Читать онлайн Сердце дикаря, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце дикаря - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Сердце дикаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Пронзительно крича, Кэролайн отбивалась что было сил. Голые руки индейца с упругими, точно стальными мышцами крепко удерживали ее. Она знала, что сопротивляться этому огромному дикарю, превосходящему ее размерами чуть ли не вдвое, бессмысленно и бесполезно.
Но мысли о больной Мэри и беспомощном младенце, нуждающихся в ней, а также о Волке, который, заслышав ее крик, тотчас же бросится ей на выручку, придали Кэролайн сил и отваги. Она лягалась, царапалась и кусалась, зная, что время работает на нее, что Волк, возвращаясь в дом этой дорогой, спасет ее от рук злодея. Ей наконец удалось высвободить правую руку, и она сразу же начала нашаривать карман юбки, в котором хранился пистолет.
Вот наконец пальцы ее сомкнулись на рукоятке оружия, и Кэролайн сразу же почувствовала, как страх и растерянность, охватившие было все ее существо, отступают под натиском бешеной ярости. Собравшись с силами, она пыталась навести ствол пистолета на своего захватчика, который продолжал молча сжимать ее своими огромными руками. Кэролайн не удалось вытащить оружие из кармана, но это казалось ей не столь уж важным. Если ей удастся прицелиться в дикаря, она прострелит свою юбку, только и всего.
— Что за черт?..
Кэролайн была так поглощена борьбой с индейцем, что не замечала ничего вокруг, и была крайне удивлена, когда тот бесцеремонно разжал руки, предоставив ей свалиться на землю, точно куль с картошкой. Плечи ее немилосердно ныли, от падения у нее перехватило дыхание и потемнело в глазах, но теперь она могла вынуть пистолет и выстрелить в ненавистного дикаря.
Но за секунду до того, как палец ее нажал на курок, чья-то рука схватила ее за запястье.
Всхлипнув, Кэролайн попыталась высвободить руку. Она оскалилась и собиралась уже вонзить зубы в плечо негодяя.
— Кэролайн!
Она вскинула голову и увидела над собой лицо Волка. Вода капала с его волос, взгляд выражал тревогу и недоумение. Кэролайн вздохнула было с облегчением, но тут же принялась тревожно озираться. Неужели Волк не заметил воинственного чужака?
Но происшедшее, похоже, нимало не встревожило его.
— Все в порядке, Кэролайн, — произнес он уверенно.
— Но... — попытка Кэролайн объяснить ему, что поблизости затаился злодей-индеец, была прервана гортанными звуками незнакомого ей языка, раздавшимися откуда-то сверху. Подняв голову, она увидела склоненное над ними лицо дикаря, напавшего на нее. Страх снова парализовал ее, но, к ее величайшему изумлению, Волк громко расхохотался и почти силой поставил ее на ноги.
— Вы не ушиблись? — участливо осведомился он, вынимая пистолет из ее ослабевших пальцев.
Кэролайн подумала было, что сейчас он направит оружие на незваного пришельца, но Волк, заглянув в дуло, вложил пистолет в свою кобуру, которая по-прежнему висела на его кожаном поясе.
Краснокожий, набрав в грудь воздуха, снова обратился к Волку, вытянув в его сторону свою исцарапанную руку. Волк лишь покачал головой.
— Что это он говорит? — с подозрением осведомилась Кэролайн. Волк вел себя так, словно им нечего было опасаться, но ведь не на него только что коварно напал этот ужасный дикарь! — И вообще, что все это означает?!
— Он говорит, что вы — дикая кошка, опасная для людей.
— Я?! — Подбородок Кэролайн задрожал от возмущения. — Вы спросите-ка лучше его, почему он набросился на меня?
И снова индеец с явным негодованием залопотал что-то на своем языке.
— А вот ему, представьте себе, показалось, что это вы на него напали. — Наклонившись, Волк внимательно осмотрел указательный палец своего соплеменника и сочувственно поцокал языком. — Гулеги недоумевает, почему это белой женщине пришло в голову искусать его?
Волк был явно неприятно удивлен инцидентом. Но Кэролайн не чувствовала себя виноватой перед индейцем. Откуда ей знать, что он — не враг ей и Волку? Почему он не вышел навстречу ей и не попытался представиться? То, что Волк посмеялся над ее испугом, отнюдь не улучшило ее настроения. У нее все еще отчаянно колотилось сердце, и стук его отдавался в ушах, точно грохот барабана, почти не смолкавший все время ее вынужденного пребывания в индейской деревне.
