Читать онлайн Неистовый рыцарь, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Неистовый рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Утром Аллора проснулась одна.
Она встала, быстро умылась и оделась. И тут же раздался голосок проснувшейся и проголодавшейся Брайаны. Едва успела Аллора покормить малышку, как послышался осторожный стук и в дверь заглянула Мери. Ее миловидное личико было озабоченно.
— Как вы, миледи? Я сделала все возможное, чтобы убежать, но ваш норманн отобрал у меня ребенка. Я не оправдала вашего доверия, простите меня…
— Все к лучшему, Мери. Ведь если бы ты сбежала с ребенком, Брайаны сейчас не было бы со мной. Так что все хорошо, Просто теперь все будет не так, как прежде. Надеюсь, вам вчера никто не причинил зла?
— Нет-нет, миледи! Мы подчинились — И все. Новый лаэрд поговорил с телохранителями и рыцарями, сказал, что не винит их, ведь они защищали то, что принадлежит им, и пообещал всем, кто присягнет ему в верности как новому законному хозяину Дальнего острова, не трогать их. Сэр Кристиан подтвердил, что новый правитель поступает согласно воле покойного лаэрда Айона. И все до одного мужчины в крепости присягну ли в верности новому нормандскому лаэрду. А после этого он позвал слуг и других работников, и мы тоже один за другим поклялись служить ему верой и правдой. С восходом солнца мы все принялись за свои дела и жизнь в крепости пошла своим чередом.
— А как моя кузина Лилит? — вдруг встрепенулась Аллора.
— Сейчас она внизу, завтракает. Она попросила прощения у вашего мужа за то, что участвовала в обмане. Он сразу же, простил ее, только предупредил, что, если она вздумает предать его еще раз, он выгонит ее из дома. Странно ведет себя нормандский лорд, миледи. Он победил нас, завоевал, подчинил, а проявляет к нам, побежденным, такое милосердие! Голос у него строгий, команды — четкие, люди ему верят. Когда я присягала ему, миледи, он глядел мне прямо в глаза, и я почувствовала, что мне хочется служить ему верой и правдой.
— Я рада, — тихо сказала Аллора. — Я устала жить в страхе. Он пришел и проявил к нам больше терпения, чем можно было ожидать. Моему дяде придется смириться с тем, что произошло.
— Ваш дядя никогда не смирится с этим, миледи.
— В таком случае ему придется держаться подальше от Дальнего острова. — Аллора передала Брайану на руки Мери. — Побудь с ней. Пойду посмотрю, как там дела.
Аллора сбежала по лестнице в главный зал и замедлила шаг. В крепости, несомненно, произошли перемены: в зале толпились теперь нормандские рыцари. У огня стоял и грел руки Этьен, Джаррет сидел за столом и о чем-то беседовал с Элайзией, Гастон играл в шахматы — и с кем бы? — с сэром Кристианом! В конце стола сидела Лилит, с аппетитом уплетавшая толстый ломоть свежеиспеченного ароматного пирога…
— Миледи! — приветствовал ее, вставая, Джаррет. Сидевшая рядом с ним Элайзия одарила Аллору лукавой улыбкой, заставив ее смущенно отвести взгляд.
Аллора, чувствуя себя в центре внимания, постаралась сохранить самообладание и спросила с самым невозмутимым видом:
— Где Брет?
— Осматривает сверху донизу крепость, миледи, — ответил за всех Этьен.
— Пойду, пожалуй, поищу его. Может быть, ему потребуется моя помощь. — Аллора ждала: вдруг кто-нибудь остановит ее и скажет, что приказано не выпускать ее за пределы главной башни. Но никто не сказал ни слова.
Ее приятно удивило, что в крепости действительно идет обычная повседневная жизнь и все заняты своими делами. Вдоль парапетов стояли на страже воины. Их было даже больше, чем тогда, когда крепость готовилась отражать нападение армии Брета. Но этому не следовало удивляться, потому что Брет, не рассчитывая на мирную жизнь, привел с собой много людей, а пока Роберт скрывается в лесах, о мирной жизни тем более нечего было и мечтать.
К тому же, как бы ни клялись служить ему верой и правдой ее люди, он все еще до конца не верит им, так что его собственные воины не теряют бдительности.
