Читать онлайн Дитя любви, автора - Дрейк Анджела, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя любви - Дрейк Анджела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя любви - Дрейк Анджела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя любви - Дрейк Анджела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дрейк Анджела

Дитя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13



Позже, возвращаясь с конюшни, Алессандра услышала донесшийся из дома истерический крик. То был мощный вопль ярости и злобы, как будто примадонна сошла с ума прямо на оперной сцене.
Алессандра тут же поняла, что случилось: Рафаэль посвятил Изабеллу в свои матримониальные планы. Естественно, они не пришлись матери по вкусу.
Она ощутила укол тревоги. Ее предупреждали, что в этом доме возможно все, но разразившаяся истерика казалась пугающе серьезной. Даже чересчур.
Сидя на террасе в лучах послеобеденного солнца, Алессандра ожидала появления Рафаэля. Что он чувствует после яростного наскока матери? Стоит ли он, склонив голову, гордый и спокойный, дожидаясь, когда крики матери закончатся? Или возражает ей ледяным тоном, которым разговаривает, когда бывает недоволен? Впрочем, как бы ни вел себя Рафаэль, он, безусловно, лучше всех знает способ сладить со своей истеричной родительницей.
И все же тревога росла. Она угнетала ее, проникая во все уголки сознания.
Наконец все успокоилось. Рафаэль появился в дверях дома, мрачный как туча, подошел к Алессандре, сел рядом и тяжело вздохнул. Она взяла его за руку и стала ждать.
— Боюсь, мать рассердилась, — наконец сказал Савентос.
Алессандра выгнула брови.
— Я уже догадалась. — Она сжала его пальцы. — Ох, Рафаэль…
— Это пройдет, — ответил он. — Просто она слишком испанка и сердится так, как принято в Испании.
Что она имеет против меня? — недоумевала Алессандра. В ней вспыхнула искра гнева, но сразу погасла.
— Наверное, быть испанкой, то есть радоваться и злиться открыто, лучше, чем загонять свои чувства вглубь, как принято у нас, англичан, — сказала она, поднимая голову и стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно и разумно.
— А как это делают англичане? — глухо спросил Рафаэль.
— Если это удается, мы делаем вид, что все в порядке. Это для нас самое главное, понимаешь? У нас существует абсолютный запрет на публичную демонстрацию чувств. Мы прячем их за стеной безукоризненной вежливости. Я думаю, в глубине души мы боимся собственных чувств, стыдимся допустить, что они у нас есть… — Она подняла глаза. — Довольно глупо, не правда ли? Холодность и спокойствие создают видимость безопасности, но, когда пробка вылетает из бутылки, ситуация становится намного опаснее… — На губах Алессандры заиграла легкая ироническая улыбка.
— О, моя дорогая, какие чудесные слова! — страстно воскликнул Рафаэль. — Как я люблю тебя! С каждым часом все больше и больше! — Затем он снова вздохнул. Казалось, ему никак не удается взять себя в руки. — Да, мать способна открыто демонстрировать свои чувства и даже кричать о них, но это не значит, что она быстро успокоится и все станет хорошо.
— Но разве после бури не всегда наступает штиль? — Алессандра не желала вместе с ним погружаться в тихое отчаяние. — Это закон природы, действующий с сотворения мира. Вспомни тему из «Пасторальной симфонии» Бетховена! Встает солнце, рассеиваются облака, раскаты грома становятся все тише, и гроза уходит…
Ответом ей был горестный вздох.
— Что не нравится твоей матери? — мягко спросила она.
— Я думаю, она не может перенести сам факт, что ее сын в конце концов решил жениться. Понимаешь, она безраздельно владела мной тридцать два года. Все это время она была главной женщиной в моей жизни. А сейчас ей придется сойти с пьедестала.
Алессандра засмеялась.
— Перестань шутить, Рафаэль! Это похоже на страницу из учебника истории восемнадцатого века!
На мгновение его глаза вспыхнули, тон стал более резким.
— Я уже говорил тебе, что в провинциальной Испании еще живы традиции давно прошедших времен. Они существуют везде — и на равнинах, и в горах.
— Но это же призраки! — решительно воскликнула девушка.
— Призраки не оставляют следов.
— Дорогой! — Она смотрела на него во все глаза, не в силах принять эти слова всерьез.
