Читать онлайн Любовница, автора - Дрейк Анджела, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Дрейк Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Дрейк Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Дрейк Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Анджела

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Бруно шел рядом с Тэрой по набережной. Глядя сверху вниз на копну этих милых сердцу каштановых волос, подстриженных остроконечными прядками, он ощущал в себе болезненный прилив нежности.
Он понял: ужасное предчувствие, что он может потерять Тэру, становится реальностью. Он понял это, едва она появилась сегодня в его комнате. Грусть поднялась в нем, грусть, которую он любой ценой должен был скрыть от Тэры.
За прошедший час она едва вымолвила пару слов. Ее лицо было тихим и серьезным.
– Ты можешь все рассказать мне, Тэра, – нежно сказал он. – Все – что бы это ни было. Я пойму.
Она покачала головой, плотно сжав веки.
– Я не знаю. Я честно не знаю, – произнесла она, глядя на Бруно. В ее глазах блестели слезы.
– После смерти твоего отца прошло еще очень мало времени, потом тебе будет легче…
– Нет, – тихо перебила она его. – Дело не в этом. Просто я чувствую… я думаю, нам не стоит пока встречаться.
Это было непостижимо для Бруно. У них все шло так хорошо. Он так ее любил. Он уже никого не сможет так любить. Никогда. Это немыслимо.
Он взял ее за руку, и она крепко сжала его ладонь, стараясь приободрить его.
Бруно почувствовал ее жалость. Он не хотел, чтобы она его жалела. Это только усиливало боль. Он просто хотел, чтобы она всегда была рядом с ним – телом и душой. На всю жизнь. Пока смерть не разлучит их.
– Никого другого у меня нет, – честно сказала она.
Он молча содрогнулся. Прошло уже три недели, как они были близки в последний раз, и его тело жаждало ее. Однако лишь мысль, что другой мужчина может обладать его сокровищем, повергла Бруно в мрачное уныние. Он через силу улыбнулся:
– Это хорошо. А то бы я убил его. Или, по крайней мере, нанес бы тяжкие телесные повреждения! – Он старался говорить с иронией. Тэра ни в коем случае не должна догадаться о степени его горя.
– Я такая дрянь! – с отчаянием воскликнула она. – Но у меня просто ничего сейчас не получается.
– У тебя все получалось, – с нежностью сказал Бруно. – Для меня быть рядом с тобой было… замечательно. Этот последний год был лучшим в моей жизни. Я бесконечно благодарен тебе.
Получается, не получается… Какое странное, неподходящее слово, подумал он. Он вспомнил, что, разговаривая по телефону, спросил Тэру, не сделал ли он что-нибудь не так. Он без конца думал об этом и вот, наконец, получил ответ. Он знал, что, если бы можно было начать все сначала, он не должен был допускать одного: он не должен был показывать ей, насколько он ее обожает. Это сковывало ее, мешало ей свободно дышать. Даже те слова, которые он произнес сейчас, могли еще сильнее отпугнуть ее. Он все делал неправильно. Он сейчас видел это с абсолютной ясностью. И в то же время он знал, что, если бы имел призрачный шанс начать все заново, он совершил бы те же самые ошибки.
Если ты действительно любишь кого-то, то не существует способа скрыть эту любовь. А значит, ты обречен страдать.
Он посадил ее в поезд, нежно поцеловал и сказал, что она поступила очень храбро, сказав ему все прямо.
Когда поезд тронулся, он увидел, что по ее лицу, такому родному и близкому, катятся слезы.
– Не унывай, – сказал он ей одними губами, улыбаясь и махая рукой. Его собственные чувства были крепко заперты за внешним фасадом мужественности. Выпрямив плечи, он бодрым шагом покинул вокзал.
В течение этого года Тэра была его другом, его возлюбленной, его критиком, судьей и союзником. Он позволял ей лепить его характер. Без нее он не был бы тем, кто он есть сейчас.


