Читать онлайн Свет любви, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет любви - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет любви - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет любви - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Свет любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Очнувшись, Элиза вгляделась в темноту и почувствовала неудобство своей позы. У нее болели бока, и она сообразила, что боль вызвана постоянными ударами о луку седла Брайана, а также синяками на руках — там, где за них брался Брайан.
Едва открыв глаза, она поняла, где находится. Под ней двигались огромные копыта жеребца, при виде которых Элиза съежилась. Попытавшись повернуться, она уткнулась носом в колено Брайана, и вновь беспомощно повисла, отчаянно страдая от боли во всем теле.
По-видимому, Брайан заметил ее движение, ибо остановил жеребца, спешился и подхватил Элизу, когда та мешком валилась на землю, слишком измученная, чтобы удержаться на ногах. Повесив голову, Элиза равнодушно спросила:
— Сколько времени мы ехали?
— Три или четыре часа, — ответил Брайан таким же безучастным тоном. Элиза напряглась в его руках.
— Я уже могу стоять сама, — холодно объяснила она. Брайан пожал плечами и отпустил ее. Элиза стала медленно оседать — ноющие мышцы ног не держали ее.
— «Могу стоять сама»! — раздраженно фыркнул Брайан и вновь подхватил ее.
Слишком усталая, чтобы протестовать, она уронила голову ему на плечо. Она чувствовала смертельную усталость.
Брайан усадил ее на ствол поваленного дуба и отправился за жеребцом. Элиза слышала, как Брайан ведет лошадей, но не обратила на это внимания. Казалось, вся она окружена болью. В горле у нее пересохло и першило, кожа была словно содрана от головы до ног. Элизе не хватало сил даже подумать о том, что она проиграла последнюю битву.
Наконец, услышав хруст опавших листьев под копытами, она подняла голову. Брайан расседлал жеребца и ее кобылу, снял мешки с вьючной лошади. Расчистив небольшую яму в земле, он развел огонь. Вскоре над очагом вспыхнуло алое пламя, цвет которого вскоре сменился желтовато-оранжевым. Брайан следил за огнем, подкладывая хворост до тех пор, пока он не разгорелся и пламя не охватило толстые сучья. Присев на корточки, он оглянулся на Элизу.
— Что ты делаешь? — вяло спросила она. Она не могла узнать место, где они находились. Вокруг не было и признаков жизни.
— Развожу огонь, — ответил Брайан.
Она с трудом глотнула, понимая, что Брайан решил остановиться здесь на ночлег. Но разве теперь это важно, слабо удивилась она. Будут они ехать всю ночь или нет, — теперь она его жена и его пленница. Разве так важно время, когда ей наконец придется смириться с этим?
— Мы останемся здесь… ночевать? — спросила она, раздражаясь при звуках своего слабого голоса.
— Да. Услуги здесь плохие, зато постель чистая.
Элиза уловила добродушный юмор в его голосе и, прикрыв глаза, стала с отчаянием ждать неизбежного.
Однако он не подошел. Когда напряжение и любопытство заставили ее наконец вновь открыть глаза, она увидела, что Брайан вытаскивает из мешка одеяла, тыквенную бутыль и хлеб с сыром. Брайан протянул ей бутыль, и, принимая ее, Элиза заметила, что ее пальцы по-прежнему дрожат.
— Это вода, — объяснил Брайан. — Попей.
Она послушалась. Прохладная и чистая вода была вкуснее всякого вина, но оказалась слишком холодной. Брайан уселся на одеяло, расстеленное рядом с поваленным деревом. Склонив голову, он отрезал охотничьим ножом ломоть хлеба. Отблеск пламени играл на его черных волосах, которые казались то почти синими, то снова смоляными. Элиза поймала себя на мысли, что разглядывает густые пряди и упавший на лоб завиток.
Внезапно он поднял голову. Элиза перевела взгляд на бутыль и протянула ее обратно.
— Хочешь хлеба? — предложил он.
Она покачала головой, глядя не на Брайана, а мимо него, на густую листву и звезды над ней. Должно быть, они добрались до края земли. Если он хотел отыскать совершенно уединенное место, чтобы утвердить свои права на случай, если она станет вопить и отбиваться, как безумная, то ему это удалось: здесь за ними наблюдала только ночь.
Но в глубине души Элиза убеждала себя, что он может поступать как угодно: это не важно, потому что ее душа совсем не здесь. Она должна оставаться спокойной, отчужденной и… свободной.
Для этого ей надо только не смотреть в его сторону. Она не может позволить себе каждую минуту бороться с паникой. Она боролась и проиграла. Не важно, будет ли она сидеть спокойно или бросится прочь, он нагонит ее. Единственным ее оружием оставалась гордость, с которой следовало принять поражение, и Элиза намеревалась воспользоваться ею. Но эти долгие, тягучие минуты ожидания! Они изводили Элизу.
— Тебе надо что-нибудь поесть, — заметил Брайан.
— Я не голодна.
Он пожал плечами и бросил ей второе одеяло.
— Тогда спи. Завтра к вечеру мы должны быть у Ла-Манша.
Сердце перевернулось в ее груди, а потом медленно заняло прежнее положение. Судорожно вцепившись в одеяло, Элиза торопливо закуталась в него и осторожно завозилась, удобно устраиваясь на земле. Но она боялась даже дышать, боялась, что этот звук будет слишком громким и привлечет к ней внимание, а это может закончиться плачевно.