Кэролайн высвободилась из объятий Волка и спокойно произнесла:
— Это он напал на меня. Я бежала, чтобы набрать воды. О Боже, как же я могла позабыть? — Она схватила Волка за руку и, давясь словами, выкрикнула: — Мэри совсем плоха! У нее лихорадка! Принесите воды! — Последние слова она прокричала уже на ходу, со всех ног бросившись к дому.
Волк сказал несколько слов индейцу, по-прежнему разглядывавшему свой укушенный палец, и последовал за Кэролайн. Когда он вошел в спальню, Кэролайн уже покачивала на руках хныкавшего младенца. Он подошел к постели Мэри.
Волку не надо было даже прикасаться ко лбу роженицы, чтобы определить, как сильно ее лихорадит. Кожа женщины стала ярко-розовой, сухой на вид, губы потрескались, глаза болезненно блестели.
Кэролайн со вздохом напомнила:
— Мне нужна холодная вода! — Ничем иным она не могла помочь подруге справиться с лихорадкой.
— Гулеги сейчас принесет вам ее!
Через несколько минут в спальню бесшумно вошел индеец, неся ведро воды. Кэролайн передала Коллин Волку и, смочив полотенце, принялась обтирать им лицо и шею больной. Мэри застонала и перевернулась на бок.
Волк ходил по комнате, покачивая младенца. Девочка кричала не умолкая.
— Она проголодалась, — сказала Кэролайн. — Но Мэри ведь не сможет покормить ее.
— Вы знаете, что с ней, чем она больна?
Глаза Кэролайн наполнились слезами. От сознания собственного бессилия ей хотелось зарыдать в голос, но, пересилив себя, она слегка дрогнувшим голосом ответила:
— Нет, не знаю.
Волк обратился к стоявшему у окна Гулеги. Тот кивнул и быстро вышел из комнаты.
— Что вы ему сказали, Рафф? — с надеждой спросила Кэролайн.
— Я попросил его сходить в деревню и привести Садайи.
— Он ваш друг? — Волк молча кивнул, и Кэролайн, отведя глаза в сторону, глухо пробормотала: — Я чуть не убила его.
— Мне искренне жаль, что он так напугал вас, но поверьте, Кэролайн, далеко не каждый чероки — враг вам. — Он погладил младенца по спинке, и девочка на несколько мгновений умолкла.
Кэролайн вспомнила, что индеец, так неожиданно выскочивший из-за деревьев и зажавший ей рот, не пытался бороться с ней, и в поединке, завязавшемся между ними, и впрямь оказался потерпевшей стороной. Но что ей оставалось делать, что она могла подумать после всех пережитых ужасов, после слов Волка о грозящей им опасности?
— Я ведь не могу с первого взгляда определить, кто из них враг мне, а кто — друг, — сказала она, вновь поворачиваясь к Мэри.
— Я понимаю, как нелегко вам пришлось!
— Мне-то что! Я ведь не слегла, как бедняжка Мэри! — говоря это, Кэролайн снова обмакнула полотенце в ледяную воду и стала обтирать им лоб и щеки подруги. Не оборачиваясь и не слыша его шагов, она тем не менее чувствовала, что Волк подошел к ней почти вплотную. Ее обволакивал исходящий от него запах, и ей безудержно захотелось, оставив свое занятие, прильнуть к его могучей груди. Но нет, надо во что бы то ни стало пересилить себя, не поддаваясь воздействию, которое он на нее оказывает. Кэролайн про себя усмехнулась мысли, что она далеко; не единственная из находящихся в этой комнате женщин, готовая забыть обо всем в присутствии Волка. Похоже, прикосновение ладони любящего дяди уменьшило муки голода, который малышка испытывала в течение всего утра.
Кэролайн искоса взглянула на него. Волк был одет лишь в мокрую после купанию набедренную повязку.
Потупившись, она предложила:
— Давайте я подержу Коллин, пока вы оденетесь. Ведь вы озябнете. — Она от души надеялась, что голос не выдаст ее волнения.
Волк ничего не ответил ей, но Кэролайн слышала, как он уложил затихшую Коллин в колыбель, подошел к кровати Мэри, взглянул на больную и вышел из комнаты.
Спустя некоторое время он вернулся. Кэролайн, убедившись, что Мэри стало немного легче, со слабым стоном разогнула усталую спину, держась руками за поясницу. Она замерла, почувствовав на своем плече ладонь Волка.
— Я сменю вас.
Кэролайн подняла на него глаза, и Волк кивнул в сторону ведра с водой. Он был одет, и стянутые в конский хвост влажные волосы оставили мокрые полоски на его льняной охотничьей рубахе.
— Я с удовольствием воспользуюсь возможностью хоть немного отдохнуть.
