Читать онлайн Свет любви, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет любви - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет любви - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет любви - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Свет любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

— Я слишком занят, — начал Ричард, не поднимая головы и почти не обращая внимания на присутствующих в комнате. Он глядел на развернутый перед ним пергамент. Элиза с любопытством увидела, что на нем содержится запись о земельных владениях.
Наконец Ричард поднял голову, скользнул взглядом по Элизе, а затем повернулся к Брайану Стеду.
— Я прибыл в Англию, чтобы потребовать принадлежащий мне престол, но всегда помнил: найдется немало таких людей, которые сочтут, что я свел отца в могилу. У меня слишком много дел величайшей важности. Как только корона окажется на моей голове, мне придется заняться казной. После разрешения этих вопросов я перейду к плану славной битвы за Господа и отправлюсь в Святую Землю…
Пока Ричард перечислял дела и обязанности монарха, Элиза бросила взгляд на Элеонору. Но королева только кивала, глядя на Ричарда.
— … а потому, — продолжал Ричард, — мне некогда улаживать мелкие ссоры по поводу титулов, земель и браков — особенно теперь. Стед!
— Да, ваше величество.
Элиза не видела лица Брайана Стеда, но знала, что тот даже не дрогнул от звучного голоса Ричарда.
— До меня дошли слухи, что вы с леди Элизой ждете моего внимания. Так что вы хотите сказать?
Брайан ответил немедленно, но секунда, прошедшая до того, как он заговорил, показалась Элизе вечностью. Элиза чувствовала, как глаза Брайана устремляются ей в спину и излучают нестерпимый жар его гнева. Ей хотелось съежиться от унижения. Меньше всего она желала, чтобы о случившемся узнал Ричард. Наконец-то она поняла, что натворила, что ее тщательно обдуманные слова, обращенные к Элеоноре, были нелепыми и глупыми…
— Скажите мне, что это за слухи, ваше величество, и я отвечу, правдивы они или лживы.
— Ты изнасиловал ее?
Элиза застыла на месте, желая только одного — провалиться сквозь землю, только бы не вздрагивать от голоса Ричарда. Стед вновь помедлил — слегка, но, по-видимому, только для того, чтобы уязвить ее. Ей не хотелось поворачиваться и смотреть на него, но Элиза заставила себя сделать это.
— Полагаю, ваше величество, на этот вопрос должна ответить сама леди. — И Брайан взглянул на нее холодно и учтиво, выжидая. — Так как же, герцогиня?
Ей захотелось убежать — из комнаты, из поместья, из Англии. Вернуться в прошлое, навсегда забыть о том, как выглядит Брайан Стед, не знать даже его имени.
— Элиза! — рявкнул Ричард.
Ей так хотелось опустить голову, а еще больше — ударить Ричарда за причиняемое ей унижение. Но Элиза не могла согнуться, не могла расстаться со своей гордостью.
— В сущности, ваше величество… — начала она, страстно желая, чтобы нужные слова пришли ей в голову. Она могла бы сказать «да» — и знала бы, что это правда. Но это «да» требовало объяснений, а Ричард, как мужчина, в любом случае мог оправдать Стеда. — Это дело не настолько важно, чтобы отнимать ваше драгоценное время…
— Так не отнимай больше времени, чем заслуживает это дело! — перебил Ричард.
— Но оно не имеет никакого значения…
— Элиза, это дело, несомненно, имеет для тебя огромное значение, иначе ты не стала бы вовлекать в него мою мать. Итак, я жду ответа.
Значит, Элеонора обо всем рассказала. Боже милостивый, думала Элиза, Ричард только унизит ее в присутствии Брайана, и она никогда не дождется его казни. Но она сделала первый шаг, и теперь решения не зависели от нее. А может, было еще не поздно? Неужели это суд? И подсудимые в нем она сама и Брайан? А может, приговор уже вынесен?
Элиза услышала, как Брайан шагнул вперед. Казалось, воздух вокруг него раскалился, и Элиза боролась с искушением отодвинуться подальше от опаляющего огня.
В этот миг ей захотелось закричать. Она едва сдержалась, чтобы не броситься перед Элеонорой на колени и не умолять отпустить ее домой. Она жаждала мести, но что же она натворила в своей одержимости!
— Похоже, этим утром герцогине Монтуанской трудно говорить — редчайший для нее случай, ваше величество, — небрежно произнес Брайан. — Следовательно, мне придется ответить на этот вопрос. Изнасиловал ли я ее? Даже не собирался. Но слова герцогини заставили считать ее отнюдь не невинной. Был ли я причиной того, что эта знатная и богатая герцогиня потеряла половину своего богатства? Да, ваше величество, но не по злому умыслу. Ночь нашей встречи принесла мучительные страдания и смущение, и герцогиня избрала для себя роль, которая заставила меня поверить, что она… не откажется от связи.
