Читать онлайн Свет любви, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет любви - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет любви - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет любви - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Свет любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Шинон
Уильям Маршалл провел добрую часть ночи в погоне за грабителями. Но когда его голову не переполняли мысли о неотложных делах, жить становилось еще тягостнее. Он изводился, теряясь в догадках о том, что могло случиться с Брайаном Стедом.
Утром началась обычная суета, но к тому времени как солнце поднялось высоко в небе и приближался полдень, Маршалл вновь оказался на крепостной стене, осматривая местность вокруг и ожидая появления друга.
Наконец он заметил одинокую фигуру, бредущую по дороге с холма. На мгновение недоуменно изогнув бровь, Маршалл слегка усмехнулся.
Это был Брайан. Боже милостивый, Брайан возвращался один, без жеребца и даже без сапог!
Уильям бросился к ближайшей башне и поспешил вниз по винтовой лестнице. Стражники насторожились, когда он направился к воротам и мосту, но Маршалл отмахнулся от их вопросов, прошел мимо и пересек мост.
Он остановился как раз в том месте, где начиналась долина.
Брайан Стед брел к замку, не переставая бормотать проклятия. Приблизившись к Маршаллу, он выдал особенно замысловатое ругательство, застыл на одной ноге и осторожно вытащил колючку из подошвы другой.
— Дьявол! — яростно выпалил рыцарь, и Уильям, чувство облегчения которого смешивалось с изумлением при виде друга, рассмеялся. Он видел, как его высокий и мощный друг получал в бою рану за раной, даже не дрогнув, но уколы шипов и колючек оказались для него тяжелее ран.
Брайан бросил на друга пронзительный взгляд, от которого дрожь прошла бы по спине менее смелого человека. Затем, убедившись, что его слабость заметил только Уильям Маршалл, фыркнул и вновь принялся рассматривать ступню.
— Чертовы колючки! — проворчал он. — Похоже, мне пришлось идти по полю, засеянному иголками!
Уильям усмехнулся. Он был несказанно рад вновь увидеть Брайана. Ночью он пытался уверить себя, что его друга задержала буря, но беспокойство нарастало, все больше переходя в опасение, что Стед нагнал врага и остался где-нибудь мертвым или умирающим, в глухом лесу, открытый непогоде.
Как отрадно было сейчас увидеть его живым и здоровым!
Уилл приветливо хлопнул Брайана по плечу и спросил:
— Где это ты провел всю ночь? Признаюсь, я уже боялся, что тебя прикончили грабители.
— Мне пришлось пережидать грозу, — кратко отозвался Брайан и с беспокойством спросил; — Кто-нибудь из грабителей пойман?
— Нет, но давай поговорим об этом по дороге. Пойдем, друг — произнес Уильям, дружески обхватил Брайана за плечи и указал на замок. — Ты вымоешь ноги в горячей воде и расскажешь мне, почему один из самых известных рыцарей-христиан явился в замок без сапог, плаща и коня!
Брайан осторожно ступил на пораненную ногу и вопросительно уставился на Уильяма.
— Значит, никого из воров так и не нашли? — резко осведомился он.
— Никого, но их внезапное исчезновение уже раскрыто. В замке есть подземный ход, выходящий к деревне. Те, кто жил в замке до того, как появились мы, клянутся, что не знали о существовании хода. У нас нет причин им не верить. Но, похоже, грабители ускользнули от нас и от тебя?
Брайан задержался с ответом. Прищурив глаза, он взглянул на полуденное солнце, перевел взгляд на замок и спросил:
— Уильям, тебе известно что-нибудь о герцогстве под названием Монтуа?
Удивленный таким вопросом, Уильям остановился и повернулся, испытующе глядя на Брайана.
— Монтуа? — наконец переспросил он. — Конечно, я его знаю.
— В самом деле?
Уильям был поражен раздражением в голосе Стеда.
— Монтуа отсюда совсем недалеко — день езды, если ничто не помешает.
— Проклятие! — пробормотал Стед.
— Но в чем дело? — спросил Уильям.
— Так, ни в чем, — уклонился от ответа Брайан и тут же раздраженно добавил: — Но почему я никогда не слышал об этом чертовом месте?
Уильям пожал плечами:
— Герцогство невелико, через него редко проходят войска, оно считается нейтральной территорией с тех пор, как умер старый герцог. Генрих решил так, и Филипп с Ричардом согласились с его желанием.
Брайан уставился на друга.
— С тех пор как умер старый герцог… — медленно повторил он. — Кто же правит герцогством сейчас? И если оно так мало, откуда ты о нем знаешь?
— Им управляет молодая герцогиня, дочь старика Уилла. А известно мне об этом потому, что я много раз сопровождал туда Генриха.
— Генриха?
— Черт побери! Стед, ты начинаешь походить на одного из тех попугаев, что продают на базарах в Святой Земле. Да, я много раз бывал в Монтуа вместе с Генрихом.
— Тогда почему я там не бывал? — резко возразил Брайан. Уильям Маршалл нахмурился, подумал и пожал плечами.
— В прошлом году, когда мы отправились туда, ты вернулся в Англию, чтобы уладить дела Генриха с архиепископом. Годом раньше ты куда-то сопровождал принца Джона. А еще раньше…
Брайан поднял руку.
— Ну хватит, хватит, Маршалл! Я хорошо понял твою мысль. — Он хмуро уставился на замок, и Уильям поспешил спросить:
— Но зачем ты расспрашиваешь обо всем этом, Стед?
Стед обернулся к нему; его обычно сдержанное лицо отражало гнев и недоверчивое смущение.
— Эта герцогиня… как ее зовут?
— Элиза, леди Элиза де Буа.
— Дьявол! — выпалил Брайан. — Уильям, ты не мог бы описать, как выглядит эта леди?
— Элиза? — на лице Маршалла появилась широкая улыбка. — Она очаровательна, прелестна, как восход солнца, и…
— Умоляю, воздержись от поэтических сравнений! — простонал Брайан.
— Хорошо… — Уильям сделал паузу и задумался. — Это высокая женщина, стройная, хорошо сложенная. У нее глаза оттенка морской воды — нечто среднее между синим и зеленым цветами. А волосы… точнее всего — закатного цвета: не золотистые, не рыжие, а опять-таки неопределенного оттенка, среднего между ними. Ее голос нежен, как песня жаворонка…
— О, черт побери, так и есть! — яростно перебил его Брайан хриплым голосом. — А визжит она, как взбесившийся павлин!
Маршалл застыл в изумлении.
— Элиза? Но ты только что говорил мне…
— Прошлым вечером я повстречался с твоей «очаровательной» повелительницей Монтуа, — сухо ответил Брайан. — У нее кошачьи когти и змеиный язык. И она так же беспомощна, как паук «черная вдова»…
— Постой! Дружище, как ты мог встретиться с Элизой, когда уехал из замка, чтобы догнать вора…
— Этим вором и была «очаровательная» леди Элиза.
— Элиза? Этому я не верю! Монтуа — маленькое, но очень богатое герцогство. Его земли славятся плодородием, коровы и овцы жиреют на лугах день ото дня, а старый герцог привез из крестового похода целое сокровище — пропасть золота, драгоценных камней и слоновой кости!
