Читать онлайн Неповторимый, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неповторимый - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.87 (Голосов: 646)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неповторимый - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неповторимый - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Неповторимый

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

А в это время на другой части континента, на восточном побережье, молоденькая девушка спешила по коридору с охапкой полотенец и пузырьками жидкой мази. Гордая осанка, грациозная походка, высоко вскинутая голова делали ее выше ростом. Темно-каштановые волосы чуть подкрашены хной. А глаза, удивительные глаза, были цвета бирюзы. До недавнего времени, когда была жива мать, жизнь девушки была вполне сносной, временами даже счастливой, несмотря на все ужасные тайны прошлого, которые, точно проклятие, висели над их семьей.
Но сейчас…
За последние три недели чего только она не пережила. Жизнь превратилась в сплошной кошмар. Но к своему немалому удивлению, девушка обнаружила, что у нее достаточно сил противостоять злу. Скайлар поддерживала ее и вселяла уверенность. Скайлар всегда была готова помочь. А сейчас… Кажется, в конце концов им все же удастся спасти друг друга.
Она помедлила у двери и расправила плечи, прежде чем войти. Что бы ни случилось, свою роль она сыграет до конца. Ничего никому не скажет. Ни за что не проговорится о том, что они задумали.
Девушка толкнула дверь. Он сидел в инвалидном кресле на колесах, неподвижные ноги прикрыты вязаным шерстяным платком. Калека… Однако жалости этот человек у нее не вызывал, особенно когда смотрел с такой неприкрытой злобой, ненавистью и… жаждой отомстить.
За креслом стоял доктор.
— А! Вот и вы, моя дорогая! Так-так, жидкие мази, как я и просил. Превосходно. Полотенца, так. А теперь, дорогая, налейте сенатору бренди… да-да, бокал бренди, он прекрасно расслабляет мышцы и согревает…
— Доктор, — прервал его человек, сидящий в инвалидном кресле, печально качая головой. — Бренди, жидкие мази. Расслабленные мышцы, напряженные мышцы! Какое все это имеет значение, если я больше никогда не смогу ходить?
— Не падайте духом, сенатор! — подбадривал его доктор.
Сабрина, глядя на этого старого человека, чьи щеки украшали пышные седые бакенбарды, никак не могла понять, то ли он действительно совсем выжил из ума, то ли только притворяется. И почему своим доктором сенатор выбрал именно этого? «Возможно, потому, что такой не станет задавать слишком много вопросов», — подумала девушка. Поначалу она была крайне поражена тем, что сенатор не вызвал полицию сразу же. Хотя потом, подумав, Сабрина пришла к выводу, что, в чем бы он ни обвинил их, ему могли быть представлены встречные обвинения.
Этот ужасный человек по-прежнему пристально смотрел на нее. На губах его играла улыбка, нет, не улыбка, а, скорее, усмешка, холодная, злая. От такой усмешки мороз пробежал • по коже. Он словно бы предостерегал ее, угрожал и обещал: «Я непременно отомщу! Найду способ, выберу самое подходящее время. Вот уж в чем, милочка, можешь не сомневаться! У меня хватит сил, вот увидишь!»
Сабрина решила никак не реагировать на его язвительную усмешку. Возможно, если бы в комнате не было доктора, она бы просто рассмеялась ему в лицо и ответила колкостью. Ты не сможешь причинить мне боль, старый глупец, сказала бы она. Не сможешь! Скайлар нашла способ остановить тебя, едва ты попытался!
Он был довольно красив, всегда уверен в себе. Голос — продуманно тихий, размеренный. Избиратели знали его как доброго человека, щедрого дарителя, состоящего во многих благотворительных организациях, и сильного политического деятеля, всегда готового отстаивать интересы тех, кто голосовал за него.
Откуда им было знать, каким беспринципным, жестоким, не останавливающимся ни перед чем человеком он мог быть, когда дело касалось его собственных интересов? Способным даже убить…
Сабрина протянула бренди, как велел доктор, глядя сенатору прямо в глаза. Девушка поспешно убрала руку, не позволив его пальцам дотронуться до нее. Она надеялась, что Бог простит ее молитвы о том, чтобы этот человек остался калекой на всю жизнь, а после смерти отправился прямиком в ад. И Бог простит ее за желание отравить этого негодяя. Эта мысль возникла у нее сразу после его падения. Однако Скайлар отговорила ее, и не из страха предстать перед судом или взойти за это на эшафот. Скайлар беспокоилась лишь об их душах. «Нет, Боже мой, так нельзя, — говорила она. — Неужели ты не понимаешь, мы не можем уподобляться этому чудовищу? Мы должны найти другой способ отомстить ему, при жизни».
Доктор отошел к столу разбирать полотенца и растирания.
— Начнем процедуры прямо сейчас! — радостно сообщил он. Сенатор продолжал насмешливо смотреть на Сабрину, играя бокалом с бренди.
— Ты очень добрая девочка, Сабрина! — с издевкой проговорил он. — Единственное утешение в моем горе!
— Чтоб ты сдох! — тихо, почти шепотом произнесла она.
— О нет, милочка, я проживу жизнь другую, — пообещал сенатор. — И хорошенько позабочусь о тебе, сладкая моя. Уж будь уверена, позабочусь. На мои плечи возложена ответственность за тебя. Ах, что за сладкое бремя!