Она направилась в конюшню, решив, что Брет, наверное, делает объезд верхом. В полутьме конюшни, устроенной прямо в крепостной стене, она с удивлением увидела свою резвую кобылку Брайар, которую, убегая, оставила в Лондоне. Аллора бросилась к лошади и нежно заворковала ей на ухо:
— Как я рада снова видеть тебя, моя миленькая. Мне тебя не хватало. Как хорошо, что моя любимая лошадка вернулась ко мне…
— Моя лошадка, — услышала она и, быстро оглянувшись, увидела поодаль Брета — он наблюдал за ней, чуть расставив ноги и сложив руки на груди. Подойдя ближе, он погладил шелковистую шею кобылы. — Теперь это моя лошадка, миледи. Вы же бросили ее, когда убегали, помните?
Аллора опустила глаза — серьезно говорит он или шутит?
— Я и вас бросила в Лондоне, однако вы все еще считаете себя моим мужем. Поэтому, возможно, и лошадку можно считать моей.
— Хм-м, — задумчиво произнес Брет. — Пожалуй, можно позволить вам считать ее вашей, но при условии примерного поведения.
— Моего или лошадиного? — спросила Аллора.
— Вашего, миледи.
— Но мне показалось, что прошлом ночью я вела себя примерно, — сказала Аллора, чувствуя, что краснеет. Он тихо рассмеялся хрипловатым грудным смехом, от которого у нее по спине пробежали мурашки.
— Поведение было превосходным, — подтвердил он, — поэтому пока, пожалуй, можете считать лошадь вашей, как и мужа. Ладно, давайте прикажем ее оседлать и поедем вместе. Покажите мне крепость, миледи.
Она взглянула на него и пожала плечами:
— Ну что ж, следуйте за мной.
Сжав коленями бока Брайар, она послала кобылку с места в карьер и сразу же обогнала Брета, потому что отлично знала, как лавировать между пристройками и людьми, работающими во дворе. Но Брет отстал ненадолго. Одну за другой она показала ему башни, объяснив роль каждой в системе обороны крепости.
— А вот северная башня, которая вам уже знакома. Там мы держим заложников. Чаще всего она пустует, — задиристо произнесла Аллора.
К ее удивлению, глаза его сверкнули гневом.
— Ну, сейчас она не пустует.
— Но ведь я вчера ее покинула…
— Я ее снова заселил, миледи.
— Кем?
— Не ваше дело. И я требую, чтобы вы держались подальше от этой башни, понятно?
Брет снова говорил ледяным тоном, которого прошлой ночью уже не было. Видимо, она ошиблась и ей придется все время держаться с ним настороже.
Ее разбирало любопытство: кто же все-таки содержится в заточении?
— Если вы заточили туда моего дядюшку… — начала она.
— Нет, там не ваш проклятый дядюшка, — раздраженно сказал Брет. — И не забудьте, что я вас просил держаться подальше от этой башни. — Он пришпорил Аякса, быстро пересек двор и выехал за ворота крепости на песчаную полосу, соединяющую остров с материком.
Аллора, чуть замешкавшись у ворот, выехала следом за ним.
Добравшись до материка и не видя Брета, она продолжала скакать к югу, и, домчавшись до рощицы наверху холма, спустилась по пологому склону к песчаному берегу. Спешившись, она побрела по белому песку, глядя на море. Потом, внезапно вздрогнув, испуганно оглянулась. Она боялась не за себя. За Брета. Роберт и его ловкие, хитрые люди знали эти места как свои пять пальцев. Кроме того, многие из них приходились ей дальними родственниками. Вдруг кто-то бросился на нее сзади и сбил ног. Упав на песок, она вскрикнула и начала вырываться, но услышала негромкий мужской смех. Это был Брет.
— Извини, я, кажется, напугал тебя, любовь моя, — насмешливо сказал он.
— Правда. Ты напугал меня, норманн.
— Я хотел, чтобы ты знала на будущее, что у тебя нет ни малейшего шанса сбежать.
— Ты думал, что я сейчас сбегу?
— Нет, ведь Брайана осталась в крепости. Ты можешь сколько угодно носиться по округе, но помни, что мои люди постоянно знают, где находится моя дочь.
Аллора стиснула зубы.
— Вы все-таки слишком самоуверенны, милорд. Эти леса вокруг…
— А кроме того, — продолжал он, прерывая ее, — мне вспомнились кое-какие чудесные слова, которые я, кажется, услышал от вас перед сном. Вы вроде бы прошептали что-то о любви ко мне? Это правда или я ошибся, миледи?