— Мне жаль разочаровывать тебя, друг, но эта леди обокрала короля.
— В самом деле? — изумленно переспросил Маршалл.
— Я хочу, чтобы эти слова остались между нами, — внезапно помрачнев, добавил Брайан, — ибо мне бы не хотелось, чтобы ее казнили. Да, она взяла сапфировое кольцо, которое Генрих носил на мизинце. Я знаю, это кольцо было на нем прошлым вечером.
— Сапфир… — пробормотал потрясенный Маршалл. В глубоком раздумье он почесал в затылке и потряс головой. — На мой взгляд, это бессмыслица. Но насчет сапфира ты прав — Генрих всегда носил его. Однако Элиза де Буа не нуждается в той сумме, которую она могла бы выручить за кольцо, будь она даже значительной.
— Может, у нее были сообщники? Может, она увела погоню, отвлекая ее от остальных?
— Элиза? Сомневаюсь. Но я рад, что ты не привез ее, ибо тебе могли поверить другие, а я не могу признать того, что она виновна.
— Насколько хорошо ты знаком с этой женщиной? — спросил Брайан, досадуя на то, что Уильям был явно очарован объектом его ненависти, особенно потому, что очаровать Маршалла было не так-то просто. Он постоянно выступал на турнирах и воевал, довольствовался услугами любой женщины, желающей разделить с ним ложе, и редко тратил время на ухаживания. Король пообещал ему в жены Изабель де Клер, судя по слухам, самую прелестную и богатую из наследниц, но даже о своей будущей жене Маршалл не говорил с таким пылом.
Маршалл пожал плечами:
— Я знаком с ней хорошо, но не слишком. Генрих посещал Монтуа раз в год почти двадцать лет подряд…
— Двадцать лет!
— Ты забыл, — рассмеялся Маршалл, — что я начал служить Генриху на десять лет раньше тебя, сэр Стед. Да, раз в год я сопровождал Генриха в Монтуа — с тех пор как поступил на службу. Он рассказывал мне, что начал совершать такие поездки за несколько лет до того, вот я и посчитал, что они продолжались не менее двадцати лет.
— Дьявол меня побери! — выдохнул Брайан.
— Ты выглядишь так, будто это уже произошло. Или виноват не дьявол, а леди Элиза?
Брайан метнул в Уильяма враждебный взгляд, но сдержал проклятие.
— Эта леди позаимствовала моего коня и сапоги, — коротко пояснил он.
— Должно быть, встреча была незабываемой.
— Ты прав. Скажи, знаешь ли ты что-нибудь еще об этой женщине?
— Только то, что Монтуа принадлежит ей одной. Ах да: ходят слухи, что она невеста сэра Перси Монтегю, своего избранника.
— Монтегю?
— Я знаю его и не слишком высокого мнения об этом рыцаре. Любезный, вежливый, но скользкий. Хотя для дам он вполне привлекателен. Несколько лет назад случился скандал с графиней Мари Бери — кажется, юный Перси имел возможность пренебречь супружеством. Но, конечно, он часто заявлял, что намерен проявить разборчивость, если дело дойдет до брака. Кроме того, — неуверенно добавил Маршалл, — Перси известен тем, что способен очаровать любую даму. Элиза не выказывала никаких знаков внимания своим поклонникам до того, как познакомилась с Перси. По-видимому, она выходит замуж по любви. Род де Буа безупречен, так что она полностью отвечает требованиям сэра Перси.
Брайан фыркнул. Значит, она собирается замуж. Тем лучше для нее — и для сэра Перси Монтегю. Казалось, ему должна принести облегчение весть о том, что эта леди отвергла его и выбрала другого. После прошлой ночи она с легкостью могла объявить, что Брайан обесчестил ее, и потребовать замужества. И ему пришлось бы… В сущности, узнав, что она и в самом деле герцогиня Монтуанская, он должен был сделать ей предложение. Брайан считал, что все случилось только по вине самой Элизы, однако обвинял себя в том, что лишил ее девственности, и даже ее ложь и воровство не могли избавить Брайана от чувства вины.
Брайан пожал плечами. Она ясно дала понять, что презирает его и не желает иметь с ним дела. Она хотела выйти замуж за Перси Монтегю, и Брайан с удовольствием услышал об этом.
Его собственное будущее зависело от ветров перемен. Если бы он решился восстановить честь Элизы де Буа, пропала бы последняя надежда на то, что Ричард станет выполнять обещания отца. Тогда ему, Брайану, не видать ни Гвинет, ни обширных земель в Англии.
Да, новость о скором замужестве Элизы он воспринял с облегчением.
Однако его раздражала мысль о Перси Монтегю и этой женщине. Перси был слишком скользким, чтобы получить в жены такую…
Лгунью? Тогда они будут прекрасной парой.
Нет, несмотря на свою ложь, эта леди действительно была очаровательна. Ее можно было назвать совершенством…
И бешеной фурией. Может, они и в самом деле подходят друг другу.
Внезапно Брайан улыбнулся, подивившись собственным чувствам. «Пусть я всего лишь грубое животное, но чувствую себя так, словно способен отсечь руки Перси, если он прикоснется к ней, хотя он ее избранник».
Брайан нахмурился, вспоминая о том, как привязан к этой девушке Маршалл. Вероятно, Маршалл никогда не видел ее в ярости.
Элиза напомнила ему кого-то, когда сыпала проклятиями — ее оскорбления были странно знакомыми. Брайан потряс головой, не в силах вспомнить, где бы он мог их слышать. Воспоминание неуловимо ускользало от него. Брайан очнулся, поняв, что Маршалл что-то говорит, а он не слышит ни слова.
— Стед, ты слушаешь меня?
— А, да. Прости, Маршалл.
— Но у Перси есть свои достоинства: он еще ни разу не дрогнул в бою. Генрих любил его. — Маршалл помедлил и добавил: — Значит, ты познакомился с Элизой — и весьма бурно, как я догадываюсь, поскольку остался босым и без коня. Но не пропажа кольца меня тревожит: мы не поймали ни одного из грабителей, и все украденное ими потеряно… — Он смутился. — Брайан, многие уверены: Генриха ограбили его собственные слуги, опасаясь, что не получат ничего. Но сейчас уже не важно, кто ограбил, приближенные или чужаки. Обвинение против леди Элизы нанесет ей непоправимый вред.
— Я не собирался говорить об этом никому, кроме тебя, — ответил Брайан.
— Значит, вопрос решен.
— Решен? — переспросил Брайан и покачал головой. — Нет, этого я допустить не могу, Уилл. Она оказалась в замке одновременно с грабителями, она взяла кольцо Генриха, она пыталась убить меня. Она лгала; единственной правдой, которую я услышал от нее за ночь, было ее имя. Я не знаю, чему верить: помимо того, что она может оказаться убийцей, ей известна какая-то важная тайна.
Уилл остановился, жестом попросил Брайана замолчать и выслушать.
— Брайан, клянусь тебе: Элиза любила Генриха. Она никогда не осмелилась бы осквернить его останки. Поверь, ее не было среди грабителей.
