Читать онлайн Неистовый рыцарь, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Неистовый рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Всадники скакали на север, и Аллора не знала, далеко ли им удалось умчаться. Они не останавливались, пока не забрезжил рассвет. По оценке Роберта, с которой согласился и Дэвид, они находились примерно в тридцати милях от города.
Наконец сделали остановку возле небольшой речки, свернув в сторону от основной старой римской дороги. Аллора, все еще ощущая жжение в горле, с жадностью напилась воды. Элайзия лежала у источника, словно принцесса из легенды: длинные волосы распущены, глаза закрыты, прекрасное лицо так бледно, что Аллора встревожилась. Опустившись на колени возле нее, она приложила ухо к груди золовки, прислушиваясь к глубокому ритмичному дыханию.
— Она настоящая красавица, — сказал Дэвид, подойдя к ней сзади. — Интересно, ее брат — твой муж — очень похож на нее?
Страдальческий тон Дэвида заставил Аллору вскинуть на него глаза. Ей стало безумно жаль его. Они были почти обручены, ни у кого не было сомнений в том, что молодые поженятся, — ведь Айон Кэнедис был не из тех отцов, кто по собственному усмотрению выдает дочек за богачей, чтобы приумножить свои богатства. Дэвид — лорд с пограничных земель, один из них, а в их среде только это и имело значение.
К тому же он достойный, добрый человек, осуждающий войну как средство разрешения споров, но в случае необходимости он всегда участвовал в сражениях — без лишних слов и проявляя большую силу духа. И он служит под началом ее дядюшки.
— Дэвид, то, что произошло, от меня не зависело, — тихо сказала Аллора, глядя мимо него туда, где под большим дубом ее отец и Роберт разговаривали с сэром Кристианом и Дунканом. — Дядюшке грозила смертная казнь…
— Я все понимаю, Аллора, — с чувством произнес Дэвид. — В том, что произошло, нет твоей вины, любовь моя. Однако в моем сердце осталась рана, и она кровоточит, оплакивая нас обоих.
Аллора опустила голову, почувствовав смятение. Она давно искренне любила Дэвида. Но как ни странно, теперь, за короткий промежуток времени, все коренным образом изменилось. Она все еще любила его, но уже не могла забыть чувство, охватившее ее, когда она сидела перед камином, глядя на огонь, в объятиях мужа — сурового норманна.
— Ах, как трогательно! — вдруг услышала она и вздрогнула от неожиданности. Это наконец очнулась Элайзия. Ее широко распахнутые серые глаза, словно два кинжала, вонзились в Аллору, лицо выражало ярость.
— Элайзия! — воскликнула Аллора, решив сказать золовке, что сожалеет о том, что произошло, и что ее освободят при первой же возможности. Элайзия не пожелала ее выслушать. Презрительно отвергнув протянутую Аллорой руку, она быстро встала с земли.
— А мы еще старались, чтобы ты почувствовала, как тебе рады! — возмущенно воскликнула она. — Подумать только! Я оказалась здесь лишь потому, что пожалела тебя, узнав, как ты больна. Теперь вся твоя стая диких пограничных волков будет наверняка повешена. И тебя могут повесить!
— Успокойтесь, леди, иначе мне придется заткнуть вам рот кляпом, — предупредил Дэвид, сразу бросившийся на защиту Аллоры.
Но Аллора не желала, чтобы ее защищали.
— Тебя освободят при первой возможности, Элайзия. Никто не собирался похищать тебя, ты сама это знаешь. С тобой вынуждены были так поступить. И мы освободим тебя, как только уедем на достаточно большое расстояние.
— А может быть, и не освободим, — услышала Аллора голос Дункана у себя за спиной.
Она круто обернулась и взглянула на него.
— Что такое ты говоришь?
— Дочь графа д’Анлу! Сестра великого графа Уэйкфилда! Из нее может получиться отличная заложница! Она еще пригодится нам, чтобы выторговать кое-какие уступки на переговорах.
— Как ты смеешь, Дункан! — в гневе воскликнула Аллора. — Она не имеет к этому никакого отношения!
