Читать онлайн Любовница, автора - Дрейк Анджела, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Дрейк Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Дрейк Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Дрейк Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Анджела

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Доктор Дейнман размешивал сливки в утренней чашке кофе, одновременно просматривая список потенциальных новых клиентов, который его секретарь напечатала и оставила на столе.
Одно из имен бросилось ему в глаза. Вызвало легкое учащение пульса и чувство сухости во рту.
Он нажал было кнопку внутренней связи, но передумал и просто вышел в приемную, держа в руках список.
Селия с улыбкой взглянула на него.
Ей нравился ее шеф. Он был спокоен, приветлив и невозмутим. Она никогда не видела его раздраженным или мрачным. Селия работала у него уже шесть лет. Она считала, что нашла хорошее место, и не собиралась уходить.
– Эта обратившаяся – миссис Джорджиана Ксавьер? – спросил доктор Дейнман. Довольно резко – по крайней мере, для него.
– Да.
Неожиданный телефонный звонок миссис Ксавьер за день до этого привел Селию в состояние возбуждения. Миссис Ксавьер была частой гостьей на страницах любимых Селией иллюстрированных журналов. Селия была в курсе ее дел – смены фешенебельных квартир, мебели, обстановки.
Селия считала, что миссис Ксавьер – идеальный объект для журналов. Она была удивительно фотогенична. Она была красива, ее одежда и украшения отличались элегантной сдержанностью. И она с таким грустным сожалением говорила о покинувшем ее муже, Соле Ксавьере. Намекала на возможное примирение. Вечно любящая, прощающая и терпеливая жена. Это было так романтично.
– Это не первое ее обращение, – сказал доктор Дейнман. – Это старый случай, на который я потратил много времени.
– О! – На щеках Селии вспыхнул румянец. Она восприняла его слова как упрек в небрежности. – Извините, доктор Дейнман. Я просто предположила, что это новая пациентка. Я проверила по компьютеру. В базе данных нет сведений о ней. И это такое необычное имя.
Она с беспокойством смотрела на него.
Доктор кивнул, осознав, что прошло уже больше десяти лет, с тех пор как он последний раз видел Джорджиану Ксавьер или что-либо слышал о ней. Вряд ли ее имя могло попасть в относительно недавнюю компьютерную базу данных.
– Все в порядке, – сказал он Селии, улыбнувшись для большей убедительности. – Действуйте как обычно и пошлите стандартное приглашение на прием.
Когда доктор Дейнман вернулся в свой кабинет, Селия почувствовала, что ей стало немного жарко. Она расстегнула верхнюю пуговицу на аккуратной блузке и чуть пошире приоткрыла форточку. Возможно, она вступает в этот трудный период в жизни женщины?


Джорджиана стояла перед высоким трехстворчатым зеркалом в своей гардеробной и проводила инвентаризацию своего обнаженного тела. Она повернулась боком, осматривая твердые линии грудей. Посмотрела на живот, сделала вдох, чтобы напрячь мышцы, и втянула его почти до вогнутого состояния. Затем покрутилась из стороны в сторону, любуясь изгибом своей талии и упругостью небольших ягодиц.
Потрясающе хорошо для женщины ее возраста, решила она. Разумеется, это была тяжелая работа – постоянные безжалостные усилия по сохранению молодости своего тела. Даже имея совершенную фигуру и отличную кожу, нельзя было давать себе никакой передышки.
Все еще глядя на еебя в зеркало, она надела шелковое белье цвета шампанского – бюстгальтер, панталоны и пояс для чулок, затем натянула на длинные ноги чулки телесного цвета.
Простое узкое кремовое платье плавно облегало ее фигуру, подчеркивая ее стройность и давая легкий намек на женственные изгибы. Платье дополнял элегантный жакет.
Она потратила час на макияж, наконец, добившись того, что лицо выглядело совершенно не тронутым косметикой. Длинные светлые волосы, классически прямые, колыхались и блестели, когда она наклоняла голову.
Открыв шкатулку с драгоценностями, она вынула золотой кулон и приложила его к шее. Задумчиво перебирая пальцами тонкую цепь, она некоторое время смотрела в зеркало. Затем убрала кулон обратно в шкатулку и вынула из ушей жемчужные серьги.
Она вышла из квартиры с чувством удовлетворения своей красотой. Совершенством простоты.