Брайан взглянул на Уилла, размышляя о том, что пытается объяснить ему друг. Чувство гнева и вины сделало его нетерпеливым. Больше он ничего не мог сказать даже Уиллу. Он стиснул зубы, пытаясь понять, действительно ли Элиза так невинна, как уверяет Уилл. Он ничего не понимал. Но на мгновение ему показалось, что Элизе можно в чем-то верить.
— Хорошо, — кивнул он Уиллу. — Забудем про кольцо.
Он ничего не забыл, он откроет эту тайну — такую важную, что Элиза де Буа встала перед ним на колени, только бы ни в чем не признаваться.
— Это решает еще один вопрос, — ответил Уилл.
— Какой же?
— Сейчас в замке находится молодая девушка в платье прислуги. Мы обнаружили ее среди трупов во дворе; по счастью, она была только ранена. Лекарь Генриха немедленно осмотрел ее. Она жива, кажется, эти глупцы не позаботились даже как следует нанести удар, но до сих пор без сознания, и мы не понимали, откуда она взялась. Теперь все ясно: эта девушка — служанка леди Элизы де Буа.
— Вполне возможно, — неловко пробормотал Брайан.
— Мы отправим вестника в Монтуа, чтобы сообщить герцогине о судьбе ее служанки. А когда девушка достаточно оправится, ты сможешь отвезти ее в Монтуа.
— Господи, только не это! — выпалил Брайан, но тут же улыбка тронула его губы. — Знаешь, Маршалл, я, пожалуй, соглашусь.
Было бы любопытно увидеть, как станет вести себя на этот раз маленькая фурия, едва они вновь столкнутся лицом к лицу. Признает ли она их знакомство — и не просто знакомство?
Возможно, она прикажет лучникам затаиться на стенах замка, поджидая его.
— Что ты за глупец! — рассмеялся Маршалл. — Всегда готов к схватке с дьяволом! Но на этот раз твой противник будет посильнее, чем женщина.
— Кто он такой?
— Прибыл Ричард Львиное Сердце.
— Ричард здесь? Черт побери, Маршалл, почему ты до сих пор мне ничего не сказал? Что-нибудь случилось? По крайней мере, я вижу, что ты еще жив и свободен. Как он намерен с нами поступить?
— Не так уж плохо, — ответил Уильям, положив руку Брайану на плечо и вновь подталкивая его к замку. — О, он бушевал и злился, заявлял, что будь он в доспехах, то вызвал бы меня на поединок. Но он согласился, когда я напомнил ему, что королю необходимо усвоить один урок: забывать о доспехах опасно. Я заявил, что отказался от намерения нанести удар. Ты же знаешь Ричарда: он кричал, ворчал, ругался — словом, разыгрывал настоящую комедию, а потом обнял меня и объявил, что я преданный слуга его отца. Он призвал нас обоих забыть о прошлом и впредь думать о будущем престола.
Брайан обдумал эти новости, быстро забыв о прошедшей ночи, и его мысли всецело обратились к Ричарду Плантагенету. Похоже, Ричард вел себя разумно, действовал честно и мудро, чем должен был снискать себе славу. Брайан сжал кулаки и обратился к Маршаллу:
— Он говорил с тобой о… наградах, обещанных Генрихом?
— Да, говорил.
— И что же?
— И он… — смуглое лицо Маршалла осветилось широкой улыбкой, — вначале он сомневался, что Генрих обещал мне такие богатства, но когда узнал, как много рыцарей слышали слова короля, то признал их. Изабель де Клер моя! Я стану эрлом Пемброкским и получу все земли!
— Черт, ну и повезло же тебе, дружище! — искренне обрадовался Брайан. — Да, и похоже, вскоре решится моя судьба, верно?
Маршалл рассмеялся:
— Да, сэр Стед, теперь твоя очередь встретиться с дьяволом!
Перед воротами замка Шинон Брайан вновь раздраженно нахмурился.
— В чем дело? — осведомился Маршалл.
— Я сдеру шкуру с твоей «чаровницы», если только вновь встречусь с ней, — гневно выпалил Брайан, не сводя глаз с рыцарей на крепостной стене и у ворот. По крайней мере, на него сейчас уставились сорок человек, и половина из них прибыли с Ричардом. Все они были в доспехах, с гордостью носили герб Ричарда на щитах вместе с родовыми гербами. С этими воинами Брайан сражался во время долгой войны Генриха с сыном и королем Франции. Врагам предстояло стать друзьями. Но эти люди, которые некогда желали ему гибели, теперь могли злорадствовать вовсю…
И ему предстояло пройти мимо них босиком, в одной тунике и пешком!
— Черт бы ее побрал! — прошипел Брайан и встал рядом с Маршаллом, распрямив спину. Собравшись с силами, он прошел мимо рыцарей Ричарда Львиное Сердце с таким надменным видом, что почти никто не заметил, что знаменитый воин одет удивительно скудно.
Однако сам Брайан не забывал об этом. Усмехаясь сквозь зубы и предвкушая встречу с Ричардом, он еще раз успел подумать о том, что не прочь бы пройтись хлыстом по мягким местам герцогини.
Едва Брайан прошел в ворота, как услышал громоподобный рев Ричарда. Он вздрогнул, подумав, что Ричард заслуживает своего прозвища хотя бы благодаря своему голосу. Распрямив плечи, он остановился, глядя прямо на нового короля Англии и правителя половины Европы.
Что бы дурного ни говорили о Ричарде, никто не мог отрицать, что вид у него впечатляющий. Рослый, он был всего на полдюйма ниже Брайана, но Брайан считался одним из самых высоких мужчин своего времени. Его мускулы выпирали буграми — Ричард проводил время в поединках и битвах с тех пор, как стал подростком. Он был истинным Плантагенетом: временами его глаза становились темными, как грозовое небо, иногда — голубыми, а в редкие умиротворенные моменты — зеленоватыми, как воды Средиземного моря. Его золотисто-пшеничные волосы выбелило солнце, в бороде мелькали рыжеватые волоски. Когда Ричард шел, под ним содрогалась земля. Во время длительной распри Генриха с сыном Брайан узнал, что у Ричарда железный характер и столь же непоколебимые убеждения.
Брайан не дрогнул, видя приближающегося к нему человека, один вид которого мог бы повергнуть в бегство.
— Стед, ты долго трудился над своим туалетом? Да ты без сапог! Боже милостивый, где ты провел ночь?
— Преследовал воров, ваша милость.
— И, похоже, сам стал их жертвой.
— Да, — просто ответил Брайан.
Ричард недоуменно приподнял бровь, но воздержался от дальнейших замечаний. Указав на дверь, он знаком предложил Брайану идти к ней.
— Нам надо многое обсудить наедине.
Он прошел вперед, затем остановился и обернулся так внезапно, что Брайан был вынужден отпрянуть, чтобы избежать столкновения с королем.
— Стед, ты готов торжественно поклясться в том, что признаешь меня своим повелителем? Мы воевали долго и упорно — и ты, и я, но я уважаю преданность слуг моего отца и сам хотел бы иметь таких сторонников.
— Генрих мертв, Ричард, — устало произнес Брайан. — Пока он был жив, я не мог присягать тебе. Но теперь ты король, король по праву, правитель всех земель Генриха. Да, теперь я готов относиться к тебе со всем почтением, с каким относился к Генриху.