В конце концов ей пришлось сделать вдох. Наполовину прикрыв глаза, она заметила, что Брайан смотрит в небо и жует хлеб.
Она вновь закрыла глаза. Она слышала, как Брайан завернул остатки еды и растянулся на земле. Она ждала, но он не пошевелился. Костер постепенно догорал. Элиза заснула.
Наутро ее разбудили пронзительные крики птиц. Ночь прошла, солнце, уже поднявшееся высоко в небе, ослепляло своим блеском.
Несмотря ни на что, Элиза почувствовала прилив сил. Неподвижно лежа на земле, она впитывала тепло согревающих лучей. Она не забыла, что находится рядом с Брайаном Стелом, но радостное утро позволило ей погрузиться в мечты. Утро было многообещающим.
— Здесь неподалеку есть ручей. Я провожу тебя.
От голоса Брайана солнце словно заволокло тучей. Элиза не стала делать вид, что еще спит, и взглянула на него. Было довольно прохладно, но это не помешало Брайану раздеться и выкупаться в ручье. Он был в одних штанах, мокрые волосы блестели, по обнаженной груди стекали капли. Элиза замерла, внутренне отметив, что никогда еще не видела его таким. Его широкие плечи внушали трепет, и она подумала, что неудивительно, как ему удалось сломать дверь. Его грудь заросла кудрявыми короткими черными волосами, треугольником спускающимися до пояса и скрывающими бесчисленные шрамы, полученные в битвах. Его живот был плоским и мускулистым; увидев перекатывающиеся мышцы, Элиза снова закрыла глаза, пытаясь сдержать трепет. Он был ее мужем, а ведь еще недавно она даже не ожидала, что когда-нибудь вновь окажется в его власти…
— Элиза, нам пора в путь.
Она молча поднялась, кутаясь в одеяло, и произнесла, не поднимая глаз:
— Мне бы хотелось сходить к ручью одной.
— Сожалею, — ответил Брайан, подбоченившись, — но я не доверяю тебе.
— Если бы я хотела сбежать, то сделала бы это ночью, когда ты спал…
— В самом деле? Это было бы затруднительно, леди, поскольку ты крепко заснула задолго до того, как задремал я. Нет, вряд ли тебе хотелось сбежать прошлой ночью. Ты слишком устала, и я поймал бы тебя, прежде чем ты успела сделать хоть шаг. Так мы идем к ручью?
— Брайан, умоляю, — воскликнула Элиза, — дай мне хоть минуту побыть одной!
Минуту поколебавшись, он пожал плечами и снял свою рубашку с ветки дерева.
— Возвращайся поскорее, Элиза, — напомнил он.
Желание сбежать преследовало Элизу на протяжении всего пути к ручью и было столь сильным, что она едва сдерживалась. Однако она понимала, что Брайан в одну минуту догонит ее, потому быстро ополоснулась прохладной водой и поспешила обратно. Ко времени ее возвращения Брайан уже успел одеться, меч покоился в ножнах, а плащ свисал с плеч. Он выложил хлеб и сыр, и Элиза молча опустилась на колени, чтобы перекусить. Брайан не присоединился к ней, и Элиза решила, что он уже успел позавтракать. Пока она ела, Брайан нетерпеливо вышагивал возле лошадей. Элиза торопливо жевала, но поняла, что и так слишком долго испытывает его терпение, когда Брайан спросил:
— Поедешь со мной, герцогиня? Или на своей лошади?
До самого полудня они ехали в молчании, пока вдали не появилась горстка хижин маленькой деревушки. Брайан остановил жеребца у одной из хижин с плетеными, обмазанными глиной стенами, и спешился, бросив поводья Элизе.
— Я посмотрю, кто здесь, и узнаю, сможем ли мы поесть чего-нибудь горячего.
Элиза кивнула с покорным видом, но внутренне напряглась от радостного предчувствия. Она следила, как Брайан пробирался по грязному двору к хижине, а тем временем в ее голове не прекращалась лихорадочная работа.
Он был добр к ней. Она уже пробовала бежать, но Брайан догнал ее, схватил, и тем не менее вел себя вполне благородно, с тех пор как ударил и увез из ее дома.
Вероятно, ей представилась последняя возможность бежать. Кобыла Элизы была резвой и выносливой, но не выдерживала никакого сравнения с жеребцом. Может быть, единственный шанс Элизы — пересесть на жеребца и бежать…
Она не стала долго раздумывать, даже пренебрегла болезненными уколами совести. Быстро соскользнув с кобылы, Элиза дождалась, пока широкая спина Брайана не скроется за дверью хижины, а затем, вскочив в седло жеребца, пришпорила его и бросилась прочь, ни разу не оглянувшись.
Перед ее глазами завертелись земля, трава и золотисто-синее небо. Она пронеслась по долине, которую они только что пересекли шагом, за считанные секунды, и вскоре слепящее солнце над ее головой скрыла густая, темная зелень высоких сосен. Элиза низко пригнулась к конской шее, чтобы избежать ударов толстых, нависающих над землей ветвей, которые ломались под напором жеребца.
Она размышляла о том, удастся ли ей благополучно править свирепым конем, и о том, что не следует двигаться по обратному пути, ибо в этом случае Брайан без труда разыщет ее. Следуя прямо по солнцу, она не заплутает. Все, что нужно, — ехать на юг, никуда не сворачивая.
