Читать онлайн Сердце дикаря, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце дикаря - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Сердце дикаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Конец лета 1759 года Чарльз-таун, Южная Каролина.


Она оказалась совсем не такой, какой он ее представлял себе. Впрочем, так бывало всегда, когда дело касалось женщин.
Прислонясь к грязной, в потеках, стене бара гостиницы Купера, Волк пристально разглядывал женщину, которая пересекла океан, чтобы стать его мачехой. Не будь он так зол на происходящее. Волк непременно расхохотался бы при виде ее. Роберту нужна была утонченная женщина, и эта леди с готовностью согласилась продаться ему. Но что толку? Эта фарфоровая куколка не выдержит и двух недель той жизни, на которую она по неведению обрекла себя.
Она встревоженно оглядела зал своими огромными глазами. Волк почувствовал укор совести. Эта девушка была чем-то похожа на испуганного, загнанного оленя. Сам же он вынужден выступить в роли жестокого, безжалостного охотника: она станет жертвой его мести. Но он постарался подавить в себе сочувствие и невольную симпатию к будущей жене отца.
Ведь не он же, в конце концов, создал эту ситуацию.
Леди Кэролайн, эта хрупкая блондинка с матово-бледной кожей и точеными чертами лица, поддавшись корысти, оказалась вдали от родных, в чужой полудикой стране. Прибыв в Южную Каролину, она предоставила Волку возможность отомстить за безвременную кончину и поруганную честь его матери. С его стороны было бы непростительной глупостью упустить этот шанс. В том, что обстоятельства сложились именно так, а не иначе, он видел неумолимую волю рока.
Растянув губы в лучезарной улыбке, Волк оттолкнулся от стены и пересек душное, прокуренное помещение. Разговоры затихли, и собравшиеся с любопытством оглядели его.
— Леди Кэролайн? — произнес он, остановившись подле столика в углу. Она теребила кружевной платочек, лежавший у нее на коленях, и не сразу подняла глаза на Волка.
— Да? — произнесла она наконец севшим от волнения голосом и кашлянула. Разглядев своего собеседника, она окончательно смутилась и растерялась. Он был высок и строен, худощав, но крепко сложен и очень широк в плечах. Гораздо крупнее большинства окружающих мужчин. Так, по крайней мере, показалось Кэролайн, глядевшей на него снизу вверх.
— Я — Кэролайн Симмонс, — с трудом выдавила она из себя. Она снова принялась теребить платок, чтобы скрыть дрожь своих тонких, изящных рук. Вид этого человека напугал ее. Нельзя сказать, чтобы незнакомец выглядел или вел себя не как джентльмен. Совсем наоборот! Он говорил с ней почтительно и казался гораздо более опрятным и ухоженным, чем любой из находившихся здесь мужчин. Его серый шелковый костюм был великолепно скроен и безупречно сидел на его стройной фигуре, наряд дополняла белоснежная рубашка, туго накрахмаленная и выглаженная. Но Кэролайн с тревогой подумала, что внешний облик воспитанного джентльмена, судя по всему, лишь оболочка, за которой скрывается дикая, неукротимая и необузданная сила, которую нельзя было не заметить в этом человеке.
Незнакомец представился ей, но Кэролайн, поглощенная своими мыслями, расслышала лишь его фамилию и пробормотала:
— Маккейд... Вы — Роберт Маккейд?
Она не имела ни малейшего представления о внешности своего суженого и никак не ожидала, что он окажется столь представительным, и грозным, и... молодым.
— Нет, — ласково улыбнувшись, ответил Волк. — Я — Рафф Маккейд, его сын.
— О-о-о, — протянула вконец сбитая с толку Кэролайн. Она с трудом подавила искушение прижать ладони к пылавшим щекам. Выходит, человек, чья внешность так напугала ее, станет ее пасынком?! От этой мысли у нее потемнело в глазах. Ей было известно, что у Роберта Маккейда два сына, но она представляла их себе юными и беспомощными, нуждающимися в опеке, — словом, примерно такими, каким был ее собственный брат Эдвард. Этот же диковатый великан явно не нуждался ни в ком.
Кэролайн поймала на себе внимательный взгляд его черных глаз и нервно облизала губы.
— Я очень рада познакомиться с вами, мистер Маккейд.
— Готовы ли вы отправиться в путь? — спросил он безо всяких предисловий. Поначалу Волк намеревался, представившись леди Кэролайн, отправиться с визитом к губернатору колонии и предложить ей подождать его возвращения в номере. Он собирался в Чарльз-таун по своим делам еще до того, как Роберт обратился к нему с просьбой встретить его невесту. Но робость и наивность этой девушки произвели на Волка неприятное впечатление. Он слишком хорошо знал женские уловки, чтобы поверить в ее искренность. На своем веку он встречал немало хитрых плутовок, прикидывавшихся простодушными овечками, чтобы заполучить его в свои сети. Этот номер у нее не пройдет! Пусть потомится в приемной у губернатора. Это послужит первым шагом к ее укрощению.
— Прямо сейчас? Да, готова. — Кэролайн встала, расправив складки на платье, и твердо взглянула в глаза самоуверенного пасынка. Однако этот взгляд нимало не смутил его.
