Читать онлайн Неповторимая, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неповторимая - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неповторимая - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неповторимая - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Неповторимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Джеймс Мак-Грегор потягивал бренди, наслаждаясь удобством кресла времен королевы Анны, стоящего перед камином, вытянув ноги и положив их на скамейку. Пламя согревало его, он улыбался Шоне, и эта улыбка преображала его безобразное лицо. Несмотря на то что он принял приглашение Шоны, удобно уселся в кресле и согласился выпить бокал бренди, он смущенно признался:
— Видите ли, леди Мак-Гиннис, я ничего не смогу вам рассказать. Ровным счетом ничего. Не имею права.
Сидящая напротив Шона нахмурилась.
— Вы не скажете мне даже о том, куда увезли мальчика? Джеймс подался вперед.
— Клянусь вам, ему ничто не угрожает — это вас успокоит?
— Да. Но этот тиран Дэвид отдал вам жестокий приказ. Джеймс улыбнулся, обхватив ладонями бокал.
— Мальчик здоров, о нем заботятся, с ним ничего не случится.
— Откуда вы знаете, что он здоров? Мак-Грегор удивленно воззрился на нее.
— Как откуда? Я ведь бы лекарем, миледи, — в прежней жизни. И с мальчиком, и с Сабриной все будет хорошо. Я мог бы осмотреть ее сегодня же, но вы пожелали, чтобы это сделала ваша знакомая.
— Это было очень важно для меня. Эдвину считают колдуньей, но она не имеет ничего общего с людьми, которые похитили Сабрину. Я твердо знаю.
— Значит, это только к лучшему, что она сегодня приходила в замок, — согласился лекарь и продолжал: — Я познакомился с лордом Дагласом на корабле, когда нас обоих увозили далеко от родины, чтобы обречь на пожизненное рабство. Мне удалось избежать печальной участи только благодаря лорду Дагласу, я не считаю его тираном и рад выполнить его приказание.
— По-вашему, Дэвид поступил справедливо, отняв у меня ребенка? — возразила Шона.
Джеймс придвинулся к ней, покачивая в ладонях бокал бренди и наслаждаясь янтарным оттенком напитка.
— Вы не представляете себе, как приятно сидеть в удобном кресле и пить восхитительное бренди, — заметил он с улыбкой.
— Похоже, вы не слушаете меня, мистер Мак-Грегор.
— Напрасно вы так считаете. Мне давно хотелось познакомиться с вами. С первой минуты, когда лорд Даглас очнулся и узнал, что его обвиняют в убийстве, он считал, что вы погибли. Я думал, он разорвет в клочья капитана, помощника и экипаж, прежде чем умрет сам, но вскоре он понял, что вы живы и здоровы, а его самого считают мертвецом.
— Значит, он рассказывал вам обо мне?
— Да.
— И должно быть, рассказывал только плохое.
— Миледи, нам вместе довелось жить в аду. В Лондоне добрая королева Виктория заслужила себе славу справедливостью и благородством, но, несмотря на свою доброту, она не замечает ни ужасающей жизни трущоб, ни нищих. А когда в нашей стране человека приговаривают к каторге — не важно, справедливым было обвинение или нет, — он попадает в земной ад. Должно быть, вам известно, что Дэвида увезли на корабль и отправили на каторжные работы. Рядом с ним я пережил свирепые шторма, бок о бок трудился в каменоломнях. Я видел, как он помогает другим, избавляя их от наказания безжалостных стражников. В сущности, миледи, именно в борьбе за мою жизнь мы наконец-то обрели свободу. Меня чуть не прикончили. Вряд ли Дэвид собирался убивать стражника, но в поединке сломал ему шею. Вместе с нами на свободе оказалось еще несколько человек, и мы бежали. Обо всем этом я рассказываю вам только для того, чтобы вы поняли, как он провел последние пять лет. Не забывайте: после таких испытаний любой человек способен ожесточиться. В душе лорда Дэвида не утихает гнев.
— Но я невиновна, он напрасно обвиняет меня, — запротестовала Шона. — Наверняка он уже понял это. Не знаю, что он вам рассказал, но я хотела только спасти своего кузена…
— Увы, даже благие намерения не всегда идут на пользу!
Шона подтянула колени и положила на них подбородок. Теперь она знала, что произошло. Дэвид предпочитал умалчивать о прошлом, а может, считал, что о нем нечего рассказывать. Он был каторжником, закованным в цепи. Шона понимала, что это значит, — по крайней мере так ей казалось. Но не могла представить, каково было Дэвиду вести такую жизнь — день за днем, месяцы, годы. И все это время ждать возвращения. Она осознавала, что жажда мести поддерживала в нем жизнь, что она стала необходима ему как воздух.
Шона поежилась. Ей нестерпимо хотелось увидеть Дэнни, обнять его, утешить. Попытаться возместить потерянные годы. Она не представляла себе, как Дэвид мог решиться на такую жестокость: сказать ей, что ее сын жив, и тут же отнять его. Возможно, она не отдавала себе отчет, что пришлось пережить Дэвиду.
Но с другой стороны, он тоже не мог представить и понять, что пережила она, очнувшись живой и невредимой рядом с трупом человека, которого любила. А затем выяснилось, что она беременна. Последовали долгие месяцы размышлений, ожидания, планов, растерянности. Она знала только, что ребенок будет драгоценным напоминанием о Дэвиде… Но после многочасовых мук ей показали бесформенный узелок и сказали, что ребенок мертв.
Шона испытала странные чувства еще при первой встрече с Дэнни. Если бы она только знала… Что же произошло? Но разве это важно? Дэвид пожелал, чтобы ребенка увезли подальше от всех, кто носит имя Мак-Гиннис. Что он задумал? Не может быть, чтобы он отнял у нее сына навсегда — если, конечно, они оба выживут. Почему ее сын оказался у Эндерсонов? Ей непременно надо узнать об этом. Шона вдруг вскочила.
— Мне… надо выйти. Мак-Грегор приподнял бровь.
— Я никуда вас не выпущу.
— Но я должна уйти! — воскликнула Шона, глядя на него в упор.
Невероятно, но он готов остановить ее любой ценой. Чтобы покинуть комнату, ей придется придумать убедительный предлог. Она должна уйти отсюда, не важно, какими грубыми или жестокими средствами ей придется воспользоваться.