Те слова так легко сорвались с ее губ ночью, после близости, а сегодня, когда он пристально смотрел на нее с насмешливой улыбкой на губах, ей было страшно произнести их еще раз.
— Прошлой ночью я была готова сказать вам что угодно…
— Понятно. Значит, эти слова у тебя вырвали под пыткой?
— Пытки бывают разными, милорд, — холодно сказала она, а он снова рассмеялся хрипловатым смехом. — Тебе не следует особенно веселиться! — серьезным тоном предупредила она. — Ты сейчас находишься вне стен крепости Дальнего острова, один, без своих людей. А дядюшка вдоль и поперек знает и эти леса, и эту крепость….
— Ушам своим не верю! Неужели ты пытаешься предостеречь меня от своего дядюшки?
Аллора потеряла терпение:
— Поступай как знаешь! Пусть он тебя схватит, но позволь предупредить тебя, что здесь свои порядки. Никто не отправит тебя на север, чтобы тобой занимался суд Малькольма. Старейшины кланов сами выносят приговоры и сами приводят их в исполнение. И если их очень разозлить, они иногда приговаривают к сожжению. Я уверена, что дядя считает, что ты достаточно долго испытывал его терпение и заслуживаешь самого сурового наказания.
Брет, пристально глядя на нее, невозмутимо грыз какую-то травинку.
— Что ты на меня уставился? — сердито спросила она. — Если ты будешь надо мной смеяться, то в следующий раз я не стану предупреждать тебя об опасности.
Он поднялся и, протянув руки, помог ей подняться.
— Благодарю за предостережение, любовь моя. Но мне хотелось бы знать, за что ты так сильно презираешь Вильгельма и норманнов. Вильгельм воевал — это правда, он завоеватель — это тоже правда, однако он крайне редко проявлял жестокость. За время своего правления он казнил всего одного человека, который без конца поднимал мятежи против него и просто не оставил ему выбора.
— Мой дядя не казнит людей без разбору. И он не разорил половину страны.
— Тем не менее он пытался отравить меня.
Она опустила глаза.
— Уверена, что он не знал, что за зелье находится в пузырьке.
— У твоего дяди множество скверных качеств, но глупым его не назовешь, Аллора. Ладно, я не намерен спорить по этому поводу, — сказал он и вскочил на Аякса. Он даже не посмотрел на нее, будто ему было безразлично, последует она за ним или останется.
Его самоуверенность приводила ее в бешенство. Ей захотелось назло ему остаться здесь, но он был прав в одном: она боялась оставить Брайану.
И не только это заставило ее подавить свое недовольство. Те слова, которые она отказалась повторить при свете дня, были чистой правдой. В течение долгих месяцев разлуки она мечтала о нем, ждала его. Она увидела в нем не только силу, но и доброту, хотя и не ожидала этого. В его объятиях ей было спокойно и хорошо, как никогда прежде. Она хотела, чтобы он остался рядом. Она хотела жить с ним в мире и согласии и верила, что в конце концов сможет этого добиться.
Аллора бросила взгляд в сторону леса. Какое безрассудство со стороны Брета! Роберту ничего не стоило напасть на них здесь, на берегу!
Брет уже сидел верхом на Аяксе и ждал ее. Ей ничего не оставалось, кроме как вскочить на Брайар, и они поскакали вместе по песчаной полосе, которая уже стала влажной, назад, к крепостным воротам. Брет спешился перед главной башней и, приказав груму хорошенько вытереть Аякса, вошел внутрь. «Какая самоуверенность! — подумала Аллора. — Видно, считает, что я обязательно последую за ним!» Она взглянула в сторону северной башни, и ее снова одолело жгучее любопытство. Ведь если там не Роберт, то кто-нибудь из рода Кэнедисов…
И вдруг ее осенило: Дэвид!
У нее перехватило дыхание и подкосились ноги, так что она чуть не упала. Сделав глубокий вздох, она взяла себя в руки и вошла в главный зал, лихорадочно обдумывая, как поговорить с. Бретом наедине. Но в зале никого не было. Она быстро взбежала по лестнице к себе на третий этаж. Распахнув дверь, она увидела Брета — он стоял, прислонившись к стене, и любовался спящей в деревянной колыбельке Брайаной.
