Читать онлайн Триумф рыцаря, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Триумф рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Эрик не помнил, чтобы когда-нибудь так спешил, разве что когда возвращался в замок, где его держали пленником и откуда он торопился вызволить дочь, жену и своих людей.
Но тогда расстояние было намного меньше и он скакал с закаленными воинами, которые привыкли проводить ночи на голой земле, недоедать, недосыпать и целый день сидеть в седле.
Эрик не собирался загонять лошадей до смерти и потому вовремя останавливался на отдых, водил животных на водопой и даже предлагал леди Лэнгли остатки еды из мешка отца Падрига, но потом решил: раз она предпочитает видеть в нем врага, что ж, ее дело. Скоро они окажутся в замке, пленницу станут как следует охранять, и он избавится от нужды неусыпно за ней следить.
Игрейния отказывалась от еды и делала вид, что не обращает на него никакого внимания.
Они оба в одинаковой степени мечтали избавиться друг от друга.
Замок показался в тот самый момент, когда солнце исчезло за горизонтом. В крепости их заметили задолго до того, как путешественники подъехали к воротам.
Они еще были далеко, а массивный подъемный мост уже опустился на ров. Багряные лучи умиравшего дня казались отсветами с неведомой нежно-красной планеты. День выдался ясным, и теперь краски наступавшей ночи подчеркивали суровую красоту замка: во рву поблескивала спешившая соединиться с недалекой речкой вода, стены в сумерках странно мерцали, а на башнях развевались знамена короля Шотландии Роберта Брюса.
Навстречу путешественникам из ворот замка выехали всадники – Питер Макдоналд, Аллан Маклауд, Реймонд Кэмпбелл и преподобный Маккинли.
– Быстро же вы вернулись! – радостно воскликнул Питер, когда две маленькие группы встретились перед крепостными стенами. – Хорошо, что вы с нами. – Он покосился на Игрейнию и добавил: – Добро пожаловать домой, миледи.
Эрик вгляделся в лицо своей спутницы – оно показалось ему бледным и усталым: непривычная белизна на фоне иссиня-черной копны волос. Шотландец отвернулся. Прошлой ночью ему приснилась темная паутина, и он изо всех сил старался из нее выпутаться. Он проснулся и обнаружил, что на лице его покоится прядь ее черных волос. А потом заметил, что его пленница дрожит: после заката солнца в лесу сильно посвежело.
Эрик не хотел, чтобы она скончалась от холода, и согрел ее своей накидкой и своим телом. А когда снова уснул, сон вернулся, и он опять не мог выбраться из иссиня-черной сети. Но сны мимолетны. Кошмар кончился и сменился картинами дорогих воспоминаний: он ощущал рядом милое тепло и аромат любимой женщины, пряди больше не казались опасными, а были золотисто-солнечными. Вот сейчас он откроет глаза, увидит улыбающуюся Марго, и жизнь вновь превратится в бесценный дар…
Он открыл глаза – перед ним раскинулось море тьмы; тепло было всего лишь средством выживания, а красота лежащей рядом женщины – искусом врага. А сама она – всего лишь пешкой в игре, такой же темной, как цвет ее волос.
– Игрейния, – проговорил преподобный Маккинли, – вы, наверное, очень устали. Пойдемте, я провожу вас в ваши покои. – Он осекся, вспомнив, что там обосновался новый хозяин замка, и поправился: – Устрою вас со всеми удобствами.
Игрейния тряхнула черными прядями, и ее фиалковые глаза на секунду задержались на Эрике.
. – Отец Маккинли, вы прекрасно знаете, что я здесь пленница. А пленников содержат в подземелье.
Священник с тревогой посмотрел на шотландца.
– Я уверен, что это не входит в его планы…
– Если ей хочется в подвал, пусть сидит в подвале, – равнодушно отмахнулся Эрик. – Питер, будь добр, проводи леди.
Он пришпорил коня и со всей прытью, на какую был способен его Локи, понесся к подъемному мосту, но, въезжая в ворота, придержал жеребца. Его почтительно встретил юный конюх. Эрик спешился и передал ему поводья.
– Хорошенько накорми его и вычисти. У него был трудный день.
– Слушаюсь, сэр, – ответил юноша.
Оставив коня на его попечение, шотландец направился в главный зал. Там его встретил старый Гарт с инкрустированным подносом, на котором стояли такие же изысканно украшенные кубки.
– Желаете эля, милорд? – произнес он, и его морщинистое лицо осветила улыбка. – Из наших лучших. Так что если вы сомневаетесь, я с удовольствием выпью первым.
