Читать онлайн Любовница, автора - Дрейк Анджела, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Дрейк Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Дрейк Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Дрейк Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Анджела

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Роланд Грант сообщил Тэре по факсу все подробности, касающиеся премии "Золотой граммофон", когда она, Сол и Алессандра еще находились в Австрии. Она пробежала глазами список других лауреатов и с удивлением увидела имя, которое мгновенно всколыхнуло память. Имя человека, с которым она не виделась долгие годы.
Бруно Корнуэл.
Бруно получил специальный приз как лучший дебютант года за диск его недавно образованного хора "Ренессанс", исполняющего церковную музыку пятнадцатого и шестнадцатого веков без музыкального сопровождения.
Вернувшись в Англию, Тэра сразу же купила диск и прослушала его по дороге в машине. Она была очарована тем, что услышала. Там было всего десять голосов, пять мужских и пять женских. Они соединились вместе в единый звук поразительной чистоты и совершенно необыкновенной красоты.
Согласно сопровождающему тексту, Бруно Корнуэл провел несколько лет, копаясь в пожелтевших рукописях музыкальных библиотек Лондона, Флоренции и Венеции. Разыскивая мотеты и антифоны, которые были написаны столетия назад для исполнения в величайших соборах и монастырях Европы во славу Господа.
Бруно не только подобрал произведения для диска, но и создан специальный хор для их исполнения. Он пошел на необычный шаг, включив для пения в высоких октавах зрелые женские голоса вместо изначально предполагавшихся мальчишеских дискантов или мужских фальцетов.
Тэра решила, что Бруно поступил очень разумно. Женские голоса, которые он выбрал, имели много общего с дискантом. Они обладали той же ясностью и чистотой, но не давали срывов в верхних октавах при исполнении пассажей фортиссимо. И, конечно, имея в хоре женское сопрано, он мог спокойно спать по ночам, не мучаясь вопросом, у кого из мальчиков вот-вот сломается голос.
Слушая запись, Тэра убеждалась, что звук, создаваемый смешанным взрослым хором, был не только приятным, но и уникальным. Большинство хоровых дирижеров, занимающихся старинной музыкой, предпочитали строго придерживаться аутентичного исполнения и не включали женские голоса.
"Молодец, Бруно!" – сказала она себе, довольно улыбаясь. Как умно он поступил и как хитро выбрал в качестве первого номера на диске "Salve Regina" Уильяма Корниша. Это была прекрасная реклама для всего остального – звучное и драматическое величие в сочетании с пышностью тюдорских времен.
Прослушав дальше звонкую и торжественную песнь "Пой радостно" Уильяма Берда, Тэра решила, что Бруно сделал несомненный бестселлер. Она могла предвидеть, что этот диск попадет в список лучших классических дисков и надолго останется там.
Старина Бруно, с теплотой подумала она. Он поистине держал свой свет под спудом. Тэра не слышала о его хоре раньше, но в этом не было ничего удивительного. Он был образован только год назад. А согласно биографическим заметкам, касающимся самого Бруно, он был всего лишь любителем в музыке, совмещающим интерес к старинной вокальной церковной музыке с карьерой адвоката.
О да, Тэра хорошо могла представить это. Старина Бруно до сих пор воплощал в жизнь честолюбивые надежды родителей.
Интересно, изменит ли Бруно свою жизнь теперь, после того как он и его диск стремительно вышли из тени на яркий свет?
Она проиграла диск Солу. Он прослушал с внимательным интересом.
– Что скажешь? – спросила Тэра.
– Замечательно. – Он произнес это безо всяких эмоций.
– На самом деле тебе не нравится, да?
– Немного жидковато на мой вкус.
– Музыка?
– Нет, нет. Музыка чудесна.
– Значит, ансамбль?
– Пять мужчин и пять женщин. – Он изогнул брови. – Не хватает даже для игры в крикет.
Тэра рассмеялась.
– Тогда как ты предпочитаешь руководить небольшой армией. Восемьдесят с лишним человек в оркестре, хор из сотен…
– Совершенно верно.
На какое-то мгновение Тэре показалось, что Сол сейчас позволит себе расслабиться, посмеяться над собой.
Но улыбка, промелькнувшая на его лице, растаяла. Он подошел к роялю и начал играть нечто холодное и мрачное из Равеля.
Тэра слушала безмолвно и ошеломленно. Она закрыла глаза и позволила музыке окутать ее.
Открыв их, она пристально вгляделась в лицо Сола. Ее сердце сжалось при взгляде на эти классически вырубленные, суровые черты.
"Такой далекий", – сказала о нем Алессандра.
Глядя на него сейчас, глядя на его руки, безошибочно касающиеся клавиш, Тэра вдруг почувствовала, что с каждым днем он уходит все дальше и дальше.