— Ты должен отпустить его! — воскликнула Аллора и слишком поздно поняла, что получается совсем не тот тактичный разговор, какой она думала завести. И конечно, с его стороны последовала соответствующая реакция. Черные брови взметнулись вверх, в глазах появилось холодное осуждение ее вызывающей дерзости.
— Я. здесь никому ничего не должен, миледи, — заявил он, пристально взглянув на нее. — Но скажи, кого, по-твоему, я должен освободить?
Она взяла себя в руки, расправила плечи и, гордо подняв голову, поглядела ему прямо в глаза.
— Дэвида. Ты заточил в башне Дэвида Эдинбургского!
Он и бровью не повел.
— Этот человек взят в плен в бою. Пока у меня нет никаких оснований для освобождения того, кто с готовностью стал воевать против меня.
Она замотала головой, страшно испугавшись за Дэвида.
— Ты не понимаешь: ведь я прошу освободить его только ради сохранения мира! Дэвида здесь любят, им восхищаются.
— Вот как? — холодно заметил Брет.
— Теперь, когда нет отца, он остался здесь единственным здравомыслящим человеком, — продолжала настаивать Аллора, сожалея о том, что так бездарно начала разговор. — Если ты его освободишь, другие, возможно, решат прекратить сопротивление и признают тебя законным лаэрдом.
— Они все признают меня законным лаэрдом, миледи, или сложат головы, пытаясь доказать обратное, — сказал Брет. Внешне он сохранял спокойствие, но на самом деле кипел гневом.
— Ты должен освободить его…
— Не указывай мне, что я должен или не должен делать, Аллора!
— Ах ты, мерзкий норманн! — воскликнула она, чувствуя, что проигрывает битву. Она пересекла комнату и, подойдя к нему, в бессильном отчаянии толкнула его в грудь головой. Но он моментально пресек ее действия, схватив за запястья, и она почувствовала на себе его ледяной взгляд. — Отпусти его! Отпусти меня! А если не отпустишь…
— Если не отпущу, ты сбежишь от меня? Попытаешься меня убить? Чем ты еще намерена угрожать мне, леди?
На ее глазах блестели слезы.
— Я не угрожаю! — воскликнула она. — Я не подойду к тебе, я не стану спать с тобой. Я не прикоснусь к тебе, пока ты держишь его в заключении! Можешь запереть меня в другой башне, можешь делать что угодно, только…
— Миледи, а вдруг мне совершенно безразлично ваше нежное прикосновение? И запомните: моему терпению есть предел, вы достаточно долго поступали по-своему. Теперь я здесь хозяин… Вы будете спать там, где я прикажу, и если я захочу свою жену, я буду иметь ее, и меня больше не касается ваше отношение к этому.
— Черт бы тебя подрал! — вырываясь, заорала она. — Делай со мной что хочешь, но Дэвид не заслуживает…
— Ну еще бы! Ведь Дэвида любят. А что, если я держу его в башне, чтобы он под пытками признался мне, как сильно его любили вы?
Она судорожно глотнула воздух и замерла на месте.
— Неужели вы верите…
— Я верю, что не позволю командовать собой после того, что между нами произошло! — выкрикнул он, все еще больно сжимая ее запястья.
Она не успела ответить, потому что в этот момент издала вопль разбуженная криками родителей Брайана.
— Займись ребенком, Аллора, — сердито приказал Брет, отпуская ее руки. — И не приставай ко мне больше с такой просьбой!
Четкой поступью он направился к двери.
— Нет уж, позвольте! Я буду к вам приставать и буду даже драться с вами или совсем вас отвергну, если вы причините ему зло!
— В таком случае вы тоже поплатитесь за свой мятеж!
— Ну уж нет! Меня здесь просто не будет.
— В крепости одни ворота, миледи. И не сомневайтесь — мои нормандские рыцари не спустят с них глаз. Воюйте со мной, отвергайте меня, делайте все что угодно, но я буду держать вас в своей власти, хотя бы для того, чтобы помучить вас так же, как вы мучаете меня!
Он сердито распахнул дверь.
— Вы хотели быть со своей дочерью? Так успокойте ее! — крикнул он и с грохотом захлопнул за собой дверь.
— Ты ее разбудил, сам бы ее и успокаивал, — сердито прошипела Аллора, обращаясь к закрытой двери. Она, может, громко и прокричала бы эти слова, но побоялась, как бы он не подумал, что она не хочет заниматься дочерью. Пребывание в башне еще не стерлось из ее памяти, и она совсем не хотела рисковать.
