Читать онлайн Любовница, автора - Дрейк Анджела, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Дрейк Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Дрейк Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Дрейк Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Анджела

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ксавьер подождал неделю и затем позвонил Тэре по домашнему номеру. Он был удивлен и заинтригован тем, что она до сих пор не позвонила ему сама, принимая во внимание то заманчивое предложение, которое он нацарапал для нее на своей визитке.
Он сразу же узнал ее голос. Одновременно самоуверенно-резкий и хрипловато-обольстительный. Его вновь поразило и позабавило это сочетание.
Она, в свою очередь, тоже сразу узнала его.
– О! – воскликнула она.
– Ты не вернулась в колледж? – любезно поинтересовался он.
– Нет. Я его бросила.
– Это не для тебя?
– Да.
– Потому что ты музыкант.
В ответ – нарочитое молчание.
– Я сделал несколько запросов, – продолжил он. – В первую очередь обратился к твоему бывшему преподавателю.
– Что?!
Он с удовольствием представил шокированное и возмущенное выражение ее лица.
– Мне надо сказать тебе кое-что очень важное, Тэра. Мой старый друг Моника Хелфрич сейчас в Лондоне. Она проводит мастер-класс, и я хочу, чтобы ты приняла в нем участие.
– Я? Играть для великой Хелфрич? Это что, шутка?
– Я возьму тебя с собой.
– Вы считаете, что это поможет? Думаете, вы нагоняете на меня меньший страх, чем она?
Ксавьера восхищала эта беззастенчивая прямота. Многие годы он был окружен льстивыми подхалимами, и ему до тошноты надоела их уклончивая манера выражать свои мысли. Ему казалось, что он слышал, как шевелятся их мозги, усердно взвешивая каждое слово, чтобы, не дай Бог, ненароком не задеть его.
– Итак, сколько ты играла на отцовской скрипке за последние недели, мм? – спросил он Тэру, вызывая в воображении ее образ – с взлохмаченной стрижкой и непокорной челкой, падающей на глаза. Эти прекрасные зеленые глаза. И фигура – такая миниатюрная и, однако, такая округлая, такая крепко сбитая.
– Три-четыре часа в день, – ответила Тэра.
Это была ложь. Она играла, по крайней мере, по семь часов в день.
Торжествующая улыбка появилась в уголках сурового тонкого рта Ксавьера.
– Я очень рад это слышать. Теперь слушай меня! Это не шутка. Я разговаривал с Моникой, и она согласилась послушать твою игру. Она приглашает тебя присоединиться к ее маленькой группе на следующей неделе. Я думаю, во вторник. Они начинают в два часа дня. Поэтому я заеду за тобой в одиннадцать, мы вместе пообедаем, а затем я отвезу тебя туда.
Тэра сделала глубокий вдох.
– Нет.
– Тэра! Нельзя упускать такую возможность.
Он хотел было упомянуть о ее отце, чтобы оказать на нее дополнительное давление, но решил, что не стоит делать этого.
– Разумеется, я приду на мастер-класс. Но я поеду туда своим ходом. Хотя все равно спасибо.
– Я понял. Очень хорошо, – сказал он холодно.
– Вы там будете? – спросила она.
– Да.
– Мне страшно до безумия. Наверное, я буду играть, как ослица…
Ксавьер медленно положил трубку на рычаг и задумался с дьявольской улыбкой на лице. Конечно, может оказаться, что эта маленькая колючая фея абсолютно ни на что не годна, и тогда ему не избежать насмешек Моники. Однако он сомневался, что недостаток техники исполнения станет неразрешимой проблемой для Тэры Силк. Ее преподаватель сказал, что у Тэры были очень хорошие задатки в детском и подростковом возрасте, поэтому, даже если она не занималась некоторое время, маловероятно, что все это исчезло. Настоящий талант никогда не пропадет, разумеется, исключая случаи повреждения мозга или психического расстройства.
Нет сомнений, что с Тэрой возникнет масса проблем вне области музыки, но это его не пугало.
И вообще, что может быть более захватывающим, чем роль Господа Бога в рождении нового сверкающего таланта?