— Ты больше никогда не сможешь прикоснуться ко мне, негодяй!
— Господь да поможет страждущим.
— О да, несомненно, поможет!
Сенатор в ответ громко расхохотался. Доктор с недоумением взглянул на него.
— Ах, доктор! Сабрина и вправду свет моей жизни! — пояснил он.
Доктор понимающе кивнул и снова вернулся к своей работе. А сенатор двинул коляску ближе к девушке, но та поспешно отступила на шаг назад. Улыбка на его лице, многих вводившая в заблуждение, сменилась выражением неприкрытой злобы.
— А что до другой… — тихо проговорил он. — Можешь не сомневаться, она свое получит. Думаете, вы такие сообразительные? Вздорные девчонки! Полагаете, будто свободны? А вот и нет. Считай, она уже покойница! К твоим словам никто не прислушается, что бы ты ни говорила, и не имеет никакого значения, что ты была там…
Сабрина отступила еще на шаг.
— Доктор! Оставляю вас с пациентом, не хочу мешать, — громко проговорила она. С минуту она пристально смотрела на сенатора, а потом произнесла, понизив голос: — Вам никогда не найти ее.
Сабрина повернулась и вышла из комнаты.
Сенатор посмотрел ей вслед. Краска бессильной ярости заливала его лицо, но как только девушка закрыла за собой дверь, он начал хохотать и опустил взгляд вниз, на свои ноги.
Господи, благослови Америку!
Ступни уже слегка дергались, он мог даже капельку пошевелить ими. Пройдет совсем немного времени, дней, может быть, недель…
Он будет снова ходить. Но пока об этом никто не знает. Ни одна живая душа. Скорее всего Сабрина и будет первой, с кем он разделит радость своего выздоровления.
Когда она захочет убежать.
А он бросится за ней вдогонку.
Поленья жарко потрескивали в камине. Воспоминания, казалось, не хотели отпускать Ястреба.
Когда отец приехал за матерью, она взяла себе христианское имя Кэтрин. Она была молода и по-прежнему хороша собой, многие воины хотели сделать ее своей, но она предпочла остаться со своим отцом. Ястреб понимал: она ждала. Ждала, когда ее храбрый белый воин вернется за ней, жила ради своего сына и надеялась, что когда-нибудь этот день наступит. Она всегда поддерживала Ястреба, а он платил ей безграничной любовью. Но вот пришел день, и она начала отдаляться, хотя едва ли ее можно было упрекнуть в этом, ведь мальчик уже достаточно повзрослел, чтобы начать принимать решения самому…
Белый мужчина дал христианское имя и ему. Теперь его следовало называть Эндрю Дэвид Даглас. Белый человек не пытался повлиять на него. Он просто пришел и сказал, что всегда будет любить его, всегда будет рад видеть в своем доме. Ястреб не знал, как следует поступить, что ответить на предложение белого незнакомца. Но Длинный-Как-Миля напомнил о посетившем Ястреба видении, о том, что он должен научиться понимать многие языки.
И дед, и мать умоляли его не отказывать Дэвиду Дагласу. Однажды Ястреб сидел рядом с дедом. Сомнения не давали ему покоя. Нужно было принять какое-то решение.
— Дэвид Даглас — вождь в своих владениях, белые люди называют его лордом. В Шотландии он человек, окруженный почестями, каких прежде удостаивался его отец.
— Но кто мы такие по сравнению с Шотландией? Американцы постоянно вторгаются на наши земли!
Дед улыбнулся, качая мудрой седой головой.
— Он пришел сюда как воин, желая добиться цели, которую себе поставил. Возможно, в его жилах течет кровь кочевника. Он много читал об огромных прериях, поросших высокой сочной травой, раскинувшихся без конца и края, читал о людях, которые живут другой жизнью. Он приехал сюда увидеть все это. Мы захватили его в плен, но не убили. Даже перед лицом смерти он держался с нами скорее как друг, который хотел узнать нас, чем как враг, способный только ненавидеть. Он старался приобрести знания и мудрость. Не к этому ли стремимся и мы? Он хотел изучить нашу религию, образ жизни, традиции.
— Но он покинул нас.
— Его отец и брат умерли, а белая жена была очень больна. Он любил обеих своих жен, но должен был выполнить свой долг по отношению к женщине, которую взял в жены первой. А потом вернулся сюда. Хоть место его в других землях, сердце — здесь. Теперь он поручил другим позаботиться о титуле и владениях, которые со временем отойдут его старшему сыну по законам, принятым в мире белых людей, и привез своего сына, твоего брата, сюда, к реке, где живем и мы. Он хорошо знает твой мир и расплатился за это знание кровью. Сначала он был нашим пленником, потом породнился с нами. — Дед глубоко вздохнул, затем продолжил, глядя на Ястреба: — Придет день, и на эти земли потянутся широким потоком белые люди. Видение это посетило меня много лет назад.
— Но белые люди уже пришли сюда!
Дед поднял руку, призывая выслушать.
— Тот поток еще предстоит увидеть! Но прежде будет кровь, много крови. Прерия пропитается кровью, нашей кровью, но остановить белых людей мы не сможем, а потому кто-то должен стать им другом. Кто-то должен бороться. Кто-то должен умереть. А кто-то должен жить. Иначе окажется, что жизни наши были отданы напрасно. Ты понимаешь меня?
— Я понимаю лишь то, что должен бороться!
— Самая трудная та война, которую мы ведем сами с собой. Ответь мне, Ястреб, когда у индейца племени сиу есть две лошади, а у его соседа нет ни одной, что должен он сделать?