Зал был уже полон народа, когда Сол и Тэра вместе с гордой и слегка смущенной Алессандрой, прячущейся в их тени, прибыли на церемонию награждения. Они шли сквозь толпу гостей, улыбаясь в ответ на приветствия, благодаря за поздравления.
Сол, заранее решив, что это будет вечер Тэры, держался на полшага позади нее и следил за тем, чтобы поток похвал, осыпавших Тэру, не отклонялся в его сторону.
Тэра, взволнованная восторженным признанием ее достижений, время от времени вскидывала взгляд на Сола, чувствуя новый прилив любви и какую-то странную щемящую тоску.
Она оглянулась вокруг, желая найти Бруно. Вначале она не увидела никого, кто бы отдаленно напоминал портрет, сохранившийся в ее памяти. Но затем медведеподобная фигура высокого мужчины, лысоватого, в очках и постоянно улыбающегося, привлекла ее внимание. Она посмотрела более пристально. Мужчина обернулся. Он узнал ее мгновенно. Выбрался из окружавшей его толпы и направился к ней.
Бывшие возлюбленные смотрели друг на друга. В этом взгляде была краткая вспышка взаимного сожаления, воспоминание о давно ушедшей юности, о том, что когда-то связывало их.
Тэра заметила, что Бруно – хорошо устроенный человек в этом мире. Преуспевающий, уверенный в себе. И счастливый, решила она. Да, от его добродушного облика исходило впечатление благополучия и довольства.
Она подтянулась и, обняв его, запечатлела легкий сдержанный поцелуй на его щеке.
Отступив назад, она заметила стоящую рядом с ним женщину, которая наблюдала за этой теплой встречей со снисходительной улыбкой жены, полностью уверенной в любви и верности мужа.
– Тэра, познакомься с Клер, – сказал Бруно, с теплой улыбкой выдвигая жену вперед.
На Клер было платье с широкой юбкой длиной до середины икр из тафты бордового цвета – вырез сердечком, пышный, сужающийся книзу рукав. Платье морщило на поясе – талия Клер, как и у Бруно, начала расплываться.
Рядом с гибкой Тэрой в облегающем ярко-красном длинном платье со смелым разрезом до середины бедра с одного бока Клер выглядела буднично и непримечательно.
Завязался разговор. Смех, взаимные поздравления.
Бруно посмотрел поверх плеча Тэры и увидел Сола Ксавьера. Высокий и худой, с туго обтягивающей резко выступающие кости кожей, Ксавьер поразил Бруно тем, как мало он изменился за эти годы. Казалось, великий дирижер стал еще более пугающе неотразим, чем раньше.
Сол тепло пожал руку Бруно.
– Мои поздравления. Подумать только, я когда-то воображал, что направляю этого молодого человека по верному пути, и он станет ударником в каком-нибудь провинциальном оркестре, – сдержанно заметил он. – Только посмотрите на него сейчас! Успех и слава!
– О, вряд ли. Пока еще нет. – Бруно неопределенно махнул рукой.
Тэре показалось, что на его щеках проступил слабый румянец.
– Подождите, все впереди, – сказал Сол.
Бруно с интересом наблюдал, как Ксавьер выдвинул вперед девочку – прелестную, длинноногую, как жеребенок, с густыми светлыми волосами и сияющими зелеными, точь-в-точь как у матери, глазами. Взгляд девочки, открытый и пронзительный, поражал своей тревожной недетскостью.
– Это Алессандра, – сказал Сол. – Наша дочь.
Бруно сжал руку девочки, ощутив волнение. Его ладонь вспотела. Он надеялся, что девочка не почувствовала отвратительной липкости.
– Привет! – сказала она, широко улыбаясь. – Поздравляю. – Она посмотрела в направлении сцены, оформленной достаточно просто, – черная трибуна и драпированный золотой занавес на заднем плане. – Я надеюсь, они не будут тянуть с этим, – заявила она. – Тогда мы, наконец, сможем отправиться домой и приступить к ужину. Я уже умираю с голоду.