Это была правда. Она упала перед ним на колени, сказала, что была любовницей Генриха. Он не солгал ни слова…
— Черт побери, Брайан! — раздраженно выпалил Ричард, но Элиза поняла, что он не злится на Брайана Стеда, а просто возмущен запутанным делом. — Страна переполнена хорошенькими крестьянками, а ты… ну ладно. Брайан, ты заслуживаешь королевской награды за свою несомненную преданность. Ты верно служил моему отцу и уже успел доказать свою верность мне. — Ричард прервал свою тираду и поскреб золотистую бородку. — Известно, что вы с Гвинет давние любовники, но Гвинет не была невинной в то время, как вы встретились. Скажи, когда ты все понял, — и Ричард указал на Элизу так, что ее охватило желание столкнуть лбами этих двух мужчин, — разве тебе не пришло в голову, что теперь следовало бы жениться на герцогине?
Брайан рассмеялся, и Элизу разозлили эти беспечные насмешки над «прекрасным» полом — развлечение мужчин в ожидании битвы.
— Ваше величество, эта мысль посещала меня. Но, по ее собственным словам, герцогиня решила выйти замуж за того, за кого пожелает. Я не вправе препятствовать ей.
— Но разве ты не думал о возможном браке?
— Да, однако она заверила меня, что не желает этого.
Они обсуждали ее, как кобылу, выставленную на продажу!
Элизе пришлось напомнить самой себе, что Ричард — повелитель всей страны и, будучи таковым, может отнять у нее все. Не стоило швырять чем-нибудь в короля или набрасываться на него в надежде выцарапать ему глаза — такой поступок мог совершить только человек, который отказался от намерения сохранить свою голову, здоровье и собственность.
Ричард перевел взгляд на нее, и Элиза упрямо подняла голову. Своими аквамариновыми глазами она глядела на него, пытаясь напомнить, что приходится ему сестрой, что в ней течет его кровь, что он не имеет права относиться к ней, как к вещи.
Но взгляд Ричарда ничуть не изменился.
— Стед, ты завел меня в тупик, ибо спал с обеими женщинами. Но мне не верится, что леди Элиза сможет поручиться за отсутствие последствий проведенной вами вместе ночи. Гвинет… она более опытна, а с таким богатством она будет желанной для любого мужчины. Боюсь, я не смогу отдать ее тебе, Брайан.
Ричард вновь уткнулся в свиток на столе. Элиза испытала дикую, ликующую радость: ей удалось хоть что-то отнять у Брайана… и очень дорогое.
Но какой ценой?
Ричард вновь поднял голову и оглядел ждущих Элизу и Брайана.
— Сэр Брайан Стед, я повелеваю тебе взять в жены леди Элизу. Дату свадьбы я назначаю… накануне коронации. Конечно, ночью ты понадобишься мне, чтобы завершить приготовления к коронации, но потом я дам тебе время.
Элизу словно охватил бурный, стремительно несущийся поток. В ушах у нее зашумело. Неужели этого она ждала? Почти предвидела? Но до сих пор такое решение не казалось ей столь ужасным. Стед стоял совсем рядом, и она чувствовала, как от его гнева кипят бурные воды, угрожающие унести ее прочь…
— Смотри, Стед! — потребовал Ричард, разворачивая свиток на столе. — Я не допущу, чтобы ты проиграл в этом браке. У Элизы есть Монтуа, но посмотри — вот эти английские земли простираются до границ земель Гвинет. Если я не ошибаюсь, они даже больше. Некогда они принадлежали старому сэру Гарольду, но Гарольд умер через неделю после битвы в Нормандии. Я велел все тщательно проверить, и родословные показали, что Гарольд и сэр Уильям, отец Элизы, были дальними родственниками еще со времен Вильгельма Завоевателя. Обладание этими землями, Брайан, сделает тебя не только герцогом Монтуанским, но и эрлом Саксонби, повелителем всего побережья. — Ричард поднял голову, и гордость вместе с почти мальчишеской радостью смягчили его черты. — По-моему, сэр Стед, ты будешь вознагражден лучше, чем можно пожелать!
Элиза едва удерживалась на ногах. Ее дрожь нарастала; все происходящее было слишком нереальным, слишком несправедливым! Стед будет вознагражден — за ее счет!
Брайан склонился над пергаментом, затем поднял голову и устремил взгляд на Элизу.
В его индиговых глазах смешались сложные чувства — триумф, гнев, насмешка, пренебрежение…
Элиза шагнула вперед и поклонилась Ричарду.
— Ваше величество, все это ни к чему. Мы с сэром Стедом едва ли уживемся вместе, а поскольку его связь с леди Гвинет была продолжительной и крепкой…
Ричард поднялся во весь рост. Он обернулся к улыбающейся Элеоноре и перевел взгляд на Элизу.
— Я считаю, что решил это дело совершенно справедливо.
— Монтуа мое! — отчаянно выкрикнула Элиза. — Я презираю сэра Брайана Стеда!