Тэра провела два тяжелых дня, обходя местные рестораны, и, наконец, нашла работу официантки в вечернее время в маленькой итальянской траттории в десяти минутах ходьбы от дома. Это была тяжелая работа, но все лучше, чем быть безработной и каждую среду стоять в длинной грустной очереди неудачников, доказывая право на государственное пособие.
Зарплаты вместе с чаевыми хватало на то, чтобы давать матери небольшую сумму на ведение домашнего хозяйства и начать откладывать деньги для оплаты уроков игры на скрипке, которые она собиралась брать у кого-нибудь из известных педагогов.
Она разбила сердце отца, взбунтовавшись против его страстного желания видеть свою дочь в мире музыки. А теперь все, что она хотела, – это играть.
Весь день, пока мать находилась на работе, она занималась без перерыва. У нее была глубокая потребность брать в руки драгоценный инструмент отца и играть на нем. За этим изнуряющим режимом не стояло какой-то конкретной цели. Что-то просто толкало ее изнутри. Как будто она должна была за несколько недель наверстать упущенное за два года.
Тэра начала с нескольких базовых упражнений, отрабатывая технически сложные моменты, которые, по словам ее отца, должны быть в безукоризненном рабочем состоянии, чтобы можно было во время исполнения сложного произведения не думать о них, а полностью сосредоточиться на интерпретации. После этого она перешла к коротким пьесам Баха, затем к отрывкам из его сонаты для скрипки и фортепьяно. Время от времени она позволяла себе роскошь полного, большого концерта – она играла его на фоне звучания оркестра с одной из виниловых пластинок из коллекции отца.
Как раз в тот момент, когда она была увлечена подобным занятием – она играла мощный концерт Элгара, вспотев от усилий, – Тэра с изумлением заметила за окном высокую фигуру Сола Ксавьера, который смотрел прямо на нее.
Какая-то пружина развернулась внутри нее, когда их глаза встретились. Несколько мгновений она, оцепенело, смотрела на него. Ксавьер показал жестом на дверь, прося, чтобы она открыла ее.
Он вошел и остановился в прихожей, глядя на нее сверху вниз. Слабая ироничная улыбка скользнула по его лицу.
Тэра в притворном отчаянии развела руки.
– Прошу прощения, я не одета, – сказала она, пытаясь понять, каким образом, черт возьми, он здесь очутился.
Она была вновь поражена внутренней силой этого человека, его магнетическим, пугающим обаянием. Это обаяние создавало вокруг него что-то наподобие мягкого ореола, который, казалось, освещал все вокруг. Ксавьер смотрел на нее в спокойном молчании, и у Тэры появилось ощущение, что она стоит в свете прожекторов, которые безжалостно обнажают все ее маленькие человеческие слабости и недостатки.
– Элгар, – произнес он, кивая головой в направлении стереодинамиков, из которых лилась музыка.
Тэра кивнула.
– Я играла под запись. Я знаю, что этот метод не одобряется, но такая игра бывает полезной.
Он слегка приподнял бровь, но не высказал никакого мнения.
– Я приехал с предложением для тебя, – сказал он, проходя следом за ней в гостиную и усаживаясь на диван.
Тэра выключила музыку. Ее нервировало то, что ее застали за этим занятием. И даже диск был записан не Ксавьером!
Она вопросительно посмотрела на него.
– У тебя ведь нет сейчас работы, верно? – спросил он.
Тара рассказала о ресторане, но он только отмахнулся. Это не считалось.
– Я близок к тому, чтобы занять должность музыкального директора и главного дирижера оркестра Тюдоровской филармонии, – сказал Ксавьер. – Я серьезно обдумываю это предложение.
– Но ведь в последнее время вы не работали с каким-то одним конкретным оркестром? – спросила Тэра, пытаясь понять, куда он клонит.
Она стояла перед ним – маленькая босоногая фигурка в старых потертых джинсах и поношенном свитере.
– У меня были связи с одним или двумя, но я действительно был главным образом гастролирующим дирижером, как ты знаешь.
– Летали по всему миру, подбирая добычу! – не удержалась от колкости Тэра.
Лицо Ксавьера не изменило выражения. Его серые глаза безжалостно сверлили ее взглядом, не отрываясь ни на секунду.
