пока он ничего не видел.
– Гм… что-то в последнее время он стал очень мало видеть.
– А я верю, что парень не так прост, и рад, что взял его с собой.
– Если бы нас ждал провал, он бы это почувствовал?
– Думаю, да. Но каков бы ни был риск, я должен это сделать. У меня ощущение, что время на исходе. Мне надо убедиться, что все готово. До англичан наверняка уже дошли слухи, которые мы распускали. И клянусь: на этот раз Мейсон и Невилл верх не возьмут. Пусть мне даже придется заключить соглашение с самим дьяволом!
– Осторожнее, а то отец Маккинли нас услышит!
– Да-да, пусть помолится за нас. Соглашению с дьяволом я предпочту молитву святого отца.
Джейми скептически посмотрел на брата.
– Ой, сомневаюсь, чтобы он сумел помолиться без смеха!
– Будет, Джейми, а то я вмажу тебе по физиономии и испорчу всю красоту.
Брат рассмеялся.
Вскоре они присоединились к остальным. И отец Маккинли прочитал молитву.
Вечером, когда в большой зал вошел Найлз Мейсон, Игрейния уже сидела на своем месте за столом.
Рыцарь стянул с рук перчатки и каким-то странным, довольным, даже восторженным жестом швырнул их на стул.
– Ну вот, сэр Дэнби, – объявил он, – я думаю, мы заслужили прокорм. До нас дошли сведения, что в соседних лесах рыщут отряды шотландских бунтарей. Небольшие по численности, скорее банды, они опустошают окрестности. Поговаривают, что Эрик Грэхем тоже с ними. У нас там, конечно, свои шпионы. И я надеюсь вскоре узнать, где скрываются дикари. И тогда… – Он повернулся и улыбнулся Игрейнии, – тогда моральная дилемма леди Лэнгли разрешится со всей скоростью, какую дозволяет закон.
Игрейния улыбнулась в ответ, хотя кровь ее заледенела.
– Вы убеждены, что в ваших силах их поймать? – невинным тоном спросила она.
Ей ответил не Найлз, а Роберт Невилл, который в этот миг появился в зале.
– Настолько убеждены, что уже приказали возвести эшафоты для казней. – Он уселся на стул и взял фазанью ногу с огромного подноса, который принесла служанка. – Вам, Игрейния, мы оставим почетное место в первом ряду, чтобы у вас не осталось никаких сомнений, что вы получили свободу и вольны опять выходить замуж. – Когда он это говорил, поднос дрогнул в руках у служанки – дородной женщины в свободном платье, – и соус капнул Роберту на рукав. – Ах ты безрукая ведьма! – завопил рыцарь, и всем показалось, что несчастная женщина прямо сейчас жестоко поплатится за пятно на его одежде. Но Роберт вовремя вспомнил, что он всего лишь гость лорда Дэнби, а тот никогда не поднимает руку на слуг. И ограничился тем, что рявкнул: – Убирайся на кухню – там твое место! Тебе только тяжести поднимать. Больше ты ни на что не пригодна!
Нерадивая служанка поклонилась и быстро удалилась из зала.
– А не случится так, что ваш эшафот никому не понадобится? – спокойно спросила Игрейния.
– Не думаю, – ответил Роберт Невилл, сердито разглядывая испачканный рукав.
– Я бы предпочел более приятную тему для разговора во время еды, – твердо заявил лорд Дэнби.
А через минуту к ним присоединился Эйдан. Игрейния почувствовала его взгляд и испугалась. Где-то поблизости в лесах прячется Эрик, и эти люди знали, где его искать.
Она покинула зал, как только представилась возможность. А войдя в свою комнату, села перед огнем и начала прикидывать, как ей лучше поступить. Надо во что бы то ни стало найти шотландцев и предупредить их об опасности.
В смежную дверь – ту, что вела в комнату Эйдана, – тихонько постучали. Игрейния не задумываясь распахнула створку. Она подумала, что к ней пришел ее брат. Но с отвращением увидела на пороге Роберта Невилла.
– Что вам угодно? – резко спросила она.
– С благословения лорда Дэнби и Эйдана хочу переброситься с вами парой слов, – ответил рыцарь.
– О чем?
– Игрейния, – притворно вздохнул Роберт, – мне неприятно, что вы внезапно стали относиться ко мне столь враждебно. Что я сделал вам дурного? В Лэнгли я всегда считался правой рукой Афтона. Мы были очень близки, ведь наши дедушки – двоюродные братья. Если бы раньше родился мой дед, а не его, то вас бы в детстве помолвили со мной, а не с ним.
– Однако случилось так, что ваш дедушка родился вторым. Я вышла замуж за Афтона, и теперь мой муж умер.
Игрейния так и осталась стоять перед дверью, не позволяя незваному гостю переступить через порог. Роберт сильнее нажал на дверь, и ей пришлось отступить.
– Что мне сделать, чтобы вы примирились с тем, что вам предстоит? Признаюсь, я был груб, наверное, чрезмерно настойчив. Может быть, вы смягчитесь, если я позволю вам не присутствовать на казни вашего бунтаря?
– Любезное предложение, особенно если учесть, что вы его еще не поймали.