Элиза выбралась из леса. Перед ней расходились две дороги: по одной она чуть раньше ехала вместе с Брайаном, огибая горы, а вторая шла прямо по склонам гор.
Поколебавшись всего секунду, Элиза избрала последнюю.
Пока тропа была ровной, Элиза пускала жеребца галопом; но вскоре тропа сузилась, на ней стали попадаться большие камни, и Элизе пришлось придержать огромного жеребца, чтобы не слишком утомить его. По мере того как тропа становилась все опаснее, конь утомленно вздыхал, его черная шкура взмокла от пота.
Элиза пустила коня шагом и наконец оглянулась, опасаясь погони. Но за ее спиной виднелся только лес. Вздохнув, Элиза продолжила путь. Ее кольнуло не вполне понятное чувство вины. Наконец-то она свободна. Ее конь очень вынослив; через день она сможет оказаться дома и на этот раз успеет подготовиться к встрече Брайана. «Я ничем ему не обязана», — убеждала себя Элиза. Она беспокойно поерзала в седле, еще раз оглянулась, но не заметила ничего подозрительного. Наверное, Брайан не понял, какой путь она избрала. Конечно, по пути через лес она оставила за собой множество сломанных веток, но тропа через горы была каменистой, местами — песчаной, и вполне возможно, что копыта жеребца не оставят на ней предательских следов.
Тем не менее предчувствие не оставляло Элизу, и в следующий раз она оглянулась только в сумерки.
Когда ее окружил непроглядный мрак, прорезаемый только серебристым лучом луны, Элиза пожалела о том, что не поискала заранее места для ночлега. Она отчаянно устала, была голодна, мучилась от жажды. Поскольку весь ее скарб несла вьючная лошадь, у Элизы не оказалось ничего. Испытывая вину при виде того, как тяжело поводит боками загнанный жеребец, Элиза тревожилась: если его не напоить, он может погибнуть.
— Как думаешь, нет ли поблизости воды? — спросила она у жеребца, потрепав его по гладкому боку; он повел ушами, будто понимая ее. Элиза вдруг сообразила, что Брайана сильнее всего возмутит жестокое обращение с его конем. Этот жеребец — великолепное животное, он верно служил своему хозяину и не заслуживал смерти только из-за того, что она, Элиза, враждовала с Брайаном. — Ну-ну, смелее! — вслух подбодрила она коня. Больше всего в этот момент ее занимала мысль о том, где раздобыть воду, и Элиза не желала ни на что отвлекаться.
Особенно на видения Брайана вместе с Гвинет, Брайана, который нежно улыбался, склонившись в поцелуе над рукой бывшей любовницы…
«Ненавижу его», — напомнила себе Элиза. Но в действительности она больше не испытывала ненависти. Она перестала испытывать ее в ночь коронации Ричарда, когда увидела, что Брайан готов защищать человека потому, что этого требовали его убеждения, даже вопреки общепринятому мнению.
— Вода… — вслух пробормотала она, не спуская глаз с насторожившихся ушей жеребца. — Где-то здесь должен быть ручей. Интересно, смог бы ты найти его, если бы оказался на свободе…
Ее голос резко оборвался, заглушённый ночными звуками — трелями цикад, вскриками совы. Листва вокруг, при дневном свете казавшаяся такой приветливой и свежей, теперь выглядела мрачной, угрожающей и таинственной. Элиза пообещала себе, что сначала найдет воду, а потом — хоть какое-нибудь убежище на ночь. Брайан оказался предусмотрительным и выбрал для путешествия одежду попроще, но забывать о разбойниках все-таки не следовало: жеребец Элизы был слишком хорош.
Внезапно жеребец остановился, прижал уши, фыркнул и беспокойно принялся рыть копытом землю. Элиза встревоженно огляделась в темноте, прищуривая глаза. Она достигла равнины и теперь отчетливо слышала журчание бегущей воды. Откуда-то доносились голоса — детский смех, болтовня женщин.
Элиза осторожно пустила жеребца вперед.
На равнине располагалась горстка хижин — не более десяти, слабо освещенных пламенем костров. Элиза различила блеяние овец, хриплый лай собак. Приглядевшись получше, она заметила мерцающий в лунном свете золотой крест на куполе церкви.
Должно быть, она набрела на деревню сторонников христианской веры, убеждала себя Элиза. Ричард, король Англии, считался повелителем этой провинции. Она сможет попросить здесь приюта именем Ричарда Львиное Сердце.
Элиза ехала вперед, торопливо размышляя. Она не станет называть себя Элизой, герцогиней Монтуанской. Она скажет только, что путешествует, совершала паломничество к святыням Англии. Она остановится в деревне, переночует и уедет, ни у кого не вызывая беспокойства.
К лаю одного пса присоединилось несколько других. Дверь первого дома распахнулась, и женщина принялась разгонять собак, награждая их звучными ударами. Подняв голову, она заметила Элизу и приказала собакам замолчать.
Женщина была коренастой, крепкой, в ее темных волосах виднелась проседь, пышная грудь натягивала ткань кофты, а карие глаза живо поблескивали.
— Вот это да! — воскликнула она, не сводя глаз с Элизы. — Путники — редкие птицы в наших местах!
