Читать онлайн Приди, рассвет, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приди, рассвет - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приди, рассвет - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приди, рассвет - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Приди, рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Меллиора проснулась от стука в дверь. Лежавший рядом Уорик поднялся, быстро натянул на нее меховое покрывало, накинул на плечи одежду и открыл дверь. Перед ним стояли Ангус и Фагин, оба встревоженные и мрачные.
– Маккинни тяжело ранен викингом и лежит в доме своей семьи, – доложил Ангус.
Услышав эти слова, Меллиора ахнула и вскочила на ноги.
– Эван... он убит?
– Нет, леди, он привязан к жизни прочной нитью, – сказал Фагин.
– Викинги? – спросил Уорик. – Новый набег?
– Это был один из уцелевших, скрывавшийся в лесу, – поспешил объяснить Фагин. – Похоже, он был один и его выгнал из леса голод... Сейчас прилив, вас ожидает лодка.
– Я быстро, – сказал Уорик и, захлопнув дверь, стал одеваться. Меллиора несколько мгновений оцепенело смотрела на него, затем, отбросив покрывала, тоже стала натягивать одежду.
– Что ты делаешь? – спросил Уорик.
– Я поеду с тобой.
– В таком случае поторапливайся. Не хочу показаться суровым и черствым, но если ему суждено умереть, я обязан первым поговорить с ним.
Ангус и Фагин ожидали их в коридоре. Все спустились по лестнице. Внизу их встретил Джеффри, оруженосец Уорика, с лошадьми, на которых они должны были доехать до лодок.
Кажется, понадобилась вечность, чтобы добраться до материка. В домах горели огни и были зажжены столь дорогостоящие свечи. Люди толпились возле дома, ожидая прихода лэрда к постели своего любимого главы клана. Меллиора торопливо шагала за Уориком, напуганная и безмолвная. Эван! Как быстро она его разлюбила. А он остался таким же преданным. И вот теперь, защищая ее страну, может умереть.
Войдя в дом вместе с Уориком, она увидела лежащего на кровати Эвана. Лицо его было мертвенно-бледным. Рядом с кроватью сидела Игранна, промокая брату раны. Уорик остановился в дверях. Меллиора бросилась к Игранне, за ней последовал Фагин.
– Игранна...
Заплаканная сестра чуть подвинулась.
– Меллиора, я пыталась остановить кровь. Тут свежие раны. Самая тяжелая, мне кажется, вот здесь, сбоку.
Меллиора быстро осмотрела раны лежащего друга, придя к выводу, что в основном они неглубоки. Сдвинув повязку, она затаила дыхание, увидев огромную рану повыше паха. Из нее все еще сочилась кровь. Меллиора крепко прижала пальцы к ране, и кровь замедлила свой ток. Меллиора тщательно ощупала пальцами живот. Дай Бог, чтобы были повреждены лишь мышцы. Надо приложить примочку. Она боялась взглянуть Эвану в лицо, ибо испытывала чувство вины перед ним. К тому же она знала, что за ней наблюдает муж. Наблюдает за тем, как она щупает обнаженное тело мужчины, за которого собиралась выйти замуж. На минуту у нее защемило сердце. Вот он лежит без сознания, весь израненный. И в то же время являет собой впечатляющее зрелище: поджарый, мужественный, настоящий мужчина в расцвете сил. Она не имеет права на ошибку. Это вопрос жизни и смерти Эвана.
– Сожми здесь! – быстро сказала она Игранне и, шагнув назад, обратилась к Фагину: – Думаю, что повреждены только мышцы, не более того. Я хочу остановить кровь, зашить раны и приложить примочку с морскими водорослями.
Фагин обошел ее и сам осмотрел и ощупал рану длинными пальцами. После этого кивнул:
– Да, Меллиора. – И повернулся к Уорику: – Лэрд Уорик, у вас сильная рука, и если бы вы стали здесь...
Уорик подошел и положил руку на рану, как показал ему Фагин.
– Я принесу иглы, – предложила Игранна. – Бабушка пошла за водорослями и морской водой для примочки.
Кровотечение резко уменьшилось. Эван оставался все таким же мертвенно-бледным. Меллиора застыла в ожидании. Фагин осторожно приложил свои пальцы к тому месту, где уже находились пальцы Уорика.
Меллиора работала вместе с Фагином всю свою сознательную жизнь. Она умела накладывать аккуратные, маленькие швы и знала, что ее прикосновение к телу оказывает целительное действие. Но сейчас пальцы превратились в ледышки, она боялась двинуться и прикоснуться к Эвану – боялась, что он умрет. Как может выжить человек, потерявший такое количество крови?
– Меллиора! – строго окликнул ее Уорик.
Встретив его взгляд, она шагнула к постели раненого.