— Уродливый ублюдок! — выкрикнула она, терзаясь угрызениями совести. Джеймс был добр к ней. Что бы ни рассказал ему Дэвид, Джеймс отнесся к ней с пониманием. Но теперь у нее не было выбора. Она должна бежать — и выяснить правду у Эндерсонов. Ей необходимо найти оправдание…
— Леди Мак-Гиннис, я не понимаю…
— Вам незачем что-либо понимать! — выпалила она. — Но больше я ни минуты не вынесу вашего присутствия. Можете охранять меня, как пленницу, но держитесь от меня подальше, выполняя приказ своего хозяина!
Джеймс с достоинством поднялся и прошел через комнату, не говоря ни слова. У двери он помедлил.
— Называйте его, как вам угодно, миледи. Я готов отдать жизнь за Дэвида Дагласа, и если вы решили бежать, прежде вам придется убить меня.
Он покинул комнату. Шона долго смотрела на закрывшуюся дверь.
— Простите! — прошептала она. Опомнившись, она принялась поспешно одеваться.
Шона не знала точно, где находится потайной ход, однако он где-то был. И она вознамерилась разыскать его.
— Я был сурово наказан, — рассказывал Алистер, — и, веришь ты мне или нет, искренне сожалел о том, что натворил. Я говорил отцу, что мне следует отправиться прямо к тебе, однако он тревожился, не уверенный, что ты разберешься с этим делом сам, не прибегая к помощи закона. Отец знал, что у тебя сохранились фальшивые контракты, по которым я получал плату, — они находились либо в кабинете, либо в хозяйских покоях. Все, что ему требовалось, — время. Надо было отвлечь тебя. И потому…
— Что потому? — холодно спросил Дэвид. Алистер смотрел в огонь.
— Вряд ли Шона хотела обмануть тебя. Правда, она не отказалась выманить тебя из комнаты.
— Все, о чем ты мне успел рассказать, я понял и сам. Но как я оказался на корабле?
Алистер испустил вздох.
— Мы хотели только, чтобы ты спустился в конюшню — таков был план, с которым согласилась вся семья. Его затеяли из-за меня, но я в нем даже не участвовал. Меня отправили в Уикшир топить угрызения совести в вине. Ты ведь знаешь, тогда меня считали в семье паршивой овцой, такой, с которой нельзя взять даже клока шерсти. Я опозорил свой клан. В это же время констебль с помощниками разыскивал в деревне преступника, который убил охранников и бежал на север из Глазго. Он был приговорен к каторжным работам за убийство молоденькой девушки — впрочем, об этом тебе известно. Мне довелось играть в карты с одним из констеблей, и я услышал рассказ о том, как они ловили беглеца. Он хорошо знал здешние места в отличие от преследователей. Когда я покинул таверну, на меня напали в лесу неподалеку от Касл-Рока. Противник оказался чудовищно сильным и умелым бойцом. Я чуть не погиб. Когда он уже готовился перерезать мне горло, я выхватил кинжал из ножен и ударил его прямо в сердце. Отдышавшись, заметил, что конюшня горит, и поскакал туда во весь опор. В конюшне я обнаружил тебя и Шону. Тебя придавило рухнувшей с потолка балкой.
— Балкой? Значит, удар нанесла балка?
— Да, но ее сбросил человек в плаще. Сначала я вынес Шону. Вернувшись за тобой, я впервые увидел их.
— Кого?
Алистер передернулся.
— Людей в плащах. Они не заметили меня, поджигая конюшню со всех сторон и раздувая огонь. Их было так много… я спрятался и услышал, как один из них заявил, что все готово, что Даглас должен умереть, что, если он выйдет из огня живым, его убьют другим способом. У меня путались мысли, я перепугался, не зная почему. Мне не раз приходилось драться. Я знал, что способен встретиться в честном поединке с любым противником… но в этих людях чувствовалась непоколебимая решимость и злоба! Их было много, очень много, а отец, дядя, брат и кузены в то время еще находились в замке. Я не стал медлить: вытащил тебя из конюшни, как только эти люди ушли, и увез в лес. Затем разыскал констебля и…
Он помолчал.
— Нет, я не боялся, что меня повесят за убийство преступника в лесу, но к тому времени всю конюшню охватило пламя, а мне не хотелось, чтобы меня считали виновником пожара. Вместе с тем мне не хотелось признаваться в убийстве человека, и, кроме того, я был уверен: тебя убьют, если люди в плащах узнают, что ты уцелел. Констебль искал живого человека, а у меня был ты. Людям из конюшни нужен был труп — и у меня был убитый преступник. Я отдал тебя констеблю, а труп подбросил в конюшню. Когда он обгорел до неузнаваемости, я вытащил его и положил туда, где прежде оставил мою кузину. — Вновь смутившись, он взглянул на Дэвида. — Видишь ли, я боялся своих родных.
— Почему? — удивился Дэвид.
— Я опасался, что мой отец или брат могли быть среди людей в плащах, и если ты проснешься утром живым и невредимым, нам придется поплатиться дороже, чем за мое мелкое мошенничество.
Опираясь на каминную доску, Дэвид недоверчиво взглянул на Алистера.
— Что же дальше? — спросил он.
— Это все. Больше мне нечего сказать, — ответил Алистер.
Дэвид покачал головой.
— Твои отец или брат и вправду были среди людей в плащах?
На горле Алистера судорожно забилась жилка.
— Я… этому не верю.
— Почему?
— Не знаю, — признался Алистер, — но не верю. Дэвид не шелохнулся.
— А ребенок? — спросил он.
— Какой ребенок? — Алистер нахмурился.
— Ребенок Шоны. Мой сын.
Брови Алистера сошлись на переносице.
— Малыш умер в Глазго. Я не думал… откровенно говоря, я был уверен: она не расскажет тебе про ребенка, который погиб, не успев сделать ни единого вздоха.
Дэвид уставился на Алистера, не зная, верить ему или нет. Невероятное признание Алистера раскрывало часть загадки — видимо, самую запутанную. И чудесное спасение Дэвида, и его пребывание на корабле наконец-то обрели смысл. Но появление Дэнни, сына Дэвида и Шоны, рядом с замком, который должен был стать его наследством, оставалось загадкой. Сегодня старый Эндерсон был перепуган: он рассказал то, что считал истиной. Девушка из замка принесла ему ребенка. Он понял, что должен заботиться о малыше и хранить тайну. Ради леди Шоны.
— Дэвид… то есть лорд Даглас, — с легкой усмешкой поправился Алистер, — я не надеюсь добиться прощения — ведь все началось с моей глупости. Но я рассказал тебе правду — может, за это ты не станешь разрывать меня на куски, перерезать глотку и насаживать мою голову на ворота замка в назидание остальным?
