Читать онлайн Сердце в небесах, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в небесах - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в небесах - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в небесах - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Сердце в небесах

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Ангелы есть духи, но не всякий дух есть ангел. Ангелами они становятся, будучи посланы.
Святой Августин.

Со времени его последнего посещения Чарльзтаун переменился.
Наклонившись вперед, Логан похлопал лошадь по выгнутой шее, раздумывая, ощущает ли она такое же стеснение среди всей этой толпы, какое ощущал он. Не то чтобы он обращал внимание на всю эту суету. Просто прошло так много времени.
Он и не догадывался, каким… нет, удовлетворенным — это не то слово. Насколько он привык к отшельнической жизни на вершине. Как старательно отгородился от всего, ото всех.
Все эти годы он не считал себя одиноким — он был один, вот и все. Он убедил себя, что так лучше.
Из-за его отца. Из-за Мэри. Из-за выпивки. Он нуждался в уединении. Гора являлась его убежищем.
Над головами висела вывеска, чуть покачиваясь от ветерка с залива. Логан прочел узорчатую надпись: «Приют Бахуса».
Он устал и проголодался, и идея выпить кружку рома показалась ему необычайно привлекательной. Сжав бока жеребца коленями, Логан поехал дальше.
Оглянувшись на Рэчел, чтобы увидеть, как действует на нее такое множество народа и окружающий тарарам, Логан только рот разинул. Она сидела на лошади очень прямо, высоко держа голову, вздернув высокомерно подбородок, как это могла бы сделать настоящая принцесса. Хотя на ней были надеты чужое платье и накидка из сшитых шкур, она имела царственный вид. Какие глупости приходят ему в голову.
Впрочем, не глупее охватившего его ощущения, когда она заметила его взгляд и улыбнулась.
— Вы знаете, где живет ваш брат? — спросила она, поравнявшись с ним. Они находились на Квин-стрит, неподалеку от Нового театра, и со всех сторон доносился визг пил и стук молотков.
— Да, но Вольф полагал, что в это время он скорее всего будет на верфи.
Именно туда они и направлялись. Логан все еще не мог до конца поверить в то, что его брат, перед которым он в юности преклонялся, действительно жив.
Так отчетливо, как будто это было только вчера, он вспомнил свои чувства, когда отец сообщил ему о смерти Джеймса.
Он сидел в библиотеке в доме Маккейдов, бывшей его любимым помещением в старом строении, по которому гуляли сквозняки. Он частенько благодарил Провидение за то, что, хотя отец бып безразличен к печатному слову, кто-то из его предков любил книги. Обшитую дубом комнату заполняли переплетенные в кожу тома, охватывавшие самые разнообразные темы — от фермерства до древней поэзии.
Но любимое чтение Логана составляли работы, посвященные философии и человеческому сознанию. К величайшему неудовольствию отца, он часами просиживал за книгами Декарта, Беркли, иногда отвлекаясь на какую-нибудь из книг по медицине. Он как раз обдумывал теорию Гоббса, что любому действию предшествует мысль или идея, когда в комнату ворвался отец.
Логан виновато захлопнул книгу, отчего в лившемся из окна с цветными стеклами солнечном свете заплясало облачко пыли. Но на этот раз Роберт Маккейд словно не заметил ни выбранную его сыном книгу, ни его смущение. Он просто прошел к каминной полке, ритмично похлопывая по ладони хлыстом для верховой езды.
Логан старался не ежиться при резких звуках от удара хлыста о ладонь отца, старался не вспоминать ощущение удара хлыста на своем теле. Мгновение отец стоял, глядя в огонь, потом повернулся. Логан удивился нездоровому красноватому оттенку его кожи, потом подумал, что это, наверное, отблеск пламени.
— Теперь ты мой наследник, — объявил отец тоном глубокого разочарования.
Вначале Логан осознал только это разочаровавание.
В свои двенадцать лет там, где дело касалось отца, он уже окружил себя стеной, скрывавшей его эмоции. Но какой бы крепкой он ни пытался ее сделать, всегда находилась крошечная трещинка в каменной стене. И его отец всегда безошибочно находил эту трещинку.
Джеймс всегда советовал ему не обращать внимания на «старого ублюдка». «Он придирается к тебе только потому, что это тебя расстраивает», — говорил его старший брат. Но семнадцатилетний Джеймс был больше и сильнее и излучал особое очарование, которому даже Роберт с трудом мог противиться.