— Я рассчитывала, — произнесла она бесстрастным голосом, — что Роберт... что ваш отец сам приедет за мной. — Кэролайн не добавила, что ожидала его два дня тому назад, когда «Морской голубь» вошел в гавань Чарльз-тауна. У нее при себе почти не было денег, и даже столь кратковременное пребывание в гостинице вконец истощило ее скромные финансовые ресурсы.
— С ним случилось несчастье, — сказал Волк, беря ее за локоть.
— Несчастье? Надеюсь, он не очень сильно пострадал? — с тревогой спросила Кэролайн, в душе упрекая себя за черствость и эгоизм. Ведь если Роберт Маккейд не сможет жениться на ней, они с Эдвардом просто пропадут. И это тревожило ее гораздо больше, чем самочувствие незнакомого ей человека.
— Нет, и он уже поправляется. Однако мой... отец пока не в состоянии свободно передвигаться. Поэтому он не встретил вас здесь. — Ради осуществления своего плана Волк должен был держаться с будущей мачехой безупречно вежливо и предупредительно. И все же с каким трудом он назвал отцом этого ненавистного человека!
— Слава Богу! — Кэролайн сощурилась от яркого, бившего в глаза солнца, выходя под руку с Волком на Уотер-стрит. Если бы не жара, эта улица вполне могла бы сойти за предпортовый квартал Лондона, покинутого ею около двух месяцев назад, — здесь царила такая же шумная суматоха. Вдоль пыльной мостовой так же суетливо двигались пешеходы, лавируя между телег и тяжело груженных повозок. Та же грязь кругом, те же тучи мух, роящихся над кучами мусора. То же зловоние.
Кэролайн невольно вспомнились тишина и уют Симмонс-Холла. Она словно вновь вдохнула упоительный воздух окружавшего поместье леса, услышала щебетание птиц. С усилием заставив свои мысли вернуться к окружающей действительности, она напомнила себе, что Симмонс-Холл больше не принадлежит ей. У нее больше ничего не осталось. Ничего.
Но Боже, как тяжело было смириться с этим! Кэролайн всегда старалась принимать вещи такими, какими они были, смиряться с разочарованиями и потерями и смело идти вперед. Так поступила она и на сей раз. Сердце ее почуяло беду при появлении в поместье поверенного ее отца на следующий же день после похорон старого графа. С трудом преодолевая неловкость и смущение, адвокат поведал юной наследнице о плачевном положении ее финансовых дел. Он то и дело потирал свой огромный, усеянный бородавками нос, ставший к концу его рассказа совсем багровым.
— Выходит, я разорена, — сказала ему Кэролайн, дивясь своему спокойствию. Она с горечью подумала о том, что граф тратил гораздо больше, чем мог себе позволить.
— Боюсь, что так, леди Кэролайн, — пробормотал Оливер Чипфорд, проводя указательным пальцем по носу. Прокашлявшись, он отвел глаза и добавил: — Дом и земли должны быть проданы в возмещение долгов. — Но тут его осенила внезапная мысль, и, приосанившись, он произнес внезапно окрепшим голосом: — Однако я мог бы споспешествовать вашему весьма выгодному браку, миледи. И я уверен, что...
— Нет, этого достаточно! — отозвалась Кэролайн, отводя взгляд от окна, сквозь которое она разглядывала чудесный, столь любимый ею сад, который ей предстояло вскоре покинуть. — Ведь есть еще и Недди! Он слишком мал, чтобы зарабатывать себе на жизнь!
— Он теперь в школе, насколько мне известно.
— Да, — ответила Кэролайн дрогнувшим голосом. Если она не внесет необходимой суммы за обучение Эдварда, того исключат из школы. Мальчик должен получить образование! Но где взять на это денег? Мизерных сумм, выдаваемых ей отцом на ведение хозяйства, едва хватало на то, чтобы свести концы с концами, и ей удалось скопить совсем немного.
Однако с помощью мистера Чипфорда все устроилось. Она сможет оплатить учебу Эдварда. Но для этого пришлось согласиться на брак с неким Робертом Маккейдом. Приняв его предложение, Кэролайн вынуждена была покинуть Англию... и брата. Но других желающих взять за себя молодую аристократку без единого пенни за душой просто не нашлось.
Рафф Маккейд, неторопливо переставляя свои длинные ноги, делал огромные шаги, и Кэролайн приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него. Не выпуская его руки, она быстро семенила рядом с ним по неширокому деревянному тротуару Брод-стрит. Ей приходилось то и дело увертываться от столкновений с многочисленными прохожими, деловито сновавшими взад-вперед по улице. Она с любопытством разглядывала ярко-алую униформу солдат, лоснящиеся на солнце лица негров. Но самое необычное зрелище для взора молодой англичанки явил собой абориген Нового Света, высокий краснокожий индеец. Голова его была гладко выбрита, за исключением длинного клока волос, торчавшего на самой макушке, одежда дикаря состояла из кожаных штанов и полотняной короткой куртки, украшенной затейливой вышивкой.
Кэролайн собралась было порасспросить о встреченном индейце своего спутника, но одного взгляда на его застывший, словно окаменевший, профиль оказалось для нее достаточно, чтобы понять, насколько тот в данную минуту не расположен к праздным разговорам. Она воздержалась даже от вопроса о том, скоро ли они придут в дом его отца, мистера Маккейда.