Дэвид смутился, улыбка тронула его губы.
— Я не знаю, как мне быть. Ты спас мне жизнь, вытащил из огня. И спас Шону.
— Это правда. Я — гнусный обманщик, мошенник, но…
— Но не убийца? — подсказал Дэвид.
— Да, не убийца, — торжественно заявил Алистер. Дэвид не сводил с него глаз.
— Ребенок Шоны не умер, — наконец сообщил он. — Дэниэл — наш сын, зачатый той ночью.
— Дэнни! — воскликнул Алистер и расхохотался. — Боже мой! Сколько раз Шона обвиняла меня, уверенная, что я соблазнил бедняжку Джину Эндерсон! Вот плутовка! Господи, а я-то думал… — Заметив пронзительный взгляд Дэвида, он быстро посерьезнел. — Прости, это вышло случайно.
— Значит, ты убежден: Шона не знала, что Дэнни — ее сын?
— Абсолютно убежден, — подтвердил Алистер, снова нахмурившись. — Потеряв ребенка, она была в отчаянии. Иногда я боялся, что она решит свести счеты с жизнью. Конечно, она сильная женщина, но ты не представляешь себе, как безутешна она была, лишившись и тебя, и ребенка… а я не смел рассказать ей правду. Но почему ты считаешь, что Шона способна отдать Эндерсонам собственного сына? — спросил он.
Его голос прозвучал так негодующе, что Дэвид ощутил жгучее чувство вины. Но можно ли доверять Алистеру? Ведь он признался, что спас Дэвида из страха перед своими родственниками и боязни за свое будущее.
— Так сказал Эндерсон, — объяснил он.
— Фергюс Эндерсон утверждает, что Шона сама принесла ему ребенка?
— Фергюс сказал, что мальчика принесла горничная Шоны.
— Мэри-Джейн?
— Да. Может, у Шоны служила другая горничная? Алистер покачал головой.
— Вряд ли. Мы навещали ее, иногда Мэри-Джейн приезжала, чтобы помочь Шоне, но чаще всего она оставалась в Глазго одна. Когда Шона вернулась домой, Мэри-Джейн вновь стала прислуживать ей.
Дэвид Отошел от камина и направился к лестнице.
— Дэвид! — окликнул его Алистер.
— Идем, — не оборачиваясь, позвал Дэвид.
— Куда?
— Не будем ждать до утра. Надо найти Мэри-Джейн.
— Ну конечно! — воскликнул Алистер.
Дэвид зашагал по лестнице. Алистер шел за ним. На мгновение по спине Дэвида пробежал холодок.
Торопливо поднимаясь и слыша за спиной шаги Алистера, он не позволял себе отвлекаться. Он был начеку.
В намерения Шоны не входило пребывать в неведении или оставаться в глупом положении. Выйдя из комнаты, она подвергнется опасности. Сидя здесь, она никогда не узнает правды. Шона умела обращаться с оружием, хотя и не считала себя метким стрелком. Ей принадлежала пара «деррин-джеров» с перламутровыми рукоятками, подаренных отцом много лет назад — именно потому она содержала оружие в порядке.
Она пожалела, что Дэвид безнадежно испортил ее лиловую амазонку, — сейчас одежда пришлась бы в самый раз, удобная и незаметная в темноте. Порывшись в шкафу, Шона разыскала траурное платье — строгое, с высоким воротом, пригодное для верховой езды. Оставалось только взять оружие и скрыться за каменной плитой, прикрывающей потайную дверь, но прежде надо разыскать эту дверь.
Шона была так поглощена своим делом, простукивая стену, нажимая выступы камней и завитки мебели, что вздрогнула, когда дверь внезапно распахнулась. Она стояла возле двери, ведущей на балкон, и быстро отпрянула от нее, увидев, что вернулся Дэвид.
Мрачный и внушительный в своих черных бриджах, рубашке и сапогах, он заполнил дверной проем. Взгляд мерцающих зеленых глаз был прикован к траурному платью. Его губы скривились в издевательской усмешке.
— Лорд не умер, разве вы еще не знаете, миледи?
— Что тебе нужно? — спросила она.
— Многое, очень многое. Но прежде всего — знать, где твоя горничная.
— Моя горничная? — удивилась Шона. Вопрос Дэвида был очень неожиданным.
— Да, твоя горничная Мэри-Джейн. Где она?
— Полагаю, спит!
— Нет, не спит.
— Тогда… не знаю.
Дэвид прошел через комнату туда, где стояла Шона, стараясь не приближаться к ней.
— Ты не отпускала ее? Может, она покинула замок с твоего разрешения?
— Не понимаю, о чем ты говоришь.
— Ты уверена?
— Вполне.
— Тогда, может быть, тебе известно, что твоего сына отдала Эндерсонам Мэри-Джейн?
Шона задохнулась.
— Она не могла…
— Это сделала она.
— Но как…
— Мне рассказал Фергюс, миледи.
— Я этому не верю! — Мэри-Джейн служила ей верой и правдой с незапамятных времен! — Дэвид, неужели ты веришь слову этого гнусного пьянчуги?
С минуту Дэвид смотрел ей в глаза.
— Да, — наконец произнес он, — верю. Повернувшись, он пошел прочь, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Ошеломленная, Шона смотрела ему вслед. Он побывал у Эндерсонов, предпринял шаг, к которому готовилась она сама. И теперь…
О Господи! Что еще наговорил ему Фергюс? Бросившись к двери, Шона распахнула ее. На пороге застыл Джеймс Мак-Грегор, сложив руки на груди.
— Прелестное платье, миледи, — учтиво произнес он.
— Пустите меня, Джеймс!
— Миледи, мне…
— Он спускается по лестнице, я слышу его!
Помедлив секунду, Мак-Грегор посторонился. Шона метнулась к лестнице. Она нагнала Дэвида только в большом зале. Он приближался к камину. Шона налетела на него, словно от ярости у нее выросли крылья, и заколотила руками по его спине. Он обернулся. Шона грозно вскинула кулаки, глядя ему в лицо.
— Твое место — на каторге! — выпалила она, чувствуя, как слезы жгут ей глаза. — Жаль, что тебя не забили там насмерть!
Она прищурилась, обезумев от страха, ярости и отчаяния. Дэвид молчал. Похоже, он не собирался верить ее слову — охотнее он поверил бы Фергюсу Эндерсону. Она ничего не могла доказать!
— Это все? — ледяным тоном осведомился он.
— Нет, не все! — прошипела Шона и, прежде чем здравый рассудок и чувство самосохранения успели остановить ее, изо всех сил влепила ему пощечину.
Он не шелохнулся и продолжал молчать. Шона застыла в смертельном ужасе, а затем испустила сдавленный крик — Дэвид поднял ее, обхватив руками за талию, и вскинул себе на плечо. Мгновение Шона висела неподвижно, но затем опомнилась и, боясь разразиться слезами, замолотила по спине Дэвида обеими руками.
