Читать онлайн Прозрение, автора - Драммонд Эмма, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прозрение - Драммонд Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прозрение - Драммонд Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прозрение - Драммонд Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Драммонд Эмма

Прозрение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Едва закрылась дверь за сэром Четсвортом, миссис Берли расплакалась от радости: она тут же начала мечтать вслух о длине свадебной фаты, о том, как красавцы-офицеры в парадной форме встанут по обеим сторонам от входа в церковь и скрестят над головами счастливых молодоженов свои сабли… Она представила себя – идущую позади невесты, ей хотелось, чтобы этот день наступил как можно скорее. Потом на память ей пришла другая свадьба, состоявшаяся двадцать с лишним лет тому назад: как красиво выглядели тогда они с покойным мужем! Ах, как бы он обрадовался, узнав о согласии дочери выйти замуж за сына сэра Четсворта Рассела! Миссис Девенпорт, не выносившая, когда сестра впадала в эйфорию – а случалось это с ней весьма и весьма часто, – время от времени вставляла свои едкие комментарии.
Джудит отошла к окну и молча уставилась куда-то вдаль. Всего каких-нибудь пять минут назад она определила свою дальнейшую судьбу. Если бы сэр Четсворт явился к ним в другой день, – или даже в тот же день, но несколькими часами раньше или позже, – вполне возможно, что ответ ее был бы совершенно иным. Но в этот момент сердце подсказало ей принять предложение старого джентльмена – девушке опостылело скучное, бессмысленное времяпрепровождение в обществе двух вдов и она ухватилась за первую же возможность вырваться из этого круга. Да, о таком выходе из создавшегося положения Джудит даже не помышляла.
Вспоминая то, что произошло несколько минут назад, девушка вдруг поняла, что ответ вырвался из ее уст помимо ее воли и разума. Слова «Я согласна» вырвались как бы сами собой, поразив саму Джудит не в меньшей степени, чем ее тетку и мать. У нее было такое ощущение, что никакого выбора нет, все было предопределено заранее и ей оставалось только предаться в руки судьбы.
Миссис Александр Рассел. Этот брак принесет ей освобождение от этого женского царства, от этого дома, исполненного тягостной, напряженной атмосферой, от этих постоянных истерик, скандалов, от неадекватных реакций на вполне обыденные события, от тех невыносимых требований, которые все три женщины предъявляли друг другу.
Миссис Александр Рассел. Жена армейского офицера могла рассчитывать на жизнь, полную неожиданностей и опасных приключений. Несомненно, ей предстоят многочисленные путешествия, возможно даже в Индию, ее образ жизни будет коренным образом отличаться от того, что приходилось ей видеть до сих пор. И вообще, Джудит нравились военные: эти люди казались ей живее и искреннее остальных мужчин ее круга – она успела заметить, что, как только в танцевальном зале или светском салоне появлялись люди в мундирах, атмосфера сразу же оживлялась; к тому же она с детства любила военные парады с духовыми оркестрами.
Миссис Александр Рассел. Она наконец-то станет замужней женщиной – займет более или менее солидное положение. У нее появится собственный дом, в который она сможет приглашать умных, приятных и влиятельных людей. Джудит представила себе, как будет выглядеть этот красивый особняк в одном из самых престижных районов города. Она сама подберет мебель, картины, гобелены – никто не посмеет указывать ей, каким должен быть интерьер той или иной комнаты. К тому же у нее появится летняя загородная резиденция – Холлворт. Она вспомнила, что старый дом, пожалуй, несколько мрачноват, но этот недостаток можно будет легко исправить: стоит ей почувствовать себя хозяйкой в этом имении, как в родовом гнезде Расселов воцарятся уют и роскошь.
И только сейчас, в тот момент, когда ее воображение дорисовало новое убранство большой гостиной в холлвортском имении, Джудит подумала о том человеке, который должен был сделать ее счастливой обладательницей всех этих благ. Она не виделась со своим троюродным братом года четыре—четыре с половиной, с тех пор, как он поступил в университет, но она хорошо помнила, что Алекс Рассел – тихий, хорошо воспитанный мальчик с немного печальным взглядом. Еще она вспомнила давний детский день рождения: в тот день у Алекса был в гостях какой-то весьма противный школьный товарищ. Тогда она по уши влюбилась в своего троюродного брата и сохранила это чувство на протяжении целой школьной четверти – справедливости ради следует заметить, что чувство это в значительной степени подогревалось ее сверстниками и сверстницами, которые после трагического происшествия на холлвортском озере страшно завидовали Алексу, считая его заложником рока.
Вскоре, однако, место Алекса в ее сердце занял новый учитель музыки, а когда через несколько лет Джудит довелось снова увидеться с троюродным братом, внимание ее было целиком поглощено одним из его приятелей, который увлек ее в отдаленную беседку и поверг в трепет признанием в любви. В тот день ей впервые довелось услышать от мужчины такие слова. Тогда ей было всего семнадцать. Разумеется, в тот день ей было не до Алекса; впрочем, она смутно припоминала, что он уже тогда был высоким, статным юношей, низким голосом произносившим банальные любезности.
Теперь ему, должно быть, исполнится двадцать четыре. Джудит попыталась представить, как выглядит ее будущий супруг. Высокий, красивый, умный, прекрасно воспитанный молодой человек—с таким спутником ей будет легко идти по жизни: он наверняка сможет понять ее, им будет о чем беседовать. Его друзья, наверное, под стать ему, и по вечерам в их доме будет собираться интереснейшее общество. Джудит осознавала, что по долгу службы ее будущий муж будет подолгу оставлять ее одну, но это обстоятельство не смущало ее: она готова была немного поскучать – только бы избавиться от невыносимой опеки матери и тетки. Замужество сулило ей две очевидные выгоды: во-первых, она стала бы богатой, а во-вторых, отпала бы скучная и унизительная необходимость посещать «смотрины».
Миссис Александр Рассел. Ее бледно-розовые губы растянулись в мечтательной улыбке: Джудит и предположить не могла, что этот день принесет ей такое счастливое известие.
И тут девушка заметила, что в комнате стало тихо. Она обернулась и увидела, что миссис Берли куда-то вышла, а тетушка Пэн смотрит на нее с укоризной.
– Твоя мать сочла, что с нее хватит, – обычным для нее язвительным тоном проговорила миссис Девенпорт.
– Бедная мама, – отозвалась Джудит, она почти что забыла, в каком волнении пребывала ее мать всего несколько минут назад, все мысли ее были поглощены мечтами о будущем.
– Что с тобой случилось, детка? – продолжала миссис Девенпорт. – Ты что, совсем лишилась рассудка?