Может быть, хоть этим ей удастся напомнить Ричарду, что она дочь его отца? Черты его лица смягчились.
— Я и не отнимаю у тебя Монтуа, Элиза. Просто даю тебе мужа, который разделит твой долг. Женщины наделены слабой натурой. Несомненно, скоро вы помиритесь. К тому же ты сама устроила этот брак, герцогиня.
— Нет! — возразила Элиза. — Ричард, примирения не будет! — продолжала она, уже позабыв, что говорит с королем и что Брайан стоит рядом, ловя каждое ее слово. — Как же Гвинет? — напомнила она. — Она имеет большее право претендовать на этого мужчину, чем я! — Всего час назад она с наслаждением думала о несчастье «бедняжки Гвинет» и самого Стеда.
— Гвинет выйдет за Перси Монтегю. Он молод, достоин и должен иметь земли. Думаю, они подойдут друг другу. Значит, решено. А теперь я могу вернуться к дьявольскому извечному вопросу, вопросу денег!
Элиза круто повернулась и направилась к двери, не попросив у Ричарда позволения уйти.
— Элиза! — Прогрохотал вслед ей Ричард.
Она медленно повернулась и медленно, с насмешкой присела.
— Ваше величество?
— Вспомни, что я король!
— Об этом я и не забывала.
Взгляд Элизы упал на Элеонору, которая продолжала молчаливо созерцать эту сцену проницательными темными глазами. Что ты сделала со мной, хотелось закричать Элизе.
Но Элеонора отвернулась, и Элиза поняла, что она оскорбила вспыльчивого короля. Львиное Сердце не допустит унижения от женщины. Если она не сдержит себя, больше ей не придется надеяться на милость Ричарда, он может совершенно лишить ее земли. Тонкая нить родства, связывающая их, держалась только до тех пор, пока Элиза повиновалась брату; известно, что короли способны стать убийцами, стоит их родственникам посягнуть на власть.
«Я сама виновата в этом, — напомнила себе Элиза. — Да, и надеялась, что Стед лишится…»
— Прошу прощения, ваше величество, — с поклоном произнесла Элиза и, вспомнив о своем достоинстве, вышла из кабинета.
Вокруг поместья сэра Мэтью расстилались чудесные поля и леса. Солнце одело землю сочной зеленью, пестрые дикие цветы усеивали склоны холмов, виднелись на лесных полянах.
Элиза оседлала свою лошадь, отказавшись от помощи конюха. Она понимала, какое беспокойство вызвало у слуг ее желание отправиться верхом в одиночестве, но не остановилась. В сущности, она не беспокоилась о том, что может с ней случиться. Но отчасти ее отъезд был вызван тем, что она просто не могла остаться в поместье, будучи столь разъяренной, измученной мыслями, потерявшей последние надежды.
Утреннее солнце согрело ее, ветер растрепал волосы. Далеко за пастбищем, где паслись овцы, журчал ручей, пронизанный золотистыми лучами солнца, и именно к этой вьющейся ленте направилась Элиза.
Ее кобылу явно привлекала высокая, свежая трава, растущая вдоль берегов ручья. Элиза позволила лошади брести куда вздумается.
Не боясь замочить тонкую льняную тунику, Элиза сбросила туфли и шагнула в воду. Вздымающийся камень, за столетия сглаженный бегущей водой, манил ее, и Элиза добрела до него, вытянулась и подставила тело согревающему солнцу.
Как глупа она была! Ее титул, родство с Ричардом ничего не значили. Замки, земли, женщины — все в мире было добычей. Она ничем не отличалась от других.
«Я призналась Элеоноре, я думала, это поможет погубить Стеда…»
«Мне отмщение…» — напомнила она себе с горечью. Да, это оказалось правдой. Она обрекла себя на ад при жизни, потому что была достаточно глупа, чтобы поверить в свои силы.
Теперь все решено. Стед не получит Гвинет. Но станет повелителем половины Корнуолла благодаря какому-то отдаленному родственнику ее приемного отца…
Это пародия, настоящая пародия на то, что обещал ей Генрих.
Элиза зажмурилась, глядя на солнце. Что же делать теперь? Обратиться к папе — значит, вызвать гнев Ричарда. Ричард вскоре отправится в крестовый поход и позабудет обо всем на свете. В сущности, его и сейчас волнует только поход и как только он уедет…
Если уедет Ричард, с ним отправится и Стед. Вероятно, нарвется на меч какого-нибудь сарацина и умрет. Неужели она и в самом деле желает ему смерти?
Нет, Шинон дал ей понять, что такое смерть, показал, как выглядят кровь и трупы. Несмотря на всю ее ненависть к Стеду, ей вдруг захотелось покоя. Она потеряла Перси, и, более того, она утратила веру в любовь. Но ничего уже не изменить. Стремясь бороться с миром, она слишком многим рискует.