Неужели он еще сомневается? Да. Только глупец распростился бы с сомнениями. Но истинным управляющим здесь по-прежнему оставался отец Маккинли, и священник прекрасно понимал: случись что-нибудь с Эриком, и шотландцы немедленно расправятся с обитателями замка.
Вождь снял дорожные перчатки, принял кубок и жадно выпил пиво. Гарт оказался прав – эль был превосходен.
– Хороший эль и кубки под стать, – похвалил он слугу.
– А как же иначе, сэр Эрик? – слегка пожал плечами Гарт. – Подарок не кого-нибудь, а самого короля Эдуарда на свадьбу милорда и миледи.
Некоторое время Эрик смотрел на него, а потом расхохотался. Значит, он стал владельцем подарка английского короля? Ситуация показалась ему забавной.
– Ну что ж, если найдутся еще такие же, я тоже мог бы сделать подарок. Другой король – шотландский – с удовольствием стал бы из них пить. Или расплавил на серебро.
– Это мои бокалы. Вы не имеете права никому их дарить!
Эрик обернулся: на пороге зала стояли встречавшие их люди и леди Лэнгли. Шотландец смерил ее ленивым взглядом. Что же в ней все-таки было такого, что его так сильно бесило?
– Миледи, неужели вы успели забыть, как страстно только что стремились в подвал?
Питер невольно вскинул голову, но ни он, ни Аллан не осмелились перечить вождю в присутствии посторонних. Вместо них заговорил отец Маккинли:
– Сэр, вы же не сможете в самом деле бросить женщину в подземелье?
– Но оно казалось вполне подходящим местом для наших людей. – Эрик пристально посмотрел на Игрейнию.
Но она не отвела своих темно-фиалковых глаз, не отвернулась от него и холодно встретила его взгляд.
– Пленные на то и пленные, чтобы их держать в подземелье, – заявила она.
– Во имя милосердия… – начал священник.
– Вы правы, отец Маккинли, – прервал его Эрик, желая прекратить этот глупый спор. Он боялся разозлиться до такой степени, когда и в самом деле мог бы бросить строптивую пленницу в подвал. Но продолжить ему не дали.
– Хочу в подвал! – заявила Игрейния и сделала шаг к ведущей в подземелье лестнице. Никто не двинулся с места. – Что, прикажете мне самой себя запирать?
– Игрейния, ваша комната наверху, – снова попытался избежать конфликта служитель церкви.
– Да, моя комната наверху, – отозвалась она и гордо взглянула на шотландца. – Но теперь я предпочитаю подвал.
Аллан вопросительно посмотрел на Эрика, но тот только пожал плечами.
– Да ради Бога! Если таково ее желание, проводи леди, куда она хочет.
Игрейния спокойно повернулась и направилась к лестнице, а Аллан некоторое время беспомощно смотрел ей вслед, потом поспешил вдогонку.
Отец Маккинли в бешенстве повернулся к Эрику.
– Вы, сэр, ослеплены своим горем! Игрейния не принадлежала к тем, кто пленил и держал взаперти вашу жену и семьи ваших людей. Она самоотверженно трудилась, чтобы спасти жизни больных. Люди умерли не потому, что она не проявила усердия, – причиной тому безжалостная чума.
Эрик оперся о стол и покачал головой.
– Вы же слышали, отец Маккинли: она сама предпочла подвал.
Некоторое время священник не находил что ответить. И пока он подыскивал слова, шотландец повернулся к Гарту:
– По-видимому, у леди Игрейнии с ее комнатой связано слишком много печальных воспоминаний. Я испытываю то же чувство.
– Покои родственника лорда Афтона, сэра Роберта Невилла, ничем не хуже и расположены напротив ее спальни.
– Вот и славно, я буду занимать их, пока нахожусь в замке. Мне надо отдохнуть. Завтра предстоит тяжелый день. Гарт, распорядись, чтобы ужин мне подали в комнату. А с вами, Аллан и Питер, мы встретимся здесь рано утром и обсудим, что делать дальше.
Он вышел из зала и направился вверх по лестнице. При каждом шаге его голова подрагивала: Эрик безумно устал и в то же время невероятно злился. Ему не понравилось, что леди оказалась в подземелье, и не понравилось, как смотрели на него его люди.
Эта женщина все-таки настояла на своем! И это ему уже не нравилось.
До рассвета было еще далеко, а Игрейния уже пожалела о своей гордыне и строптивости.
Здесь не было никакой паутины. Все было чисто вымыто. Больные либо умерли, либо поправились, и люди Эрика на совесть вычистили помещения. На полу лежал свежий тростник, только что набитый матрас служил ей сносной постелью. Но Игрейния оказалась одна. А по соседству располагались склепы, где покоились останки мужа, леди Марго и ее дочери. И когда она слышала, как воды рва с журчанием омывали снаружи каменные стены и как свистел ветер в бойницах, ей казалось, что это в темноте стенают духи умерших.