— На колени, сэр Стед, клянись мне в верности!
Брайан послушался. Ричард позволил ему подняться, резко кивнул и направился в замок. Здесь, в большой комнате в башне, горел огонь в очаге, однако Шинон, который так любил Генрих, по-прежнему оставался холодным. Большой зал был обставлен скудно, столы были простыми, без каких-либо украшений.
Ричард прошел к столу и сел, подтолкнув Брайану ногой скамью.
— Садись, Стед, — приказал Ричард и усмехнулся: — Не могу без зависти видеть твой рост.
— Я не намного выше…
— Я привык смотреть на других сверху вниз. — Ричард сделал жест рукой. Из темного угла комнаты вышел слуга с подносом и поставил его на стол между собеседниками. Ричард взмахом руки отослал его прочь и сам наполнил кубки.
Брайан поднял свой кубок:
— За долгое и благополучное правление, король Ричард!
Оба выпили. Ричард отставил кубок и внезапно вскочил на ноги, беспокойно зашагав по комнате и напоминая этим Брайану своего отца.
— Когда я прибыл сюда, чтобы отдать отцу последний долг, мне сказали, что перед смертью он истекал кровью. Что скажешь об этом, Стед?
— Думаю, об этом будут еще немало говорить, — сдержанно отозвался Брайан.
— Проклятие! — взревел Ричард, хватив по столу кулаком и устремляя на Брайана горящие глаза. — Во время последнего сражения я и не подозревал, что он так болен… Скажи, Стед, почтит ли меня история или развенчает?
— Уверен, будущее покажет это.
Ричард внезапно расхохотался.
— Ты никогда не встанешь передо мной на колени, верно, Стед? Или перед другим человеком. Знаешь, меня незачем так винить. Мой брат Джон начал эту вражду за годы до смерти отца, а отец поддерживал ее. Ему нравилось даровать нам титулы и земли, но он не желал поделиться даже толикой своей власти. Мы были его марионетками, и больше ничем. Когда мы пытались управлять страной, он вспоминал, что мы его непослушные дети. Мой брат получил земли еще при жизни отца, но тот не позволял ему распоряжаться в них. Молодой Генрих умер, и я остался наследником, потому мне и пришлось сражаться с отцом. — Он помолчал. — Я никогда не желал ему такой смерти, Стед.
Брайан взглянул в глаза Ричарду и пожал плечами:
— Лекарь говорит, что твоего отца убила весть о предательстве принца Джона.
— Гм… — мрачно пробормотал Ричард, обходя вокруг стола, чтобы вновь занять место. — Джон… понятия не имею, где он. Ты видел его?
— Не видел с тех пор, как он исчез после битвы при Ле-Мане.
Ричард отпил глоток вина и опустился на скамью.
— Несомненно, он прячется, зная о том, что я не жалую предателей. Но, клянусь Богом, неужели этот мальчишка не понимает, что я его брат? — Ричард вздохнул. — Мы с ним одной крови, он мой наследник. Да поможет мне Бог сделать его пригодным для престола!
— Аминь, — пробормотал Брайан, пряча от Ричарда усмешку.
— Я унаследовал все долги своего отца, — продолжал Ричард, — и намерен выплатить их до конца. Должно быть, Стед, ты, как и Маршалл, заявишь, что мой отец обещал тебе в жены богатую наследницу?
Брайан пожал плечами, поняв, что Ричард не станет дразнить его, не будет вести долгую игру. Либо он отдаст ему Гвинет, либо откажет.
— Так и есть. Он обещал мне в жены леди Гвинет с Корнуолла.
Ричард поднял бровь.
— И в самом деле она богатая наследница?
— Да, — просто отозвался Брайан.
— Ну что же… — начал Ричард. Внезапно он взорвался хохотом. — Стед, не могу же я обещать одну из богатейших наследниц христианского мира босому мужчине! — Он усмехнулся. — Я не хочу сказать, что не вознагражу тебя за долгую и верную службу моему отцу. Но тебе придется потрудиться. Я вынужден остаться здесь, чтобы принять дань уважения от европейских подданных. Но пора освободить мою мать, она будет править, пока я не вернусь в Англию. Освободить ее придется тебе с Маршаллом и сопровождать в пути, ибо я хочу, чтобы народ всей страны видел ее. Люди любят мать, они будут рады простить мои грехи и признать меня, едва увидят ее… — Он помолчал. — Есть и еще одно дело. В замке находится служанка герцогини Монтуанской. Ты отвезешь ее домой и привезешь сюда леди Элизу как можно быстрее, ибо тело отца придется перевезти в аббатство Фонтевро, как он и завещал. Герцогиня будет сопровождать тебя и Маршалла. Матери потребуется знатная спутница.
Брайан изумился этим словам. Генриха следовало похоронить как можно скорее, а Ричард желал дождаться прибытия герцогини Монтуанской. Почему?
Вероятно, Ричард надеялся, что к тому времени прибудет Джон. Но как бы там ни было, Ричард почти пообещал Брайану Гвинет и ее земли, потому задавать прямой вопрос был бы неуместно. Но зачем ему понадобилась Элиза де Буа? Искусительница, лгунья, воровка, кто она такая?
Брайан быстро прикрыл глаза, досадуя на то, что не может забыть ее или избавиться от своих мыслей. Он не мог отрицать, что хотел вновь увидеться с ней, узнать, как она поведет себя, — и вот Ричард приказывает ему отправиться к ней.
— А потом, Стед, — продолжал Ричард с нетерпеливым рыком в голосе и вновь ударил кулаком по столу, — придет время готовиться к крестовому походу! Генрих обещал присоединиться к Филиппу в походе, чтобы отвоевать Иерусалим и наши христианские святилища на Востоке. Теперь отец не сможет сделать это, и больше всего я жажду выполнить именно это его обещание! Ты поедешь со мной, Брайан Стед.
— Да, Ричард, я поеду с тобой, — ответил Брайан. Почему бы и нет? Ему было известно, что неверные захватили Иерусалим, весь христианский мир только об этом и говорил. Рыцари были воинами Бога, крестоносцы вели святую борьбу, ибо сражались за Его славу.
Восток обещал приключения и богатства; Брайан радовался такой перемене. Если все будет хорошо, он оставит на родине любящую жену и обширные владения, а вернувшись, найдет дома своего наследника.
— Иди же, разыщи себе сапоги, Стед! — вдруг приказал Ричард. — Вскоре тебе придется отправиться в Монтуа!
Брайан коротко кивнул и поднялся, направившись к двери. Ричард окликнул его, поднялся и неторопливо подошел поближе.
— Стед, ты получишь награду. Ты веришь мне?
— Да, Львиное Сердце, верю.
Ричард улыбнулся. Союз был заключен.
О Монтуа! Никогда еще родной дом не казался Элизе таким прекрасным — расположившийся в долине и озаренный золотым отблеском заходящего солнца!
На вершине последнего из холмов, подступающих к долине, Элиза остановилась и глубоко вздохнула, оглядывая свои земли. Она видела толстые каменные стены вокруг города, его многочисленные дома, мельницы, кузницы, церковь Богоматери, лавки горшечников, медников, золотых дел мастеров и других ремесленников. За стенами, защищавшими ее народ в дни войны, располагались фермы и плодородные поля, засеянные пшеницей и кукурузой, овсом и овощами, луга, на которых жирели овцы и коровы. За полями начинались леса, полные дичи, кабанов и оленей.