– Сол Ксавьер, видимо, вбил себе в голову, что должен стать моим Свенгали, – сдержанно сообщила Тэра матери, когда та вернулась вечером с работы.
Когда Рейчел выслушала полностью рассказ дочери, в ней зажглась искра надежды, что в Тэре вновь проснется интерес к занятиям музыкой. Беспокойство о дочери на время почти подавило горе, связанное со смертью Ричарда. Рейчел видела, что дочь отчаянно барахтается, безумно дергаясь из стороны в сторону в попытках найти хоть какой-нибудь указатель, который направил бы ее к определенной цели.
Рейчел спрашивала себя, где они с Ричардом допустили ошибку в воспитании дочери, которая подавала такие большие надежды в детском возрасте. Она предполагала, что они были слишком поглощены горем после смерти Фредди и это могло оказать неблагоприятное воздействие на Тэру. Но они ведь старались, чтобы их страдание не слишком отразилось на отношениях с дочерью. Наоборот, когда Тэра осталась их единственным ребенком, она стала для них еще дороже, чем раньше.
И Ричард всегда был так воодушевлен ее музыкальными способностями, ее пением и игрой на скрипке. Тэре было всего восемь лет, когда она получила стипендию для учебы в одной из ведущих музыкальных школ страны. Кроме того, Ричард часами занимался с ней сам. Он даже сочинял для неё короткие пьесы, чтобы пробудить дополнительный интерес к занятиям музыкой.
И после всего этого, в семнадцать лет, когда ее талант, казалось, вот-вот превратится из бутона в настоящий цветок, она вдруг забросила все и ринулась в гущу развлечений, типичных для среды тинэйджеров: пьяные компании, мальчики, ночные загулы. И дикая, громкая поп-музыка, которая сотрясала весь дом, заставляя Ричарда содрогаться от ужаса.
Ее скрипка лежала нетронутая в футляре. Силу своего голоса она теперь использовала не для упражнений в пении, а для того, чтобы кричать на родителей.
Изучение философии в Лондонском университете было скорее последним спасательным средством, чем осознанным выбором. Это принесло родителям лишь временное облегчение. Ясно было, что это не для нее. А теперь она и вовсе бросила университет без каких-либо четких планов на будущее. Она потеряла даже работу официантки – ее босс не желал мириться с прогулами, даже связанными с семейным горем. С болью в сердце Рейчел думала, что дочери придется обратиться за пособием по безработице.
Казалось, только Бруно мог быть сейчас хоть какой-то опорой для Тэры.
– Разве ты не довольна, мама, что я буду снова играть? – спросила Тэра.
– Конечно, довольна.
– Папа тоже был бы доволен, ведь правда?
Рейчел вздохнула.
– Ты должна делать это ради себя, а не ради папы.
Она посмотрела в лицо дочери и увидела в нем смятение и протест. И злость тоже.
Постоянное подспудное недовольство. Из-за чего? Рейчел не понимала.


Поздно вечером, когда они смотрели программу новостей, Тэра неожиданно заявила:
– Мне кажется, это было безумием – согласиться на этот мастер-класс. Ты действительно считаешь, что мне надо пойти?
Мать нахмурилась.
– Да. Я думаю, тебе надо пойти. Что ты теряешь?
– Быть может, самоуважение.
– Или веру Ксавьера в тебя?
– Да. И это тоже.
– Я удивлена признанием, что тебя это волнует.
– Я тоже, – с чувством согласилась Тэра.