Игранна снова омыла кожу вокруг раны. Огни мигали, Меллиоре было плохо видно. Пот выступил у нее над бровью. Но вдруг стало светлее: Уорик поднес свечу поближе. Закусив нижнюю губу, Меллиора принялась за работу.
Эван не шевелился. Она то и дело бросала взгляды на его лицо, чтобы удостовериться, что он жив. Грудь его тихо приподнималась и опускалась. Он дышал – значит, жил.
Меллиора ловким движением обрезала последний стежок. В комнату вошла очень древняя, высохшая от старости бабушка Эвана. Она стала прикладывать к ранам примочки с целебными морскими водорослями, произнося при этом молитвы на гэльском языке. Меллиора увидела миску с водой, намочила в ней лоскут ткани, выжала и положила Эвану на лоб. Затем смочила ему шею, плечи, грудь. Нужно было сбить жар. И делать это постоянно.
Наступило утро, поднялось солнце. Первая трудная ночь оказалась позади. Хлопоча возле Эвана, Меллиора не заметила, когда ушел Уорик.
Фагин оставался с ней. Кажется, он прочитал ее мысли и негромко проговорил:
– Он ушел недавно, Меллиора.
Игранна, которая выходила из комнаты, подошла к брату, пощупала его лоб и сделала новую примочку.
– Когда мы окончательно будем знать? – спросила она у Фагина.
– Каждый прожитый день делает его немного сильнее. Если он переборет жар за эту неделю, то можно надеяться, что он будет жить. Если, конечно, не было сильного внутреннего кровотечения...
Игранна всхлипнула. Она опустила голову, затем внезапно бросила взгляд на Меллиору. Кажется, в ней происходила внутренняя борьба. Решившись, она сказала:
– Меллиора Макадин, ты хозяйка этого острова, но, клянусь, если ты причастна к этому...
– Причастна к чему? – ошеломленно выпрямилась Меллиора.
– К тому, что сделал Даро.
– Даро?!
Игранна нервно вытерла слезы и, глядя Меллиоре в глаза, отчеканила:
– Викинг, дравшийся с Эваном, заявил, что его послал Даро.
– Даро не сделал бы этого.
– Не сделал бы? – усомнилась Игранна. Она говорила тихо, но твердо. – Возможно, даже с твоего благословения. Кто-то хорошо знает, что у нас здесь происходит. Он знал и о том, что Эван пришел на материк вместе со мной. Нападение большой группы можно заметить, а один или два человека могут проскользнуть и напасть на дом. Ты клялась, что будешь самостоятельно править этим местом, что будешь независимой, что король узнает твою силу. Ты говорила, что здесь не будет норманнского лэрда. И что эта крепость может пасть только изнутри.
Меллиора сжала кулаки.
– Я знаю тебя всю свою жизнь, Игранна! И я бы никогда этого не сделала! И не делала! Да разве я стала бы подвергать риску жизнь Эвана? Ведь я люблю его!
В комнате повисла тишина. Гробовая тишина. Обернувшись, Меллиора увидела, что в дверях стоит Уорик.
И смотрит на нее так, словно подозревает в чем-то.
Меллиора знала, что, пока она лечила Эвана, Уорик брал Игранну с собой. Игранна рассказала о подробностях нападения, показала ему тело убитого викинга и высказала те же самые обвинения в ее адрес, что и сейчас.
– Люди обыскивают холмы, утесы, пещеры и леса в поисках второго человека и, возможно, других из числа тех, кто выжил после нашего отпора, Игранна. Плотники уже начали сооружать стену вокруг жилых домов, чтобы впредь подобное не повторялось. Мы поставим здесь стражу, и живущие на материке не будут так уязвимы.
– Никто не опознал погибшего? – спросила Игранна.
Уорик покачал головой и посмотрел на жену.
– Меллиора...
Он протянул руку в ее сторону. У Меллиоры отчаянно заныло под ложечкой.
– Уорик, я... – начала было она, но почувствовала, что ей отказывает голос. – Он все еще в опасности, – неуклюже закончила она.
– Меллиора! – твердым голосом повторил Уорик. – Я не сомневаюсь в твоих талантах целительницы. И не подвергаю сомнению то, какое значение имеет жизнь этого человека. Но сейчас ты пойдешь со мной.
Сглотнув, Меллиора посмотрела на Игранну. Если она не пойдет сама, Уорик подойдет к ней и заставит подчиниться. Она боялась проявления его гнева. Гордо приподняв подбородок, она одарила Игранну сердитым взглядом, затем повернулась к мужу.
– Мой дядя не устраивал этого нападения, Уорик. Даро уважал моего отца. Он воевал рядом с тобой, воевал за короля Давида.
– Меллиора, – повторил Уорик, – пойдем со мной.
– Я никогда не предавала тебя или кого-то другого викингам.
– Меллиора, пошли, – непререкаемым тоном проговорил Уорик.
Ей стало не по себе. Он явно подозревал ее. Игранна обвинила ее, поверив на слово врагу.
– Иди, Меллиора. – Это был голос Фагина.
– Я буду ухаживать за братом вместе с Фагином, – сказала Игранна и, подойдя к Меллиоре, положила руку ей на плечо. Вероятно, услышав, насколько суров был Уорик с женой, она пожалела о своих словах и, возможно, поверила в невиновность Меллиоры.