Взяв на руки дочь, она принялась расхаживать по комнате, обдумывая свое положение. Брет просто пугает ее. Он ни за что не стал бы подвергать Дэвида пыткам. Не может же он на самом деле думать, что у нее с Дэвидом что-то было. Ведь если бы он так думал, то ни один из них не дожил бы до этого времени.
А вдруг? Нет, она должна поговорить с Дэвидом. Было бы непорядочно наслаждаться супружеской жизнью, в то время как Дэвида мучают в башне или подвергают жестокому обращению.
Брайана явно проголодалась. Аллора уселась в кресло и начала кормить ее. Тревожные мысли не покидали ее.
Элайзия сидела за столом в главном зале и, лениво потягивая вино из кубка, размышляла о причинах, которые заставили ее приехать сюда вопреки самым строгим запретам. Наверное, ее привела жажда мести. Но ведь она уже отомстила. Как только Аллора освободила северную башню, туда посадили Дэвида. Может быть, такого наказания для него маловато? Не то чтобы ей хотелось, чтобы Брет обошелся с ним жестоко, но…
Но Брет, по правде говоря, вообще никак не наказывал его. Судя по всему, Брету его пленник даже нравился. Дэвида заточили в башне, но она тем не менее не находила себе места. Почему бы это?
Пока она предавалась размышлениям, сверху по лестнице торопливо сбежал Брет. Накидывая на ходу плащ и не обращая ни на кого внимания, он прошел мимо. Элайзия хотела окликнуть его, но, увидев, что лицо Брета мрачнее тучи, промолчала. Не замечая ее, он пересек зал и вышел, громко хлопнув дверью.
Элайзия поглядела вверх, закусив губу. Похоже, что, хотя брат и выпустил Аллору из заточения, их супружеская жизнь отнюдь не безоблачная. Как ни странно, Аллора ей нравилась. Возможно, потому, что она так горячо сопротивлялась похищению Элайзии, а возможно, потому, что она не могла не сочувствовать красивой девушке, которую обстоятельства все время вынуждают что-то делать против ее воли.
А может быть, потому, что Элайзия была уверена: Аллора действительно любит Брета. Бедняжка Аллора! Уж Элайзия-то знала, насколько трудно бывает с Бретом, когда у него такое мрачное настроение, как сейчас. Он бывал дерзким, самоуверенным и даже жестоким, когда требовалось выполнить какое-то решение, но при этом он оставался прежде всего благородным. И если бы кому-нибудь вздумалось сказать о ее брате что-нибудь нелестное, Элайзия выцарапала бы глаза обидчику.
Кому-нибудь вроде Дэвида. Этот проклятый шотландец слишком дешево отделался!
Элайзия вскочила со стула, заметив, что из кухни вышла старая служанка с подносом в руках, накрытым льняной салфеткой. Элайзия подбежала к ней:
— Жаннет, куда ты это несешь? Наверное, это ужин для какого-нибудь часового? М-м-м, пахнет очень аппетитно…
— Это ужин для пленника, леди Элайзия, — объяснила старуха. — Не задерживайте меня, потому что, пока я доберусь до северной башни с этим тяжелым подносом, мои старые косточки совсем промерзнут.
— Да уж, ветры здесь, на севере, суровые, — согласилась Элайзия, хотя давным-давно поняла, что ей пришелся по сердцу местный суровый климат. Ей нравился Дальний остров и весь этот скалистый пограничный край. — Дай мне поднос, я сама отнесу его.
— Миледи! Мне не поздоровится, если лорд Брет узнает, что я позволила вам выполнять работу за себя.
— Жаннет, разве ты видела когда-нибудь, чтобы мой брат жестоко обращался с преданными слугами? А кроме того, я ему не скажу. Давай дадим друг другу обет молчания? Дай-ка мне свой плащ с капюшоном, и меня никто не узнает.
— Я могла бы послать свою помощницу, но мне кажется, ваш брат не очень-то доверяет здешним слугам. И он прав; за ними глаз да глаз нужен.
— Да уж, Жаннет.
Элайзия быстро надела плащ служанки и накинула на голову капюшон. Потом, боясь, что Жаннет передумает, выскользнула за дверь.
