Читать онлайн Королевское наслаждение, автора - Дрейк Шеннон, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевское наслаждение - Дрейк Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 246)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевское наслаждение - Дрейк Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Шеннон

Королевское наслаждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Адриан приехал в сопровождении двенадцати человек ― шестерых рыцарей со своими оруженосцами, — и все они были хорошо вооружены. Это были закаленные в боях воины, готовые к новым сражениям.
Некоторые их них были в простых туниках, на одежде других, в том числе и Адриана, были нашиты гербы. На этот раз он прискакал на Иоанне, огромном длинногривом жеребце. Конь, так же как и его седок, был снаряжен но-боевому: его массивные грудь и спину защищала плотная ткань с нашитыми на нее металлическими пластинами, морду прикрывало забрало с прорезями для глаз. На попоне коня также был изображен герб: лев и леопарды, темно-красное на золотом фоне.
Адриан и Даниэлла направились прямо в Авий, так как и его, и ее свита уже находились там. Толпившаяся на парапетах стража, увидев их, сообщила всем, что графиня и рыцарь Мак-Лахлан возвращаются. Тотчас же раздались крики «ура!». Девушка слегка покраснела, поняв, что люди беспокоились о своей графине, хотя она всегда принимала это как нечто само собой разумеющееся.
Въехав во двор, Адриан спрыгнул с коня, помог спешиться Даниэлле и подошел поздороваться с Дейлином, который радостно приветствовал своего хозяина. Вслед за Дейлином к Адриану подошел сэр Джайлз. Даниэлла тихо стояла в стороне. Волосы ее развевались на ветру. Она наблюдала, как ее люди, не скрывая радости, встречают Адриана. К нему по очереди приближались доктор Кутэн, леди Жанетт и даже Монтейн, которая также была рада его приезду. Все, кто жил в замке, радовались встрече с Мак-Лахланом и громко выражали свой восторг по поводу того, что он и его люди вовремя пришли на помощь графине и сумели отразить атаку врага. Во дворе стоял невообразимый шум, и казалось, ему не будет конца.
Даниэлла почувствовала на себе чей-то взгляд и оглянулась. Немного в сторонке рядом со своей лошадью стоял Симон и смотрел на нее с такой тревогой, что у нее защемило на сердце. Она послала ему ободряющую улыбку, которая моментально исчезла с ее лица, когда она заметила, что Адриан следит за ней. Он разговаривал с одним из воинов Даниэллы, который был намного ниже его ростом, и легко мог наблюдать поверх его головы за всем, что происходит во дворе.
— Дейлин, Джайлз и доктор Кутэн, я хотел бы побеседовать с вами, — сказал Мак-Лахлан, не сводя пристального взгляда с графини. — Давайте пройдем в зал. Миледи, не откажите в любезности позаботиться о моих людях и их лошадях. У нас была трудная дорога, и все устали.
Адриан передал своего коня одному из грумов и, не оглядываясь, направился в зал дворца. Дейлин, Джайлз и доктор Кутэн последовали за ним. Даниэлла чуть не задохнулась от злости, настолько уверенно вел себя Мак-Лахлан. Можно было подумать, что он у себя дома и все здесь знает.
Но тут девушка вспомнила, что он бывал здесь и раньше. Адриан хорошо знал Авий. Ведь это он предложил королю Эдуарду сделать подкоп под стены крепости, что позволило англичанам захватить ее и пленить графиню Ленору.
Даниэлла просто кипела от возмущения, но все же нашла в себе силы улыбнуться и приветливо посмотреть на людей Адриана, которые, сняв шлемы, терпеливо ждали ее распоряжений.
— Добро пожаловать в Авий, — сказала она улыбаясь, затем повернулась к сэру Рагнару, который давно жил в Авийе, и добавила: — Разместите их в северном крыле, накормите и позаботьтесь об их лошадях. Мне надо проследить, чтобы зал как следует подготовили к вечернему приему, на котором будет множество гостей.
Даниэлла послала сэру Рагнару сладкую улыбку и поспешила в зал. Как только она вошла в дверь, из тени выступила фигура и девушку тихо окликнули. Это был Симон, и лицо его было бледным и встревоженным.
— Что происходит? — спросил он ее голосом, срывающимся от волнения. — Как Мак-Лахлан оказался здесь?
— Я пока сама точно не знаю, — так же тихо ответила Даниэлла, отдавая себе отчет в том, что Мак-Лахлан, находясь в зале, всего в сотне футов от того места, где они стояли, может их услышать. — Он приехал сюда с принцем Эдуардом, потому что они обеспокоены нынешним положением, — добавила она, снижая голос до шепота.
— Нам надо поговорить, любовь моя, — настаивал Симон.
— Только не сейчас! — отмахнулась графиня.
Девушка все еще не могла прийти в себя после встречи с Адрианом. Она хорошо знала Мак-Лахлана и беспокоилась за Симона. Возможно, он все-таки связан с мятежниками, которые постоянно совершали набеги на феодальные владения короля Эдуарда, значит, его жизнь в опасности.
— Когда же? — не унимался Симон.
— Позже.
— Сегодня вечером, — пообещал Симон и исчез так же внезапно, как появился.
Даниэлла вошла в зал, и ее взгляд сразу упал на Адриана, стоявшего у камина и опиравшегося рукой о каминную доску. Он успел снять тунику и доспехи и был сейчас в простой льняной рубахе, плотно обтягивающих ноги штанах и высоких башмаках из мягкой кожи. Он сразу увидел ее, и по его взгляду девушка поняла, что он слышал, как они с Симоном шептались у двери. Рем, ее главный слуга, принес в зал блюда с хлебом, сыром и мясом. Держа в руке кубок и продолжая смотреть на графиню, Адриан моментально прервал разговор, как будто не хотел, чтобы она узнала, о чем они говорили.
— Джентльмены, — обратился он к присутствующим, — прошу заняться делами в соответствии с нашей договоренностью…
Его глаза неотрывно следили за ней.
— Да, милорд, — ответил Джайлз, вставая из-за стола.
Вслед за ним поднялся Дейлин, он с интересом посмотрел на Даниэллу. Доктор Кутэн тоже встал и, низко поклонившись сначала Адриану, а затем графине, сказал:
— Я позабочусь о раненых.
Все трое ушли. Оставшись наедине с Адрианом, могучая фигура которого, казалось, заполняла собой весь зал, девушка почувствовала себя неловко.
Его взгляд тревожил ее, проникая в самую душу. Огонь камина отражался в его золотистых глазах, и они ярко блестели. Даниэлле стало не по себе.
— Прошло много времени, — сказал Адриан.
— Да, немало, — согласилась Даниэлла.
— А вы все еще продолжаете вести со мной войну, не так ли?
Адриан направился к ней, но девушка, быстро обогнув стол, встала так, чтобы их разделила столешница.
— Мне кажется, что французы и англичане никогда не перестанут воевать, — ответила она.
— Здесь английская территория.
— Это спорный вопрос.
— Никаких споров тут быть не может, — твердо заметил он. — Хотя я вполне согласен с вами, что французы и англичане будут постоянно воевать друг с другом, так же как и вы, миледи, постоянно воюете со мной. Дайте-ка вспомнить: перец в вине, мед в моих башмаках и, наконец, та проделка с седлом. Вы хотели, чтобы я упал и разбился.
— Последнего я не делала, — ответила Даниэлла. Взглянув на Адриана, она поняла, что он ей не верит.
— А потом я не отходила от вашей постели, когда вы болели чумой, — решила напомнить она.
— Я этого не забыл. Я плачу…
— Да, вы всегда платите свои долги.
— Именно поэтому вы здесь, — ответил он, давая ей понять, что выполнил свое обещание, предоставив ей годы полной свободы.