— Глупец! Болван! Бог уже заставил тебя поплатиться за глупость…
— Остановись, Шона.
Она остановилась, но только для того, чтобы набрать воздуха.
— Олух! — выкрикнула она, нанося очередной удар стиснутым кулаком. Она понимала, что напрасно оскорбляет его, но не могла иначе выразить страх, боль и гнев, овладевшие ею. — Глупец! — в отчаянии повторила она.
Дэвид понес ее обратно по лестнице в спальню, молча пройдя мимо Мак-Грегора.
Не говоря ни слова, он бросил Шону на постель и повернулся, чтобы уйти, но вернулся к кровати. Наконец-то он заметил ее платье.
— Ты хотела сбежать. Она молча встала.
— Ты назвала меня глупцом, а сама собиралась покинуть замок, зная, что за каждым твоим движением следят, что ты можешь стать следующей жертвой?
— Я никуда не собиралась.
— Ты лжешь, и мне об этом известно. Но я не позволю тебе совершить самоубийство.
— Я не стану твоей пленницей после того, как ты отнял у меня ребенка…
— Не разыгрывай оскорбленную невинность, Шона. Тебе чертовски хорошо известно: я имею право оставить у себя ребенка, заботясь о его безопасности! Точно так же я пытался защитить тебя, хотя Бог знает почему — очевидно, тебя не удерживают ни мысли о сыне, ни другие причины, если ты готова рисковать жизнью.
— Я уязвима для пуль ничуть не больше, чем ты!
— Но в отличие от тебя я неплохо стреляю и в совершенстве владею мечом.
— Я не хотела рисковать жизнью…
— Почему же на тебе черное платье?
— Ты испортил другое, и, поскольку в комнате холодно, у меня нет ни малейшего желания сидеть в лохмотьях. Черт бы тебя побрал! Ты разорвал мою амазонку в клочья!
— А это платье превратится в конфетти!
Дэвид шагнул к ней с такой недвусмысленной угрозой, что Шона вскрикнула, пытаясь оказаться подальше от него и найти путь для бегства. По сравнению с красноречивым взглядом Дэвида путь через окно казался удачным выходом. Но Дэвид настиг ее, прежде чем Шона успела добежать до окна, схватил за руку и развернул к себе. Его пальцы вцепились в строгий высокий воротничок платья, Дэвид дернул его в разные стороны, и ткань начала рваться.
— Прекрати! — прошипела Шона, отбиваясь, царапаясь, цепляясь за его руки.
Никогда еще он не был более решительным, безжалостным и неумолимым. Он методично превращал в лохмотья ее платье, мстительно терзал его. Задыхаясь и выбиваясь из сил, Шона продолжала тщетную борьбу, но вскоре неровные лоскуты бывшего платья упали к ее ногам.
Дэвид отпустил ее. Шона гневно уставилась на него, и он ответил ей взглядом в упор.
— Ты не выйдешь из этой комнаты! — сообщил он ей с угрозой, которая пугала сильнее, чем выражение лица, когда он уничтожал ее одежду.
— О Господи! — всхлипнула она, вновь поворачиваясь, чтобы бежать, но тут же поняла: Дэвид опять ее поймает. — Не смей прикасаться ко мне! Ты этого не сделаешь! — воскликнула она.
Но он сделал то, что считал нужным: подхватив на руки, бросил Шону на постель.
~» Ложись спать. Ты не выйдешь отсюда.
— Я… — запротестовала она, начиная подниматься. Дэвид навис над ней.
— Спи!
Она застыла, чувствуя, как сердце бьется с невообразимой частотой, а дыхание обжигает легкие.
— Я…
— Миледи, хотя бы раз вспомните о здравом рассудке. Сегодня ни я, ни ты не покинем эту комнату.
Она с трудом проглотила подкативший к горлу ком, погрузила голову в подушку и настороженно посмотрела на Дэвида. Помедлив, она скользнула под одеяло. Внезапно ее охватил озноб. Еще никогда она не чувствовала такого холода. Дэвид отвернулся. Пройдя по комнате, он потушил свечи.
В темноте, которую рассекали только оранжево-золотистые отблески огня, он застыл у камина. Свет и тени играли на его лице, скульптурной линии щек и бровей, квадратном подбородке. Пламя отражалось в его глазах, подчеркивало выступающие под рубашкой бугры мускулов. Его лицо оставалось безучастным, не выражало никаких чувств. Казалось, он что-то ищет в пламени, но знает, что не найдет. Шона вдруг задрожала, припоминая недавний разговор с Джеймсом Мак-Грегором.
Каторга… Почти пять лет он работал на каторге. Шрам над глазом и остальные мелкие шрамы и рубцы на теле свидетельствовали о непрестанной борьбе, которую Дэвид вел все эти годы. Если бы Шона лучше знала его жизнь, может, она смогла бы понять, почему он не в силах доверять ей — особенно теперь, когда постепенно выяснялось, что она так или иначе замешана во всех трагических событиях его жизни.
Наконец он отошел от огня. Шона сжалась, чтобы не дрожать, когда он приблизился к постели. Дэвид не тронул ее. Гневный изумрудный отблеск играл в его глазах, но казалось, он не испытывает ни малейшего желания прикасаться к Шоне.
Повернувшись к ней спиной, он сел на противоположный край кровати и сбросил сапоги, затем улегся в постель, заложив руки за голову.
Несколько долгих минут Шона лежала молча.
— Я ничего не знаю про Мэри-Джейн. Ровным счетом ничего!
— Любопытно: она замешана в этом деле и теперь исчезла.
— Если она пропала, надо найти ее! — настаивала Шона.
— Она не пропала, а сбежала, — ровным тоном возразил Дэвид.
— Откуда ты знаешь?
— Ее одежда исчезла вместе с ней.
— Может быть, ее заставили уйти из замка, а одежду забрали, чтобы…
— Шона, перестань.
Ей следовало остановиться, как советовал Дэвид, но Шона не смогла. Выдернув подушку из-под его головы, Шона бросила ее ему на грудь. Он сорвался с места, как молния, и подмял Шону под себя. Его руки превратились в стальные клеши. Она лежала, ощущая телом ткань его рубашки и бриджей, а Дэвид легко удерживал ее одной рукой.
Она едва дышала.
— Не могу поверить! — прошептала она, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Мэри-Джейн! Та самая, которую Шона считала не только своей преданной служанкой, но и подругой! — Быть того не может! Почему ты поверил Фергюсу?
— Потому что он сказал правду.
— Откуда ты знаешь?
— К горлу Ферпоса был приставлен меч. — Дэвид вздохнул, теряя терпение. — Шона, теперь-то ты понимаешь, что близкие люди причинили тебе немало вреда и замышляли убийство?
На минуту Шона затихла, затем произнесла:
— Мне больно.
Он ослабил пальцы и отстранился. Она лежала рядом с ним, обнаженная и беспомощная, а он даже не прикоснулся к ней. Они повернулись спинами друг к другу. Шона гадала, лучше ли было, если бы гнев воспламенил страсть. Жаркая близость казалась предпочтительнее охватившего ее холода.
— Дэвид…
— Проклятие, Шона, почему ты не рассказала мне о ребенке?
Она глотнула и облизала языком губы.
— Прошлое слишком ожесточило тебя — я боялась упоминать о том, что потеряла ребенка.
Он не ответил. Молчание продолжалось так долго, что Шона в конце концов решила: Дэвид заснул. Она чуть не подскочила от его резкого возгласа:
— Черт возьми, миледи, прекратите трястись!
Внезапно он крепко прижал ее к себе. Ей следовало протестовать. Гораздо лучше замерзнуть, чем терпеть его прикосновения. Но Шону била дрожь, а тело Дэвида излучало тепло. Несмотря на то что сегодня его прикосновения утратили нежность, именно сейчас Шоне не хотелось мерзнуть.
— Надо разыскать Мэри-Джейн, — сказала она. Дэвид ответил не сразу.
— Мы найдем ее завтра, — пообещал он.
— Почему ты так уверен в этом?
— Потому что завтра — Ночь лунной девы. Прошу тебя, отдохни. А если не хочешь, дай выспаться мне.
Шона замолчала. Ее уязвляла мысль об объятиях человека, который вернул ей ребенка, чтобы отнять через несколько минут.
— Дэвид!
— О Господи! Чего тебе, Шона?
— Когда я увижу Дэнни?
Он испустил длинный вздох и приподнялся на локте. Обведя пальцем губы Шоны, он вдруг слегка улыбнулся, и она поняла: он всей душой желает довериться ей, поверить ее словам…
Но этому препятствовала сама Шона, отказываясь признать, что кто-то из близких чуть не лишил жизни их обоих.
— Скоро, — пообещал Дэвид.
— Когда?
Он задумался.
— Завтра я попрошу тебя сделать кое-что. В Ночь лунной девы ты дашь мне обещание, и тогда получишь Дэнни обратно.
— Какое обещание?
— Это ты узнаешь завтра.
— Дэвид, я…
— Нас обоих вытащил из огня Алистер, — бесстрастным голосом произнес вдруг Дэвид.
— Что?! Алистер? Но откуда ты знаешь? — встревоженно спросила Шона. — Алистера даже не было дома, он…
— Он сам рассказал мне, Шона. Он говорил со мной.
— Господи! Значит, это он продал тебя на корабль! Дэвид, я знаю: он не хотел тебе вреда! Не надо…
— У меня и в мыслях не было убивать Алистера, — перебил Дэвид. — Он рассказал мне — и я ему поверил, — что меня убили бы, если бы я не исчез. В лесу на твоего кузена напал беглый каторжник, и он убил его в драке. Алистер не святой, но он искупил свою вину трудом — по крайней мере я в этом уверен. Все остальное выяснится завтра ночью.
— В Ночь лунной девы… — пробормотала Шона.
— А теперь спи, умоляю тебя!
Она положила голову на грудь Дэвида. Он только что сказал, что вернет ей Дэнни, если она выполнит обещание. Шона поняла, что сегодня не сумеет заснуть. Долгие часы она пролежала без сна, не зная, спит Дэвид или нет.
Наконец она, должно быть, уснула и проснулась от вопля — такого громкого и пронзительного, что он, казалось, проникал сквозь толстые стены замка.
— О Господи! — пробормотал Дэвид, вскакивая с постели.
Он по-прежнему был одет в бриджи, рубашку и чулки, ему оставалось только натянуть сапоги. Шоне пришлось труднее: она была вынуждена искать рубашку, халат и ночные туфли.
Не дожидаясь ее, Дэвид вышел из комнаты. Позабыв о туфлях, Шона ринулась вслед за ним. Они бегом спустились по лестнице и остановились на площадке у большого зала. В это время к ним неслышно присоединились Слоан Трелони, Ястреб, Скайлар, последней спустилась Сабрина. Энн-Мэри, прижав ладонь к груди и опираясь я на руку Майера, стояла перед Гоуэйном, Алистером и Аларихом. Кухарка задыхалась, слова сплошным потоком лились с ее губ.
— Я начала выносить припасы с одним из слуг… О Господи! Клянусь святым Господом Иисусом, никогда еще не видела ничего такого — никогда в жизни! Какой ужас! Боже, это был он… его труп… труп несчастного Дэвида Дагласа! Черный, обугленный, он лежал, лежал там, когда я наконец дотащила корзину, я не сразу поняла… прямо на камне друидов! Труп Дэвида Дагласа лежал, словно его хотели принести в жертву!
— Труп лежал на камне друидов? — изумленно повторил Гоуэйн. — Послушай, Энн-Мэри, должно быть, это чучело. Видимо, деревенские мальчишки затеяли шалость, вот и…
— Скорее всего она говорит правду, отец, — вмешался Алистер. — Труп был похищен. Вчера мы с Ястребом обнаружили, что гроб пуст.
— Что? — воскликнул Гоуэйн. — Вы узнали, что в склепе кто-то побывал, и не сказали об этом мне?
— Отец, здесь хозяин — Ястреб, — напомнил Алистер.
— Да, но пока мы присматриваем за поместьем и не позволим бесчестить склеп Дагласов! — негодующе произнес Гоуэйн. — Надо немедленно отнести труп лорда Дэвида в склеп…
— В этом нет нужды, — перебил Дэвид, приближаясь к Гоуэйну.
Гоуэйн застыл, глядя, как шагает навстречу ему Дэвид.
— Чтоб мне провалиться! — пробормотал Гоуэйн. — Это Дэвид Даглас!
— Да притом живой, — подтвердил Дэвид.
— Дэвид! — Аларих ошарашенно уставился на Дэвида, словно видел призрак.
— Это я. Я вернулся. Но надо позаботиться о том, чтобы труп убрали с камня друидов. Мне бы не хотелось портить людям праздник…
Его перебил странный звук. Присутствующие не сразу поняли, что слышат нервную икоту. Звук исходил от Энн-Мэри. Дэвид повернулся к ней.
— Мне очень жаль, что тебе пришлось увидеть такое отвратительное зрелище, Энн-Мэри, — произнес Дэвид.
Вытаращив глаза, Энн-Мэри испустила второй вопль — на этот раз он быстро оборвался. Она вдруг обмякла, придавив всей своей тяжестью Майера и увлекая его за собой на пол. Алистер и Аларих поспешили на помощь Майеру.
Гоуэйн не сводил с Дэвида глаз, налитых холодом и яростью.
— Клянусь Богом, это ты, Дэвид Даглас, то есть лорд Даглас! Будьте осторожны, сэр, — призрак увидеть страшнее, чем труп. — Не отрывая взгляда от Дэвида, он продолжал странным безучастным голосом: — Дэвид воскрес из мертвых… Ну что же, добро пожаловать домой, лорд Даглас! Милости просим!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неповторимая - Дрейк Шеннон