В центре города возвышался замок Монтуа. Окруженный рвом, высокий, он отчетливо выделялся в сумерках. Замок имел восьмиугольную форму, восемь высоких башен — семь из них занимали домашняя прислуга и воины, а в восьмой располагалась сама хозяйка. Дом Элизы был уютным и красивым, шумным и живым. В очагах горел огонь, жарилось мясо, стены были увешаны толстыми гобеленами, свежий тростник усыпал пол. Над большим залом Элизу ждали ее покои, окна которых были обращены на восток, навстречу солнцу. Постель с шелковым пологом покрывали тонкое белье и теплые меха. Дом. Наконец-то она оказалась дома. Казалось, путешествие заняло целую вечность.
Она не собиралась возвращаться в свои владения полунагой, потому выбирала окружные пути, пока не встретилась с беззубой старухой пастушкой. Старуха была рада обменять грубую шерстяную тунику на пару крепких мужских сапог, которые предложила ей Элиза. Но еще сильнее пастушка изумилась, когда Элиза отдала ей почти новые чулки и слегка потрепанный плащ.
Элиза с наслаждением избавилась от вещей Брайана Стеда и обнаружила, что ей уже не придется плотно запахивать плащ, чтобы выглядеть одетой, как подобает знатной даме.
Стражники на замковой стене издалека заметили ее, окликнули, а затем поспешили встретить и поприветствовать. Элиза принужденно улыбалась, отвечая на радостные приветствия и помахивая рукой.
— Все хорошо, друзья! Я вернулась невредимой!
— Но, миледи…
Сэр Коламбар, глава стражников, попытался что-то возразить, но Элизе удалось уклониться от расспросов.
— Сэр Коламбар, я ужасно устала. Прошу пока оставить меня!
Она пронеслась по главной улице городка, ведущей к подвесному мосту замка. Проехав под воротами, она бросила поводья жеребца конюху, дожидающемуся во дворе.
Тот настороженно нахмурился:
— Миледи, слава Богу, вы благополучно прибыли домой! С тех пор как ваша кобыла вернулась…
— Сабра вернулась? — быстро прервала Элиза.
— Да, еще до рассвета. Клянусь вам, я сразу же вычистил ее, миледи, но у меня тряслись руки при одной мысли, что вы…
— Спасибо тебе, Уот, за заботу о Сабре, и перестань тревожиться: теперь я дома, в безопасности. Но как же я устала!
Элиза улыбнулась юноше и поспешно прошла мимо него.
— Миледи, подождите…
Она сделала вид, что не слышит слугу, понимая, что если немедленно не очутится в своей спальне и не погрузится в горячую ванну, то завизжит, как помешанная, или зарыдает, как дитя.
Только в одиночестве она могла позволить себе выдать свой гнев и досаду.
Пять стражников, одетые в цвета Монтуа — голубой с золотом, — грели руки над костром, разведенным перед дверью большого зала. Подняв головы, они поспешили опуститься на колени при виде Элизы.
— Миледи вернулась!
— Слава Господу!
— Мы искали вас с того времени, как…
— Прошу вас, встаньте, благородные рыцари! Со мной все хорошо. Я всего лишь устала и потому прошу меня извинить.
С улыбкой подняв подбородок, она прошла мимо, не обращая внимания на возгласы. Все дела могли подождать.
Через несколько мгновений она сможет бушевать, злиться, дрожать, рвать и метать так, как пожелает, и никто не станет свидетелем столь неподобающего поведения…
Если мимо стражников ей удалось пройти, ничего не объясняя, то в теплом, уютном зале, увешанном гобеленами, ее ждал Мишель де Нев, управляющий поместьем.
Де Нев сражался вместе с Уильямом де Буа как его оруженосец, отправился со своим повелителем в Святую Землю и Иерусалим, а вернувшись, стал управляющим замка. Он любил Элизу так же, как ее отца, и теперь, когда его лицо избороздили старческие морщины, а плечи согнулись, чувство ответственности управляющего только возросло.
— Миледи, что случилось? Я не находил себе покоя с той минуты, как сегодня утром вернулась ваша лошадь! А затем прибыл посыльный с вестью о бедной Изабель…
— Прошу тебя, Мишель, подожди! — взмолилась Элиза, чувствуя, как боль сдавливает ее виски. — Что за посыльный?
— Посыльный из замка Шинон был здесь всего час назад, миледи. Он удивился тому, что вы до сих пор не вернулись, и потому я встревожился еще сильнее! Изабель жива, но тяжело ранена. Ее привезут, как только смогут.
— Изабель жива? — изумленно и недоверчиво переспросила Элиза.
— Да, миледи, это так…
— Слава Богу! — виновато пробормотала Элиза. Она была так перепугана, а затем настолько зла, что совсем забыла о своей горничной. Но Изабель выжила, значит, бездумный поступок Элизы не стал причиной смерти другого человека. Ей следовало быть благодарной за это…
— Но что случилось, миледи? — вопросил Мишель.
— Тело короля было осквернено грабителями. Они убили стражников. Я была вынуждена бежать, но теперь я здесь, и давай покончим с этим, Мишель!
— Грабители! Убийцы! О, миледи, я знал, что не следует позволять вам совершать такой необдуманный поступок. Изабель едва не погибла! Подумать только, что могло…
— Мишель, прекрати! — чуть строже приказала Элиза. — Отговорить меня от поездки не удалось бы ни тебе, ни кому-либо другому! Король был так добр к моим родителям и ко мне. Я должна была почтить его память. А где же теперь посыльный, Мишель?
— Уже уехал, миледи. Я предложил ему остаться в замке, но, поскольку Ричард уже прибыл в Шинон, посыльный должен был немедленно вернуться. Этот человек уверил нас, что вскоре привезут Изабель, и поскольку рыцарь по имени Брайан Стед видел вас, он был убежден, что вы вскоре вернетесь. Леди Элиза, что задержало вас в пути так надолго?
— Мне пришлось пробираться кружными путями, Мишель.
— Кружными путями? Где еще больше воров, убийц и… о. Боже милостивый! — вновь запричитал Мишель, и как бы Элиза ни любила старика, сейчас ей захотелось завизжать от досады.
— Мишель, умоляю тебя! Я смертельно устала, я хочу только спать. И помыться. Позови сюда Джинни и прикажи приготовить ванну. Скажи, пусть будет побольше горячей воды.
— Да, миледи, да, — пробормотал Мишель, слегка покачивая головой. Его герцогиня редко бывала в таком раздражении, и это смутило его. Обычно она беседовала с ним вежливо, в мягкой манере Мари де Буа, которую приобрела после многолетних упражнений, но Мишель знал Элизу. Сейчас в ее голосе звенела властность. Она вздернула подбородок, ее глаза опасно сверкали, не оставляя сомнений: эта леди знала свое место и умела воспользоваться им.
Это был один из случаев, когда леди Элиза была способна утратить свое привычное царственное величие. Мишель мудро предпочел поспешить на кухню и разыскать Джинни, горничную своей госпожи.