Опустив голову, она торопливо пересекла крепостной двор. Изрядный кусок оленины и свежеиспеченный хлеб на подносе источали аппетитный запах. Там же стоял кубок с вином. «Пусть помучается от голода бедняга Дэвид, ему это пойдет на пользу», — лукаво подумала она. Вылив на землю вино, она заменила его водой. Потом подозвала свистом собаку и бросила ей кусок мяса с тарелки, а в остатки соуса положила хлеб. Опустив на лицо капюшон, она вошла в башню.
Дежурные Этьен и Гастон от нечего делать играли в кости.
— Еда для заключенного, — сказала Элайзия, прикрыв рот краешком капюшона.
— Проходи наверх, — любезно отозвался Этьен, не узнав ее. — Я мигом вернусь, чур, не жульничать — добавил он, обращаясь к Гастону, на что тот ответил широкой ухмылкой. Этьен проводил Элайзию вверх по лестнице.
— Я подожду, пока освободится поднос, — пробормотала она.
— Ладно. Если что не так, кричи громче, я мигом прибегу. Надеюсь, ужин придется ему по вкусу, это весьма почетный пленник.
Элайзия кивнула, подождала, пока Этьен отодвинет засов, и подошла к двери. Сердце ее бешено колотилось. Страшно было даже подумать о том, что сделает с ней Брет, если узнает о ее проделке. Самое худшее — если он отошлет ее к отцу. Аларик будет возмущен ее поведением. Даже если вмешается мать, не миновать брака с каким-нибудь бароном, который будет держать жену в ежовых рукавицах.
Ладно, пока об этом не надо думать. Элайзия перешагнула порог, и Этьен закрыл за ней дверь.
Дэвид стоял возле узкого окна и смотрел на угасающий день. Предзакатный ветерок, проникая сквозь окно, шевелил его светлые волосы.
Он был красиво одет: светло-коричневые рейтузы, белая сорочка и короткая зеленая туника. Он, видимо, не чувствовал холодного ветра, дующего в лицо, — ведь этот суровый край был его родиной.
Почувствовав ее присутствие, он сказал, не поворачивая головы:
— Поставь поднос на сундук и ступай.
Похоже, он не погибал с голоду. Брет слишком баловал своих пленников.
Поставив поднос, Элайзия сказала:
— Я подожду.
Он оглянулся, возможно, узнав ее голос. Она быстро опустила голову, но он шагнул к ней и, взяв за подбородок, повернул ее лицом к себе.
— Вы?!
— Я принесла хлеб и воду узнику! — с вызовом произнесла Элайзия, с удивлением почувствовав, что ей почему-то стало трудно дышать.
Он шагнул к подносу и приподнял салфетку.
— Мою порцию мяса слопала какая-нибудь собака. Но где мое вино? — спросил он, понюхав воду в кубке.
— Пролилось на землю.
— Жаль. Ваш брат привез с собой отличные вина.
— Самые лучшие из Нормандии, — согласилась она.
— Так, значит, мясо вы скормили собакам? — сказал он, медленно подходя ближе. В его движениях было что-то угрожающее.
Элайзия попятилась.
— Только подойди, и я заору и позову на помощь стражников!
— Ты позовешь на помощь? Это я должен звать на помощь, чтобы меня оградили от пыток, которым ты, несомненно, замышляешь меня подвергнуть!
— Как ты смеешь… — начала Элайзия, но, наткнувшись спиной на стену, поняла, что идти дальше некуда. А он стоял совсем близко — высокий, широкоплечий. Его тело излучало жар, но в глазах она заметила насмешливый огонек.
— Клянусь, я сейчас позову на помощь! — предупредила она.
— Торопитесь, потому что лично мне помощь требуется срочно, — ответил он.
Она не могла бы сказать, кто из них сделал первый шаг. Если она явилась сюда, чтобы помучить его, то и сама мучилась не меньше. Она прикоснулась губами к его губам, и окружающий мир словно взорвался. Все запреты и преграды рухнули, она приподнялась на цыпочки и прижалась к нему. Он обнял ее, плащ упал на пол. Дрожа, он поднял ее на руки, уложил на кровать и сам лег рядом. И прикоснулся рукой к ее щеке.
—  — За это не жаль и жизнь отдать! — шепнул он.
— Нет-нет! Не хочу, чтобы из-за меня ты лишился жизни, — пробормотала она.
— Я умру счастливым, — сказал он, снова припадая губами к ее губам.
Они понимали, что страшно рискуют. Внизу Этьен. Кто-нибудь в любую минуту мог войти в комнату.