Моника Хелфрич проводила мастер-класс в розовой с золотом гостиной своей квартиры. Она считала, что домашняя обстановка помогает студентам расслабиться.
Тэра приехала последней. Автобус, на котором она добиралась, задержался из-за уличных пробок. Двое других скрипачей уже были на месте – мальчик, на вид лет четырнадцати, и молодая девушка примерно того же возраста, что и Тэра. Ксавьера не было видно.
Моника встретила Тэру, как родственницу, которую давно не видела. Она приветливо обняла ее, отчего Тэра мгновенно почувствовала себя неловко. И вообще, ей хотелось убежать с того самого момента, как только она вошла в эту комнату с пышными диванами и экстравагантно задрапированными занавесями.
Монике было на вид около шестидесяти. Это была высокая, статная женщина, напоминающая Юнону. На ней было вызывающее ярко-розовое платье наподобие восточного халата. Моника предложила студентам кофе и рассыпчатое печенье. В комнате негромко звучала музыка – запись скрипичного концерта Брамса.
– Это вы играете? – спросила Тэра, прислушиваясь.
– Естественно. Может, угадаешь оркестр и дирижера? – поддразнивая, спросила Моника.
Тэра нахмурила брови.
– Это оркестр из Центральной Европы. Но не Венской филармонии, у них такое элегантное мягкое звучание. Здесь звук более глубокий, слегка резковатый. Может быть, это немецкий оркестр.
Моника с интересом смотрела на нее.
– Продолжай, – подбодрила она ее.
– Берлинской филармонии, – решила Тэра. – Мой отец обычно говорил, что если бы у ангелов были настоящие серебряные арфы, они звучали бы так же, как струнная группа Берлинского филармонического.
– Чудесная мысль! Ну, а что скажешь насчет дирижера?
Тэра задумалась. Того, что она услышала, было недостаточно, чтобы двигаться дальше. Разумеется, можно безошибочно определить стиль некоторых дирижеров по звучанию оркестра. Отец демонстрировал ей это несколько лет назад. У него было бесчисленное количество историй о дирижерах и особенностях их стилей, а также обширная коллекция записей, которые он любил слушать вместе с Тэрой. Но этот отрывок был исполнен так, чтобы показать, главным образом, блестящую игру Моники, и можно было только догадываться о дирижере.
– Герберт фон Караян возглавлял тогда Берлинский филармонический оркестр, – сказала Тэра. – Я думаю, что, вероятнее всего, это он.
Моника протянула ей конверт от диска, чтобы она могла проверить себя. Гипотеза Тэры оказалась абсолютно верной.
– Это производит впечатление, – сказала Моника, подняв бровь.
Двое других присутствующих музыкантов посмотрели на Тэру с уважением. Но в их глазах ясно читался отблеск зависти и боязнь конкуренции, что заставило Тэру пожалеть о том, что она открыла рот.
Моника дала им "ля" на фортепьяно, приглашая настроить инструменты. Тэра вынула из футляра драгоценную скрипку отца и прижала ее подбородком. Неожиданно дух прежнего владельца захватил ее. На несколько секунд ей показалось, что ее отец присутствует в этой комнате. Затем образ погас, и она почувствовала на глазах слезы.
Моника взяла свой инструмент и перебрала пальцами струны, прежде чем заиграть открывающую тему концерта Мендельсона.
– Каждый серьезный скрипач пытается играть эту вещь, – сказала она своим восхищенным слушателям. – Просто трудно удержаться, чтобы не попробовать. Такая волнообразная, дразнящая мелодия. – Она повела статным плечом. – Давайте посмотрим, права ли я.
Она подозвала мальчика, предложив ему продолжить с того места, где остановилась.
Он встал, бледный и тощий, как жердь, с восточными чертами лица и блестящими черными волосами.
Едва он начал играть, как дверь тихо открылась, и вошел Ксавьер. Молча устроившись в дальнем углу комнаты, он махнул рукой, показывая, что не надо прерывать занятие.
Тэра восхищенно слушала игру мальчика. Его талант был бесспорен, техническое мастерство внушало уважение, а способность извлекать из музыки чувства была просто ошеломляющей. Тэру поглотило его исполнение, но все же не настолько, чтобы не замечать безмолвного присутствия Сола Ксавьера. Она все время осторожно поглядывала в его сторону, стараясь уловить реакцию маэстро на то, что он слышал.
Но лицо Ксавьера было абсолютно спокойным и непроницаемым и оставалось таким в течение следующих тридцати минут, когда Моника учила, терзала и мучила мальчика, вытягивая из него скрытый потенциал.