Теперь эти годы позади, и ее свобода тоже.
— Но, — продолжал он, — меня здесь долго не было. И как только я появился, вы снова полны решимости возобновить войну.
— Да, милорд, вас здесь долго не было, — согласилась Даниэлла. — Вы были где-то еще… там, где вам больше нравилось, а я все это время находилась здесь. Я заботилась о людях, укрепляла крепость и делала для Авийя все, что было в моих силах. Вы приехали сюда только сегодня, а распоряжаетесь как у себя дома, раздаете команды направо и налево.
Адриан подошел к столу и снова наполнил свой кубок.
— Это правда, но только отчасти. Приехав сюда сегодня, я сначала спас вас от смерти и только потом начал командовать, миледи.
— Со мной бы и без вас ничего не случилось.
— Я в этом не уверен, Даниэлла. Вы склонны приуменьшать опасность. Эти головорезы не пощадили бы ни вас, ни ваших людей. Неужели вам это безразлично?
— Это мой дом! — ответила она, злясь еще больше. — А вы здесь только потому, что когда-то способствовали его падению. Вас не мучают угрызения совести, и вы приезжаете сюда как хозяин.
Адриан молча наблюдал за ней. Его взгляд становился тяжелым.
— Я и есть хозяин этого дома, — сказал он, — и прошу вас помнить об этом, миледи.
— У меня право…
— А у меня приказ короля.
— Ах да! Король дал вам земли, богатство, титул, а вы до сих пор не женились. Вы неизвестно где болтались, но, когда Эдуард потребовал, чтобы вы женились, вы тут как тут. А может, я не хочу выходить за вас замуж. Я могу отказаться давать клятву.
— Вы этого не сделаете.
— Это еще почему?
— Вы выйдете за меня замуж, миледи, потому что наше обручение освящено церковью и оно длилось долгие годы. За эти годы вы ничего не предприняли, чтобы расторгнуть его.
— Но…
— И вы обвенчаетесь со мной, даже если мне придется тащить вас к алтарю силой.
— Вы не посмеете, — с презрительной усмешкой ответила Даниэлла.
— Можете не сомневаться, — заверил ее Адриан.
— Потому что вам приказал король?
— Потому что я так хочу, миледи.
— Еще бы вам не хотеть! Только так вы можете остаться графом.
На его лице появилась кривая ухмылка, которую Даниэлла так ненавидела.
— Даниэлла, я вижу вы многого не можете простить мне! Ну что же, миледи, я тоже помню кое-что. Ваши шалости — это одно, но если вы вздумаете предпринять что-нибудь более серьезное, леди, я тоже объявлю вам войну. Можете не сомневаться.
Пока он говорил, девушка чувствовала, как кровь жарким потоком приливает к лицу и ее охватывает непонятное волнение, которое она сразу же отнесла на счет вызова, брошенного ей в лицо, или на счет гнева, который она должна была почувствовать — да как он смеет думать, что она испугается его угроз? Но отнюдь не гнев и возмущение стали причиной ее сильного волнения. По мере того как Даниэлла внимательно разглядывала Адриана, она пришла к выводу, что он мало изменился. Он остался таким же притягательным и неотразимым мужчиной, способным создавать вокруг себя атмосферу силы и спокойной уверенности. Девушка как завороженная смотрела на него, и ей хотелось дотронуться до его мускулистой, покрытой бронзовым загаром руки, погладить его чисто выбритые щеки. Опустив глаза, она стала рассматривать его руки: ногти чистые и коротко подстрижены, пальцы длинные, ровные и такие же загорелые, как и руки. Она представила, как эти руки ласкают ее тело, и земля поплыла у нее из-под ног. Даниэлла не понимала, что же она испытывает: влечение или страх… Или желание сопротивляться всему, что он скажет. Что-то внутри нее жаждало того, что Адриан никогда не сможет ей дать. Того, что он дарил Джоанне и что похоронил вместе с ней. Даниэлла не хотела, чтобы ее покой да и саму душу унес с собой человек, который скоро уедет, чтобы служить своему вечно воюющему королю. Человек, который делает все, что ему заблагорассудится, а потом внезапно возвращается сюда, рассчитывая взять то, что ему принадлежит. Тем более что этот человек — Адриан. Она не желает чувствовать, как трепещет ее сердце, не желает испытывать приступы ревности. Она не вещь, которой можно попользоваться, когда возникнет желание, а потом опять положить пылиться на полке, пока до нее вновь не дойдут руки.
— Я вообще не хочу выходить замуж, — сказала Даниэлла.
— Весьма странно! Вся Европа только и говорит о вашем романе с Симоном, графом Монтежуа.
— Симон — мой дальний родственник и хороший друг. Повторяю еще раз: я не хочу выходить замуж.
— Хватит спорить, миледи, — устало сказал Адриан. — Боюсь, что вы с вашим Авийем и Гаристоном слишком лакомый кусочек для воюющих сторон и у вас сейчас просто нет права на выбор.
— Если вы и король оставите меня в покое…
— Политика не позволяет нам оставить вас в покое графиня. Вы правы в одном: я получил титул графа и стал хозяином земель в Гленвуде благодаря тому, что пообещал жениться на вас и дал согласие на немедленное обручение.
Я сын благородного и гордого, но обедневшего шотландского землевладельца, и мой отец учил меня никогда не упускать из рук то, что само в них попадет. Будьте уверены: я никогда не расстанусь с тем, что стало моим.
— Я не ваша.
— Вы были моей все эти годы.
— Перед обручением вы сказали мне, что делаете это только потому, что считаете себя моим должником, — напомнила Даниэлла. — Потому что в противном случае Эдуард выдал бы меня замуж за сэра Андерсена. Вы объяснили мне, что обручение поможет защититься от всего плохого, что может причинить мне король. Вы предоставили мне полную свободу. Если вы сейчас думаете… — Даниэлла сердито замолчала, так как Адриан разразился громким смехом.
— Ах, миледи! — воскликнул он, давясь от хохота. — Теперь я понимаю, почему вы сейчас закусили удила! Вы решили, что смерть Джоанны отняла у меня остатки разума и что я позволю вам вечно оставаться в одиночестве!
— Но вы не ограничивали меня каким-то сроком.
— Я предложил вам несколько лет свободы, и вы получили их. А теперь ваша свобода начала беспокоить многих порядочных англичан и ту часть гасконцев, которые преданы королю Эдуарду. Ходят упорные слухи, что вы собираетесь замуж за вашего благородного француза.
Даниэлла с тревогой почувствовала, что ее щеки заливаются румянцем. Она беспокоилась за Симона, он нравился ей, но она не сделала ничего дурного, что заставило бы ее краснеть. Надо же было случиться такому, что она стала пунцовой, словно совершила первородный грех! Девушка закусила губу от досады, затем сделала глубокий вдох и выдох, чтобы успокоиться и вновь обрести невозмутимый вид.
— Вы не должны жениться на мне, Андриан, так как я не обладаю теми качествами, которые присущи хорошей жене.
— Даниэлла, все приходит со временем, поверьте мне.
— Перед тем как умерла моя мать, рыцарь Мак-Лахлан, она просила меня любить Филиппа, хранить верность французскому королю. Я дала ей это обещание.
— Филипп умер, — ответил Адриан, — а ваша мать жила у короля Англии, когда он стал вашим крестным отцом. Она согласилась на то, чтобы вы стали его подопечной и чтобы он позаботился о вашем будущем. Но сейчас король передоверил эту заботу мне.
— Возможно, у моей матери тогда не было выбора. Как бы там ни было, сэр, я дала ей клятву. Я не собираюсь делать ничего плохого Эдуарду и пока ничего подобного не сделала. Я не намерена как-то вредить ему или его интересам, клянусь вам в этом! Но если вы думаете, что ваши слова заставят меня разорвать все связи с семьей моей матери, то вы глубоко ошибаетесь! Я дала клятву, что никогда не изменю дому Валуа. Если вы думаете, что я сделаю это ради вас, то вы ошибаетесь.