Доктор Дейнман посмотрел на часы. Он чувствовал странное волнение, отголосок того ощущения, которое он испытывал мальчишкой, стоя на краю доски для прыжков и вглядываясь в дрожащую бирюзовую глубину воды внизу.
Он улыбнулся. Ощущение было совсем не неприятным, как раз наоборот. Он давно уже не испытывал сколько-нибудь значительного эмоционального возбуждения. В последние годы ему не раз приходило в голову, что уравновешенность и неизменность его настроения и чувств граничат с патологией.
Селия сидела в приемной в возбужденном ожидании, поглядывая на часы и время от времени приглаживая смоченным слюной пальцем брови.
Миссис Ксавьер не разочаровала ее. Она вошла, скорее даже вплыла в дверь, грациозная, как прима-балерина, неся на себе все приметы высокого происхождения и привилегированного положения.
Ярко-голубые глаза остановились на Селии, заставив ее занервничать, как если бы сама королева неожиданно вошла сюда. Голубые глаза оглядели невыразительное лицо Селии с прилежным выражением на нем и ее пухлую фигуру.
– Миссис Сол Ксавьер, – с легкой улыбкой представилась обладательница голубых глаз.
Селия провела миссис Ксавьер в кабинет доктора Дейнмана и аккуратно закрыла за собой дверь.
Порода, подумала Селия. Класс. Качество. Она не испытывала никакой зависти, никакой злости. Миру нужны такие сказочные фигуры, как миссис Ксавьер, чтобы вносить яркие краски в обьганую серость жизни.
Доктор Дейнман поднялся с внушительного кожаного кресла, стоящего позади широкого письменного стола, и протянул руку. Пальцы Джорджианы на мгновение задержались в его руке.
На долю секунды их глаза встретились.
Он махнул рукой в сторону кресла, расположенного перед столом.
– Не на кушетку?! – воскликнула Джорджиана с кокетливым упреком.
– Сначала я должен узнать, зачем вы пришли. – Он поднял брови. Посмотрел на нее беспристрастным взглядом врача.
– Вы ведь не сердитесь, что я пришла? Я не ожидала, что вы будете сердиться, – сказала она, широко распахивая ресницы.
– Я не сержусь.
Но, Боже мой, я сгораю от любопытства, добавил он про себя.
– У вас определенно суровый вид, – сказала она с легким смешком.
– Я просто думаю о необходимости для нас понять друг друга и выяснить предмет обсуждения.
– Мне нужна помощь, – заявила она.
– Я понимаю. Но мы не можем просто начать с того места, где остановились, если это то, на что вы рассчитываете.
– Почему?
– Прошло много времени. И вы продолжительное время лечились под наблюдением других врачей. Я ничего об этом не знаю.
Доктор лукавил. Ему достаточно было снять трубку телефона, чтобы получить доступ к информации, касающейся лечения, полученного Джорджианой после инцидента с похищением ребенка.
Ему было интересно, что помнит Джорджиана о той кошмарной сцене в корнуоллском коттедже. Что она сумела вычеркнуть. Его собственные воспоминания об этом инциденте вызывали у него определенную неловкость. Ощущение профессиональной неудачи. Чувство страха из-за неспособности полностью контролировать поведение пациентки. Он вспомнил испепеляющее презрение Ксавьера.
Были и другие воспоминания. Захватывающие и в высшей степени запретные.
Все это заставляло его сомневаться в разумности новых контактов с Джорджианой. Ни к чему было ворошить прошлое. Он начал мысленно подбирать врачей, к которым он мог бы ее направить.
– Вы мне нужны, – заявила Джорджиана. Она произнесла это с такой спокойной простотой, что доктор опешил. Он мгновенно оказался обезоружен. – Вы мне нужны, чтобы… – Она запнулась, нахмурившись. – Вы мне нужны, чтобы помочь исследовать мои чувства.