Из огромного зала Монтуанского замка широкая каменная лестница вела в галерею и богато убранные покои. Элиза попыталась идти по ступеням неторопливо, но как только шаги Мишеля затихли вдалеке, она бросилась бегом. Достигнув двери, она распахнула ее и захлопнула за собой так, как будто за ней гнался дьявол.
Это неправда, напомнила себе Элиза, дьявол уже схватил ее и…
«Я дома. В собственном замке. Я герцогиня Монтуанская, и он никогда не осмелится вновь прикоснуться ко мне. Здесь вся власть в моих руках…»
Бесполезные уговоры, подумала она с вновь нахлынувшими раздражением и яростью. Всю жизнь ее учили держаться с достоинством. Она привыкла, чтобы ее слушались с первого слова. Поскольку она была добра и справедлива, ей служили, не задавая вопросов.
Она знала, что даже самого сильного рыцаря можно покорить лукавой улыбкой. Генрих пообещал ей власть над собственной судьбой.
А теперь… все исчезло. Брайан Стед отнял у нее все. Он дал ей понять, что достоинство мало что значит для мужчины, если он желает женщину, но самое страшное — дал ей понять, что женщина может быть совершенно беспомощна…
Судя по словам посыльного, Брайан Стед «видел» ее. Значит, он вернулся в Шинон. По-видимому, он наконец-то узнал, кто она такая, и это не произвело на него никакого впечатления. Элиза увезла кольцо Генриха, давая ему право обвинить ее в воровстве, что он и сделал.
Он погубил ее жизнь, а теперь признавался только, что «видел» ее!
— О, Боже! — простонала Элиза, прислонившись к двери. — Боже, дай мне забыть его! Прогони его из моих воспоминаний прежде, чем я сойду с ума от унижения и ярости…
Ее страстный шепот был прерван тихим стуком в дверь.
— Миледи?
Элиза быстро обернулась и открыла дверь. Джинни поклонилась и отступила, а несколько слуг внесли в комнату тяжелую бронзовую ванну. Позади них шли служанки с огромными кувшинами горячей воды. Слуги поздравили свою госпожу с прибытием домой и поспешили покинуть комнату. С Элизой осталась только Джинни.
Крепко стиснув зубы, Элиза подумала, что от расспросов Джинни избавиться будет не так-то легко. Воля Джинни была железной, под цвет седеющих волос. Эта хрупкая женщина обладала упорством каменной башни. Для Элизы она стала второй матерью, и Элиза знала, что Джинни беззаветно предана ей. Элиза была благодарна за эту любовь и платила ей тем же. Как и Мишель, Джинни служила в доме уже несколько десятков лет, а горничной Элизы стала, едва той исполнилось восемь.
Джинни была не из тех горничных, которых можно смутить высокомерием, даже самым искусным и внушительным.
Дверь в комнату закрылась. Джинни стояла у порога, положив морщинистые руки на узкие бедра, и пристально оглядывала Элизу.
— Ты выглядишь недурно, дитя. Так где же ты была?
— Ехала домой, — сердито ответила Элиза. — Джинни, у меня страшно болит голова. Мне не нужна помощь…
— Нет, так легко ты от меня не отделаешься, Элиза де Буа! — решительно заявила Джинни, проходя по большой и роскошной комнате.
Когда-то эта комната принадлежала родителям Элизы, на что указывала массивная, высокая кровать. Ее шелковый полог отец Элизы привез с Востока, из последнего крестового похода. В Святой Земле Уильям нашел время выторговать немало ценных вещей. Полы устилали персидские ковры, тяжелые гобелены украшали стены. Изящные столики работы немецких мастеров стояли у высоких окон, шкаф длиной в двадцать футов тянулся вдоль левой стены. В изножье кровати стояли два турецких сундука: в одном хранился запас тонкого льняного белья, а в другом — самые различные виды мыла и ароматических снадобий для ванн.
Давно привыкнув к причудам своей госпожи, Джинни подошла к сундукам и, пренебрегая хмурой гримасой на лице Элизы, начала выбирать вещи, необходимые для купания. Она выложила на кровать льняные полотенца и мыло, порылась в сундуке и извлекла пустую вазу, в которой некогда хранился египетский мускус. С невинным лицом приблизившись к Элизе, Джинни протянула ей вазу.
— В чем… — начала Элиза.
— Разбей ее, — посоветовала Джинни. Глаза ее ярко блестели, несмотря на преклонный возраст.
— Разбить?
— Да, да, разбей! Швырни так, как только хватит сил! Пусть разлетится вдребезги!
Элиза хотела было осадить служанку и выслать ее из комнаты, ибо даже Джинни не могла ослушаться приказа, но внезапно рассмеялась. Это был горький, неприятный звук, но по крайней мере его можно было назвать смехом. Она взяла вазу и швырнула ее об стену изо всех сил.
— Отлично! — Джинни захлопала в ладоши. — Вот теперь тебе стало лучше.
— Да, пожалуй, — согласилась Элиза.
— Купание поможет тебе успокоиться, — улыбнулась Джинни. Она сняла с Элизы плащ, и Элиза со вздохом сбросила обувь, грубую шерстяную тунику и шагнула в воду.
Вода была такой горячей, что обжигала кожу. Но она прогоняла напряжение из мышц Элизы, а горячий пар смягчал острую боль в висках. Прикрыв глаза, а затем вновь открыв их, Элиза увидела, что Джинни стоит рядом с мочалкой и большим куском розового мыла.
— Спасибо, — пробормотала Элиза, принимая и то и другое. Джинни отошла, уселась на стул с высокой спинкой и устремила взгляд за окно, на расстилающиеся вокруг замка поля. Элиза взглянула на горничную, перевела взгляд на мыло и мочалку, а затем с яростью принялась мыться. Она терла кожу так, будто стремилась стереть с нее воспоминания о Брайане Стеде.
— Неужели вы отдали сердце вору, миледи? — наконец произнесла Джинни.
Изумленная Элиза на миг прервала свое занятие.
— Не говори глупостей, Джинни! — раздраженно отозвалась она.
Джинни помолчала и вздохнула.
— Если так, я рада, миледи. Однако знатные дамы иногда пренебрегают условностями своего сословия и влюбляются в нищих крестьян. И поскольку вы были бы в этом не первой, то вам нелишне узнать, каковы могут быть последствия этого опрометчивого поступка.
— Не бойся, — холодно ответила Элиза, окуная голову в воду, а затем вновь поднимая ее. — Уверяю, мое сердце отдано сэру Перси и никому иному.
— Гм… — Джинни задумалась. — Значит, ты считаешь, что сумеешь одурачить Перси?
Элиза прикрыла глаза и крепко сжала зубы.
— Джинни, сейчас лучше не раздражать меня, я слишком устала, и…
— Элиза, мне прекрасно известно, что я испытываю твое терпение! Но ты должна вытерпеть хотя бы из почтения к моему возрасту и многолетней службы твоей семье. А также ради будущего Монтуа.