Сделав еще несколько десятков шагов, Волк остановился, да так резко, что Кэролайн едва не столкнулась с ним. Они оказались на углу Брод-стрит и Митинг-стрит. Кэролайн, подняв голову, с удивлением разглядывала высившееся перед ними здание — массивное, представительное, с четырьмя большими колоннами. По мнению Кэролайн, оно никак не походило на частное жилище. Когда Волк повлек ее вверх по ступеням крыльца, она робко спросила:
— Ваш отец ждет меня внутри? — Волк рассмеялся низким раскатистым смехом, и Кэролайн, поняв, что сказала глупость, густо покраснела.
— Мой отец ждет вас, миледи, у себя дома... Это к западу отсюда, у подножия гор.
Горы? Уж не шутит ли он с ней, в самом деле? Но прежде чем она успела спросить, откуда взяться горам на этой плоской равнине, он открыл тяжелую дубовую дверь и провел ее внутрь помещения.
— Сначала мы должны увидеть губернатора. Ему следовало сказать не «мы», а «я увижу губернатора», — думала Кэролайн, истомленная двухчасовым ожиданием в приемной губернаторского дома. Она неподвижно сидела на стуле с высокой спинкой, придвинутом к самой стене. На низком столике перед ней стояла чашка остывшего чая, который она даже не пригубила. Его услужливо подал ей юный секретарь губернатора, тотчас же после этого вернувшийся за свою конторку красного дерева. Он носил парик — пожалуй, слишком пышный для его узкого лица. Теперь молодой человек, скрипя пером, быстро и сосредоточенно писал что-то на листе пергаментной бумаги. Он старательно делал вид, что не слышит гневных криков, доносившихся из-за закрытой двери. Той самой, за которой находился сейчас сын Роберта Маккейда.
Кэролайн повела плечами, отчего ее жесткий стул протестующе скрипнул, и, поймав на себе любопытный взгляд юноши в парике, опустила глаза на свои руки, сложенные на коленях. Разговор между Раффом Маккейдом и губернатором колонии проходил на повышенных тонах. О согласии между собеседниками не могло быть и речи. Судя по всему, инициатором ссоры выступил ее будущий пасынок. Время от времени до слуха Кэролайн доносился и голос губернатора, в котором отчетливо слышались примирительные нотки. Это, однако, не производило ни малейшего впечатления на Раффа, продолжавшего с жаром отстаивать свои позиции.
— Выходит, договор, заключенный в 1730-м году, больше ничего не значит? — возмущенно воскликнул он. — И мне следует сказать об этом своим людям, когда я вернусь? И объяснить им, что король Англии в своей неизреченной мудрости решил нарушить данное им слово?!
Кэролайн, не веря своим ушам, закусила губу и с ужасом ждала, каков будет ответ губернатора на эти слова. По ее мнению, упрек, высказанный молодым Маккейдом в адрес его величества, не мог остаться безнаказанным. Наверное, губернатор сейчас распахнет дверь и вызовет стражу, чтобы арестовать грубияна.
Но ничего подобного не произошло. Напротив, правительственный чиновник, казалось, готов был любой ценой смягчить гнев своего собеседника и добиться согласия с ним. Кэролайн представила себе, как он беспомощно разводит руками, говоря о нападениях на поселки колонистов, участники которых должны понести наказание.
— А как насчет убийства воинов-чероки, чьи скальпы были проданы губернатору Виргинии? Разве подобное не требует отмщения?!
— Но согласно английским законам...
— Но у чероки тоже есть свои законы. Почему бы и их не принять во внимание?!
В наступившей тишине Кэролайн почувствовала, что неприязнь, которой были охвачены спорящие за закрытой дверью мужчины, растет и ширится и заполняет собой весь губернаторский дом сверху донизу. Она невольно поежилась.
Тут снова раздался мягкий, вкрадчивый голос губернатора:
— Что и говорить, отношения между англичанами и чероки нынче напряженные. Но их можно улучшить. — Он помолчал. — Например, если возобновится торговля.
Рафф перебил его дрогнувшим от возмущения голосом:
— Торговля?! Это слово лишь напомнило мне о том, сколь бесчестны английские торговцы!
Кэролайн напряженно прислушивалась. Тем же, уже не таясь от нее, был занят и молоденький секретарь. Однако они не смогли расслышать ответа губернатора. Голос Раффа, напротив, отчетливо зазвучал в тишине комнаты:
— И тем не менее, вы требуете, чтобы мы покинули наши дома и шли сражаться бок о бок с вами против ваших врагов.
— Но французы — и ваши враги!
— Лишь потому, что мы являемся вашими союзниками согласно договору, прочие условия которого вы, англичане, отказываетесь выполнять!
— Но послушайте, Рафф! Ведь не думаете же вы, что французы смогли бы...
Рафф снова перебил губернатора:
— Я поговорю с Маленьким Плотником, когда вернусь в Нижний Город. Возможно, он лучше меня поймет причины вашего предательства!