– Эта молодая поросль, они всегда думают только о своем желудке, – заметила Тэра, с улыбкой взглянув на дочь. – У вас есть дети? – с интересом спросила она у Клер.
Лицо Клер засияло, как будто у нее внутри зажегся фонарь.
– Мальчики-близнецы. Маркус и Руперт. Им по семь лет. Слишком маленькие, чтобы брать их с собой вечером. Детям в таком возрасте нужен сон, ведь так?
Тэра улыбнулась про себя. Она отметила, что Клер приятная женщина – разумная и практичная. Хорошая женщина. Женщина, которая никогда не поставила бы себя в двусмысленное положение и не связала бы судьбу с красивым женатым маэстро, тем более в юном возрасте.
Она взглянула на Сола. Воспоминание о безрассудстве ее юности пронзило ее кинжалом безумного желания.
Церемония шла как по маслу. Произносились речи, высказывались похвалы, выражались благодарности.
Когда настала его очередь, внутренне дрожащий Бруно с удивлением услышал, как тщательно обдуманные слова благодарности с поразительной легкостью слетают с его языка.
Когда он сел на место, Тэра поднялась на сцену, чтобы принять свою награду. Ее речь была короткой и по существу: отточенное и остроумное выступление, которое вызвало в зале легкий одобрительный смех.
Бруно с интересом смотрел на нее: крепкая пышнотелая девушка, которую он когда-то любил перебрасывать через плечо, теперь превратилась в грациозную стройную женщину. Ее платье мягко переливалось на свету, длинные темно-каштановые волосы свободным каскадом падали на плечи. Нетрудно понять, как сильно он был увлечен ею тогда.
Он посмотрел на Клер, его глаза с любовью пробежали по чертам ее родного и близкого лица. Как она предана ему. Какую удачную пару они составляют. Перед его глазами встали образы двух мальчишек, спящих дома. Он сделал глубокий вдох, дотянулся до руки Клер и тепло пожал ее. Она повернулась к нему и улыбнулась.
Все еще удерживая ее руку, Бруно перевел взгляд с Сола на Алессандру и обратно. Его брови слегка нахмурились. Невероятная мысль зародилась в его мозгу. Гипотеза, дикая фантазия. Конечно, нет, сказал он себе. И все же? Что, если?.. Он начал припоминать подробности, связанные с прошлым.
Тэра заканчивала речь. Она не один раз упомянула имя Ксавьера. Сейчас, произнеся его снова, она намеренно сделала паузу, так что операторам по свету ничего не оставалось, как направить прожектор на темную, суровую фигуру в зале. Ксавьер поднялся со своего места и отвесил краткий поклон.
Бруно смотрел, как Тэра покидает сцену. Шквал аплодисментов сопровождал ее. Он видел ее как в тумане, его мозг все еще пытался сфокусироваться на нерезких воспоминаниях прошлого. В конце концов, он заставил себя отбросить эти попытки и сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас.
Череда лиц проходила у него перед глазами. Как сквозь дымку нереальности он слушал разговоры о новых контрактах на записи, о предложении снять телефильм о хоре "Ренессанс", о возможностях гастролей в Соединенных Штатах и Японии. Некто по фамилии Грант хотел представлять его интересы.
Бруно был ошеломлен. Он произносил в ответ подходящие слова, ссылался на необходимость все тщательно обдумать, посоветоваться со своими консультантами. В конце концов, он всегда был человеком, шагающим по жизни с оглядкой.
К его облегчению, ему на выручку пришел Ксавьер. Он пробился сквозь настойчивую толпу с приглашением для Бруно и Клер прямо сейчас направиться в его лондонскую квартиру, чтобы принять участие в праздничном ужине.