Начиная раздражаться, Адриан тяжело вздохнул.
— Филипп был двоюродным братом короля Эдуарда, и английский король все еще поддерживает тесные семейные связи с сыном Филиппа.
— Тогда король Эдуард должен уважать точку зрения короля Иоанна.
— А вы должны помнить, что эти земли достались королю Эдуарду не силой оружия: он унаследовал их от Элеоноры Аквитанской еще два столетия назад. И кроме того, Даниэлла, вы ведь дали еще и другую клятву — мне. Вы поклялись стать моей женой. Вы собираетесь держать свое слово? Почему вы считаете невозможным нарушить одну клятву и так легко нарушаете другую?
— Я стараюсь не нарушать своих клятв.
Делая вид, что сдается, Адриан поднял обе руки.
— Значит, сегодня вечером вы станете моей женой.
— Я еще к этому не готова!
— Тогда готовьтесь, так как это все равно произойдет.
— Черт возьми, Адриан! — закричала Даниэлла. ― Вы стали слишком самонадеянны!
— Я стал более решительным, вот и все.
— Я могу быть такой же решительной, как и вы, и это вам хорошо известно. Нам надо все обсудить. Если вы не желаете слушать мои доводы, то зарубите себе на носу, что я могу просто убежать от вас. Все, кто живет поблизости, будь то французы или англичане, помогут мне спрятаться.
— Вы можете убежать, — спокойно ответил он, прищурив глаза, — но вам не удастся вырваться из моих рук.
— А если удастся?
— Сомневаюсь. Особенно сейчас, когда я знаю о ваших намерениях, — ответил Адриан, равнодушно пожав плечами.
Даниэлла задыхалась от обиды и отчаяния, непрошеные слезы выступили у нее на глазах. Чтобы скрыть их, она повернулась к нему спиной и не слышала, как рыцарь тихо подошел к ней. Она поняла, что он рядом, только когда Адриан положил руки ей на плечи. Когда он заговорил, его голос был глубоким и проникновенным, его теплое дыханий щекотало ей ухо.
— Даниэлла, мне очень жаль, что мое предложение явилось для вас такой неожиданностью. Уверен, что где-то в глубине души вы знали, что этот день наступит, что я не могу отсутствовать вечно.
— Значит, тогда вы хорошо притворялись, — прошептала она в ответ.
Даниэллу бил озноб, и она никак не могла совладать с собой. Время будто повернуло вспять. Она вспомнила их постоянные стычки, вспомнила смертельную тоску в глазах Адриана, когда он увидел мертвую Джоанну. Вспомнила она и нежность, с которой он тогда отнесся к ней, тепло его тела, когда она ухаживала за ним во время болезни.
— Черт возьми, Даниэлла! — воскликнул он, становясь нетерпеливым. — Мне и в голову не приходило заставлять вас страдать…
— Тогда не настаивайте на нашем браке, — взмолилась она. — Давайте отложим его.
Мак-Лахлан долго смотрел ей в глаза, и она, затаив дыхание, с надеждой ждала, что он согласится с ней. Но Адриан медленно покачал головой и ответил:
— Я не могу отложить этот брак, Даниэлла.
Голос Адриана был твердым, и девушка с ужасом поняла, что это окончательный ответ.
— Тогда… — начала она, но тотчас же замолчала, так как почувствовала, что задыхается.
— Что тогда? — спросил он, прищурив глаза.
— Я соглашусь. Я дам вам брачную клятву. Я буду вести себя как ангел, и вы не услышите ни одного слова протеста, если пообещаете дать мне немного времени после…
— После? — переспросил Адриан, приподняв от удивления брови.
Даниэлла кивнула, не в силах найти подходящие слова и начиная злиться на него за то, что он ставит ее в такое затруднительное положение, хотя отлично все понимает.
— Я никогда… — начала она и снова замолчала. Ей так хотелось вести себя с достоинством, но его пристальный взгляд смущал ее, и она опустила глаза. — Само понятие брака предполагает… — Девушка набрала в легкие побольше воздуха и начала снова: — Я пока не знаю, что такое физическая близость. Ну, вы понимаете, что я хочу сказать?
— О да, конечно!
Ей захотелось ударить его. Похоже, Адриана веселит ее замешательство. Он вовсе не собирался уступать ей.
— Черт возьми, — сердито начала она, но он снова взял ее за плечи и заглянул ей в глаза.
— Хорошо, Даниэлла, — сказал он. — Свадьба состоится сегодня, и я дам вам время, правда, не знаю сколько, так как не уверен, что выдержу долго.
В его голосе было что-то предостерегающее, но Даниэллу это сейчас мало беспокоило. Главное, что она выиграла время, а там будет видно.
— Чудесно, — прошептала она и, вырвавшись из его рук, побежала к лестнице, желая только одного: поскорее избавиться от него. Она ворвалась в свою комнату, плотно закрыла дверь и прижалась к ней спиной.
Как все странно! Еще вчера она размышляла над тем, что испытывает влюбленный человек, и ей казалось, что она влюблена в Симона. Черт бы побрал этого Адриана! Какое ей до него дело? Ей нравится Симон, и, возможно, она даже любит его.
Любит, но недостаточно сильно, иначе бы совсем перестала думать об Адриане. Нет! Она думает о нем, потому что обижена на него. Он ломает ей жизнь. Он явился причиной падения Авийя, хотя это было еще до ее рождения.
Возможно, она думает о нем еще потому, что всегда была немножечко увлечена им. Но что если она так сопротивляется оттого, что… он уже завладел частичкой ее души?
Адриан действительно хорошо знал крепость Авий, хотя Даниэлла многое здесь изменила с тех пор, как он последний раз был тут, а это было много лет назад.
Девушка знала, что Авий пал, потому что Адриан посоветовал сделать подкоп под его стены. Вот почему она приказала возвести вторую внешнюю стену, и рыцарь был уверен, что ее фундамент заложен достаточно глубоко. Даже если бы враги решили сделать под нее подкоп, то и тогда они попали бы в западню между двумя стенами и могли легко быть уничтожены.
Рем провел Адриана в комнату, большую и просторную, расположенную рядом с хозяйскими покоями. Когда-то, как ему поведали, эта комната принадлежала самой Даниэлле. В то время она была еще маленькой девочкой. С тех пор здесь останавливалось много гостей, и помещение потеряло свою индивидуальность. О самой Даниэлле напоминали только книги, лежавшие стопкой на маленьком резном прикроватном столике. Сейчас эта комната стала его собственной: вдоль стены были расставлены его дорожные сундуки, на крючке висела его мантия, на столе были разложены доспехи, у кровати стоял щит.
Адриан сел у камина, в котором потрескивали дрова, налил себе вина и попытался расслабиться, приняв свободную позу. Дорога была трудной, но и приехав сюда, он сразу попал в переделку. Слава Богу, что он подоспел вовремя. Ему давно следовало бы сюда приехать. Потеря Авийя была бы большой политической и стратегической ошибкой.
А потеря Даниэллы…
Стремясь снять напряжение в теле, Адриан сжимал и разжимал кулаки. Даниэлла из худенькой красивой девочки превратилась в изящную, необыкновенно чувственную, соблазнительную женщину. Она стала еще более независимой, колючей, как дикая роза, но в ней жила все та же девочка с исцарапанными руками, упрямым характером, большим мужеством и силой духа. Как часто в те далекие времена ему хотелось и скрутить ее в бараний рог, и одновременно утешить!
А сейчас…
Она кого хочешь может свести с ума. У Адриана возникло искушение снова хорошенько отшлепать ее.