– Он нуждается в постоянном уходе, кто-то должен сидеть при нем, не отходя ни на минуту.
– Да, Меллиора, я буду при нем все время, – сказала Игранна. – Фагин останется со мной.
Меллиора опустила голову. Кажется, Уорик потерял терпение и, решительно направившись к ней, вцепился пальцами ей в руку.
– Потом, жена, ты можешь вернуться, чтобы присматривать за любимым мужчиной, но сейчас пойдешь со мной! – со скрытой угрозой произнес он.
Меллиора закусила губу. Было очевидно, что Уорику с трудом удается совладать со своим гневом. Они вышли из дома. За дверью их ожидал Ангус.
– Как Эван? – тихо спросил он.
– Жив. И вполне может выжить.
– Прибыл гонец от Давида. На границе новые неприятности.
– В Тайне?
– В восточной земле Питера. Его явно пытаются втянуть в активные действия.
– Готовь наших людей. Мы выезжаем утром.
Уорик подвел Меллиору к лодке, нос которой был украшен головой дракона, лодке ее отца, лодке викингов, – лодке, которая должна была перевезти их на остров во время прилива.
На острове их ждал Меркурий. Меллиора не выразила ни малейшего протеста, когда Уорик посадил ее на своего громадного коня и сам сел позади. Они направились в крепость. Здесь уже было много людей, повозок, лошадей. Они ехали в молчании, то и дело останавливаясь, чтобы ответить людям, которые негромко спрашивали о самочувствии Эвана, после чего возвращались к своим делам.
Когда они оказались в спальне, Меллиора подошла к камину, повернулась и решительно заявила:
– Я не имею никакого отношения к этому набегу. Я соглашалась на замужество вовсе не для того, чтобы устраивать с Даро заговоры в ущерб своему имуществу и своему народу.
Уорик закрыл дверь, снял накидку, ножны, положил клеймор – оружие отца – на кровать.
– Ты слышишь меня? – воскликнула Меллиора.
Глядя на нее, Уорик скрестил на груди руки.
– Эван – твой человек, – сказал он. – А Игранна – твоя подруга.
– Именно! С какой стати я бы стала вредить им?
– Эти люди, как выясняется, остались, когда викинги отступили. Но так ли это? Может, кто-то решил, что крепость фактически неприступна и проще всего убить тех, кто ее охраняет, по одному. Интересная мысль.
Меллиора взорвалась от ярости.
– Так ты и в самом деле считаешь, что я сплю с тобой и одновременно строю планы, чтобы мой дядя захватил это место?
– А ты спишь со мной по своему желанию? – вежливо осведомился Уорик.
Она отвернулась и схватилась за каминную полку.
– Одно лишь слово из чьих-то уст – и ты уже готов меня обвинить бог знает в чем! Это слово было сказано врагом, которого мы даже не видели! И пожалуйста, ты уже поверил ему! Ты – скотина и выродок.
Она сделала попытку ударить его, но он поймал ее руку и притянул к себе. Его пальцы сжимали ее как тиски. Меллиора отчаянно пыталась вырваться. Она не могла выносить его прикосновений, его запаха, ибо это напоминало об их близости, о чувствах, которые все больше овладевали ею, о влечении к нему, о мгновениях ревности. Ей удалось вырваться, и она отбежала в другой конец комнаты.
– По-твоему, Эван, умирая, лжет...
– Проклятие! Я ни с кем не вступаю в заговоры, чтобы навредить ему!
– Я знаю. Ты его любишь, – сухо сказал Уорик. Меллиора резко повернулась к нему.
– Он – друг и хороший человек. Он служил тебе, и ты сам высоко ценил его.
– Тебе нет необходимости защищать его передо мной. Другое дело – объяснить свои собственные слова и действия.
Она некоторое время смотрела на мужа, затем тихо сказала:
– Ты можешь верить или не верить, но мне вовсе не хочется здесь оставаться. Я хотела ехать с тобой. Но сейчас... Я должна остаться.
– Если я тебе это позволю.
Меллиора не торопилась с ответом. В душе ей хотелось, чтобы он не позволил, чтобы настоял на ее поездке с ним. Однако при всех знаниях Фагина и любви Игранны к своему брату талантами Меллиоры как целительницы никто из них не обладал.
– Ты обязан позволить. Он может умереть. Он верно и добросовестно тебе служил.
– И ты любишь его. Меллиора покачала головой.
– Между нами ничего нет. И ничего не было. Тебе это известно. Никогда и ничего, кроме слов, праздных обещаний и мечтаний...
– Мечты, миледи, могут быть гораздо более опасны, нежели грехи плоти, – заметил Уорик.
– Ты едешь к любовнице. К той самой, с которой делил плотские радости, – с горечью сказала Меллиора.
– Ты еще можешь поехать со мной.
– Но я должна остаться.
– Должна?
– Ты и сам это знаешь. Он может умереть! Пожалуйста, не запрещай мне...