Алессандра стояла на кухне лондонского пристанища ее отца, глядя на плакаты, которые она прикрепила к стене пару лет назад. Все о лошадях. Некоторые из них вызывали сейчас у нее улыбку. В тринадцать лет интересы и познания отчасти отличаются от тех, что были в одиннадцать лет.
Тем не менее, большая цветная схема, озаглавленная "Экстерьер лошади", все еще представляла интерес. Алессандра открепила плакат от стены и разложила на столе.
Сосредоточенно хмурясь, она провела пальцем вдоль аккуратно нарисованных линий, медленно и внимательно проследила соединение берцовой кости с путовым суставом правой передней ноги. Какое сложное, хитро устроенное существо – лошадь.
Бруно вошел в дверь, подошел к раковине и наполнил стакан водой из-под крана. Он взглянул на увлеченную рассматриванием плаката девочку.
– Как я понял, ты увлекаешься лошадьми? – спросил Бруно.
Алессандра вздрогнула, машинально приготовившись дать отпор. Ей понадобилось некоторое время, чтобы убедиться в полном отсутствии взрослой назидательности или скрытой критики в добродушно-искреннем лице Бруно.
– Да. Увлекаюсь, – успокоившись, сказала она.
– Я почти ничего не знаю о лошадях, – заявил Бруно. – Недостаточно даже для того, чтобы задать тебе разумный вопрос, не рискуя ударить лицом в грязь.
– Ну да?
Он улыбнулся. Его глаза мигнули за стеклами очков.
– Давай посмотрим. Что на этих рисунках?
Алессандра фыркнула.
– Это называется дрессаж. Слышали когда-нибудь об этом?
Бруно кивнул.
Алессандра повернулась к схеме.
– Дрессаж – это очень важная дисциплина. И для лошади, и для всадника. Многие часы работы. День за днем. Только для того, чтобы понять, что когда-нибудь станешь чуть лучше, чем мешок соломы.
– Так же, как и в музыке, – произнес Бруно.
Алессандра бросила на него быстрый взгляд. Улыбка исчезла с ее лица. Она задумалась. Опять взглянула на Бруно. Улыбка медленно проступила снова.
Бруно сел рядом с ней, расправляя плакат, чтобы как следует разглядеть его.
– Тот, кто создал лошадь, был большим оптимистом. Вся эта масса балансирует на хрупких тонких ногах, – заметил он.
– Да. – Алессандра внимательно взглянула на схему. – Это так, но если вы посмотрите, как распределен вес между четырьмя точками опоры… – начала объяснять она.
Их головы склонились рядом над столом.
В большой гостиной постоянно перемешивающиеся группы гостей приятно проводили время с помощью изобилия шампанского и опьяняющего присутствия их хозяина, Сола Ксавьера, который щедро развлекал их, исполняя на рояле бравурного Листа.
Рейчел, по обязанности циркулирующая среди гостей, слышала общий хор похвал в адрес великого маэстро.
"Какой поистине замечательный человек. Как он искренне рад успеху Тэры, как далек от мелочной зависти", слышала она мнение не одного гостя.
Не вздумай поверить этому, мысленно говорила она себе. Сол с самого начала держал все под своим контролем. И сейчас он держит под контролем степень успеха Тэры.
Отношение Рейчел к Солу по-прежнему оставалось сложным и неоднозначным. Она бы предпочла видеть его более доступным, более мягким. Более легким в общении.
Но тогда это не был бы тот Сол, который держит в плену ее дочь. Рейчел знала, что Тэра все еще безоглядно и безрассудно влюблена в него.
Бруно и Алессандра бок о бок вошли в дверь и присоединились к основной компании. Они отыскали Клер и Тэру, которые беседовали, стоя у закругленного конца рояля.
– Ты играешь на фортепьяно, Алессандра? – спросила Клер, проследив взгляд девочки, обращенный в сторону ее отца, который в это время давал блестящую интерпретацию рондо ля-минор Моцарта.
Бруно тоже посмотрел на Алессандру, удивленный той борьбой чувств, которая отразилась на ее подвижном юном лице.
Ксавьер исполнял позднего Моцарта, произведение, которое музыканты описывали как самое совершенное рондо, когда-либо написанное. Оно требовало исключительной легкости и чистоты исполнения, обычной для произведений этого композитора.
Бруно заметил, что Ксавьер вообще не использует удлиняющую звук педаль. Однако лиричное звучание пьесы полностью сохранялось. Не было и следа резкости, отрывистости. Никакого диссонанса. Музыка лилась плавно.
Левая рука Ксавьера, которая высоко и мощно поднималась, когда он несколько минут назад исполнял Листа, теперь танцевала по клавишам с легкостью порхающей птички.
Клер смотрела на Алессандру, с интересом ожидая услышать ответ на вопрос, который она задала.