Но еще больше он хотел дотронуться до нее, подержать в своих объятиях. Овладеть ею.
Он поднял кубок с вином и, обращаясь к огню в камине, честно признался самому себе:
— Если быть откровенным, то я хочу раздеть ее, исследовать каждую частичку ее тела, попробовать, какая она на вкус.
А его ведь когда-то предупреждали, да и сам он был уверен, что со временем Даниэлла станет необыкновенной красавицей; он и раньше знал силу ее чар. Он видел, как, кокетничая с другими мужчинами, она доводила их до исступления. Все они были бы рады положить к ее ногам свои жизни, стоило ей только шевельнуть пальцем. Но Адриан почему-то не предполагал, что с возрастом Даниэлла станет не только поразительно красивой, но еще и необыкновенно чувственной. Глаза — словно драгоценные камни, волосы — длинные и блестящие, черные словно вороново крыло. Никогда в жизни он не встречал женщины более прекрасной. Вернее, почти никогда. Она была очень похожа на свою мать, и, хотя, в те времена, когда юный Адриан сопровождал Ленору в Лондон, он был еще совсем юным, ее красота и изящество заставляли трепетать его сердце. Даниэлла теперь была выше Леноры, такая же стройная, но с более округлыми формами. И характер у нее был более решительный. Она пока не овладела умением держаться с чувством собственного достоинства и не стала такой же элегантной дамой, какой была ее мать, но у нее были для этого все задатки. Уже сейчас девушку отличали скрытая чувственность, страстность, которые легко угадывались во взгляде, движениях и голосе. Выплеснувшись наружу, эта чувственность доведет мужчину до исступления, заставит его испытывать танталовы муки.
Придя к выводу, что он полный идиот, Адриан начал вспоминать о своих отношениях с Джоанной. Он был первым у нее, так же как и она у него. Зная это, он старался быть очень нежным с ней и предельно внимательным. Какое потрясающее, какое чудесное было время, когда они стали любовниками! Джоанна страстно желала его, и для нее не существовало ни отца, ни короля; ей было все равно, куда попадет ее душа — в рай или ад, лишь бы только быть с Адрианом. Джоанна клялась ему, что не испытала никакой боли, да и что такое боль, говорила она, по сравнению с тем, что она готова отдать за него каплю за каплей всю свою жизнь. Адриан уже смирился с ее смертью, но в нем продолжали жить сладкие воспоминания о ней и легкое чувство вины. Возможно, если бы он любил Джоанну так же страстно и самоотверженно, как любила его она, «черная смерть» не коснулась бы их своим крылом и им удалось бы быть вместе. Впрочем, трудно сказать, как сложились бы их судьбы, медь они оба зависели от воли короля.
И вот Даниэлла просит дать ей время. Никогда!
Он приехал сюда, охваченный гневом: никто не смеет отнять то, что по праву принадлежит ему, тем более подданный чужого короля. Объявив о свадьбе, Адриан вернул себе всю свою собственность: Авий и… Даниэллу. Только сейчас он со страхом осознал, как сильно и страстно желает ее. С его стороны было непростительной глупостью оставлять ее здесь одну. Удивительно, но девушка вела себя здесь безупречно. Ему не в чем упрекнуть ее… разве только в том, что ее поведение становилось безрассудным, когда дело касалось ее французских родственников. Она только что прямо, сказала ему, что не хочет выходить за него замуж, потому что боится предать своих родственников.
Откровенно говоря, Адриан попал в смешную ситуацию: он всю свою жизнь любил женщин, и они отвечали ему взаимностью, но сейчас, когда он страстно желает одну из них, она не хочет иметь с ним дела. Это несомненный удар по его самолюбию.
А тут еще эта история с Симоном…
Адриан пребывал в глубокой задумчивости, когда раздался легкий стук в дверь. Он подошел к двери и, открыв ее, увидел на пороге Дейлина, Джайлза и Ричарда Хантингтона. Их лица были мрачными. Адриан молча посторонился, пропуская их в свои покои.
— Я нашел человека, которого вы ранили и оставили в лесу, Адриан, — сказал Ричард, — и привел его сюда.
— Тайно?
— Да, тайно. Я посадил его в подвал под дальней башней.
— Насколько серьезно он ранен? — спросил Адриан. — Он будет жить?
— Доктор Кутэн сейчас обрабатывает его раны. Мы обещали мятежнику пригласить лучшего врача, который попытается спасти ему жизнь, если он во всем чистосердечно признается и расскажет нам об этом набеге.
— Вы пообещали предоставить ему убежище в Англии?
— Да, Адриан, мы сделали все так, как вы велели, хотя в последнем нет необходимости. Разбойник и так достаточно напуган. Он решил, что мы вернулись прикончить его, предварительно подвергнув всем мыслимым и немыслимым пыткам.
— Так, значит, я был прав? — спросил Адриан Дейлина.
Немного подумав, Дейлин кивнул:
— Да, если судить по его рассказу. Они ехали вместе с войсками повстанцев против Эдуарда, и у них был приказ не трогать Симона, графа Монтежуа. Им также сказали, что Симон распорядится, как поступить с графиней, после того как они возьмут ее в плен. Других людей брать в плен они не собирались.
— Ах, милорд! — воскликнул старый Джайлз. — Я чувствовал: здесь что-то не так, но мне даже в голову не приходило, что Симон участвует в заговоре против графини.
— Меня не удивляет, что Симон замешан в заговоре, но в настоящее время меня больше беспокоит графиня, — задумчиво сказал Адриан.
— Взять Симона под стражу? — спросил Дейлин.
Подумав, Адриан покачал головой:
— Француз считает, что все его сообщники либо погибли, либо удрали. Он не допускает мысли, что мы подозреваем его, и попытается снова связаться с Даниэллой. Мне хотелось бы знать, поддерживает ли его король Иоанн, и, чтобы выяснить это, нам лучше подождать. Пусть Симон еще погостит здесь и станет свидетелем брачной церемонии сегодня вечером. Чем больше будет свидетелей, тем лучше.
— Как хорошо, что вы здесь, лэрд Адриан! — с восторгом воскликнул Дейлин. — Я так рад, что снова могу служить вам!
— Вы опять в добром здравии, такой же сильный и умный! — внес свою лепту Ричард и, заметив, что Адриан удивленно выгнул брови, поспешно добавил: — Простите меня, но временами нам здесь было очень трудно без вас. Знать, что тебя окружают враги, следить за каждым своим словом и не выпускать из вида графиню — задача не из легких.
— Сейчас вы можете ослабить контроль за графиней, — сказал Адриан.
— Вы очень нужны здесь, — встрял Джайлз. — Снова сильный и душой, и телом, как правильно заметили ребята.
Адриан улыбнулся:
— Спасибо. Теперь я здесь, и, если страсть и злость способствуют восстановлению духа, тогда я в полном порядке. Спасибо вам, парни, за службу и за то, что не подвели меня, как бы трудно вам ни приходилось. А сейчас идите и отдыхайте. Сегодня вечером вы свободны. Пейте, гуляйте, наслаждайтесь жизнью.
— Может, нам стоит понаблюдать за графиней и Симоном… — взволнованно начал Дейлин, но Адриан оборвал его:
— Нет! Только не сегодня, парни.
— Но… — встрял Ричард.
— Я сам понаблюдаю за ними, — твердо ответил Адриан. — Да, я сам.