— Я хочу домой… — внезапно услышала она собственный шепот. Она выступила на арену, уверенная, что знает правила игры, а теперь с печалью отметила, что не знает ничего. Неопытность и боль дали ей желание бороться, и она проиграла. Теперь оставалось только молиться о том, чтобы годы принесли ей мудрость и терпение.
Но неужели выхода уже не найти? Она может отказаться от брака. Ради чего? Элеонора пошла наперекор Генриху — и провела шестнадцать лет под замком. А если и Ричард может быть столь же жестоким?
Элиза так глубоко погрузилась в печальные мысли, что не слышала, как приблизился жеребец, не слышала ничего до тех пор, пока шум шагов не насторожил ее. Открыв глаза, она обнаружила, что на нее смотрит Брайан Стед.
Вода омывала его высокие сапоги, по своей привычке он стоял, подбоченившись, будто бы заранее готовясь выхватить меч.
Но теперь он казался скорее задумчивым, чем сердитым, а Элиза слишком сильно была объята отчаянием, чтобы бояться его.
Взглянув ему в глаза, Элиза устало отвернулась.
— Зачем ты приехал сюда? — равнодушно спросила она.
— Зачем? — Элиза не видела Брайана, но чувствовала, что при этом вопросе он приподнял бровь. — Герцогиня, это очевидно: мне кажется, нам надо многое обсудить.
— Мне нечего тебе сказать, — прежним безучастным тоном пробормотала Элиза. Она открыла глаза, когда мозолистый палец провел по ее щеке, но тут же вновь отвернулась.
— Элиза, ты сама в этом виновата.
— Нет.
— Герцогиня, я запоминаю все, что слышу. Ты призналась Элеоноре, и одному Богу известно, что ты ей наговорила.
— Я не хотела этого, — произнесла Элиза. Ее одолевало искушение отодвинуться подальше, но, уже не из ложной бравады, а скорее от усталости, она сдержалась и осталась на месте.
Он горько улыбнулся.
— Вот теперь я тебе верю. Ты хотела просто очернить меня перед Элеонорой и лишить будущего.
— Ты не заслуживаешь богатства.
— Увы, похоже, я его уже получил.
Еще несколько минут назад ей хотелось только покоя, но сэр Брайан Стед обладал поразительным даром вызывать у нее раздражение.
— Это еще неизвестно, — холодно произнесла она, осторожно подбирая ноги и садясь на расстоянии вытянутой руки от него. — Все вокруг меняется так быстро! В любой момент с ясного неба может ударить молния. Помнится, Ричард выбрал день, до которого еще три недели. За это время я могу умереть, и надеюсь, в Нормандии у меня найдется достаточно отдаленных родственников, чтобы заявить о своих правах на мое поместье…
Она остановилась, когда он взял ее за плечи, не больно, но решительно. Его глаза устремились на нее с пугающим и странным выражением.
— Ты не задумала какую-нибудь глупость? — хрипло спросил он.
— Глупость? — смущенно и растерянно повторила Элиза. Затем сухо рассмеялась: — Ты говоришь о самоубийстве, сэр Стед? Ты льстишь себе. Ты недостоин того, чтобы лишиться жизни ради тебя или из-за тебя!
— Тогда, — мягко заметил он, — поступай так, как велел тебе Ричард, — примирись с будущим.
— А ты уже примирился, Стед?
Он улыбнулся, но на этот раз от выражения на его лице Элизу охватил холод.
— Примирился, герцогиня? Еще бы! Ведь ты принесла мне богатство, о котором я даже не мечтал!
— Богатство! — злобно воскликнула Элиза, высвобождаясь из его рук. — Значит, до всего остального тебе нет дела? А как же Гвинет? Еще две ночи назад ты уезжал к ней, был с ней! Ты мечтал жить вместе с ней, но стоило Ричарду приказать, и ты забыл ее! Что же будет дальше, Стед? Ты уже забыл обо всех годах, днях и ночах, что прошли вместе с ней? Отвечай, Стед, что будет с Гвинет?
На его сильной шее заметно забилась тонкая голубая линия вены. Она испытывала его терпение, играла его буйным нравом, не думая об этом.
— Гвинет, — произнес он подчеркнуто сдержанным голосом, — выйдет замуж за сэра Перси. Но скажи мне, герцогиня, что случилось с вашей великой любовью? Какое место ты отвела Перси в своих планах мести?
Элиза опустила глаза, но сделала это недостаточно быстро, и он рассмеялся.
— Замечательно! Ты решила прибрать меня к рукам, потому что великодушный и знатный Перси повернулся к тебе спиной! И ты говоришь о любви! Что же это была за любовь!
— Когда-то, пока не появился ты, мы были счастливы. Мы мечтали о будущем. Я никогда не хотела оказаться рядом с тобой, Стед. Ты мне не нужен. Я не хочу иметь с тобой ничего…
— Как деликатно ты говоришь о таких вещах! И это несмотря на все, что ты сделала со мной!