— Боюсь, вам придется лишь сменить вид деятельности. Я принес немного овсяного отвара, чтобы покормить Коллин.
— Разве она может это есть?
Волк лишь пожал плечами, и Кэролайн направилась к колыбели. Девочка снова принялась хныкать, и от этих не громких, жалобных звуков сердце Кэролайн рвалось на части. Она подумала о своем собственном ребенке, безмятежно лежавшем в ее чреве, и с нежностью прижала девочку к себе.
Малышка сперва наотрез отказалась от непривычной еды, сморщив свое крохотное личико и издав негодующий вопль. Но Кэролайн, не видя другого выхода, решила проявить терпение и настойчивость. Она покачивалась в кресле, держа головку Коллин левой рукой, и то и дело подносила мизинец правой руки, обмакнув его в отвар, к маленькому ротику младенца, похожему на розовый бутон.
Когда ребенок наконец утих и стал сосать палец, Кэролайн обернулась к Волку с торжествующей улыбкой на устах. Он радостно кивнул ей в ответ.
До самого полудня они, то и дело сменяя друг друга, кормили девочку отваром и прикладывали к лицу и шее Мэри холодные компрессы. Насытившись, Коллин задремала, а через некоторое время Мэри пришла в сознание и слабым голосом спросила о Логане и ребенке. Кэролайн горячо заверила ее, что оба пребывают в добром здравии, от души надеясь, что сказала правду.
Волк услыхал шаги задолго до того, как его соплеменники показались во дворе, и поспешил отпереть входную дверь дома. Кэролайн, ожидавшая прихода Садайи и так напугавшего ее Гулеги, была несказанно удивлена, когда шестеро чероки один за другим вошли в спальню Мэри.
Садайи подошла к Кэролайн и взяла в руки крошечный сверток, который та держала на коленях. Лицо индианки расплылось в нежнейшей улыбке.
— Красивый ребенок, только уж больно мал! — заключила она, передав девочку молодой индианке, которую Кэролайн видела впервые. Та подошла к креслу и кивком предложила Кэролайн освободить его. Кэролайн молча повиновалась, и молодая чероки, усевшись поудобнее, развязала тесьму, которая стягивала ворот ее просторной блузы, обнажила грудь и поднесла сосок ко рту Коллин. Голодный ребенок, раскрыв глазенки, с жадностью приник к полной, кирпично-красной груди, и принялся сосать, причмокивая и давясь молоком. Кормилица-индианка, склонив голову, улыбалась малышке.
— Кахталата похоронила своего младенца, — пояснила Садайи, — но молоко у нее еще не пропало.
— Мне очень жаль, что вы потеряли ребенка, — отозвалась Кэролайн.
Индианка кивнула в ответ, не нуждаясь, по-видимому, в переводчике, чтобы понять слова Кэролайн.
У постели Мэри хлопотали три чероки, которых она видела впервые, также как и юную Кахталату. Волка поблизости не было.
— Они пришли, чтобы помочь Мэри, — сказала Садайи. — Она выздоровеет, вот увидишь.
— Но что же с ней такое? — спросила Кэролайн, выходя из комнаты вместе с индианкой.
— Молочная лихорадка. Это часто бывает с женщинами после родов. Но Мэри поправится. А вот ты нуждаешься в отдыхе. — И Садайи, взяв Кэролайн за руку, повела ее к лестнице.
Наверху, войдя вместе с Кэролайн в ее комнату, Садайи строго спросила:
— Признайся, Кэролайн, ты ведь почти не спала все эти дни?
— Да я почти и не устала. Я очень беспокоюсь о Мэри и о малышке.
— О них обеих позаботятся, не тревожься понапрасну. А вот то, что ты так изнуряешь себя, не пойдет на пользу ни тебе, ни твоему ребенку!
Кэролайн вспыхнула и потупила взор.
— Откуда ты знаешь, что я беременна? — оправившись от смущения, спросила она. Давно, еще при жизни Роберта, она вскользь намекнула индианке на это, но с тех пор они не виделись и больше на эту тему не говорили.
Садайи лишь слегка приподняла брови, давая понять, что она совсем не так глупа, как может показаться некоторым бледнолицым леди.
— Но я хочу знать, откуда тебе это известно, — настаивала Кэролайн.
Накануне нападения чероки на Семь Сосен она, пристально изучив свое отражение в зеркале, пришла к выводу, что ничто в ее внешности не говорит пока о ее будущем материнстве. С тех пор миновала всего одна неделя, и Кэролайн была уверена, что не могла она за столь недолгий срок так разительно измениться.
Садайи снизошла к ее просьбе и добродушно пояснила:
— По выражению твоего лица догадалась я, что ты в положении. По румянцу на твоих щеках. К тому же, ты уже не такая тощая, как прежде, когда приехала сюда. — Она окинула Кэролайн с ног до головы цепким взглядом, словно еще раз желая удостовериться в своей правоте. — Но ты не беспокойся. Я уверена, что Ва-йя пока ничего не заметил.
— А какое ему может быть дело до этого? — спросила Кэролайн, стараясь сдержать дрожь в голосе.
— Но ведь твой ребенок доводится ему тсункиниси, младшим братцем, — пояснила индианка, — и Ва-йя должен будет заботиться о нем и о тебе. Так у нас принято.
— О... да. Это действительно так, — с трудом выдавила из себя Кэролайн, усаживаясь на постель. Только тут она обнаружила, что заботливые руки индианки сняли с нее почти всю одежду. Рот ее стала раздирать мучительная зевота. Да, ничего не поделаешь. Ее ребенок будет считаться младшим братом или сестрой Раффа Маккейда. Если только она не отважится рассказать ему правду.
— Садайи!
Индианка, взявшаяся за ручку двери, остановилась и оглянулась.
Кэролайн, тряхнув головой, проговорила:
— Пожалуйста, не говори ничего Раффу. Я не хочу, чтобы он знал о моем будущем ребенке. — Садайи пожала плечами:
— Я вообще не привыкла вмешиваться в чужие дела!
* * *
Кэролайн, как ни была она изнурена, беспокойно ворочалась в постели, не в силах заснуть. Но сон, в который она наконец погрузилась, не принес ей успокоения. Едва смежив усталые веки, она увидела своего ребенка, вопросительно смотрящего на нее своими угольно-черными глазами. Она пыталась объяснить ему что-то, но он повернулся и стал медленно удаляться от нее. Туман окутывал его маленькое тельце, ставшее через несколько мгновений совсем неразличимым в окружавшей его серой мгле. Кэролайн, не помня себя от отчаяния, бросилась за ним, умоляя его вернуться, но тщетно.
Ее ребенок исчез.
Она была принуждена остановиться и, опустившись на колени, внезапно увидела возле себя Волка. Он осуждающе смотрел на нее и с упреком спрашивал:
— Зачем ты это сделала? Где мой сын? Почему ты так поступила со мной?
Она пыталась рассказать ему правду, но он не стал слушать и, отвернувшись от нее, зашагал прочь.
— Нет! Нет! Прошу тебя! Я не могла повести себя иначе! Неужели ты не понимаешь?!
— Кэролайн, Кэролайн, проснитесь!
* * *
Она села на постели, с трудом возвращаясь к реальности и радуясь тому, что кошмар, посетивший ее, был всего лишь сном.
Волк склонился над ней и отвел с ее лба разметавшиеся во сне волосы.
— Что с вами, Кэролайн? Что вас так беспокоит?
Она хотела рассказать ему все и уже открыла было рот для правдивого ответа, но усилием воли заставила себя промолчать. Во сне Волк упрекал ее в том, что она не сказала ему о его сыне. Но ведь в реальной жизни все могло обстоять иначе. И неизвестно, какие чувства вызвало бы у этого человека известие о том, что она ждет от него ребенка. Рассчитывать на то, что он обрадуется, было бы глупо с ее стороны. В лучшем случае он ради будущего младенца сделает ей предложение.
А потом, подобно своему брату Логану, уедет прочь, оставив ее одну. Но она ведь и без того одна, следовательно, ей совершенно незачем пытаться женить его на себе.
Он спросил: «Что вас беспокоит?» Кэролайн подумала о том, сколько разных, причем правдивейших ответов могла бы она дать на этот вопрос, и губы ее тронула слабая улыбка.
— Какой тяжелый выдался год, — произнесла она наконец.
— После того как вы покинули Англию?
— Нет, по правде говоря, трудности начались раньше. Они-то и привели к тому, что мне пришлось уехать.
Волк сел на стул, стоявший возле кровати, и участливо улыбнулся Кэролайн. В его присутствии вся мебель словно уменьшилась в размерах. Кэролайн подняла на него глаза и не могла не заметить, что он чем-то озабочен.
— Что случилось? — встревоженно спросила она. — Неужели Мэри стало хуже?
— Нет, наоборот, Садайи напоила ее целебным отваром, и она впервые за все эти дни заснула спокойно. Малышка наелась и тоже спит.
Кэролайн села на постели, опираясь спиной на подушку, и окинула недоверчивым взглядом всю его мощную, ладную фигуру. Внутри у нее все болезненно сжалось, и она спросила дрогнувшим голосом:
— Но ведь что-то не так, правда?
— Да нет, пожалуй все в порядке, — отозвался он, но в голосе его не было уверенности. Волк, не мигая, смотрел на Кэролайн, борясь с искушением броситься к ней и заключить ее в объятия. Сцепив руки, он неохотно пояснил: — Вожди в самом скором времени отправляются в Чарльз-таун.