Бросив эти слова в лицо своему вконец растерявшемуся собеседнику, Рафф резко распахнул дверь и оказался лицом к лицу с Кэролайн. Она не ожидала его столь внезапного появления и не успела вовремя выпрямиться и принять ту чинную позу, в которой застыла, когда Рафф оставил ее здесь. Он застал ее теперь с напряженно вытянутой шеей и ухом, повернутым в сторону двери. Кэролайн, застигнутая врасплох, вскочила на ноги, лихорадочно соображая, что бы ей такое сказать в свое оправдание. Но Рафф, казалось, вовсе не заметил ее. Едва переступив порог, он оглянулся назад. Следовавший за ним губернатор произнес какое-то слово на незнакомом Кэролайн языке. Но Рафф понял его и ответил:
— Я постараюсь сделать все, что в моих силах. Губернатор закивал и подхватил:
— Возможно, если я смогу убедить остальных, мы придем к компромиссу.
Рафф, прищурившись, взглянул в лицо Литтлтона и процедил:
— Я передам ваши слова Ани-Юн-вийя, моему народу. Не знаю, что из этого выйдет...
Кэролайн вздрогнула. Атмосфера в комнате внезапно неуловимо изменилась. Ей показалось, что откуда-то повеяло свежим ветром, предвестником грозы. Она невольно взглянула на шелковые занавески на окнах, ожидая, что те начнут колыхаться под порывами этого ветра.
Но за окнами все так же ярко светило полуденное солнце, небо оставалось безоблачным, а воздух — неподвижным. Грозой было чревато лишь неумолимое противостояние двух мужчин, и тут взор Раффа упал на Кэролайн — впервые за то время, как он покинул кабинет губернатора. Кивнув губернатору, Рафф схватил Кэролайн за руку и стремительно повлек за собой прочь из приемной. Дверь за ним с шумом захлопнулась.
Они начали спускаться по ступеням, и Кэролайн ухватилась за перила, чтобы не оступиться. Она не привыкла передвигаться с такой скоростью. Сердце ее учащенно билось, и она расширенными от удивления и страха глазами смотрела на своего спутника, остановившегося на две ступени ниже нее. Кэролайн заметила, что под ее взглядом выражение его лица изменилось.
— Прошу прощения, миледи, — произнес он, отпуская ее руку. Кожа ее узкого запястья покраснела в том месте, где ее касались его пальцы. Волк, с трудом заставил себя улыбнуться. После разговора с губернатором Литтлтоном его все еще душила ярость, но он заставил себя невозмутимо добавить: — Мы должны как можно скорее отправиться в путь.
Он повернулся, чтобы сбежать со ступеней, но прикосновение руки Кэролайн к его плечу заставило его остановиться и снова взглянуть на нее.
— Погодите... — Кэролайн прикусила губу и застыла в нерешительности. Обычно она предпочитала не задавать вопросов о том, что непосредственно не касалось лично ее. И теперь ей, похоже, следовало бы промолчать, став невольной свидетельницей крупного разговора между двумя мужчинами, наделенными властью. Но ее снедали тревога, нетерпение и какой-то безотчетный страх. То, что произошло в кабинете губернатора колонии, было чрезвычайно важно для Раффа. Она это чувствовала. И все попытки Раффа казаться безмятежным лишь подтверждали ее догадку. Глубоко вздохнув, Кэролайн спросила:
— Что вы имели в виду, говоря, что не знаете, как ваши люди отнесутся к происшедшему? Почему вы так рассержены?
Он не ответил ей, лишь взглянул на нее долгим, внимательным взором. Сердце ее забилось быстрее. Она смутилась и отвела глаза. Волк повернулся и принялся спускаться по ступеням, слегка замедлив шаг. Кэролайн недоуменно пожала плечами и, подобрав юбки, заторопилась вслед за ним. Она нагнала его лишь внизу и заступила ему дорогу. Тряхнув головой, она решительно произнесла, дивясь своей храбрости:
— Вы говорили что-то о «вашем народе». Я не понимаю, что вы имели в виду. Объясните, пожалуйста.
Она стояла перед ним, тонкая, как тростинка, с вытянутыми вперед руками, которыми почти упиралась ему в грудь. Волк подумал о том, что он мог бы одним небрежным движением смести ее со своего пути, сломать надвое, будто прутик. И она, несомненно, отдавала себе в этом отчет. Он заметил, что подбородок ее дрожит, и решил ответить на ее допрос. Ведь он не собирался запугивать или унижать невесту отца.
Он хотел соблазнить ее.
Для этого следовало вести себя с ней вежливо и предупредительно. Однако он все же не смог победить искушение смутить эту ясноглазую невинную овечку, предназначенную в жены его отцу, сказав ей всю правду о себе. Он склонился над ней и с расстановкой произнес:
— Мои люди — это Ани-Юн-вийя, чероки. — Он усмехнулся и добавил: — Сын вашего жениха — метис.
Она судорожно проглотила слюну. Волк внимательно вглядывался в ее голубые глаза. Но выражение их нисколько не изменилось. Он поневоле восхитился ее выдержкой и самообладанием.
— Вам, я вижу, нечего сказать на это. А вы ведь так хотели узнать, почему я был зол на губернатора.
— А что бы вы желали услышать от меня? — Кэролайн продолжала смотреть на него с прежней невозмутимостью.
Похоже, он решил бросить ей своего рода вызов и рассчитывал, что ее реакция на сказанное им окажется менее сдержанной. Вероятно, он ожидал бурного всплеска чувств с ее стороны. Что ж, в этом молодой Маккейд просчитался. Она была лишь слегка удивлена, не более того. Кэролайн так ему и сказала:
— Меня, признаться, гораздо больше удивил ваш возраст — я не ожидала, что у Роберта такой взрослый сын, почти ровесник мне, — чем то, что вы — наполовину индеец.