Мысли о брате заставили Логана сосредоточиться на словах отца. «Теперь ты мой наследник».
Логан сглотнул, и его узкие плечи застыли. Джеймс уехал из дома несколько месяцев назад, горя преданностью делу юного принца, полный решимости вместе с ним дойти до Лондона и помочь ему взойти на принадлежавший ему по праву престол.
Ходили слухи, что шотландцы потерпели поражение. Вообще-то, Логан знал об этом очень мало, потому что отец запретил все разговоры на эту тему в своем доме. Будучи сам аполитичным, готовый всегда, если возможно, стать на сторону победителя, Роберт был разъярен поступком Джеймса.
И все же Логан не мог поверить, чтобы он даже теперь мог лишить наследства сына, которого всегда считал достойным наследником, особенно в сравнении другим его отпрыском, книжным червем.
Логан сделал шаг вперед, готовый выдержать вспышку гнева, и откашлялся:
— Я не понимаю, сэр.
По резкому взгляду, брошенному на него Робертом, Логану стало ясно, что тот уже забыл о его присутствии. Отец поджал губы:
— Его повесили.
— Джеймса? — К горлу Логана подступила тошнота. — Не может быть!
Только не брата, которого он любил, единственное живое существо, не считая его матери, которому он хоть сколько-то был дорог.
— Нет! — Он тряхнул головой, как будто пытаясь отогнать крывшуюся в словах отца правду.
Уже зная, что эти слова не были ложью. Отца словно прорвало. Он кричал о глупости Джеймса, о том, что его многократно предупреждали, предрекая, что вся семья пострадает из-за его эгоизма.
— Он не эгоист, — взорвался Логан. — Он поверил в право наследника и боролся за него. Джеймс просто герой!
Логан умолял Джеймса взять его с собой, не лишать его радости тоже свершить нечто смелое и замечательное. Быть похожим на своего брата. Но Джеймс отказался, похлопав его по плечу и пообещав, что Логан сможет поехать с ним в другой раз, когда подрастет.
Глаза Логана жгли слезы, хотя вовсе не от обрушившегося на его руку удара хлыста. Он вскинул руку — невольная реакция на избиения, которым его подвергал отец.
— Никогда, слышишь? Никогда больше не упоминай его имени! — Еще удар хлыста. — Он не был героем! Он умер трусом! Да, да, смертью труса!
Теперь удары сыпались один за другим, но Логан, казалось, их не замечал. Он глядел прямо перед собой, думая о своем высоком красавце брате, ведущем за собой победоносную армию.
— Логан! Логан, что с вами?
Логан неожиданно почувствовал нежное прикосновение ее руки и быстро повернул голову. Рэчел озадаченно смотрела на него.
— Это та верфь или не та? — Она с безразличным видом мотнула головой. Прикосновение ее пальцев к его ладони доказывало, что безразличие было напускным.
Логан глубоко вздохнул, отгоняя призраки прошлого — он уже давным-давно не позволял себе этих воспоминаний, — и осмотрелся. Они добрались до реки Купер. Пахло солью и илом, чьи запахи мешались с запахом смолы. Лес мачт, который они видели издали, теперь возвышался перед ними. Рядом с верфями на волнах покачивались шхуны и бриги.
Часть выстроившихся вдоль залива складов явно были совсем новыми; их деревянные стены сверкали свежей краской. Над дверьми склада справа от них, самого большого из стоявших поблизости, была вывеска: «Маккейд, корабельные перевозки».
— Вольф говорил, что он должен быть здесь, — спешившись, сказал Логан.
Когда он подал Рэчел руку, чтобы помочь ей сойти с лошади, она удивленно поглядела на него:
— Судя по вашему виду, можно было поклясться, что вы понятия не имеете, где мы и куда направляемся. Как будто вы находились за тысячу миль отсюда.
Положив ладони на его плечи, она соскользнул вниз. Логана подмывало промолчать в ответ на ее замечание… За эти несколько лет он и вправду стал совсем немногословным. Кроме того, она ничего не спрашивала. Но что-то в том, как она смотрела на него, все же заставило его ответить.
— Я думал о брате… вспоминал тот день, когда я узнал о его смерти.
— Как ужасно это было для вас.