— Но это же замечательно! — воскликнула Кэролайн. — Вы потратили много времени и сил на то, чтобы они встретились с губернатором, не так ли? — Видя, что он хмурится, Кэролайн уже без прежнего оптимизма добавила: — Я надеюсь, что недоразумениям между чероки и англичанами будет положен конец.
— Да, но кто от этого больше выиграет? — Волк встал и придвинул стул к стене. — Вы правы, я готовил эти переговоры, но нисколько не склонен переоценивать их значения.
Он отошел в дальний угол комнаты, показавшейся ему очень маленькой. Даже здесь до него доходил этот будоражащий кровь запах свежести и весенних цветов — неповторимый запах Кэролайн! Ему не следовало сюда приходить! Он принял это решение, стоя за дверью и прислушиваясь к ее ровному дыханию. Но, услыхав ее крик, не мог не выяснить, что ее встревожило.
— Но чем же именно вы теперь так недовольны? — Он пожал плечами. Похоже, она успела достаточно хорошо узнать его за недолгое время.
— Наверное, дело в том, что я просто не доверяю англичанам.
— Но у вас есть все основания считать себя одним из них, — напомнила она, гордо подняв голову.
— Да полно вам, Кэролайн! Вы слишком хорошо меня знаете, чтобы утверждать подобное.
— Я знаю, что вы сами не в силах определить свою принадлежность к той или иной нации, культуре, и это мучает вас.
Кэролайн остро пожалела об этих случайно вырвавшихся у нее неосторожных словах, хотя и была уверена, что нисколько не погрешила против истины. Но именно правдивость ее утверждения могла вызвать у Волка вспышку гнева, которой лучше было бы избежать...
Но, к ее удивлению, он лишь громко расхохотался в ответ, откинув голову. Кэролайн смотрела на него, не веря своим глазам и ушам. В эту минуту он выглядел настоящим дикарем — с распущенными по плечам жесткими волосами, с голой грудью, проглядывавшей сквозь расстегнутый ворот рубахи...
Но ведь она видела его и другим — в шелковом костюме и туфлях с серебряными пряжками. Тогда она, ни минуты не колеблясь, приняла его за настоящего джентльмена. Кто же он на самом деле? Кэролайн затруднилась бы дать ответ на этот вопрос, который наверняка поставил бы в тупик и самого Волка.
Он наконец перестал смеяться и подошел к окну. Ему нечего было возразить Кэролайн, но и соглашаться с ней он не собирался. Равно как и продолжать обсуждение этой темы.
— Я отправляюсь вместе с ними, — отрывисто произнес он, не глядя на нее.
— С кем? — растерянно спросила Кэролайн. — А-а, с вождями, — вполголоса пробормотала она, вспоминая начало их разговора.
— Я считаю, что мое присутствие там не будет лишним.
— Еще бы! Вам обязательно следует присутствовать при переговорах.
О, как ей не хотелось, чтобы он уезжал!
— Я считаю небезопасным оставлять вас здесь.
Кэролайн помотала головой,
— Ведь пока идут переговоры, нам здесь совершенно нечего опасаться, и вы об этом знаете!
— И все же было бы лучше, если бы вы перебрались в форт Принц Джордж.
Он повернулся и взглянул на нее в упор. Кэролайн выдержала этот взгляд и твердо сказала:
— Я не могу оставить Мэри и Коллин.
— Но я рассчитывал перевезти в форт вас всех!
— О том, чтобы куда-то везти Мэри, нечего и думать по крайней мере неделю, а то и дней десять. Вы к этому времени будете уже далеко.
— Поедемте со мной, Кэролайн! Садайи позаботится о Мэри, а когда она окрепнет, Гулеги проводит в форт ее и малышку.
— Нет, я не поеду, Рафф.
— Черт возьми, Кэролайн! Вы просто невозможно упрямы!
— Нет, это вы упрямы и несговорчивы. Семь Сосен — мой дом, а Мэри — моя подруга и родственница. И я никуда отсюда не поеду. — Она спустила ноги с кровати, решив, что ей будет удобнее вести этот разговор стоя. — К тому же, — резонно заметила она, выпрямляясь во весь рост, — если для Мэри и девочки здесь достаточно безопасно, то я совершенно не вижу причин...
— Надеюсь, вы не забыли о Тал-тсуске? — Она уронила шаль, в которую собиралась закутаться, и едва слышно ответила:
— Нет, — чувствуя однако, что Волк не поверил ей. Но имело ли это хоть какое-то значение? — Он не посмеет напасть на нас во время мирных переговоров. Вы ведь сами говорили, что он мог убить вас и не сделал этого.