— Нельзя быть индейцем лишь наполовину... — хмуро проговорил он, но затем, будто опомнившись, с улыбкой перевел разговор на другое: — Кстати, вы, по-моему, на несколько лет моложе меня, миледи.
Кэролайн решила, что в этом он, скорее всего, прав, однако она должна относиться к нему так же, как к Неду, — по-матерински. Во всяком случае, приложить все силы к тому, чтобы воспринимать его именно как пасынка. Но стоило ему пристально взглянуть на нее своими большими черными глазами, как она почувствовала, что дыхание у нее перехватило, а желудок болезненно сжался, причем отнюдь не от материнской любви. Кэролайн ухватилась рукой за перила и, справившись с собой, спокойно произнесла:
— Неважно, кто из нас старше, а кто — моложе. — Она гордо вскинула голову и, повернувшись, медленно пошла вдоль просторного холла по направлению к выходу.
Она хотела было добавить, что собирается выйти замуж за его отца и стать его мачехой, но в последнюю минуту решила, что говорить об этом не следует. Он и без нее прекрасно знает, кем она ему доводится, а вот ей не мешало бы лишний раз напомнить себе о степени их будущего родства, вместо того чтобы ловить на себе его страстные взоры и отвечать на них.
Не останавливаясь, Кэролайн миновала холл. Волк следовал за ней. Яркий солнечный свет на оживленной улице, куда они вышли, без следа разогнал недозволительные чувства к будущему пасынку, которые охватили Кэролайн. Она внимательно, изучающе взглянула на него. Теперь, когда она узнала о его происхождении, ей показалось странным, что она сразу не догадалась о большой примеси индейской крови, текущей в его жилах. Он был смугл, и теперь, при бьющем в глаза солнце, кожа его приняла необычный бронзовый оттенок. Густые иссиня-черные волосы также сразу выдавали в нем не европейца. Стянутые сзади в короткую косицу, они при малейшем повороте головы, отражая солнечный свет, метали по сторонам голубые искры.
Кэролайн часто заморгала и отвела взгляд. Рафф Маккейд оказался в высшей степени привлекательным мужчиной, но она должна запретить себе думать о нем подобным образом. Она оперлась на предложенную им руку, решив, что ей следует подробнее расспросить его о своем будущем муже. Но Рафф, судя по всему, не был расположен говорить о своем отце.
— Будет лучше, если вы составите о нем собственное мнение. Я не считаю возможным мешать этому. — Молодой Маккейд произнес это таким тоном, что Кэролайн предпочла воздержаться от дальнейших вопросов.
В молчании проследовали они вдоль Уотер-стрит и подошли к гостинице, где Кэролайн провела два последних дня в ожидании Роберта Маккейда.
— Я позволил себе распорядиться, чтобы ваши вещи снесли вниз, — сказал Рафф, входя под руку с Кэролайн во двор гостиницы. В это время черный как смоль слуга-негр как раз навьючивал ее небольшой сундук на спину смирно стоявшей лошади.
— Скажите, остальная ваша поклажа хранится где-нибудь в другом месте?
— У меня с собой больше ничего не было, — быстро проговорила Кэролайн.
Если его и удивило, что благородная леди предприняла такое долгое путешествие со столь скудным багажом, он не подал вида. Выражение его лица нисколько не изменилось, и Кэролайн подумала, что он наверняка привык скрывать свои истинные чувства и ему это мастерски удается. При мысли об этом холодок пробежал по ее спине. Она невольно поежилась. Рука Раффа крепче сжала ее локоть. Он подвел ее к кобыле темно-каштановой масти с женским седлом.
Сердце Кэролайн тревожно забилось. Тяжело дыша, она вытерла повлажневшие ладони о свою цветастую юбку.
— Разве мы поедем не в карете?
Ей нечасто доводилось ездить верхом. К тому времени, когда отец перевез их с Недом в имение, некогда богатые конюшни Симмонс-Холла опустели. Ее пугали эти огромные животные. Похоже, оказавшись в этой стране, ей на каждом шагу придется переживать страхи и потрясения. И быть готовой ко всему.
Трусит! Что ж, этого следовало ожидать. Но леди Кэролайн Симмонс волей-неволей придется привыкать к трудностям здешней жизни. Пусть попробует...
— Мы едем к самой границе, миледи. Весной дороги наши покрыты грязью, остальную часть года — пылью. Они слишком узки, чтобы по ним могла проехать карета с четверкой лошадей.
— Понятно. — Кэролайн обреченно взглянула на лошадь, которая принялась нетерпеливо бить копытом, и тяжело вздохнула.
— Вам следовало бы вернуться домой.
— Я... простите? — Кэролайн настолько растерялась, услыхав такое, что не могла больше вымолвить ни слова.
Она в немом изумлении смотрела на своего спутника, Лицо ее, и без того матово-бледное, побледнело еще больше, на нем обозначились едва заметные мелкие веснушки.
Разве она сможет выдержать ту жизнь, на которую обрекла себя? Поэтому Волк и решил попытаться убедить ее вернуться домой. А кроме того, сказал он себе, если нареченная в панике сбежит, для Роберта это станет не меньшим ударом, чем ее измена... Во всяком случае, стоит испробовать и этот вариант.
Волк обхватил себя руками за плечи и медленно, с расстановкой проговорил:
— Вы наверняка не представляете себе всех тягот здешней жизни, иначе не приехали бы сюда. Семь Сосен — приграничное поселение. Находиться там тяжело и опасно даже для крепких мужчин. Послушайте моего совета: возвращайтесь в Англию пока не поздно!
— Нет! — воскликнула Кэролайн. — Я не вернусь! Я не могу туда вернуться!
Она почувствовала, что от бессильной злости слезы наворачиваются ей на глаза, как часто бывало с ней в детстве. Как объяснить этому человеку, что в течение нескольких месяцев она буквально с ума сходила от ужаса, не зная, на какие средства смогут существовать они с Эдвардом. Возможность приехать сюда была просто ниспослана свыше! Она терпеливо сносила все тяготы долгого путешествия по морю, несколько недель страдала от морской болезни, пережила ужасный шторм... Неужели для того лишь, чтобы, встретив здесь сына Роберта, последовать его совету и вернуться назад? И отказаться от единственной возможности уберечь себя и брата от долговой ямы?!