— Да. — Его ладони все еще держали ее за талию. — Просто невозможно передать.
— И не надо. — Она знала его чувства к брату, знала, как он переживал его смерть. Когда они проезжали по улицам Чарльзтауна, Рэчел видела — он о чем-то глубоко задумался; она решила, что о брате, поскольку через несколько мгновений он должен был впервые за двадцать лет увидеть того, кого считал мертвым.
Но только когда он ей прямо сказал об этом, Рэчел полностью восприняла его сокровенные мысли. Как тогда, когда, уставшие от любви, они лежали в объятиях друг друга. Когда она могла чувствовать то же, что и он, каким-то особым образом слышать его мысли. Но сейчас они не занимались любовью. Они даже стояли не ближе друг к другу, чем позволяли хорошие манеры. Его ладони слегка придерживали ее талию, ее руки лежали на его плечах.
И все же они были единым целым.
Рэчел вздохнула:
— Никому не дано забыть прошлое. Пытаться это сделать — значит просто окутать боль саваном, сотканным из паутины, — и смущенно засмеялась: — Конечно, я не философ, но, по-моему, это оно. Чтобы победить своих демонов, надо повернуться к ним лицом.
Это было больше, чем она могла выдержать, — пронизывающий взгляд его глаз. Нарастающее, как прилив, взаимное притяжение. Его мысли были ее мыслями, и, хотя он-то уж точно не был ангелом, она чувствовала, что и он разделяет ее мысли. Это опьяняло, завораживало, подавляло.
У Рэчел появилось ощущение, что эта сила, если ей только позволить, может поглотить ее, как пламя лесного пожара.
Она была послана спасти его жизнь. И только.
Она убрала руки с его крепких плеч и отвернулась, разглядывая постройку. Все, что угодно, лишь бы укротить почти неодолимое стремление броситься ему на грудь. Поклясться в вечной любви. Потому что не могла же она… она, уже умершая… никак не могла сказать ему это.
На стороне, выходившей к реке, через широко распахнутые двери группа разгружавших фургон чернокожих таскала ящики. Хотя погода была прохладной, их лица блестели от пота. Логан привязал лошадей и двинулся туда, поддерживая Рэчел под руку.
От предстоящей встречи ему было не по себе. Идя рядом с ним, Рэчел искоса поглядывала на него из-под опущенных ресниц. Прошлую ночь они провели в доме плантатора, и когда Рэчел утром увидела Логана, она не поверила своим глазам. На нем не было шкур. Хотя его одежда не могла идти ни в какое сравнение с тем, как одевались при дворе, Логан был неотразим в темно-зеленом шерстяном костюме. Бриджи плотно обтягивали его бедра, и она могла поклясться, что в закрывавших его икры белых чулках не было никаких накладок для придания им требуемой формы. Белоснежный стоячий воротник подчеркивал загар его лица и черноту волос. Ветер подхватил одну прядь, и он быстро заправил ее обратно в аккуратную косичку.
— Вы очень неплохо выглядите, — сказала она, чтобы придать ему уверенности. Но когда он повернул голову и уставился на нее, она почувствовала, как жаркая волна заливает ее щеки. — Я только хотела сказать… Я имела в виду — в новой одежде. Ваш брат будет просто поражен.
Каким бы ни был ответ на столь неуклюжее объяснение — и это от одной из самых остроумных красавиц при дворе, — она его не получила, потому что в это мгновение из дверей склада на причал вышел мужчина. Золото его волос сияло на солнце. Рэчел почувствовала, как напрягся Логан.
В руках у мужчины был гроссбух, в котором он огрызком карандаша отмечал каждый заносимый внутрь ящик.
— Это он? — На самом деле Рэчел почти не сомневалась в этом. Они были одного роста и телосложения, и хоть цвет их волос различался, цвет глаз почти совпадал, хотя у глаз Логана был более зеленый оттенок.
Рэчел остановилась, отпустив руку Логана, когда он шагнул вперед. Он как будто этого не заметил. Он успел сделать с полдюжины шагов, когда другой мужчина взглянул на него:
— Чем могу…
Неоконченный вопрос повис в воздухе. Зелено-синие глаза сузились. Он сунул гроссбух ошарашенному чернокожему, ринулся вперед и схватил Логана в медвежьи объятия. Рэчел перевела дух.