Волк, как ни претило ему это, решил прибегнуть к крайним мерам.
— Мне не хотелось бы напоминать вам, Кэролайн, — произнес он дрожащим от негодования и едва сдерживаемого вожделения голосом, — что, находясь в Семи Соснах, вы пользуетесь моим гостеприимством. — Кэролайн оглянулась на него через плечо. Глаза ее выражали недоумение. — Вам, надеюсь, известно о примечании к вашему брачному контракту с моим отцом? Которое гласит, — голос его постепенно набирал силу, — что вы становитесь владелицей Семи Сосен и всего имущества Роберта по смерти его лишь в том случае, если подарите ему наследника.
— Откуда вам это известно? — Кэролайн подошла к нему вплотную, высоко подняв голову. Она знала, что об этом пресловутом примечании знали лишь сам Роберт и ее адвокат. Ей довелось узнать об условии наследования имущества, только когда Роберт пришел в ее комнату и избил ее.
— А вы рассчитывали держать это в тайне, леди Кэролайн?
— Ну конечно же нет! — Кэролайн отбросила волосы за плечи. — Но для меня, признаться, большая новость, что отец посвящал вас в свои личные дела.
— Только когда хотел позлить меня.
— Но я не понимаю.
— А что же здесь может быть непонятного? Мой отец, например, с удовольствием рассказывал мне, как вы с ним проводите время в постели. — Глаза Волка сузились. — С мельчайшими подробностями.
— Но ведь это не... — Кэролайн прикусила язык. Она пришла в ужас оттого, что едва не выдала Волку свою тайну.
— Это «не» — что, миледи?
— Ничего. И перестаньте называть меня так!
— А как прикажете мне называть вас? — Он насмешливо приподнял брови, и это буквально взбесило Кэролайн.
Подбородок ее задрожал, но, не отводя взгляда, она со злостью произнесла:
— Любовницей, если это вас не шокирует. — Ее буквально душила ярость. Она ненавидела их всех: Роберта, Волка. Его, пожалуй, еще более люто, чем покойного супруга. Тот, по крайней мере, до последних минут своей жизни оставался законченным негодяем, но этот... — Вы ведь с завидной быстротой утвердили меня в этой роли, не так ли?!
— Но если мне не изменяет память, вы не высказали особых возражений против подобного оборота дел. Или я ошибаюсь?!
— К стыду моему, ваша память вас нисколько не подвела.
Волк прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Когда он осмелился снова взглянуть на Кэролайн, она уже повернулась к нему спиной. Он попытался было взять ее за руку, нисколько, впрочем, не удивившись тому, что она с силой вырвала ее.
— Простите меня великодушно за мои слова. Я сожалею, что вел себя...
— Не как джентльмен, — закончила она за него, смерив его с ног до головы презрительным взглядом. — Вы это хотели сказать? Но ведь вы вовсе и не джентльмен, насколько мне известно. Ни в малой степени. И мне думается теперь, Волк Маккейд, что вас по праву можно считать настоящим дикарем, какими запугивают детей в цивилизованных странах!
Волк открыл было рот, чтобы возразить ей, но онемел от ужаса, услыхав продолжение гневной речи Кэролайн.
— И я считаю несправедливыми ваши претензии к отцу, что покойный якобы дразнил вас рассказами о нашей с ним частной жизни. Ведь вы заранее решили нанести ему чувствительнейший удар, сделав меня своей любовницей, и с легкостью добились осуществления своих намерений! Не возражайте! — Кэролайн предостерегающе подняла руку. — Не отягчайте свою совесть заведомой ложью. На ней и так уже лежит достаточно тяжкое бремя. В глазах ваших я вижу правду!
— Кэролайн! — Волк шагнул к Кэролайн, но она, не двинувшись с места, остановила его взглядом. Он понял, что попытки коснуться ее, равно как и объясниться, ни к чему не приведут. Бесполезно было и просить прощения. Такую вину не искупить словами, и Волк прекрасно знал об этом.
А ведь поначалу все складывалось так удачно, и неожиданная возможность наказать отца и отомстить за мать чрезвычайно обрадовала его. Ах, как горько пожалел теперь Волк о том, что не послушался слабого голоса совести, нашептывавшего ему, что приносить эту доверчивую, славную девушку в жертву своим планам — подло и грешно. Но разве он мог тогда предвидеть, что столь блестяще проведенная кампания закончится в итоге его собственным поражением? Что Хрупкая леди превратится для него из орудия мести в самую любимую и желанную женщину на свете?
Они, возможно, могли бы быть счастливы вместе, печально думал Волк. Но теперь об этом нечего и мечтать. Если Кэролайн и питала к нему хоть малую толику приязни, то после его разоблачения он не может рассчитывать ни на какие чувства с ее стороны, кроме вражды и презрения. И глаза ее, прежде лучившиеся добротой и нежностью, теперь, после этого тяжелого разговора, полны гнева и печали.
— Уйдите, пожалуйста. — Голос Кэролайн прозвучал ровно и бесстрастно. Она не вынесла бы дальнейших разговоров с ним, его лжи и унизительных попыток обелить себя. Только не это! Ей просто необходимо было остаться в одиночестве. Волк несмело протянул к ней руку, затем бессильно уронил ее и потупил взор. Внешнее спокойствие давалось Кэролайн с невероятным трудом. Она держалась из последних сил, с ужасом думая, что стоило Волку повести себя настойчивее, насильно заключить ее в объятия, моля о прощении, и она, возможно, беспомощно разрыдалась бы на его груди, спрашивая сквозь слезы, что заставило его поступить с ней так жестоко и бесчестно. Но разве можно допустить подобное? Не довольно ли глупостей успела она наделала, едва ступив на землю этой чужой полудикой страны?