Тэре совсем не хотелось оказаться на месте этого мальчика в качестве объекта безжалостной выучки. И не столько из-за того, что она понимала, что ее техника не идет ни в какое сравнение с тем, что она услышала, но скорее из-за сильного нежелания выглядеть посредственностью в глазах Сола Ксавьера.
Ее нервы начали звенеть от напряжения. Когда Моника, наконец, вызвала ее, руки Тэры дрожали так, что она боялась, что вообще не сможет провести смычком по струнам.
Моника слушала сольную игру Тэры в течение нескольких секунд, потом резко остановила ее.
– Хорошо. Очень мило. Но слишком напряженно. Расслабься, моя дорогая. Посмотри на меня – нужно сделать глубокий вдох. Давай же, несколько глубоких вдохов.
Тэра поняла, что у нее нет другого выхода, как делать то, что было сказано. Она чувствовала себя униженно и глупо, пыхтя и отдувась на глазах у всех.
Она начала снова. На этот раз – одну из партий Баха. И снова Моника остановила ее.
– Все еще слишком много напряжения, слишком много нервов. Это бывает со всеми. Я сама нервничаю!
– Нет, вы не нервничаете, – выпалила Тэра.
Моника рассмеялась.
– Хорошо. У меня все по-другому. Разумеется. Давай ты сядешь и успокоишься, а потом мы попробуем снова.
С пунцовым лицом Тэра сделала, что ей было сказано, в то время как другая девушка заняла ее место. Она спрашивала себя, не уйти ли ей прямо сейчас. Спокойно, без всякого шума. Она понимала, что у нее нет никаких шансов показать свои какие бы то ни было способности в этой обстановке. Уж во всяком случае, не под ястребиным взглядом Сола Ксавьера, чье молчаливое присутствие, казалось, пронизывало комнату.
На самом деле Моника не стала требовать от нее повторного сольного выступления, а просто пригласила присоединиться к двум другим исполнителям, чтобы сыграть втроем. Сама Моника аккомпанировала им на фортепьяно.
Завершая занятие, Моника обратилась к ученикам, похвалив их за игру. Она ясно дала понять, что заинтересована в дальнейшем обучении молодого человека, потом сказала девушке, что ей надо продолжать работу в лондонском оркестре и что она порекомендует ее своему агенту как перспективную клиентку.
В конце она повернулась к Тэре.
– Вполне хорошее уверенное исполнение, но надо избавиться от нервов. Очень "физическая" игра, – заметила она. – И хороший тон.
Тэра почувствовала неловкость. Было ясно, что эта слабая похвала лишь маскировка для жестокого приговора.
– Тебе надо годик как следует позаниматься, – улыбнулась Моника. – А потом ты вполне можешь претендовать на место в одном из провинциальных оркестров. Им нужны молодые исполнители. Я думаю, у тебя все будет в порядке, дорогая!
Тэра убрала в футляр свой инструмент. Ее мозг был в каком-то оцепенении. Она проклинала себя за то, что положила голову на эту плаху.
Она с радостью увидела, что Сол Ксавьер полностью поглощен разговором с Моникой и не собирается проявлять к ней интерес. Тэра ненавязчиво попрощалась и выскользнула за дверь, сразу почувствовав облегчение. Выйдя на улицу, она глубоко вздохнула, наслаждаясь свежим, холодным воздухом. Она подумала, что неплохо бы навестить Бруно, но, поколебавшись, решила, что нехорошо отвлекать его от занятий.
Сильная рука схватила ее за локоть.
– Я отвезу тебя домой, Тэра.
Сердце девушки подпрыгнуло. Подняв глаза, она встретилась с бесстрастным взглядом Ксавьера. В ярком свете дня его глаза отсвечивали прожилками сапфира. Эти синие штрихи сверкали в глубине холодных серых глаз, выдавая скрытую горячность натуры, которая резко контрастировала с его отстраненным и собранным внешним обликом.
Все еще раздраженная и обиженная результатом занятия с Моникой Хелфрич, Тэра инстинктивно хотела отклонить предложение. Но когда Ксавьер твердой рукой повел ее к машине, припаркованной в нескольких шагах от них, она вдруг почувствовала, что не в состоянии сопротивляться. Она устала, и у нее просто не было сил бороться с ним за свое право воспользоваться лондонским общественным транспортом.
Он включил зажигание; послышался звук, вначале напоминающий звериное рычание, которое плавно перешло в тонкое пение технически совершенного двигателя. Машина стала резко набирать скорость, и Тэру прижало к спинке сиденья. Она никогда не думала, что можно так быстро вести машину в сутолоке лондонских улиц – правда, пренебрегая правами и требованиями других водителей.