— А какое отношение имела ты, племянница, к хитроумным планам Вильгельма — раздался возбужденный голос Роберта, подошедшего сзади.
— Заткнись! — рассвирепела она на дядюшку, круто повернувшись к нему лицом. — Это ты втянул меня в свою авантюру и обманул, как и всех других. Я могла поплатиться…
— Ошибаешься, леди! — быстро перебил ее Роберт. И она поняла, что отец ничего не знает о том, что в снотворное, предназначенное для Брета, был добавлен яд. Но ведь она и без того была уверена в том, что отец не одобрил бы ничего подобного.
А теперь, судя по всему, дядюшка решил любыми средствами добиться своей цели и оправдал бы любой поступок, если тот служил ее достижению.
— Ах ты, мерзавец! — прошипела она сквозь стиснутые зубы.
— Аллора! — прикрикнул ошеломленный отец. — И вы все! Я глава семьи, пока я жив. У нас нет времени на пререкания, надо ехать дальше. — Он поклонился Элайзии: — Миледи, я искренне сожалею о том, что причинил вам зло, и глубоко опечален тем, что ваш брат оказался втянутым в мерзкие планы Вильгельма, жаждущего захватить наш остров. Но, леди, ради спасения жизни всех нас мы пока не сможем вас отпустить… А теперь слушайте меня все: мы снова отправляемся в путь. И как только окажемся дома, урегулируем этот печальный инцидент.
Все разговоры смолкли. Замолчали Роберт и Аллора, настороженно поглядывая друг на друга. Молчала Элайзия, у которой лицо выражало такую ненависть, что, будь ее воля, она немедленно прикончила бы их всех собственными руками.
Айон повернулся и направился к своему коню. Остальные последовали его примеру. Аллора вскочила в седло.
— Я не поеду с этим варваром! — запротестовала Элайзия.
Аллора насторожилась, подумав, что ей придется освободить своего коня и самой ехать вместе с Дэвидом. Но, взглянув на него, она увидела, что он покачал головой, как бы предупреждая: этого делать не надо.
— Леди Элайзия, вы поедете со мной, — сказал он и, несмотря на протесты, усадил ее впереди себя. Вся группа снова пустилась в путь по лесным тропам.
Они ехали целый день и только к вечеру остановились, чтобы перекусить тем, что у спасителей Аллоры было припасено в седельных сумках. У них было с собой вино, которое желудок Аллоры все еще отказывался принимать, но в ручье было сколько угодно свежей холодной воды. Она вдоволь напилась и поела сыра и вяленого мяса, которые показались ей великолепными на вкус.
Она сказала отцу, что должна поговорить с ним с глазу на глаз, однако, когда умывалась в ручье, протекавшем через рощицу, где они отдыхали, к ней подошел дядюшка.
Уперев руки в бока, он сказал:
— Снадобье предназначалось не для тебя, девочка. — Сердито скрипнув зубами, Аллора разогнулась в полный рост.
— Ты собирался отравить его, убить! Господи, дядюшка, неужели у тебя нет ни капли здравого смысла? Неужели ты так упорно добиваешься своей цели, что тебе безразлично, если Вильгельм в отместку придет с войском и перебьет нас всех? Роберт, ты ведь даже не предупредил меня! Черт возьми, ведь если бы Брет не выбил у меня из рук этот кубок, я могла бы умереть той смертью, которую ты предназначал для него! Как ты мог?
— Не смей осуждать меня, девочка! — предупредил он. — Я сделал то, что должен был сделать для твоего освобождения. Ты пришла ко мне за помощью, Аллора! Ты прибежала ко мне, отчаянно желая избежать цепей, которыми Вильгельм хотел сковать тебя с твоим великолепным нормандским лордом.
— Но яд, дядюшка! Господи, до чего мы докатились! К тому же ты не появился, когда должен был прийти, Роберт! Нельзя было доводить дело до брачной ночи! Ты даже не представляешь, что сделал со мной!
— Боже мой, девочка, если он был с тобой груб или жесток…
— Нет, ты, видно, ничего не понимаешь!