Она выучила относящийся к делу жаргон, мысленно отметил доктор. Это было забавно и трогательно. Бедная Джорджиана, сколько психоаналитиков и психотерапевтов занимались ею во время долгих месяцев пребывания в клинике, в которую он ее устроил тогда! Каждый из них без устали выплескивал на нее всю эту терминологическую чушь, которую ей приходилось глотать.
– Джорджиана, – негромко сказал он. Ее веки дрогнули, когда он произнес ее имя. – Если вы чувствуете необходимость исследовать возможные пути вернуть Сола, то боюсь, что не смогу вам помочь.
– Я хочу вовсе не этого.
Она не отрывала глаз от его лица, не давая ему возможности отвести взгляд.
Он с удивлением понял, что красота этих больших голубых глаз все еще имеет власть над ним.
Доктор Дейнман сцепил пальцы и заставил себя принять решение.
– Я готов предложить вам пять сеансов, – сказал он твердо и спокойно. – Я полагаю, нам нужно вернуться к самому началу и снова взглянуть на причины, которые когда-то привели вас ко мне. Мы исследуем это и сделаем выводы. К концу пятого сеанса я буду счастлив высказать вам свое мнение по поводу дальнейшего пути.
– Тогда я пришла к вам, потому что была фригидна, – сказала Джорджиана. – Но сейчас этой проблемы нет.
– Понимаю, – ответил доктор. Ситуация все больше заинтриговывала его. Он напомнил себе, что должен сохранять беспристрастный вид.
– Вы вылечили меня, – сказала она. Доктор Дейнман почувствовал сильный одиночный удар сердца. Он предпочел проигнорировать это заявление.
– Вы говорите, что не желаете следовать моему предложению о возвращении к первоначальной проблеме?
– Какой в этом смысл? За последние несколько лет у меня было несколько любовников. Я больше не фригидна, как вы видите.
– Сексуальные встречи доставляли вам удовольствие?
– Да.
– Это правда?
– Да.
– Вы достигали оргазма?
– Не всегда. В большинстве случаев.
Доктор Дейнман почувствовал, что ему начинает не хватать воздуха.
– Они мне наскучили, – сказала Джорджиана. – Они все одинаковые.
– Так чего же вы хотите теперь?
Она пристально посмотрела на него, хмурясь от его непонятливости.
– Я не знаю, чего я хочу. Именно поэтому я и пришла к вам.
– Да. Конечно.
– Вы ведь примете меня обратно? – В ее взгляде появился страх. – Вы возьмете меня к себе?
Так вот в чем дело, подумал доктор.
– Да, я возьму вас обратно.
– Я хочу, чтобы все было как раньше, – настаивала она. – Я буду лежать на кушетке, а вы будете сидеть сбоку. Я буду смотреть в окно на аллею вишневых деревьев. А в пасмурные дни маленький огонек вашего магнитофона будет отбрасывать на стену красноватый отсвет.
Боже! Такие воспоминания. Такая потребность. Против этого невозможно устоять. Доктор Дейнман понял, что ему не остается ничего другого, как полностью капитулировать.
– Да. Все так и будет, Джорджиана.
Он попросил ее записаться в приемной на следующий сеанс.
Подойдя к двери, она обернулась и сделала нечто такое, чего никогда не делала раньше. Она задала ему вопрос о нем самом. Она спросила его, женат ли он.
Он сказал ей, что нет. Что он никогда не был женат. Джорджиана кивнула. Казалось, она была удовлетворена ответом. Покидая кабинет, она выглядела гораздо более собранной, чем чувствовал себя сейчас ее доктор.
Он сел за стол и перемотал кассету к самому началу. Нажал кнопку прослушивания и откинулся на спинку кресла.
В приемной Селия, переполненная возбуждением и любопытством, ждала, когда он принесет ей кассету с записью, чтобы она внесла текст беседы в компьютер. Обычно он приносил кассеты сразу. Но, к ее разочарованию, на сей раз этого не случилось. Когда она проскользнула в кабинет с чашкой кофе, которую всегда предлагала своему шефу в перерыве между приемом, она заметила, что он как раз убирает кассету в свой портфель с секретным кодовым замком.