– Нет, я не могу и не стану запрещать тебе остаться, Меллиора. Выбор за тобой.
Она внезапно отвернулась от мужа, чтобы он не увидел слез, которые брызнули у нее из глаз и побежали по щекам. Она вздрогнула, когда Уорик оказался у нее за спиной и повернул лицом к себе. Он провел пальцами по ее волосам и приподнял вверх подбородок.
– Я не нахожусь в союзе с теми викингами, которые выступают против тебя! – горячо сказала она. И удивилась, увидев, что он улыбается.
– Я никогда не говорил, что ты была в союзе. Я лишь сказал, что есть достаточные основания для того, чтобы ты обратилась к своему дяде-викингу за помощью. Человек, которого убил Эван, заявил, что Даро виноват. У меня нет тому доказательств. Вероятно, кто-то уверен, что я легко в это поверю и обвиню тебя и Даро. И что, возможно, даже поведу войну против Даро... И против собственной жены.
Изумленная Меллиора с трудом перевела дыхание. Она чувствовала облегчение после его слов, но и раздражение оттого, что он подверг ее такому испытанию. Тем не менее, она знала, что ее слова о любви к Эвану, высказанные столь страстно, рассердили Уорика.
– Не веди войну против меня! – тихонько попросила она. – Я тебя не предавала. Клянусь в этом.
– Скажи, а почему ты не собираешься больше воевать против меня?
– Я вышла за тебя замуж.
– И что?
– Я обещала любить, чтить тебя и повиноваться.
Уорик засмеялся.
– Дорогая моя, не думаю, что ты понимаешь значение слова «повиноваться».
– Я прихожу к выводу, что в браке... есть кое-что приятное.
– Я сделал его более приятным. А сейчас должен уезжать.
Он говорил небрежно, поддразнивая ее, но неожиданно для себя она испугалась. Ей стало тревожно и тоскливо.
– Если есть опасения... может, тебе лучше остаться здесь? Если остров в опасности, разве англичане не могут подождать? Если бы ты отправился позднее...
– Я должен ехать сегодня...
– Если бы ты мог подождать хотя бы несколько дней! Время быстро покажет, выживет ли Эван. И очень скоро я могла бы поехать с тобой.
– У меня нет времени.
Меллиора опустила голову. Он прижал ее к своей груди, ласково поглаживая затылок.
– Я должен ехать, а ты должна остаться. Скажи мне «прощай».
Меллиора безмолвствовала. Он снова приподнял ее подбородок. Их глаза встретились.
– До свидания, – с болью произнесла она. – Бог в помощь.
Он улыбнулся, погладил пальцами ей щеку.
– Я рад, что ты призываешь мне в помощь Бога. Но я хотел бы чего-то еще. Такого, чтобы наше прощание запомнилось. Тем более что из не очень уж противного норманна я сделался приятным.
Меллиора с удивлением осознала, что улыбается сквозь слезы. И еще больше удивилась, поняв, что стоит на цыпочках и нежно прикасается губами к его губам. А затем она обвила мужа руками и запечатлела поцелуй, который едва ли можно было назвать теплым и деликатным. Она прижалась к нему всем телом и стала языком дразнить его язык. Сунув руку ему под рубашку, она погладила его по груди. Она целовала и дразнила, ласкала его тело, страстно прижималась к нему. Уорик стал поспешно сбрасывать одежду вначале с себя, затем с нее. Меллиора языком обследовала каждый шрам на его плечах и груди. Затем опустилась перед ним на колени и стала рукой и губами ласкать его мужское естество. Он запустил пальцы в волосы на ее затылке, издавая хриплые стоны. Затем тоже опустился на колени и стал покрывать поцелуями ее шею, плечи, груди.
Они лежали перед догорающим камином на меховых шкурах. Уорик целовал ее губы, пробовал на вкус соски, прижимался ртом к животу. А затем пришла неизбежная заря. В узкие щели пробились алые и лиловые лучи, по-новому осветив их обнаженные тела.
Уорик встал, подошел к узкому окну и посмотрел на море. Меллиора любовалась его наготой и думала о том, что ей нравится, как он передвигается, нравится его крупное, мускулистое тело и даже шрамы на нем – бледные зарубцевавшиеся метки на плечах и спине.
Он чувствовал себя непринужденно в ее присутствии. Интересно, а в присутствии любовницы он вел себя столь же непринужденно? Меллиора закрыла глаза и лежа прислушивалась к тому, что он делал. Вот он налил воду из кувшина в таз и умылся. Затем начал одеваться. Она представляла, какой предмет одежды он сейчас надевает. Он не стал надевать оружие – его принесет оруженосец Джеффри. Томас будет его знаменосцем. Вынесет его штандарт. Лишь затем он наденет кольчугу, возьмет в руки щит, ножны и другие доспехи.