– Дорогая, это всего лишь вопрос времени. К тому же жив он или нет, недалек тот час, когда король объявит свою волю и вам придется покориться. И Рим не будет возражать, поскольку папа отлучил шотландского короля от церкви.
– Роберт, вы безумец, если все еще желаете меня. А что если я ношу под сердцем его ребенка?
Лицо Роберта Невилла исказила бессильная ярость. Игрейния перехватила его взгляд и поняла, что ему не приходила в голову такая мысль.
– Что ж, с этим тоже можно разобраться, – процедил он. – Зная время рождения, легко установить настоящего отца. А новорожденные частенько умирают сразу после появления на свет.
– Вы собираетесь убить младенца? – ужаснулась она.
– Новорожденные умирают сами, – повторил Роберт Невилл.
Она смотрела на рыцаря, не в силах поверить в услышанное.
– Убирайтесь прочь! Убирайтесь из моей комнаты!
– Игрейния…
– Мой брат наверняка уже в соседней комнате. Мы в замке лорда Дэнби. И король еще не объявил свою волю. Уходите!
Лицо Роберта Невилла потемнело.
– Настанет день, миледи, и вы пожалеете, что оскорбили меня. Будете на коленях выпрашивать милости. А я припомню вам каждый презрительный взгляд.
– Уходите! – повторила Игрейния.
Когда он удалился, она бессильно опустилась в кресло. Но тут же снова услышала, как в дверь постучали – на этот раз в ту, что вела в коридор. Это еще кто? Неужели это Найлз Мейсон со своими рассказами, как он собирается мучить пленных?
– Что угодно? – спросила она.
– Ванна, миледи, – ответил негромкий голос.
– Входите, – рассеянно разрешила она.
На пороге показались слуги с ванной и котелками с водой. Она подождала, пока они сделают свою работу, поблагодарила и подошла к двери смежной комнаты. Постучала и проскользнула к брату. Эйдан сидел за столом, и что-то писал.
Игрейния упала перед ним на колени.
– Эйдан, я его ненавижу!
Брат тут же отложил перо, взял ее руки, поднял с колен и усадил на кровать.
– Не расстраивайся так, Игрейния. Все эти дни я наблюдал за Робертом Невиллом. За ним и за Найлзом Мейсоном. Да, они способны вызвать к себе отвращение. Но я не могу протестовать против воли короля. Впрочем, я изучил своды законов и духовные книги и вот теперь сам пишу Эдуарду. Я ставлю под сомнение возможность твоего брака с Робертом, поскольку Невилл был слишком близким родственником Афтону. И еще я пишу, что это дело чрезвычайной важности: ведь если мне суждено умереть до того, как я обзаведусь наследником, мое богатство и титул перейдут к твоему старшему сыну – конечно, если у тебя появятся сыновья.
Игрейния посмотрела на него и улыбнулась, а потом обняла за шею.
– Эйдан, ты восхитительный брат. Просто замечательный.
Он ответил улыбкой на ее улыбку.
– Стараюсь. С тех самых времен, когда ты звала меня «мой маленький братик».
– Это было раньше… когда мы жили дома. Я была такой взрослой – совсем невестой, а тебя еще не посылали учиться на рыцаря.
– Хорошие были времена. Мы, такие юные. Все рыцари мне казались гигантами, которые только и делали, что ездили на турниры. Я еще не знал правды о войне. Король Эдуард – отважный, доблестный человек на коне, – златокудрый гигант, истинный царь, добрый к жене и придворным. Ах, все это кончилось, когда скончалась его первая супруга. А теперь он поступает так, как ему заблагорассудится, и поэтому самое большее, что я могу сделать, убедить его повременить с твоей свадьбой.
– Благослови тебя Господь, Эйдан. – Игрейния поцеловала брата в лоб. – Я тебя очень люблю и благодарна за все, что ты для меня сделал, и…
– И – что?
– И молюсь, чтобы ты меня простил.
– Ты находилась в плену, сестра. Мне не за что тебя прощать.
Игрейния потупилась и пожелала Эйдану спокойной ночи. Да, она перед ним ни в чем не виновата. Но вскоре может появиться причина просить у брата прощения. Она испытывала благодарность к нему за то, что он использовал все возможности, чтобы ее спасти, – свой ум, закон и авторитет церкви. Это давало ей надежду.
Но она не смела рассчитывать, что это поможет.
Она разделась и, вновь прикидывая, каким способом можно скрыться из замка, приготовилась залезть в ванну. И в это время услышала какой-то тихий шорох. Посмотрела на ведущую в коридор дверь. Она казалась плотно закрытой. И тем не менее…
Игрейния обвела глазами стены. Там висело оружие. И она решила захватить с собой в ванну что-нибудь острое.
Вода не успела остыть и успокаивала. Она, казалось, просачивалась в мышцы и снимала напряжение дня.
А затем она снова услышала звук.
Игрейния сжалась, пальцы сомкнулись на рукоятке кинжала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон



давно такого не читала!!!! Прекрасний роман!!!!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонІнна
12.07.2011, 23.08





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН!!!
Триумф рыцаря - Дрейк Шенноннаталия
12.10.2012, 13.08





Хороший роман. Рекомендую
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонМария
1.01.2013, 14.01





Впечатляет)) интересная книга, которую стоит прочитать
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонДия
28.04.2013, 14.36





Очень здорово)Интересно и трогательно!)
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонАрина
30.04.2013, 13.23





классная книга, потом нужно читать Шотландский лев
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонЖанна
2.05.2013, 8.39





Потрясный роман,ничего лишнего,г.г.обалденные,советую всем...читайте .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонФатима
2.05.2013, 17.39





Долго и скучно( не понимаю остальных комментов-ожидала намного большего.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКристина
4.05.2013, 13.23





До середины не понимала о чем читаю но не стала останавливаться. Очень уж жестоко. Нос середиеы пошла любовь и вроде бы ничего осилила прочитала до конца. Но не очень понравилось здесь больше войны чем любви.
Триумф рыцаря - Дрейк Шенноннека я
9.09.2013, 20.58





один из моих любимых романов! читала несколько лет назад сейчас перечитала с удовольствием!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонРада
24.03.2014, 15.52





Роман интересный, но тяжелый. Много войны.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКэт
10.05.2014, 9.34





Роман замечательный. Стройность сюжета (хотя не совсем совпадает с известными историческими датами), легкость повествования, одним словом- получила удовольствие. 10 из 10
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонБелла
2.08.2014, 14.50





И правда!!!! Роман классный!!!!!
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннонелена
15.08.2014, 0.40





Неплохо.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКсения
12.11.2014, 15.07





Не затронул .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонВикушка
12.11.2014, 19.55





Я бы сказала, что это лучший роман из серии о Грэхемах. Просто он более развернутый и серьезный, чем все остальные. У обоих героев есть своя история. Да и сам роман происходит на фоне военных событий.
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннонdeasiderea
22.05.2015, 3.00





Шикарный роман, прочитав который, хочется сказать - верю! Сюжет развернут на фоне исторических событий, порою жестоких. Любовь между ггероями перерождается из ненависти. Главный герой сильный, властный, из тех, кто всегда добивается своего. Не рекомендую читать любителям легеньких романов.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонAnaKonda.
18.04.2016, 12.35





Хороший роман . Очень понравились герои . Много сражений , но куда без них , если опирываются те времена . Сплошь были битвы . Роман понравился . Поставлю 10 .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонMarina
19.04.2016, 13.13





Чудо роман!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКнигоманка.
27.11.2016, 15.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100