Днем Адриан вымылся и переоделся к вечеру. Все военное снаряжение, за исключением меча, он оставил дома. Он лично побеседовал с пленником и выслушал его чистосердечное признание. Шотландец еще раз заверил перепуганного насмерть человека, что ни один волосок не упадет с его головы, если все, что он сообщил, окажется правдой. Поговорив с пленником, Адриан убедился в том, что Симон является участником заговора и что он не оставил мысли похитить Даниэллу. Стараясь мыслить трезво, Адриан попытался проанализировать случившееся. Была ли Даниэлла виновной в том, что произошло, или нет — этого Адриан понять не мог. Приняв Мак-Лахлана за врага, она спряталась в полуразрушенном доме, а потом налетела на Адриана словно демон, горя желанием убить его. Из этого можно сделать вывод, что она приняла его за одного из разбойников. Но с другой стороны, она могла сразу узнать Адриана и… Ведь она всегда считала его своим врагом.
А что, если и вправду не узнала? Ведь он отсутствовал, пока она долгие годы наслаждалась здесь полной свободой.
Адриан отдал все необходимые распоряжения по поводу бракосочетания, которое должно было состояться на закате в часовне у западной стены. Отец Жозеф, толстенький гасконец, преданный королю Эдуарду, был приставлен к Даниэлле, когда она впервые приехала в Англию. Он по-прежнему хранил верность английскому королю, во всяком случае, так уверял Джайлз. У отца Жозефа был ученик, который готовился к принятию духовного сана, оставив жизнь в миру после смерти своего старшего брата, и Адриан был уверен, что Дарин предупредит его, если бракосочетание пойдет не по правилам. Пусть он обещал дать невесте отсрочку, все остальное должно пройти без сучка без задоринки.
Придя к такому заключению, Адриан направился во дворец. Миновав главный зал, где суетились слуги, готовя нее необходимое к торжественному обеду, рыцарь поднялся но лестнице и зашел в свои покои, чтобы взять коробку с подарком, которую невесте прислала Джоан, жена принца Эдуарда. Адриану было известно, что в ней лежит красивая белая ночная рубашка из тончайшего шелка, затканная золотом. При сложившихся обстоятельствах она вряд ли понадобится, но…
Взяв подарок, Адриан направился к хозяйским покоям, расположенным в другом конце коридора. Погруженный в свои мысли, он забыл постучаться и открыл дверь, прежде чем позвать ее:
— Даниэлла!
Войдя в комнату, он опешил . Даниэлла, изящно изогнувшись, полулежала в сидячей ванне с двумя покрытыми золотом ручками. Ванна стояла у самого камина, и, судя по всему, Даниэлла наслаждалась его теплом. Ее волосы были уже вымыты и расчесаны и сейчас свисали через край ванны, падая густым потоком на белоснежную шкуру, расстеленную рядом.
Увидев Адриана, девушка быстро подтянула колени к груди, лицо ее стало сердитым, зеленые глаза метали молнии.
— Я никогда не считала шотландцев столь же учтивыми, как гасконцы, но мне всегда казалось, что все мужчины христианского мира достаточно воспитаны, чтобы стучать, прежде чем врываться в чужой дом.
Проклятие! Опять она говорит с ним свысока!
— Этот дом — мой! — резко оборвал он ее.
— Ваш?
— Да, мой. Я просто позволил вам пожить в нем и прошу не забывать об этом.
Даниэлла еще сильнее сжалась, однако ей не удалось укрыть от его взгляда стройные длинные ноги и крепкую округлость грудей.
Адриан проклинал себя за то, что вошел без стука. Внизу живота заныло, плоть поднялась, словно древко знамени.
А он, глупец, обещал ей дать время…
— Адриан, умоляю, что вам здесь надо? — закричала Даниэлла, и Мак-Лахлан с удовольствием отметил, что она так же нервничает, как и он.
Шотландец молча подошел к покрытой великолепным гобеленом кровати и разложил на ней красивую ночную рубашку.
— Подарок от принцессы Уэльской Джоан, жены принца Эдуарда, — сказал он отрывисто.
Глаза девушки загорелись при виде чудесной вещи, и она затаила дыхание.
Адриан достал маленький стеклянный флакончик, наполненный темной жидкостью, и положил его рядом с рубашкой.
— Подарок от меня, — сказал он.
— Что это — взволнованно спросила она.
— Куриная кровь.
Даниэлла непонимающе посмотрела на него.
— Надо размазать ее по простыне, — объяснил Адриан, — до того как утром придут с проверкой.
Краска стыда разлилась по всему ее телу, еще больше подчеркивая изумрудную зелень ее глаз и красоту блестящих иссиня-черных волос.
— Спасибо, — с трудом выдавила она. — А сейчас, милорд, доставьте мне удовольствие и покиньте комнату. Моя вода стынет.
Он хотел бы уйти, но, к сожалению, не мог. Вместо этого он подошел к ванне и опустился на колено у ее края. Он чувствовал, как дрожит прекрасное девичье тело цвета слоновой кости.
Однако боль в паху была еще нестерпимее. Видит Бог, если он быстро не предпримет что-либо…
— Адриан, убирайтесь! — закричала Даниэлла, но, заметив, как посуровело его лицо, поспешила добавить: — пожалуйста, уйдите.
Но он не двинулся с места. Протянув руку, он смахнул капли с обнаженного плеча Даниэллы, ощутив при этом, что девушка дрожит, как загнанный охотничьими собаками заяц.
— Я обещал вам дать время после свадьбы, но я никогда не обещал не входить в ваши покои и делать вид, что у меня нет жены, которую я получил вместе с Авийем.
Несмотря на неловкость и скованность, которые овладели Даниэллой, девушка прищурилась, ее глаза вспыхнули гневом.
— Авий остается моим.
— Вы и без того получили достаточно, графиня. Я стал здесь графом, и вы, миледи, сегодня выйдете замуж за графа.
— Вы получили титул графа только потому, что я согласилась обручиться с вами.
— Графиня, все, что я получил благодаря вам, я честно заслужил. Боюсь, что мне гораздо легче иметь дело с вооруженным противником, чем с вами.
Тяжело сглотнув, она приблизила к нему лицо, и он был поражен, увидев в ее глазах страдание. Казалось, оно переполняло все ее существо.
— Адриан, я не камень, не стена или крепостная башня. Приехав сюда, вы перевернули весь мой мир, и сейчас вы стоите здесь и насмехаетесь надо мной. Вместо того чтобы отнестись ко мне как к женщине, которая делала все, чтобы крепость жила нормальной жизнью, вы хотите в чем-то уличить меня. Скажу вам откровенно, сэр, что я о вас думаю: похоронив Джоанну, вы переспали с половиной женщин англии, Шотландии и континента. А я лишь слушала поэтов и музыкантов, и простите меня, если я проявляю по отношению к вам некоторую сдержанность.
Ему сейчас было не до улыбок и, уж конечно, не хотелось с ней спорить, потому что в этот момент он отдал бы все титулы и все свои владения за возможность обладать ею. Однако несмотря на то что его взгляд смущал девушку, огня в ней не поубавилось, и этот огонь жег Адриана. Мак-Лахлан решил не идти у нее на поводу и не покидать комнату по первому требованию графини, тем не менее он поднялся, собираясь уйти.
— С половиной женщин всей Шотландии, Англии и континента? — повторил он, подняв брови и направляясь к двери. — Вы ошибаетесь, — бросил он через плечо. — Всего с тремя.
Он вышел и быстро закрыл за собой дверь. Как он и ожидал, что-то полетело ему вслед. Мыло, подумал Адриан. Он снова быстро открыл дверь и заглянул в комнату.
— Готовьтесь принести мне клятву, графиня. Через час стемнеет. Буду ждать вас в зале, чтобы вместе пойти в церковь.
Даниэлла выругалась и на этот раз запустила в него туфлю. Она упала недалеко от ванны, и ей пришлось дотягиваться до нее, открыв при этом полную и твердую округлость грудей. Их соски набухли, покраснели и затвердели. «Неужели только оттого, что вода стала холодной?» — подумал Адриан.
Сколько бы она его ни кляла, все это не шло ни в какое сравнение с тем, как ругал себя он сам. Зачем он дал ей отсрочку?
Он обрек себя на страшные мучения. Все внутри него горело от желания.