— Я понимаю, что ты едва не стала предательницей, племянница. Ты забыла, кто ты такая… забыла, кто мы такие…
— Как бы не так! Это ты забываешь, что мой отец — глава семьи!
Роберт подошел к Аллоре совсем близко.
— Не вздумай бегать к отцу со своими глупыми россказнями, драгоценная моя леди! — предупредил он. — Ты…
Он замолчал, потому что в эту минуту раздался дикий вопль. Они резко повернулись и быстро помчались к рощице.
Они увидели, как с другой стороны поляны появился, Дэвид, держа на руках яростно сопротивлявшуюся Элайзию.
— Вы за это дорого заплатите! — кричала она.
— Несомненно, — сказал, как всегда, любезный Дэвид, опуская свою живую ношу на кучу дубовых листьев. Он сердито взглянул на Аллору. — Не может ли кто-нибудь заставить ее заткнуться?
— Если она еще раз вздумает улизнуть, — устало сказал Айон, — свяжи ее и заткни рот кляпом. — Он сидел под огромным деревом, обстругивая ножом палку. Потом поднялся на ноги. — Пора в путь. Ее крики мог кто-нибудь услышать.
Не успев как следует отдохнуть, они снова сели на коней.
Ехать стало труднее. Дорога пролегала теперь по скалистым склонам, резкий встречный ветер бил в лицо, они старались держаться подальше от крупных населенных пунктов и объезжали стороной даже небольшие деревеньки.
Элайзия искала удобного случая сбежать.
Когда они остановились в узкой лесистой долине, где тихо падали осенние листья, а за спиной' журчал холодный ручеек, Аллоре наконец удалось поговорить с отцом. Однако, начав разговор, она поняла, что не может откровенно рассказать ему о том, что его брат чуть не отравил ее. Она сказала отцу, что Брет был с ней ласков, не допускал никакой грубости, и призналась, что ей не так уж сильно хотелось, чтобы ее спасали. Он печально выслушал ее.
— Ах, доченька! Я этого не знал. Он не позволил мне увидеться с тобой, а тут Роберт совсем потерял терпение, и я сам сильно встревожился. Мы разработали подробный план и понимали, что тебя надо спасать до того, как ты станешь женой этого человека. Но когда Уэйкфилд не привез тебя в городской дом на первую брачную ночь, я до смерти испугался за тебя.
— Отец…
— Как только приедем домой, я напишу твоему мужу, Аллора, если ты этого хочешь. Если ты захочешь аннулировать этот брак, я буду отстаивать твои интересы, пока не добьюсь своего. А если тебе не нужна эта свобода… то я отдам все, что, имею, лишь бы исправить содеянное.
Она обняла отца за плечи и крепко прижалась к нему.
— Я и сама теперь не могу разобраться в своих чувствах.
— Я всегда считал и считаю Брета порядочным человеком, единственным недостатком которого является то, что он один из приближенных Вильгельма.
— То, что он норманн.
— Роберт и половина нашего семейства ополчатся на меня, если ты предпочтешь сохранить этот брак, — сказал Айон. — Но таковы мы все, не так ли? — неожиданно добавил он. — В нас есть немного от одного народа, немного от другого — от датчан, англосаксов, пиктов, скоттов и, конечно, норманнов. Но об этом поговорим после, а сейчас нам надо поскорее добраться домой. Чтобы под прикрытием нашей крепости начать переговоры.
Аллора улыбнулась и, когда они снова тронулись в путь, почувствовала себя, как ни странно, счастливой. Пока не заметила, что Элайзия наблюдает за ней. Ну что за невезение! Тащить с собой золовку через всю страну!
Элайзия наверняка не верит ни одному ее слову, а Дэвиду старается причинить максимум неудобств.
Несмотря на проблемы с Элайзией, кавалькада теперь быстро продвигалась на север. Одежда Аллоры — белая сорочка и темный плащ — уже была забрызгана дорожной грязью и сильно изорвалась. Грубыми башмаками — Аллору выкрали из дома босиком, и Дэвид где-то по дороге стащил пару башмаков в бедном деревенском доме, оставив в качестве компенсации несколько монет, — она сразу же до крови стерла ноги.