Джорджиана ожидала визитов к доктору Дейнману с нетерпением ребенка перед рождественским спектаклем.
Она чувствовала, что стоит на пороге великого открытия.
В конце четвертого сеанса она сказала доктору об этом сильном предчувствии и спросила его, что это может означать по его мнению.
Он покачал головой.
– Только вы сами можете найти ключ к ответу на этот вопрос, – сказал он.
Он смотрел вдоль очертаний ее тела, прослеживая взглядом каждый знакомый восхитительный изгиб. Сегодня на ней был светло-серьш костюм и кремовая блузка. Он вдруг понял, что в этом нет ничего невозможного – полюбить такую безупречно красивую женщину. Она улыбнулась.
– Вы любите дразнить, – сказала она.
– Не отвечая на ваши вопросы?
– Да.
– Вы сердитесь на меня за это?
– Может быть. Нет, я не думаю. Вряд ли я когда-либо сердилась на вас.
– Джорджиана, из пяти запланированных нами сеансов остался один. Вы приблизились к пониманию того, что вы ищете?
– Нет. – Она помолчала, на ее лицо набежала тень. – Мне нужно еще время.
– Вы хотите еще поговорить о ваших молодых любовниках?
Доктор Дейнман был определенно не прочь поговорить о них еще. Ее рассказы о своих свиданиях давали ему головокружительное чувство косвенного удовлетворения.
– Нет.
Она нахмурилась. Сосредоточилась. Он ждал. Красный огонек мигнул. Ее глаза смотрели в потолок. Их блеск потускнел.
– Я думала, что хочу вернуть Сола. Я мечтала о нем по ночам. После встреч с молодыми мужчинами я часто мечтала о Соле.
– Вы мечтали о нем как о любовнике?
– Нет! Только не об этом. Я не смогла бы! Все равно не смогла бы. Даже теперь.
Неожиданно ее глаза наполнились слезами. Они покатились по ее щекам, оставляя блестящий след.
Доктор Дейнман накрыл ладонью ее руку.
– Джорджиана, не надо так волноваться. Вам больше не грозит физическая близость с Солом, если вы сами этого не захотите.
– Я боялась Сола, – сказала она. – Он приводил меня в ужас.
Ее слова сопровождались всхлипываниями.
– Да.
Продолжай, продолжай, Джорджиана. Ты почти у цели.
– Он никогда не обижал меня. Никогда не кричал на меня. – Она медленно повернула голову. – Но я так боялась.
– Он мог заставлять вас делать что-нибудь. Заставлять испытывать какие-то чувства.
– Да.
– Он делал это, используя силу своей воли.
– Да.
– Сол очень властный человек. Незаурядный человек.
– Он поглощал меня, подчинял своей воле. Он накрывал меня своим телом и проникал глубоко внутрь меня. Такими резкими толчками. Я чувствовала, что задыхаюсь. И я должна была родить ему ребенка.
– Да, и это тоже. Родить Солу ребенка. Но вас ужасала мысль о беременности, да? Расплыться, стать некрасивой. Приобрести узлы на венах и следы растяжек на коже. Испытать боль.
– Да. О да!
– Да, Джорджиана. Все это пугало вас. Вас пугала мысль о ребенке, но вас еще больше пугало ощущение, что Сол может поглотить и раздавить вас. Вот почему вы не могли наслаждаться сексом с ним. И никогда не сможете, даже сейчас. Даже после ваших встреч с молодыми мужчинами.
– Не смогу.
Она вздохнула. Как будто эти слова принесли ей огромное облегчение.
– Эти молодые люди были в вашей власти. Вы имели контроль над ними.
Доктор сделал долгую паузу. Его волновало, не слишком ли быстро для нее он продвигается. Не слишком ли болезненно это для одного раза.
– Джорджиана, – сказал он, мягко возвращая ее назад из мира фантазий. – В прошлом вы боялись потерять Сола, потому что думали, что без него потеряете все.
– Да, да!
– Боялись, что вы станете ничем. Если вы не сможете родить ему ребенка, не сможете удержать его, вы станете ничем.
– Да.
– Но теперь вы знаете, что это неправда. Вам больше не нужен Сол.
– Нет.
– Джорджиана! Послушайте меня. Послушайте!
Он коснулся ее плеча. Глянцевая пелена на ее голубых глазах стала мягче и разорвалась, как прозрачный покров.
– Скажите мне правду, – негромко скомандовал доктор. – Вы пришли ко мне, потому что хотели вернуть Сола? Вы обманывали меня до этого?
Он понимал, что переходит с профессионального уровня на личный.
– Я действительно верила, что хочу вернуть Сола. Я всегда верила в это. – Она глубоко вздохнула. Это был вздох громадной усталости. – Я не могла позволить ему уйти.
– Да, вы не могли позволить ему уйти, Джорджиана. Но это не то же самое, что хотеть его обратно.
Он произнес это твердо, профессиональным тоном.
– Я старею, – сказала она после паузы, удивив его этим заявлением.
– Вы все еще очень красивая женщина.