Адриан быстро спустился в зал и сел у огня. К нему подошел Рем и протянул кубок с вином. Адриан не глядя принял его и осушил залпом.
Немного позже он увидел, как по лестнице спускается невеста. На девушке был элегантный голубой наряд. Широкие рукава нижнего платья мягкими складками ниспадали на руки; туника ярко-синего цвета, богато расшитая голубыми нитками, красиво обтягивала грудь, расширяясь книзу. Byаль, словно голубое воздушное облачко, дымилась вокруг золотого обруча филигранной работы, прекрасного своей простотой.
Не глядя в сторону Адриана, Даниэлла подошла к столу, где стояли графины с вином. Она налила вина в кубок, быстро осушила его и налила еще. Адриан молча наблюдал, как они выпила второй кубок и стала наполнять его в третий раз. Мак-Лахлан сорвался с места, быстро пересек зал, выхватил из ее рук графин и кубок и решительно поставил на стол.
— Чтобы принести клятву, вам непременно нужно напиться, миледи?
— Просто необходимо, — ответила она и снова потянулась к кубку, но Адриан перехватил ее руку.
— Боюсь, что я не могу позволить вам упасть во время бракосочетания.
— Ну, еще один кубок, — жалобно прошептала Даниэлла, но затем, гордо вздернув голову, с достоинством добавила: — Я пью это вино всю жизнь и не думаю, что буду настолько пьяна, чтобы упасть.
— Давайте не будем испытывать судьбу, — предложил Адриан и, взяв ее под руку, вывел из зала.
— Каждая невеста желает, чтобы подобная церемония была обставлена с большой торжественностью. Где подарки, драгоценности, цветы?
— Каждая невеста, став женой, спит со своим мужем, ― вежливо напомнил он ей.
— Кто будет моим свидетелем? — спросила она, быстро меняя опасную тему.
— От имени Эдуарда III вашим свидетелем будет доктор Кутэн, — последовал ответ.
Они вышли во двор, где их уже ждали преданные Даниэлле люди: плотники, каменщики, крестьяне, слуги и воины со своими подружками. Раздалось громкое «ура!», и Даниэллу забросали цветами.
Цветами, которых так хотелось девушке.
Эти люди всегда помогали Даниэлле. Многие принимали участие в ее воспитании и обучении. Опираясь на их помощь, графиня добилась своего нынешнего положения. Адриан с удовольствием наблюдал, как Даниэлла в инстинктивном порыве выражала свою признательность тем, кто в свое время принес ей клятву верности, а сейчас от всего сердца желал ей счастья, как, улыбаясь, она принимала цветы от босоногих девчонок. Жених и невеста подошли к дворцовой церкви, у дверей которой доктор Кутэн взял Даниэллу под руку и повел к алтарю, где их уже ждал отец Жозеф. Адриан подумал, что вино явно подействовало на Даниэллу, хотя она и заявляла, что способна выпить достаточно много. Ее глаза были подозрительно блестящими. Когда жених с невестой проходили мимо Симона, стоявшего у передней скамьи рядом с леди Жанетт, Монтейн и другими домочадцами, Даниэлла быстро опустила ресницы.
Но Адриан все же успел заметить в ее взгляде откровенное страдание. Жгучая ревность пронзила все его существо. Симон не уйдет от расплаты, а вот что касается Даниэллы… Если она предала своего нареченного, то…
Отец Жозеф монотонно читал молитву. Доктор Кутэн сказал от имени короля все подобающие случаю слова. Адриан произнес свою клятву скороговоркой. Даниэлла же, казалось, с трудом выдавливала каждое слово. Но это уже не имело значения. Она все равно поклялась перед лицом многочисленных свидетелей. Церемония подходила к концу, и отец Жозеф предложил Адриану поцеловать невесту. А тот давно уже жаждал это сделать. Поблизости стоял Симон и внимательно наблюдал за ними. Адриану хотелось, чтобы француз понял наконец, что Даниэлла стала женой рыцаря Мак-Лахлана и принадлежит только ему.
Адриан привлек Даниэллу к себе, обхватил за шею и силой приблизил ее губы к своим. Его рот впился ей в губы и раздвинул их. Его язык проник ей в рот, и Адриан ощутил вкус мятной пастилки, которую она сосала. Пальцы Даниэллы вцепились в рукава его рубашки, которую он носил под туникой, и девушка попыталась оттолкнуть Адриана, но тщетно: он не ослабил своих объятий и не прервал поцелуя, а наоборот, проникал языком все дальше в сладкую глубину ее рта, стремясь сорвать ответный поцелуй, который она решительно не хотела ему давать. В объятиях Адриана она была, как огонь, сердитая и непокорная, что еще больше раззадорило Мак-Лахлана, и ему хотелось обнимать ее, чувствовать ее всю — от волос до кончиков ногтей. Ее прекрасные волосы струились между его пальцев словно мягчайший черный шелк, словно тонкая паутина…
Когда он наконец отпустил Даниэллу, та едва держалась на ногах и чуть не упала. Ее зеленые глаза сверкали и с упреком смотрели на него, губы были влажными и распухшими. Она с трудом дышала.
Адриан сгорал от желания…
Но их внезапно разделила толпа поздравляющих. Монтейн и леди Жанетт бросились целовать его, мужчины трясли ему руку и хлопали по спине. Уголком глаза он видел, что с Даниэллой происходит то же самое: рыцари, воины и прочая публика поздравляли и целовали ее в щеки, и только некоторые из них осмеливались целовать ее в губы.
Настала очередь Симона. От Даниэллы Адриана отделяла толпа, но он все же хорошо видел, как Симон заключил девушку в объятия. Адриан разглядел также, каким образом француз ее целует…
Этот поцелуй не был похож на поцелуй Адриана, возможно, он был не таким эффектным и страстным. Но, черт возьми, он был слишком интимным. Адриану показалось, что у него в груди разгораются все костры ада. Ему захотелось немедленно убить француза.
Прежде чем Адриану удалось протиснуться сквозь толпу к Даниэлле, парочка разделилась, но шотландец успел заметить, что они о чем-то шептались, о чем-то таком, что не предназначалось для чужих ушей.
Интересно, что они замышляют?
Когда Адриан подошел к Даниэлле, чтобы взять ее под руку и пойти вместе в пиршественный зал, Симон уже смешался с толпой. Даниэлла шла рядом с мужем и старательно избегала его взгляда.
В зале для многочисленных гостей уже был накрыт огромный стол, Адриан и Даниэлла сели во главе стола, а прочие разместились согласно их рангу и положению в обществе. В центре буквы «п», образованной приставленными столами, сидел музыкант и играл на лютне. Изящно сервированные столы изобиловали яствами. Чего тут только не было: зажаренные целиком павлины с распущенными хвостами, всевозможная домашняя птица и дичь, огромный кабан с зубастой пастью, самая разнообразная рыба, включая угрей, водящихся в проточной, воде, множество блюд из оленины.
Даниэлла была бледной и молчаливой. Она не могла съесть ни кусочка и только медленно потягивала вино. К молодоженам без конца подходили с поздравлениями и пожеланиями счастья, и это не давало им возможности поговорить, чему девушка, если судить по ее виду, была бесконечно рада.
Так проходил за часом час. Даниэлла наконец не выдержала и, повернувшись к Адриану, прошептала:
— Милорд, это состязание, как и все прочие, можете выиграть только вы. Для меня это мучение. Голова просто раскалывается. Я устала и хочу отправиться в постель, чтобы… заснуть.
— Мне не выиграть это состязание, миледи. Пусть будет ничья, коль скоро вам захотелось в постель… чтобы заснуть.