Беглецы беспрепятственно добрались до Йорка, и Дункан, соблюдая меры предосторожности, отправился в город на разведку.
Он вернулся, когда взошла луна, и, поглядывая прищуренными глазами на Аллору, рассказал Айону все, что удалось разузнать.
— Граф Уэйкфилд отправился из Южной Англии в Нормандию. Очевидно, только по прибытии туда он и узнал, что Аллора сбежала из Лондона. Он распорядился, чтобы его супруге разрешили беспрепятственно вернуться к себе вместе со своими родственниками, и сказал, что разберется «с этими несносными скоттами», как только освободится, и что все это следовало предвидеть.
— В таком случае нам нечего бояться… — начала было Аллора.
— Ошибаешься! — резко прервал ее Дункан. — Король Вильгельм, говорят, пришел в ярость, и теперь нас разыскивают его рыцари, которым не терпится положить к ногам короля наши головы, чтобы получить вознаграждение.
— Значит, нам нужно двигаться еще быстрее, — сказал Айон.
— До Дальнего острова осталось не более суток пути, — напомнил ему Дэвид.
— Мы слишком долго отдыхали.
И они снова пустились в путь — галопом. Здесь, на севере, ехать было легче, почти не скрываясь, потому что значительная часть населения была по-прежнему враждебно настроена к норманнам. Они мчались не останавливаясь и к концу следующего дня проехали почти пятьдесят миль.
Они были почти дома. Когда солнце стало садиться, окрашивать небо на западе в багряные цвета, Аллора остановилась рядом с отцом на вершине холма, откуда можно было разглядеть вдали Дальний остров. Последние лучи заходящего солнца поблескивали на монолитных каменных стенах главной сторожевой башни крепости, возвышающейся над остальными.
— Вот мы и добрались, доченька! Мы почти дома! — радостно воскликнул Айон.
В этот момент из-за кустов с криком выбежал Дункан.
— Там конница, лаэрд Айон! — воскликнул он. — Большой отряд всадников, вооруженных луками и стрелами, в тяжелых кольчугах, с мечами и копьями. Они совсем близко!
— Идем! — крикнул дочери Айон.
Аллора молнией бросилась за ним следом сквозь заросли высоких трав к тому месту, где они оставили своих коней. Вскочив в седла, они помчались напрямик вниз по склону холма, криками оповещая о своем прибытии тех, кто ожидал их на крепостных стенах Дальнего острова. Начался прилив. Пройдет еще несколько минут, и море затопит полосу влажного песка, по которой они могли добраться до острова.
Однако преследователи мчались за ними по пятам и чуть ли не дышали им в затылок. Аллора услышала, как рядом просвистела стрела, и низко пригнулась к шее коня. «Не может быть, чтобы это делалось по приказанию Брета, подумала она. — Пусть даже ему хотелось бы вздернуть на дыбе Роберта, но он ни за что не стал бы рисковать жизнью своей сестры. А может быть, и моей жизнью тоже… Он предпочел бы задушить меня собственными руками».
— Боже милосердный! — вдруг воскликнул Айон Кэнедис.
Аллора оглянулась и увидела, как отец напряженно вытянулся в седле. Она вскрикнула от ужаса, заметив длинную стрелу, торчащую из его спины.
— Остановитесь! — крикнула она.
— Нет! Скачите дальше! — приказал он, тяжело заваливаясь на бок. — Скорее, скорее, скорее!
Они были уже на песчаной полосе. Аллора оглянулась на погоню и, хотя мешали упавшие на глаза волосы, разглядела, что за ними гонятся примерно тридцать вооруженных рыцарей.
— Ворота! — прорычал Роберт, когда они, миновав песчаную полосу, подскакали к стенам крепости. — Открывайте ворота!
Ворота раскрылись, пропуская их. Стражники градом стрел осыпали с крепостных стен преследователей, у которых теперь не было никаких шансов добраться до стен крепости Дальнего острова — прилив с минуты на минуту должен был скрыть под водой песчаную полосу.
Семеро беглецов стремительно влетели во двор крепости.
— Закрыть ворота! — приказал Роберт, и его команда немедленно была выполнена.