— Не стоит относиться к этому легко, Сандра, — предупредил Рафаэль. — Боюсь, нас ждут тяжелые времена. — Он помолчал. — Наверное, скоро ты пожалеешь о своем согласии.
— Никогда! — Она повернулась к жениху, злясь на самое, себя. — Скорее ты сам пожалеешь о своем предложении! Как ты мог подумать, что я откажусь от тебя только потому, что не все сразу пойдет гладко? Как ты мог подумать такое после того, что мы сказали этой ночью, после того, что мы чувствовали, касаясь друг друга? Ты был должен — нет, обязан — понять, когда обнимал меня, что я принадлежу тебе навсегда!
— Сандра, дорогая! Я знаю: стоит тебе покинуть меня, как мое сердце истечет кровью. Но я возненавижу себя, если ты окажешься в клетке…
— Что?
— О! — Он прикрыл глаза рукой. — Я не знаю, как сказать… Неужели ты не видишь, что происходит? Мы уже начали ссориться с тобой.
— Нет!
— Да. Пусть немного. Моя дорогая, мне невыносима мысль о том, что я подвергаю тебя тяжелому испытанию. Нужно очень хотеть быть со мной, чтобы вынести то, что тебе предстоит…
Алессандра пристально посмотрела на него.
— Да, я действительно этого хочу. — Голос девушки дрожал от переполнявших ее чувств.
Она поднялась, села к Рафаэлю на колени и с силой прижалась к его губам, не обращая никакого внимания на то, что за ними могут следить из окон дома. Рафаэль вздрогнул так, словно его пронзил электрический ток.
Время остановилось, но внезапно идиллию нарушил Фердинанд. Он бежал к ним, что-то крича и взволнованно жестикулируя.
Алессандра с достоинством поднялась, подумав, что, когда она станет хозяйкой поместья, ей понадобится весь запас английского хладнокровия, по крайней мере на людях.
Она строго посмотрела на Фердинанда, дав ему понять, что как будущая хозяйка требует к себе уважительного отношения.
— Сеньорита Ксавьер, — серьезно и вежливо поздоровался Фердинанд и слегка поклонился. Потом повернулся к Рафаэлю и затараторил по-испански со скоростью, недоступной для понимания Алессандры.
Она уловила только отдельные слова, из которых следовало, что на винодельне возникла какая-то проблема. Алессандра тихонько вздохнула, шепнула Рафаэлю несколько слов и отправилась на конюшню.
Она разбирала Титусу гриву и одновременно продумывала новый план тренировок по повышению высоты его прыжка, когда в денник влетел Фердинанд. Он казался еще более взволнованным, чем раньше, и пытался что-то объяснить по-английски.
— Лучше говори по-испански, но только медленно, — сказала Алессандра, сопровождая свои слова красноречивым жестом.
— Нет-нет. Вы понимать испанский быстро-быстро! — не унимался Фердинанд.
— Не все. — Она улыбнулась, убрала щетку, которой чистила Титуса, и вышла из денника. — Я слушаю.
С трудом овладев эмоциями, Фердинанд рассказал, что неожиданно прибыл очень важный заказчик, представляющий сеть английских супермаркетов, и хочет обсудить вопрос о крупных поставках вина.
— Неожиданно? — повторила Алессандра. — Разве такие люди не договариваются о встрече заранее?
— Да-да, — нетерпеливо ответил Фердинанд. — Эта леди должна была приехать на следующей неделе, но все перепутала. Сеньор Савентос был очень любезен и не отослал ее, хотя очень занят другими делами. — Тут он умолк и хитро посмотрел на нее. — Конечно, такой бизнесмен, как сеньор Савентос, не настолько глуп, чтобы отправить даму назад. Ведь она может не вернуться!
— Ясное дело, — согласилась Алессандра.
Она тоже начала волноваться.
— Да. И она очень соблазнительная леди. — Фердинанд закатил глаза и изобразил ладонями контуры женской фигуры.
— Угу…
— Мы могли бы получить большой-большой заказ. Все бы заработали много денег. Сеньор Савентос дает хорошие премии. Если он много продает, мы много получаем. — Фердинанд остановился и слегка нахмурился. — О, я слишком много болтаю. Женщины не любят слушать о делах.
— Эта женщина любит, — успокоила его Алессандра. — Продолжай.