Грозный Ястреб нахмурился.
— Отдать соседу вторую лошадь. Мы всегда должны помогать друг другу, должны быть щедрыми. Этому нас учат с рождения…
— Тогда ты должен быть щедрым с мужчиной, который является твоим отцом. Ты всегда будешь одним из сиу. Но и белым будешь всегда. Не думай только о себе. Ты должен поделиться любовью с матерью, своими людьми и со своим белым отцом.
Слова деда запали юноше глубоко в душу, впрочем, как и видение и слова святого человека.
Но в конце концов главной причиной, почему он дал согласие отправиться с лордом Дэвидом Дагласом, стало то, что Звонкий Жаворонок — Кэтрин — тяжело заболела. Она таяла буквально на глазах, ей было уже не под силу сшивать шкуры бизонов для вигвама, шить одежду или даже меховые сумки. Зимой, когда ветер задувал дым в вигвам, она задыхалась. А не дай Бог, на деревню нападут белые, кроу или другие враги, убежать по холоду и снегу она бы не смогла. Ей нужен был покой и уход, которые лорд Даглас страстно хотел дать. Как бы недоверчиво Ястреб ни относился к Дэвиду, он не мог не замечать, насколько белый человек любит его мать. Любовь к ней сквозила в каждом его движении.
«Ну что ж, почему бы не узнать, что значит быть белым человеком?» — решил Ястреб.
Жизнь эта оказалась совсем непохожей на ту, что он вел прежде.
Он поселился в доме с огромным количеством комнат. Сидеть теперь он должен был на стульях, а не на полу.
Он познакомился со своим белокожим братом.
Его звали Дэвид, так же как и отца. В Соединенных Штатах в прекрасном доме, который лорд Даглас построил в Блэк-Хиллз, он проводил лишь часть времени, поскольку учился в Англии и должен был со временем унаследовать от отца титул лорда.
Как ни пытался Ястреб возненавидеть своего старшего брата, ему это не удавалось. Дэвид-младший был удивительно похож на своего отца, так же любознателен, хотел узнать обо всем, что его окружало: природа, люди, их жизнь и традиции. И Ястреб рассказывал ему самые невероятные истории, разумеется, слегка приукрашивая свои подвиги и вознося до небес храбрость индейских воинов. Дэвид рвался отправиться вместе с Ястребом, когда тот захотел повидать своих родных. Улыбка Дэвида, такая открытая и добрая, способна была растопить чье угодно сердце.
Чем больше времени юноши проводили вместе, тем больше сближались. Когда умерла Кэтрин (Ястребу только-только исполнилось семнадцать), Дэвид разделил горе с младшим братом. Он простоял с ним рядом на коленях у гроба всю ночь. Тогда впервые Ястреб возблагодарил небо за то, что наполовину белый, что может не скрывать своих слез. Старший брат тихо плакал вместе с ним. Они много говорили друг с другом. Спорили по поводу Американской революции и войны 1812 года. Обсуждали политику, проводимую Америкой и Англией.
Дэвид отправился учиться в Оксфорд, а Ястреб, как ни удивительно, — в Вест-Пойнт. Получить это место было нелегко, но у сына английского пэра Дэвида Дагласа было немало заслуг перед страной, приобретенных за годы службы в армии Соединенных Штатов. Ястреб был наполовину англичанином, наполовину индейцем — крайне странная кандидатура для учебы в военной академии, но ему посодействовал старый друг Дэвида, не кто иной, как адъютант самого генерала Уинфилда Скотта
type="note" l:href="#note_7">[7]
. Дэвид гордился честью, оказанной его сыну, а Ястреб, успевший искренне привязаться к отцу, хотел сделать все, чтобы тот был счастлив. А еще он хотел принести пользу вождям своего племени, разузнав все возможное об американской армии. К тому времени Ястреб уже в равной степени чувствовал себя как индейцем, так и белым.
Ни он сам, ни отец еще не понимали тогда, почему пройти в академию оказалось легче, чем они думали.
Правительство Соединенных Штатов Америки не имело ничего против того, чтобы одни индейцы убивали других индейцев. Американские дозорные часто использовали людей племени кроу как разведчиков для получения информации о намерениях воинов племени сиу. «Цивилизованные» чероки и крики воевали в войне против семинолов во Флориде.
Подобная тактика могла принести как пользу, так и вред. Ястреб сумел найти себя в Вест-Пойнте, хотя поначалу все складывалось нелегко.
Издевки так и сыпались. Еще бы! Ведь он индеец, краснокожий дикарь. В отместку он стал заниматься еще усерднее, а в таких дисциплинах, как меткая стрельба, искусство фехтования и оперативное искусство, ему не было равных. Развлечения белых были для него внове, но он усердно посещал балы и званые обеды. Были и первые увлечения, однако Ястреб старался вести себя благоразумно — ничего такого, о чем потом мог пожалеть будущий офицер. Женщины были для него таким же предметом изучения, как и жизнь выдающихся полководцев прошлого. И вот он уже знал наизусть все военные кампании, которые предпринимал Наполеон, и причину, почему он потерпел поражение при Ватерлоо; он знал обо всех завоеваниях Александра Македонского; знал, как удалось генералу Джексону выиграть битву при Новом Орлеане. Про женщин же он узнал то, что большинство из них очень мало похожи на индианок, такие понятия, как щедрость и самопожертвование, им были незнакомы. Двуличные создания, они из кожи лезли вон, лишь бы казаться этакими неприступными девами с кристально чистой репутацией, хотя на деле совсем не отказывали себе в чувственных удовольствиях, развлекаясь в будуарах со своими поклонниками. Как бы пылко ни убеждали их держаться подальше от человека с красной кожей, искательниц приключений это не останавливало; Непомерное любопытство толкало, несмотря ни на что, узнать его получше, однако все их попытки Ястреб отвергал с холодной вежливостью. Он старался вести себя крайне осмотрительно и не поддаваться чарам жадных до развлечений вдовушек. Честь была превыше всего. Запятнать себя позором — что может быть хуже для индейского воина и сына английского пэра!