Джудит посмотрела в глаза тетке и вздрогнула: миссис Девенпорт была настроена отнюдь не шутливо.
– Разве я поступила неправильно? – с недоумением проговорила девушка. – По-моему, это очень выгодный брак.
Тетушка Пэн многозначительно развела руками:
– Если ты имеешь в виду материальную сторону – благосостояние, то возразить тут нечего. Но в таком случае, милая моя, вынуждена сказать тебе, что была о тебе более высокого мнения. Я и представить себе не могла, что моя племянница – такая дура!
Тетушка Пэн принялась ходить взад-вперед по гостиной, шурша шелковыми складками своего ярко-зеленого платья; седеющие белокурые волосы ярко блестели в солнечном свете, струившемся из открытого окна. Джудит не могла припомнить, чтобы ее тетя была так сильно обеспокоена.
– Что за неуместная спешка? Я отказываюсь тебя понять. Тебе не кажется, что это просто стыдно – отвечать на подобные предложения сразу?
Джудит почувствовала, как к щекам ее приливает кровь.
– Извини, тетушка Пэн, – сказала она, – но мне уже двадцать два года. Я уже выросла из того возраста, когда девушки считают хорошим тоном кокетство. И потом, разве ты сама не повторяла мне столько раз, что честность и прямота – хорошие свойства?
Пожилая женщина, тяжело вздохнув, приложила кончики пальцев к вискам:
– Прямота? Разумеется, прямота – свойство хорошее, чего не скажешь о глупости! Если бы ты была по уши влюблена в этого проходимца, можно было бы хоть как-то оправдать или, по крайней мере, объяснить твой поступок. Но ради денег и положения в обществе?! Нет, я просто не могу в это поверить! Ведь за последние два года у тебя было не меньше дюжины возможностей выскочить замуж за богатых и именитых.
Джудит молча проглотила гневную тираду тетки: действительно, что она могла ответить? Почему она до сих пор не вышла замуж ни за одного из «прекрасных» женихов? Девушка сама не знала, почему все сложилось именно так.
– Четсворт является в наш дом после нескольких месяцев отсутствия в надежде получить от тебя немедленное согласие и… получает то, за чем пришел! – продолжала тетушка Пэн, бросая гневные взгляды на племянницу. – Ты даже не потрудилась хотя бы немного задуматься о том, что он тебе предлагает!
– Скажи мне, тетушка Пэн, почему ты сердишься: потому, что я согласилась выйти замуж за Алекса, или потому, что сэр Четсворт добился своего?
Миссис Девенпорт смерила Джудит презрительным взглядом и уселась в кресло:
– Может быть, ты все-таки поведаешь своей тетке, что заставило тебя принять это предложение?
Джудит немного подумала, а потом с глубоким вздохом проговорила:
– Видишь ли, тетя, я дошла до такого состояния, когда все будущее стало представляться мне сплошной скукой. А тут… В общем, я сама ничего не знаю… Но почему ты так недовольна моим решением? Неужели ты и впрямь считаешь, что мне надо было отказаться?
– Милая моя! – вздохнула миссис Девенпорт. – Ты ведь выйдешь замуж за конкретного человека, а не за абстрактное имя! Александр Рассел – живой человек, и у него есть свои достоинства и свои недостатки, свои вкусы, пристрастия, свой характер. Что тебе известно о нем?
Джудит улыбнулась:
– Сейчас ему, должно быть, около двадцати четырех… Это вежливый, хорошо воспитанный молодой человек… Полагаю, что он до сих пор сохранил некоторую застенчивость – иначе как объяснить то обстоятельство, что просить моей руки пришел не он сам, а его отец? Должно быть, Алексу придется долго собираться с силами, прежде чем он решится сделать мне официальное предложение…
– Все ясно, – перебила ее миссис Девенпорт. – Так, значит, ты ответила согласием на предложение сэра Четсворта, потому что полагаешь, что тебе предстоит вступить в брак с таким молодым человеком, которого ты только что описала? Но разве не ты сама столько раз твердила, что не можешь доверять тем молодым людям, которые нуждаются в посредничестве третьих лиц?
Джудит снова глубоко вздохнула:
– Я ответила согласием потому, что нисколько не сомневаюсь в том, что Алекс—достойный человек.
– Когда ты виделась с ним в последний раз?
– Около пяти лет назад. Мне было тогда семнадцать. Один из приятелей Алекса увел меня в беседку и стал произносить лирические монологи… – сказала Джудит и звонко рассмеялась. – Бедняга Александр так и остался стоять один посреди сада…
– Ах вот оно что, – сухо проговорила миссис Девентпорт. Судя по ее тону, она вовсе не разделяла той радости, которая охватила Джудит. – Что ж, дорогая моя, да будет тебе известно, что Алекс сильно изменился с тех пор. В самом конце минувшего года его со скандалом вышвырнули из Кембриджа – кстати сказать, это произошло после того, как он получил целых два строгих предупреждения… Хочешь знать причины отчисления? Систематические прогулы, беспробудное пьянство и… неуемное влечение к женскому полу! Этот молодой человек постоянно в долгах, а совсем недавно сэру Четсворту пришлось выложить кругленькую сумму, чтобы избежать громкого скандала по поводу отнюдь не джентльменского об ращения своего сынка с одной замужней дамой! – Тетя Пэн подняла брови и после небольшой паузы добавила: – Ну что, милая девочка, ты по-прежнему без ума от «вежливого, хорошо воспитанного» Александра Рассела?
– Не может быть! – воскликнула Джудит, прижимая руки к груди. – Откуда ты знаешь все эти подробности?
– Я довольно часто наведываюсь к Четсворту – говорю с ним о наших вкладах… А служанка в доме Расселов – старая, одинокая женщина, которой только дай возможность что-нибудь рассказать…
Джудит хорошо знала свою тетушку и с ужасом поняла, что слова ее были чистой правдой.
– Но если Александр действительно ведет такую безнравственную жизнь, почему же он позволяет сэру Четсворту решать его дальнейшую судьбу? Зачем он согласился жениться на мне?
– Зачем? Да у этого проходимца просто нет другого выхода! Насколько я понимаю, Четсворт поставил ему ультиматум. Ведь до тех пор, пока Александру не исполнится двадцать пять лет, все деньги Расселов остаются в распоряжении отца. А деньги, милая моя, обладают огромной силой: они могут приструнить даже самых разнузданных повес. – Миссис Девенпорт сделала паузу, давая племяннице возможность обдумать все сказанное, после чего продолжила: – Милая Джудит, я хочу, чтобы ты поняла, что Александр вовсе не хочет на тебе жениться. Отец просто загнал его в тупик. Уже одно это обстоятельство может превратить всю твою дальнейшую жизнь в сущий ад – даже если бы все слухи о безнравственной жизни Алекса оказались сильно преувеличены…
Джудит почувствовала, как по ее коже пробежал мелкий озноб. Что же могло случиться с этим тихим мальчиком? Неужели он мог так сильно измениться?
