Читать онлайн Глазами любви, автора - Довиль Кэтрин, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Глазами любви - Довиль Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Глазами любви - Довиль Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Глазами любви - Довиль Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Довиль Кэтрин

Глазами любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Холодная ладонь закрыла ей рот, а голос зашептал на ухо:
– Не шевелись и не шуми.
Идэйн спала чутко. Земля была жесткой, хотя на нее для Идэйн навалили сухих листьев, но это лишь чуть-чуть облегчило боль во всем ее словно избитом теле. Она тотчас же проснулась.
– Ты видишь мое лицо? – Шепот был хриплым.
Да, свет луны был достаточно ярок, чтобы она могла его разглядеть. Но она и так узнала бы этот голос. Идэйн кивнула.
– Хорошо, – сказал ей Магнус. – Быстро вставай и следуй за мной.
Все, кто был вокруг них, были закутаны в плащи и овечьи шкуры. Ночной дозорный сидел и клевал носом, тихонько похрапывая. Асгард де ля Герш лежал по другую сторону костра, отвернув­шись от сильного жара багровых углей.
Магнус приложил палец к губам, и они бес­шумно, как тени, проскользнули под деревья.
Идэйн хотелось спросить о лошадях. Пешими они не могли уйти далеко. Но Магнус решительно двинулся в лощинку, выстланную сосновыми иг­лами, и они скользили по ее отлогому склону, пока не оказались среди папоротников. И тут Идэйн увидела неоседланного жеребца де ля Герша с го­ловой, укутанной плащом. Конь стоял тихо, при­вязанный к ветке сосны.
Идэйн с трудом втянула воздух.
– Ты не можешь украсть его боевого коня.
– Я уже это сделал.
Магнус подсадил ее на спину жеребца. По­том, не снимая с головы коня плащ, потянул за собой по склону холма.
Идэйн вцепилась в гриву коня обеими руками. Сердце ее бешено колотилось. Сосновые иглы за­глушали цоканье копыт, и они надеялись, что не поднимут в лагере тревогу.
«Но какова дерзость», – подумала Идэйн. У тамплиера был добрый конь, который, как она предполагала, стоил целое состояние. Они не только убегали от посланца короля, заплатившего за нее выкуп, но и украли боевого скакуна рыца­ря-тамплиера!
Они продвигались по лесу, где темные тени от деревьев сменялись местами, освещенными пол­ной луной, и Магнус пока вел коня в поводу. На­конец лес закончился, и они оказались на краю ог­ромного луга – в лунном свете покрывавшая его высокая сухая трава казалась серебристым морем.
– Сядь назад, – прошептал Магнус. Идэйн передвинулась назад на широкой спине скакуна, освобождая место для Магнуса, и тот вскочил на коня впереди нее.
– Держись за мой пояс, – сказал он ей, на­клонился и сорвал свой плащ с головы жеребца.
Огромный конь тут же вздрогнул при виде незнакомого луга, издал могучее ржание, похожее на раскат грома, и встал на дыбы, а потом огром­ным прыжком рванулся вперед.
Идэйн обеими руками держалась за пояс Маг­нуса, стараясь задушить рвавшийся из груди крик. Все это было похоже на ночной кошмар. Трепе­тать от бешеной скачки могучего коня по травя­нистому, залитому лунным светом лугу, чувствовать, как напрягаются мускулы его огромных ног и массивная спина и как он сжимается в комок для нового прыжка! Тело скакуна пласталось и лете­ло, как стрела.
Несколькими секундами позже, когда Идэйн почувствовала, что от ужаса у нее пересохло во рту, до нее дошло, что Магнус смеется! Она не могла поверить этому! Их жизни были в опасности, поскольку жеребец мчался в кромешной тьме. Конь мог наступить в невидимую яму, споткнуть­ся о камень, и они могли сломать себе шею и по­гибнуть. Но, казалось, для Магнуса это не имело значения.
Идэйн отпустила пояс Магнуса и теперь об­хватила его руками и прижалась к нему. И почув­ствовала в нем то же, что и в коне, – мощное животное, мускулы которого напрягались в этой безумной скачке. Магнус бросал вызов судьбе, и ему это даже нравилось!