Элиза соскользнула со спины жеребца, запоздало задумавшись о том, как объяснить то, что она обладает этим великолепным животным.
— Меня зовут Элиза, добрая женщина, — мягко произнесла она. — Я возвращаюсь домой, в Монтуа, после паломничества в Англию. Мне надо бы напоить коня, а я сама…
— Ты, должно быть, голодна! — закончила за нее женщина. — Ну, пойдем, пойдем, детка! — подбодрила она Элизу. — Едва ли я смогу накормить тебя, если ты останешься здесь, в темноте! Жорж! Жорж! Позаботься о коне нашей гостьи. Я — Мари, жена Ренажа. Ну, входи!
Элиза улыбнулась, когда женщина дружески обняла ее, вводя в дом. Неуклюжий парень лет пятнадцати выбежал из дома окинул взглядом Элизу, а затем жеребца.
— Ма! — воскликнул он, присвистнув. — Только посмотри на этого зверя! Я еще никогда не видывал такого, ни разу!
— Он хочет пить, — объяснила Элиза.
Жорж внимательно оглядел ее с головы до ног, так пристально, как до этого оглядывал коня. Элиза решила, что этому парню никак не может быть больше шестнадцати лет, но под его взглядом она почувствовала себя неуютно.
— Присмотри за конем, Жорж! — решительно повторила Мари и подтолкнула Элизу к дому. — Здесь такое глухое место, — произнесла она, словно извиняясь за своего сына.
Хижина оказалась тесной, но опрятной и уютной, согретой теплом очага. Мари усадила Элизу на скамью и поспешила к очагу.
— Похлебка как раз поспела, — произнесла она, зачерпывая ложкой из деревянной посудины ароматное варево. — Муж и сыновья приходят поздно; они дожидаются сумерек, чтобы пригнать овец со склонов.
— Спасибо, — сказала Элиза, когда Мари поставила перед ней миску похлебки, улыбнулась и налила из кувшина кружку воды.
— Ешь! — велела Мари. — Мне приятно, когда моя стряпня приходится по вкусу.
Элиза выпила воду, а затем съела ложку густой похлебки. Она оказалась столь же вкусной, как и ароматной. Еда, тепло и присутствие рядом приветливой Мари заставили ее расслабиться. Как приятно было вновь говорить на родном языке, хотя здешний говор скорее походил на язык северных областей, а не на мелодичную, певучую речь жителей Монтуа. Брайан легко переходил с одного языка на другой — Элиза полагала, что он провел с Генрихом во Франции так много времени, что это вошло у него в привычку. Но с ней Брайан всегда говорил по-английски, и теперь ей доставляло детскую радость слышать язык, так похожий на родной. Казалось, она и не уезжала из дома. Элиза вмиг опустошила миску под внимательным взглядом Мари, но отказалась, когда Мари предложила ей еще.
— Мне нечем заплатить тебе, — тихо произнесла она. Брайан увез ее из замка так поспешно, что она не успела надеть ни одного украшения, у нее не оказалось даже простого плаща, чтобы предложить этой женщине. Внезапно Элиза оживилась: — Но у меня есть хорошее седло. Может…
— Нет, гораздо больше твоего седла мне нужны вести! — добродушно возразила Мари, садясь рядом с Элизой и нарезая свежий хлеб толстыми ломтями. — Скажи, ты видела, как его милость Ричард стал коронованным королем Англии?
Элиза осторожно ответила:
— Да, конечно, я стояла в толпе, но видела нашего повелителя Ричарда.
Мари изголодалась по сплетням; Элиза ела хлеб со свежим маслом и рассказывала Мари о Лондоне и коронации Ричарда, избегая упоминать о себе и описывая наряды дам и великолепное шествие.
Элиза замерла на полуслове, когда дверь внезапно отворилась. На пороге появился мужчина с тяжелой челюстью и широкой грудью, за ним следовали Жорж и еще два парня постарше. Их обветренные грубоватые лица напоминали отцовское.
— Так вот она, наша странница! — пробормотал мужчина, подозрительно оглядывая Элизу. — Откуда у тебя этот конь?
— Ренаж! — предостерегающе воскликнула Мари.
— Прочь с дороги, женщина! — приказал Ренаж, подходя к Элизе. Он перегнулся через стол и пристально оглядел ее. — Этот конь принадлежит рыцарю. Я видывал таких, да и немало. На конюшне у сэра Бреснея, нашего господина. Ты украла этого коня?
Элиза с трудом проглотила кусок хлеба. Он застрял у нее в горле, и ей пришлось долго откашливаться, поглядывая на Ренажа затуманившимися глазами. Этот человек ей не нравился. Его темные, круглые глазки почти прятались в грубых морщинах на лице. И если Мари покорила ее с первого взгляда, то о парнях Элиза не могла этого сказать. Не перебивая отца, они уставились на нее такими же взглядами, каким смотрел прежде Жорж. Эти взгляды вызывали у нее желание броситься отсюда прочь.
Это всего лишь добрые христиане-бедняки, убеждала себя Элиза. Ей следовало солгать, но как можно осторожнее.
— Да, Ренаж, — согласилась она и быстро добавила: — Я путешествовала с монахинями, но отстала и заблудилась. Меня догнал рыцарь, англичанин, и он… пытался обесчестить меня. Я была в отчаянии, но мне удалось бежать от него, похитив его коня, вот и все! — Она подняла голову, пытаясь прогнать с глаз слезы. — Да, я украла этого коня.