— Понимаете, сеньорита Ксавьер, сеньор Савентос соблюдает старые испанские традиции, но он современный человек. Он знает о профсоюзах и понимает рабочих. Он никогда не станет платить людям меньше того, что положено. Он хороший хозяин, потому что уважает нас.
— Да, понимаю, — отозвалась Алессандра.
При мысли о том, как глубоко чувствует Рафаэль, как велико его стремление к социальной справедливости, ее сердце наполнилось теплом и гордостью.
— Сеньор Эмилио не такой, — добавил Фердинанд. Его глаза сузились, лицо стало неприязненным. — Он бы с удовольствием раздавил нас колесами своей шикарной машины. Я слышал, что до революции французские вельможи любили давить своих крестьян каретами.
— Неужели? — Внешне Алессандра проявила всего лишь вежливый интерес, но запомнила эту своеобразную характеристику.
Заговорив об Эмилио, Фердинанд напомнил ей, что в семейном шкафу Савентосов есть потайное отделение, в котором наверняка завалялся еще один скелет.
— Зато сеньор Савентос — замечательный человек! — восторженно заявил Фердинанд.
— Я тоже так думаю, — улыбнулась Алессандра.
Она понимала, как должна была озадачить Фердинанда страстная сцена на террасе. Конечно, ему хотелось узнать побольше, но она не собиралась ничего говорить без предварительного обсуждения с Рафаэлем.
Мысль о том, сколько им предстоит сделать рука об руку, заставила ее затрепетать. Они разделят не только постель, но и всю жизнь, день за днем, и этот замечательный бизнес, который, как убеждал Рафаэль, будет принадлежать им обоим. Мысленным взором Алессандра увидела всю их будущую жизнь, поделенную поровну на двоих, открытую, без тайн друг от друга…
— А сейчас, — тем временем продолжил Фердинанд, — мне надо пойти предупредить о гостье сеньору Савентос. — Он подмигнул Алессандре с видом заговорщика. — У меня будут большие неприятности, если сеньора не узнает обо всем вовремя!
Алессандра смотрела ему вслед и думала, что у нее самой могут быть большие неприятности с Изабеллой. В том числе и из-за того, что новость о гостье она получила первой. Внезапно слова Рафаэля о сошествии матери с пьедестала перестали казаться ей старомодными.
Она ушла из конюшни и направилась на любимую террасу. Рассеянно обдумывая ситуацию, Алессандра оглядела виноградник и впервые за все время пребывания в Испании заметила над ним облака. Они заходили с востока, собирались и двигались с захватывающей дух скоростью. Тяжелые свинцовые тучи опускались на дом и окрестности. На ее щеку упала первая тяжелая и теплая капля дождя. Затем без предупреждения разразился ливень. Огромные капли величиной с яйцо с шумом разбивались о землю. По террасе побежали ручьи. В отдалении загрохотали раскаты грома.
Алессандра побежала в дом и сразу же столкнулась с Изабеллой. Та явно поджидала ее и выглядела просто ослепительно.
— Пойдемте со мной, — резко сказала Изабелла и, не оборачиваясь, двинулась в сторону своей студии.
При других обстоятельствах, с другими людьми Алессандра просто высмеяла бы этот приказной тон, однако решила, что лучше всего будет относиться к выпадам пожилой дамы совершенно спокойно. Она неторопливо пошла за размашисто шагавшей будущей свекровью.
Войдя в студию через несколько секунд после Изабеллы, Алессандра остановилась и молча, но твердо посмотрела в глаза матери Рафаэля.
Комната была наполнена молчаливой яростью. За окнами с такой же яростью бушевала гроза. Ливень хлестал по крыше винодельни и ревущими потоками скатывался по ее стенам.
— Будем говорить на моем языке, — сказала Изабелла по-испански. — Я стану говорить медленно, чтобы вы поняли.
— Очень хорошо, — спокойно ответила Алессандра по-английски. — Я тоже буду говорить не торопясь.
— Вы суетесь в дела, в которых ничего не смыслите, — заявила Изабелла.
— Прошу прощения? — вспылила Алессандра.
— Вы являетесь сюда из Англии, ничего не зная ни о моем сыне, ни об Испании, всего через несколько недель ловите его в капкан и заставляете жениться!