– Что же мне теперь делать? – пролепетала она, с надеждой глядя на тетку.
Миссис Девенпорт лучезарно улыбнулась:
– Запомнить этот урок на всю оставшуюся жизнь и впредь быть более осмотрительной.
Джудит с недоумением посмотрела на тетю Пэн: еще недавно она была так взволнована, а сейчас говорит обо всем с таким видом, словно опасность миновала… Предвосхищая очередной вопрос, пожилая леди встала с кресла и, подойдя к племяннице, взяла ее за руку:
– Все очень просто, моя дорогая. Когда Александр явится в наш дом с официальным предложением, ты с милой улыбкой откажешь ему…


Алекса отпустили на побывку лишь в середине июня – сэр Четсворт тотчас же поспешил пригласить всех трех дам в Холлворт на выходные. На протяжении всего времени, что прошло с момента визита пожилого джентльмена в их дом, Джудит испытывала самые противоречивые чувства. То она радовалась, что обещанное будет так легко отменить, то приходила в бешенство при одной мысли о том, что ее прочили в жены этому дегенеративному мальчишке. То ее охватывало чувство глубокого презрения к Алексу, позволившему отцу решать его судьбу, то, напротив, она начинала тяжело вздыхать, вспоминая, каким был Александр пять лет назад, и недоумевая, как в нем могла произойти такая разительная перемена. Одну неделю она с утра до вечера наносила визиты, посещала театры и концерты, другую – подолгу слонялась из угла в угол, скорбя о том, что таким красивым мечтам – стать женой блестящего офицера – не суждено сбыться.
Не решаясь сказать матери, что ее согласие было всего лишь ошибкой, она с огромным трудом переносила неумолчную болтовню миссис Берли о предстоящем замужестве. Миссис Девенпорт с большим трудом удалось уговорить сестру не делать публичного объявления о предстоящей помолвке.
Когда до поездки в Холлворт оставалось всего несколько дней, Джудит почувствовала, что этот визит будет для нее настолько трудным и неприятным, что стала подумывать, не ограничиться ли ей запиской с извинениями. Поделившись этими соображениями с теткой, она услышала в ответ, что коль скоро она сама заварила всю эту кашу, то именно ей надлежит ее расхлебывать.
– Каждый человек совершает в жизни ошибки, – менторским тоном произнесла тетушка Пэн. – Но лишь тот имеет право называться настоящим человеком, кто не пытается убежать от последствий этих ошибок. В свое время я сделала трагическую ошибку, пытаясь навалить на твоего дядю решение проблем, которые были ему явно не под силу… Когда он так неожиданно ушел из жизни, я постаралась увидеть в этом перст судьбы. Джеймс стал достойным продолжателем дела отца: посмотри, каких успехов достигла под его руководством американская компания. Мне удалось увеличить в два раза ту сумму, которая досталась мне в наследство от покойного мужа, эти деньги дают возможность мальчикам добиться многого в своей жизни… – Тетушка Пэн немного помолчала, тяжело вздохнув, и добавила: – Мне хочется верить, что я искупила свою вину перед покойным мужем… Джудит нежно улыбнулась:
– Что бы я делала без тебя, тетушка?
– То же самое, что и со мной… Впрочем, мне хочется надеяться, что ты смогла позаимствовать у меня хотя бы немного здравого смысла – хотя, конечно, гораздо больше ты унаследовала от матери… Этот неисправимый романтизм…
«Может быть, тетя Пэн права, – размышляла Джудит по дороге в Холлворт. – Может быть, действительно, всему виной именно этот «неисправимый романтизм»? Ведь предложение сэра Четсворта показалось ей по-настоящему романтичным – конечно, речь шла не о дешевой романтике слащавой мелодрамы, а о чем-то более глубоком, интересном, сопряженном с опасностью.
Увы, реальность оказалась весьма далекой от какой бы то ни было романтики: жених, делающий предложение против собственной воли, и не собирался, судя по всему, расставаться с распутным образом жизни. Воистину надо было обладать каменным сердцем, чтобы выдержать такую жизнь.
Сэр Четсворт с улыбкой встретил трех дам и повел их в старый дом. От радушия хозяина Джудит стало еще более не по себе. Алекса в Холлворте пока не было – ожидалось, что он приедет первым вечерним поездом. Этому обстоятельству она только обрадовалась. Когда настало время переодеваться к ужину, она заметила, что руки ее немного дрожат; ах, скорее бы наступила развязка! Джудит хотела только одного: оказаться в поезде, несущемся обратно, в Лондон.
На кровати лежали три платья, которые она привезла с собой в Холлворт Джудит предстояло остановить свой выбор на одном из них, и почему-то это казалось ей сейчас очень важным. Самым красивым по цвету было платье из синего атласа, но Джудит смущало слишком большое декольте. Ей стало противно при мысли о том, что весь вечер этот распутник будет скользить сальным взглядом по ее обнаженным плечам.
Джудит перевела взгляд на платье из нежно-розовой тафты с золотой вышивкой: этот наряд лучше всего смог бы подчеркнуть стройность ее талии… Нет, это ей тоже не подходило – она не хотела предстать перед развратным мальчишкой такой хрупкой и беззащитной.
Когда две вдовы подошли к двери комнаты Джудит, они могли лишь с удовлетворением отметить, что девушка выглядела просто по-царски: пепельные волосы, прибранные в скандинавском стиле, ниспадали на платье из плотного белого шелка – в этом наряде она была похожа на какую-нибудь шведскую принцессу, вышедшую прямо из старинной легенды… Классические линии подчеркивали стройность ее высокой фигуры. Джудит была в этот час несколько бледнее, чем обычно, но это лишь делало ее еще более очаровательной.
– Ты выбрала именно то, что требовалось, дорогая, – проговорила миссис Девенпорт. – Немного святости в этом деле не повредит.
Джудит улыбнулась: ей стало немного спокойнее. Тетя Пэн умела расставить все по своим местам. В конце концов, Александр Рассел был всего лишь мужчиной, а обращаться с мужчинами Джудит до сих пор удавалось.
