Читать онлайн Неистовый рыцарь, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Неистовый рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Пробуждение было каким-то странным, будто она вышла из состояния глубокого сна и не сразу сообразила, где находится. Спину что-то грело, а под пальцами ощущались прохладные льняные простыни. Окончательно проснувшись, Аллора поняла, что лежит в объятиях, а тепло, согревающее спину, исходит от мужчины, который заснул, не выпуская ее из кольца своих рук. От мужчины, который стал ее мужем.
Она не осмеливалась пошевелиться. Прядь ее волос попала ему под мышку, его нога закинута на ее бедро. Опустив глаза, она увидела на себе его руку с длинными пальцами, которые казались темными на фоне ее белой кожи.
Согласно дядюшкиному плану, она должна была сейчас мчаться верхом на коне на север, подальше от этих мест к свободе. Но попала здесь в совершенно безвыходную ситуацию. И хуже всего было то, что какая-то часть ее души уже не рвалась домой.
Она, конечно, слышала много всякого о замужестве, однако не могла себе представить, что все может обернуться таким образом. Разве могла она предполагать, что Брет способен быть удивительно нежным и таким умелым соблазнителем, перед которым невозможно устоять? Как же может все изменить одна-единственная ночь! Раньше ненавидеть Брета ей не составляло труда. Если бы эта ночь стала мучительным кошмаром, то тогда захотелось бы как можно скорее вырваться отсюда и чувствовать себя жертвой обстоятельств. Но эту ночь никак нельзя было назвать кошмаром.
Аллора лежала, боясь пошевелиться, и зажмурила глаза, желая запомнить и сохранить в памяти этот момент. Никогда в жизни она не ощущала такой умиротворенности. И никогда прежде не чувствовала себя такой защищенной. Думала ли она, что если и будет о чем-нибудь сожалеть, так лишь о том, что, наверное, не доведется еще раз побывать здесь, в этом домике, в котором испытала такое мучительно сладкое чувство и такой безмятежный покой отдыха? Но хочешь не хочешь, а придется вернуться к действительности, потому что за стенами этого домика поджидает внешний мир, готовый вмешаться в ее жизнь.
Разве могла она забыть, кто она такая и чем обязана своему отцу и целому народу, присягнувшему на верность совсем другому верховному правителю? И конечно, нельзя забывать о дядюшке Роберте, который теперь обрел свободу.
Аллора слегка пошевелилась, осторожно повернулась в объятиях Брета и встретилась с ним взглядом. Его подушка лежала немного выше, и ему было удобно смотреть на нее. Аллора покраснела. «Интересно бы узнать, о чем он думает». Она быстро опустила глаза, чтобы не выдать собственных мыслей.
О его возможных мыслях можно было без труда догадаться — она почувствовала, как напряглось прижатое к ней тело, и его рука прикоснулась к ее щеке. Не успела она и слова сказать, как его губы — ласковые, настойчивые, требовательные — коснулись ее губ, пресекая любую попытку протеста. Но она и не протестовала. Она даже позволила себе вольность и дотронулась до него сама, испытав сильное волнение от прикосновения к его коже, к мощным мускулам на груди и плечах. Прикрыв глаза, она с наслаждением посмаковала свои ощущения, чувствуя, как надежно обнимают ее его руки. Вот если бы…
Брет приподнялся на локте, и от его внимательного взгляда Аллора снова залилась краской, а ее рука инстинктивно потянула простыню на грудь. И когда она подняла на него глаза, в его взгляде была настороженность.
— Почему ты так смотришь на меня? — спросила она в некотором замешательстве.
— Я многое бы отдал, чтобы узнать, о чем ты сейчас думаешь.
Она почувствовала, как к лицу снова прилила кровь, и опустила глаза, а потом неожиданно решила сказать ему правду.
— Я подумала, как хорошо было бы, если б ты не был норманном.
Брет вздохнул:
— Разве предки моей матери не доказывают тебе, что я не такое уж законченное чудовище?
— Многое доказало мне, что ты не такое уж чудовище, — тихо произнесла она.