Когда они наконец отпустили друг друга, Рэчел быстро промокнула глаза платочком, но она могла бы и не беспокоиться. Ни один ие взглянул в ее сторону.
— Вольф мне говорил, что ты здесь. — Джеймс отодвинулся от младшего брага на вытянутую руку. — Живет в горах, сказал он, хоть и не знал, где именно. — Ему как будто не хватало воздуха. — Я собирался отправиться тебя разыскивать… — Он прикусил нижнюю губу и обхватил Логана за плечи одной рукой. — Да будь я проклят, если все эти годы я не вспоминал тебя, раздумывая, что с тобой стало, что из тебя вышло.
А Логан все еще не произнес ни слова. Он улыбался в ответ, но создавалось впечатление, что он лишился дара речи. Рэчел пошла вперед с мыслью сказать или сделать что-нибудь. Не имея ни малейшего понятия, что именно. В поисках вдохновения она глянула на Генри, но ленивый пес, как всегда, уже подремывал на солнышке.
Вообще-то она могла не беспокоиться, что молчание затянется, потому что в отличие от Логана его брат вовсе не был молчуном. Он оживленно рассказывал, как его жена случайно познакомилась с женой Вольфа, и как он удивился, найдя брата, и еще больше удивился, когда узнал, что и Логан где-то поблизости.
— Я… я думал, что ты мертв, — хрипло выговорил Логан. Он схватил Джеймса за локти, как будто не совсем доверял своим глазам, и его снова захлестнули воспоминания.
Рэчел не требовалось это угадывать, потому что бурлящие волны его воспоминаний накатывались и на нее. Ошеломляющие страницы его жизни шли чередой — у нее даже закружилась голова, и она шире расставила ноги, чтобы не упасть. Они вихрем проносились перед ее мысленным взором — пугающие наполненные бурными эмоциями.
Наступающий на Логана с поднятым хлыстом отец, разъяренное лицо которого приобрело цвет королевской накидки ее величества.
Ослепительная улыбка уходящего Джеймса и его обещание вернуться. Мгновением позже — Джеймс, уже без улыбки, склонившийся к шее лошади. «Держись от него подальше, братишка. Когда принц Чарльз станет королем, я получу свою долю и мы заведем собственное хозяйство. Вместе с матерью, если она его оставит».
И неслышимый, звенящий в мозгу крик, когда Рэчел вместе с Логаном заново пережила весь ужас открывшейся его глазам картины — его мать в луже собственной крови.
— …твоя жена?
Рэчел очнулась от кошмарного сна — а может, это воспоминания Логана прервались, — когда Джеймс обратился к ней. Она не слышала, что он говорил перед этим, но Логан, очевидно, слышал, потому что несвязно пытался объяснить брату, кто она такая.
— Это знакомая… Я хочу сказать, что сопровождаю ее в Чарльзтаун… Вообще-то… — Он глубоко вдохнул и расправил плечи. — Позволь представить Рэчел Эллиот. Мистрисс Эллиот, это мой Джеймс Маккейд.
Представление было явно не из тех, что приняты при дворе поскольку он не упомянул ее титул, но Джеймс как будто этого не заметил. Он склонился над ее рукой и блеснул улыбкой, выявившей ямочки на его щеках. Видимо, ямочки были их наследственной чертой, подумала Рэчел.
Само собой разумеется, они отправились все вместе в дом на Трэдд-стрит. Рэчел разбудила Генри, которому явно не улыбалась перспектива бежать следом за лошадьми по оживленным улицам. Он перестал ворчать лишь после того, как Рэчел пообещала, что в конце пути его будет ждать вкусная косточка.
Выпрямившись, она увидела, что оба брата смотрят на нее, хотя с совершенно различным выражением. Джеймса как будто удивил и чуть позабавил тот факт, что она уговаривает собаку, Логан же раздраженно нахмурил темные брови.
Рэчел небрежно разгладила несуществующую складку на платье и расправила плечи с таким видом, словно стояла рядом с королевой, выслушивая просьбу какого-нибудь недостойного вассала.
Дом на Трэдд-стрит был велик в сравнении с хижиной Логана, но гораздо меньше дворца королевы. Однако Рэчел вынуждена была признать, что при всей его простоте он очень мило выглядел. На улицу выходили окна трех этажей. Окна были снабжены шикарными ставнями, некоторые из которых оставаясь закрытыми, отчетливо выделяясь на покрашенных светлой краской стенах. Участок, оказавшийся гораздо большим, чем ожидала Рэчел, окружала ограда, так же, как и стены дома, оштукарены под камень.