– Принять это предложение означает для меня осесть здесь, в Лондоне, и взяться за дела большого оркестра. В этом много преимуществ.
– Да, я понимаю. Оркестрам в целом нравится, когда у руля стоит один человек. Если только этот тип не злобный деспот, – заявила Тэра, дерзко глядя на него. Словесная перестрелка с Ксавьером требовала нервов, но Тэра решила, что выдержит ее.
– Это твое мнение или твоего отца? – спросил Ксавьер.
– Его, конечно. Откуда еще я могла бы узнать об этом?
Ксавьер помедлил.
– Когда речь идет о записи, Тэра, я действительно деспот. Но, думаю, не слишком злобный…
Она кивнула, по-прежнему не опуская глаз. Она не хотела быть первой, кто отведет взгляд.
– Я думаю, что уже сделал выбор. Я приму Тюдорский оркестр и превращу его в один из лучших оркестров мира. У него будет непревзойденный репертуар. И музыканты будут вознаграждены не только артистически, но и материально. Мы станем заключать контракты на звукозапись, которые сделают их всех достаточно богатыми, чтобы приезжать на репетиции на "мерседесах". Когда мы будем ездить на гастроли, они будут останавливаться в лучших отелях. Потому что заслужат это.
– А что вы сотворите на второй день? – насмешливо вставила Тэра.
Ксавьер помолчал. Тень улыбки промелькнула на его суровом лице.
– Безусловно, я что-нибудь придумаю.
– Безусловно. Итак, в чем же заключается ваше предложение?
– Я приехал, чтобы предложить тебе заняться организацией будущей рекламной кампании оркестра.
Тэра была изумлена. Она заставила себя промолчать, чтобы не выплеснуть первый импульсивный ответ насчет отсутствия опыта, способностей и так далее.
Ксавьер не глуп. Если он серьезно предлагает ей заняться этим делом, значит, он верит, что она справится. А если он верит в это, то и она могла бы поверить.
Но захочет ли она? Она мечтает играть, а не заниматься административной работой, пусть даже интересной и престижной.
– Нет необходимости давать ответ сейчас, – мягко сказал Ксавьер. – Я хотел всего лишь представить тебе эту идею. На следующей неделе я собираюсь провести встречу с администрацией оркестра. Ты сможешь поговорить с ними и уточнить детали.
– Это в вашей власти – нанимать и увольнять меня? – спросила Тэра.
На щеке Ксавьера дрогнул мускул.
– Ты знаешь, как осуществляется руководство оркестрами. Разумеется, я не обладаю такой властью. Но, учитывая репутацию твоего отца и мою рекомендацию, будет несложно оставить эту должность за тобой, если ты, конечно, решишь, что она тебе подходит.
Тэра нахмурилась. Она была польщена, но в тоже время все это выглядело несколько подозрительно.
– Вы пытаетесь оказать мне в некотором роде добрую услугу?
Его взгляд стал колючим.
– Я не занимаюсь подобными вещами. Я удивлен, что ты задала такой вопрос.
– Извините.
Тэра смотрела прямо перед собой. Он прав. Ей нужно время подумать. Сама идея не слишком привлекательна, но все же не стоит торопиться отвергать ее.
Ксавьер встал, с атлетической грацией распрямив свое длинное тело.
Тэра почувствовала неожиданное желание подольше побыть с ним. Ей не хотелось, чтобы он уходил. Она изголодалась по общению. Ее нынешнее одиночество болезненно угнетало ее.
Расставаясь с Бруно, она воображала, что, оборвав все связи последних двух лет, она сможет начать все сначала. Ею владела странная мысль, что, поступив таким образом, она соприкоснется с прежней Тэрой, с девочкой, которая подавала большие надежды, которая восхищала отца своим юношеским талантом.
Она хотела создать пространство, в котором смогла бы осуществить это желание. И некоторым образом достигла этого. Но то, что она представляла как чистый лист, теперь напоминало пустоту.
Даже несколько минут в обществе надменного Ксавьера казались предпочтительнее одиночества.
И, словно угадав ее желание, Ксавьер, вместо того чтобы направиться к двери, подошел к пианино и провел пальцами по клавишам.
– Как мама?
– Удивительно хорошо, – сказала Тара. В ее голосе звучали нервные нотки.
– А доктор-вдовец?
– Тоже.
– А-а. А как твой юный друг Бруно?
Тэра на секунду замешкалась. Она хотела ответить уклончиво, но передумала. Какой смысл скрывать то, что произошло!
– Я не знаю. Мы сейчас не встречаемся.