Брет засмеялся и, сев в постели, обнял Аллору. Она не сопротивлялась и, посмотрев в его глаза, увидела в них нежность. Правда, в них еще искрился насмешливый огонек, но не злой, а доброжелательный. Глаза его стали светло-синими, как небо. Волосы растрепались, и черная прядь упала на лоб. Аллора вдруг увидела, что он моложе, чем думала, всего на несколько лет старше ее. Он так долго находился в завоевательных походах Вильгельма, что по-настоящему, наверное, никогда и не был юным. Оказывается, он может быть обворожительным и умеет заразительно смеяться. И конечно, она не могла и подумать, что он способен глядеть на нее искрящимися от смеха глазами, как сейчас, и что во взгляде его будет нежность.
— Допускаю, любовь моя, — тихо сказал Брет, — что мне, пожалуй, следует взять назад некоторые свои слова. Ты, вне всякого сомнения, намного привлекательнее самой лучшей ежихи.
— Милорд! От таких комплиментов у меня может закружиться голова!
— Миледи! Я уверен, что толпы молодых обожателей в течение нескольких лет кружили твою прелестную головку льстивыми речами. Не смею продолжать эту тему, потому что не хочу, чтобы ты стала излишне самоуверенной, — сказал он.
Сидя в кольце его рук, она с любопытством взглянула на него и непроизвольно улыбнулась.
— Так ты боишься моей самоуверенности, милорд?
— А как же? Мне не хотелось бы, чтоб ты подумала, будто я настолько одурманен твоими чарами, что утрачу бдительность.
— Неужели ты полагаешь, что мне хочется, чтобы ты утратил бдительность? — с вызовом спросила Аллора; голос ее дрогнул, и она отвела глаза.
— Именно так, — небрежным тоном произнес он, погладив ее по голове. Она взглянула на него, снова поразившись его красоте и кобальтовому цвету глаз. — И то, что сейчас я могу сказать, как удовлетворен своим браком, не повлияет на твою убежденность, что вышла замуж за врага.
Аллора почувствовала, что краснеет, и разозлилась на себя — она выдает себя с головой.
— В этом заключается печальная правда, — прошептал он, задумчиво погладив ее щеку. — Но на сегодня, я думаю, мы заключим перемирие.
— На сегодня? — переспросила она.
— Завтра мы возвратимся в наш фамильный городской дом, потому что я не могу держать здесь столько людей без дела.
Она испуганно замерла, обводя подозрительным взглядом каждый угол и щель в стенах.
— Они не здесь, не внутри дома, леди! — добродушно заверил 'Врет. — Я принял меры, чтобы оградить нас от вторжения непрошеных гостей, которые все-таки побывали у нас вчера вечером.
— В таком случае где же они? — удивилась Аллора.
— Снаружи, леди.
— Зачем?
— Да для того, чтобы твой безрассудный дядюшка не вломился сюда ночью с полудюжиной скоттов, чтобы зарезать меня в постели, миледи!
Аллора гордо вздернула подбородок.
— Мой дядя никогда не сделал бы этого!
— Не сделал бы твой отец, но дядюшка вполне способен на такое.
Она чуть не сказала, что при определенных обстоятельствах ему не стоит слишком полагаться на ее отца. Но, опустив глаза, промолчала, а потом спросила:
— Господи, что мог бы сделать мой дядюшка? Мы здесь в двух шагах от Лондона и от резиденции всемогущего Вильгельма, охраняемого норманнами.
— Леди, не следует недооценивать своего дядюшку! — В его тоне зазвучало предупреждение, и Аллора почувствовала, как по спине пробежал холодок, несмотря на то что Брет обнимал ее. Неожиданно он прислонил ее спиной к подушкам, вскочил с кровати и нагишом поспешил к двери.
— Остановись! — испуганно крикнула Аллора.
Бросив на нее взгляд через плечо, Брет подбежал к двери, приоткрыл ее и обменялся несколькими словами с кем-то, стоявшим за порогом. Аллора, нырнув под одеяло, с беспокойством наблюдала за ним. И когда он, продрогший, забрался к ней, спросила:
— Неужели ты пригласил гостей к завтраку после брачной ночи? — Почувствовав прикосновение к ноге его холодной ступни, взмолилась: — Ох, отодвинься от меня, ноги у тебя холодные как лед!
— Да, мне холодно и очень хочется согреться! Нам нужно разжечь камин.
— Может быть, разожжешь его сам?
— Может быть. — Поцеловав ее в лоб, Брет снова встал, разжег камин и присел перед огнем. Золотистые отблески осветили его тело, превосходно развитую мускулатуру.