Логан помог ей спешиться, и поводья ее лошади сразу подхватил невысокий круглоголовый парень которого Джеймс называл Люк.
Ведя в поводу трех лошадей, парень направился к конюшне, но Джеймс его окликнул:
— Посмотри, не найдется ли хорошей косточки для собаки. — Он взглянул на Рэчел с улыбкой: — Кажется, его зовут Генри.
Прихожая была большой и просторной, и в ней пахло воском и дымом очага. У дверей их встретил внушительного вида высокий чернокожий мужчина, лицо которого почти полностью покрывала татуировка. Рэчел непроизвольно спряталась за Логана.
Несмотря на свирепую внешность, его голос, когда он обратился к ним, оказался выразительным, хотя и с акцентом — Рэчел на могла бы сказать каким. Сначала она приняла его за дворецкого, но обращение Джеймса заставило ее в этом усомниться.
— Кина, нипочем не угадаешь, кто это. Чернокожий приподнял брови:
— На первый взгляд я бы подумал, что этот джентльмен — ваш пропавший брат.
Джеймс нахмурился, но потом довольно гмыкнул:
— Вот и попробуй устроить тебе сюрприз. А где Энни? — спросил он, зайдя в прихожую.
— Кажется, наверху, в детской.
Он не успел еще договорить, как Джеймс уже поднимался по широкой пологой лестнице, шагая через две ступени и поочередно окликая то жену, то приглашая Логана и Рэчел следовать за ним.
— Энни, Энни!
Поднявшись на первую площадку, Рэчел увидела женщину небольшого роста, с каштановыми волосами и большими темными глазами, появившуюся в конце длинного коридора. Она подошла к Джеймсу:
— Что случилось, Джеми?
Последние слова перешли в радостный смех, когда сильные руки оторвали ее от пола и закружили по коридору. За этим последовал громкий поцелуй, готовый перейти во что-то более интимное, когда Энни заметила, что они не одни.
— Джеми! — Она уперлась ладонями ему в грудь, стараясь отдышаться. — У нас гости.
— И как ты думаешь, жена, кто бы это мог быть? — Он повернул ее к ним, не убирая обнимавших ее рук.
— Ну, не знаю, но я уверена… — Она нерешительно переводила взгляд живых глаз с Логана на Рэчел и снова на Логана, на котором взгляд испытующе остановился.
Не говоря ни слова, она высвободилась из объятий мужа и подошла к гостю. Взяв обе его ладони в свои, она улыбнулась, и ее карие глаза заблистали от сдерживаемых слез.
— Я так рада наконец-то познакомиться с вами, Логан. Джеми так часто вспоминал вас. Ему вас ужасно не хватало. — Она обняла Логана за талию.
Рэчел заметила, что Логан мгновение колебался, прежде чем обхватить одной рукой плечи Энни. Он оглянулся в ее сторону, и Рэчел ответила ему улыбкой.
— Логан, как ты уже догадался, это моя жена Энни. Или все в моем доме вдруг обрели мистические способности, или мы здорово похожи друг на друга.
— Я бы сказала, что последнее верно, — сказала Энни, взяв обоих братьев за руки. — И это тем более поразительно, что у вас совсем разная масть.
После обмена еще несколькими приятными словами глаза всех троих остановились на Рэчел. Еще одно неловкое представление, на этот раз как леди Рэчел Эллиот. Не успела еще Рэчел сообразить, специально Логан это сделал или просто оговорился, как Энни взяла ее за руку и повела в комнату, где она могла привести себя в порядок.
Это оказалась приятная комната, с окрашенными в солнечно-желтый цвет стенами, с плетеной циновкой на полу и кроватью с вышитым покрывалом. Погрузившись в ванну, которую служанка наполнила теплой, ароматизированной водой, Рэчел подумала, что в такой роскоши ей еще не доводилось пребывать со времени ее смерти.
Почему бы ей не насладиться этим, пока есть возможность?