Отец и сын стояли возле большого окна, выходившего на розарий, с бокалами в руках; с первого взгляда можно было легко догадаться, что между двумя этими людьми нет близости. В гостиной царила полная тишина, нарушаемая иногда лишь позвякиванием горлышка графина о край бокала. Джудит отметила про себя, что старый и молодой Расселы, несмотря ни на что, производили сильное впечатление: высокие, широкоплечие, в одинаковых позах… Заслышав шаги дам, отец и сын оторвались от созерцания садовых лужаек и поздоровались с гостями.
Сэр Четсворт умел быть обаятельным. Вот и сейчас он сделал учтивый легкий поклон и жестом предложил трем женщинам присесть. Алекс сначала сдержанно приложился к ручкам миссис Берли и миссис Девенпорт – своих «тетушек», после чего подошел к Джудит, которая автоматически протянула ему для поцелуя руку в тонкой перчатке.
Молодой человек поднес ее руку к самым губам, но вдруг замер на мгновение и, глядя на нее из-под полуопущенных густых ресниц, проговорил:
– Как ты изменилась, Джудит. Я ни за что бы не догадался, что сейчас передо мной та самая девочка, с которой я виделся пять лет назад… Извини, что заставил тебя ждать, но в полку строгие правила. Я не могу уйти из казармы, не дождавшись разрешения командира.
У Джудит закружилась голова. Романтические мечтания о свободе, богатстве, путешествиях, положении в обществе и независимости – все это в одно мгновение показалось девушке совершенно несущественным. Забылись все слова тетушки о распутстве Алекса, о его падении, о том, что он согласился стать ее женихом лишь под давлением отца… В этот миг она даже пожалела, что не надела то декольтированное платье с широкими рукавами, которое подчеркивало бы ее хрупкость и готовность подчиниться мужской воле… По телу Джудит пробежала горячая волна – ни разу в жизни не испытывала она таких чувств. Александр Рассел покорил ее сердце с первого взгляда!
Потеряв от волнения дар речи, Джудит села на стул и взяла бокал с шерри. Неужели это и есть то самое чувство, которое наполняет сердца тех юных девушек, которые гуляют по аллеям садов и парков в сопровождении своих кавалеров? Но эти девушки казались ей такими веселыми, возбужденными… А она… Она чувствовала дрожь в коленках, все ее тело словно обмякло. Перед ней стоял мужчина, который—это было ясно как Божий день – вовсе не собирался бросаться к ее ногам; напротив, он стоял во весь рост, исполненный чувства собственного достоинства и гордости… Таким мужчиной было невозможно манипулировать – ему можно было лишь покоряться. Покоряться до конца…
Джудит была не в силах оторвать глаз от молодого офицера. Темно-зеленый мундир с серебряными шнурами делал его похожим на странствующего рыцаря, ворвавшегося в ее жизнь из овеянных веками преданий. Темные каштановые волосы мягкими волнами спускались на высокий лоб, доходя на затылке до края жесткого форменного воротника. В его взгляде было что-то скрытное и загадочное – и это еще больше привлекало Джудит. Девушка почувствовала, что каждый раз, когда Алекс смотрел в ее сторону, у нее замирало сердце.
Ее взгляд упал на пальцы Алекса, сжимавшие бокал с вином. И она тотчас же представила себе, как он сжимает этой рукой ее ладонь, как сплетаются пальцы их рук. Алекс наклонил голову немного вперед – наверное жесткий воротник мундира давил ему сзади на шею, – но в этом движении было столько царственного достоинства и красоты, что Джудит едва удержалась, чтобы не вскрикнуть. За двадцать два года жизни эта девушка встречала разных мужчин: одни казались ей забавными, другие вызывали в ее нежном сердце сочувствие, иные внушали почтение… но впервые ей захотелось остаться с мужчиной наедине, сплести с его пальцами свои, слиться с ним в сладостном объятии.
Когда в гостиную зашел старый дворецкий и объявил, что стол накрыт, Алекс галантным жестом помог Джудит подняться со стула, слегка придерживая ее за локоть… От этого прикосновения по всему телу девушки пробежал озноб… Алекс с иронией взглянул ей в лицо:
– Тебе холодно? В теплый июньский вечер?
И тут Джудит со всей ясностью поняла, что этот молодой человек имеет над ней неограниченную власть. Если бы он только знал это, он мог бы больно ранить ее, не говоря ни единого слова. Когда наконец наступит этот момент и Алекс спокойным тоном сделает ей предложение, она должна будет принять его с таким же спокойствием и внешней невозмутимостью.
Когда оба Рассела и их гостьи расселись за столом и приступили к ужину, беседа поначалу касалась самых отвлеченных тем: светских новостей, рассказов о политической жизни… Сэр Четсворт намеренно не заводил разговор о своем сыне, чем только раздразнивал любопытство обеих вдов. Наконец пожилые дамы не выдержали и сами попросили Алекса рассказать о своих успехах на военном поприще.
– Боюсь, что это окажется вовсе не так интересно, – начал Алекс. – В течение последних трех месяцев я занимался изучением весьма специфических дисциплин: как, например, построить отряд в колонну по два, а потом перестроить его в три шеренги; как скакать на лошади во время парада; как обходить с фланга подразделение противника и что делать в том случае, если этот маневр не удался. По вечерам я штудировал учебники по военному делу и войсковые уставы, – правда, иногда приходилось посвящать часы перед сном еще более утомительному занятию: присутствию на скучнейших полковых ужинах в компании занудных престарелых полковников.
Алекс отхлебнул немного вина и продолжил:
– Армейская жизнь почти не оставляет времени для досуга, тетушка Пэн… Впрочем, я полагаю, что мой отец уже рассказал вам обо всем этом.
Закончив фразу, молодой человек одним движением опрокинул бокал себе в рот, допивая его содержимое, и тотчас же подал знак дворецкому налить еще вина.
– Говорят, что скоро в нашем полку будет устроен большой бал. Если к тому времени я справлюсь с очередной кипой уставов, буду рад видеть вас на этом вечере. Не сомневаюсь, что вечер в обществе настоящих офицеров и настоящих джентльменов доставит вам большое удовольствие.
Миссис Девенпорт с некоторой прохладцей посмотрела на Алекса.
– Дорогой Александр, – проговорила она. – Я достигла такого возраста, когда наибольшее удовольствие доставляет тишина и покой… К тому же, если офицерский состав твоего полка состоит исключительно из «занудных престарелых полковников», да еще таких ветреных юнцов, как ты, то, пожалуй, лучшими партнерами на этом балу будут для господ офицеров сами же господа офицеры, в джентльменских качествах которых я, естественно, нисколько не сомневаюсь…
Алекс широко улыбнулся:
– Пожалуй, я немного сгустил краски, тетушка Пэн… Прошу вас не принимать мои слова всерьез и не обижаться. Даю вам торжественное обещание, что господа полковники не будут ни занудными, ни престарелыми… Что же касается молодых офицеров, то их ветреность, увы, никуда не денется.