— Монтуа? Джинни, что ты несешь? — Элиза раздраженно выпустила из рук мочалку, не замечая, что мыло течет по ее волосам. Если она будет пахнуть розами, ее перестанет преследовать острый мужской запах этого рыцаря…
— Миледи, вы можете дурачить старика вроде Мишеля, стражники и вовсе танцуют под вашу дудку, но я женщина, к тому же старая, и слишком многое повидала. Вы вернулись в чужой одежде, одна, на коне, который может принадлежать только рыцарю или вору, укравшему его у рыцаря. В ваших глазах пылает ярость, вы стремитесь остаться одна. Мой опыт подсказывает, что причина всему этому может быть лишь одна, и эта причина — мужчина.
— Правильно, я зла на мужчину, — сдавленно пробормотала Элиза.
— Тебя изнасиловали? Или соблазнили?
— Джинни!
— Можете ударить меня, миледи, но я не возьму своих слов обратно. Я забочусь о твоем будущем, Элиза, потому что люблю тебя.
Откуда она узнала, раздраженно удивлялась Элиза, неужели на лбу у нее написано, что она делила ложе с черноглазым дьяволом? Неужели и Перси все узнает? Что же делать? Признаться ему? Да, Перси надо признаться — это единственный выход. Но что, если Перси вызовет Стеда на поединок?
Стед заслуживает смерти, заслуживает того, чтобы ею пытали на дыбе, четвертовали, повесили, выпустили потроха, обезглавили…
А если погибнет Перси? Нет, этого она не вынесет…
Неужто она сошла с ума? Признаваться Перси нельзя ни в коем случае!
— Значит, за этого мужчину вы не можете выйти замуж, миледи? — тихо спросила Джинни.
— Замуж! — Элиза вздрогнула, схватила мочалку и уставилась на Джинни. — Никогда!
— Но если он овладел вами…
— Не совсем так.
— Это не важно. Даже если он соблазнил вас, его можно привести к алтарю. Конечно, Генрих умер, но Ричард должен поступать справедливо — и пусть Бог простит ему то, что Ричард свел в могилу своего отца! Вам принадлежит герцогство. Жаль, конечно, будь вы обычной девушкой…
— Джинни, ты ничего не понимаешь. Я не хочу выходить замуж за этого человека! Я ненавижу его! Я выйду за Перси — так, как и хотела. Я влюблена в Перси Монтегю, а Перси влюблен в меня.
— Интересно, будет ли он влюблен, если окажется, что вы носите чужого ребенка? Или вы этого не боитесь?
Молчание Элизы убедило ее горничную в правоте собственных слов. Элиза погрузила голову в воду, тщательно прополаскивая спутанные волосы. Она еще чувствовала прикосновения Стеда, особенно теперь, после слов Джинни. Она молча принялась намыливаться.
— Элиза, расскажи мне все, — тихо попросила Джинни. — Объясни, что произошло? Кто этот человек? Как получилось…
— Прекрати, Джинни! Я не могу рассказать тебе больше того, о чем ты уже догадалась. Я не в силах говорить и не буду! Тебе придется удовлетвориться догадками, ибо я больше ничего не скажу! — И Элиза с удвоенной яростью принялась втирать мыло в кожу.
— Ты не сможешь смыть его, — возразила Джинни.
— Тогда смою его запах, — кратко отозвалась Элиза.
Джинни вздохнула.
— Кажется, он произвел на тебя большее впечатление, чем ты стараешься показать.
— Да, незабываемое впечатление, — горько призналась Элиза.
— Вылезай, детка. Я причешу тебя, и мы поговорим. Обещаю, я ни о чем не стану тебя расспрашивать. Я просто помогу тебе предвидеть будущее, поскольку что сделано, то сделано.
Элиза прикусила губу. Вероятно, так будет лучше всего. Джинни никогда не предаст свою госпожу. Элиза понимала, что ей следует справиться с собой и разобраться в собственных мыслях, прежде чем придется встретиться с Перси.
— Да, — кивнула она.
Джинни приготовила огромное полотенце, разложила на постели платье из нежного шелка. Спустя несколько минут Элиза уже сидела перед туалетным столиком, глядя в огромное овальное серебряное зеркало. Джинни принялась расчесывать ее спутанные влажные волосы.
— Я уверена, что ребенка не будет, — произнесла Элиза, немного успокоившись. — Время для этого неподходящее.
— Ты уверена?
— Да. И я никогда не выйду замуж за такого человека.
Джинни наконец-то перестала хмуриться и разразилась смехом:
— О, Элиза, тебе несказанно повезло! Большинство знатных леди вынуждены становиться женами мужчин, которых никогда не видели, они беспомощны, как пешки на шахматной доске короля. А ты имеешь полное право сказать «да» или «нет». Иногда это беспокоит меня. Мир так груб и жесток, и часто жить бывает легче, когда не приходится полагаться на саму себя.
— Но ведь ничего не изменилось! — выпалила Элиза. — Когда-нибудь я найду способ отомстить этому негодяю! И я выйду замуж за Перси!
— Что ты хочешь сделать? — осведомилась Джинни.
— Солгать, — мрачно ответила Элиза. — О, Джинни, я не знаю, как быть! Я люблю Перси потому, что мы откровенны друг с другом. Мы с ним равны. Он уважает мои мысли и желания, он видит, что я умна и способна распорядиться своим состоянием. Мы говорим обо всем, Джинни, и я еще никогда не лгала ему…
Ее голос оборвался. Она действительно никогда не обманывала Перси, но она так и не открыла ему правду о своем рождении. Генрих предупреждал ее, что об этом не стоит говорить, и Элиза уважала его желание.
Но теперь она удивлялась, как до сих пор не понимала, что Перси не станет любить ее, если узнает правду. Происхождение значило для Перси больше, чем что-либо другое.
— Мы любим друг друга, — пробормотала Элиза и пристально взглянула на отражение Джинни в зеркале. «Что будет со мной, если я открою правду?» — задала она вопрос самой себе. Тайна ее рождения — совсем другое дело, она всегда помнила, что поклялась Генриху сохранить ее. Но лгать о себе, о том, что случилось…
— Это благородное решение, миледи, — сухо заметила Джинни, — и глупое.
— Ты права, — вздохнула Элиза. Чего она достигла ложью? Она выдавала себя за женщину, не будучи ею, и попалась в свою же ловушку. Теперь пришел черед выдавать себя за девственницу. Казалось, все вокруг перепуталось, и виноват в этом был Стед.
Похоже, Джинни прочла мысли своей госпожи.
— Есть способы одурачить таких мужчин, как Перси, Элиза, — тихо произнесла она. — Крики в брачную ночь, крохотный сосуд с бычьей кровью…
— О, Джинни, какая несправедливость! Больше всего в жизни я была благодарна за свою свободу — свободу любить и выходить замуж по своему выбору! Мне не угрожала судьба стать жертвой сделки! Мой брак должен был стать счастливым и честным. А теперь я погрязла во лжи и уловках!
Опомнившись, Элиза нахмурилась, заметив, что Джинни с отсутствующим видом подошла к узкому и высокому окну.
— В чем дело, Джинни?
Джинни обернулась с широко раскрытыми и встревоженными глазами.
— Тогда скорее придумывайте себе оправдание, миледи Элиза, ибо он уже приближается.
— Перси! — вскрикнула Элиза, вскочила с места и подбежала к окну.
— Да. Видите его знамя над холмом? Он вскоре будет здесь!