А потом в ее закуток забежала крыса. Вечером отец Маккинли принес ей ужин и сказал, что, как только она захочет, ее тут же переведут в другое помещение.
– Я арестантка, – возразила Игрейния. – Так что лучше оставаться за решеткой, чтобы ни на секунду не забывать о своем положении.
– Вы грешите гордыней, дочь моя, – расстроился церковник.
– У меня этот грех не единственный, – отозвалась она и внезапно улыбнулась. – Вы напрасно стараетесь: я его ни о чем не попрошу. А вам спасибо зато, что пришли. И за ужин – я ужасно хотела есть.
Священник горестно покачал головой.
– Если вы узница, Игрейния, значит, узники мы все. Но люди прекрасно ладят между собой. Благодаря болезни у них завязались странные отношения. Сначала пришельцы были преступниками, потом стали захватчиками. Сначала замок был нашим, затем перешел к ним. Но для крестьян и работников разница невелика. Они похоронили родных и снова стали трудиться. Кухарки распевают на кухне, и большинство мужчин, которые служили лорду Афтону, согласны исполнять приказы нового господина. Все знают: только труд поможет им выжить. И помнят, что главный шотландец старался их спасти. Никому нет дела, что одни отобрали замок у других. Вам незачем здесь оставаться.
– Есть зачем!
– Игрейния!
– Что слышно о Роберте Невилле? – спросила она. – Надеюсь, он выжил? Ведь он уже пошел на поправку, когда уезжал отсюда. Его не схватили?
Священник помолчал и тяжело вздохнул.
– Нет, его не схватили. Я слышал, что он благополучно прибыл в лагерь графа Пемброка. И конечно, рвется обратно. Но у Пемброка связаны руки. Так что быстрых перемен не ждите. Учтите, если хотите отсидеться в тюрьме, пока вас не выручат англичане, придется набраться терпения.
– Я сама не знаю, чего хочу, – призналась она.
– Мне пора, – вздохнул отец Маккинли. – Не нужно, чтобы они решили, будто мы с вами плетем здесь заговор.
– Но, помнится, мы с вами в самом деле плели заговор! – усмехнулась Игрейния.
– Это было раньше. Я боялся за вас и всеми силами старался удалить из замка. Победители могли нас наказать, но ничего подобного не случилось. Игрейния, поймите, жизнь продолжается. Война оставляет шрамы, но все на свете забывается и жизнь идет своим чередом. Даже здесь. Вот и сегодня в замке родился ребенок – сын булочницы и кузнеца. Кэтрин, его мать, потеряла во время эпидемии свою мать. Ребенок появлялся на свет трудно, но родился здоровым, и в замке стало на одного человека больше. Я обещал родителям благословить их чадо.
Игрейнии стало не по себе, словно она пропустила что-то очень важное.
– Тогда вам надо спешить, – пробормотала она. Священник кивнул.
– И передайте родителям, что я очень рада за них.
– Непременно. – Он медлил и не уходил. – Мне не хочется оставлять вас одну.
– Вам следует выполнять свой долг – заботиться о душах людей. А мне хорошо и здесь.
– Игрейния! – посуровел Маккинли. Теперь он заговорил как истинный воин Господень. – Он вас… ничем не обидел? Вы… его не боитесь?
– Хотите спросить, не попытался ли он меня изнасиловать? Нет! Он вообще не обращает на меня внимания. Я для него все равно что старая карга.
– В таком случае…
– Спокойной ночи, святой отец.
– Игрейния, вы ведете себя как…
– Как заключенная.
Маккинли всплеснул руками и вышел. А потом наступила ночь, и была она бесконечной. На рассвете в каменных казематах послышались шаги, и Игрейния тревожно вскочила.
– Это вы, отец Маккинли?
– Нет, миледи, это я, Эрик.
Она испуганно отпрянула от решетки. Игрейния только что проснулась и опасалась, что в волосах ее запутались соломинки. И что выглядит она совсем не так решительно, как ей хотелось бы.
– Что вам угодно? – резко спросила она.
Эрик показался в конце коридора – отдохнувший, побрившийся и благоухающий душистым мылом. Безукоризненно отглаженная сорочка заправлена в килт из клетчатой ткани с цветами его клана. Игрейния раньше не замечала, что черты лица этого человека словно выточены резцом. А глаза при свете дня наверняка отливают насыщенным кобальтом.