— Сеньора Савентос, — ласково, но с угрозой начала Алессандра тоном отца, мягким как шелк и грозным как шпага. — Если бы вы не были матерью моего будущего мужа и в этом качестве не могли рассчитывать на мою сдержанность и почтительность, я бы ушла из этой комнаты, отказавшись разговаривать с вами. — Поняла ли Изабелла эту сложную английскую фразу? Ладно, если не поняла, может, оно и к лучшему… — Рафаэль сам попросил меня стать его женой. Я вовсе не ловила его.
— Вы не знаете нашу семью! — закричала Изабелла. — Мы пережили страшную трагедию! Вы и представить себе не можете…
— Отчего же? Я все знаю. Я слышала о трагической гибели вашего мужа и сына. И очень вам сочувствую, — прервала ее Алессандра. — Но это не может заставить меня отказаться от Рафаэля. — Для страховки она быстро перевела свои слова на испанский.
— Ах, — воскликнула Изабелла, — вы не знаете самого главного!
— Так расскажите.
Изабелла подняла глаза, удивленная ее спокойствием и явным нежеланием идти на столкновение.
— Вам следует знать, — сказала она, — что о вашей свадьбе с Рафаэлем не может быть и речи.
— Это почему же? — Алессандра выпрямилась и оперлась о спинку кресла. У нее дрожали ноги.
— Потому что в Испании живут очень гордые и решительные люди. Мы ничего не знаем об английских обычаях и не хотим знать. Кстати, скажите, как вы собираетесь стать хорошей женой моему сыну, если ничего не знаете об испанском образе жизни?
— Я буду хорошей женой вашему сыну хотя бы потому, что люблю его. — Алессандра произнесла эти слова медленно и отчетливо. — Я согласна с вами, Испания довольно старомодна и здешние порядки отличаются от наших. Но если я выйду за Рафаэля, она станет и моей страной. Наши дети будут наполовину испанцами, наполовину англичанами.
Изабелла театрально вздохнула и на мгновение прикрыла глаза. Гроза была в самом разгаре: гром сотрясал дом, черное небо расчерчивали серебряные зигзаги молний.
— Вы слишком молоды, — наконец заговорила Изабелла. — Вы думаете, что знаете ответы на все вопросы и сумеете построить новую жизнь. Но вы ошибаетесь.
— Почему вы меня не любите? — помолчав, спросила Алессандра. — Какая черта моего характера мешает мне стать женой вашего сына? — Изабелла побагровела. — То, что я не испанка? И только-то? — Ее лицо приняло твердое выражение. Она дала понять, что не собирается спорить с мракобесами, ненавидящими все иностранное.
Пожилая дама на секунду отвернулась, а затем снова посмотрела на Алессандру.
— А вы подумали о том, как к этому смехотворному капризу Рафаэля отнесется Эмилио?
— Капризу? Мы с Рафаэлем любим друг друга! — взорвалась пораженная и жестоко обиженная Алессандра.
— После нескольких недель знакомства?
— Да! — парировала Алессандра. — Мы любим друг друга! Какая разница, недели или годы? Время здесь не играет роли!
— Вы приехали сюда и украли лошадей Эмилио!
— О нет! Я работала с ними по просьбе Рафаэля. Вам следует извиниться передо мной, сеньора! — Алессандру душил гнев. Она отпустила спинку кресла и гордо выпрямилась.
— Хорошо, — помешкав, согласилась Изабелла. — Я ошиблась, использовав слово «украсть». Но для Эмилио будет настоящей пыткой узнать, что вы приехали сюда и забрали его лошадей. Рафаэль никогда так не поступал с ним.
— Эмилио заслужил это. Он плохо обращается с лошадьми и потерял на них право. Кроме того, хозяин лошадей Рафаэль, а вовсе не ваш внук! — Теперь остановить Алессандру было не легче, чем льющийся за окном дождь. Ее понятия о чести и достоинстве были оскорблены. Она не могла позволить унижать себя и не собиралась терпеть клевету этой испанской матроны, будь та двадцать раз матерью ее жениха.
— Когда Эмилио узнал, что в Англии вы ездили на его лошади и собираетесь приехать сюда, он пришел в такой гнев, что чуть не сжег винодельню!
Алессандра ужаснулась.
— В таком случае он должен будет научиться сдерживать себя, — жестко ответила она.
Изабелла покачала головой.