— Я? С тобой?
— Вспомни хотя бы об отравлении, — напомнил ей Брайан.
— Я не… о, не важно! Это бесполезный разговор.
— Нет, важно. Очень важно. И разговор совсем не бесполезен, потому что ты должна кое-что понять.
— В самом деле? — холодно вопросила Элиза.
— Ты испытываешь мое терпение, Элиза, — негромко предупредил он, и, несмотря на жаркое солнце, ее внезапно охватил озноб. Элиза жадно посмотрела в сторону берега, размышляя о том, удастся ли быстро перебраться через ручей и сбежать от него. Неужели он осмелится схватить ее здесь, совсем рядом с поместьем?
— Если бы ты пришла ко мне, — услышала она слова Брайана, — я женился бы без всякого приказания короля и этой комедии, разыгранной перед Ричардом и Элеонорой. Думаю, это разозлило меня больше всего. Ты говорила о своем презрении ко мне, а я был вынужден молчать. Затем, за моей спиной, ты пожаловалась королеве, ты плакалась ей, как жалкая, невинная жертва.
— Я и есть невинная жертва!
Он вежливо приподнял бровь.
— Любовница Генриха? Едва ли ты могла быть невинной, герцогиня. Ты не рассказала Элеоноре, что сбежала из Шинона, увозя с собой кольцо Генриха. Уверен, ты не рассказала также и о том, как пыталась воткнуть кинжал мне в глотку, а в собственном замке чуть не отравила меня, подсыпав в вино яд.
— Последний раз объясняю тебе, Стед, я не подсыпала в вино яд! Но поскольку в моем присутствии ты вынужден постоянно дрожать за свою жизнь, не лучше ли тебе будет отправиться к Ричарду? Если мы оба откажемся от брака…
Он разразился смехом, поставил сапог на камень рядом с ней и оперся коленом о локоть.
— Герцогиня, я зол. Слишком зол. Я не люблю, когда меня вынуждают что-либо делать, но этот камень может стать твоим брачным ложем и ты ляжешь на него!
Берег манил ее все сильнее. Элиза взглянула на Стеда, чувствуя, как черная ярость переполняет ее сердце. Они должны были говорить о своем будущем, а он просто смеялся над ней. Его поза была расслабленной, небрежной, вероятно, мысль о браке с ней вовсе не тревожила его; он презирал ее, но, поскольку речь шла о титуле, богатстве и землях, был согласен на брак.
Элиза улыбнулась, заметив, что его поза слишком небрежна.
— Мое брачное ложе, сэр Стед? Уверяю, я никогда не лягу на него. — С этими твердыми словами она поднялась и резко ударила кулаками по его широкой груди. Прежде чем он успел понять, в чем дело, Элиза изо всех сил толкнула его и с удовольствием увидела, как он зашатался, пытаясь сохранить равновесие, но все-таки упал навзничь в воду.
Она не теряла ни секунды. Стремительно бросившись к берегу, она не замечала, что острые камешки дна впиваются ей в босые ступни. Она знала, что стоит ей захотеть — и она может мчаться, как ветер.
Однако она недооценила Стеда — ошибка, которую допускала все время, — с тоской напомнила она себе, ощутив его сильные пальцы, схватившие ее за щиколотку. Она уже достигла илистого берега, когда из ее груди вырвался вздох, и она упала в ручей. Выплевывая воду изо рта и откашливаясь, она думала только о том, как бы не задохнуться.
Он вцепился пальцами в ее волосы, поднял ее голову над поверхностью, но едва она успела вздохнуть, вновь толкнул в воду.
— Давай вернемся к нашему разговору, герцогиня. У меня были другие планы, ты пожелала изменить их. Мы поженимся за день до коронации. Ты молода, и я могу простить то, что случилось. Я хочу предупредить тебя об одном, хотя терпение мое на исходе. Клянусь, я не стану вспоминать о прошлом, но если ты вновь попытаешься мстить мне, я отвечу тебе тем же. Ты будешь моей женой, а закон позволяет мужу обращаться с женой так, как ему заблагорассудится. Помни о моем предостережении, и все будет хорошо. Но если ты забудешь о нем…
— Я никогда не сомневалась в том, что ты способен на насилие, — пробормотала Элиза, отчаянно дрожа.
Он пробормотал нетерпеливое проклятие, но что-то в ее глазах заставило Брайана удержаться от дальнейших замечаний. Эти широко раскрытые глаза смотрели на него, блестящие, как хрусталь, чистые, как аквамариновые воды ручья, текущего мимо них. Он почувствовал, как она потрясена, увидел боль, исказившую тонкие черты. Кто она такая, внезапно удивился Брайан. Гордая и умная красавица, какой считает ее Маршалл? Потрясенная и отчаявшаяся от потери и всего произошедшего? Или коварное существо, достаточно умное, чтобы использовать свою красоту в корыстных целях? Она по-прежнему отрицала, что пыталась отравить его. Боже, но ведь он действительно был отравлен в ее доме!