Решительно сжав губы, Кэролайн взялась за поводья. Ей нельзя распускаться. Она справилась со своим страхом перед бушующим морем, справится и со всеми тяготами предстоящей поездки. Она постарается приспособиться к тяжелой и полной опасности жизни в приграничном поселении. У нее ведь просто нет другого выхода.
Волк вопросительно поднял брови и пожал плечами. Что ж, он предупредил ее. Его совесть может быть абсолютно спокойна. Пусть пеняет на себя. Он учтиво помог ей взобраться в седло и, заметив, что губы ее решительно сжаты, а лицо приняло выражение суровой непреклонности, усмехнулся, зная, что этой изнеженной англичанке потребуется совсем немного времени, чтобы убедиться в правоте его слов.
В самом начале их пути Кэролайн стало ясно, почему карета не могла бы проехать этой дорогой. Почти сразу за городской чертой они выехали на узкую тропинку, петлявшую меж высоких деревьев окружавшего их густого леса. Здесь водилось множество черепах. Порой некоторые из них, гревшиеся на солнце у самой тропинки, лениво поднимали головы и окидывали путников равнодушным взглядом. Иногда Кэролайн и Волку приходилось следовать друг за другом — настолько тесно подступали к едва заметной тропе огромные сосны.
Спустя несколько утомительнейших часов непрерывной езды Волк предложил наконец устроить привал, чтобы дать отдохнуть лошадям и напоить их из протекавшего поблизости неширокого, спокойного ручья. Кэролайн не позволила себе пожаловаться на усталость и боль в ногах. Ей казалось, что при малейшем выражении неудовольствия с ее стороны Рафф Маккейд отвезет ее назад в Чарльз-таун и велит вернуться в Англию. А этого нельзя было допустить.
Все ее тело затекло от долгого сидения в седле, спина невыносимо ныла, голова раскалывалась от боли. Но она твердо решила выдержать это испытание до конца. Ведь я Рафф когда-нибудь устанет. Но, когда раскаленное солнце начало медленно уплывать за горизонт, Рафф лишь увеличил скорость. Кэролайн была вынуждена поспевать за ним. Она пошевелилась, усаживаясь поудобнее, и кожаное седло скрипнуло под ней.
Оглянувшись, Волк проговорил:
— Скоро мы будем в доме Джорджа Уокера. Там вы сможете как следует отдохнуть.
Эти слова несказанно обрадовали Кэролайн, но она постаралась не подать виду, что надежда на скорый привал буквально окрылила ее. Она решила во что бы то ни стало доказать этому заносчивому и самоуверенному человеку, что он глубоко заблуждался на ее счет и что она вполне способна преодолеть все тяготы этой полудикой жизни.
— Я хорошо себя чувствую, — произнесла она нарочито беззаботным тоном.
Волк промолчал, лишь губы его слегка дрогнули в насмешливой, недоверчивой улыбке. Выпрямившись, он послал свою лошадь в галоп. Кэролайн не отставала. Она до боли закусила губу и вцепилась в поводья побелевшими от напряжения руками.
Наступили сумерки. Пение птиц смолкло. Рафф свернул на едва заметную тропку. Кэролайн была так изнурена, что не решилась спросить его, скоро ли они доберутся до плантации Джорджа Уокера, боясь, что голос выдаст ее усталость. Но вот наконец они выехали к кромке большого поля. Плантация занимала обширный участок земли, отвоеванной у леса.
Цивилизация.
При виде господского дома — долгожданного пристанища после столь долгого и изнурительного пути — Кэролайн облегченно вздохнула. Чуткий слух Волка уловил этот вздох. Он оглянулся и насмешливо-торжествующе взглянул на Кэролайн. Она сделала вид, что не замечает плохо скрытого злорадства, сквозившего в этом взоре, и продолжала внимательно разглядывать дом Джорджа Уокера.
Выбеленные известкой стены этого ветхого от времени двухэтажного строения проглядывали сквозь листву окружавших его деревьев. Почти все ставни на узких окнах были прикрыты. Кэролайн и Волк подъехали к широкому крыльцу. Отсюда была видна протекавшая неподалеку речка. Всадники спешились. Из двери ветхого надворного строения выглянул мальчишка-негритенок и, расплывшись в улыбке, со всех ног бросился к Волку и его спутнице. Одежда его состояла лишь из коротких холщовых штанов, ремнем для которых служила пеньковая веревка, босые ноги до самых колен покрывала грязь.
— Хозяин только что вернулся с поля! — выкрикнул он.
— Значит, он в доме? — спросил Волк, обеими руками придерживая Кэролайн, которой он только что помог спуститься с лошади.
— Спасибо, — пробормотала она и гордо выпрямилась.
— Ага, там он, там. Время ужинать. — Мальчишка взял лошадей под уздцы и повел к одному из сараев.
— Рад это слышать, — отозвался Волк. Он повернулся и зашагал к дому, жестом пригласив Кэролайн следовать за ним.
Она присоединилась к нему, держась очень прямо, с высоко поднятой головой, хотя чувствовала, что ее ноги могут в любую минуту подкоситься. Колени ее предательски дрожали, но не только от изнурительного путешествия верхом: в то мгновение, когда Рафф заключил ее в объятия, Кэролайн почувствовала, что силы окончательно покидают ее. Она никогда еще не испытывала ничего подобного. Боже, как глупо! Ей оставалось лишь надеяться, что будущий пасынок ничего не заметил.
Парадная дверь дома была чуть приоткрыта, давая доступ легкому речному бризу. Волк распахнул ее и вошел внутрь. Молоденькая темноволосая девушка, спускавшаяся в эту минуту по ступеням деревянной лестницы, издала радостный крик и бросилась в объятия гостя. Волк рассмеялся, подхватил ее на руки и принялся кружить, пока она не запросила пощады. Кэролайн молча наблюдала за этой сценой.
— Папа говорил, что вы должны приехать, — прощебетала девушка, переводя дух, едва лишь Волк опустил ее на пол. — Но мы не ждали вас так скоро! — Она бросила быстрый взгляд на Кэролайн и тут же снова повернулась к Волку. — Вы к нам надолго?
— Мы только переночуем, — ответил он и, погладив девушку по румяной щеке, представил ее своей будущей мачехе:
— Ребекка Уокер.
На сей раз взгляд юной красотки чуть дольше задержался на лице Кэролайн, но через мгновение она опять перевела глаза на Волка, обнажив в улыбке ровный ряд белоснежных зубов.
— Ведь вы обещали, что в следующий раз останетесь у нас подольше!
— Я сказал «когда-нибудь», Ребекка. И когда-нибудь сдержу свое слово. Но не теперь. Мне надо доставить леди Кэролайн к моему отцу.