К великому изумлению Джудит, тетушка расхохоталась:
– Ну, раз так, мы обязательно пойдем на этот бал, Александр.
– Ну конечно же пойдем, – подхватила миссис Берли. – Более того, мы бы приняли твое приглашение даже в том случае, если бы имели другие планы на этот день. Мы бы все отменили и отправились в твой полк. Не так ли, Джудит? Кстати, когда он все-таки должен состояться?
– Если ничего не изменится, на следующей неделе, – ответил Алекс.
– Честно говоря, я сразу не припомню, какие у нас планы на следующую неделю, – как бы между прочим бросила Джудит, стараясь не показать волнение.
– Что ж, не получится так не получится, – ответил Алекс. – В таком случае буду рад видеть вас на следующий год. Я пока что не собираюсь уходить из армии.
Когда последнее блюдо было доедено, хозяева и гости поднялись из-за стола и перешли в гостиную, где им подали кофе. Поскольку в доме Расселов не было хозяйки, мужчины были вынуждены сами развлекать приглашенных дам, лишившись возможности спокойно посидеть за бокалом портвейна с сигарой во рту. Джудит отметила про себя, что оба джентльмена, по всей вероятности, были отнюдь не в восторге, что пришлось отказать себе в этом маленьком удовольствии.
Не успели собравшиеся допить свой кофе, как миссис Девенпорт переключилась на ту тему, которая в последние месяцы просто не давала ей покоя.
– Как тебе кажется, Четсворт, что будет дальше с Трансваалем? Что там творится! Какая ужасная история случилась там на Рождество: бурские полицейские застрелили англичанина. Об этом писали все газеты – и что же?! Никаких мер так и не было принято. Неужели не существует способов избавиться от этого негодяя Крюгера?
– Ты предлагаешь расправиться с ним так же, как эти буры с нашим несчастным соотечественником? – ухмыльнулся сэр Четсворт.
– Ты все пытаешься отшутиться… – не унималась тетушка Пэн. – Неужели этот тип не может понять, что все граждане, положившие столько сил на превращение этой дикой земли в процветающее государство, имеют полное право принимать участие в выборах и управлять этим государством? Да кем бы были эти буры, если бы в недрах Трансвааля не обнаружили золото? Они бы век не выбрались из нищеты! Пасли бы своих коров…
Алекс наклонился вперед:
– Насколько мне известно, именно это бурам и надо, тетушка Пэн. Скотоводство – основа жизни буров. Еще сто лет назад голландцы специально переселились на север, чтобы жить подальше от англичан. Это простой народ, народ фермеров… Трансвааль показался им идеальной землей для скотоводства: широкие просторы, богатая природа, здоровый климат. Каждый поселенец имел возможность обустроить достаточно большую ферму—к тому же на приличном расстоянии от ближайшего соседа, чтобы не мозолить ему глаза понапрасну… Разводить скот, обрабатывать землю, растить детей—вот и все, что нужно было этим бурам. Естественно, им не понравилось, когда те люди, от которых бежали их предки, пришли и в этот райский уголок.
– Но английские золотоискатели не посягают на фермы и пастбища буров, – попыталась возразить миссис Девенпорт. – Пусть каждый занимается тем, что ему по душе. Ведь никто не угрожает жизни этих голландцев.
– Дело не в угрозе жизни как таковой, – проговорил сэр Четсворт. – Буры чувствуют угрозу их образу жизни. Видишь ли, Пэнси, эти голландцы – религиозные фанатики. Они стремятся буквально исполнять ветхозаветные заповеди.
– Хм, – ухмыльнулась миссис Девенпорт. – Если они так почитают Священное Писание, то почему же они так дурно обращаются с туземным населением? Разве это христианский подход? Если ты по-настоящему веруешь во Христа, то должен видеть в каждом человеке своего брата. Разве это не так?
– Оказывается, ты тоже идеалистка, тетушка Пэн, – вступила в разговор Джудит. – Хорошо нам с тобой сидеть в этой гостиной и рассуждать о высоких материях. Увы, простым людям приходится думать о том, как выжить. Им приходится быть эгоистами.
– Позволю себе не согласиться с твоим мнением, – возразил Алекс. – Я как раз убежден в прямо противоположном: чем беднее человек, тем легче ему поделиться со своим ближним… Напротив, чем человек богаче, тем он более жаден: он изо всех сил цепляется за свои акры земли, за свои поля, за свое золото… Он начинает панически бояться ближних, рассматривая каждого из них как потенциального грабителя… Нет, те, кто находится «внизу», гораздо добрее и отзывчивее, и мы можем лишь позавидовать им: ведь именно такие люди могут быть поистине счастливыми.
– Ты становишься философом, Александр, – с саркастической улыбкой процедил сэр Четсворт. – А между тем я глубоко убежден, что людям нашего круга следует побольше думать о том, как достойно прожить свою жизнь, не погрязши в болоте распутства.
В гостиной воцарилась гнетущая тишина. Алекс уставился на висевшую на стене картину Гейнсборо с таким видом, словно видел ее впервые.
– Если жителям Трансвааля так и не удастся преодолеть свой эгоизм, – проговорила наконец миссис Девенпорт, – война неизбежна. И рисковать жизнью тогда придется именно таким молодым людям, как Александр. Как тебе кажется, Четсворт, воевать – достойное дело?
Джудит слушала, затаив дыхание. Как восторгалась она сейчас своей теткой, ее умением сказать именно то, что требовалось в данный момент, не боясь вызвать недовольства сурового сэра Четсворта. Взгляд ее снова остановился на Алексе – он казался ей таким непонятным, таким неприступным. Неужели она сможет когда-нибудь научиться понимать его?
– Только и разговоров, что о войне! – воскликнула миссис Берли. – Иногда мне начинает казаться, что те, кто распространяет эти слухи, делают это специально для того, чтобы привлечь к себе внимание публики! Но какой ценой!
Миссис Берли окинула сестру холодным взглядом: – Не будь столь наивной, Алисия. Во-первых, ситуация в Трансваале стала сейчас слишком серьезной, а во-вторых, военные приготовления не могут пройти незамеченными.
Сэр Четсворт чувствовал себя явно неуютно и сурово поглядывал на Алекса. Наконец, откашлявшись, он проговорил:
– Смею предположить, что Джудит приехала в Холлворт вовсе не для того, чтобы весь вечер просидеть в гостиной. Не хочешь ли ты показать ей розовый сад, Александр?