– Да. Я всегда буду такой. Но я одинока. Совсем одинока. – Она повернулась к нему с мольбой. – Мне так страшно.
Неожиданное и приятное чувство как клинком пронзило доктора. Он ощутил, что его снова влечет к Джорджиане Ксавьер.
Они подходили друг другу. Эмоционально они были парой.
Доктор Дейнман знал, что он не способен на глубокие чувства. Он никогда не испытывал тех огромных душевных порывов, о которых читал в романах, пьесах, стихах. Ни одна великая симфония, возвышенное произведение живописи или скульптурный шедевр ни разу не вызвали у него слез.
Секс был одним из основных эмоциональных опытов в его жизни. Секс с чередой благоразумных замужних любовниц, которые никогда не предъявляли на него психологических прав. Которые давали ему полную свободу заниматься своей карьерой, накапливая деньги и опыт.
Разумеется, он не был жестоким или бессердечным человеком. Несчастья его клиентов задевали его чувства и утомляли его дух. Но он никогда не оказывался на грани душевного кризиса или срыва, как это случалось со многими из его коллег.
Джорджиана тоже была эмоционально неглубокой, склонной к самолюбованию. У нее была психология ребенка. Однако в ней не было порочности. Она была совсем чуть-чуть расчетлива и незлобива. Даже доведенная до предела того, что она могла вынести, она не была готова к совершению насилия.
Джорджиана была мягкой по натуре. Как и доктор, она предпочитала спокойное плавание. Метаться – то взмывая ввысь, то погружаясь вглубь - не ее стиль. И она тоже, как и он, была одинока, ее тоже ждало впереди безжалостно холодное будущее.
Доктор взял чистый носовой платок и осторожно промокнул слезы на щеках Джорджианы.
Заверив ее, что не оставит надолго, он быстрым шагом вышел в приемную. Он без труда убедил Селию, что она, несомненно, заслуживает поощрения за то, что неоднократно задерживалась на работе, и потому может сегодня уйти на полтора часа раньше.
Когда за Селией захлопнулась входная дверь, доктор Дейнман вернулся к кушетке, сел у изголовья, наклонился и прижался губами к губам Джорджианы.
Она вздохнула и томно изогнула спину. Доктор положил ладонь ей на талию и начал поглаживать ее, потом скользнул рукой к бедрам, к округлым коленям.
Все это время он говорил с ней. Ритмичными, негромкими фразами. Словами одобрения, утешения и успокоения. Снова и снова. Нежные, певучие слова.
Слова, которые увлекали ее вниз по душистому травянистому склону. Все вниз и вниз. Приглашали представить себя в залитом солнцем саду, полном кремовых лилий и сиреневых ирисов.
– Все так спокойно, так безмятежно, – шептал он, а его рука медленно двигалась вверх.
Джорджиану охватило чудесное ощущение покоя. Ей казалось, что все это уже было с ней раньше.
И затем в ней вспыхнула догадка. Она нашла ключ. Средство раскрыть тайну своего предчувствия.
Доктор Дейнман был этим ключом. Он сам, этот человек, этот мужчина.
Когда он оседлал ее бедра, она протянула руки, обхватила его за талию и замурлыкала от удовольствия.
Доктор с мягкой властностью овладел ею. Он вспомнил при этом коттедж в маленькой деревушке в Корнуолле. Место действия детской идиллии Джорджианы. Место ее наивысшего унижения и падения.
Он мог снова представить странную смесь запахов – ландышевый аромат духов Джорджианы и кислый запах отрыгнутой детской пищи и немытого ребенка.
Внутренним взором он видел Сола Ксавьера, покидающего коттедж с ребенком на руках. Как Ксавьер ненавидел тогда свою жену.
Он видел вялое тело Джорджианы, распростертое на кровати. Он понимал, что она спряталась от ужаса перед содеянным, погрузившись в бессознательное состояние, в просторечии называемое безумием.
И он, доктор Дейнман, взял на себя смелость начать процесс ее излечения через гипнотическое воздействие своего ласкового голоса. Он говорил с ней о красоте физической близости, о том, какое удовольствие и утешение приносит это. Он убедил ее, что не надо ничего бояться – ни боли, ни беременности, ни чувства вины.
Медленно и нежно он продолжил лечебную процедуру, применяя скорее физические методы, чем слова.
Через некоторое время он скользнул к ней под одеяло. Скользнул внутрь ее тела.
Он вывел ее на дорогу к исцелению.
И сейчас, спустя все эти годы, он напомнил себе, что есть вещи, которые всегда должны оставаться тайной даже между врачом и его пациентом.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Дрейк Анджела