Военную академию Ястреб окончил с отличием и с нетерпением ждал встречи с отцом, жаждал услышать поздравления из уст брата.
Месяц спустя после окончания учебы Ястреб в первый раз отправился в Шотландию, в принадлежащее отцу поместье. Он и представить себе не мог, насколько скучал по старшему брату, не представлял, насколько сильны связывающие их узы. Впервые в жизни он смог наконец понять своих родных и осознать место брата в обществе, столь непохожем на то, в котором он рос. Здесь, в Шотландии, он прикоснулся к древней культуре, увидел, сколь обширны владения Дагласов, и понял: величественный замок может стать для него таким же домом, как индейский вигвам.
— Ты должен полюбить его, младший брат, — как-то сказал ему Дэвид.
— Но он принадлежит тебе, — возразил Ястреб. — Это твой мир.
— Возможно, настанет день, и тебе придется защищать этот мир ради нашей семьи, — серьезно проговорил Дэвид.
— Мне быть вождем, а тебе лордом, — настаивал Ястреб.
— Вот только одно останется неизменным: мы всегда будем братьями.
А Америка в те дни раскалывалась на части. 1860 год. Президентом Соединенных Штатов избран Авраам Линкольн. Южная Каролина вышла из Союза. Прогремели первые выстрелы.
Начавшаяся война якобы за права штатов на самом деле была развязана южанами с целью сохранения рабства. Ястреб к тому времени знал достаточно много, чтобы разбираться в политике. И хотя главной его заботой была судьба индейцев, Ястреб не мог не участвовать в этой войне. Сердцем он понимал, насколько ужасно рабство.
На западе войска американцев истребляли целые народы. Воевать против индейцев Ястреб не хотел. Кроу были его врагами — это так, но воевать с ними он мог лишь как индеец сиу, а не как белый.
Он чувствовал: война — его стихия. Вместе с Дэвидом они вернулись в Америку. Ради того, чтобы быть рядом с братом, Дэвид согласился обучать солдат для армии северян.
Ястреб был одним из лучших наездников, которых когда-либо выпускала военная академия Вест-Пойнт. Многие из состоятельных знакомых уговаривали его взять на себя командование народным ополчением в чине выше того, что Ястреб мог бы получить в регулярной армии. По окончании академии ему присвоили звание второго лейтенанта и, несмотря на молодость, предложили возглавить кавалерию в чине лейтенанта регулярной армии. Он принял это предложение и всю войну провел в отчаянных сражениях на восточном фронте. За четыре года войны дослужился до полковника и был представлен к званию бригадного генерала. После окончания войны многие стремились в армию, мечтая о военной карьере, но Ястреб сказал себе: хватит.
Он знал, что его отошлют на запад. Воевать с индейцами. И Ястреб ушел в отставку. Устав от кровопролитий, отправился с братом в родовое поместье отца, однако покоя там не обрел. В один из дней Дэвид решил, что им пора возвращаться на бескрайние просторы Дакоты, и они вместе отправились в Америку. Много позже Ястреб понял: брат сделал это ради него, поскольку сам оставаться в Америке долго не мог. Дом Ястреба был там, где высились горы и простирались бескрайние просторы лугов, среди дикой, первозданной природы, а место Дэвида в Шотландии, в его маленьком королевстве.
Ястреб был рад возвращению в Дакоту. Носиться на лошади по холмам и равнинам, слушать мудрые речи деда — как ему этого не хватало! Он был счастлив снова почувствовать себя одним из сиу. Много чего произошло, пока его не было: в Миннесоте индейцы сиу вышли на тропу войны, начали убивать белых поселенцев, сметая все на своем пути. Вмешалась армия, и из Миннесоты индейцы бросились на запад, искать помощи у родственников. Их заставляли жить в специально отведенных резервациях, но они отказывались подчиниться. На севере армия имела не слишком крепкие позиции, чтобы добиться повиновения силой, однако торжествовать победу индейцам оставалось недолго. Вот-вот должно было начаться строительство железной дороги, которая свяжет одно побережье с другим. Все больше и больше эмигрантов тянулись на запад. Война на востоке закончилась, теперь армия могла все силы бросить на борьбу с индейцами.
Ястреб жил среди родственников матери. Возвращение в родную семью всегда радость, но радость его была еще полнее оттого, что теперь он обрел и отца, которым можно гордиться. Удивительно деятельный человек, Дэвид в свое время занялся разведением крупного рогатого скота. Теперь ферма стала огромной, и они вместе с сыном трудились, заботясь о ее процветании. К тому же теперь Ястреб мог помогать людям своего племени. Когда охота была неудачной, им больше не приходилось голодать: лорд Даглас отдавал своих быков.