– Нет, – коротко сказала Алессандра.
Тэра хотела вмешаться, но остановила себя.
– Совсем нет? – переспросила Клер, мягко, но настойчиво.
– Я беру уроки, – призналась Алессандра. В ее глазах блеснул озорной огонек. Она изобразила на лице усталое смирение. – Каждую неделю мой преподаватель говорит: "Ну, а теперь, Алессандра, я с нетерпением хочу услышать результаты твоих занятий. Жду нового торжества надежды над опытом".
Бруно одобрительно хохотнул.
– Ну, если ты забросишь фортепьяно, то вполне можешь стать пародистом.
– Я немного пою, – сказала Алессандра, изумив Тэру, которая никогда не слышала, чтобы дочь кому-нибудь признавалась в этом раньше. – Вы ведь тоже этим занимаетесь, Бруно?
– Я просто управляю хором. А сам не издаю ни единого звука, – пояснил Бруно с притворно сокрушенным выражением лица.
– О, совсем как папа, когда он терзает оркестры, – сказала Алессандра с напускным презрением.
Но когда она взглянула на отца за роялем, в ее лице читались боль и мольба.
Тэра едва удержалась от желания обнять дочь. В последние недели все складывалось непросто. После возвращения из Австрии Алессандра усердно пыталась восстановить контакт с Солом. Она проводила часы в монтажной студии как добровольная помощница. Но Сол, казалось, едва замечал ее присутствие, полностью поглощенный редактированием фильмов.
Создавалось впечатление, что его вообще сейчас мало что интересует, кроме этого.
Тэра чувствовала, что его мучает какой-то внутренний конфликт, какое-то непостижимое душевное отчаяние.
При этом, что бы ни беспокоило Сола, он сохранял внешне невозмутимый вид. Он никогда не выказывал раздражения или неудовольствия. Он вообще не проявлял в последнее время никаких сильных эмоций.
Он был безупречно вежлив и нежен. Но, однако, Тэра понимала, что Алессандра, как и она сама, чувствует, что он удаляется все дальше и дальше от них, погружается в свой личный мир музыки, мир, в котором он обладает полной властью.
Тэра чувствовала, что пройдет какое-то время и Алессандра не выдержит и взорвется. Возможно, соберет вещи и опять уедет жить к Рейчел и Дональду.
И почему бы нет? Разве можно ожидать от нее в этом возрасте, что она примирится с тем, что ее просто не замечают?
Кто-то взял Тэру за локоть. Она обернулась – это был Роланд.
– Мне нужно переговорить с тобой. Не сегодня, но в ближайшее время, – негромко сказал он. – Больше не должно быть упущенных возможностей.
– Хорошо. Я позвоню завтра, – пообещала она.
Она привстала и поцеловала его, усмехнувшись при виде его удивленно приподнятых бровей.
Роланд повернулся к Бруно.
– И я надеюсь, что вы мне позвоните тоже.
Он на мгновение легко коснулся плеча Бруно, как бы благословляя его.
Бруно обеспечен успех, с теплотой подумала Тэра. Если Роланд дотронулся до тебя, все, что ты делаешь, превращается в золото.
Ее голова кружилась от волнующих ощущений и выпитого шампанского. Она подумала о новой карьере, которая открывается перед ней, о проблемах Алессандры, о пугающем отчуждении Сола. Как она справится со всем этим, когда наступит утро, и она протрезвеет?
Звуки Моцарта смолкли. Роланд подошел к роялю и наклонился к Солу. Они вдвоем незаметно покинули комнату.
Слава Богу, подумала Тэра. Если кто-то сможет привести Сола в чувство, то это Роланд.
Бруно подошел к роялю и начал что-то наигрывать. Он заметил, что Алессандра наблюдает за ним. Он улыбнулся. Она подошла и встала рядом, привлеченная его мягкими и спокойными действиями.
Некоторые из ее нот лежали открытыми на пюпитре.
Бруно перелистал страницы и сыграл несколько лихих тактов из "Веселого кузнеца".
Алессандра возмутилась:
– Я думаю не только о лошадях!
– Извини.
Бруно взял листы с песней Шуберта "Роза среди вереска".
– Ты поможешь переворачивать страницы? – попросил он Алессандру. – Наверное, ты делаешь это для отца?
– Папа никогда не смотрит в ноты. У него феноменальная память.
– У меня отвратительная, – бодро солгал Бруно.
Он сыграл вступление и загудел глубоким баритоном.
– Ужасно! – воскликнула Алессандра.
Она быстро огляделась вокруг, машинально проверяя местонахождение отца. Убедившись, что его нет поблизости, она позволила себе расслабиться. Среди смеха и гула голосов она начала петь.
Тэра прислушивалась к голосу дочери сквозь шум разговоров. Ее глаза наполнились слезами.
– Бруно мог бы пригласить ее в свой хор, – сказала Клер. Она слушала, наклонив голову, как котенок. – Он все время в поиске молодых певиц. Я говорю ему, что скоро стану ужасно ревнивой.