Напряженная тишина, воцарившаяся в комнате, была прервана миссис Берли, которая воскликнула с нервным смешком:
– Действительно, Алекс, это было бы очень мило с твоей стороны! Ведь Джудит просто без ума от роз, не так ли, дорогая?
У Джудит перехватило дыхание, она вспомнила слова тети Пэн: «Я хочу, чтобы ты поняла, что Александр вовсе не хочет на тебе жениться. Отец просто загнал его в тупик…» И вот этот момент наступил. Сэр Четсворт дал ясно понять своему сыну, а также остальным присутствующим, что именно сейчас должно быть сделано официальное предложение, после чего можно будет официально заявить о помолвке.
– Тебе нужна накидка? – услужливо спросил Алекс, подходя к девушке. В его зеленых глазах Джудит прочитала какую-то скрытую издевку.
– Накидку? В теплый июньский вечер? Да что ты! – холодно ответила она.
Они молча вышли из гостиной. Солнце медленно склонялось к горизонту, окрашивая в нежно-розовый цвет небольшие перистые облачка – следующий день обещал быть таким же жарким… Что может быть лучше теплых июньских дней в старой доброй Англии? Вечерний воздух был наполнен ароматом жимолости, отзвуками веселого смеха, доносившимися откуда-то из-за ограды. Где-то неподалеку в сельских домах хозяйки пекли в больших печах свежий, покрытый хрустящей корочкой хлеб; собаки с радостным лаем гонялись за своими собственными хвостами, а проворные полосатые кошки преследовали в высокой траве мышей-полевок, спешивших к своим норкам с очередной добычей. Крестьяне возвращались с полей, и юные девушки повязывали на головы платочки в горошек, в которых несколькими часами раньше они несли своим отцам обед – хлеб и сыр… Лето было в самом разгаре!
Алекс и Джудит медленно прошли по теплым, нагретым солнцем каменным плитам открытой террасы и спустились по широкой старой лестнице на бархатную зеленую траву парковой лужайки, на которую еще не успела лечь прохладная вечерняя роса. Холлворт простирался перед ними во всей своей красе, – садящееся солнце окрасило в багровый цвет стены далеких конюшен. С той стороны до ушей молодых людей донесся окрик конюха, загонявшего лошадей в стойла, потом – глухой всплеск ведра, опустившегося в колодец.
Джудит вдруг почувствовала, что к глазам ее подступили слезы. Какое-то незнакомое прежде чувство рождалось в ее душе. Она с умилением и любовью смотрела вслед стайке птиц, летевшей к своим гнездам. Вековые дубы, шелестевшие своей густой листвой на краю лужайки, казались ей такими красивыми! Из-за угла флигеля на усыпанную мелким гравием дорожку выкатился яркий цветной мяч, и буквально через мгновение вдогонку за ним выскочил мальчишка, по всей вероятности сын кухарки. Крепко прижав мяч к груди, он вприпрыжку побежал обратно, на кухню. Мальчугану было от силы пять-шесть лет, а дубам уже сотни лет, но они будут стоять здесь и тогда, когда этот мальчик состарится и станет прахом, покоящимся в этой земле, в земле родной Англии. Или в какой-нибудь далекой и незнакомой стране, если ему суждено будет пойти в солдаты.
При этой мысли Джудит очнулась и, резко обернувшись, посмотрела на Алекса: молодой человек остановился и тоже внимательно смотрел на нее.
– По-моему, это место идеально подходит для выполнения ритуала, – проговорил юноша. – Как тебе кажется?
Застигнутая врасплох, Джудит поняла, что они уже дошли до розового сада, за все это время не проронив ни единого слова. Алекс указал рукой на садовую скамейку. Перед Джудит стоял человек, который «вовсе не хотел на ней жениться». Да, она прекрасно понимала, что он привел ее в этот сад лишь потому, что не мог ослушаться сэра Четсворта, – и все же до последней секунды он вел внутреннюю борьбу, сопротивляясь отцовской воле… Только сейчас до нее дошло, с каким трудом давался ему каждый шаг по тропинке фамильного парка.
Джудит продолжала стоять, словно не замечая приглашающего жеста Алекса. О, если бы он только знал, что одного его слова достаточно для того, чтобы она бросилась со всех ног туда, куда он скажет. Но он не должен догадываться об этом!
– Что же, – проговорил Алекс. – Если ты не хочешь садиться, весь ритуал будет выглядеть еще более абсурдно. Мне ведь следует опуститься перед тобой на одно колено… Кстати, на какое? Ты случайно не знаешь, как там положено?
Ах, если бы он только знал, какую боль причиняли Джудит эти исполненные горькой иронией слова! Она растерянно молчала, не находя слов для ответа, а он продолжал:
– Послушай, а может, ты хочешь начать первой? Задай мне какой-нибудь вопрос. Никто из нас не ощущает радостного трепета в области грудной клетки, поэтому не имеет никакого значения, кто скажет первое слово, не так ли, Джудит?
Джудит вздрогнула: да, Алекс был настоящим мастером в фехтовании – он умел наносить резкие и беспощадные удары по противнику! Отныне Джудит предстояло вести долгую дуэль с мужчиной, который должен был сегодня вечером объявить ее своей невестой. Глядя Алексу прямо в глаза, девушка четко и громко произнесла:
– Любезный сударь, не окажете ли вы мне честь, согласившись взять себе в жены?
– Туше, мисс Берли, вы попали в цель, – усмехнулся Алекс. – К сожалению, я не могу предоставить вам возможность самой назначить день, когда я должен буду удостоиться этой чести, – все решено за нас моим отцом и его сатрапами. Отец и полковник Роулингс-Тернер решили, что свадьба должна состояться в марте будущего года, когда я пройду начальный курс военной подготовки и получу право подать официальное прошение о женитьбе. Можешь не беспокоиться, – добавил он после небольшой паузы. – Командование полка обязательно даст согласие на этот брак.
– Нисколько в этом не сомневалась, – парировала она. – Такой человек, как сэр Четсворт, не мог не предусмотреть все детали заранее.
Что-то блеснуло в глазах Алекса: было видно, что остроумие Джудит пришлось ему по душе.
– Браво! – воскликнул он. – Я вижу, что мы понимаем друг друга, дорогая кузина…
Неожиданно для нее Алекс обнял ее одной рукой за талию и крепко прижал к себе, показывая всем своим видом, что он нисколько не сомневается в том, что не встретит сопротивления.