Возможно, он так и не воспользуется этим оружием. Он едет к своему другу предупредить того, что его земли будут захвачены, если их хозяин не засвидетельствует свою преданность шотландскому королю. И возможно, очень скоро он снова сбросит с себя одежды, как сделал это сейчас в ее присутствии, чтобы разделить ложе с женщиной, которую любил...
Одевшись, Уорик снова подошел к Меллиоре. Нагнувшись, он поднял ее, прижал к груди, погладил по волосам и поцеловал.
– Береги и храни наш дом, – тихо сказал он.
– Ты веришь, что я его сохраню в целости и сохранности?
– Сохранишь от нашествия любых врагов, – сказал он с легкой улыбкой.
– Но у меня, конечно, будут твои люди?
– С тобой остается Ангус.
– Если он остается для того, чтобы следить за мной и оберегать мою добродетель, то, боюсь, его присутствие здесь – зряшное дело.
Уорик пожал плечами, очевидно, понимая, что она не может изменить ему с человеком, который при смерти.
– Ангус остается здесь потому, что он моя правая рука и будет головой отвечать за твою жизнь.
– Кто будет охранять тебя, если Ангус остается со мной?
Взяв Меллиору за руку, он поцеловал ей ладонь.
– Ты сомневаешься в том, что я вернусь?
– Нет, лэрд Лайэн, я не сомневаюсь в тебе. Уорик помолчал, затем сказал:
– Не сомневайся во мне, леди. Никогда не сомневайся во мне.
Он снова положил ее на меховые шкуры и выпрямился, готовясь уйти. Меллиора смотрела, как он уходит, досадуя на то, что чувствует себя несчастной и одинокой. Когда он подошел к двери, Меллиора, не выдержав, окликнула его и поднялась на колени, прикрывшись мехом.
– Уорик!
– Да?
– Не сомневайся во мне! – шепотом проговорила она. – Пожалуйста, не сомневайся!
Она вздрогнула от неожиданности, когда Уорик вдруг вернулся, снова притянул ее к себе и стал целовать. Он целовал ее в лоб, в губы и шептал:
– Да, ты дочь викинга, это верно, но ты моя жена!
Затем он быстро поднялся и вышел из комнаты. Меллиора понимала, что он провел с ней больше времени, чем намеревался.
Она легла на спину и крепко закрыла глаза. Зарю уже сменял ясный день. Уорик ушел, Эван лежал при смерти. Нужно вставать, но это так нелегко сделать. Она слышала голоса воинов внизу, их сборы перед отъездом, цокот копыт и лязг оружия.
Наконец шум смолк. Уже поздно. Нужно вставать и идти, чтобы осмотреть раны лежащего без сознания друга.
Она заставила себя встать, ополоснула лицо, руки, плечи. Холодная вода освежила ее. Обернувшись, Меллиора увидела на кровати Уорика оставленные ножны и меч.
Ею овладела непонятная паника. Она быстро оделась, схватила меч и ножны и бросилась во двор. Воины уже ушли, двор опустел. Стража находилась на парапетах, но даже Ангус уехал проводить отъезжающих.
Меллиора села на неоседланную кобылу и галопом поскакала к берегу. Вскоре она увидела на другой стороне пролива восседавшего на Меркурии Уорика, который руководил перегруппировкой отряда.
Заметив у берега небольшую лодку, Меллиора, спешившись, быстро пересела в нее и направилась в сторону материка. Подплыв поближе, она окликнула Уорика. Увидев ее, он нахмурился и подъехал к самой воде. Он сошел с коня и, не скрывая любопытства, наблюдал за ней. Возможно, думал, что она все же решила ехать. Однако она не изменила своего решения.
– Леди... – начал было Уорик.
– Твой меч, Уорик. Клеймор твоего отца! – крикнула она, подплывая к берегу.
Он вдруг улыбнулся, взял меч и, стоя на мелководье, прикрепил его к поясу, а потом, подтянув лодку, приподнял Меллиору и поставил ее на песок.
– Спасибо, миледи, – сказал он.
– Я ведь знаю, что ты не разлучаешься с отцовским мечом. Может, это... поможет, он снова вернет тебя ко мне.
– А ты хочешь, чтобы я вернулся?
– Да. – Она встретилась с ним взглядом и, поколебавшись, добавила: – Ты ведь не просто приятный. Ты еще красивый, видный, даже великолепный... И я...
– Да, леди?
– Я... – Она смущенно замолчала и затем шепотом закончила: – Я прихожу к выводу, что нуждаюсь в тебе и что я...
Сказать больше у нее не хватило смелости. Да, кажется, она сказала уже достаточно. Она прочитала во взгляде Уорика страсть и нежность, какой не ожидала. Слова его прозвучали ласково и успокаивающе:
– Моя любовь, я вернусь. И вероятно, тогда...
Он поцеловал ее на виду у воинов, и те громкими одобрительными криками приветствовали их поцелуй и объятия.
А затем Уорик сел на Меркурия и, поклонившись ей напоследок, направился к своему войску.
А когда с Ирландского моря подул бриз, его уже не было видно.
Она осталась одна.
С умирающим человеком.
И со своими тревогами и страхами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приди, рассвет - Дрейк Шеннон