– Ты жалеешь, что пошла на это занятие? – небрежно спросил Ксавьер.
– Это был фарс. Катастрофа, – ответила она с горечью.
– Тебе сказали, что ты можешь играть в профессиональном оркестре. Это ты называешь катастрофой?
Тэра повернула голову, желая увидеть выражение его лица. Как она и предвидела, его лицо было непроницаемым.
– Да, – сказала она.
Ксавьер кивнул. И промолчал.
– А вы были бы довольны, если бы вам в двадцать лет сказали, что вы можете играть во втором ряду скрипок во второсортном оркестре? – резко спросила она.
– Я никогда не был скрипачом.
– Ха! Вы просто уклоняетесь от ответа.
Она отвернулась и стала с мрачным видом смотреть в окно. Этот мастер-класс только разбередил ей душу, всколыхнув горечь недавней утраты. Ей казалось, что дух отца взирал на нее в эти роковые минуты, а она оказалась бессильна оправдать его ожидания.
– На что же ты надеялась? Услышать, что тебя ожидает будущее солистки? – спросил Ксавьер.
– Возможно. – Она чувствовала, что в душе появилась свежая рана из-за того, что огонь честолюбивого оптимизма, освещавший все ее детство, окончательно потух. – Да. Раньше я надеялась на это. Он хотел этого для меня.
– А были ли его надежды обоснованными?
– Вы только что слышали, как я играю, вам виднее, – огрызнулась она.
– Я не слышал, как ты играла в детстве. Многое могло измениться с тех пор.
Тэра не ответила. Она не хотела говорить об этом: о своих способностях в детском возрасте, о стараниях оправдать надежды отца. Ей снова хотелось расплакаться из-за того, что она потеряла его навсегда. Она спрашивала себя, сколько времени потребуется, чтобы она перестала страдать.
Они уже были за пределами города, на шоссе, ведущем к западу. Тэра вопросительно взглянула на Ксавьера.
– Мы едем не прямо домой?
– Мне хочется прокатиться. У тебя ведь нет срочных дел, правда?
Она пожала плечами и взглянула на спидометр. Машина шла со скоростью девяносто миль в час и все еще продолжала набирать скорость.
Тэра скосила глаза на профиль Ксавьера, на худощавые сильные руки, лежащие на рулевом колесе. Она почувствовала, что ей трудно отвести от него взгляд, как будто ее загипнотизировали против ее воли. Было что-то непостижимое в этих стальных глазах под низко нависшими веками. Это лицо притягивало внимание. Его удлиненные, резко очерченные линии напоминали лица средневековых рыцарей, а высокий лоб вызывал воспоминания о героях, которые покоятся в мраморных гробницах великих соборов.
Что-то шевельнулось в ней, что-то темное и примитивное, внушая тревожное предчувствие глубоких и роковых изменений, ожидающих ее.
Ксавьер бросил на нее беглый взгляд, его тонкие губы изогнулись в слегка насмешливой улыбке. Тэра не улыбнулась в ответ.
Они ехали по скоростной полосе шоссе, обгоняя все остальные машины, которые быстро исчезали вдали.
– Это против правил! – выдохнула Тэра, слегка возбужденная и испуганная.
– Я знаю все места расположения радарных ловушек. К тому же ни одна полицейская машина не угонится за нами.
Тэра вжалась в сиденье, наблюдая за проносящимся мимо пейзажем.
– Люблю скорость, – сказал он. – Летом я оцениваю качество своей езды по числу мух, разбившихся о стекло.
Тэра почувствовала приступ тошноты. На спидометре было уже сто тридцать.
– Боишься? – спросил он мягко.
Она облизнула губы. Потом снова посмотрела на него.
– Нет. А вы именно этого хотите добиться?
Он рассмеялся.
– Я рад, что ты мне доверяешь.
Тэра вцепилась побелевшими пальцами в выпуклые швы кожаного сиденья.
– Я доверяю вам, потому что вы относитесь к тому типу людей, которые ценят свою жизнь очень высоко. Вы верите, что ваша жизнь драгоценна. Поэтому, вы никогда не подвергнете себя настоящему риску.
Его губы медленно скривились в улыбке.
– Какая любопытная маленькая речь.
Тэра решила, что она попала в точку, и успокоилась.
Ксавьер свернул с шоссе на следующем повороте, сбавив скорость до семидесяти миль в час. Протянув руку, он нажал кнопку на приборной доске.
Зазвучала музыка: Бах, Бранденбургский концерт № 1. Неловкость и тревога Тэры стали потихоньку уплывать прочь вместе со струями дождя, пересекавшими стекло. Радость начала подниматься у нее внутри, когда чистые голоса флейты, гобоя и скрипки сплелись в мелодию лучистой красоты. Она улыбнулась.