– Я пришел осведомиться, как вы себя чувствуете. Помните, я вам говорил, что вы представляете ценность, пока живы? Так что приходится интересоваться вашим дражайшим здоровьем. Как прошла ночь?
– Спасибо, я прекрасно выспалась.
– Полагаю, вас вечером накормили?
– Отменно.
– Хорошо. – Эрик кивнул. – Скоро вам принесут свежую воду и еду. – Он присмотрелся к ее прическе. – Солома в ваших волосах очень интересно контрастирует с черным цветом.
Игрейния невольно провела рукой по голове.
– Не поверили? Да-да, солома там есть. – Он придвинулся к решетке. – Господи, а на щеках грязь!
– Вы выглядели гораздо хуже, когда впервые здесь объявились! – не растерялась она.
– А меня уверяли, что к нашему появлению здесь вы не имеете никакого отношения. – Эрик с нарочитым удивлением изогнул бровь.
– Вы прекрасно знаете имя человека, который захватил и пригнал сюда ваших родных, – сэр Найлз Мейсон. Афтон был вынужден подчиниться и открыть ворота, хотя и не одобрил его решения. Что же до того, что вас отправили в подвал… Он знал, что среди пленников, которых он принял под свой кров, есть весьма опасные люди. Вы яркое тому доказательство. Тюрьма и смерть – цена вашей войны.
– Цена свободы, – поправил ее шотландец.
– Вы спустились вниз специально для того, чтобы посмеяться надо мной? – спросила она.
– Я уже объяснял: я пришел, чтобы узнать, как вы себя чувствуете. Что до меня, я превосходно спал – на удобной кровати. А утром мне подали изысканный завтрак: свежую рыбу и только что выпеченный хлеб. Потом я принял горячую ванну и встретился со своими людьми. Мы обсудили создавшееся положение и с радостью отметили, как толково управляют замком и как хорошо живут в нем люди. Я даже присутствовал при крещении новорожденного мальчика. Враги далеко – они сторонятся Лэнгли, потому что опасаются новой вспышки чумы. Утро просто замечательное: столько приятных новостей, а самое большое наслаждение – горячая ванна.
– Сэр, вы что же, надеетесь, что я променяю свое положение на ванну?
– Честно говоря, да.
– Ошибаетесь! И еще: я в добром здравии – то есть вполне пригодна, чтобы передать меня вашему королю для обмена. Так что отправляйтесь на все четыре стороны и наслаждайтесь своим триумфом где-нибудь в другом месте!
– Триумфом? Что ж, пожалуй, особенно если учесть, какая у меня была альтернатива. Вам хорошо известно, что находится в этом подземелье?
– Тюремные камеры и склепы.
– Вот и видно, что вы еще мало времени здесь провели.
Игрейния колебалась. Тайный подземный ход начинался в самом конце длинного коридора.
– Я не об этом, – улыбнулся шотландец.
– А о чем? – Она сделала над собой усилие, чтобы не изменить выражения лица, но сердце в груди екнуло. Да, конечно, он знал о подземном ходе. Иначе и быть не могло: он должен был выяснить, как она покинула замок, если не открывались ворота.
– Напротив этой камеры есть дверь. Очень-очень толстая. Она ведет в комнату, где много интересных предметов. Все они предназначены для пыток несчастных, которых бросили в тюрьму. Вы никогда там не были?
– Была. Но комната не использовалась…
– С тех самых пор, как Афтон вступил во владение замком. Вы ведь это хотели сказать?
Игрейния не ответила.
– Но помещение собирались использовать. Это несомненно. Все орудия привели в готовность.
У Игрейнии заледенела кровь.
– Закон гласит – такова участь предателей.
– Разве человек, который не желает присягать иностранному королю, может считаться предателем?
Игрейния отошла от решетки.
– Могу сказать одно: вы глубоко заблуждаетесь, если считаете, что король, против которого вы воюете, будет преследовать вас, пока не настигнет, и что именно он предписал предателям умереть. Не он, а закон.
– Значит, тем более надо держаться подальше от закона вашего короля, – сделал вывод Эрик. – Вы и дальше намерены оставаться в тюрьме?
– Да.
– Как вам будет угодно.
Шотландец повернулся и пошел прочь. Игрейния слышала гулкий стук его сапог по каменным плитам коридора. Но вот они стихли. Она решила, что сейчас он вернется. Но шагов больше не было слышно, и она сообразила, что он задержался возле склепов – там в стене был замурован Афтон, а рядом с ним – жена и дочь Эрика.
Игрейния, затаив дыхание, слушала тишину. И вот снова послышались шаги.
На этот раз шотландец ушел из подземелья.