— Бог мой, кто это к нам пожаловал! — воскликнул, входя в комнату, седовласый гигант с красным обветренным лицом. Тяжело ступая, он в одно мгновение оказался подле Волка и заключил его в могучие объятия, повторяя вслед за своей бойкой дочерью, что они не ждали дорогого гостя так рано.
— Мне удалось переговорить с губернатором Литтлтоном сразу же по прибытии в Чарльз-таун, а задерживаться там долее не было резона, — объяснил Волк. — К тому же, как я только что сказал Ребекке, мне надо проводить леди Кэролайн в Семь Сосен. Она — невеста Роберта.
Услыхав это, великан выпрямился и удивленно вскинул кустистые брови. Известие явно ошеломило его. Однако, быстро справившись с собой, он вежливо обратился к Кэролайн:
— Вы, должно быть, устали с дороги, миледи. — Он пожал ее руку и кивнул в сторону дочери: — Ребекка проводит вас в вашу комнату. Отдохните и освежитесь, а потом милости прошу отужинать с нами.
Кэролайн последовала за Ребеккой, которая была явно недовольна поручением отца. Это, однако, не помешало ей резво взбежать вверх по лестнице, и Кэролайн стало немного грустно при мысли о том, сколь разителен контраст между этой жизнерадостной, полной сил и энергии румяной девушкой и ею самой — изможденной, бледной, едва передвигающей ноги.
Джордж Уокер дружески хлопнул Волка по плечу и с улыбкой произнес:
— Как все же здорово, что ты наконец заглянул к нам. И не только потому, что Ребекка вконец извела меня, выпытывая, когда же ты приедешь.
— Ничего подобного! — с негодованием отозвалась девушка, остановившись столь резко и внезапно, что Кэролайн едва не налетела на нее. — Папа, не смей наговаривать на меня!
Она остановилась, уперев руки в бока, и взглянула вниз на двух мужчин, стоявших плечом к плечу. Щеки ее зарумянились, глаза возбужденно блестели. Кэролайн не составило особого труда догадаться, что черноглазая красавица Ребекка по уши влюблена в Раффа Маккейда.
У Кэролайн почти не было личного опыта во взаимоотношениях с противоположным полом, и она затруднилась бы сказать, что именно натолкнуло ее на эту догадку. Однако она была совершенно уверена, что не ошиблась. Опираясь на перила, она взглянула вниз, на Раффа, потому что в эту минуту ей показалось чрезвычайно важным попытаться угадать по выражению его лица, знает ли он о чувствах девушки и, главное, разделяет ли их. От увиденного у нее перехватило дыхание.
Будущий пасынок производил на Кэролайн впечатление человека привлекательной наружности, мужественного, прекрасно воспитанного, хотя и обладавшего, безусловно, крутым нравом, порой дававшим о себе знать. Но лишь сейчас она обнаружила, насколько он красив. Он стоял посреди просторного холла и, подняв голову, ласково улыбался Ребекке. Затем он перевел взгляд на Кэролайн, и она на мгновение оцепенела, чувствуя, как неистово колотится ее сердце.
Ребекка повернулась, взявшись рукой за перила лестницы, и весело побежала вверх по ступеням. Кэролайн не оставалось ничего другого, кроме как следовать за ней, прилагая все силы к тому, чтобы не упасть.
Несмотря на усталость и волнения прошедшего дня, Кэролайн отдала должное обильному вкусному ужину, которым угостили их радушные хозяева. Она даже удивилась тому, насколько успела проголодаться за время их пути. Ей безумно хотелось сразу же после еды улечься в предназначенную для нее мягкую постель и заснуть, но, соблюдая правила приличия, она, встав из-за стола, прошла в гостиную следом за Ребеккой. Мужчины тем временем отправились по каким-то хозяйственным делам. Ребекка, склонная, по-видимому, к быстрой смене настроений, уставилась в окно и неохотно цедила что-то сквозь зубы в ответ на вежливые попытки Кэролайн завязать разговор.
Кэролайн наконец сдалась, поняв, что ей не удастся побеседовать с юной упрямицей. Молчание начинало тяготить ее. Усталость также давала о себе знать. Она совсем было решилась встать со своего жесткого стула времен королевы Анны и, пожелав Ребекке спокойной ночи, удалиться, как девушка внезапно повернулась к ней и, склонив голову набок, без всяких предисловий выпалила:
— Имейте в виду, он ненавидит своего отца!
— Простите, кто? О ком вы говорите? — Слова Ребекки застали Кэролайн, начавшую было дремать с открытыми глазами, совершенно врасплох.
— Рафф. Он терпеть не может Роберта за то, как тот обошелся с его матерью. И вообще с чероки.
Кэролайн смешалась и, не зная, что ответить девушке, опустила взор на свои руки, сложенные на коленях.
— Он и вас возненавидит. Это уж точно! — Кэролайн вскинула голову и с видимым усилием произнесла:
— Мне думается, все это не должно вас касаться.
— О, тут-то вы как раз и ошибаетесь! Все, что имеет отношение к Раффу, касается и меня. — Ребекка расправила подол своего нарядного платья и с вызовом добавила: — Я просто хотела предупредить вас, что Рафф не станет хорошо относиться к вам... из-за своего отца.
— Что ж, спасибо за предупреждение. — Кэролайн встала и, желая разрядить возникшее между ними напряжение, улыбнулась девушке. — Я, признаться, очень устала сегодня. С вашего позволения, я хотела бы пойти к себе.
— Сделайте одолжение! Можете не дожидаться Раффа и отца. Я передам им, что вы уже легли.
Кэролайн кивнула и вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. В холле было прохладно. Свежий воздух проникал в помещение сквозь приоткрытую заднюю дверь. Взволнованная разговором с Ребеккой, Кэролайн решила ненадолго выйти и в одиночестве поразмыслить над словами девушки. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как снаружи донеслись голоса Раффа и мистера Уокера. Они, оказывается, были совсем неподалеку, но Кэролайн не могла разглядеть их в окутавшей двор тьме. Повернувшись, она собралась было идти в отведенную ей комнату, но остановилась, услыхав, как пожилой хозяин дома с тревогой спросил:
— Так ты думаешь, война между чероки и англичанами неизбежна?
В ответ прозвучал спокойный, невозмутимый голос Раффа, при звуках которого ее сердце болезненно сжалось:
— Литтлтон предложил переговоры, но боюсь, что уже слишком поздно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце дикаря - Дорсей Кристина