Но это не могло длиться вечность. Постепен­но бег коня стал медленнее и спокойнее. В лицо им летели капли конского пота и хлопья пены, ребра животного ходили ходуном. Наконец беше­ный галоп замедлился, и, храпя и встряхивая голо­вой, жеребец перешел на легкий аллюр. Магнус чуть натянул поводья, мягко уговаривая коня, на­зывая его «хорошим мальчиком» и «славным ма­лым» и убеждая, что бояться ему нечего.
Идэйн перевела дух. Она все еще крепко цеп­лялась за Магнуса, как во время их безумной скачки, а руки и ноги ее дрожали от напряжения.
Когда Магнус повернулся, чтобы посмотреть на нее, лунный свет упал на его лицо, и Идэйн увидела, что он все еще смеется.
Ей захотелось ударить его. И все же Магнус украл и обуздал прекрасного резвого коня там­плиера и ехал на нем, и она не могла осуждать его за это. Если бы Магнус не был таким первоклассным наездником, они не смогли бы удержаться на таком мощном коне, он бы их сбросил, и теперь они брели бы по ночному лесу. И, вероятно, заблудились.
И все же она почти ненавидела его.
Магнус направил тяжело дышавшего коня под деревья и там соскользнул с его спины, взял в руки поводья и привязал его к ветке. Жеребец покорно опустил голову и принялся щипать сухую траву. Магнус снял Идэйн с коня, принес под дерево и уложил на постель из опавших листьев Она все еще дрожала и смотрела, как он снимает плащ, потом рубашку и отбрасывает все это в сторону.
– Ты чуть не убил нас! – сев, заявила Идэйн.
– Вовсе нет. Этого никогда бы не случилось! Я слишком хорошо держусь в седле, чтобы допустить такое. – Магнус сел рядом с ней и попытался снять с нее плащ. – Какая ты глупышка! Сразу видно, что всю жизнь провела в монастыре.
Идэйн поняла, чего он хочет, и попыталась воспротивиться, несмотря на то что кровь быстрее побежала у нее по жилам при виде его обнаженного торса. В нем все еще бурлила энергия после то го, как ему удалось обуздать и приручить такого мощного коня.
Идэйн попыталась оттолкнуть его.
– Что, если тамплиер проснулся, и они уже ищут нас?
Магнус притянул ее к себе.
– У нас есть несколько минут.
Его рука потянулась к ее волосам, он пропус­тил пальцы сквозь ее золотые пряди. Потом на­гнулся к ней, и ее рот оказался в плену его жарких страстных поцелуев – он целовал ее губы, шею, потом губы его нашли ее грудь и начали целовать ее сквозь платье.
Она застонала, и он прошептал:
– О Господи, как я мечтал об этой минуте, как мне хотелось обнять и прижать тебя к себе. Я сгорал от желания и думал, как ты будешь ле­жать в моих объятиях – обнаженная, сверкаю­щая, прекрасная. Я только и мечтал о том, чтобы снова обладать тобой и почувствовать сладость твоего тела! – Не отрываясь от ее губ, он простонал: – Думать об этом – думать о тебе – от одного этого можно сойти с ума! Господи, как ты нужна мне!
Он отвел ее сопротивляющиеся руки, чтобы расстегнуть ее плащ. Когда он сделал это, из-под плаща выпрыгнул белый кот, бывший там с тех пор, как Идэйн положила его туда, когда готови­лась ко сну.
Магнус отпрянул:
– Проклятый кот! Как ты можешь всюду таскать его за собой!
Он взял зверька и бросил в кусты. Потом, го­ря лихорадкой страсти, опустился на колени и снял с нее плащ. Он делал это торопливо, руки его дро­жали, когда он поднимал ее платье, обнажая ее тело до груди. И вскоре их тела оказались переплетенными в тесном объятии.
– Магнус, – задыхаясь, прошептала Идэйн.