Ксавьер повернулся и внимательно посмотрел на Тару. Она ответила твердым взглядом.
– А-а, – протянул он, снова поворачиваясь к фортепьяно.
На пюпитре перед ним стояли ноты скрипичной сонаты ля минор Сезара Франка. Текст был испещрен многочисленными карандашными пометками и указаниями. Ксавьер перелистал страницы.
– Эту вещь можно играть столькими различными способами, – проговорил он. – Поистине удивительное произведение.
– Я играла ее вместе с отцом, – сказала Тэра. – Он исполнял партию фортепьяно, а я боролась со всем остальным.
– Первая часть требует гигантских рук, – заметил Ксавьер. – Посмотри! – Он взял аккорд, и его длинные пальцы едва дотянулись до клавишей.
– Да, Франк, наверное, был мощным парнем, – хмыкнула Тэра.
Ксавьер сел за фортепьяно и начал играть вступление.
Тэра почувствовала, как ее охватывает дрожь восторга. Не отдавая себе отчета, она взяла в руки скрипку. Глядя через плечо Ксавьера, она следила глазами за нотами, ожидая вступления скрипки.
– Сейчас! – тихо скомандовал он, кратким кивком головы подавая сигнал к началу грустной, задумчивой мелодии скрипки.
Тэра вела смычком по струнам. Теперь тема перешла в ее руки, мелодия набирала скорость и уверенность. Вскоре вновь вступило фортепьяно. Ксавьер вел основную мелодию в сопровождении легких аккордов. Тэра во время своих пауз напевала про себя, выдерживая ритм, а ее глаза зачарованно и восхищенно следили за руками Ксавьера.
– Хочешь, чтобы я продолжил? – спросил Ксавьер, сделав паузу.
– Да. Но не прислушивайтесь к моим жалким попыткам!
Когда они преодолели кульминацию первой части, Ксавьер сказал ровным тоном:
– Мне понравилось, как ты сыграла это. Чуть-чуть сдвинув акценты. Не слишком благоговейно. Это неплохо. Продолжим?
Не дожидаясь ответа, он перешел к следующей части.
– Здесь надо играть очень быстро, – произнес он. – Тяжелая задача для пианиста. Не знаю, как я буду успевать переворачивать страницы. Тебе придется набраться терпения.
Тэра вступила с партией скрипки.
– Больше взволнованности и страсти, – указал ей Ксавьер, с силой ударяя по клавишам фортепьяно.
– Не знаю, хватит ли у меня духу на этот кусок, – выдохнула Тэра.
– Хватит!
Через несколько тактов она сбилась. Ксавьер остановился.
– Может, мне сбавить скорость в этом месте? Я не слишком бегу? – Он перевернул страницу назад.
– Нет, я просто сбилась, – с виноватой улыбкой призналась Тэра.
Они начали снова. Вместе прошли трудный участок. Тэра полностью сосредоточилась на игре. Она чувствовала, как в ней нарастает ощущение чистого счастья от того, что она играет такую великую музыку с великим и понимающим ее музыкантом.
Играя сейчас вместе с ним, она не чувствовала разницы в возрасте или опыте. Они были настроены на одну волну. Музыка, которую они играли, рождала какую-то особую энергию, которая как золотая нить связывала их вместе.
Последняя часть этой сонаты всегда захватывала Тэру, и, играя сейчас, она вкладывала в музыку всю душу. Все опасения, ощущения, что ее подвергают испытанию, ушли. Играя с Солом Ксавьером, она не волновалась, ничего не стремилась доказать, она играла без всякого напряжения, свободно, отдаваясь музыке всем существом. Играть так – это самая восхитительная вещь на свете, подумала она, когда затих последний аккорд фортепьяно, и соната закончилась на заключительной долгой ноте ее скрипки.
Тэра глубоко вздохнула. Пот струился с нее ручьем. Игра потребовала огромных физических усилий.
– Вы не только маэстро, вы еще и виртуоз, – сказала она Ксавьеру. – Вы были великолепны!
– А ты здорово играла, – заметил он, поворачиваясь на вращающемся стуле. Его глаза сверкнули, вызвав у Тэры ощущение электрического разряда, пронзившего ее тело.
– Музыка, – сказала она, закрыв глаза. – Вот то, чем я хочу заниматься. Только играть.
– Это серьезно? – спросил он, внимательно глядя на нее.
– Я сама все погубила, – помрачнела Тэра.
– Может быть, и нет, – мягко сказал он.
– Да, да. Моника была права. Она была жестока, но абсолютно справедлива.
Ксавьер улыбнулся.
– Моника была совершенно без ума от этого японского мальчика, который, может быть, выдержит испытание временем, а может быть, и нет. Я видел немало вундеркиндов, которые полностью сгорали к двадцати пяти годам.