– Я когда-то играла отрывки из Бранденбургского концерта вместе с отцом, – сказала она Ксавьеру. Он кивнул. – Это было давно, я была тогда еще ребенком.
– До того, как ты подрезала себе крылья, – сухо заметил он.
– Что?
– Отреклась от своего музыкального таланта по причинам, которые невозможно понять. Отреклась от отца. Уничтожила свое будущее.
Тэра обеспокоенно вздрогнула.
– Ты вела себя как дура, верно? – мягко сказал он.
Она сжалась. В ней всколыхнулись обида и злость.
– Господи, вы ничего не понимаете!
– Конечно, нет. А ты сама понимаешь?
Она посмотрела на него широко раскрытыми от боли глазами.
– Нет, – медленно проговорила она.
Ксавьер подъехал к ее дому и выключил двигатель. Тэра повернулась к нему.
– Спасибо за все, – серьезно сказала она.
– От сегодняшнего дня была польза? – поинтересовался он.
– Да. Я поняла, как много я потеряла…
– И что ты теперь собираешься делать?
Глаза Тэры наполнились слезами. Она молчала.
– Пойдем, я провожу тебя в дом, – предложил Ксавьер.
Он остановился в прихожей, бесстрастно глядя сверху вниз на Тэру. Ее лицо казалось опустошенным и безжизненным.
– С тобой все в порядке? – спросил он.
– Да. Хотите чаю?
Он грациозно наклонил голову. Тэра прошла на кухню. Зазвонил телефон на стене.
– Тэра, это мама. Мне пришлось задержаться на приеме. – Она помедлила. – Дональд предложил мне пойти перекусить вместе с ним.
Тэра услышала в голосе матери неуверенность. Это вызвало у нее раздражение. Ее так же раздражал Бруно, когда начинал ходить вокруг да около, боясь, как бы не обидеть ее.
– Дональд пригласил тебя поужинать? Ну и отлично. Желаю хорошо провести время, – бодро сказала она.
– Послушай…
– Мама! Ты можешь идти куда угодно без моего одобрения. Увидимся позже. Хорошо?
Тэра повесила трубку и остановилась в задумчивости. Потом посмотрела на Ксавьера. Он сидел молча, сложив руки на коленях.
Она подала ему дымящуюся чашку и села напротив.
– У матери свидание с ее шефом, с этим болтливым доктором. Он тоже вдовец. Разве это не чудесно для них обоих? – с сарказмом спросила она.
– Возможно, – ровным голосом сказал Ксавьер.
Как она может! Мысль о том, что не успел отец уйти со сцены, а мать уже идет в ресторан с другим мужчиной, причиняла ей боль. Тэра взглянула на Ксавьера и почувствовала, что он понимает, какая враждебность и горечь переворачивают ее душу, но предпочитает игнорировать это.
Ей никогда раньше не приходилось сталкиваться с людьми вроде Ксавьера. У него был настолько отрешенный вид, что Тэра не испытывала необходимости скрывать перед ним свои эмоции и то, что их вызвало, – каким бы шокирующим это ни казалось.
Переместив взгляд от этих холодных серых глаз на руки с тонкими длинными пальцами, Тэра вдруг неожиданно задалась вопросом о сексуальности Ксавьера. Интересно, как он может снизойти до тех недостойных телодвижений, которые совершаются в постели?..
Снова зазвонил телефон. На этот раз это был Бруно, который хотел знать о результатах сегодняшнего дня.
Когда она начала осторожно отвечать, Ксавьер встал и, легко махнув на прощание рукой, выскользнул из комнаты. Тэра услышала, как хлопнула входная дверь, затем раздался звук отъезжающей машины.
– С тобой все в порядке? – заботливо спросил Бруно, когда она закончила свой рассказ, и они перешли к более общим вопросам.
– Абсолютно, – отрезала она.
– Когда мы увидимся?
– Ну, как-нибудь. Я думаю, мне не стоит оставлять сейчас маму одну, – уклончиво ответила Тэра, сама до конца не понимая, зачем ей понадобилось прибегать к этой лжи.
– Да, конечно. А как насчет выходных?
– Хорошо. Договоримся точнее попозже.
– Тэра, с тобой действительно все в порядке? Может, я сделал что-то не так? Чем-то обидел тебя?
– Нет, – ответила она с гримасой раздражения. – Ты меня ничем не обидел.
Повесив трубку, Бруно непроизвольно тяжело вздохнул. Он чувствовал, что что-то случилось, что-то очень серьезное, что может изменить его жизнь.
Ужасающая мысль, что он может потерять Тэру, сверлила его мозг. Нетвердыми шагами он двинулся по коридору в свою крохотную комнату, к заваленному книгами письменному столу.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Дрейк Анджела