Это было безумием, но она не могла остано­вить его, потому что сама была охвачена такой же лихорадкой. Его рот прижимался к ее рту и заглу­шил ее стон, когда его плоть с настойчивой силой проникла в нее.
На этот раз он овладел ею так же грубо, как обуздал боевого коня. Но даже когда Идэйн из­вивалась под ним, пытаясь сопротивляться, ее руки крепко прижимали его к себе, а он покрывал бесчисленными жаркими поцелуями ее лицо. Тело его снова задвигалось, а рот снова пленил ее рот, а зубы чуть прикусили ее нижнюю губу.
– Моя прекрасная золотистая колдунья, – задыхаясь, шептал он. – Я хочу наполнить тебя всю, сделать своей узницей, я хочу поглотить те­бя – я хочу тебя всю!
И слова его воплотились в действительность.
Это было жадное чувственное соитие, полное животной страсти и силы. Сначала Идэйн показа­лось, что она этого не выдержит. Но постепенно она покорилась его чувствам, и ее тело стало отве­чать на его ласки.
Идэйн вскрикнула, когда он стянул с нее пла­тье, и его губы прижались к ее телу, пожирая и покрывая поцелуями всю ее. Она больше не могла противостоять этому сладостному и мучительному прикосновению. Идэйн впилась зубами в его пле­чо и услышала его восклицание, полное изумления и боли.
Его рука, заблудившаяся в ее волосах, оттяну­ла назад ее голову, и он ответил властными поцелуями на ее укус – он целовал ее шею, лицо, по­кусывал ее щеку и мочку уха до тех пор, пока ко­жа ее не начала гореть.
И это было нечто совсем иное! На этот раз их занятие любовью вовсе не походило на медленное падение среди золотых звезд – сейчас оно было жарким и неистовым, а вокруг пахло сухой тра­вой, потом и лошадьми. Идэйн казалось, что она погрузилась в опаляющее пламя страсти, способной сжечь их заживо. И тут она была равна ему – от них обоих не оставалось теперь ничего, кроме пепла.
Здесь, на этом серебристом лугу, было сладо­страстие, но была и любовь. И ее сильный, гибкий возлюбленный, чье тело с такой силой вторгалось в ее собственное, завоевал ее, но и она, в свою очередь, тоже завоевала его.
А в следующую секунду тело его содрогну­лось, и он издал громкий крик, похожий на рык, а она вторила ему тихим стоном. Он опустился ря­дом с ней, все еще дрожа, весь покрытый потом, и она слышала его сдавленные крики.
Идэйн облизнула припухшие губы. Все ее те­ло было словно избито и покрыто ссадинами. Она чувствовала себя усталой, но торжествующей.
– Матерь Божия, я никогда не покину те­бя! – пробормотал он. – Идэйн, – пробормо­тал он, – Идэйн! Как мне жить без тебя? Ты и вправду, должно быть, ведьма. На земле мне не найти второй такой женщины, как ты! Никто не сравнится с тобой!
Она смотрела куда-то через его плечо, стараясь восстановить дыхание. В лунном свете недале­ко от них сидел белый кот и вылизывал лапки. Идэйн с трудом удалось прошептать:
– Нет, я не ведьма.
– Нет? – Он приподнялся, опираясь на ло­коть, чтобы заглянуть ей в лицо. – Почему тогда ты говоришь и делаешь такие вещи, которых ни­кто не понимает?
Его рука отвела влажные волосы с ее глаз.
– Почему ты назвала по имени заблудивше­гося кота и сказала, что он твой родственник?
Взгляд Идэйн скользнул куда-то в сторону.
– Я… я не знаю. Иногда я не знаю, что скажу. Вот только мое Предвидение… – Ее го­лос затих, истаял. Нет, он не понял бы. – Я не могу объяснить. Кажется, это просто приходит мне в голову…
Магнус ждал, пристально вглядываясь в ее лицо, потом слегка отстранился и натянул штаны, чтобы прикрыть обнаженное тело.
– И заставляешь корабль сесть на мель, что­бы он не прибыл, когда на другой совершили на­падение. И это тоже пришло тебе в голову?