Он вздохнул, внезапно почувствовав усталость. Как часто одна маленькая ошибка разрастается в целое дерево, а потом превращается в лес обманов и недомолвок. Она была влюблена в Перси Монтегю, да и теперь любила его, а этот ублюдок смертельно оскорбил ее, не желая поступиться своими представлениями. По иронии судьбы Перси все равно придется стать мужем женщины, которая когда-то принадлежала Брайану. Но, поскольку Перси отказался жениться на Элизе, она получила богатство, о котором не могла и мечтать. Будучи циником по натуре, Брайан не сомневался, что Перси без труда смирится со своим браком. После Изабель де Клер, а теперь и Элизы Гвинет была самой богатой наследницей в стране.
Брайан прикрыл глаза. Элиза не ошиблась: всего две ночи назад он был у Гвинет, ощущал ее обволакивающее тепло, наслаждался ее смехом, ее любовью. А теперь…
Боль, сожаление, раскаяние — все смешалось в его голове и сердце. Он представлял себе радостную жизнь. Ему, как рыцарю, придется участвовать в походах, но у него будет дом, в который всегда можно вернуться. Приветливый дом, любящая жена, живо и радостно встречающая его на пороге…
Но вместо Гвинет он получил в жены эту фурию. Он так и не научится предвидеть, что она замышляет, никогда не сможет есть или пить в собственном доме, не испытывая опасений…
«Она принесла мне не только Монтуа, но и половину Корнуолла», — напомнил себе Брайан. И несмотря ни на что, он не мог забыть ту ночь, с которой все началось. Ночь, за время которой Элиза околдовала его. Как тонкий аромат, воспоминания преследовали его, дразнили, заставляли желать большего, как мальчишку, который впервые попробовал меда и жаждал вновь ощутить его вкус…
Брайан открыл глаза и вздохнул, увидев, что Элиза вновь смотрит на него враждебно и упрямо.
— Элиза, Ричард объявил о своем решении. Теперь нам придется решать, чем станет наша жизнь — адом или раем.
Его голос был таким мягким, тихим. В индиговых глазах светилось сочувствие. Облако открыло солнце, и внезапный блеск ослепил Элизу. Она обнаружила, что пытается понять, каким может быть этот человек, когда становится нежным. Интересно, как он прикасался к Гвинет? Неужели ошеломлял своими ласками? И улыбался без насмешки, слушая ее шепот?
Блеск превратился в жар, который прошел по ее спине, унося холод воды, окружающей ее. Значит, он не всегда бывает суровым и жестоким? Значит, он мог смеяться от наслаждения, шептал ласковые слова, когда… обнимал Гвинет? Неужели он не всегда бывает твердым и резким, как лезвие меча, но иногда становится уязвимым, доверчивым, нежным?
Элиза сглотнула, отгоняя от себя эти мысли. Она не станет ждать ласки и нежности или просто доброго отношения от этого человека. Он останется для нее загадкой, как и она для него. Но может быть… может, в его словах нет ничего угрожающего, их можно оправдать той бедой, причиной которой стала она, Элиза.
— Брайан, прошу тебя, если мы оба пойдем к Ричарду…
— Я не пойду к нему, Элиза.
— Но почему? — воскликнула она, и горечь подобно желчи прихлынула к ее горлу. — Земли, земли и титулы — вот с чем ты способен думать! — выкрикнула она.
Его челюсти сжались, но ответил он таким же тихим и усталым голосом:
— Не торопись обвинять меня в желании получить свое, место в мире. Я провел полжизни, борясь за земли — и всегда за чужие. Ты родилась богатой, герцогиня. Не забывай того, что мне пришлось долго и упорно трудиться, чтобы получите свою долю.
— Мне нет до этого дела! Монтуа мое.
Он грустно вздохнул.
— А теперь, герцогиня, еще и половина Корнуолла — причем благодаря мне. Разве ты не чувствуешь хоть какую-то благодарность?
— Благодарность? Нет! Я не стремилась заполучить «половину Корнуолла»! — Она отчаянно огляделась, желая вырваться из его рук и выйти из воды, которая холодила все тело, кроме мест, где касались ее руки Брайана. Там кожа словно горела.
— Брайан… — вновь начала она, надеясь хоть что-нибудь спасти. Для этого ей надлежало подобрать разумные слова. — Брайан, титулы и земли на Корнуолле стоят гораздо большего, чем Монтуа. Они достанутся тебе! Мы можем послушаться Ричарда, можем пожениться, но затем разойтись по обоюдному согласию. Я вернусь в Монтуа, ты отправишься в поместье на Корнуолле! Мы оба понимаем, что навсегда останемся самыми заклятыми врагами, что нам нет смысла жить рядом постоянной вражде…
— Забудь об этом!