Позволить воде омывать ее и выкинуть Логана Маккейда из головы. В лоне своей семьи он был в безопасности. В настоящий момент от нее явно не требовалось спасать его жизнь. А она так давно не имела возможности насладиться чем-нибудь более или менее близким к роскоши. Конечно, дом Вольфа и Кэролайн был довольно приятным, с европейскими удобствами, и там она тоже с удовольствием принимала ванну. Но уж точно там не было непрерывно снующей туда-сюда служанки, которая развела огонь и принесла ароматное мыло нескольких сортов.
В своей другой жизни она привыкла к такому обслуживанию, принимая его как должное, но сейчас все это ей быстро надоело. Ей не терпелось поговорить с Логаном. Хотелось быть рядом с ним.
Она торопливо покончила с купанием и занялась туалетом, позволив служанке Дженни сделать себе прическу в стиле, напоминавшем ей английский двор. Она не увидела Логана, пока не добралась до гостиной второго этажа, где обнаружила занятых беседой братьев и сидевшую у очага с шитьем Энни.
Это была милая домашняя картина, полная любви и тепла, и Рэчел нерешительно остановилась в дверях, ощущая себя чужаком.
— Вот и вы наконец. — Джеми с женой встали и пошли ей навстречу, улыбаясь с искренней радостью.
Рэчел с удовольствием приняла приглашение присоединиться к ним. Проходя через комнату, она не спускала глаз с Логана. Он стоял скрестив ноги, опираясь локтем на мраморную каминную полку, спокойно глядя на нее. Но в его взгляде было что-то такое… узнавание? признание? Отчего ей стало не по себе.
Она хотела поговорить с ним, но они только кивнули друг другу. Знать его мысли — но стена снова была на месте. Обнять его — но он только приподнял протянутую ему руку, чуть коснулся ее губами и сразу отвернулся.
Когда она уселась на кушетку в китайском стиле, горевшая кожа еще хранила память о прикосновении его губ. Ее глаза снова нашли его, и она поняла, что он вовсе не так безразличен к ее присутствию, как старается показать. Светло-зеленые глаза, которые только что избегали ее, горели страстью и желанием.
— Логан говорит, что вы недавно прибыли из Англии.
— Что? О да, конечно. — Рэчел перевела взгляд на Энни и послала ей улыбку в ответ.
— А как там дела с законом о печатании марок?
— Послушай, Джеми, вряд ли стоит обременять нашу гостью обсуждением этого закона, — с укоризной сказала Энни, бросив мужу многозначительный взгляд.
Рэчел видела, что он не прочь продолжить разговор, но — следовало отдать ему должное — он послушно откинулся в кресле, смущенно улыбаясь.
После того как братья возобновили свою беседу, Энни наклонилась к Рэчел:
— Пожалуйста, не обижайтесь. Джеми — страстный защитник прав колоний. В прошлом году тут были протесты, так сказать, когда из Англии прибыл груз почтовых марок. Возникли беспорядки, и толпы несколько дней бушевали на улицах.
— Как ужасно.
— Да, очень даже. Не слишком приятно столкнуться с яростью толпы. И можете мне поверить, Джеймс не меньше других выступал против этого. Но в конце концов губернатор решил не настаивать на выполнении закона о марках.
— Боже мой, наверное, Георг был страшно недоволен.
— Георг? А, вы имеете в виду короля? Да уж наверное. — Энни снова заработала иглой. — Во всяком случае, Джеймс это может обсуждать часами.
Оказалось, что к обеду ожидаются еще гости, за что Энни просила извинить ее, говоря, что ей бы очень хотелось, чтобы сегодня обед был чисто семейным. Рэчел знала: что она вовсе не пыталась намекнуть, что Рэчел не член семьи… но ведь она в самом деле не была им. Они обращались с ней именно как с членом семьи. Она не могла не задаваться вопросом, что же такого Логан наговорил им про нее.
Вскоре прибыл доктор Куинси с женой. Миссис Куинси, полная женщина с напудренными волосами, когда ей представили Рэчел, всячески старалась выставить себя в наилучшем свете. Рэчел предположила, что она выглядит довольно величественно, хотя и в чужом платье, но при своих драгоценностях, однако такой реакции она не ожидала. Ей больше понравилось отношение доктора, который, когда ему ее представили как леди Эллиот, на мгновение склонился над ее рукой и сообщил, что, судя по ее виду, она находится в полном здравии.