Она замолчала, переводя дыхание. Большинство жителей континента, в том числе крестьяне и нищие, считали англичан грубыми варварами. Пусть повелителем этих земель был Ричард, но короля Англии произвели на свете Генрих Плантагенет Анжуйский и Элеонора Аквитанская.
Ренаж испустил длинный вздох.
— Куда же ты едешь?
— Домой, в Монтуа. Оно находится к югу отсюда, достаточно всего дня пути.
Ренаж почесал в затылке. Парни, не сводя глаз с Элизы, принялись, отталкивать друг друга, чтобы первыми схватить миски с похлебкой, поданные матерью.
— В наши времена женщине не подобает путешествовать одной, — с подозрением произнес Ренаж.
— Я была не одна, а с монахинями…
— Эту басню я уже слышал! — перебил Ренаж с грубым смехом и хлопнул Элизу по бедру. Его смех тут же угас. — Мне пригодится твой конь.
Элиза попыталась сдержаться, чувствуя на своем теле чужую руку. Она сразу же решила отдать ему жеребца в обмен на другую лошадь.
— Он твой, если ты дашь мне взамен какую-нибудь лошадь, чтобы я могла добраться домой.
— Мари, дай поесть.
Мари молча поставила миску похлебки перед мужем. Ренаж хитро взглянул на Элизу.
— У тебя нет мужа?
Элиза понадеялась, что румянец на ее щеках будет не слишком заметным.
— Нет, — солгала она.
— У меня трое сыновей, — с намеком проговорил Ренаж.
— Красивые юноши, — вновь солгала Элиза. — Но… герцог Монтуанский еще с моего рождения велел обручить меня с кузнецом Роже. Прошу тебя, добрый Ренаж, позволь мне утром отправиться в путь!
Ренаж фыркнул и принялся неторопливо зачерпывать похлебку. Парни расселись вокруг стола — слишком близко от Элизы, чтобы она могла чувствовать себя спокойно. На помощь к Элизе неожиданно пришла Мари.
— Пойдем со мной, детка. Я уложу тебя спать — рядом со мной, — злорадно добавила она, оборачиваясь к мужу. Ренаж продолжал жевать, не обращая внимания на жену. — Пожалуй, — громко продолжала Мари, — ты сможешь уехать вместе со священником, отцом Фомой. Он ездит по деревням здесь, в горах.
Элиза кивнула и улыбнулась. Она будет в безопасности — об этом позаботятся и Мари, и отец Фома.
— Что такое? — вдруг нетерпеливо воскликнул Ренаж, вскидывая голову, прежде чем Мари успела подвести Элизу к скрипучей лестнице.
Элиза нахмурилась, она не слышала ни звука. Но вскоре до нее донесся шум, собаки вновь зарычали и залаяли.
— Не дадут человеку поужинать, — посетовал Ренаж, поднимаясь и злобно взглянув на Элизу, будто обвиняя ее в новом преступлении. Он распахнул дверь. — Замолчите, твари! — крикнул он на собак и вышел во двор.
С бьющимся сердцем Элиза отпустила руку Мари и бросилась к двери.
Ее худшие опасения оправдались. В тусклом свете, пробивающемся из хижины, она увидела Стеда. Держа кобылу за повод, он возвышался над Ренажем.
Элиза ощутила, как кровь отхлынула от ее лица: все было кончено. Исчезли все надежды, их место заняло отчаяние. Он каждый раз побеждал ее!
Но румянец вернулся на ее щеки, когда Элиза решительно крикнула:
— Боже милостивый, это он! Прошу вас, уведите меня в церковь! Где же отец Фома? Помогите!
Она обернулась и бросилась на колени у ног Мари.
— Бедняжка! — тихо воскликнула Мари, когда Ренаж вернулся к двери и Брайан последовал за ним.
Элиза осмелилась взглянуть на Брайана. Его брови смущенно нахмурились при виде Элизы, но глаза тут же блеснули безжалостным голубым огнем — он понял ее игру.
— Хозяйка, эта «бедняжка» — моя жена.
— Твоя жена! — воскликнула Элиза. — Для этих английских лордов мы всего лишь игрушки! Ни одна женщина не может чувствовать себя свободной, и при этом они клянутся, что сражаются за христиан!
Ренаж перевел глаза с мрачного лица Брайана на отчаявшуюся Элизу и откашлялся.
— Мне бы не хотелось затевать вражду с таким достойным рыцарем, милорд, но эта девчонка заявляет, что вы пытались обесчестить ее.
— Обесчестить? — пренебрежительным тоном переспросил Брайан. Он швырнул на стол золотую монету, и у Элизы упало сердце при виде того, как расширились и заблестели маленькие глазки Ренажа.
Она попыталась встать, но смутилась, а Брайан заговорил:
— Если она предпочитает расстаться со мной, это ее дело. Но она моя собственность, и я заплачу вам за заботу о ней. Только не поддавайся обману, любезный, она совсем не так невинна, какой кажется.
Брайан вновь оглядел Элизу, и та не смогла понять, отчего блестят его глаза — от гнева или забавы. Брайан обернулся, вышел из хижины и захлопнул за собой дверь.
Ренаж разразился хохотом. Элиза испуганно подняла голову.