Слова застыли у Элизы на языке. В глазах Брайана не оста лось и следа мягкости и нежности. Глаза темнели с угрожающей быстротой: синий цвет сменился индиго, а тот — черным. Бронзовая кожа плотно обтянула скулы, челюсти твердо сжались. Жар его прикосновения резко контрастировал с холодом воды.
— Но почему? — прошептала Элиза.
— Герцогиня, не меньше, чем земли, я хочу иметь законных наследников, которым оставлю все богатство, заработанное тяжким трудом. А законных наследников можно иметь только от законной жены.
Элиза прикрыла глаза, не в силах сдержать дрожь отвращения, которая пробежала по ее телу.
— Если ты находишь меня столь отвратительным, мне жаль, — холодно заметил Брайан. — Мне бы не хотелось проводить ночи в битвах. Но если ты предпочитаешь это, Элиза, я согласен.
Она зажмурилась еще сильнее. Нет, этого не будет, решила она. На этот раз она не чувствовала ни злобы, ни желания мстить — просто решимость и страх. Она не смирится с такой жизнью. Она не станет его собственностью, запертой в поместье, готовой угождать ему, когда он только пожелает, молчаливо и смиренно исполнять его приказания и провожать в походы на войну или к другим женщинам. Этого она не стала бы делать ни для одного мужчины.
Тем более для Стеда. Она ненавидела его за то, что Стед не верил ни одному ее слову, ненавидела за то, что он сделал с ней, и за то, что думал о ней.
Он был готов простить ее, а ей нужен был мир, но не на условиях быть собственностью Стеда.
— А ты не боишься жениться на мне? — холодно спросила она.
— Боюсь?
— Ты говоришь, что однажды я уже пыталась отравить себя…
— Да, — холодно и вежливо подтвердил он. — Но я сказал, что готов простить тебе ошибки молодости и неопытности. Надеюсь, я сумею убедить тебя, что еще одна попытка может тебе дорого обойтись.
Несмотря на вежливый тон, угроза была несомненной.
Элиза с трудом сохраняла величественную позу, сидя напротив него в ручье. Она не делала никаких попыток высвободиться из его рук, даже не повышала голос.
— Значит, тебе безразлично, что женщина, на которой ты очень жениться, влюблена в другого? Что я постоянно буду желать его, желать оказаться в его объятиях…
— Мне безразлично то, чего ты желаешь, герцогиня, но небезразлично то, что ты делаешь. Так что можешь желать в душе сколько угодно, Элиза, но с этого момента считай меня своим стражником. И помни о том, что ты уже знаешь: я способен на многое.
— А как же ты сам, сэр Стед? — чуть не крикнула Элиза, на время утратив выдержку. — Ты и Гвинет?
Сардоническая усмешка скривила его губы, но глаза подернулись дымкой.
— Гвинет отдана Перси.
— Он откажется жениться на ней! — яростно вскрикнула Элиза.
— Еще одно предположение, требующее проверки. В этом случае ты проиграешь.
— Ты еще не приобрел положение выше, чем мое, так что одно предположение подтвердилось.
— Мужья всегда выше своих жен, — беспечно возразил Брайан.
— Проклятие!
— Так гласит закон, Элиза.
Почему сейчас ее так уязвило нелепое предположение о том, что она окажется в его власти?
— Ты понимаешь, о чем я говорю, Элиза?
— Прошу, отпусти меня, — сказала она, не отвечая на вопрос. — Вода холодная, и ты делаешь мне больно.
Должно быть, он решил, что она покорилась его воле, ибо жалость появилась в его глазах и он немедленно отпустил Элизу. Она легко поднялась и еще раз взглянула ему в глаза.
— А ты понимаешь, что я предпочитаю не встречаться с тобой до дня нашей свадьбы? — спросила она.
— Как пожелаешь. — Элиза со странным чувством следила, как Брайан поднимается перед ней. Он выше Ричарда, мелькнула у нее отдаленная мысль. Разглядывая его, Элиза была вынуждена признать, что Брайан таков, как и подобает быть рыцарю, — мускулистый и подвижный, жестокий и решительный, сильный и грубый.
Да, он настоящий рыцарь. Он подходит для роли дворянина так же, как Ричард для роли короля.
Но все эти мысли только усилили ее ненависть, а вместе с ненавистью страх. Элиза поняла, что Брайан намерен полностью подчинить ее своей воле. Значит, он станет поступать так, как пожелает. Его жизнь почти не изменится, разве только он будет намного богаче.
Она заставила себя насмешливо улыбнуться, повернулась и подозвала кобылу. Ее мысли витали где-то далеко, и в этой дали начал складываться план.
Она выйдет замуж. Будет такой послушной, как может только пожелать Брайан или Ричард.
Она будет присутствовать на коронации, наблюдать, как Ричард становится королем Англии, побывает на великолепном пиру об руку с Брайаном Стедом…
Но как только начнутся празднества, она сбежит. Готовиться к бегству надо уже сейчас, чтобы не терять времени.