Даниэлла не дослушала его и встала из-за стола. По всей вероятности, она никогда не бывала на свадьбах и ничего не знала о брачных ритуалах, потому что, как только она встала, вслед за ней повскакивали и ее дамы. Они подхватили девушку под руки и с радостными криками и веселым смехом потащили вверх по лестнице. То же самое проделали и мужчины с Адрианом. Они втолкнули Адриана в его покои, быстро раздели, накинули на плечи отороченную мехом широкую мантию и потащили в комнату невесты.
Тело Даниэллы было таким же белым, как и прозрачная материя, едва его прикрывавшая. Ночная рубашка была элегантной сама по себе, но на Даниэлле она стала просто прекрасной. Струящаяся, мягкая ткань складками спадала на бедра, и ее прозрачность позволяла видеть розовые соски и черный треугольник внизу живота. Великолепные волосы девушки были распущены, они разметались по кровати, подчеркивая белизну простыней и бледность Даниэллы.
Вне всякого сомнения, она возбудила всех мужчин, находившихся в комнате, и каждый испытывал определенные затруднения, пытаясь справиться с тем, что творилось с его плотью.
Включая, конечно, и Симона. Этот негодяй, естественно, явился сюда, затесавшись в толпу. На его губах играла вымученная улыбка, а глаза горели от злости.
Под крики «ура» Адриана бросили на кровать к Даниэлле. Он быстро прикрыл их обоих своей широкой мантией, борясь с искушением прижаться к нежному телу и пышной груди своей жены.
— Хватит, друзья! — закричал он. — Пора оставить нас одних!
— Брачное ложе! Брачное ложе! — вопил какой-то подвыпивший рыцарь.
— Вон! — добродушно воскликнул Адриан, и рыцарь, повинуясь, направился к двери. За ним последовали и другие. Очень скоро все с веселыми шутками и прибаутками удалились из комнаты.
Дверь закрылась.
И тотчас же Даниэлла выскочила из постели, убежала в дальний конец комнаты и, скрестив руки на груди, посмотрела на него. Глаза ее сверкали, как у дикой кошки.
— Я выполнила свое обещание, — прошипела она. — Теперь, Адриан, ваша очередь. Уходите!
Адриан опешил, не в силах пошевелиться. В отблесках огня из камина ночная рубашка Даниэллы выглядела еще более прозрачной, а тело — еще более прекрасным.
— Адриан, вы же обещали! — напомнила она ему. Было видно, что она готова разрыдаться.
Голос Даниэллы стал жалобным, как у ребенка, которого он когда-то взял под защиту. Она выглядела невинной и испуганной.
Он встал и низко поклонился ей, стараясь не подавать вида, что его сжигает огонь желания.
— Ну что же, спокойной ночи, миледи.
Он подошел к двери, открыл ее и, убедившись, что коридор пуст, быстро прошел к себе в комнату. Ругаясь и проклиная себя, Адриан сдавил руками виски.
Если бы только она не была такой наивной, такой растерянной и такой чистой! Если бы он не видел в ее глазах слезы…
Он еще раз обругал себя, схватил со стола графин с вином и, сев у камина, припал к нему, забыв о кубке.
Мак-Лахлану хотелось спать, но он твердо знал, что сон не придет к нему. Лучше всего поскорее напиться, может, тогда удастся хоть немного поспать.
Но сон все не шел.
Когда же Адриану все-таки удалось ненадолго вздремнуть, сон его оказался настолько чутким, что рыцарь сразу услышал скрип половицы в коридоре и шепот у двери его жены. Дверь открылась и снова закрылась…
— Даниэлла! Дэнни, быстрей!
Она едва задремала, когда услышала этот шепот. Она знала, что это Симон, и сердце ее забилось от страха.
Он выглядел таким несчастным во время венчания, так страдал, когда целовал ее и желал счастья, а потом снова клялся в вечной любви, что Даниэлла не выдержала. Она сказала ему, что, несмотря на согласие стать женой Адриана, на самом деле никогда по-настоящему ею не будет.
Она не должна была этого говорить ему, не должна была ни за что на свете! Ведь именно поэтому Симон стоял теперь у нее под дверью.
Выскочив из постели, Даниэлла подбежала к двери и открыла ее, моля Бога, чтобы Адриан не услышал шума и не проснулся. Симон положил руку на рукоятку меча, подвешенного к его поясу, и устремил взгляд на дверь покоен Адриана. Затем, прежде чем Даниэлла успела остановить француза, он быстро прошмыгнул в ее комнату.
— Симон…
Приложив к губам палец, Симон подошел к кровати и отдернул полог, дабы удостовериться, что в комнате больше никого нет. Убедившись в этом, он с облегчением вздохнул — Симон, вы должны немедленно покинуть комнату, потребовала девушка, приходя в отчаяние.
— Даниэлла, мы не можем оставить все как есть, — сказал он нетерпеливо. — Если вы еще не вступили в брачные отношения, мы должны аннулировать ваш брак. Нам надо поскорее бежать. Я увезу вас к королю Иоанну, и он что-нибудь придумает. Мы вернем Авий, мы…
— Симон, тише! Умоляю вас, говорите тише! Я всегда уважала семью моей матери, но сейчас Авий — часть владений Эдуарда. Неужели вы этого не понимаете? Большинство людей, находящихся здесь, преданы ему и не хотят снова сражаться с ним. Они намерены торговать с англичанами, чтобы зарабатывать деньги. Этот союз нужен им для спокойной жизни. Симон…
— О Господи, Даниэлла, но я же люблю вас!
Голос Симона звучал так, как будто ему не хватало воздyxa. Неожиданно для девушки он схватил ее и крепко прижал к груди. Его губы, теплые и влажные, нашли ее рот, его руки… его руки были повсюду: на ее плечах, груди. Они блуждали по ее телу, сминая тонкую ткань ночной рубашки. Его ласки становились все интимнее. Даниэлла пыталась увернуться от его поцелуев, в страхе отталкивая его от себя.
— Симон… — шептала она, стараясь вырваться из его цепких рук.
И в это время дверь резко распахнулась.
Симон отскочил от Даниэллы и с быстротой молнии выхватил меч. В комнату вошел Адриан. Он был в отороченной мехом мантии, накинутой на голое тело, и в руках тоже держал меч. Лицо его было холодным как лед, а глаза метали молнии.
— Если вы еще раз прикоснетесь к моей жене, граф, я снесу с плеч вашу глупую голову, — спокойно предупредил он француза.
— Леди предпочитает меня! — закричал Симон и бросился на Адриана.
— Нет! — взвизгнула Даниэлла и ринулась вперед, чтобы встать между ними, но Адриан поймал ее за руку и отшвырнул прочь. Девушка отлетела к стене и упала на пол.
Ошеломленная, она пыталась встать на ноги, чтобы разъединить разгневанных мужчин.
Поединок был пугающе коротким: звон металла — и меч Симона выпал из его руки, отлетев к открытой двери.
В коридоре раздались тяжелые шаги: на шум спешили люди Адриана. Адриан, ухватив Симона за рукав, вытащил в коридор.
Даниэлле удалось наконец подняться на ноги, и она побежала за ними, испугавшись за Симона и желая объясним Адриану, что она ни в чем не виновата. Но, заглянув Адриану в лицо, она увидела, насколько велик его гнев. Все его тело было напряжено, глаза сверкали нестерпимым блеском. Она все же осмелилась дотронуться до его плеча, но Мак-Лахлан, казалось, даже не заметил этого. Тогда она схватила его за руку и тянула ее до тех пор, пока он не обратил на нее внимание.
— Адриан, пожалуйста, вы должны выслушать меня.
— Я выслушаю вас, мадам, только после того, как разделаюсь с вашим любовником, — рявкнул он.
— Послушайте, Адриан… — начала было Даниэлла, но он не позволил ей договорить, схватил за плечи и втолкнул обратно в комнату.
Даниэлла увидела его глаза: злые, горящие. Облизав пересохшие губы, она открыла рот, чтобы умолять мужа пощадить Симона, но, прежде чем она успела вымолить слово, Адриан захлопнул дверь перед самым ее носом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевское наслаждение - Дрейк Шеннон