– Вряд ли я смогу хотя бы воспламениться к этому возрасту!
Ей хотелось получить еще несколько крупиц похвалы, но Ксавьер, как и следовало ожидать, промолчал. Казалось, он обдумывает какую-то проблему. Он сидел вполоборота к ней, как будто забыв о ее присутствии.
Тэра рассматривала его четкий профиль. Она чувствовала, что могла бы смотреть на него бесконечно долго. Его классические черты вызывали ассоциации со статуями Микеланджело и портретами Гольбейна.
– У вас красивые волосы, – тихо проговорила она, остановившись взглядом на густых темных прядях, чуть посеребренных на висках.
Ксавьер посмотрел на нее пристальным серьезным взглядом, в глубине его холодных серых глаз блеснули сапфировые прожилки.
– Эти серебристые нити здесь и здесь, – сказала Тэра, глядя на его виски, – природа не могла бы расположить их лучше!
Ее глаза встретили взгляд Ксавьера – неотрывный, бездонный, интимный взгляд. Внезапно ее бросило в жар.
– Тэра, – сказал он негромким ровным голосом, – кроме музыки есть другие вещи.
Тэра замерла, пытаясь постичь глубинный смысл его слов. Она облизнула губы, ошеломленная тем, что вместо гнева чувствует облегчение, как будто с ее плеч свалилась тяжесть, как будто она получила право на непредусмотренную радость.
Все проблемы, путаница и неразбериха прошедших лет, месяцев и недель вдруг ушли прочь. Она не чувствовала ни страха, ни удивления. Казалось, этот момент пришел тем же самым неумолимым образом, каким сменяют друг друга времена года, – спокойно, неизбежно и естественно.
Ксавьер продолжал вглядываться в ее лицо, не делая никаких движений, не пытаясь дотронуться до нее. Его спокойное ожидание было более возбуждающим, чем миллион захватывающих дух объятий.
Тэра протянула руки и обхватила ладонями его лицо, плавно обводя его линии. Ее сердце стучало от примитивного влечения к этому суровому, безмерно талантливому мужчине, который, не отрываясь, смотрел на нее из-под полуопущенных век притягивающим, завораживающим взглядом.
Он привлек ее к себе и посадил на колени. Руки Тэры медленно скользили по его лицу, изучая мельчайшие детали. С легкостью дуновения ветерка она провела нежными подушечками пальцев по его тяжелым векам, затем по вискам и коснулась серебристых нитей волос.
По лицу Ксавьера пробежала судорога удовольствия.
Приоткрытые губы Тэры начали то же нежное путешествие вдоль его лица, которое прежде проделали ее пальцы. Она щекотала его кожу своим легким дыханием и шаловливыми, дразнящими движениями касалась кончиком языка мочек ушей.
Ксавьер обнял ее за шею и притянул к себе.
Неистовая дрожь пробежала по ее телу, когда их губы соединились. Она почувствовала прикосновение его языка, и теплая, темная волна подхватила и понесла ее.
Время медленно скользило мимо них.
Тэра слегка отстранилась и заглянула в глаза Ксавьеру. Ей казалось, что она смотрит ему прямо в сердце. Это соприкосновение глаз было глубоким и чувственным, как физическая ласка.
Она почувствовала, как что-то раскрывается у нее внутри в пульсирующем ожидании.
Она откинулась назад и улыбнулась.
– Сол, – нежно выдохнула она. – Сол…
– Тэра. Мой прекрасный эльф. – Его руки нежно перебирали пряди волос, обрамлявшие ее лицо.
Тэра взяла его ладонь и положила ее себе на шею.
– Ты уверена? – хрипло прошептал он, заставив ее сердце сжаться.
Прежде Тэра всегда видела в выражении лица Ксавьера бескомпромиссную, внушающую благоговение силу, соединенную с безжалостной решимостью. Она понимала, что человеку его масштаба, великому интерпретатору музыки, наверное, приходится быть жестоким надсмотрщиком в поисках совершенства. Но, глядя сейчас в его лицо, она видела гораздо больше – его острую восприимчивость, его способность сопереживать, его ранимость.
Они пристально смотрели друг другу в глаза. Казалось, они проникают друг в друга, соединяются, сливаются в единое целое.
– Куда? – спросил Сол со вновь обретенной властностью.
Тэра взяла его за руку и повела за собой наверх, в свою спальню.