Аллора сразу же соскочила с коня и бросилась к отцу. Ее опередил Роберт, уже снимавший с коня раненого Айона. Когда Айон тяжело рухнул на руки брата, Аллора, увидев торчащий из его тела обломок стрелы, поняла, что отец ранен смертельно.
— Нет! — в отчаянии вскрикнула она, бросаясь к нему и ничего не видя от слез. — Нет!
Роберт, судя по всему, тоже понял, что рана смертельная. Он не стал вносить Айона в сторожевую башню, а положил его прямо во дворе перед замком. Аллора опустилась рядом и положила голову отца к себе на колени.
— Боже мой, отец… отец! — в отчаянии повторяла она и целовала его в щеку, умоляя открыть глаза.
Глаза Айона открылись. Он улыбнулся ей самой нежной, самой спокойной улыбкой.
— Правь мудро, твердой рукой и проявляй милосердие, — приказал он ей. — Я люблю тебя, доченька…
Глаза его снова закрылись.
— Нет! — шепотом воскликнула Аллора. — Только не умирай! — Она наклонилась, приложив ухо к его груди, Но не услышала ударов сердца.
Аллора прикоснулась кончиками пальцев к его губам, но не почувствовала дыхания. Глаза Айона были закрыты, словно он спал.
— Нет! — крикнула она и все повторяла и повторяла это слово, прижимая отца к груди и раскачиваясь из стороны в сторону. Горькие слезы хлынули из ее глаз. Она еще крепче прижала к себе отца, будто могла согреть его своим теплом и вдохнуть в него жизнь. — Ох, отец! — прошептала Аллора, наконец осознав, что вокруг собрались люди. Они словно оцепенели и не произносили ни слова. Да разве можно помочь такому горю какими-нибудь словами?
Аллора закрыла глаза и подумала, что в ее жизни произошло самое страшное. Из всех людей на белом свете именно отца она любила всем сердцем, самой искренней и бескорыстной любовью. Он умел ценить шутку, не спешил осуждать поступки других людей и всегда стремился дознаться правды. Он был миролюбивым, но всегда боролся за правое дело. Он не раздумывая рискнул бы жизнью за любого члена своей семьи. И не раз это делал.
Аллора стиснула зубы, пытаясь унять в себе невыносимую боль. Отца не стало, и это была невосполнимая утрата для них всех.
— Аллора… — осторожно окликнул ее Роберт, положив руки ей на плечи, будто хотел помочь подняться.
В этот момент ей было неприятно его прикосновение. Она стремительно встала, обойдясь без его помощи. Глаза ее блестели от слез и гнева.
— Оставь меня в покое! Все оставьте меня в покое! Сэр Кристиан, найдите нашего священника и сообщите, что лаэрд Айон сегодня ушел от нас и надо помолиться за его душу. Пусть тело отца отнесут в часовню те, кто любил его, да простит меня Господь, что сама я не в силах это сделать.
— Аллора! — снова окликнул ее Роберт, подходя к ней. Но она отстранилась от него.
— Ты теперь глава семейства Кэнедисов, дядюшка, — сказала она. — Но я хозяйка Дальнего острова. — Окликнув сэра Кристиана, любимого рыцаря отца, который уже отправился исполнять ее указания, она добавила: — Я хочу, чтобы леди Элайзию сопроводили на юг, в Йорк, и обеспечили ей безопасность в пути.
— Нельзя, Аллора! — сердито воскликнул Дункан.
— Как я сказала, так и будет, — ответила Аллора и снова обратилась к сэру Кристиану: — А кроме того, я хочу, чтобы меня сегодня оставили в часовне с телом отца. Все, у кого имеются какие-нибудь вопросы, могут обратиться ко мне после того, как отец будет похоронен.
Она окинула собравшихся людей затуманенным от слез взглядом. Ах, как неумело ведет она себя в новой роли! Люди молчали. Роберт, Дункан, Дэвид глядели на нее. В глазах Дэвида была тревога, взгляд Дункана выражал непокорность, а Роберт прищурился и что-то обдумывал.