Минуту спустя кто-то осторожно постучал в дверь. Набросив на плечи плащ, в котором принесли сюда Аллору, Брет подошел к двери. Это явился Джаррет и принес накрытый салфеткой поднос. Брет поблагодарил его, и дверь снова закрылась.
От подноса распространялся аппетитный запах. Аллора думала, что Брет принесет еду ей в постель, но он поставил поднос перед огнем. Взяв с кровати меховое одеяло, он расстелил его на полу, уселся на нем и приподнял салфетку. По комнате поплыл такой соблазнительный аромат жареного мяса, что у Аллоры потекли слюнки.
— Иди сюда! — сказал Брет, похлопав по меху рядом с собой. Небольшим острым ножом он отрезал ломтик жареной оленины, откусил кусочек и, слизав мясной сок с большого пальца, принялся с аппетитом жевать, поглядывая на Аллору.
— Милорд, я думала, что существует обычай делать жене подарок наутро после брачной ночи…
— Правильно. Но существует также обычай, согласно которому жена обслуживает своего повелителя. Правда, мне не на что жаловаться, меня и так достаточно хорошо обслужили.
Он легко поднялся, подхватил Аллору на руки и усадил перед огнем рядом с собой. Получив кусочек мяса, Аллора аккуратно взяла его пальцами, но была так голодна, что чуть не проглотила его не разжевывая. Брет засмеялся, отрезал еще ломтик и налил холодной воды в два кубка. Когда они покончили с едой, Аллора откинула голову на грудь своего мужа, уютно устроившись между его ног, и какое-то время они молча глядели на огонь в камине.
— Знаешь, а ведь у меня действительно есть для тебя подарок, — тихо сказал он. — Поместье в Уэйкфилде. С правом собственности на титул и земли. Я, конечно, останусь сюзереном.
— Поместье? А я принесла тебе в приданое целый остров! — Он засмеялся:
— Позволь напомнить, что остров принадлежит твоему отцу, миледи! А я очень уважаю этого достойного человека и молю Бога, чтобы он прожил еще много лет. Я буду претендовать на остров только после его смерти, хотя — кто знает? — может быть, умру раньше его.
Аллора поежилась, почувствовав от его слов неловкость, но отбросила плохие мысли. Брет прав. Ее отец — здоровый, крепкий человек, да и сам Брет не проявлял особого интереса к владению Дальним островом. Она была уверена, что его интересовали совсем другие земли.
И другая жена.
А эту мысль Аллора постаралась выбросить из головы.
Она подняла кубок и, хотя в нем была всего лишь холодная вода, произнесла тост:
— За здоровье моего отца!
— Присоединяюсь! — поддержал ее Брет. — А не выпьешь ли ты теперь за здоровье короля, миледи?
— Только в том случае, когда он приставит мне нож к горлу и пригрозит убить, если я этого не сделаю!
Брет помолчал. Она чувствовала спиной его дыхание и биение сердца.
— Имей в виду, миледи, что Малькольм ничем не отличается от любого другого короля.
— Малькольм оказывал поддержку Эдгару Ателингу…
— Малькольм женат на сестре Эдгара Ателинга, но она и сама обладает большим могуществом. Конечно, для Малькольма было бы лучше, если б Эдгар стал королем Англии. Но всем ясно, что этого не случилось. Вильгельм сохраняет свое могущество, его сыновья и сейчас контролируют огромные территории. Когда Вильгельм пришел сюда, здесь были деревянные домишки, обмазанные глиной снаружи и крытые соломой. Это он возвел здесь великолепные каменные замки. И этого уже не изменишь, миледи.
— Ты говоришь именно о том, что меня больше всего беспокоит, — сказала она. — Норманны несут с собой другой образ жизни. До того как пришел Вильгельм, люди не жили в таком страхе. Они исполняли свой долг скорее из любви к ближнему, чем из страха за свою жизнь. И никогда не были так порабощены. Ты тоже должен понять мой народ. Семья для нас прежде всего. Сейчас глава семьи отец, потом будет Роберт. Ни я, ни ты никогда не станем во главе семьи, даже если мне придется править в крепости. Мои воины — это дети пастухов и земледельцев. Мужчина может либо воевать, либо обрабатывать свой участок земли. А теперь, если все пойдет так, как желает Вильгельм, мужчина будет обязан всю жизнь оставаться на службе. Не понимаю, как твоей матушке удается вытерпеть твоего отца… — Аллора не договорила фразу и поморщилась. Она не имела намерения никого оскорблять, а лишь пыталась объяснить то, чего, как считала, не понимал Брет.