— Жена! Вот так ночка! Мы потеряли того жеребца, рыцарь требует вернуть его. Но он оставит нам чистокровную кобылу с отличным седлом, и к тому же… — Ренаж впился взглядом в Элизу, — мы заполучили еще одну неплохую добычу! Похоже, эта девчонка здорова и недурна собой. Пусть она не соблюла себя до свадьбы, но я никогда еще не слышал, чтобы опыт портил женщину. Она подойдет для одного из наших ребят, Мари. Где еще мы найдем такую девчонку? Она принесет нам крепких внуков. Вот только какому из сыновей…
— Я первым увидел ее! — перебил Жорж.
— А я самый старший, — возразил другой парень, больше всех напоминающий отца своими бегающими глазками.
Третий парень рассмеялся:
— Па, разве на всех ее не хватит?
— Мы же христиане! — воскликнула Мари.
— Долг христианина — родить сыновей! — осадил жену Ренаж. Он шагнул к Элизе, поставил ее на ноги и за подбородок поднял ее голову. — Пожалуй, мы дадим этой девчонке самой выбрать себе мужа, правда, Мари?
Не успела Элиза опомниться, как ее вытащили на середину комнаты. Жорж облапил ее и притянул к себе, залепляя губы слюнявым, отвратительным поцелуем. Она вцепилась в его руки ногтями, но Жорж расхохотался и отшвырнул ее к другому брату. Старший, рябой парень бесцеремонно ощупал ее грудь под смех братьев и отца.
Страх обуял Элизу, пока она отчаянно отбивалась от чужих грубых рук. Будь проклят Брайан! Чтоб ему провалиться! Как он мог оставить ее здесь…
Она услышала треск рвущейся ткани и изо всех сил ударила коленом в пах парню. Он завыл от боли и скорчился. Элиза оттолкнула его, дико бросилась к двери, распахнула ее и выбежала во двор.
Она остановилась, чуть не натолкнувшись на Брайана.
— Сукин сын! — выпалила Элиза.
Брайан вежливо приподнял бровь.
— Когда-то ты говорила, что скорее отдашься десяти беззубым крестьянам, чем мне. Там их всего четверо — причем у всех, кажется, зубы целы…
Он замолчал, увидев, что из хижины выбежал Ренаж со своими сыновьями, вооруженными вилами.
Потянувшись, Брайан схватил Элизу за талию, бросил ее в седло кобылы и вскочил на своего коня.
— Уезжай! — крикнул он. — Они неуклюжи, меч при мне, но мне бы не хотелось губить их только за то, что ты втянула их в нашу ссору.
Стон боли вырвался у него при этих словах; Элиза увидела, как Брайан стиснул зубы и побледнел.
— Поезжай! — взревел он, оборачиваясь. Элиза была смущена и напугана, но не осмелилась ослушаться его.
Она ударила каблуками в бока кобылы. Секунду спустя Брайан нагнал ее и повел за собой в темноту. Луну и звезды скрыли плотные тучи, свет костров померк. Казалось, повторилась ночь их встречи: они остались одни во всем мире, подгоняемые ветром.
Наконец он придержал жеребца, скорее сполз с седла, чем спрыгнул по привычке.
— Брайан! — смущенно позвала Элиза, слыша, как эхо отзывается на ее голос.
Он не ответил; Элиза увидела, что Брайан ведет жеребца по узкой, заросшей тропе среди деревьев. Она молча последовала за ним, предчувствуя ночные опасности, ничего не видя в окружающем их мраке.
— Брайан! — вновь позвала она, потеряв его из виду в кромешной тьме. Однако она еще могла следовать за жеребцом, слыша стук его копыт. Брайан вел его к опушке на берегу ручья.
Тучи разошлись, на воде заиграл лунный свет. Элиза видела, как Брайан сорвал плащ и тунику. Она подняла одежду и на ощупь почувствовала, что та залита кровью. Прежде это было незаметно — пятна крови сливались с цветом плаща.
— Брайан! — воскликнула она с тревогой и наконец увидела его у берега. Он стоял, повернувшись к Элизе спиной, и отблеск играл на его бронзовой коже, запачканной кровью. — Брайан!
Элиза бросилась к нему. Брайан обернулся и предостерегающе поднял руку. Элиза проглотила ком.
— Брайан… я хочу помочь тебе…
— Зачем? — горько спросил он. — Лучше отойди подальше.
— Но ты ранен…
— Рана не опасна. Я не собираюсь умирать.
У нее выступили слезы.
— Я не желаю тебе смерти, я просто хочу, чтобы ты оставил меня в покое, Брайан. Пожалуйста, позволь помочь тебе…
Мгновение он смотрел ей в глаза, и ночные тени мешали понять его выражение.
— Нет, — решительно отказался он.
Он смочил в ручье длинную полосу ткани, оторванную от плаща, и обмыл рану на спине.
— Черт! — пробормотал он, скривился и отвернулся.