О Боже, когда же наконец этот человек уйдет и оставит ее одну?!
Волк, еще немного помедлив, словно на что-то надеясь вздохнул и, повернувшись, бесшумно вышел из комнаты, притворив за собой дверь.
Кэролайн, пошатываясь на внезапно ставших точно ватными ногах, добрела до кресла-качалки и бессильно опустилась в него. Растерянность и шок от пережитого сменило глухое отчаяние, к которому добавились гнев, досада и раскаяние в содеянном. Выходит, идя на поводу у собственных страстей, она угодила в хитро замаскированную ловушку, которую устроил для нее этот дикарь, несомненно весьма опытный и искусный в подобных делах.
Она давно начала догадываться, что Волк неспроста завлек ее в свои объятия накануне приезда в дом престарелого жениха. И немедленный отъезд его в таком случае становился вполне логичным завершением дьявольского плана, который мог созреть лишь в коварной, мстительной душе варвара. Но она упорно гнала от себя подобные мысли, ей не хотелось верить, что человек, который пленил ее воображение, с которым она впервые познала радости любви и от которого зачала ребенка, может быть так бесчеловечен. В пылу гнева уста ее высказали вслух подозрение, внезапно превратившееся в уверенность, и правда о мотивах поступков Волка предстала перед ней во всей своей неприглядности. Теперь Кэролайн при всем желании не могла ни скрыться от этой правды, ни заставить себя забыть о случившемся. Сердце ее разрывалось от боли и тоски, но просить помощи и участия ей было не у кого.
* * *
Волк оставался в Семи Соснах еще целых три дня, и Кэролайн пришлось волей-неволей смириться с его присутствием. Ей стоило немалых усилий встречаться с ним и, если это происходило в присутствии посторонних, обмениваться приветствиями и ничего не значащими замечаниями. Мэри начала быстро поправляться, ребенок вел себя значительно спокойнее, но все равно уход за ними требовал немалых сил и времени. Кэролайн была счастлива уже тем, что целыми днями не имела ни минуты покоя: в повседневной сутолоке ей порой удавалось хоть на некоторое время забыть о своем горе. Если поблизости не было Волка.
Но стоило ей, сидя у постели Мэри, поймать на себе его настойчивый, молящий взгляд, как прежнее отчаяние охватывало ее исстрадавшееся сердце и глаза наполнялись непрошеными слезами.
Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он наконец уехал в Чарльз-таун. Казалось, что, не видя его, она не будет так отчаянно страдать. Но Волка уже и след простыл, а на душе у Кэролайн нисколько не полегчало. Пожалуй, даже наоборот...
Заботы о Мэри и Коллин, хлопоты по дому требовали ее почти ежеминутного внимания, и Кэролайн делала все, что от нее требовалось, и даже больше. Она осунулась и побледнела, между бровей ее залегла суровая складка, и улыбалась она, лишь когда подходила к постели Мэри, чтобы не огорчать больную своим хмурым видом.
В Семи Соснах по-прежнему жили несколько чероки. Кроме кормилицы, чрезвычайно привязавшейся к Коллин, и Садайи, помогавшей Кэролайн ухаживать за Мэри, стирать и готовить, Волк привел на подмогу нескольких жителей индейской деревни, которые, следуя его указаниям, заново отстроили сгоревшие сараи и большой амбар.
Погода день ото дня становилась все холоднее. В воздухе уже явно чувствовалось приближение зимы.
Кэролайн больше не сомневалась, что беременна. Талия ее пока не располнела, но она уже ощущала в себе биение новой жизни.
Однажды, сидя в гостиной у камина, Кэролайн, собравшись с духом, сообщила о своей беременности ничего не подозревавшей Мэри. Та, радостно вскрикнув, выронила шитье и бросилась обнимать Кэролайн. Серые глаза ее сияли, она была сама не своя от счастья и даже уронила на щеку Кэролайн несколько слезинок.
— Боже мой! Ты просто представить себе не можешь, как я этому рада! — И Мэри бросила нежный взгляд на колыбель, в которой сладко посапывала маленькая Коллин. — Наши дети будут расти вместе и дружить так же крепко, как мы с тобой! Какая чудесная новость!
Кэролайн охотно отвечала на бесчисленные расспросы подруги. Мэри задавала их один за другим.
— Ты уже придумала имя для малыша? А кого ты ждешь? Сына или дочку? Ты не боишься родов? И когда, по-твоему, произойдет это замечательное событие? А как ты себя чувствуешь?
Но вдруг лицо молодой женщины омрачилось, и она с сожалением произнесла:
— Как все-таки печально, что бедный Роберт не дожил до этого радостного дня!
Добродушной, бесхитростной Мэри и в голову не пришло усомниться, что отец будущего ребенка не кто иной, как Роберт Маккейд. И Кэролайн, разумеется, не стала ее разубеждать.
Так незаметно, одна за другой, пролетело несколько недель. Тревожные мысли о том, что ей надлежит принять решение относительно будущего ребенка, почти не посещали ее. Но однажды, сгибаясь под тяжестью ведер с молоком, которые она несла в дом, Кэролайн подняла голову и в нескольких шагах от себя увидела Волка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце дикаря - Дорсей Кристина