Но он не обиделся. Рассмеялся и, слегка прижав к себе, сказал:
— Должен признаться, что между ними до сих пор иногда вспыхивают яростные споры. Но отец — давний близкий друг мамы, несмотря на то что много лет назад они боролись за разные цели. Мне кажется, их союз прочный. Именно мой отец убедил Вильгельма признать некоторые английские законы.
При этих словах Аллора резко обернулась к нему, скептически выгнув бровь.
Он усмехнулся и. потерся подбородком о ее волосы.
— Правда-правда. Да, Вильгельм причинил здесь кое-какой ущерб в отместку некоторым мятежникам. Малькольм сделал чуть ли не то же самое, создав полосу «ничейной земли» к югу от реки Твид. Однако…
— Да уж, Вильгельм нанес огромные разрушения, что есть, то есть! — горячо воскликнула она, прервав его. — Я слышала, что он даже не включил северные графства Нортумберленд, Камберленд, Уэстморленд и Дарем в свою земельную опись Англии.
— Я уже тебе сказал, — продолжал Брет ровным и твердым голосом, — что ваш замечательный коварный Малькольм в равной степени повинен в разорении здешних земель. И поскольку мы начали этот разговор с твоих критических замечаний в адрес моего отца, то я хочу объяснить тебе, что именно отец не раз предотвращал разорение, когда это было возможно. Он спас немало деревень от разграбления и сожжения.
— Значит, твоя матушка терпела его за могущество и сделала этот брак счастливым? — тихо спросила Аллора.
— Нет, — ответил он. — Мама любит его, а он любит ее. И именно поэтому их брак стал счастливым.
«Интересно, не подумал ли он в этот момент о своем браке?» — задала себе вопрос Аллора, а вслух сказала:
— Представляю, как она обожала его, когда он высадился на земле ее отца вместе с армией завоевателей.
— Ну, я слышал несколько вариантов этой истории. Отец высадился на берег, выиграл битву, захватил в плен мою мать, изнасиловал ее — и точка. А согласно другому варианту, моя мать сдалась на милость победителя, и мой отец был совершенно очарован ею — и точка.
— Какому же варианту можно верить?
— Ну, поскольку моя мать не из тех, кто просит пощады, а отец не из тех, кто может забыть о своем долге из-за женщины, то я думаю, что правда лежит где-то посередине. Они всю жизнь любят друг друга. Когда не стало Гарольда и пришел Вильгельм, отец приложил все усилия, чтобы дороги матери и Вильгельма нигде не пересекались, ведь на установление мира между этими людьми нечего было и надеяться. Возможно, отец действительно взял ее в плен, но он и спас ей жизнь. Он не сразу женился на ней. Кажется, они сочетались законным браком всего за несколько часов до появления на свет моего брата Робина.
— Вот как? — тихо произнесла Аллора.
— Ты снова обвиняешь моего отца.
— Извини. Но именно из-за него ты норманн.
Он пропустил ее слова мимо ушей.
— Им очень повезло, — сказал он минуту спустя. — Они самая счастливая супружеская пара из всех, какие я знаю.
Она на секунду отстранилась от него и, натянув на грудь меховое одеяло, внимательно посмотрела в его глаза.
— Тебе повезло в жизни. Вырос под крылышком Завоевателя, родители тебя любят, и любят оба народа: саксы, благодарные твоему отцу за то, что он не разграбил их деревни, и норманны, время от времени позволяющие тебе сдерживать насилие и убийства, которые сами же принесли с собой.
— Битва при Гастингсе состоялась, когда ни тебя, ни меня еще не было на свете, миледи! — сказал он, и в его голосе снова появилась предостерегающая нотка. — А жизнь такая, какой мы сами ее делаем… — И, чуть помедлив, добавил: — …принцесса! Насколько мне известно, именно так тебя называют. Принцесса Дальнего острова. Обожаемая всеми, кто приходит положить дары к твоим ногам.
— Жизнь будет такой, какой мы ее сделаем, — задумчиво сказала она.
— А ты строила свою жизнь, руководствуясь тем, как понимает историю твой дядюшка.