замечательный роман,всем советую почитать
Любовница - Дрейк Анджеласолнышко
8.11.2011, 21.36





замечательно написано!
Любовница - Дрейк АнджелаNadЯ
11.11.2011, 22.48





один из самых интересных романов мною прочитаных шикарная вещь
Любовница - Дрейк Анджелаzojaflute
12.12.2011, 23.37





очень понравился незаезженный сюжет советую
Любовница - Дрейк Анджелалюдмила
13.12.2011, 15.50





Достаточно необычный роман, очень захватывает!
Любовница - Дрейк АнджелаТатьяна
11.02.2012, 1.20





Роман неплохой, но не держит в напряжении. Бывают книги, которые читаешь и мечтаешь, чтобы они никогда не заканчивались. Эта не из их числа. Но сюжет, действительно, не заезженный. Из 10 баллов - оценка 7 с плюсом.
Любовница - Дрейк АнджелаЕкатерина
1.08.2012, 6.51





Этот роман мой самый любимый! Почему-то долго откладывала его чтение...сама не знаю почему. Но прочитав, уже не смогу забыть. Сол Ксавьер - это...мужчина мечты...что тут ещё скажешь, но жизнь с геним, любовь к гению - это тяжёлое бремя. роман обладает какой-то аурой, может быть из-за музыкального флёра, который пронизывает всё повествование, или это какая-то тёмная загадочность гения Ксавьера... Середина романа неизвестно почему вызывает чувство безысходности, будто герои глубоко несчастны и сделали всё не так... но я рада, что Сол остался жить, это было бы слишком ужасно, если бы он на самом деле погиб. Как истинный гений он действительно был на краю гибели,он стоял на самой вершине, выше уже нельзя...и он это понимал, но принять не хотел, он слишком привык двигаться дальше. Он забыл что рядом с ним была любовь и вовремя вспомнил об этом..
Любовница - Дрейк АнджелаАнжелика
17.08.2012, 20.25





Офигенный роман охото продолжения !))Я не жалею о том что прочитала его!
Любовница - Дрейк АнджелаРита
3.12.2012, 17.44





Советую. Получила огромное удовольствие.
Любовница - Дрейк Анджелаls
8.02.2013, 19.29





да,роман очень своеобразен,нужно прочитать,только у меня он вызвал депрессию,не знаю даже почему
Любовница - Дрейк Анджелаatevs17
12.02.2013, 12.29





Я его раньше читала. Запомнила, но не как женский роман. Когда мужчина на годы делает женщину несчастной, прикрываясь своей порядочностью по отношению к другой женщине, это всегда неприятно читать. Я предпочитаю романы, где мужчина готов на все, чтобы быть с любимой.
Любовница - Дрейк АнджелаЛина
12.02.2013, 12.40





Лично мне не поравилось. Хотя о вкусах не спорят.
Любовница - Дрейк Анджелакаприз
20.08.2013, 11.29





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





ни о чём
Любовница - Дрейк АнджелаНастя
24.07.2014, 22.22





Насте наверно 15 лет!! Прекрасный , эмоционально глубокий роман. Даже достойный экранизации. Я не люблю классическую музыку, но прониклась этим восторгом и любовью к ней у героев романа. ( правда только на время прочтения) прочла за вечер и полночи. Не оторваться. Не избитый сюжет.
Любовница - Дрейк АнджелаИрина
24.01.2015, 1.33





неинтересно затянуто фальшиво слишком неискренние эмоции короче фигня
Любовница - Дрейк Анджелафлора
11.02.2015, 17.29





Бездарно, фальшиво, натянуто. Не стану даже дочитывать. А тем, кто считает это "одним из самых интересных" или "эмоционально глубоких" романов, советую прочитать как минимум "Полиньку Сакс" Дружинина. ИМХО. P.S. Простите, если кого-то задело.
Любовница - Дрейк АнджелаShadow
7.03.2015, 2.07





Мне не понравилось.Сначала затянуло,а потом какая-то безысходность.5 баллов из 10-ти.
Любовница - Дрейк АнджелаНа-та-лья
22.07.2015, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100