замечательный роман,всем советую почитать
Любовница - Дрейк Анджеласолнышко
8.11.2011, 21.36





замечательно написано!
Любовница - Дрейк АнджелаNadЯ
11.11.2011, 22.48





один из самых интересных романов мною прочитаных шикарная вещь
Любовница - Дрейк Анджелаzojaflute
12.12.2011, 23.37





очень понравился незаезженный сюжет советую
Любовница - Дрейк Анджелалюдмила
13.12.2011, 15.50





Достаточно необычный роман, очень захватывает!
Любовница - Дрейк АнджелаТатьяна
11.02.2012, 1.20





Роман неплохой, но не держит в напряжении. Бывают книги, которые читаешь и мечтаешь, чтобы они никогда не заканчивались. Эта не из их числа. Но сюжет, действительно, не заезженный. Из 10 баллов - оценка 7 с плюсом.
Любовница - Дрейк АнджелаЕкатерина
1.08.2012, 6.51





Этот роман мой самый любимый! Почему-то долго откладывала его чтение...сама не знаю почему. Но прочитав, уже не смогу забыть. Сол Ксавьер - это...мужчина мечты...что тут ещё скажешь, но жизнь с геним, любовь к гению - это тяжёлое бремя. роман обладает какой-то аурой, может быть из-за музыкального флёра, который пронизывает всё повествование, или это какая-то тёмная загадочность гения Ксавьера... Середина романа неизвестно почему вызывает чувство безысходности, будто герои глубоко несчастны и сделали всё не так... но я рада, что Сол остался жить, это было бы слишком ужасно, если бы он на самом деле погиб. Как истинный гений он действительно был на краю гибели,он стоял на самой вершине, выше уже нельзя...и он это понимал, но принять не хотел, он слишком привык двигаться дальше. Он забыл что рядом с ним была любовь и вовремя вспомнил об этом..
Любовница - Дрейк АнджелаАнжелика
17.08.2012, 20.25





Офигенный роман охото продолжения !))Я не жалею о том что прочитала его!
Любовница - Дрейк АнджелаРита
3.12.2012, 17.44





Советую. Получила огромное удовольствие.
Любовница - Дрейк Анджелаls
8.02.2013, 19.29





да,роман очень своеобразен,нужно прочитать,только у меня он вызвал депрессию,не знаю даже почему
Любовница - Дрейк Анджелаatevs17
12.02.2013, 12.29





Я его раньше читала. Запомнила, но не как женский роман. Когда мужчина на годы делает женщину несчастной, прикрываясь своей порядочностью по отношению к другой женщине, это всегда неприятно читать. Я предпочитаю романы, где мужчина готов на все, чтобы быть с любимой.
Любовница - Дрейк АнджелаЛина
12.02.2013, 12.40





Лично мне не поравилось. Хотя о вкусах не спорят.
Любовница - Дрейк Анджелакаприз
20.08.2013, 11.29





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





Насте наверно 15 лет!! Прекрасный , эмоционально глубокий роман. Даже достойный экранизации. Я не люблю классическую музыку, но прониклась этим восторгом и любовью к ней у героев романа. ( правда только на время прочтения) прочла за вечер и полночи. Не оторваться. Не избитый сюжет.
Любовница - Дрейк АнджелаИрина
24.01.2015, 1.33





неинтересно затянуто фальшиво слишком неискренние эмоции короче фигня
Любовница - Дрейк Анджелафлора
11.02.2015, 17.29





Бездарно, фальшиво, натянуто. Не стану даже дочитывать. А тем, кто считает это "одним из самых интересных" или "эмоционально глубоких" романов, советую прочитать как минимум "Полиньку Сакс" Дружинина. ИМХО. P.S. Простите, если кого-то задело.
Любовница - Дрейк АнджелаShadow
7.03.2015, 2.07





Мне не понравилось.Сначала затянуло,а потом какая-то безысходность.5 баллов из 10-ти.
Любовница - Дрейк АнджелаНа-та-лья
22.07.2015, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100