Едва возобновились военные действия, Ястреб стал посредником.
А потом пришло страшное известие о смерти брата. Он погиб на пожаре в конюшнях.
Ястреб вместе с отцом отправился в Шотландию. Во время похорон он, не в силах произнести ни слова, тупо смотрел на гроб с останками брата, на то, как его подняли, внесли в семейный склеп и поставили на плиту рядом с гробом деда. Следствие, подробности дела — Ястреб хотел знать все. Откуда брались силы, он не знал. Должно быть, боль, гнев и ярость, рвущиеся наружу, но не находящие выражения в слезах, находили таким образом выход.
А у отца опустились руки, он был совершенно оглушен горем. И тот и другой страдали, но ничего поделать не могли Дэвида не вернуть. Оставаться дальше в Шотландии отец был не в силах. Присматривать за поместьем взялся какой-то дальний родственник лорда Дагласа, а сам он вместе с сыном — теперь единственным — вернулся в Америку, на земли индейцев сиу.
На отца было страшно смотреть, он точно постарел на несколько лет.
Этот человек всегда вызывал у Ястреба уважение, желание стать ему примерным сыном, только тогда Ястреб понял, что любит его.
Глядя на потерянного от горя отца, Ястреб подумал, что наконец смог понять этого человека. Шотландский пэр, он бросил вызов обществу, объявив о том, что намерен взять в законные жены индианку и воспитывать сына, которого она родила ему, вместе со своим старшим сыном, законным наследником, в благородности происхождения которого никто усомниться не мог. Однако сейчас скорбь Дэвида была вызвана вовсе не тем, что он потерял благородного наследника, а тем, что потерял любимого сына, свою плоть и кровь, потерял его любовь, и знал, что никогда больше не услышит его веселый смех. Ни богатство, ни положение в обществе не смогли убить в лорде Дагласе доброго, чуткого человека. Сейчас ему как никогда нужна была любовь сына, любовь, от проявления которой Ястреб до сих пор старался воздерживаться. Свою привязанность он дарил сначала матери, потом брату. Страшась стать слишком белым, Ястреб все советы деда оставил без внимания. Основное требование кодекса чести индейского воина племени сиу — великодушие — было позабыто. Кем бы человек ни был, он должен делиться тем, что имеет, с другими. Ястреб до недавнего времени не желал делиться с отцом чувством, которое тому было так необходимо. Теперь он учился не скупиться на любовь.
И вот пришел день, и впервые в жизни Ястреб влюбился. Эта женщина помогла ему справиться с болью потери. Голубая Звездочка. Ее звали так из-за голубых глаз — удивительных, сияющих, точно звезда. Мать ее — белая женщина — была захвачена в плен совсем юной, а отцом стал храбрый воин по имени Горящая Стрела. Ее брат, Черный Орел, с которым Ястреб был очень дружен, рассказал обо всех событиях, что происходили, пока его не было, всех стычках между белыми индейцами сиу, а также сиу и другими племенами.
Ястреб женился на Голубой Звездочке и теперь делил свое время между отцом и семьей жены. Вскоре у них родился сын, мальчик, наполнивший жизнь Ястреба счастьем. Маленький Ястреб — так индейцы называли его. Будущий лорд Даглас Эндрю — дать ребенку это имя попросил Дэвид.
Ястреб часто размышлял о том, какая судьба ждет его сына, да и его самого тоже. Но размышлять пришлось недолго. Оспа унесла жизни Голубой Звездочки, ее отца и жизнь сына, которому только-только исполнился месяц.
И снова боль, настолько сильная, что Ястреб не замечал ничего вокруг.
Ястреб находился среди родных жены, когда пришло известие о том, что армия белых намерена напасть на индейскую деревню со стороны реки.
В тот день он дрался с белыми солдатами. Боль и ярость, казалось, притупили все чувства. Он хотел лишь одного: защитить жителей деревни, не дать погибнуть никому. О себе он не заботился, дрался, одержимый отчаянной решимостью. Солдаты вынуждены были отступить.
А после Ястреб свалился от слабости. Он потерял много крови и, когда пришел в себя, обнаружил, что находится в доме отца. Дэвид был рядом все время, пока он болел. Не сдержавшись, Дэвид мягко упрекнул его: «Сын мой, ты ведь знаешь, что за горе испытывает отец, когда теряет ребенка. Неужели тех же страданий ты хочешь и мне?»
Дэвид был прав. Теперь, после выздоровления, Ястреб стал мудрее, рассудительнее. Часами он сидел с отцом, пытаясь примириться с болью потери родных. Шло время, стереть из памяти то, что произошло, оно, конечно, не могло, но боль немного поутихла.
В Блэк-Хиллз стали находить золото. Экспедиция Дэвида Дагласа принялась разрабатывать одну из самых богатых золотоносных жил.
Все больше поселенцев — шахтеров, маркитантов, лавочников с женами и детьми, девочек-танцовщиц — тянулись на земли, когда-то принадлежавшие племени сиу.
Ситуация с каждым днем становилась все более и более напряженной, и Ястребу пришлось нелегко. Друзья детства теперь были его худшими врагами. Когда-то они с Бешеной Лошадью гоняли по холмам и лесам, вместе набирались знаний, слушая речи Мудрого Быка — не только храброго воина, но и человека святого, а сейчас… Ястреб понимал их чувства.