Они скинули с себя одежду – старый свитер, джинсы, черную шелковую рубашку, дорогие итальянские туфли. Затем бросились в объятия друг друга.
Он как изголодавший дикий зверь, в изумлении подумала Тэра, когда он с жадностью набросился на ее тело, зарываясь лицом в ее плоть, стискивая руками, впиваясь губами, лаская языком.
Глядя на него, она видела, что, даже сбросив одежду, охваченный безрассудным желанием, он не потерял и малой толики своей властности. Его тело обладало одновременно твердостью железа и мягкостью бархата.
Он властвовал над ней, над ее телом, сжимая пальцами соски, стискивая ладонями внутреннюю поверхность бедер, дразня языком, извлекая наслаждение из каждого прикосновения.
Но Тэра не хотела быть пассивным объектом его страсти, это было не в ее натуре. Она извивалась в его объятиях, скользкая, как рыба, возвращая ему ласки. Искры жгучих, жалящих ощущений вспыхивали в ее сознании. Она чувствовала себя так, словно качалась на волнах в океане экстаза, то падая вниз, то поднимаясь высоко на гребень. Мужская близость захлестывал ее. Повсюду на ее коже были его руки и губы, его мужская сущность с беспощадной напористостью погружалась глубоко внутрь ее тела.
Он был опытен и искусен. Ее тело было глиной в руках мастера, и он безжалостно использовал ее, как будто задавшись целью не оставить ни одного нетронутого участка на ее коже. Каждый изгиб, каждая впадинка служили для него источником наслаждения. И даже в этом пламени желания он был способен сдерживать себя, до бесконечности растягивая блаженство.
Наконец, с тихим стоном он вздрогнул и затих. Тэра расслабилась, еле живая от удовольствия.
– Хорошо? – спросил он нежно. – Тебе хорошо?
– Да, очень, – отозвалась она.
Когда Тэра, наконец, выскользнула из-под него и поднялась с кровати, ее тело так ныло и болело, что ей было больно передвигаться.
– О Боже! – воскликнула она.
Сол встал, подошел к ней и обхватил сильной рукой за плечи.
– Моя нежная маленькая фея, что я сделал с тобой?
Тэра покрутилась перед зеркалом, разглядывая багрово-синие следы страсти на своем теле. Внутри все у нее горело огнем. Она рассмеялась и слегка стукнула его кулаком в грудь.
– Не волнуйся, я крепкая. Я выживу.
Он обнял ее и нежно провел ладонью по спине.
– Когда возвращается твоя мать?
– Не скоро. Она работает допоздна. А потом Дональд обычно угощает ее ужином. Неслыханная щедрость с его стороны.
Сол крепко сжал ее в объятиях, и Тэра резко вскрикнула от боли. Он тут же отпустил ее.
– Моя бедная девочка! – воскликнул он.
– После всего этого ты просто мерзкий негодяй, – рассмеялась она. – Не переживай, Сол. Все в порядке. Я не девственница.
– Не говори о других мужчинах, – шутливо прорычал он.
– У меня был только один. Я не уличная девка! – неожиданно вспыхнула Тэра. – Не смей начинать этот лицемерный козлиный бред!
Сол отпрянул, на мгновение ошеломленный ее агрессивностью.
– Объясни, что ты имеешь в виду! – потребовал он, сверкнув глазами.
– Ты сам все знаешь, все эти мужские штучки. Начинают обвинять женщину, от которой добились своего, в том, что она спит со всеми подряд. Если женщина страстна – ей дают понять, что она шлюха. Если она целомудренна – ее считают фригидной.
В университете Тэра прочла тот набор феминистской литературы, изучить который считает своим моральным долгом каждая студентка. То, что она усвоила, заставляло ее кипеть от возмущения по поводу той "безвыходной ситуации", в которой оказываются большинство женщин на сексуальной арене, даже сейчас, во второй половине так называемого "просвещенного" двадцатого века.
Она чувствовала себя жертвой тех самых старых предрассудков, которые так презирала. Ее ужасала мысль, что Сол Ксавьер может посчитать ее распутной из-за того, что она с такой легкостью легла с ним в постель и откровенно наслаждалась близостью с ним.
Сейчас она не могла поверить в то, что это случилось, не могла понять, как это случилось. И в то же время в глубине души у нее не было сожалений. Она хотела любить его, хотела быть с ним вместе.
О, черт!
– Тэра! – Сол крепко схватил ее за руку. – Я не хочу войны. Только любви. И у нас с тобой целый вечер…
– Нет, – сказала Тэра. – Нет. Мне нужно на работу.