Обед был великолепен и очень элегантно обставлен. Одетые в ливреи слуги подавали три перемены блюд. Не сравнить с тем, что «подавалось» в хижине Логана. Рэчел взяла сочного риса и тайком взглянула на Логана, сидевшего напротив, рядом с разговорчивой миссис Куинси, подробно излагавшей все чарльзтаунские сплетни.
Когда он посмотрел на нее, Рэчел не удержалась от улыбки. В ответ Логан нахмурился, но понемногу его выражение смягчилось, и он тоже улыбнулся.
С трудом можно было поверить, что это тот же человек, которого она видела стоящим на краю утеса. Сейчас он был чисто выбрит, темные волосы тщательно причесаны, одежда — как у настоящего джентльмена. И довольно красивого джентльмена. Хотя невозможно было отрицать, что в нем оставалась какая-то сдержанная дикость, именно этот налет первобытности заставил бы учащенно биться женские сердца в любой английской гостиной включая и королевский двор. Ее собственное забилось чаще, как всегда в последнее время, когда она смотрела на него.
Но он изменился не только внешне. В его светло-зеленых, незабываемо дерзких глазах, обрамленных длинными темными ресницами, играла жизнь. Он высоко держал голову, расправив плечи. И он даже не отпил янтарного вина, сверкавшего в его хрустальном бокале.
— Я вижу, вы ничего не едите. — Замечание доктора Куинси прервало раздумья Рэчел. Она приподняла серебряную вилку, пытаясь сообразить, долго ли она сидела вот так, зачарованная взглядом Логана. — Может, вы страдаете от изжоги?
— Совсем нет. — Рэчел почувствовала, как ее щеки заливает краска. — Я отлично себя чувствую.
— Славно, славно. Очень немногие переносят этот климат. Особенно в летние месяцы. Хотя даже теперь дни стоят теплее, чем бы мне хотелось. Боюсь, что временами Чарльзтауну не хватает врачей.
Возможно, потому, что она столько о нем думала, у Рэчел неожиданно вырвалось:
— Логан… он в некотором смысле доктор.
Хотя все сидевшие за столом в этот момент как будто были заняты разговором, после ее слов наступило молчание. Все поглядели на нее, потом на Логана.
Потом все заговорили сразу.
— Логан, ты мне этого не сказал.
— Я уверена, что вы великолепный врач.
— Может, вы могли бы дать совет насчет моей ноги. Представляю себе, что будет, когда я расскажу дамам Сен-Фелипе, что в нашем городе появился очаровательный новый врач.
— Где вы изучали медицину?
На этот вопрос, заданный доктором Куинси, Логан не мог не ответить.
— Боюсь, что леди Рэчел несколько преувеличивает. — Он посмотрел ей в глаза. — Я не учился в университете, и я никакой не доктор.
Она не понимала, что на нее нашло, знала только, что он не заставит ее отступить. Кинув доктору кокетливый взгляд, она проворковала:
— Логан такой скромный. У него несчетное количество книг, и он все время их читает.
— Что вряд ли делает из меня врача, — возразил Логан, выговаривая каждое слово сквозь стиснутые зубы.
Рэчел пожала плечами, отлично зная, какой эффект это производит на мужчин:
— Может, это и верно, но он отлично вылечил мою лихорадку. Даже королевский хирург не смог бы так точно поставить диагноз и выбрать более верное лечение. — Хотя, может, не стоит об этом распространяться. — И он принял ребенка у Кэролайн. — Она повернулась к Энни, с широко раскрытыми глазами сидевшей на другом конце стола: — Я рассказывала про новорожденного, не так ли?
— Да, и говорили, что роды были тяжелые. Рэчел пожалела, что не рассказала Энни более подробно о родах Кэролайн, когда зашла в детскую посмотреть на двух детишек. Но она до того увлеклась, восхищаясь мальчиками, что задерживалась только на приятных подробностях из жизни семьи Кэролайн. Она решила, что сейчас самое время досказать остальное.
— Если бы не Логан, они бы умерли, Кэролайн и ее дочка. — Рэчел окинула взглядом сидевших за столом и остановила его на докторе Куинси. — Это надо было видеть. Просто чудо.
— Рэчел!