Тогда-то отец и решил уехать на восток. И домой ему было вернуться не суждено.
Его тело должно было скоро прибыть сюда для захоронения. Ястреб как раз отправился в придорожный трактир к старине Рили со своими тремя двоюродными братьями выяснить, когда же его привезут.
И вот тут-то Ястреб впервые увидел ее. Дилижанс должен был уехать с первыми лучами солнца, но из-за сломанного колеса пришлось задержаться.
Она провела в гостинице при трактире ночь и теперь спустилась вниз, в обеденный зал, где как раз в это время за одним из дальних столиков сидел Ястреб в компании братьев, обсуждая последние новости, продвижение армии и опасность, которая грозила им. Вошел кучер — Сэм Хагерти — и обратился к этой женщине, назвав ее леди Даглас. Ястреб слышал, как она спросила, долго ли добираться до Мэйфэйра — поместья за Блэк-Хиллз, а затем сладким голоском пропела, что совсем не хочет, чтобы на шахте прекращались работы, ведь надо же чем-нибудь поддерживать поместье, нужны деньги и для дома, ведь наверняка его придется заново обустраивать. Индейцы? Нет, она совсем их не боится, да и лорд Даглас убеждал, что опасаться нечего.
Тут встал старина Рили и брякнул, что ей надо бы для начала поискать самого лорда Дагласа, но Ястреб мигом одернул его и заставил сесть.
Ястреб понял, что просто обязан выяснить, кто она такая, что задумала и почему называет себя леди Даглас. Если связана как-то с отцом, хотелось бы узнать, как и во что втянула старика. Господи, такая юная, раза в три, наверное, моложе отца! Хоть Ястреб и пытался убедить себя, что отец был человеком умным и вряд ли дал бы одурачить себя, мысль о том, что эта красивая молодая женщина обвела его вокруг пальца и женила на себе, не давала ему покоя.
Соблазнила, заставила жениться, а потом… убила.
Вовсе не с помощью ружья или ножа, нет, ей достаточно было лишь взмахнуть густыми ресницами. Еще бы, такая красотка. Тонкое лицо, рубиновые губы, негромкий смех. А какая улыбка! Грудь! Сколько грации в движениях!
Да, такая могла вызвать у старика сердечный приступ. Ястреб знал, как бешено бьется сердце от одного ее вида: дух захватывает, как хороша.
Если попробует сказать, будто хочет стать ему доброй мачехой, ни за что не поверит — понятно, что у нее на уме. А уж если сердечный приступ у Дэвида случился из-за нее, тогда… Только Бог ей поможет. Здесь могло быть одно из двух: либо она самозванка, либо убийца.
В тот день ему с братьями не составило труда незаметно улизнуть, переодеться в кожаные штаны и гетры, раскраситься самим и разукрасить лошадей и отправиться следом за каретой женщины.
Встретить ее надо достойно. А что может быть лучше небольшого спектакля с нападением индейцев? Отличный способ застать врасплох. Пусть знает, где находится, — здесь ведь не что иное, как линия фронтира.
Подкупить старого Сэма Хагерти, кучера, оказалось не слишком трудно, хоть он был и не в восторге от затеи попугать немного его пассажирку — «сладкую штучку». Но он был не меньше других озадачен заявлением, будто она самая что ни на есть леди Даглас.
Итак, Сэм помог им изобразить нападение на дилижанс. Это оказалось совсем несложно…
Вот только Ястреб не ожидал, что золотоволосая пленница будет сопротивляться столь отчаянно. Ей удалось надавать ему немало увесистых тумаков, а потом она с помощью его собственного ножа едва и в самом деле не сделала себя вдовой. Кем бы ни была, она настоящий боец, вот уж в чем сомневаться не приходилось. «Качество, достойное уважения», — нехотя признал он.
Но стоило Ястребу подумать, что она могла сделать с отцом, как сердце сжималось от боли. Он понятия не имел, как все произошло на самом деле, но был решительно настроен выяснить. Дэвид Даглас мертв, а она явилась сюда, вознамерившись прибрать к рукам и имя, и титул, и собственность отца.
Ну что ж, замечательно, тогда ей придется испытать на себе всю силу его гнева. Пусть только попробует посягнуть хоть на деревце, хоть на травинку, хоть на песчинку золота, и тогда он ей покажет, что к чему.
Ястреб отвернулся от камина и подошел к кровати. Он решил не тревожить ее поначалу, но теперь чувствовал, что больше не в силах ждать. К тому же уж слишком тихо она лежит. Он легонько похлопал женщину по щеке. Она не шелохнулась. Тогда Ястреб налил в кружку виски, присел на кровать и, приподняв ее голову, попытался влить немного жидкости в рот. Она закашлялась и открыла глаза. Но едва увидела его, как завопила от ужаса и принялась яростно отбиваться.
— Черт! — невольно выругался Ястреб, силой удерживая ее на кровати. — Предупреждаю, все это мне уже порядком поднадоело!
Она похлопала ресницами и изумленно уставилась на него. Ястреб понял, что она еще никак не сообразит, в чем дело, по-прежнему думает, будто попала в плен к индейцам. Ну тот, кажется, наконец вспомнила, глаза сверкнули холодным огнем.
— Я не верю, что ты лорд Даглас, — проговорила она, встретив его скептический взгляд. Взгляд, столь похожий на взгляд его отца.
— Ты лжешь. Тебе отлично известно, что я именно тот, за кого себя выдаю, а вот ты… думаю, тебе нужно хорошенько подумать, как лучше назваться, верно? Где ты достала бумаги? — требовательно спросил он.
— Какие бумаги? — не поняла она.
— Свидетельство о браке.