ммм... Очаровательно...захватывающе...неописуемо!!!
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонУитни
30.12.2010, 14.24





Романтично и волнующе.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонЕлена
11.04.2011, 20.41





Мне очень понравилось*
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонКатя
2.01.2012, 11.17





ХОРОШИЙ РОМАН, НО ТОЛЬКО ДЛЯ ОДНОГО РАЗА, ВТОРОЙ РАЗ НЕ ИНТЕРЕСНО
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонЮЛИЯ
2.01.2012, 14.20





Я з вами не згідна.Особисто я вже разів з 14 перечитала цей роман,і кожен раз мені цікаво.СУПЕР роман.Хто любить романи типу середньовіччя та шалені пристрасть та боротубу між героя, то це роман саме для вас.Читайте не пожалієте.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонОльга
23.04.2012, 20.18





Очень интересно...
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонaps
5.10.2012, 20.35





Мдааа...Редко какой роман мне настолько нравится. Не слащавый, никаких "слюней в сахаре", без абсурда, захватывающий, правдоподобный.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонМарина
8.11.2012, 21.37





Можно выразить одним словом великолепно. Так тонко и деликатно. Без соплей самое главное. Очень чувственно, словно паутина тех дней ниспадает на все вокруг...
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонБраун
21.12.2012, 11.32





Можно выразить одним словом великолепно. Так тонко и деликатно. Без соплей самое главное. Очень чувственно, словно паутина тех дней ниспадает на все вокруг...
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонБраун
21.12.2012, 11.32





кое как до читала,8/10
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонМарго
22.12.2012, 13.08





отличный роман.перечитываю уже не в первый раз,я в восторге.
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонайна
26.12.2012, 7.33





Прочла уже 20 глав. Меня безумно раздражает героиня- просто дура!!! Я даже никогда не думала, что одна дура может испортить целую книгу. Если бы она поступила адекватно было бы гораздо интереснее. Есть много романов где герои находятся по разные стороны баррикад - но это первый где героиня идиотка!!!
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонНаталья
27.04.2013, 10.48





Дочитала до конца! Заставила себя! Герой молодец, хотя не помешало бы пару раз любимой мозг вправить. Перечитывать точно не буду
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонНаталья
27.04.2013, 12.40





Ничего идиотского в героине не увидела... Её поведение легко объясняется, если внимательно читать, а особенно попытаться поставить себя на её место. Роман реалистичен. После него почему-то многие другие романы стало невозможно читать, - читаются, как школьная книжка для младшего возраста.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонМарина
11.08.2013, 9.11





мне понравилось. но перечитывать не буду. оценка 8 из 10
Королевское наслаждение - Дрейк Шенноналана
15.09.2013, 23.40





Мм, не знаю, что и сказать. Мне нравится исторический фон: не люблю, когда просто трах-тибидох. Интересна предыстория( история матери героини и короля Эдуарда), интересна композиция с возвратом в прошлое. Но такое ощущение, что писали или переводили два человека. Главы до двадцатой очень хорошо написано, язык хороший, эротические сцены просто блеск. А потом пошло-поехало - примитивно, даже убого. Просто перечисление событий. Не знаю. Надо еще что-то почитать этого автора, чтоб составить свое мнение...
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонАлина
18.10.2013, 15.21





Дочитала до 50-й страницы и не выдержала. Гг настолько меня раздражает постоянно повторяя одно и то же, что я удалила книгу, даже несмотря на то,что очень люблю романы про горцев.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонРитус
24.06.2014, 17.21





мне роман очень понравился, спасибо автору, прочитала на одном дыхании.
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонмаришка
11.07.2014, 22.20





Роман очень понравился. Читала с большим удовольствием. Читайте, не пожалеете потраченного время на его чтение.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонТатьяна
23.09.2014, 0.14





Начало такое захватывающее,прям оторваться не могла,читала взахлеб,а потом как-то стало скучно.Стало раздражать высокомерие героини.Какая-то она чересчур самоуверенная.После каждой фразы 'она вздернула свой подбородок' так и хотелось врезать ей по этому самому подбородку,чтобы она его немного приспустила.Хотелось бы более интересной концовка.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонМария
30.09.2014, 2.27





Читается легко, сюжет неплохой, правдоподобно, но СКУЧНО. 5 баллов, еле домучила, хотя люблю романы про горцев.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонНюша
23.10.2014, 19.05





Читается легко, сюжет неплохой, правдоподобно, но СКУЧНО. 5 баллов, еле домучила, хотя люблю романы про горцев.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонНюша
23.10.2014, 19.05





Читать можно.
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонmila
12.11.2014, 15.33





Читать можно.
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонmila
12.11.2014, 15.33





Раздражала упрямая героиня.
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонКэт
16.04.2015, 23.54





Очень даже не плохо
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонЛилия
2.08.2015, 22.38





Один в один - копия романа "Покоренная викингом".rnНо "Покоренная викингом" - интереснее, главный герой - просто душка ))
Королевское наслаждение - Дрейк Шеннонсаша
26.09.2015, 12.17





А я прочла с большим удовольствием! И ничего не скучно! Может быть на любителя?
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонНаталья 66
12.10.2015, 21.23





Скучновато. Героиня часто бесила упрямством, ведь в 13м веке у женщин не было права голоса... Даю 6 баллов
Королевское наслаждение - Дрейк ШеннонКитти
25.12.2015, 8.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100