— А мне следовало руководствоваться понятиями Вильгельма?
— Тебя не следовало втягивать в историю с Робертом. Особенно если учесть, что он готов рискнуть твоей жизнью или жизнью твоего отца ради собственных дурацких авантюр.
Аллора вскочила, чувствуя, что сейчас расплачется. Какая же она глупая: расслабилась, почувствовала себя в безопасности… Он прав. Она его враг. И изменить это она не в силах, даже если бы захотела.
— Ты не имеешь права плохо говорить о моем дядюшке! Только лишь потому, что все остальные бросили его…
— Бросили? Вильгельму пришлось подавлять один мятеж за другим, одно восстание за другим! Поднялись валлийцы, затем пришли датчане и тоже устроили смуту, потом забеспокоились нортумберлендцы, потом йоркширцы. Ты не понимаешь одного: Вильгельм уже завоевал Англию. Она принадлежит ему по праву завоевания, а по мнению многих, также и на законном основании. Он не претендовал на Шотландию, и лаэрды пограничных земель, вознамерившиеся бороться с ним на английской земле, рискуют свернуть себе шею.
— Дальний остров подчиняется Малькольму! — А раньше подчинялся язычнику-викингу.
Она отпрянула от него. Ей захотелось убежать куда глаза глядят. Но он бы вернул ее назад — его верные люди снова закутали бы ее во что-нибудь и доставили к нему. Аллора молча пересекла комнату и остановилась спиной к нему, уставившись в стену невидящим взглядом. Брет прикоснулся к ее плечу, и она вздрогнула, потому что не слышала, как он подошел.
— Не хочешь ли прокатиться верхом по лесу? — спросил он.
— А что, если я обгоню тебя и сбегу?
— Тебе пришлось бы скакать очень-очень быстро, — предупредил он.
— У меня здесь нет подходящей одежды, — напомнила она, и сердце у нее сжалось. — Я ведь не знала, что мы здесь окажемся. Ты не потрудился посвятить меня в свои планы.
Он не обратил внимания на раздражение в ее голосе и направился в глубь комнаты, где стоял большой, обитый кожей сундук.
— Миледи, — позвал он ее, открывая крышку и присев перед сундуком. — Я все хорошо продумал, однако не мог предусмотреть, что жена будет отказываться следовать за мной.
Аллора молча ждала, что будет дальше. Порывшись в сундуке, Брет нашел то, что искал. Он повернулся к ней с охапкой одежды и предложил мужские рейтузы, теплую рубаху, тунику и очень мягкие замшевые сапожки. Когда они оделись, он протянул ей руку.
— Идем?
Чуть помедлив, Аллора пошла за Бретом. Возле домика стояла Брайар, привязанная к дереву рядом с Аяксом, И Аллора не могла не подумать, что отец теперь наверняка знает, где находится его дочь… и Роберт тоже знает.
Но почему-то ее дядюшка, слишком уверенный, что ее побег пройдет как по маслу, не пытается связаться с ней…
Перед домиком на небольшой лужайке сидели вокруг костра трое — Джаррет, Этьен и гибкий, жилистый француз по имени Гастон. Аллора не сомневалась, что где-то поблизости расположились и другие люди Брета.
Увидев, как она и Брет вышли из дома, мужчины у костра встали в ожидании приказаний. Брет жестом дал понять им оставаться на своих местах и, подхватив Аллору, посадил на Брайар.
— Разве нас не будут сопровождать? — спросила она у Брета.
— А разве в этом есть необходимость? — ответил он вопросом на вопрос, вскакивая на Аякса.
Взяв в руки поводья, Аллора помчалась вперед по тропинке. Брайар, ее невысокая, холеная и очень выносливая кобылка, могла лететь как ветер, что давало Аллоре захватывающее чувство свободы. Так было и сейчас, но сравниться с Аяксом Брайар не могла. Конь Брета был настолько великолепен и могуч, что напоминал Аллоре восьминогое существо, пронесшее бога викингов Одина сквозь бурю. Она услышала, как Брет настигает ее, и замедлила ход.
— За следующим поворотом будет поле, — сказал он и пришпорил коня. Аллоре неожиданно стало смешно, и она бросилась его догонять.