— Так ты посмел обыскивать меня?.. — возмущенно начала она.
— Посмел. Так где ты их взяла?
— В Балтиморе! — выпалила женщина.
— Когда выходила замуж за лорда Дагласа?
Она, скрипнув зубами, смерила его уничтожающим взглядом.
— Вот именно, когда выходила замуж за лорда Дагласа.
— Что, и церемония была? Она ответила не сразу.
— Да.
— Но я видел тут доверенность. Лорда Дагласа там не было!
— Лорд Даглас сказал, что неважно себя чувствует. Мистер Пайк, владелец гостиницы, присутствовал на церемонии за жениха. Судья сказал, что все совершенно законно. Раз есть доверенность с подписью Эндрю Дагласа, значит, он согласен. Мне нужно было только принести клятву и поставить свою подпись. — Она отчего-то вспыхнула. — Лорд Даглас настоял, чтобы все прошло именно так. Я могла только согласиться с его решением, он хотел, чтобы я сопровождала его как жена…
— Так, значит, ты признаешь! Соблазнила его, уговорила жениться, — мягко произнес Ястреб. Однако слова его прозвучали, точно удар хлыста.
Женщина сверкнула глазами.
— Думай что хочешь. Никого я не соблазняла, ты там не был и не можешь знать, как все случилось на самом деле и почему…
— Я знаю, о чем ты думала. Решила, будто вышла за старого человека, который отдал концы в день свадьбы.
Женщина резко села на кровати, прислонившись к спинке и плотнее запахнув халат.
— Снова повторяю: думай что хочешь.
Ястреб встал и поднял с пола свидетельство о браке.
— Выглядит вполне настоящим.
— Оно и есть настоящее! Но…
— Ты думала, что стала женой старого человека, так? Скайлар вскинула на него глаза, ресницы затрепетали.
— Я…
— Да или нет?
— Да, черт возьми! Но если…
— Моего отца звали Дэвидом.
— Но те солдаты называли тебя Ястребом.
— Верно, называли, но мое христианское имя — Эндрю.
Женщина уставилась на него так, словно увидела перед собой не индейца, а дьявола, точно у него вдруг выросли рога и хвост. Ястреб рассмеялся, видя столь откровенное изумление на ее лице.
— Ах, моя милая леди Даглас! Вы так надеялись одурачить бедного старика. Очаровали, свели с ума, уговорили жениться. Довели больного человека до того, что с ним случился сердечный приступ, а теперь изображаете из себя скорбящую вдову и надеетесь зажить веселой жизнью, прибрав к рукам все его богатства! Похоже, вы жестоко обманулись, старик вас перехитрил. Не обольщайтесь, вы совсем не богатенькая вдова. Вы — жена дикаря. Вполне живого к тому же. Которому принадлежит все, что вы хотели так отчаянно заполучить.
— Боже! Как может человек быть столь самонадеянным! — воскликнула Скайлар. — Я никому не причинила вреда. Просто согласилась выйти замуж…
— И приехали сюда вовсе не затем, чтобы завладеть поместьем? Шахтами? Понимаю, вы согласились стать женой лорда Дагласа потому, что были безумно в него влюблены, — скептически усмехнулся он.
— Да как ты смеешь! Я любила его! — возмутилась она.
— Ну разумеется. Целый час, наверное, перед тем как отправить его на тот свет.
— Ах ты, мерза…
— Поосторожнее с оскорблениями. Если бумаги законные, то ты теперь не вдова вовсе, а замужняя женщина, — грубо оборвал он ее, усмехнулся и присел на край кровати, однако не сделал попытки коснуться. — Жена дикаря, если угодно, которому от тебя ничего не нужно.
Пытаясь сохранять спокойствие, Скайлар отодвинулась как можно дальше. Гордо вскинула голову и наградила его презрительным взглядом.
«Ах, какие мы благородные! — возмутился Ястреб. — Но что касается изумительной выдержки, этого у нее не отнять».
— Причин для беспокойства у вас нет, лорд Даглас. Эндрю Даглас, — намеренно отчетливо произнесла она его имя. — Уверяю, мне, как и вам, ничего от вас не нужно.
— Да что вы говорите!
— Что слышите.
«Вот так бы взял да и влепил ей пощечину, — подумал Ястреб. — Как она смеет разыгрывать передо мной оскорбленную невинность после того, что сделала с отцом?» Ему хотелось душу из нее вытрясти. Стереть в порошок. Нетрудно понять, почему отец поддался ее чарам… и умер.
— Ну что ж, — обманчиво мягким голосом проговорил он и, протянув руку, коснулся ее бедра и нагнулся ближе. — Мне очень жаль, но тебе не повезло, моя дорогая женушка, я передумал, кое-чего я от тебя хочу. Хочу, чтобы ты заплатила за то, что сделала с моим отцом.
Скайлар скрипнула зубами. Она старалась молчать, не ввязываться в бессмысленный спор, в который он ее намеренно втягивал.
— Пошел вон! — холодно процедила она. Ястреб усмехнулся:
— Ну уж нет. Только не сейчас, когда я понял, что приобрел жену.
— Я тебе не приобретение!
— Но согласно документам, именно так и есть.
— Согласно документам я совершенно законно вышла замуж…
— За меня.
— Что ж, произошла ошибка.
— Что сделано, то сделано. И все это меня в немалой степени… забавляет.
— А не надо бы!
— Ну почему же? Ведь вы так страстно стремились поскорее выскочить замуж, стать леди Даглас. Мятежный дух ваш жаждал приключений. Новые земли открыты перед вами. Да и неисчислимые богатства готовы вот-вот упасть прямо в руки. Что касается богатств, мадам, возможно, здесь вы и не ошиблись, кое-что вам перепадет. Но, клянусь именем отца, даром, законная женушка, ты их не получишь. Можешь не сомневаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неповторимый - Дрейк Шеннон