– Тебе не нужно больше работать. С этим покончено.
– Это моя работа, Сол. Это мой единственный источник дохода в настоящий момент, работа нужна мне.
– Ты поступаешь глупо. Растрачиваешь свой талант, размениваешь себя.
Все еще нагие, они продолжали яростно спорить. Тэра фыркнула, как сердитый пони, и повернулась спиной к Солу. Он подошел к ней ближе и обхватил руками, грудью прижимаясь к ее спине. От соприкосновения с его крепким обнаженным телом внутри у Тэры всколыхнулась новая волна желания.
С нечеловеческим усилием она высвободилась из его объятий.
– Это честная работа. Она дает мне хотя бы немного независимости. – Сол пренебрежительно взмахнул рукой. – По крайней мере, у меня нет необходимости быть женщиной на содержании, – сердито продолжала она. – Чьей-нибудь избалованной дрессированной обезьянкой – любовницей или женой.
Пугающая тишина наполнила комнату.
Жена. Жена Сола. Тэра почувствовала шок. Ее мысли путались в панике, как у загнанного животного, которому со всех сторон грозит опасность.
Она подняла глаза и посмотрела на Сола.
– Ты изменил жене! И я участвовала в этом!
Она лихорадочно принялась рыться в куче одежды, сваленной возле кровати, выбирая свою и натягивая ее трясущимися руками.
Лечь в постель с мужем другой женщины! Как это вульгарно. Как пошло. Это заслуживает презрения. О Боже! Боже! Боже!
Чувствуя, что не может находиться рядом с ним ни минуты больше, Тэра выбежала в коридор и влетела в ванную, пытаясь избавиться от ужасающей реальности того, что случилось. Комната поплыла и закачалась у нее перед глазами. К горлу подступила тошнота. Она наклонилась над раковиной, и ее вырвало.
Повиснув над краем раковины, Тэра пыталась унять дрожь. Она слышала, как вошел Сол. Видела, как его рука протянулась к крану. Он открыл воду и смыл следы рвоты, причем слегка задел своей рукой ее руку, и от этого прикосновения Тэра почувствовала в глубине своего существа новую жаркую вспышку желания. Она услышала его голос:
– Тэра…
– Не надо! – простонала она. – Не надо ничего говорить. Не надо ничего делать.
Она хотела, чтобы он исчез. Исчез из ванной комнаты, из ее дома, из ее мыслей. Она хотела, чтобы его образ перестал существовать в ее сознании, чтобы память о нем стерлась навеки.
Он схватил ее за руку выше локтя, сдавливая пальцами нежную плоть.
– Выслушай меня. Я не бабник. И измены здесь нет. Если бы ты знала правду, Тэра, – с горечью сказал Сол. Она молчала в каком-то оцепенении. – Мой брак давно мертв. Я сделаю все, что необходимо, и мы сможем быть вместе.
Его холодная и беспощадная решительность ужаснула Тэру.
– Ты хочешь сказать, что бросишь жену? – с холодной издевкой спросила она. – Нужно иметь каменное сердце и чудовищный эгоизм, чтобы поступить так. Почему ты решил, что я соглашусь принять участие во всем этом?
– Я сделаю все, чтобы ты согласилась. После того наслаждения, которое я получил с тобой сегодня, я не намерен позволить тебе ускользнуть, – сказал он, продолжая крепко сжимать пальцами ее руку. – Ты ничего не сможешь сделать.
Тэра подняла глаза и увидела его отражение в зеркале над раковиной. Она задрожала при виде безжалостной целеустремленности в его глазах. Было ясно, что Сол Ксавьер имел в виду именно то, что сказал. А он относился к роду людей, которые привыкли добиваться своего. Ей потребуется нечеловеческая сила, чтобы противостоять ему в этой борьбе.
Его пальцы все глубже впивались в руку Тэры. Она поморщилась от боли. Сол не отрывал взгляда от ее отражения в зеркале.
Тэра до крови прикусила губу.
– Уходи! – сказала она медленно и отчетливо. – Немедленно уходи!
Он отпустил ее.
Тэра напряглась. А что, если он сейчас отметет прочь ее сопротивление и возьмет ее силой?
Часть ее существа настоятельно требовала этого, и Тэру охватило отвращение к себе самой.
Несколько мгновений они оба стояли неподвижно, затем Сол повернулся и вышел. Тэра услышала, как он спустился по лестнице, как открылась и закрылась входная дверь.
Она бросилась в спальню и увидела высокую фигуру, направляющуюся к поблескивающей машине.
Он не обернулся.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Дрейк Анджела