СПАСИБО ЗА ВАШ ТАЛАНТ.ЕСЛИ ВЫ ЛЮБИТЕ ОСТРЫЕ ОЩЮЩЕНИЯ,ПРИКЛЮЧЕНИЯ И ХОРОШИЙ ДОСУГ--ЭТА КНИГА ТО, ЧТО ВАМ НУЖНО.
Неповторимая - Дрейк ШеннонЛена К.
31.03.2011, 15.35





Благодарю за великолепный и интереснейший роман. Ни разу, при чтении романов, мое дыхание не останавливалось... Слова, благодаря которым автор выражает суть каждой сцены, позволяют целиком и полностью проникнуть читателю и чуть ли ни самому прочувствовать весь всплеск эмоций героев.Надеюсь,этот роман понравится вам так же,как и мне.Приятного Вам время препровождения!
Неповторимая - Дрейк ШеннонАнюта О.
21.08.2011, 1.18





Роман супер!!!!читала невідриваючись всю ніч до ранку.Не могла відірватися, перечитую вже не один раз і завжди цікаво.Історії з Слоаном та Яструбом якісь пріснуваті, а цей в самий раз.СУПУР!!!!!Вважаю це один з найкращих її романі.
Неповторимая - Дрейк ШеннонОльга
23.04.2012, 20.13