У Элизы заколотилось сердце, едва исчезнувшая боль в висках возникла с новой силой.
Нет, он прибыл слишком быстро. Она еще не готова к встрече. Не прошло еще и ночи с тех пор…
— Найди мне тунику с горностаевым воротником, Джинни, и белый головной убор — пожалуй, он хорошо пойдет к широким рукавам.
— Да, миледи, — сдавленно пробормотала Джинни.
Элиза выпрямилась и подняла подбородок. Ее губы перестали дрожать, голос звучал твердо. Она казалась спокойной и держалась с царственным величием.
Еще никогда Джинни так не гордилась своей госпожой.
Однако она боялась ее горячности. Элиза так ужаснулась мысли о необходимости солгать, пришла в такое негодование… Сможет ли она сдержаться?
«Не смей! — хотелось выкрикнуть Джинни. — Забудь о своей мести другому мужчине, совсем забудь, если хочешь спокойно выйти замуж за Перси!» Мужчины способны на такие странные поступки! Пусть Перси любит ее, но он может почувствовать себя оскорбленным и не простит измены. И поскольку мужчина может вести себя так, как ему вздумается, даже богатая наследница будет несчастна, лишившись девственности до свадьбы.
Элиза затянула на талии золотой пояс.
— Полагаю, Мишель уже принес на кухню весть о прибытии Перси. Кажется, с ним пятеро человек. Я не ошибаюсь?
— Нет, миледи.
— Пусть поскорее достанут из погреба бордоское вино, — должно быть, гости пожелают выпить после долгого пути.
— Да, миледи, — кивнула Джинни.
Элиза вышла из комнаты, двигаясь с природной грацией, которую подчеркивал изящный белый шелковый наряд, отделанный драгоценным мехом. Она выглядела величественно, как и подобает властительнице богатого герцогства.
Перси любит ее. Однако мужчины часто женятся на старых и безобразных женщинах, лишь бы завладеть их землями.
Элиза была умна и сообразительна — даже слишком для ее возраста, как и полагается герцогине. Она могла быть доброй и милосердной или же твердой, как сталь, когда это было необходимо. Народ любил ее; она знала, как повелевать, не произнося ни слова, как отдавать приказы, как вознаграждать за послушание. Она могла бы справиться с сэром Перси.
Однако Джинни чувствовала странную тревогу. Она была готова исполнить любой приказ Элизы…
Она дождется госпожу в ее комнате, на случай, если ее гордой повелительнице понадобится надежное плечо, чтобы поплакать после приема гостей и позволить себе побыть просто юной девушкой, смущенной и досадующей. И глубоко оскорбленной.
Джинни ощутила пробежавшую по телу дрожь. Что, если Перси окажется умнее, чем они полагают?
Элиза слишком зла. Разъярена до глубины души.
Джинни с горестным вздохом задумалась, не подведет ли внезапная вспышка гнева ее гордую и опрометчивую молодую госпожу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет любви - Дрейк Шеннон



роман так себе.На один раз
Свет любви - Дрейк Шенноннелли
24.02.2012, 17.43





только начала читать (56 стр.), но пока ничего, интереснинько)))
Свет любви - Дрейк ШеннонЛеди
29.02.2012, 8.01





Отличный роман. Для ценителей дерзких героинь и тех,кто помимо розовых соплей хочет увидеть борьбу между мужчиной и женщиной, задействованных при этом в королевских интригах.
Свет любви - Дрейк ШеннонНаталья
11.11.2012, 18.40





Кто любит романы о средневековье-читайте,понравится!Мне роман понравился!!!
Свет любви - Дрейк ШеннонМари
8.12.2012, 16.14





Начало слишком затянуто можно выкинуть глав 8 точно. Начиная с середины очень интересно вплоть до войны.. почемуто не очень верится что два народа сражаются изза женщины. И то как вел себя джалахар с элизой ни за что не поверю. Слишком все благородны прям смешно а ведь это война а не пейнтбол.
Свет любви - Дрейк Шенноннекая
22.06.2013, 15.18





Прочитала и не жалею. Люблю читать о сильных людях.
Свет любви - Дрейк ШеннонТальяна
8.04.2014, 2.15





Безумно понравился. Очень интересный. Неделю переваривала, восхищалась.
Свет любви - Дрейк ШеннонМария
20.05.2014, 15.36





Роман интересный до 3 главы , потом бред
Свет любви - Дрейк ШеннонГорянка
26.09.2014, 23.36





еле дочитала. роман растянут как резина. гг-и просто бесили. гг-й обращается с гг-ней как животное:бьет ее, против воли трахает ее, да еще насмехается над ней после этого.(жуть). а гг-ня все строит кие-то глупые планы мести, которые оборачиваются против нее(ну тупость). и потом как-то быстро у них прошло от ненависти к любви. а Браян даже признав себе, что любит Элизу в крестовом походе изменяет ей с , только для того, чтобы понять, что он хочет только жену. ну бред! а эпизод. где Джалахар ждёт хрен знает сколько времени, чтобы заняться сексом с гг-ней вызывает лишь смех. ни один восточный мужчина не стел бы ждать, а оприходыапл бы добычу сразу. поэтому ооочень слабая 3-как роману.
Свет любви - Дрейк ШеннонLili
24.10.2014, 23.36





Я пока прочитала половину романа... Не знаю, где там герой ведёт себя, как животное! Героиня бесит страшно... То что герой её ударил, так он считал её воровкой, причём совершившей гнусное преступление. Ну, застукали тебя на преступлении ещё и с уликами, ну, веди себя тихо-мирно, привёз бы в замок, там бы её узнали...Нет, начала кидаться, кинжалом размахивать- совсем больная. Хорошо что ещё не убил... И изнасилования потом я не увидела, героиня заигралась и доигралась. Ну, если вас застали над трупом с пистолетом, вы же не станете стрелять в полицейских? Идиотский поступок...И потом начала вести себя, как безумная истеричка, уже у себя в замке, закрываться, визжать, истерить, драться... Не знаю, на долго ли меня хватит читать эту какофонию... Героя даже жалко! Хотя я, как правило, чаще на стороне героинь...
Свет любви - Дрейк ШеннонМарина
25.10.2014, 22.16





Было интересно до идиотских приключений в Палестине, бред какой-то! Очень понравился главный герой, а вот героиня...rnКак по мне, то все героини у Шеннон-чокнутые.
Свет любви - Дрейк Шеннонksenya
21.10.2015, 23.06





Давно читала, затем перечитывала. Очень, очень нравится. Люблю такие страсти. Кто ищет роман о благоразумных спокойных барышнях - проходите мимо, здесь героиня слегка неуравновешенная - сначала делает, затем думает. И герой взрывной, но очень классный. Вообщем роман о любви на острие кинжала.
Свет любви - Дрейк ШеннонAnaKonda.
26.05.2016, 14.37





Роман неплохой, но по поводу предыдущих коммент. Не согласна, гг вообще нормальный мужик, гг чуть не в адеквате, насилие не наблюдала, можно читать
Свет любви - Дрейк ШеннонЯна
12.06.2016, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100