книга супер.впервые я прочитала такую книгу,она наверное лучшая.что я либо-когда читала!!!советую всем))
Сердце дикаря - Дорсей Кристинамарина)
10.02.2012, 11.22





замечательный роман, единственный в своем роде исторический роман, реальный и легко читается
Сердце дикаря - Дорсей Кристинаарина
23.02.2012, 23.40





Роман потрясающий!Но мне не нравится,когда главные герои обращаются друг другу на «вы»после всего,что произошло между ними.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАнна
29.02.2012, 11.46





Хороший , интересный роман !!! За героев придется по-переживать ! Рекомендую !
Сердце дикаря - Дорсей КристинаМари
16.03.2012, 8.33





Пойдет читать можно.Особенно не впечетлил.
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначитатель
17.03.2012, 21.16





классный роман читается на одном дыхании
Сердце дикаря - Дорсей Кристинааня
10.10.2012, 0.06





Не понравился,очень тяжелый эмоционально,столько смертей и горя и страданий,
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталья
19.10.2012, 14.17





Книга на любителя)мне лично понравилась...она стоит внимания....в отличииот некоторых романов она не сопливая)
Сердце дикаря - Дорсей КристинаКатарина
30.06.2013, 21.04





Не понравился. Гг-ня дура. Потянула до9гл и бобик сдох . Не люблю про гипер нежных барышень ))))))))
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначиталка
10.08.2013, 5.24





Сюжет тяжелый про войну, но любовные сцены супер,мне понравилось как главный герой соблазнял девушку
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЮлия
17.03.2014, 18.09





Прекрасный роман. Реалистично показана обстановка начала серии индейских войн конца 18-го века. Любовная интрига весьма неординарна. Керолайн трансформируется от изнеженной графской дочки до сильной и смелой первопроходки. Наслаждалась чтением. Оторваться невозможно. Окткрыла для себя нового автора Дорсей.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаВ.З.,66л.
11.04.2014, 12.24





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Книга классная, ничего не скажешь... но вот героиня идиотка каких свет не видовал. Никак не верила, что им угрожает опасность. Из за отсутствия мозгов у неё, умерла Мэри и ее ребёнок, а она даже этого не поняла что виновата. Слишком часто происходит, что из за гордости одного страдают другие(( 8 из 10
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
17.05.2014, 15.42





Уфф! Для меня это не "невозможно оторваться" и это не "захватывает с первой страницы". Я даже 9 глав не прочитала, а только 5 и откладываю до тех времён,когда уже все интереснейшие романы на мой вкус перечитаю.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаИванна:)
17.01.2015, 19.53





роман нормальный! но гг-ня дура все время хотела ее придушить!!!таким дурам вечно достаются самые хорошие мужчины!один раз можно прочитать....
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНастя!
4.04.2015, 12.32





Роман не понравился и главным образом из-за Ггероини.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталюша
28.10.2015, 0.08





Роман неплохой и гг-ня далеко не дура. Но... Прочитала его сразу после "Нежное предательство" Р.Битнер и "Чужестранки" (5 книг) Д.Гэблдон. Послевкусие настоящего масла невозможно перекрыть даже очень качественным маргарином, поэтому моя оценка 8 баллов. Читать все же рекомендую, сюжет интересный, гг-ой мужественный, а его любовь- нежная и очень чувственная.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаОльга
20.11.2015, 14.13





Очень скучно. Зря не поверила комментариям. Как за такое можно поставить 9 вообще не понятно. Очень жаль потраченное время
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
30.01.2016, 9.43





Мне понравилось .
Сердце дикаря - Дорсей КристинаТурмалин
7.02.2016, 19.13





Еле дочитала этот роман, и то только из-за того, что не люблю бросать книгу, не дочитав ее. Затея у автора была неплоха и из этой задумки могла бы выйти шикарнейшая история, НО увы... Раздражало обращение главных героев к друг другу на "Вы" и это происходило на протяжении всей книги, даже когда он с ней спал, ужас. Я все понимаю, типо они такие воспитанные и все дела, время другое и все такое, но лично мне, все эти излишние любезности показались полным бредом! И вообще, роман ни о чем! Главный герой переспал с героиней и она в него сразу влюбилась, ну что за бред! Я понимаю, что это любовный роман и что во многих герои сразу влюбляются друг в друга, но мне не понятно именно в этом романе ЗА ЧТО она в него влюбилась и так сразу, только за его красивую внешность?! Редко критикую романы, на то они и романы, чтобы просто читать и получать от их прочтения удовольствие, но этот просто не могла не покритиковать. Я еще думала роман Колин Фолкнер "Похищеная" - это просто детский сад, то ли написан как-то слишком по-детски, то ли погрешности переводчиков, но тем не менее, я его дочитала, в принципе читался он легко. И даже теперь он кажется мне интересней этого бреда! В этом романе и автор вроде так неплохо начала, ожидаешь большего и вдруг понимаешь, что сюжет просто никакой. И вообще, не поверила в любовь героя ни разу! А вообще, прочла уже большое количество романов с индейской тематикой и лучших романов про индейцев, чем у Нэн Райан, я еще не встречала. Пусть многие нахваливают и Кэтрин Андерсон, что ее романы про индейцев самые интересные, я не соглашусь, так как романы Нэн Райан читаются на одном дыхании, ее истории любви просто восхитительны и невероятно волнительны. Конечно у каждого свой вкус, с этим не поспоришь, но советую, тем, кто не читал прочесть "Своенравная леди" и "От ненависти до любви" - шикарнейшие романы, великолепной Нэн Райан. Или романы про индейцев, неподражаемой Джоанны Линдсей "Это дикое сердце" и "Любовь и гром".
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАдора
6.03.2016, 19.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100