— Брайан, я никогда не желала тебе…
— Тогда чего же ты желала? — с внезапной яростью воскликнул он, отталкивая Элизу, за что был вознагражден еще одним приступом боли. Он стиснул ее руку, и Элиза задохнулась, слыша его усталый голос: — Что ты задумала? Ты хотела воевать против меня и против Ричарда? Неужели ты была бы удовлетворена, увидев, как дерутся между собой и умирают мужчины? Ты заявила, что ненавидишь меня за насилие. Да, я бываю грубым. Но ты, герцогиня, даже не понимаешь, что такое насилие! Мне следовало оставить тебя там, этим братьям-ублюдкам, и тогда ты бы сразу узнала…
— Брайан! — Слезы катились по щекам Элизы, она чувствовала вину, но не меньше была перепугана и еле сдержала крик боли, когда его пальцы впились в ее руку. — Брайан… отпусти меня…
Он оттолкнул Элизу с такой яростью, что она упала на усыпанную сосновыми иглами землю.
Брайан стремительно бросился к ней, навалившись всем телом и прижимая к земле. Его голос напоминал гром ночной грозы.
— Отпустить тебя? Никогда, герцогиня! Неужели ты еще не поняла этого? «Будь добрым, — говорил мне Маршалл, — наберись терпения». Я послушался его и получил удар в спину. Миледи, может, и впрямь пришло время совершить то, в чем меня обвиняют!
Его лицо исказилось от ярости, глаза стали холодными. Элиза чувствовала, как перекатываются под кожей его мускулы, когда Брайан надвинулся на нее со всей ужасающей силой своего тела.
Он отпустил ее руки только затем, чтобы вновь сжать их одной рукой, другой ладонью он грубо провел по ее щеке. Его ярость не утихала.
Элиза не могла справиться со слезами.
— Брайан, прошу тебя… — Она не могла найти слова, чтобы объяснить — все ее попытки бегства завершены, что она смирилась с участью его жены. И что теперь желает только одного — не видеть его пугающего гнева.
Он помедлил, прикрыв и вновь открыв глаза. Глубоко вздохнув, он отстранился и быстро поднялся, а затем отошел. Прошло не менее минуты, прежде чем Элиза поняла, что она свободна.
Внезапно ей стало холодно; еще никогда она не чувствовала себя столь опустошенной и одинокой.
Она медленно поднялась. Брайан уже стоял на берегу ручья, перевязывая рану обрывками плаща. Элиза постояла вдалеке, сдерживая дрожь, пока не обнаружила, что ее неудержимо тянет подойти к Брайану. Она остановилась за его спиной, мимоходом отметив молчаливое достоинство его позы.
— Брайан… клянусь, я не желала тебе вреда. Я… вела себя бездумно, глупо, я виновата в том, что случилось, и я искренне сожалею об этом.
Брайан молчал, не глядя на нее. С несчастным видом Элиза стояла за его спиной. Наконец она увидела, что Брайан опустил голову, словно глядя в ручей, и тихо вздохнул.
— Элиза, ты моя жена. Ты должна поехать со мной… — Он помедлил. — Я тоже виноват, в том, что несправедливо обвинял тебя. Теперь я знаю, ты не подсыпала яд мне в вино. — Он поднял голову, но не повернулся к ней. — Это сделала Джинни. Она сама призналась.
— Джинни! — Элиза ужаснулась, на этот раз за Джинни. — Прошу тебя, Брайан, — умоляюще прошептала она, — Джинни уже стара, и ее единственная вина в том, что она слишком сильно любит меня. Если она и пыталась отравить тебя, то только из любви ко мне. Прошу тебя, не наказывай ее. Я… я умоляю…
— Она не будет наказана.
Элиза облегченно вздохнула. Брайан мог бы поступить совсем иначе: поскольку Джинни была подданной Монтуа, Брайан мог приказать казнить ее, либо наказать так жестоко, что старая женщина не вынесла бы этого. Однако он заявил, что Джинни не будет наказана. Элиза была признательна за такое милосердие.
— Брайан, я… — тихо начала Элиза, но у нее перехватило горло, и она была вынуждена начать снова: — Клянусь Святой Девой, что я не убегу.
Брайан наконец повернулся с выражением явного любопытства и сомнения на лице.
— Тебе незачем так пугаться или унижаться, Элиза. Мое решение о Джинни не имеет ничего общего с твоими обещаниями. Даже если ты тысячу раз попытаешься бежать, я не стану мстить старой женщине, которая рисковала жизнью из любви к своей госпоже. Не давай обещаний, которые не собираешься сдерживать.
— Я… сдержу его, — тихо произнесла Элиза.
Брайан не ответил. Элиза сжалась, увидев, что кровь пропитала повязку на его теле.
— Брайан, твоя рана… можно помочь?
— Затяни повязку потуже, — со вздохом согласился он. — Этот деревенщина не успел воткнуть нож глубоко, но из царапины кровь льется ручьем.
Элиза разорвала остатки плаща на широкие полосы. Опустив глаза, она приблизилась к Брайану, осторожно сняла его повязку и наложила другую, подложив свернутую ткань на рану. Она заметила, что Брайан напрягся, когда она прикоснулась к ране, но не издал ни стона, ни даже вздоха.
Закончив, Элиза не смогла заставить себя взглянуть ему в лицо. Брайан ушел к лошадям и спустя несколько минут вернулся к ней, неся седло и одеяло.
— Это все, что у нас осталось, — объяснил он. — Вьючную лошадь я оставил утром у хижины, без нее я рассчитывал догнать тебя быстрее. Давай спать.
Элиза послушно кивнула. Она вновь дрожала, но теперь не от холода и не от страха.