Дэвид предупредил такую случайность и забаррикадировал дверь, придвинув к ней сундук. Потом вернулся к Элайзии, на ходу сбрасывая с себя одежду. Она почувствовала, что дрожит от предвкушения: ей безумно хотелось поскорее прикоснуться к его горячему мускулистому телу. Это было ужасно, просто ужасно! Мама будет шокирована, отец будет шокирован, а брат, узнав об этом, наверняка оттаскает ее за волосы.
Но ей было все равно…
Она словно завороженная смотрела, как он приближается к ней.
— Тебя заставят дорого заплатить за это, — прошептала она прерывающимся голосом.
— Сейчас меня может остановить только одно, — сказал он, нежно ее обнимая.
— Что?
— Твое слово, Элайзия. Ты хочешь, чтобы я остановился?
Она не нашла подходящих слов, а лишь обняла его и поцеловала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон



Очень хороший роман! Достойное продолжение "Неистовой принцессы".
Неистовый рыцарь - Дрейк Шенноннелли
3.03.2012, 10.51





Интересное продолжение романа Неистовой принцессы.Интересно читать о продолжении судеб героев романа,о том как дальше шла их жизнь.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонМарина
26.11.2012, 23.14





НУ ВОТ,ОПЯТЬ ПРОТИВОБОРСТВО ГГЕРОЕВ ДО ОТУПЕНИЯ,КАК И ВО ВСЕХ ЕЕ РОМАНАХ,ОДНА И ТА ЖЕ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ,ХОТЬ БЫ ЧУТЬ ИЗМЕНИЛА ДЛЯ РАЗНООБРАЗИЯ.КОГДА НАЧАЛА ЧИТАТЬ РОМАНЫ ШЕННОН - ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ,А СЕЙЧАС ОСИЛИЛА ТОЛЬКО НАЧАЛО,СНОВА НЕВЕСТА СКАНДАЛИСТКА,БЕСПРЕДМЕТНЫЕ СПОРЫ,ПАФОСНОЕ ОПИСАНИЕ ГГ.НО КТО ЕЩЕ НЕ ЧИТАЛ ЭТОГО АВТОРА,ЧИТАЙТЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЭТОТ РОМАН-ПОНРАВИТСЯ,МОЖЕТ ПОТОМ ТОЖЕ ДОЧИТАЮ.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонГАНДИРА
29.03.2013, 23.28





Вот я всегда против вмешательства родичей в чужую жизнь. даже из самых благих побуждений столько гадостей творят, а уж когда еще и жадность (до денег ли, до власти ли - неважно!) - совсем хана!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонKotyana
10.04.2013, 11.54





Хороший роман)Мне очень понравился))Все невесты и женихи друг друга стоят))
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонАрина
5.05.2013, 18.31





Как по мне, так роман скучный.Я еле дочитала до конца. Теперь этого автора вообще читать нет желания. 5/10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонИра
26.07.2013, 8.12





а мне понравился роман. реалистичный, нет ничего лишнего. единственное что не понравилось, так это концовка: маленькая беззащитная жена, с раненым другом сами выезжают на помощь сильному мужу, в то время как за стенами крепости ждет целая армия(ну это самый неудачный момент в романе. а так роман супер!)
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонLili
28.07.2013, 16.08





Замечательный роман!!! Читалось на одном дыхании!!! 10 из 10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонЯНА
11.08.2013, 20.46





Поначалу мне показались странными некоторые поступки ГГ-ни. Но её отношение к Девиду и поведение с мужем при разговорах о Девиде как у неадекватной истерички!я уже готова была простить и понять, но 20 глава убедила меня, что Гг-ня - полная дура! Рисковать жизнью, не разобравшись в ситуации, не подумав, ради, по сути, чужого мужика, о состоянии здоровья которого точно ничего не знаешь и которого даже не любишь, а просто уважаешь - это глупость. Тем более, что есть дитё, которое кроме её груди ничего не ест! И потом, почему она решила, что дядя обменяет её на Давида?! Да на хрена ему и она и Давид, которого дядя вообще ни во что не ставит! Скорее бы дядя устроил ей смертельный несчастный случай, чтобы поскорее избавиться!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонКниголюб
3.02.2015, 11.58





А,я считаю,что всё так и должно быть,иначе не было бы этого прекрасного романа!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонНаталья 66
10.10.2015, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100