После обеда отец Маккинли явился к Эрику в его комнату. Святой отец считался уважаемым человеком, но он был не из тех, кто громогласно отстаивает свои политические убеждения. И потому, когда он постучал, Эрик первым делом свернул карту, которую изучал до его прихода, а уж потом, откинувшись на спинку стула, пригласил его войти.
– Вы не можете оставлять ее в подземелье! Она сойдет там с ума – ведь чуть ли не рядом с ее клеткой похоронен ее муж, а она сидит в кромешной тьме: от факелов никакого проку – одна игра теней.
– Я у нее был – она предпочитает подвал.
– Поймите, настаивая на своем, она себя губит!
– А на чем, собственно говоря, она настаивает?
– На том, что она пленница.
– И что из того?
– Здесь все могут передвигаться свободно…
– А она нет, – закончил его мысль Эрик. Маккинли вздохнул.
– Если бы у нее было право свободно перемещаться по замку…
– …она бы опрометью кинулась вон. Вот что, святой отец, если можете вытащить леди оттуда – действуйте. Предоставляю это дело вам. Ее комната свободна, хотя, правда, немного изменилась.
По его приказанию в покоях бывшего хозяина замка со стен сняли его гербы и цвета его клана, а на их место водрузили символы власти самого Эрика и Роберта Брюса.
После того как ушла из жизни Марго, Эрику стал невыносим вид этой комнаты. Но изменились не только апартаменты хозяина замка: сначала на башнях, а затем и в зале люди Эрика поменяли все флаги.
– Значит… – начал Маккинли, – вы мне приказываете привести ее наверх?
– Я вам разрешаю.
Священник кивнул и вышел. Шотландец проводил его взглядом и вернулся к своим делам.
День тянулся неимоверно медленно, и Игрейния кляла себя за собственную глупость. Час казался столетием. Занять время было нечем, и Игрейнию спасали воспоминания.
Она не представляла, сколько сейчас времени. В подземелье царил вечный сумрак. Но вот укрепленные под каменным потолком факелы стали коптить, и она подумала, что наступила ночь. Но так же возможно, что день еще не кончился. У нее не было никаких ориентиров, чтобы определить время суток.
Вновь послышались шаги. Она испуганно вскочила, думая, что это вернулся шотландец. Но на этот раз в ее узилище пришел преподобный Маккинли. Он остановился у решетки, взялся за прутья руками и долго-долго смотрел на пленницу.
– Игрейния, прости меня Боже, я должен вам сказать, что вы накликаете невзгоды на всех нас. Подумайте, что вы делаете: люди живут здесь в мире и трудятся, чтобы выжить. Но если они решат, что вас держат в заточении и с вами жестоко обращаются, бог знает что может случиться. Бойня, резня – да все, что угодно! Из-за вашего упрямства могут погибнуть невинные. Всю ночь я пролежал без сна, представляя ужасные последствия вашего поведения. И говорю вам, как учит меня Всевышний: покиньте эту дьявольскую дыру и переселитесь в свои покои. Там свет, там ваши книги, чистая одежда и окно в мир.
– Книги в моей комнате, а мое обиталище здесь.
– Игрейния, Господь не желает, чтобы вы здесь оставались, я это точно знаю. Негоже живому заточать себя, словно в могиле, рядом с умершими.
– Отец Маккинли… – начала было Игрейния, уже готовая согласиться на его просьбу, но вдруг вспомнила, что книги вряд ли теперь ей доступны, поскольку в покоях хозяина замка наверняка поселился новый владелец. И в этот миг она снова услышала шаги и замолчала. Длинная тень легла на пол – это к ним подошел шотландец.
– Она по-прежнему отказывается! – в отчаянии воскликнул священник.
Она открыла было рот, еще не зная, возражать или соглашаться, но ей не позволили сделать ни того, ни другого.
– Боюсь, у нее нет выбора, – объявил Эрик.
– Почему? – встрепенулась Игрейния.
– Мы захватили английский разъезд, и теперь нам требуется пыточная камера и все свободные клетки. Вы ведь не хотите слушать их крики? Но дело даже не в этом… Мы не можем позволить вам плести здесь заговор с англичанами.
– Английский разъезд? – встревожилась Игрейния. Сколько же времени прошло с тех пор, как они вернулись в замок? Ее брат был еще юн, но она говорила о нем сущую правду: он получил прекрасное образование и отличался чувством обостренной родовой гордости.
Не он ли явился в Лэнгли?
– Вы взяли в плен англичан? – нахмурился отец Маккинли.
Игрейния ломала голову, не блефовал ли шотландец, но интуиция ей подсказывала, что он говорил правду.
– Пора покинуть тюрьму. – Эрик не стал отвечать на вопрос священника.