Так и прошла вторая половина дня. То он опережал, а она догоняла, то она вырывалась вперед, а он мчался за ней. Если люди Брета и сопровождали их, то Аллора их не видела, как не видела дядюшку и его друзей, если они находились где-нибудь поблизости.
Солнце клонилось к горизонту, когда Аллора и Брет подъехали к огромному дубу. Аллора соскользнула с седла и спряталась от Брета за дерево, но он опередил ее и уже стоял по другую сторону дуба. Он схватил ее в объятия, жадно лаская взглядом, уложил на мягкие осенние листья и дал волю своему желанию любви. Апогей был достигнут, и Аллора некоторое время лежала, прислушиваясь к шуму ветра и любуясь закатом солнца, окрасившим небо в самые яркие цвета. Закрыв глаза, она незаметно для себя заснула.
Возвращались они сквозь темноту.
— Мы едем домой, — сказал Брет.
— В охотничий домик?
— В городской дом. Завтра я должен быть у короля.
Они приехали поздно вечером, и дом сразу же произвел на Аллору неизгладимое впечатление своей красотой. К великолепному парадному входу вела широкая каменная лестница, внутри приятно пахло, на полу лежали чистые циновки, а перед камином пол был выложен камнем, стены украшали огромные гобелены. Во всем доме царила атмосфера тепла и уюта.
Дом был таким, каким описывал его Роберт: парадная дверь вела в просторный холл, в котором слева стояли массивный стол и стулья с высокими резными спинками. Позади большой столовой находилась кухня, из которой имелся выход на задний двор.
Несмотря на поздний час, моментально собрались слуги, чтобы поздороваться с хозяевами. Все они были скорее саксонского, чем норманнского происхождения. Слуги низко поклонились, служанки сделали книксен, и Аллора поняла, что, хотя титул ее мужа был специально придуман и дарован Завоевателем, она вышла замуж за самого высокопоставленного лорда во всем королевстве.
Брет любезно представил ей обитателей дома и удалился со своими людьми, приказав управляющему Артуру показать Аллоре комнату и устроить как можно удобнее.
Наверху тоже было просторно, в коридор выходило множество дверей — в доме, в котором живет не только большая, но и знатная семья, наверняка часто принимают гостей. Артур, очень высокий и худой, обладавший, однако, таким зычным голосом, что, несомненно, держал в повиновении слуг, пошел впереди со свеч ой в руке и открыл перед Аллорой третью по счету дверь.
Он поставил свечу на высокую скамеечку возле кровати, и Аллора окинула взглядом комнату. В дальнем углу находилось нечто вроде металлического каркаса, и на нем висела одна из кольчуг Брета. Рядом стоял длинный стол, на котором были разложены латные рукавицы с металлическими накладками на костяшках пальцев и шлем, так удививший ее своими невиданными рогами. Она на мгновение задержалась на нем взглядом, потом посмотрела на альков — там на небольшом возвышении стояла кровать, манящая согреть после пребывания на ночном холоде. В комнате Аллора увидела еще один стол возле окна и многочисленные сундуки вдоль стен и в изножье кровати.
На маленьком столике рядом с кроватью стояли графин с вином и два золотых кубка. Заметив возле одного кубка пузырек, о котором предупреждал Роберт, Аллора с трудом проглотила комок, подступивший к горлу. «Неужели он простоял здесь все это время, и видел ли этот пузырек Артур?» — подумала она.
— Вам что-нибудь потребуется, миледи? — спросил управляющий.
Она покачала головой:
— Спасибо, мне ничего не нужно. — А себе сказала: «Лишь бы остаться одной».
Он низко поклонился ей и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Едва он успел уйти, как она услышала Какой-то звук, будто в стену кинули камнем. Аллора подбежала к окну и, выглянув, увидела на аллее позади дома, ведущей к черному входу, Роберта. Уперев руки в бока, он смотрел вверх, на нее.
— Извини, что я так опоздал, девочка! — крикнул он.
— Опоздал? — воскликнула она. — Ты, должно быть, спятил! С ним приехали его люди, тебя кто-нибудь увидит…
— Не забудь про пузырек, девочка. Используй его сегодня.
У Аллоры мороз пробежал по коже.
— Роберт, ведь он мог быть сейчас со мной! — испуганным голосом напомнила она, расстроенная и встревоженная. — Где отец?