Одна лишь Элайзия, сидя на коне, смотрела на всех сверху вниз. На мгновение она встретилась взглядом с невесткой, и Аллора с удивлением заметила в ее взгляде искреннее сочувствие. Она закусила губу, пытаясь сдержать опять выступившие на глазах слезы.
Под стенами крепости тоже стало тихо. Де Фриз — а именно он возглавлял отряд лучников, убивших ее отца, очевидно заметил как прибывает вода, и увидел, что подняли мост. Люди ее отца — телохранители, солдаты, кожевники, кузнецы — выстроились на крепостной стене и в безмолвном ужасе смотрели вниз. Аллора услышала, как кто-то тихо вскрикнул и зарыдал. Рыдания уже слышались то здесь, то там, пока не слились во всеобщий плач. Не имея сил вынести это, Аллора повернулась и поспешила ко входу в замок, в котором прожила всю свою жизнь. Вместе с отцом.
Она стремительно вошла в просторный холл, подошла к камину и протянула к огню руки. Руки были испачканы кровью ее отца.
Аллора спиной почувствовала чье-то присутствие. Она оглянулась и, к своему изумлению, увидела Элайзию, которая остановилась на пороге комнаты.
— Мой брат приедет, чтобы разобраться с тобой, и ты это знаешь. Он всех вас сотрет в порошок! — предупредила она. — И то, что сейчас ты приказала отпустить меня, дела не меняет.
В этот момент Аллоре больше всего хотелось остаться одной.
— Вильгельм уже не молод, и ему приходится вести битвы на всех фронтах. А мы живем далеко, да и завоевать нас — дело нелегкое. Возможно, ему не захочется тратить на нас силы.
— Сил на это хватит, — сказала Элайзия.
— Если ты хочешь освободиться, — устало произнесла Аллора, — то тебе, наверное лучше уехать прямо сейчас пока все те, кто выстроился на крепостной стене, не решили, что кровь норманна лучше всего выглядит тогда, когда льется на землю.
— Как ты смеешь угрожать мне?
— Не забудь, что я с самого начала не хотела твоего присутствия здесь! Я многого не хотела…
— А все произошло именно из-за тебя!
— Судьба сыграла со мной злую шутку! — воскликнула Аллора.
— Но ты могла остановить это!
— Разве? Ты, конечно, будешь говорить, что твой великий и могущественный брат не посылал за нами погони, что он никогда не хотел убивать моего отца. Однако почему-то замечательный граф Уэйкфилд не смог предотвратить того, что случилось.
— Ты знаешь, что Брет восхищался твоим отцом…
— Я знаю лишь то, что мой отец погиб от руки норманна, Элайзия. Сегодня лишь это имеет для меня значение. Теперь я иду к нему. А тебе советую уехать — и поскорее. — Аллора пристально поглядела на золовку, почти свою ровесницу и во многом очень похожую на нее. Элайзия стояла в дверном проеме на фоне потемневшего ночного неба в грязной, разодранной тунике, с взлохмаченными рыжими волосами, рассыпавшимися по спине. Она была бледной, но подбородок был гордо вздернут, глаза горели. — Прошу тебя, Элайзия, уходи, — повторила Аллора. — Я искренне желаю тебе благополучного возвращения домой и счастья в жизни.
Элайзия помедлила, потом тихо сказала:
— Молю Бога, Аллора, чтобы он помог тебе пережить удары судьбы, которые, несомненно, обрушатся на тебя. По правде говоря, я тоже желаю тебе всего хорошего. — С этими словами она повернулась и вышла из комнаты грациозная, величественная. Аллора поморщилась, вспомнив не слова ее, а взгляд.
Так же глядел на нее Брет, когда она пришла в себя после кошмарного отравления.
Слезы снова хлынули из ее глаз. Все это не имеет никакого значения. Тем более сегодня, когда умер ее отец. Великий Айон.
И сердце ее тоще как будто умерло вместе с ним.