– И куда же прикажете мне идти? Насколько я знаю, моя комната занята. Новым хозяином, – желчно добавила Игрейния.
– Не занята, – отозвался Эрик. – Мне она не понравилась. Так что можете на нее претендовать.
– Претендовать на свою комнату?
– Ну хорошо, – устало улыбнулся он. – Я согласен – вы самая отчаянная спорщица на свете. Скажем так: вы вольны занять свою комнату.
В ответ Игрейния надменно улыбнулась и, повернувшись к нему спиной, направилась в противоположный конец камеры.
– Игрейния, – тихо позвал ее отец Маккинли. – Эрик поселился в покоях Роберта Невилла. Так что ваши комнаты в вашем распоряжении.
– Позовите стражника, – приказал шотландец. – Пусть он принесет ключи.
– Я бы с большим удовольствием оказалась в обществе английских воинов, – гордо произнесла леди Лэнгли.
– Не сомневаюсь, – пожал плечами Эрик.
Через минуту она услышала, как огромный ключ поворачивался в замке. Игрейния хотела выскочить из камеры – никто не представлял, насколько невмоготу ей было сидеть в тюрьме. Но ей не дали такой возможности. На плечи легли ладони, слишком знакомые в последнее время, и повернули ее навстречу судьбе.
– Я… я не собираюсь с вами драться! – возмутилась она.
Но Эрик ее не слушал. Он толкал ее вперед, пока они не оказались перед склепами, где лежали тела Афтона, Марго и дочери Эрика. Он остановился на секунду. Затем продолжил путь.
Когда они оказались в зале, шаги за спиной стихли. Всю дорогу из подземелья за ними следовали отец Маккинли и еще один человек – дюжий шотландец в килте, который недавно открывал замок, а до этого неотлучно сторожил ее темницу, не показываясь ей на глаза.
– Джаррет, – приказал Эрик, – проводи леди в ее комнату. – Он прошел мимо нее и легко взбежал по лестнице.
– Пойдемте, миледи, – вежливо попросил тот, кого назвали Джарретом.
Он был огромен ростом, наверное, даже выше Эрика, мускулист, но с поразительно тонкими чертами лица.
– Слава Богу, миледи, что вы согласились убраться оттуда, – улыбнулся он. – Подземелье не место для женщины. – Он скорчил брезгливую мину. – Даже в комнате охраны невозможно толком уснуть.
– В подвале замка всегда было сыро, – пробормотала она.
– А в камерах – особенно.
– Вы один из тех, кто там сидел, – сообразила Игрейния, присмотревшись к лицу своего стража.
Он сильно изменился с тех пор. И хотя, как и многие его товарищи, не расстался с бородой, теперь совсем не казался жалким изгоем.
– Это было как будто давным-давно, – согласился он и печально вздохнул. – Но со мной были товарищи. Я по крайней мере не оставался один. Хотя выдавались часы, когда живые лежали рядом с мертвыми. Но… чума … есть чума… Нет такого смертного, кто бы ее не боялся. И каждый благодарит Бога, если остался жив.
– Нам пора в покои миледи, – перебил его священник. Он смотрел на верхнюю площадку лестницы, словно опасался, что там опять появится Эрик.
– Да, да, миледи, пойдемте, – спохватился страж. Игрейния повиновалась, хотя прекрасно понимала, что в коридоре за ее дверью предусмотрительный шотландец непременно выставит охрану. Но Джаррет обращался с ней с почтением, забыв об обидах.
Хорошо уже то, что Эрик убрался из комнаты, которую она некогда делила с Афтоном.
Зал был пуст. Но Игрейния поежилась, вспомнив, как именно здесь Эрик держал ее серебряный кубок и откровенно смеялся над ней, говоря, мол, пусть он станет презентом одного короля другому. Дело было не в том, что Игрейния жалела принадлежащие ей вещи. Но из этих кубков они с Афтоном вместе пили в первую брачную ночь.
В сопровождении священника и захватчика она поднялась по лестнице. А когда подошла к двери своих покоев, страж занял пост рядом с одной из комнат.
– Джаррет, – повернулась к нему Игрейния, – вы превосходный охранник. Мне будет спокойней ночью, если именно вы будете сторожить меня.
– Спасибо, миледи, – поклонился великан.
Она улыбнулась. Ей никто не сказал, что этот человек находился неподалеку, когда она страдала от темноты и одиночества на самом нижнем этаже владений Лэнгли.
Игрейния толкнула дверь и тихо спросила священника:
– Вы можете организовать для меня ванну?
– Думаю, что да.
– Попробуйте.
Маккинли кивнул, довольный, что способен помочь. Как только Игрейния покинула свою тюрьму, он явно испытывал облегчение.