книга супер.впервые я прочитала такую книгу,она наверное лучшая.что я либо-когда читала!!!советую всем))
Сердце дикаря - Дорсей Кристинамарина)
10.02.2012, 11.22





замечательный роман, единственный в своем роде исторический роман, реальный и легко читается
Сердце дикаря - Дорсей Кристинаарина
23.02.2012, 23.40





Роман потрясающий!Но мне не нравится,когда главные герои обращаются друг другу на «вы»после всего,что произошло между ними.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАнна
29.02.2012, 11.46





Хороший , интересный роман !!! За героев придется по-переживать ! Рекомендую !
Сердце дикаря - Дорсей КристинаМари
16.03.2012, 8.33





Пойдет читать можно.Особенно не впечетлил.
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначитатель
17.03.2012, 21.16





классный роман читается на одном дыхании
Сердце дикаря - Дорсей Кристинааня
10.10.2012, 0.06





Не понравился,очень тяжелый эмоционально,столько смертей и горя и страданий,
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталья
19.10.2012, 14.17





Книга на любителя)мне лично понравилась...она стоит внимания....в отличииот некоторых романов она не сопливая)
Сердце дикаря - Дорсей КристинаКатарина
30.06.2013, 21.04





Не понравился. Гг-ня дура. Потянула до9гл и бобик сдох . Не люблю про гипер нежных барышень ))))))))
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначиталка
10.08.2013, 5.24





Сюжет тяжелый про войну, но любовные сцены супер,мне понравилось как главный герой соблазнял девушку
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЮлия
17.03.2014, 18.09





Прекрасный роман. Реалистично показана обстановка начала серии индейских войн конца 18-го века. Любовная интрига весьма неординарна. Керолайн трансформируется от изнеженной графской дочки до сильной и смелой первопроходки. Наслаждалась чтением. Оторваться невозможно. Окткрыла для себя нового автора Дорсей.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаВ.З.,66л.
11.04.2014, 12.24





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Книга классная, ничего не скажешь... но вот героиня идиотка каких свет не видовал. Никак не верила, что им угрожает опасность. Из за отсутствия мозгов у неё, умерла Мэри и ее ребёнок, а она даже этого не поняла что виновата. Слишком часто происходит, что из за гордости одного страдают другие(( 8 из 10
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
17.05.2014, 15.42





Уфф! Для меня это не "невозможно оторваться" и это не "захватывает с первой страницы". Я даже 9 глав не прочитала, а только 5 и откладываю до тех времён,когда уже все интереснейшие романы на мой вкус перечитаю.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаИванна:)
17.01.2015, 19.53





роман нормальный! но гг-ня дура все время хотела ее придушить!!!таким дурам вечно достаются самые хорошие мужчины!один раз можно прочитать....
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНастя!
4.04.2015, 12.32





Роман не понравился и главным образом из-за Ггероини.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталюша
28.10.2015, 0.08





Роман неплохой и гг-ня далеко не дура. Но... Прочитала его сразу после "Нежное предательство" Р.Битнер и "Чужестранки" (5 книг) Д.Гэблдон. Послевкусие настоящего масла невозможно перекрыть даже очень качественным маргарином, поэтому моя оценка 8 баллов. Читать все же рекомендую, сюжет интересный, гг-ой мужественный, а его любовь- нежная и очень чувственная.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаОльга
20.11.2015, 14.13





Очень скучно. Зря не поверила комментариям. Как за такое можно поставить 9 вообще не понятно. Очень жаль потраченное время
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
30.01.2016, 9.43





Мне понравилось .
Сердце дикаря - Дорсей КристинаТурмалин
7.02.2016, 19.13





Еле дочитала этот роман, и то только из-за того, что не люблю бросать книгу, не дочитав ее. Затея у автора была неплоха и из этой задумки могла бы выйти шикарнейшая история, НО увы... Раздражало обращение главных героев к друг другу на "Вы" и это происходило на протяжении всей книги, даже когда он с ней спал, ужас. Я все понимаю, типо они такие воспитанные и все дела, время другое и все такое, но лично мне, все эти излишние любезности показались полным бредом! И вообще, роман ни о чем! Главный герой переспал с героиней и она в него сразу влюбилась, ну что за бред! Я понимаю, что это любовный роман и что во многих герои сразу влюбляются друг в друга, но мне не понятно именно в этом романе ЗА ЧТО она в него влюбилась и так сразу, только за его красивую внешность?! Редко критикую романы, на то они и романы, чтобы просто читать и получать от их прочтения удовольствие, но этот просто не могла не покритиковать. Я еще думала роман Колин Фолкнер "Похищеная" - это просто детский сад, то ли написан как-то слишком по-детски, то ли погрешности переводчиков, но тем не менее, я его дочитала, в принципе читался он легко. И даже теперь он кажется мне интересней этого бреда! В этом романе и автор вроде так неплохо начала, ожидаешь большего и вдруг понимаешь, что сюжет просто никакой. И вообще, не поверила в любовь героя ни разу! А вообще, прочла уже большое количество романов с индейской тематикой и лучших романов про индейцев, чем у Нэн Райан, я еще не встречала. Пусть многие нахваливают и Кэтрин Андерсон, что ее романы про индейцев самые интересные, я не соглашусь, так как романы Нэн Райан читаются на одном дыхании, ее истории любви просто восхитительны и невероятно волнительны. Конечно у каждого свой вкус, с этим не поспоришь, но советую, тем, кто не читал прочесть "Своенравная леди" и "От ненависти до любви" - шикарнейшие романы, великолепной Нэн Райан. Или романы про индейцев, неподражаемой Джоанны Линдсей "Это дикое сердце" и "Любовь и гром".
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАдора
6.03.2016, 19.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100