Всего несколько минут назад она вывела его из терпения. Она ощущала его прикосновения, чувствовала жар прижавшегося к ней тела. Она не смогла сдержать крик, попросила отпустить ее…
Но стоило ему отойти, и Элизу охватил странный холод.
Сколько времени пройдет, думала она, борясь с головокружением, прежде чем он станет настаивать?..
— У нас всего одно одеяло. Иди сюда, иначе до утра ты промерзнешь.
Элиза в тревоге запахнула разорванный лиф, но Брайан не обратил на нее внимания. Он уже лежал на расстеленном одеяле, подложив седло под голову вместо подушки.
Он лежал, глядя в ночное небо.
Элиза тихо подошла и легла рядом. Брайан накрыл ее одеялом, но Элизу и без того согрело его тепло.
Так ей никогда не заснуть, подумала она, ведь она чувствует каждый его вздох и движение…
Она закрыла глаза. Он не делал попыток прикоснуться к ней, и Элиза в странном замешательстве принялась размышлять, чем был его поступок — наградой или наказанием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет любви - Дрейк Шеннон



роман так себе.На один раз
Свет любви - Дрейк Шенноннелли
24.02.2012, 17.43





только начала читать (56 стр.), но пока ничего, интереснинько)))
Свет любви - Дрейк ШеннонЛеди
29.02.2012, 8.01





Отличный роман. Для ценителей дерзких героинь и тех,кто помимо розовых соплей хочет увидеть борьбу между мужчиной и женщиной, задействованных при этом в королевских интригах.
Свет любви - Дрейк ШеннонНаталья
11.11.2012, 18.40





Кто любит романы о средневековье-читайте,понравится!Мне роман понравился!!!
Свет любви - Дрейк ШеннонМари
8.12.2012, 16.14





Начало слишком затянуто можно выкинуть глав 8 точно. Начиная с середины очень интересно вплоть до войны.. почемуто не очень верится что два народа сражаются изза женщины. И то как вел себя джалахар с элизой ни за что не поверю. Слишком все благородны прям смешно а ведь это война а не пейнтбол.
Свет любви - Дрейк Шенноннекая
22.06.2013, 15.18





Прочитала и не жалею. Люблю читать о сильных людях.
Свет любви - Дрейк ШеннонТальяна
8.04.2014, 2.15





Безумно понравился. Очень интересный. Неделю переваривала, восхищалась.
Свет любви - Дрейк ШеннонМария
20.05.2014, 15.36





Роман интересный до 3 главы , потом бред
Свет любви - Дрейк ШеннонГорянка
26.09.2014, 23.36





еле дочитала. роман растянут как резина. гг-и просто бесили. гг-й обращается с гг-ней как животное:бьет ее, против воли трахает ее, да еще насмехается над ней после этого.(жуть). а гг-ня все строит кие-то глупые планы мести, которые оборачиваются против нее(ну тупость). и потом как-то быстро у них прошло от ненависти к любви. а Браян даже признав себе, что любит Элизу в крестовом походе изменяет ей с , только для того, чтобы понять, что он хочет только жену. ну бред! а эпизод. где Джалахар ждёт хрен знает сколько времени, чтобы заняться сексом с гг-ней вызывает лишь смех. ни один восточный мужчина не стел бы ждать, а оприходыапл бы добычу сразу. поэтому ооочень слабая 3-как роману.
Свет любви - Дрейк ШеннонLili
24.10.2014, 23.36





Я пока прочитала половину романа... Не знаю, где там герой ведёт себя, как животное! Героиня бесит страшно... То что герой её ударил, так он считал её воровкой, причём совершившей гнусное преступление. Ну, застукали тебя на преступлении ещё и с уликами, ну, веди себя тихо-мирно, привёз бы в замок, там бы её узнали...Нет, начала кидаться, кинжалом размахивать- совсем больная. Хорошо что ещё не убил... И изнасилования потом я не увидела, героиня заигралась и доигралась. Ну, если вас застали над трупом с пистолетом, вы же не станете стрелять в полицейских? Идиотский поступок...И потом начала вести себя, как безумная истеричка, уже у себя в замке, закрываться, визжать, истерить, драться... Не знаю, на долго ли меня хватит читать эту какофонию... Героя даже жалко! Хотя я, как правило, чаще на стороне героинь...
Свет любви - Дрейк ШеннонМарина
25.10.2014, 22.16





Было интересно до идиотских приключений в Палестине, бред какой-то! Очень понравился главный герой, а вот героиня...rnКак по мне, то все героини у Шеннон-чокнутые.
Свет любви - Дрейк Шеннонksenya
21.10.2015, 23.06





Давно читала, затем перечитывала. Очень, очень нравится. Люблю такие страсти. Кто ищет роман о благоразумных спокойных барышнях - проходите мимо, здесь героиня слегка неуравновешенная - сначала делает, затем думает. И герой взрывной, но очень классный. Вообщем роман о любви на острие кинжала.
Свет любви - Дрейк ШеннонAnaKonda.
26.05.2016, 14.37





Роман неплохой, но по поводу предыдущих коммент. Не согласна, гг вообще нормальный мужик, гг чуть не в адеквате, насилие не наблюдала, можно читать
Свет любви - Дрейк ШеннонЯна
12.06.2016, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100