– Итак, – прошептал он, – мы оба понимаем, что это вынужденный брак – брак по приказу… К чему теперь излишние церемонии?
Склонившись к ней, он второй рукой крепко обнял ее за плечи. Нет, это был вовсе не страстный поцелуй, а скорее некий жест, символизирующий его мужскую власть над ней. Но ее душа откликнулась на этот жест и какой-то голос внутри нее нашептывал ей, чтобы она не противилась его воле, совсем не противилась. Но вдруг ее охватило чувство досады на саму себя: как могла она забыть, с кем имеет дело? Ведь для него она была не более чем очередной покоренной женщиной… Очередной победой в его донжуанском списке!
Отпрянув назад, она проговорила:
– Нет, Алекс, не надо. Ты ведь сам только что сказал, что ни у кого из нас не ощущается трепета в грудной клетке… Это всего лишь брак по расчету, не так ли? Сэр Четсворт подобрал для тебя подходящую невесту – вот и все. Не надо об этом забывать.
Он сжал губы, и гнев, накопившийся в его душе за этот вечер, вырвался наружу:
– Как умно с твоей стороны поставить все точки над «i» с самого начала. Поспешим же к нашим достойнейшим родственникам с радостной вестью о помолвке, дабы они могли спокойно приступить к обсуждению финансовой стороны вопроса… Насколько я понимаю, именно эта сторона волнует тебя больше всего.
Его слова так больно задели Джудит, что она чуть не задохнулась:
– Твои обвинения не только грубы, но и бессмысленны. У тебя нет никакого права так вести себя со мной. Ты, видимо, принял меня за одну из твоих распутных подружек.
Алекс напрягся:
– Боже мой! Я дерзнул обидеть саму невинность! Теперь позволь и мне быть откровенным: я готов дать тебе деньги, положение в обществе и славное имя Расселов, единственным обладателем которого я сейчас остался. Но я не намерен терпеть никаких претензий с твоей стороны. Не забывай, что речь идет о браке, а не об устройстве на работу!
Джудит задрожала от обиды и негодования:
– Твои взгляды на брак представляются мне несколько односторонними. И кроме того, ты сам не настолько чист, чтобы иметь моральное право в чем-то упрекать меня.
– Ты права, но у меня не было выбора. А ты добровольно согласилась себя продать!
– Да как ты смеешь! – воскликнула Джудит, в совершенной растерянности: ни разу в жизни ей не приходилось выслушивать такие обвинения в свой адрес, никто из молодых людей не смел разговаривать с ней в таком тоне. Никогда еще не доводилось ей становиться свидетельницей жестокой битвы, которую вел мужчина сам с собой, выплескивая волны гнева на нее… Джудит хорошо знала, как вести себя с женщинами, впадающими в истерику, но этот мужчина наносил ей один за другим такие удары, которые она отражать не умела.
– Как я смею? – не унимался Алекс. – А почему же, скажи на милость, ты сразу же согласилась принять предложение моего отца? – Облокотившись на низкую каменную стену, опоясывающую розарий, он внимательно смотрел на Джудит, напоминая в этот момент покупателя, оценивающего товар, который ему навязывают против его воли. – Сэр Четсворт сообщил мне, что ты запрыгала от восторга, едва услышала о возможности выйти за меня замуж.
Сумерки сгущались. Переминаясь с ноги на ногу под цепким, испытующим взглядом этого мужчины, всем своим видом показывающего, как неприятны ему мысли о женитьбе на ней, Джудит вдруг поймала себя на мысли, что Алекс был совершенно прав. Действительно, когда она впервые услышала о предложении сэра Четсворта, все мысли ее были сконцентрированы именно на материальной выгоде для нее этого брака. А теперь она не могла признаться Алексу, что была полна решимости отвергнуть его вплоть до того самого момента, когда он посмотрел ей в глаза из-под своих густых ресниц.
Бесстрастным тоном Джудит проговорила:
– Сэр Четсворт явился в наш дом в тот самый момент, когда я поняла, что мои силы на исходе: не так-то легко жить под одной крышей с двумя стареющими вдовами. Его предложение сулило мне освобождение.
– Неужели? – спросил Алекс, не двигаясь с места и не меняя выражения лица. – Должен признать, ты очень красивая девушка, поэтому мне странно слышать, что ты засиделась в обществе «стареющих вдов». Будь у тебя желание, ты могла бы уже раз десять выскочить замуж и обрести столь желанное для тебя «освобождение».
Окончательно загнанная в тупик, Джудит неожиданно для себя вдруг выпалила:
– Дело в том, что другие мужчины могли бы захотеть от меня большего, не ограничиваясь деловым соглашением.
Еще с минуту Алекс молча созерцал Джудит: ее строгую прическу, застегнутое под самое горло платье, стройную талию…
– Что ж, я все понял, – проронил он наконец. – Теперь мне ясно, почему ты согласилась выйти за меня замуж, хотя мы и не виделись целых пять лет… Благодарю за честность. – Он перевел дыхание и продолжил – А теперь позволь мне выдвинуть свои условия. Раз уж ты не собираешься дать мне в этом браке «нечто большее», я оставлю за собой право обращаться за этим к своим «распутным подружкам», как ты изволила их назвать.
Джудит почувствовала, как к щекам ее приливает кровь. Как же сильно он в ней ошибался! Но ей не хотелось быть одной из многих. И до того момента, когда она хотя бы одним намеком признается ему в тех чувствах, которые он пробудил в ней, – в тех чувствах, которые возникают между мужчиной и женщиной – он должен знать, что она не похожа на других, что она – единственная в его жизни.
– Мне бы хотелось возвратиться в дом, – ледяным тоном произнесла она. – Насколько я понимаю, мы все сказали друг другу.
Алекс выпрямился и показал рукой на боковую тропинку:
– Что ж, пойдем. Это кратчайший путь.
Они шли по узкой садовой дорожке, стараясь не касаться друг друга. Через несколько шагов Алекс сказал:
– Я свяжусь с управляющим ювелирным магазином Гэррода и скажу ему, что на днях ты зайдешь к ним, чтобы выбрать обручальное кольцо. Думаю, мой отец с большим удовольствием составит тебе компанию.
Джудит кинула на него быстрый взгляд:
– А ты?
– Увы, служба прежде всего. К тому же мое участие в этом деле просто излишне – ты прекрасно справишься и без меня… Мой отец – великолепный организатор, да и ты, как мне кажется, отлично представляешь себе, что именно тебе требуется.
С трудом сдерживая волнение, Джудит позволила молодому человеку взять ее под локоть, когда они поднимались по ступеням террасы. Войдя в гостиную, они застали сэра Четсворта и обеих вдов за игрой в карты. Увидев на пороге молодых людей, все трое, как по команде, оторвались от игры и с немым вопросом уставились на вошедших.