Тэра ясно чувствовала, что ревность незнакома Клер. Ее уверенность в надежности своего положения жены светилась вокруг нее, как гало.
Сол снова вошел в комнату. Как всегда, его присутствие внесло неуловимое изменение в общую атмосферу.
Алессандра почувствовала, что он здесь, еще до того, как увидела его. Ее голос дрогнул. На нее неожиданно напал кашель, и она исчезла, чтобы выпить воды.
Бруно закончил аккомпанемент и аккуратно положил ноты на место. Он подошел к жене, встал рядом с ней и нежно обнял за плечи.
Тэра, чувствуя, что в ней нарастает нервное напряжение и усталость, вдруг подумала о том, как приятно и уютно было бы положить голову на мягкое отеческое плечо Бруно и выговориться. Так, как она делала, когда они были студентами.
Она осушила бокал и улыбнулась про себя. Избыток шампанского вызывает слезливость и сентиментальность.
Она протянула руку и вложила ее в ладонь Сола, чувствуя потребность в физическом контакте с ним.
Крепкое пожатие его сухих пальцев мгновенно ободрило ее.
– Какая у вас замечательная дочь, – сказала Клер. – Вам так повезло. А вот у нас девочки не получилось.
– Нам действительно повезло, – согласился Сол.
– Она уже выше меня ростом, – с сожалением сказала Тэра. – Мой авторитет уменьшается с каждым днем.
– У нее такие чудесные волосы, – продолжила Клер. – Такое необычное сочетание с темно-зелеными глазами. У Бруно в детстве тоже были светлые волосы. Правда, дорогой? До подросткового возраста. А посмотрите на него сейчас! Всего лишь несколько пегих клочков!
Тэра почувствовала слабое изменение в пожатии руки Сола. Она подняла на него глаза и увидела подергивающуюся жилку на его щеке. У нее пересохло во рту.
Извинившись, она прошла в маленький кабинет рядом с кухней. Щеки и лоб у нее горели. Прошлое нахлынуло жаркой волной. Она открыла окно и подставила лицо холодному ночному воздуху.
Алессандра незаметно подошла к ней.
– Я пойду спать, мама.
– С тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила Тэра.
– Я просто поперхнулась. Все почти прошло.
Она кашлянула пару раз для убедительности.
– Хорошо.
Тэра обняла Алессандру и нежно поцеловала.
– Правда, Бруно милый? – неожиданно воскликнула Алессандра.
– Правда.
– Как огромный плюшевый медведь! У них есть дети?
– Мальчики-двойняшки. Им по семь лет.
– Им нужна дочь, чтобы влиять на вкусы Клер в одежде. Это платье! Если бы она вышла на улицу, ее могло бы унести ветром, как Мэри Поппинс. Мрак! Ну ладно, я пошла.
Алессандра подошла к двери. Обернулась.
– Как папа?
– Хорошо.
– Он сегодня был замечательным, правда? Он выглядел таким гордым, когда ты поднималась на сцену. По-настоящему довольным. Честно-честно.
– Ну, конечно, он был доволен.
Тэра стояла у окна, не в силах заставить себя вернуться к гостям. Она пыталась разобраться в своих эмоциях, прояснить для себя свои чувства.
Она спрашивала себя, когда Бруно решится на разговор. Завтра? На следующей неделе? Никогда?
Он уже был в комнате. Аккуратно закрыл за собой дверь.
– Тэра, – ласково произнес он. Она молчала.
– Алессандра чудесная девочка.
Его голос звучал хрипло от еле сдерживаемых чувств.
– Да.
Последовала долгая пауза. Тэра закрыла глаза. Ее рот наполнился слюной.
– Алессандра – моя? – негромко спросил Бруно. – Она моя дочь?
– Нет.
– Ты в этом уверена?
– Я просто знаю.
Слова были резкими и грубыми. Тэра могла слышать шум своего прерывистого дыхания.
– Не надо ничего придумывать, Бруно! Оставь эту надежду!
– Она могла быть моей. Это возможно. – Неожиданно он стал сильным. Решительным. – Это возможно. Разве не так?
Тэра уронила голову на руки.
– Алессандра принадлежит Солу, – прошептала она.
– Это возможно, – повторил Бруно.
– Да, – устало признала Тэра. – Это возможно.
Она всегда понимала, что это возможно. Но никогда не испытывала ни малейшего сомнения, что могла забеременеть только от Сола.
– Алессандра принадлежит Солу. По закону. Что бы там ни было! – протестующе воскликнула Тэра. – Ради Бога, Бруно. Посмотри на нее. Послушай ее. Это же очевидно!
Внезапно она поняла, что не может вынести этого, не может вынести этих серьезных обсуждений, этих претензий. Протиснувшись мимо Бруно, она бросилась к двери.
За дверью стоял Сол. Безмолвный. Понимающий.
Что он слышал? Ничего? Все? Она знала, что он никогда не унизит себя признанием.
Она прижалась к нему дрожа. Глаза горели от жгучих слез, которые отказывались течь.