Аллора отошла от камина, не взглянув на кровь на руках и на свою в клочья изодранную, испачканную одежду. Распрямив плечи, она вышла из сторожевой башни с высокоподнятой головой и молча прошла сквозь толпу. Люди расступились перед ней; она пересекла двор, направляясь к южной башне, в которой находилась часовня. — Тело ее отца уже перенесли туда, и оно было уложено на каменном постаменте. В отцовских руках, сложенных на груди, теперь был меч.
Аллора вгляделась в дорогое лицо, опустилась на колени и снова заплакала. Она плакала долго-долго…
Всю ночь Аллора провела в молитвах наедине со своим горем. А когда забрезжил рассвет, подумала, что, наверное, никогда больше не сможет плакать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон



Очень хороший роман! Достойное продолжение "Неистовой принцессы".
Неистовый рыцарь - Дрейк Шенноннелли
3.03.2012, 10.51





Интересное продолжение романа Неистовой принцессы.Интересно читать о продолжении судеб героев романа,о том как дальше шла их жизнь.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонМарина
26.11.2012, 23.14





НУ ВОТ,ОПЯТЬ ПРОТИВОБОРСТВО ГГЕРОЕВ ДО ОТУПЕНИЯ,КАК И ВО ВСЕХ ЕЕ РОМАНАХ,ОДНА И ТА ЖЕ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ,ХОТЬ БЫ ЧУТЬ ИЗМЕНИЛА ДЛЯ РАЗНООБРАЗИЯ.КОГДА НАЧАЛА ЧИТАТЬ РОМАНЫ ШЕННОН - ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ,А СЕЙЧАС ОСИЛИЛА ТОЛЬКО НАЧАЛО,СНОВА НЕВЕСТА СКАНДАЛИСТКА,БЕСПРЕДМЕТНЫЕ СПОРЫ,ПАФОСНОЕ ОПИСАНИЕ ГГ.НО КТО ЕЩЕ НЕ ЧИТАЛ ЭТОГО АВТОРА,ЧИТАЙТЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЭТОТ РОМАН-ПОНРАВИТСЯ,МОЖЕТ ПОТОМ ТОЖЕ ДОЧИТАЮ.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонГАНДИРА
29.03.2013, 23.28





Вот я всегда против вмешательства родичей в чужую жизнь. даже из самых благих побуждений столько гадостей творят, а уж когда еще и жадность (до денег ли, до власти ли - неважно!) - совсем хана!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонKotyana
10.04.2013, 11.54





Хороший роман)Мне очень понравился))Все невесты и женихи друг друга стоят))
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонАрина
5.05.2013, 18.31





Как по мне, так роман скучный.Я еле дочитала до конца. Теперь этого автора вообще читать нет желания. 5/10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонИра
26.07.2013, 8.12





а мне понравился роман. реалистичный, нет ничего лишнего. единственное что не понравилось, так это концовка: маленькая беззащитная жена, с раненым другом сами выезжают на помощь сильному мужу, в то время как за стенами крепости ждет целая армия(ну это самый неудачный момент в романе. а так роман супер!)
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонLili
28.07.2013, 16.08





Замечательный роман!!! Читалось на одном дыхании!!! 10 из 10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонЯНА
11.08.2013, 20.46





Поначалу мне показались странными некоторые поступки ГГ-ни. Но её отношение к Девиду и поведение с мужем при разговорах о Девиде как у неадекватной истерички!я уже готова была простить и понять, но 20 глава убедила меня, что Гг-ня - полная дура! Рисковать жизнью, не разобравшись в ситуации, не подумав, ради, по сути, чужого мужика, о состоянии здоровья которого точно ничего не знаешь и которого даже не любишь, а просто уважаешь - это глупость. Тем более, что есть дитё, которое кроме её груди ничего не ест! И потом, почему она решила, что дядя обменяет её на Давида?! Да на хрена ему и она и Давид, которого дядя вообще ни во что не ставит! Скорее бы дядя устроил ей смертельный несчастный случай, чтобы поскорее избавиться!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонКниголюб
3.02.2015, 11.58





А,я считаю,что всё так и должно быть,иначе не было бы этого прекрасного романа!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонНаталья 66
10.10.2015, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100