Пожалуй, ей еще не доводилось слышать, чтобы ее имя произносили с такой гипнотической силой. Она просто не могла не посмотреть на Логана, хотя отлично знала, что прочтет на его лице. Если бы не слова доктора Куинси, она, возможно, отказалась бы от всего сказанного, хотя искренне верила в свою правоту.
— Я всегда ставил способности и знания не ниже университетского образования, хотя, по-моему, некоторые из тамошних курсов необходимы для проверки умения и мастерства.
— Совершенно с вами согласен. — Хотя ответ Логана предназначался славному доктору, он не сводил глаз с Рэчел. Словно боялся, что она Бог знает что еще наговорит, если оставить ее без присмотра.
— Поэтому я и думаю, что если вы всерьез собираетесь лечить людей… — доктор замолчал и задумчиво потер подбородок, — я мог бы написать письмо, и, если вы такой способный, как полагает эта юная леди, вы могли бы учиться там же, где и я, в Пенсильванском университете.
— Я не думаю, — начал было Логан, но не мог охладить энтузиазм доктора Куинси.
— Да, да. Именно так мы и сделаем. Там великолепные доктора. Загляните ко мне, как только сможете, и мы обсудим это подробнее. Кто знает, может быть, я открыл гения в медицине.
Он бы продолжал разглагольствовать, если бы не вмешалась его жена. Хотя она с восторгом предвкушала, как будет всем рассказывать о новом красавце докторе, она не могла слишком долго сдерживать свой язык. Слушать своего мужа или самой что-то рассказывать — эти две вещи не шли ни в какое сравнение. Когда доктор Куинси смолк, чтобы отдышаться, она сразу воспользовалась наступившим молчанием:
— Вы упомянули королевского хирурга. Так вы бывали при дворе, леди Рэчел?
Не обращая внимания на чуть заметно мотнувшего головой Логана, Рэчел улыбнулась:
— Да.
— До чего жалко, что неделю назад вас здесь не было. Чарльзтаун имел честь принимать одного из посланцев самого короля.
— Вы хотите сказать — одного из шпионов. Его послали вынюхать, куда дует ветер.
— Вы имеете в виду эту ужасную заваруху из-за налога на марки? — Взмахом толстых пальчиков она словно отмахнулась от прошедших беспорядков и торжества бунтовщиков. — Сомневаюсь, чтобы его величество стал посылать герцога с таким поручением.
— Для чего бы он ни приехал, в Уильямсбурге ему будет оказана не лучшая встреча, чем здесь, — не сдавался Джеймс, хотя Рэчел заметила, что после брошенного ему женой взгляда он немного понизил голос.
Энни кивнула слуге и встала:
— Пожалуй, нам пора оставить джентльменов с их бренди и разговорами о политике.
Уже поднявшись, миссис Куинси поспешила досказать свою историю о двухнедельном пребывании герцога в городе:
— Вам уж точно надо было быть здесь, леди Рэчел. Хотя сейчас и не сезон, почти каждый вечер устраивались балы и приемы. А до чего он великолепно выглядел! Разнесся слух, что он вдовец, и незамужние леди Чарльзтауна просто из кожи лезли, чтобы ему угодить. Конечно, стать следующей герцогиней Бинтам было бы…
Рэчел так внезапно остановилась, что выходившая за ней из столовой миссис Куинси налетела на ее спину. Она начала поправлять парик, но Рэчел повернулась и схватила ее за пышные плечи:
— Что вы сказали?
— Я говорила… — Лицо миссис Куинси исказила гримаса. — Пожалуйста, перестаньте меня трясти.
Рэчел осознала, что Логан поднялся и направляется к ней, и почувствовала ладонь Энни на своей руке. Все же она не отпускала миссис Куинси.
— Так это был лорд Бингам? Герцог, который приезжал в Чарльзтаун?
— Да, да, лорд Бингам.
Рэчел ринулась из комнаты, смутно осознавая, что Логан зовет ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в небесах - Дорсей Кристина



Читала роман на одном дыхании, очень понравился.
Сердце в небесах - Дорсей КристинаKolombina
12.08.2010, 17.04





если вам нравится читать о телепартации,то этот замечательный явно исторический роман о любви для вас
Сердце в небесах - Дорсей Кристинаарина
14.03.2012, 18.49





Такой ерунды я еще не читала,бред,нудно
Сердце в небесах - Дорсей Кристинаелена
5.03.2014, 19.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100