Когда гости разошлись и они с Солом собирались ложиться спать, он начал спокойный разговор о ее планах на будущее. Четко и логично обрисовал ее перспективы. Ей могут предложить возглавить один из престижных национальных оркестров. Оживить его, найти новые интересные пути. Что она думает об этом? Это заманчивое предложение, хотя оно и содержит некоторые ловушки. Но он будет рядом с ней и окажет ей необходимую помощь.
Она не хотела, чтобы драгоценное время, которое она могла провести с ним, было съедено профессиональными дискуссиями. Она хотела прижаться к нему, услышать, как их сердца бьются в унисон. Обвить его руками, провести ладонями вдоль линии его позвоночника. Твердость его мышц, запах его кожи вернут ей ощущение их прошлой близости, всю ее головокружительную страсть, ее гипнотическое очарование.
– Поговорим об этом завтра, – пробормотала она.
И об остальном – тоже.
Она скользнула в постель, с нетерпением ожидая его. Сол беспокойно ходил по комнате. Он часто страдал бессонницей в последнее время. Она протянула к нему руки, он наклонился и поцеловал ее.
– Я немного прогуляюсь, – неожиданно сказал он. – Проветрю голову от шампанского.
Тэра слышала, как он сел в лифт на площадке у дверей в квартиру. Слышала урчащий звук спускающейся кабины.
Когда это Сол прогуливался? – с тревогой подумала она. Он мог бегать. Вести машину на высокой скорости. Мчаться на лыжах с горы. Но никогда не ходил неспешным шагом. И вряд ли он выпил больше, чем полбокала шампанского.
После короткой паузы она услышала звук мотора его новой машины "порше-турбо".
Его новая игрушка. Никаких опоясывающих полос. Холодная и черная. Более мощная, чем все, что у него было до этого. Он говорил, что она дарит ему ощущение молодости.
Ну, по крайней мере, он будет счастлив за рулем.
Усталость сморила ее. Она погрузилась в глубокий сон.