Роман просто обалденный читается на одном дыхании!!!
Неповторимый - Дрейк ШеннонКарина
9.02.2012, 7.56





Отличный Роман! С Удовольствием прочитала! 10 балов из 10!!!
Неповторимый - Дрейк ШеннонНаталья
14.02.2012, 9.46





да, ничего так. можно разок прочесть от безделья.
Неповторимый - Дрейк Шеннонкатя
29.05.2012, 8.16





Роман очень понравился, как и еще два романа этой серии.
Неповторимый - Дрейк ШеннонKLIONOA
15.08.2012, 9.57





Хороший , читабельный роман ...автор постаралась и серия удалась , но я так и не поняла линию поведения главной героини - а что случилось бы , если б она всё рассказала своему мужу ?... наверное и романа бы не было :) и Скайлар и сестра очень импульсивны и вспыльчивы ,местами неуместно горды, что и не понравилось ...8 баллов
Неповторимый - Дрейк ШеннонВикушка
9.06.2013, 16.01





Раньше очень нравились романы Дрейк,но,видимо перечитала.Просто терпения не хватает читать эти споры-ссоры-диалоги.Как же любит автор смаковать это и во всех романах и всегда один и тот же сюжет,одна и та же линия поведения героев,одни и те же образы гл.героев с некоторыми изменениями.Так что,девочки,хотите наслаждаться романами Дрейк,не читайте их в большом колличестве,простите за непрошенный совет.
Неповторимый - Дрейк ШеннонГандира
17.06.2013, 13.34





Замечательный роман,очень понравился, прочитала с удовольствием!читайте не пожалеете потраченного времени.
Неповторимый - Дрейк ШеннонНатали
24.06.2013, 23.04





Роман просто супер почитайте непожалієти
Неповторимый - Дрейк ШеннонНаталя
5.07.2013, 23.45





Неплохой роман, но так раздражали эти бесконечные споры и недомолвки героев! Сочетание гордости и предубеждения ни к чему хорошему не приводят: 7/10.
Неповторимый - Дрейк Шеннонязвочка
3.11.2013, 21.16





Ой, уже даже неудобно петь дифирамбы этой серии романов! Но, повторюсь, я в восторге. На мой взгляд во всех книгах герои абсолютно цельные, особенно мужчины, а девушки... девушки просто со своими тараканами в голове, как и все мы:) Конечно, опять-таки повторюсь, Скайлар, как и Сабрине не помешало бы по-больше женственности, но такими уж их видела автор. А еще здесь, в "Неповторимом", больше внимания уделяется именно чувствам ГГероев, и все события вертятся вокруг них, в отличии от "Неповторимой любви", где становление отношений между Слоаном и Саброной происходит на фоне исторических событий, которым в романе отводится большое значение. Моя оценка 10/10. Девочки, прочитайте все три романа, не пожалеете!
Неповторимый - Дрейк ШеннонМупсик
20.12.2013, 20.55





Мне понравилось!! Великолепный роман! Только не пойму почему в начале нельзя было все рассказать Ястребу? Сначала делаем, а потом думаем: "А правильно ли я сделал?" Но несмотря на это роман классный. Читайте, не пожалеете!! 10 из 10
Неповторимый - Дрейк ШеннонЕлена
8.06.2014, 15.01





Мне нравятся романы, но почемуто очень мало вообще романов о том как пленили девушек, а они потом влюблялись в своё похитителя. Но роман хорошийя ставлю 10 баллов
Неповторимый - Дрейк Шеннонсекрет
14.10.2014, 19.19





Прочла на одном дыхании.Великолепно! 10 баллов.
Неповторимый - Дрейк ШеннонНаталюша
15.02.2015, 13.46





Понравился!Перехожу ко второму роману.
Неповторимый - Дрейк ШеннонНаталья 66
23.04.2015, 14.08





Роман замечательный! Имеются небольшие перегибы, но все равно читается с удовольствием. Хотя все же вторая книга мне больше понравилась=)
Неповторимый - Дрейк Шеннонdeasiderea
17.05.2015, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100