— С королем. И пробудет у него еще около часа. Я буду на этом месте в полночь. Позаботься о том, чтобы он выпил вино, ведь нам потребуется не меньше четырех часов, чтобы ускользнуть от длинных рук Завоевателя.
— Черт бы тебя побрал! — разозлилась Аллора. Какой нам теперь от этого прок? Еще вчера вечером можно было бы надеяться на расторжение брака…
— Что я слышу? Неужели Аллора с Дальнего острова стала бояться великолепного норманна? — насмешливо поддел он ее.
— Я не боюсь, просто…
— Девочка, я благодарен тебе за жертву, благодарен за то, что спасла мою жизнь. Но ты не должна забывать кто ты такая и каков твой народ. Он свободен от ига Вильгельма Ублюдка, который думает, что может прибрать к своим рукам все, на что положит глаз!
— Роберт…
— Правление норманнов стало бы концом для твоего народа и твоего отца! Клянусь Богом, племянница, у тебя есть обязанности перед всеми нами!
Аллора судорожно сглотнула и молча смотрела на него.
— Значит, миледи, когда совсем стемнеет и взойдет луна, я буду ждать. Вот увидишь — еще немного, и все, что с тобой произошло, забудется.
В этот момент она услышала шаги по коридору и отошла от окна. Сердце у нее бешено заколотилось, дыхание стало прерывистым. В комнату вошел Брет. Внимательно взглянув на нее, он сбросил с плеч плащ и повесил его на вешалку на стене.
— Что случилось? — спросил он.
Она покачала головой.
— Мне что-то холодно, — пробормотала она. — Пожалуй, я бы выпила вина.
Она торопливо подошла к столику с графином, повернулась к Брету спиной и взяла пузырек, крепко стиснув зубы. «Господи, но разве у меня есть выбор? Меня ждет отец, ждет дядя. А Брет никогда не отрицал, что он правая рука Завоевателя, и я поклялась, что Дальний остров никогда не попадет под его иго».
У нее дрожали пальцы, а надо было вылить содержимое пузырька в вино. Если Брет заснет, у нее по крайней мере будет время подумать, не млея от его прикосновений. Надо поторапливаться, иначе он может заинтересоваться, чем она тут, черт возьми, занимается столько времени.
Аллора вылила содержимое пузырька в кубок и спрятала пустую стекляшку в складках туники. Потом быстро, может быть, слишком быстро повернулась и, подойдя к Брету, подала бокал с подмешанным в вино снадобьем.
Сердце у нее гулко стучало — вдруг он попросит другой кубок? Но Брет просто взял его из ее рук и поднял, глядя ей в глаза. Она улыбнулась и отпила вина из своего кубка. Тогда он вдруг взял кубок из ее рук и поставил оба на стол. Потом прижал ладони к ее щекам.
— А ты действительно озябла, любовь моя. Сильно озябла, — тихо сказал он. Аллора опустила глаза. — Можно подумать, что ты высовывалась до пояса из окна, — добавил он.
Она оглянулась через плечо, пытаясь запомнить, где какой кубок, чтобы не ошибиться и взять свой.
— Я действительно смотрела из окна, — сказала она. — Мне интересно смотреть на аллею, на город. Я ведь жительница диких пограничных земель, — с вызовом добавила она. Брет опустил руки, продолжая все так же пристально смотреть на нее, и она мысленно обругала себя за неумение хитрить и обманывать: «Надо действовать быстрее», — решила она и протянула ему его вино. С другим кубком в руках она подошла к зажженному камину и присела перед ним, вспоминая, как всего несколько часов назад они сидели обнявшись перед камином в охотничьем домике.
Он подошел к ней и, присев рядом, сделал большой глоток, глядя ей в глаза поверх краешка кубка. У нее замерло сердце.
— Что ты замышляешь, любовь моя? — спросил он. Она вздрогнула. — Я спросил, что ты замышляешь…
Она нервно отпила вина, и вдруг Брет, схватив за ножку кубок, вырвал его из ее рук. Аллора вскочила, испуганно вскрикнув, а Брет швырнул кубок с остатками вина прямо в огонь.
— Ах ты, маленькая дурочка! — Крикнул он, хватая ее за запястья и привлекая к себе. — Ты ведь только что выпила ту гадость, которая предназначалась для меня! Скажи, что за яд это был, чтобы я знал, какое тебе дать противоядие!
Яд подействовал очень быстро. Комната закружилась у Аллоры перед глазами, ноги подкосились, и она стала падать.