Тэра была разбужена настойчивым стуком в дверь квартиры. Она приоткрыла глаза. Встряхнула головой, озадаченно моргая.
Слабый серый свет проникал сквозь шторы. Птицы начинали свой предрассветный гомон.
Она подошла к двери. Сердце проваливалось в груди от недоброго предчувствия. Позади нее шлепала босыми ногами Алессандра.
За дверью стояли полицейские. У них был мрачный вид.
– Миссис Сол Ксавьер? – сказал один из них.
Тэра вздрогнула. Вздохнула.
– Ну… да.
– Боюсь, у нас плохие новости, мадам. Мы можем войти?






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Дрейк Анджела



замечательный роман,всем советую почитать
Любовница - Дрейк Анджеласолнышко
8.11.2011, 21.36





замечательно написано!
Любовница - Дрейк АнджелаNadЯ
11.11.2011, 22.48





один из самых интересных романов мною прочитаных шикарная вещь
Любовница - Дрейк Анджелаzojaflute
12.12.2011, 23.37





очень понравился незаезженный сюжет советую
Любовница - Дрейк Анджелалюдмила
13.12.2011, 15.50





Достаточно необычный роман, очень захватывает!
Любовница - Дрейк АнджелаТатьяна
11.02.2012, 1.20





Роман неплохой, но не держит в напряжении. Бывают книги, которые читаешь и мечтаешь, чтобы они никогда не заканчивались. Эта не из их числа. Но сюжет, действительно, не заезженный. Из 10 баллов - оценка 7 с плюсом.
Любовница - Дрейк АнджелаЕкатерина
1.08.2012, 6.51





Этот роман мой самый любимый! Почему-то долго откладывала его чтение...сама не знаю почему. Но прочитав, уже не смогу забыть. Сол Ксавьер - это...мужчина мечты...что тут ещё скажешь, но жизнь с геним, любовь к гению - это тяжёлое бремя. роман обладает какой-то аурой, может быть из-за музыкального флёра, который пронизывает всё повествование, или это какая-то тёмная загадочность гения Ксавьера... Середина романа неизвестно почему вызывает чувство безысходности, будто герои глубоко несчастны и сделали всё не так... но я рада, что Сол остался жить, это было бы слишком ужасно, если бы он на самом деле погиб. Как истинный гений он действительно был на краю гибели,он стоял на самой вершине, выше уже нельзя...и он это понимал, но принять не хотел, он слишком привык двигаться дальше. Он забыл что рядом с ним была любовь и вовремя вспомнил об этом..
Любовница - Дрейк АнджелаАнжелика
17.08.2012, 20.25





Офигенный роман охото продолжения !))Я не жалею о том что прочитала его!
Любовница - Дрейк АнджелаРита
3.12.2012, 17.44





Советую. Получила огромное удовольствие.
Любовница - Дрейк Анджелаls
8.02.2013, 19.29





да,роман очень своеобразен,нужно прочитать,только у меня он вызвал депрессию,не знаю даже почему
Любовница - Дрейк Анджелаatevs17
12.02.2013, 12.29





Я его раньше читала. Запомнила, но не как женский роман. Когда мужчина на годы делает женщину несчастной, прикрываясь своей порядочностью по отношению к другой женщине, это всегда неприятно читать. Я предпочитаю романы, где мужчина готов на все, чтобы быть с любимой.
Любовница - Дрейк АнджелаЛина
12.02.2013, 12.40





Лично мне не поравилось. Хотя о вкусах не спорят.
Любовница - Дрейк Анджелакаприз
20.08.2013, 11.29





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





Насте наверно 15 лет!! Прекрасный , эмоционально глубокий роман. Даже достойный экранизации. Я не люблю классическую музыку, но прониклась этим восторгом и любовью к ней у героев романа. ( правда только на время прочтения) прочла за вечер и полночи. Не оторваться. Не избитый сюжет.
Любовница - Дрейк АнджелаИрина
24.01.2015, 1.33





неинтересно затянуто фальшиво слишком неискренние эмоции короче фигня
Любовница - Дрейк Анджелафлора
11.02.2015, 17.29





Бездарно, фальшиво, натянуто. Не стану даже дочитывать. А тем, кто считает это "одним из самых интересных" или "эмоционально глубоких" романов, советую прочитать как минимум "Полиньку Сакс" Дружинина. ИМХО. P.S. Простите, если кого-то задело.
Любовница - Дрейк АнджелаShadow
7.03.2015, 2.07





Мне не понравилось.Сначала затянуло,а потом какая-то безысходность.5 баллов из 10-ти.
Любовница - Дрейк АнджелаНа-та-лья
22.07.2015, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100