– Да. – Идэйн села. Ураган страсти, под­хвативший и унесший их обоих несколько минут назад, стих, опустошив ее. Идэйн натянула платье на плечи и грудь, наклонилась и оправила юбку.
И услышала его вздох. Магнус провел рукой по взлохмаченным рыжим волосам.
– Страсти Господни! Ну и история! Едва ли в Честере найдется хоть один человек, который в нее поверит!
Лицо Магнуса было в тени, но свет падал на обнаженные плечи и волнистые волосы, ниспадав­шие на них. Он был сильным и красивым. Идэйн не могла вспомнить без чувственной дрожи, как всего несколько минут назад это могучее тело по­коилось в ее объятиях, когда они занимались лю­бовью.
– Когда я привезу тебя к своему сюзерену, графу Честеру, – говорил Магнус, – ты долж­на все это объяснить ему как можно понятней. Я потерял два графских корабля со всеми их коман­дами, и мне придется за это отчитываться. Понимаешь? Ты – мой единственный свидетель.
На несколько минут воцарилось молчание. Кот подошел к ним танцующей походкой и при­нялся тереться о плечо Идэйн и мурлыкать. Идэйн взяла его, посадила на колени, понимая в этот мо­мент только, что мир ее пошатнулся и накренился. И не в лучшую сторону. Очень тихим голосом она спросила:
– Ты хочешь отвезти меня к своему сюзере­ну, чтобы я засвидетельствовала, что потеря ко­раблей – не твоя вина?
Магнус встал и поднял брошенный под дере­вом плащ на подкладке. Нагнувшись, надел его, завязал тесемки и опоясался мечом.
– Поверь мне, – сказал он, – за это я бу­ду охранять тебя всю жизнь. Эта поездка в каче­стве сборщика подати с самого начала была для меня тяжким бременем, сущим проклятием! По правде говоря, история эта слишком длинная, что­бы ее рассказывать.
Магнусу припомнился пьяный вечер в обще­стве французов и то, как он просадил все деньги, выигранные во время турнира и выплаченные ему в виде приза, и свое дурацкое бахвальство, при­ведшее его в конечном итоге к кораблекрушению и катастрофе.
– Клянусь Господом, – пробормотал он сквозь зубы, – дело в том, что я должен спасти свою честь – честь семьи.
Идэйн встала, держа кота на руках, и сказала еще тише, чем прежде:
– Поэтому ты не вернулся в Честер, а пошел в услужение к тамплиеру? Ты знал, что он разыс­кивает меня, а я была тебе нужна, чтобы доказать твою невиновность?
Что-то в ее голосе заставило его помедлить и посмотреть на нее – Магнус пытался прочесть в ее взгляде, что она думает.
– Ну… да, это было для меня главным. «Что это с ней такое?» – недоумевал он.
Идэйн смотрела на него своими изумрудными сверкающими глазами, наполненными влагой, ко­торой могли быть только слезы. Ради всего свято­го, он не мог понять причины такой печали!
Он же сходит по ней с ума, сказал себе Маг­нус. Ни одна женщина не вызывала в нем таких чувств, как она. Когда ее не было с ним, он непре­станно думал о том, когда снова будет обладать ею. Но, конечно, даже она, сирота из какого-то жалкого монастыря на северном побережье, не может требовать от него больше того, что он уже дал ей. Он ни разу не произнес слова «любовь», он изо всех сил старался показать, что то, что между ними происходит, не может быть истолковано именно таким образом. Хотя с некоторым, чувством вины должен был признать Магнус, именно он лишил ее невинности.
Но ведь то была ошибка, разве не так? Ну, положим, он был глупцом, считая ее шлюхой де Бриза, что из этого?
– Не бойся, я о тебе позабочусь, – сказал Магнус, надеясь утешить ее. – Я перед всеми стану твоим защитником, и можешь не опасаться, что я тебя брошу. А после того как засвидетельст­вуешь перед графом мою невиновность и расскажешь все, что произошло на самом деле, я позабо­чусь доставить тебя в целости и сохранности в твой монастырь, если ты того пожелаешь.