— Вы понятия не имеете об Эмилио и его чувствах. Именно об этом я и говорила. Вы англичанка и не знаете силы наших чувств. Мы старинная семья и придерживаемся великих испанских традиций! — Она гордо подняла голову: ни дать ни взять глава королевской династии. — Наше наследие огромно, как поля, окружающие винодельню. Наши жизни похожи на древние гобелены, сотканные из битв и трагедий. Традиции — в наших сердцах, душах и крови! Вы никогда не сможете это понять.
— Может быть, вы и правы. Но у меня будет собственный гобелен, — упрямо и гордо отрезала Алессандра.
Господи, неужели это безудержное восхваление своей исключительности, больше приставшее герцогине, чем вдове богатого винодела, и есть испанский дух? А монологу Изабеллы, казалось, не будет конца. Он напоминал Алессандре заезженную пластинку.
Как ни странно, эти чудовищно старомодные речи в конце концов сыграли свою роль. Алессандра почувствовала острое желание проникнуть в мистические тайны пресловутого испанского духа, даже если этот ревностно охраняемый дворец окажется полон опасностей.
Она отвела глаза от взбешенной Изабеллы и посмотрела в окно, где расстилалась прекрасная сельская Испания. Дождь кончился; все вокруг блестело от влаги. Бледное солнце уже протягивало сквозь тучи свои серебряные и золотые пальцы. Небо становилось голубым прямо на глазах. В ветвях снова запели птицы. На землю вернулся покой.
— Сеньора Савентос, — неторопливо промолвила Алессандра, снова перейдя на английский, — ваш сын Рафаэль Годеваль Савентос сделал мне предложение. Я приняла его, и мой отец благословил нас… Вы меня понимаете?
Изабелла вскинула голову, и Алессандра увидела, что она прекрасно поняла сказанное.
— Так что не рассчитывайте, что со мной можно разговаривать как с не угодившей вам служанкой, — добавила она. — И не ждите, что я упакую чемоданы и отправлюсь назад, в Англию.
Лицо Изабеллы отразило целую бурю эмоций.
— Подождите! — воскликнула она, когда Алессандра шагнула к дверям. — Вы думаете, что знаете все? В таком случае вы глупая девчонка!
Алессандра обернулась.
— Что еще? — ледяным тоном спросила она.
— Рафаэль никогда не будет принадлежать вам безраздельно! — выкрикнула пожилая дама, а затем с наслаждением повторила: — Никогда! — В глазах Изабеллы мелькнул триумфальный огонек. Эта экзальтированная дама напоследок явно приберегла сильный козырь. — Хотите знать почему? — Изабеллу трясло от возбуждения так, что позвякивали золотые браслеты на запястьях. Алессандра тяжело вздохнула и раздраженно сказала:
— Я не люблю загадок.
— В его жизни есть другая женщина. — Изабелла катала слова во рту, словно обсасывала мякоть с персиковой косточки.
Мир Алессандры закачался.
— Не верю.
Будущая свекровь саркастически рассмеялась.
— Спросите его сами. Неужели он вам ничего не сказал?
— Я не верю вам, — повторила Алессандра.
Изабелла подняла красиво изогнутые брови.
— Просто спросите его. Или Катриону. Или Эмилио.
Алессандра обнаружила, что не может вздохнуть. Собравшись с силами, она бросила:
— Рафаэль вполне мог иметь увлечения. В его возрасте это вполне естественно.
— О да, — сладко пропела Изабелла. — Совершенно естественно.
— Я и не предполагала, что он до сих пор жил как монах! — выпалила Алессандра.
— Разумеется.
— И где же она, эта женщина?
Изабелла пожала плечами и усмехнулась.
— Она живет в Гранаде.
— Это же очень далеко!
— Да. Но какая разница? Можно любить человека, который живет на другом краю света.
Алессандра чувствовала себя так, будто посреди бушующего моря налетела на подводную скалу. Невозможно думать спокойно, когда тебе уже битый час читают назидания. В таких случаях надо найти тихую пристань и немного отдышаться.
Она опять шагнула к двери, но на пороге обернулась.
— Вы путаете прошлое с настоящим, — сказала она торжествующей Изабелле. — Женщина, о которой вы говорите, осталась в прошлом, а я… — она намеренно подчеркнула эти слова, — я — настоящее Рафаэля.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя любви - Дрейк Анджела



первый роман Любовница читать интересней было . Но читать можно
Дитя любви - Дрейк АнджелаНаталия
5.12.2012, 19.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100