Монтуа останется в ее руках. Стоит оказаться там, и она сможет выставить войско, если кто-нибудь вздумает посягнуть на ее владения.
Ричард не станет жертвовать своим войском. Ему понадобится каждый рыцарь, чтобы удержать Англию и осуществить мечту жизни Ричарда — крестовый поход в Святую Землю. Брайан Стед будет сопровождать Ричарда долгие два или три года.
За три года она сумеет выстроить неприступный замок и найти способ расторгнуть брак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свет любви - Дрейк Шеннон



роман так себе.На один раз
Свет любви - Дрейк Шенноннелли
24.02.2012, 17.43





только начала читать (56 стр.), но пока ничего, интереснинько)))
Свет любви - Дрейк ШеннонЛеди
29.02.2012, 8.01





Отличный роман. Для ценителей дерзких героинь и тех,кто помимо розовых соплей хочет увидеть борьбу между мужчиной и женщиной, задействованных при этом в королевских интригах.
Свет любви - Дрейк ШеннонНаталья
11.11.2012, 18.40





Кто любит романы о средневековье-читайте,понравится!Мне роман понравился!!!
Свет любви - Дрейк ШеннонМари
8.12.2012, 16.14





Начало слишком затянуто можно выкинуть глав 8 точно. Начиная с середины очень интересно вплоть до войны.. почемуто не очень верится что два народа сражаются изза женщины. И то как вел себя джалахар с элизой ни за что не поверю. Слишком все благородны прям смешно а ведь это война а не пейнтбол.
Свет любви - Дрейк Шенноннекая
22.06.2013, 15.18





Прочитала и не жалею. Люблю читать о сильных людях.
Свет любви - Дрейк ШеннонТальяна
8.04.2014, 2.15





Безумно понравился. Очень интересный. Неделю переваривала, восхищалась.
Свет любви - Дрейк ШеннонМария
20.05.2014, 15.36





Роман интересный до 3 главы , потом бред
Свет любви - Дрейк ШеннонГорянка
26.09.2014, 23.36





еле дочитала. роман растянут как резина. гг-и просто бесили. гг-й обращается с гг-ней как животное:бьет ее, против воли трахает ее, да еще насмехается над ней после этого.(жуть). а гг-ня все строит кие-то глупые планы мести, которые оборачиваются против нее(ну тупость). и потом как-то быстро у них прошло от ненависти к любви. а Браян даже признав себе, что любит Элизу в крестовом походе изменяет ей с , только для того, чтобы понять, что он хочет только жену. ну бред! а эпизод. где Джалахар ждёт хрен знает сколько времени, чтобы заняться сексом с гг-ней вызывает лишь смех. ни один восточный мужчина не стел бы ждать, а оприходыапл бы добычу сразу. поэтому ооочень слабая 3-как роману.
Свет любви - Дрейк ШеннонLili
24.10.2014, 23.36





Я пока прочитала половину романа... Не знаю, где там герой ведёт себя, как животное! Героиня бесит страшно... То что герой её ударил, так он считал её воровкой, причём совершившей гнусное преступление. Ну, застукали тебя на преступлении ещё и с уликами, ну, веди себя тихо-мирно, привёз бы в замок, там бы её узнали...Нет, начала кидаться, кинжалом размахивать- совсем больная. Хорошо что ещё не убил... И изнасилования потом я не увидела, героиня заигралась и доигралась. Ну, если вас застали над трупом с пистолетом, вы же не станете стрелять в полицейских? Идиотский поступок...И потом начала вести себя, как безумная истеричка, уже у себя в замке, закрываться, визжать, истерить, драться... Не знаю, на долго ли меня хватит читать эту какофонию... Героя даже жалко! Хотя я, как правило, чаще на стороне героинь...
Свет любви - Дрейк ШеннонМарина
25.10.2014, 22.16





Было интересно до идиотских приключений в Палестине, бред какой-то! Очень понравился главный герой, а вот героиня...rnКак по мне, то все героини у Шеннон-чокнутые.
Свет любви - Дрейк Шеннонksenya
21.10.2015, 23.06





Давно читала, затем перечитывала. Очень, очень нравится. Люблю такие страсти. Кто ищет роман о благоразумных спокойных барышнях - проходите мимо, здесь героиня слегка неуравновешенная - сначала делает, затем думает. И герой взрывной, но очень классный. Вообщем роман о любви на острие кинжала.
Свет любви - Дрейк ШеннонAnaKonda.
26.05.2016, 14.37





Роман неплохой, но по поводу предыдущих коммент. Не согласна, гг вообще нормальный мужик, гг чуть не в адеквате, насилие не наблюдала, можно читать
Свет любви - Дрейк ШеннонЯна
12.06.2016, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100