Очень длинно и скучно.
Неповторимая - Дрейк ШеннонАлиса
30.06.2012, 15.17





суперский роман, очень захватывающий!!!Впрочем у Дрейк Шеннон все романы такие.
Неповторимая - Дрейк ШеннонМаша
3.10.2012, 2.25





Очень интересный роман.Читала на одном дыхании,от начала и до конца.Рекомендую прочитать всем.
Неповторимая - Дрейк ШеннонМарина
2.12.2012, 23.10





Все враки. Дед ходит в килте - Вы можете себе такое представить?! Да после битвы при Каллодене в 1746г. килты, волынки, хаггис и все, что напоминало о культуре Шотландии, вплать до языка! было попросту запрещено. Более половины население истреблены либо переселены в Америку. Чтоб сразу ДВА клана сохранили свое имущество и положение?! Только соратники Мясника выжили. а уж с клановой системой было покончено. Вождей намеренно истребляли. Национальные элементы стали использовать уже после Второй мировой войны, в целях привлечения туристов и поднятия экономики... В описываемым автором период времени ТАКОГО УКЛАДА БЫТЬ НЕ МОГЛО.
Неповторимая - Дрейк ШеннонKotyana
14.04.2013, 5.05





Возможно,что роман не соответствует действительности того времени. Я соглашусь с тем,что в 1870г. уже не существовало клановой организации,давно был истреблен культ Шотландии,а это шатланки,волынки,язык и т.д... И это главная и единственная погрешность,автора этого романа. Но в целом роман,мне понравился. Ну очень интересный сюжет,а самое главное в романе есть все,юмор,грамотность написание,что придает легкость чтению,интриги,которые реально вызывают бурю эмоций. Превосходный роман,советую прочесть.....
Неповторимая - Дрейк ШеннонЕвгения
29.05.2013, 23.08