замечательный роман,всем советую почитать
Любовница - Дрейк Анджеласолнышко
8.11.2011, 21.36





замечательно написано!
Любовница - Дрейк АнджелаNadЯ
11.11.2011, 22.48





один из самых интересных романов мною прочитаных шикарная вещь
Любовница - Дрейк Анджелаzojaflute
12.12.2011, 23.37





очень понравился незаезженный сюжет советую
Любовница - Дрейк Анджелалюдмила
13.12.2011, 15.50





Достаточно необычный роман, очень захватывает!
Любовница - Дрейк АнджелаТатьяна
11.02.2012, 1.20





Роман неплохой, но не держит в напряжении. Бывают книги, которые читаешь и мечтаешь, чтобы они никогда не заканчивались. Эта не из их числа. Но сюжет, действительно, не заезженный. Из 10 баллов - оценка 7 с плюсом.
Любовница - Дрейк АнджелаЕкатерина
1.08.2012, 6.51





Этот роман мой самый любимый! Почему-то долго откладывала его чтение...сама не знаю почему. Но прочитав, уже не смогу забыть. Сол Ксавьер - это...мужчина мечты...что тут ещё скажешь, но жизнь с геним, любовь к гению - это тяжёлое бремя. роман обладает какой-то аурой, может быть из-за музыкального флёра, который пронизывает всё повествование, или это какая-то тёмная загадочность гения Ксавьера... Середина романа неизвестно почему вызывает чувство безысходности, будто герои глубоко несчастны и сделали всё не так... но я рада, что Сол остался жить, это было бы слишком ужасно, если бы он на самом деле погиб. Как истинный гений он действительно был на краю гибели,он стоял на самой вершине, выше уже нельзя...и он это понимал, но принять не хотел, он слишком привык двигаться дальше. Он забыл что рядом с ним была любовь и вовремя вспомнил об этом..
Любовница - Дрейк АнджелаАнжелика
17.08.2012, 20.25





Офигенный роман охото продолжения !))Я не жалею о том что прочитала его!
Любовница - Дрейк АнджелаРита
3.12.2012, 17.44





Советую. Получила огромное удовольствие.
Любовница - Дрейк Анджелаls
8.02.2013, 19.29





да,роман очень своеобразен,нужно прочитать,только у меня он вызвал депрессию,не знаю даже почему
Любовница - Дрейк Анджелаatevs17
12.02.2013, 12.29





Я его раньше читала. Запомнила, но не как женский роман. Когда мужчина на годы делает женщину несчастной, прикрываясь своей порядочностью по отношению к другой женщине, это всегда неприятно читать. Я предпочитаю романы, где мужчина готов на все, чтобы быть с любимой.
Любовница - Дрейк АнджелаЛина
12.02.2013, 12.40





Лично мне не поравилось. Хотя о вкусах не спорят.
Любовница - Дрейк Анджелакаприз
20.08.2013, 11.29





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





Насте наверно 15 лет!! Прекрасный , эмоционально глубокий роман. Даже достойный экранизации. Я не люблю классическую музыку, но прониклась этим восторгом и любовью к ней у героев романа. ( правда только на время прочтения) прочла за вечер и полночи. Не оторваться. Не избитый сюжет.
Любовница - Дрейк АнджелаИрина
24.01.2015, 1.33





неинтересно затянуто фальшиво слишком неискренние эмоции короче фигня
Любовница - Дрейк Анджелафлора
11.02.2015, 17.29





Бездарно, фальшиво, натянуто. Не стану даже дочитывать. А тем, кто считает это "одним из самых интересных" или "эмоционально глубоких" романов, советую прочитать как минимум "Полиньку Сакс" Дружинина. ИМХО. P.S. Простите, если кого-то задело.
Любовница - Дрейк АнджелаShadow
7.03.2015, 2.07





Мне не понравилось.Сначала затянуло,а потом какая-то безысходность.5 баллов из 10-ти.
Любовница - Дрейк АнджелаНа-та-лья
22.07.2015, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100