Брет подхватил ее. В глазах у нее потемнело, и как будто издалека до нее долетал его голос. Прежде чем над ней сомкнулась тьма, Аллора успела прошептать:
— Не яд! Это было снотворное.
Собрав все силы, она сумела открыть глаза. И встретилась с его потемневшим, кобальтового цвета взглядом. В нем было осуждение. Но Аллора уже ничего не чувствовала она снова заскользила в темноту. Последнее, что она услышала, были его слова:
— Ах, леди, леди! Молю Бога, чтобы вы оказались правы.
А потом осталась лишь одна тьма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовый рыцарь - Дрейк Шеннон



Очень хороший роман! Достойное продолжение "Неистовой принцессы".
Неистовый рыцарь - Дрейк Шенноннелли
3.03.2012, 10.51





Интересное продолжение романа Неистовой принцессы.Интересно читать о продолжении судеб героев романа,о том как дальше шла их жизнь.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонМарина
26.11.2012, 23.14





НУ ВОТ,ОПЯТЬ ПРОТИВОБОРСТВО ГГЕРОЕВ ДО ОТУПЕНИЯ,КАК И ВО ВСЕХ ЕЕ РОМАНАХ,ОДНА И ТА ЖЕ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ,ХОТЬ БЫ ЧУТЬ ИЗМЕНИЛА ДЛЯ РАЗНООБРАЗИЯ.КОГДА НАЧАЛА ЧИТАТЬ РОМАНЫ ШЕННОН - ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ,А СЕЙЧАС ОСИЛИЛА ТОЛЬКО НАЧАЛО,СНОВА НЕВЕСТА СКАНДАЛИСТКА,БЕСПРЕДМЕТНЫЕ СПОРЫ,ПАФОСНОЕ ОПИСАНИЕ ГГ.НО КТО ЕЩЕ НЕ ЧИТАЛ ЭТОГО АВТОРА,ЧИТАЙТЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЭТОТ РОМАН-ПОНРАВИТСЯ,МОЖЕТ ПОТОМ ТОЖЕ ДОЧИТАЮ.
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонГАНДИРА
29.03.2013, 23.28





Вот я всегда против вмешательства родичей в чужую жизнь. даже из самых благих побуждений столько гадостей творят, а уж когда еще и жадность (до денег ли, до власти ли - неважно!) - совсем хана!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонKotyana
10.04.2013, 11.54





Хороший роман)Мне очень понравился))Все невесты и женихи друг друга стоят))
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонАрина
5.05.2013, 18.31





Как по мне, так роман скучный.Я еле дочитала до конца. Теперь этого автора вообще читать нет желания. 5/10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонИра
26.07.2013, 8.12





а мне понравился роман. реалистичный, нет ничего лишнего. единственное что не понравилось, так это концовка: маленькая беззащитная жена, с раненым другом сами выезжают на помощь сильному мужу, в то время как за стенами крепости ждет целая армия(ну это самый неудачный момент в романе. а так роман супер!)
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонLili
28.07.2013, 16.08





Замечательный роман!!! Читалось на одном дыхании!!! 10 из 10
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонЯНА
11.08.2013, 20.46





Поначалу мне показались странными некоторые поступки ГГ-ни. Но её отношение к Девиду и поведение с мужем при разговорах о Девиде как у неадекватной истерички!я уже готова была простить и понять, но 20 глава убедила меня, что Гг-ня - полная дура! Рисковать жизнью, не разобравшись в ситуации, не подумав, ради, по сути, чужого мужика, о состоянии здоровья которого точно ничего не знаешь и которого даже не любишь, а просто уважаешь - это глупость. Тем более, что есть дитё, которое кроме её груди ничего не ест! И потом, почему она решила, что дядя обменяет её на Давида?! Да на хрена ему и она и Давид, которого дядя вообще ни во что не ставит! Скорее бы дядя устроил ей смертельный несчастный случай, чтобы поскорее избавиться!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонКниголюб
3.02.2015, 11.58





А,я считаю,что всё так и должно быть,иначе не было бы этого прекрасного романа!
Неистовый рыцарь - Дрейк ШеннонНаталья 66
10.10.2015, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100