Хороший роман! Интересный детективно-мистический сюжет, держащий в напряжении до самых последних глав. Плюс автор очень красочно описывает ту местность, где все происходит - замок, часовня, кладбище, озеро, скалы, эта, с каждым днем нарастающая луна... Невольно проникаешься и обстановкой, и ситуацией, в которой оказались герои. Мой любимый момент в книге, это ночной поход в склеп главных героя и героини. Где-то даже мурашки по коже бежали от описания трупов под саванами, гробов, крестов, запаха обгоревшей человеческой плоти... Ой,Жуть! Что касается отношений ГГероев, то они тоже интересно развиваются. Поступки их логичны, диалоги коротки, ссоры уместны - все как надо. Еще, в романе много чувственных и красивых любовных сцен. Единственное, что, мне кажется, было упущено из внимания, так это отношения между Сабриной и Слоаном. У них тоже своя очень интересная история, и я почему-то думала, что к концу книги они тоже к чему-то придут, но про них ни слова, ни пол слова :( Жаль... Ну а что касается не состыковки эпохи, описанной в романе, с историческими фактами, то я не думаю, что автор об этом не знала. Просто художественная книга на то и художественная, и такие погрешности допускает. Я десяточку поставила :)
Неповторимая - Дрейк ШеннонМупсик
10.06.2013, 11.25





Мупсик Вы большой молодец!Честно от всей души говорю,вот я прочла ваши комментарии с большим удовольствием, все четко, ясно и с юмором. Респект и удачи.
Неповторимая - Дрейк ШеннонАкуся
10.06.2013, 13.57





Акуся, ну ничего себе, как приятно! Спасибо за теплые слова! И от меня Вам искренние пожелания удачи и счастья!
Неповторимая - Дрейк ШеннонМупсик
10.06.2013, 15.26





Блин, читаю, не могу оторваться. Написано действительно "вкусно", красочно, сюжет интригует... Только все время заставляю себя вспоминать что это последняя четверть 19 века. Потому что эсли бы автор об этом сама не написала, я прибывала бы в полной уверенности, что это век 12-13, настолько все "дышит" теми временами. Я очень сомневаюсь, что в конце 19 века сражались на мечах, как это делали Дэвид и убийца у реки. Шпаги, сабли - да, но меч?? В общем, я буду читать и наслаждаться.
Неповторимая - Дрейк ШеннонДжо
10.06.2013, 15.48





Героиня совсем дура что ли? Ее пытались убить, на берегу валяется труп этого убийцы, а она ДАЖЕ НЕ ПОИНТЕРЕСОВАЛАСЬ кто это. Весь следующий день страдала фигней, ночью легла спать, подумала "Оу, меня ведь хотели убить"... и заснула. Это нормально вообще? Согласна, что автор хорошо пишет, но с логикой и последовательностью не дружит. Детектив - не ее тема.
Неповторимая - Дрейк ШеннонТарабарщина
10.06.2013, 16.05





Взаимно!Мупсик Вы прелесть!!!
Неповторимая - Дрейк ШеннонАкуся
10.06.2013, 16.02





РОМАН ДОВОЛЬНО ИНТЕРЕСНЫЙ. СТОИТ ЕГО ПРОЧЕСТЬ.
Неповторимая - Дрейк ШеннонТави
10.06.2013, 22.15





8/10
Неповторимая - Дрейк ШеннонМарго
11.06.2013, 11.20





Не впечатлило, затянуто. А г.героиня не понравилась совсем.
Неповторимая - Дрейк ШеннонВер0ни4ка
27.01.2014, 4.17





Г героиня самонадеянная дура!!! Очень много описаний про мертвецов,я такое не люблю. 6/10
Неповторимая - Дрейк Шеннонюлия
6.03.2014, 20.08





Пожалуйста напишите последовательность трилогии романов.
Неповторимая - Дрейк ШеннонЕлена
8.06.2014, 14.17





Пожалуйста напишите последовательность трилогии романов.
Неповторимая - Дрейк ШеннонЕлена
8.06.2014, 14.17





1. Неповторимый 2. Неповторимая 3. Неповторимая любовь
Неповторимая - Дрейк ШеннонNeytiri
8.06.2014, 14.34





Neytiri, спасибо большое)
Неповторимая - Дрейк ШеннонЕлена
8.06.2014, 15.06





Нудные и длинные диалоги на пустом месте. Сюжет ужасен .. Гг не впечатлили вовсе 5/10
Неповторимая - Дрейк ШеннонVita
20.06.2014, 7.15





читать было очень интересно.
Неповторимая - Дрейк Шеннонтатьяна
9.09.2014, 19.21





Отличный роман! И действительно интересный детективный сюзжет. Накал страстей между глав. героями поддерживается идеально, отношения развиваются и читать про них интересно. Единственное что момент с ребенком мне показался лишним. И момент с беременной сестрой мне показался немного скомкан. Но за основной сюжет ставлю 10
Неповторимая - Дрейк Шеннонdeasiderea
5.05.2015, 1.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100