лёгок в чтении,плавно содержательно,интересно с первой же главы увлекает за собой силой сюжета
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонулитта
21.11.2011, 14.50





Хорошая книга про средневековье !!! Герой хорош всем !!! Героине хочется вправить мозги . Хорошо к концу книги поумнела .Рекомендую !
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонМарина
21.11.2011, 21.46





интересная. твёрдая 9
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонтатьяна 11
21.10.2013, 0.26





сюжет романа задуман интересно, но написано очень долго и нудно.
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонольга
11.04.2014, 6.13





Интересный роман. Слегка пропускала сцены битв.
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонКэт
11.05.2014, 10.58





Так себе
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонЭлиза
7.06.2014, 19.04





Интересный сюжет, легко читается. Сюжет интересный,но по силе эмоциональных переживаний и накалу страстей заслуживает 9 из 10
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонБелла
1.08.2014, 9.49





Роман понравился.Можно прочитать.
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонГорянка
26.09.2014, 23.31





Роман понравился.Можно прочитать.
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонГорянка
26.09.2014, 23.31





Супер
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонирина
9.12.2014, 22.10





Не очень. Местами пропускала.
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонМари
11.12.2014, 12.35





Написан роман примитивно и бездарно, читается тяжело. Интимные сцены нагоняют тоску. Герои оба грубияны, их постоянные ссоры разборки крики утоляют. Нет романтики влюбленности страсти. Очень плохо.
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонклюква
14.04.2015, 8.52





утоляют = утоМляют ))
Приди, рассвет - Дрейк Шеннонклюква
14.04.2015, 8.59





Понравился гл.герой, героиня просто капец(бесит). И концовка не очень..... А так почитать можно.
Приди, рассвет - Дрейк ШеннонElena
26.01.2016, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100