Леди Лэнгли переступила порог, закрыла за собой дверь и только тут заметила, как изменилась комната. Исчезли все до одного отличительные символы рода покойного мужа. Вместо его большого гербового щита теперь над кроватью висел другой. На нем одна птица яростно попирала другую, а вокруг вилась надпись из латинских слов. С противоположной стены сняли два скрещенных меча, которые Афтон некогда завоевал на турнире. Поменялись гобелены – теперь сюжеты изображали битву при Стерлинг-Бридже, где Уильям Уоллес одержал победу. Над камином раньше красовалось вырезанное имя прежнего хозяина замка и его герб. Этого тоже не было. Зато широко распростерла крылья все та же злобная птица.
Разъяренная Игрейния вылетела в коридор. Она не представляла, где ей искать Эрика, но зато не сомневалась, что проложит себе путь сквозь любую охрану, даже такую, как этот могучий Джаррет.
Однако искать ей не пришлось. Оказавшись в коридоре, она увидела, что противоположная дверь – та самая, что вела в покои Роберта Невилла, – была распахнута настежь и там за дубовым столом восседал предмет ее ненависти.
– Миледи! – предостерегающе проговорил Джаррет, но было поздно.
Игрейния ворвалась в комнату. Эрик услышал ее шаги и обернулся: на лице только одно выражение – нетерпение. Ничего, сейчас она это исправит!
– Захватчик! – выкрикнула она, раскрасневшись от ярости и прерывисто дыша. – Сукин сын! Негодяй!
– Эрик, – извиняющимся тоном начал подоспевший Джаррет. – Она выбежала так неожиданно.
– Все в порядке, – отозвался вождь и холодно посмотрел на непрошеную гостью. – У меня такое впечатление, что леди желает поговорить со мной наедине.
Джаррет кивнул и вышел. Закрыв за ним дверь, Эрик повернулся к Игрейнии и сложил на груди руки.
– Вы что-то хотели мне сказать?
Игрейнию так трясло, что она не могла произнести ни слова. Сначала она что-то лепетала, но наконец ее прорвало. Излив на него свою ненависть, она сделала несколько шагов вперед и встала прямо перед ним.
– Я сказала, что вы сукин сын и негодяй! Как вы посмели тронуть его вещи? Подлая шавка, тявкающая на потеху грязного предателя! Вы недостойны преклонить колени на его могиле, не то что дотронуться до его вещей!
Не было ничего, что бы Игрейния не осмелилась сказать. Ни его огромный рост, ни разворот едва помещавшихся в двери плеч больше не пугали – наоборот, лишь подогревали ее ярость.
А он смотрел на нее все так же бесстрастно.
С внезапностью вихря Игрейния вскинула руку и изо всех сил влепила ему пощечину – и удивилась, не заметив никакой угрозы в его глазах. И, сжав кулаки, принялась яростно колотить его в грудь.
Она так клокотала, что забыла, с кем имеет дело, и растерялась, когда Эрик перехватил ее руки и крепко стиснул запястья. Пальцы его сомкнулись, словно волчьи пасти, и лишили возможности двигаться. Игрейния подняла глаза, увидела на его щеке красное пятно от пощечины и почувствовала, как в нем закипает гнев. Она стиснула зубы и больше не произнесла ни слова. Эрик проволок ее через комнату и опрокинул на кровать. И в ту же секунду, не выпуская запястий, он навис над ней с угрожающим видом. Сердце кольнул страх – ей почудилось: вот сейчас он выпустит ее руки и вцепится в горло. Но он всего лишь процедил:
– Никогда… никогда не поднимайте на меня руку.
Игрейнию вдруг покинул гнев, словно с неба упала птица со связанными крыльями. И она сама изумилась, что все еще способна говорить.
– Я его любила, – тихо прошептала она.
– Я знаю, – ответил он.
– Там была его комната.
– Он умер. А мы живы. И пока замок в моих руках – он мой.
Игрейния закрыла глаза, не желая больше его видеть. Эрик распрямился, потянул ее за руку и поставил на ноги.
– Идите в свою комнату.
– Она больше не моя.
– Она – то место, где вы будете жить.
– Тюрьма в подземелье и то лучше.
– Послушайте, идите к себе! Я из последних сил стараюсь не забывать, что вы любили мужа, и пытаюсь забыть о вашей пощечине.
Игрейния помотала головой, из глаз ее хлынули слезы. – Мне все равно, о чем вы помните и что вы хотите забыть.
Она вздернула подбородок и гордо вышла из комнаты. Вот еще! Он хочет сделать ей одолжение! Уходя, Игрейния даже не оглянулась. Она чувствовала себя несчастной и одинокой. И очень сомневалась, что выглядит величественно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Триумф рыцаря - Дрейк Шеннон