– Вернуться в монастырь? – В ее воскли­цании прозвучало недоверие. – После всего, что ты со мной сделал?! Я лежала с мужчиной, а в глазах церкви ничего не может быть греховнее. И ты думаешь, меня примут обратно?
Магнус нахмурился.
– Тебе необязательно быть девственницей, чтобы вернуться к святым сестрам. Ты это зна­ешь. Если ты раскаиваешься…
– Раскаиваюсь?!
Ее крик встревожил кота, который при звуке ее голоса спрыгнул на землю, вырвавшись из ее рук.
– Ты полагаешь, я должна наложить на себя епитимью за все то, что ты сделал со мной?
Идэйн повернулась и пошла прочь от него.
– Ах, какое несчастье, что я встретила тебя, что я посмотрела на тебя! – бросила она через плечо. – Господь свидетель! Я не буду каяться в том, в чем нет моей вины. Нет, я обращусь с жа­лобой к епископу на то, что ты гнусно совратил и обесчестил меня, невинную послушницу монасты­ря Сен-Сюльпис.
На какое-то мгновение Магнус онемел и толь­ко смотрел ей вслед. Он был совершенно ошелом­лен.
Он соблазнил послушницу? Господи Иисусе! Этого он уж не мог вынести. Сколько же несчас­тий на него свалилось!
Она собирается пожаловаться епископу! Магнус был изумлен. Как только она могла ска­зать такое?!
– Остановись! Куда ты?
Идэйн шла к огромному боевому коню, стояв­шему под деревьями.
– Идэйн, подожди! Давай поговорим. Ты с ума сошла? – кричал Магнус, а она тем време­нем отвязывала лошадь. – Да послушай меня на­конец! И не трогай уздечку. Ты не можешь ехать на боевом коне де ля Герша!
И в эту минуту они услышали отдаленный звук рога. Жеребец тряхнул головой и сделал не­сколько шагов, таща за собой Идэйн.
Магнус выругался сквозь зубы. Ясно, что ог­ромный конь тамплиера был приучен к сигналу рога и поскачет туда, где этот рог будет трубить.
– Дай мне эти чертовы поводья! – крикнул Магнус, бросаясь вперед, чтобы схватить их.
Ему нужно было вскочить на коня, посадить девушку сзади и удирать отсюда что есть мочи.
Конь был таким резвым, что у них был шанс даже теперь оторваться от пони и вьючной лошади.
Но было слишком поздно. Прежде чем Маг­нус успел схватить поводья, конь взвился на дыбы и вырвал их из рук Идэйн. Как только звук рога послышался снова, он рванулся в лесной мрак и исчез из виду.
Магнус стоял, сжимая кулаки и свирепо глядя на девушку. Он не отказал себе в удовольствии выдать целую тираду, состоявшую из отборных проклятий. И тут они снова услышали звук рога. Магнус нагнулся и торопливо поднял с земли свои плащ.
– Ладно, – рявкнул он, – теперь нам при­дется бежать! Темнота и густая чаща леса помогут нам скрыться. Мы должны спешить, пока не на­ступил рассвет. Может быть, нам посчастливится набрести на деревушку.
Идэйн не двинулась с места.
Когда он обернулся к ней, она стояла, осве­щенная лунным светом, и ее шерстяное платье и свободно ниспадавшие на плечи волосы казались серебристыми.
И в ее позе было нечто такое, от чего у Маг­нуса по коже побежали мурашки.
– Я не пойду с тобой, – сказала Идэйн. – Я нужна тебе только как свидетельница твоих ошибок и промахов – и ничего больше. Я воз­вращаюсь к тамплиеру.
Она повернулась и направилась в ту сторону, куда ускакал конь. Маленькая белая тень – кот – поднялась с земли и быстро побежала за девушкой.
Деревья и темнота поглотили обоих.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Глазами любви - Довиль Кэтрин

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425Примечание автора

Ваши комментарии
к роману Глазами любви - Довиль Кэтрин



колдовство и любовь.что ж было интересно.9 баллов.
Глазами любви - Довиль Кэтринчитатель)
29.05.2014, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100