– Надеюсь, в этом доме найдется охлажденное шампанское, сэр? – бесстрастным тоном произнес Алекс. – По-моему, сейчас самое время его откупорить.
Суровый взгляд сэра Четсворта смягчился. Он подошел к Джудит и взял ее за руку:
– Спасибо, милая моя. Могу пообещать вам, что я сделаю все, чтобы вы были счастливы.
– Ах, Четсворт! – воскликнула миссис Берли. – Как это мило с твоей стороны! Но все-таки полагаю, что позаботиться о счастье моей дочери надлежит не тебе, а Александру! Ах, доченька! Я так горжусь тобой… Если бы только твой несчастный отец смог увидеть тебя в этот радостный день! – По щекам пожилой дамы заструились слезы. – Итак, ваша свадьба состоится весной, не правда ли? Как романтично!
Миссис Берли прижала Джудит к груди и глубоко вздохнула… Потом она повернулась к Алексу и продолжила:
– До сегодняшнего вечера я даже не представляла себе, каким красивым юношей ты стал, Александр. Галантный офицер, верный слуга королевы и Отечества.
И тут, в самом патетическом месте, миссис Берли неожиданно расчихалась. Понимая, что все это выглядит в высшей мере смешно, она поспешно вынула носовой платок и принялась вытирать слезы.
– О Боже, как я взволнована! – проговорила она. – Ах, мой милый Александр, тебе не суждено было узнать материнскую любовь, у меня… у меня никогда не было сына. Я верю, что судьба дает нам обоим возможность восполнить недостающее: я стану тебе матерью, а ты мне – сыном. – В порыве чувств пожилая женщина приподнялась на цыпочки и горячо поцеловала Алекса.
Молодой человек вздрогнул, но мужественно перенес атаку будущей тещи. Потом он подошел к миссис Девенпорт и, громко чмокнув ее в щеку, со скрытой издевкой произнес:
– А вы, уважаемая миссис, вы готовы стать мне второй матерью?
– Ну что вы, молодой человек?! – невозмутимо парировала та. – Как вам могла прийти в голову такая глупая мысль?! Едва ли во всем мире сыщется такая женщина, которая могла бы стать вам матерью… – Она обернулась в сторону Джудит и добавила: – Надеюсь, Алекс, ты понимаешь, как тебе повезло? Моя племянница – необыкновенная девушка.
– Я уже имел возможность в этом убедиться, – с иронией произнес Алекс, и никто, кроме Джудит, не понял, что он имел в виду.
Прислуга принесла в гостиную шампанское, полетели к потолку пробки, завязалась непринужденная светская беседа. Улучив удобный момент, миссис Девенпорт взяла Джудит за локоть и прошептала ей на ухо:
– Что с тобой, милая, ты совсем лишилась рассудка? Я пыталась поймать твой взгляд, но тщетно: ты не сводила с него глаз. – Заметив волнение племянницы, она поспешила добавить: – Не беспокойся, милая, он слишком занят тем, чтобы выглядеть как можно более свирепым, поэтому он не заметит того, что так ясно видно мне.
Джудит в изумлении уставилась на тетку:
– Так, значит, ты сразу поняла, что я собираюсь принять его предложение?
– Ну конечно, дорогая моя, как не понять? Да, молодой Рассел действительно неотразим – я не видела его целых пять лет и даже представить себе не могла, что он станет таким красавцем… Я все понимаю: наверное, ни одна женщина на твоем месте не смогла бы устоять перед ним. Но он темная лошадка… И помни, дорогая: я тебя обо всем предупредила. Связывая свою жизнь с этим человеком, ты добровольно взваливаешь на свои плечи тяжелый крест.
– Но ты ведь сама только что сказала, что он неотразим… – пролепетала Джудит.
– Да, неотразим, – кивнула миссис Девенпорт. – Впрочем, как ты могла заметить, я и не пытаюсь этого отрицать. Речь не о нем, а о тебе, милая Джудит. Тебе предстоит проявить силу и решительность. Ах, будь я лет на тридцать моложе… – Тетушка Пэн глубоко вздохнула. – Справедливости ради должна признать, что у тебя есть оба этих качества: и сила, и решительность. Беда в том, что, помимо этого, в тебе слишком много романтизма, который достался тебе в наследство от матери. Ты чересчур сентиментальна. Девушке, решившейся связать свою жизнь с таким молодым человеком, как Александр Рассел, не пристало быть сентиментальной. Боюсь, он может сильно ранить тебя…
Джудит обернулась и посмотрела в дальний угол гостиной: стоя под картиной Гейнсборо, – той самой, которую какой-нибудь час назад он созерцал с таким вниманием, – Алекс держал в руке высокий бокал с шампанским и пил за грядущую свадьбу, – свадьбу, которая была ему навязана и которую он так хотел избежать… Офицер с блестящим будущим, он был разбит наголову в битве за независимость… Не выдержав сурового натиска отца, молодой честолюбец наверняка попытается добиться реванша в отношениях с будущей супругой…
– Наверное, ты права, тетушка Пэн, – тихо ответила Джудит. – Но пойми: у меня не было выбора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прозрение - Драммонд Эмма



Прочитала за несколько часов! Мне очень понравилось,хотя конец очень печальный...
Прозрение - Драммонд Эммакатя
27.04.2013, 16.58





Очень хорошая книга! Совсем не похожа на банальные бульварные романы.Книга рассказывает о сломанных войной судьбах и о силе любви.Здесь главный герой совсем не мачо, а обычный человек, со своими страстями, проблемами. И главная героиня не прыгает в постель к герою на пятой странице.По большому счету, в книге нет постельных сцен, но от этого она только выиграла. В любом другом романе знаешь, что бы не происходило,будет heppy end, а тут до последнего не знала, что же произойдет.
Прозрение - Драммонд ЭммаОльга
20.06.2013, 21.51





Очень приятная ,но грустная книга. В итоге то он только и сказал ей ждать пока полюбит. Да и то по- моему потому что Хетта исчезла.
Прозрение - Драммонд ЭммаНаталья
22.06.2013, 3.19





Боже, как грустно! Но книга замечательная
Прозрение - Драммонд ЭммаРоза
22.06.2013, 7.15





Непонимание и гордость .ошибки ,которые меняют все .время,которое невозможно повернуть назад .грустный ,но поучительный. роман .
Прозрение - Драммонд Эммаамина
22.06.2013, 11.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100