давно такого не читала!!!! Прекрасний роман!!!!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонІнна
12.07.2011, 23.08





ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН!!!
Триумф рыцаря - Дрейк Шенноннаталия
12.10.2012, 13.08





Хороший роман. Рекомендую
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонМария
1.01.2013, 14.01





Впечатляет)) интересная книга, которую стоит прочитать
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонДия
28.04.2013, 14.36





Очень здорово)Интересно и трогательно!)
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонАрина
30.04.2013, 13.23





классная книга, потом нужно читать Шотландский лев
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонЖанна
2.05.2013, 8.39





Потрясный роман,ничего лишнего,г.г.обалденные,советую всем...читайте .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонФатима
2.05.2013, 17.39





Долго и скучно( не понимаю остальных комментов-ожидала намного большего.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКристина
4.05.2013, 13.23





До середины не понимала о чем читаю но не стала останавливаться. Очень уж жестоко. Нос середиеы пошла любовь и вроде бы ничего осилила прочитала до конца. Но не очень понравилось здесь больше войны чем любви.
Триумф рыцаря - Дрейк Шенноннека я
9.09.2013, 20.58





один из моих любимых романов! читала несколько лет назад сейчас перечитала с удовольствием!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонРада
24.03.2014, 15.52





Роман интересный, но тяжелый. Много войны.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКэт
10.05.2014, 9.34





Роман замечательный. Стройность сюжета (хотя не совсем совпадает с известными историческими датами), легкость повествования, одним словом- получила удовольствие. 10 из 10
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонБелла
2.08.2014, 14.50





И правда!!!! Роман классный!!!!!
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннонелена
15.08.2014, 0.40





Неплохо.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКсения
12.11.2014, 15.07





Не затронул .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонВикушка
12.11.2014, 19.55





Я бы сказала, что это лучший роман из серии о Грэхемах. Просто он более развернутый и серьезный, чем все остальные. У обоих героев есть своя история. Да и сам роман происходит на фоне военных событий.
Триумф рыцаря - Дрейк Шеннонdeasiderea
22.05.2015, 3.00





Шикарный роман, прочитав который, хочется сказать - верю! Сюжет развернут на фоне исторических событий, порою жестоких. Любовь между ггероями перерождается из ненависти. Главный герой сильный, властный, из тех, кто всегда добивается своего. Не рекомендую читать любителям легеньких романов.
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонAnaKonda.
18.04.2016, 12.35





Хороший роман . Очень понравились герои . Много сражений , но куда без них , если опирываются те времена . Сплошь были битвы . Роман понравился . Поставлю 10 .
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонMarina
19.04.2016, 13.13





Чудо роман!
Триумф рыцаря - Дрейк ШеннонКнигоманка.
27.11.2016, 15.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100