Читать онлайн Сердце дикаря, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце дикаря - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце дикаря - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Сердце дикаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Что это значит?! — Кэролайн пыталась и не могла понять смысл слов, произнесенных Волком. Ей казалось, что он говорил с ней на каком-то незнакомом языке. Когда она впервые увидела его здесь, на пороге своей темницы, у нее не возникло даже тени сомнения, что он явился за ней и немедленно, без каких-либо объяснений с соплеменниками, вызволит ее отсюда. Теперь же она упрекнула себя в забывчивости: ведь ей и в самом деле почти ни разу не удалось предугадать его действия: поступки его все были неожиданны, а зачастую и необъяснимы. Стиснув руки, она стала ходить взад-вперед по комнате — от стены к ярко горящему очагу и обратно.
— Зачем же тогда вы приехали сюда, если не собираетесь освободить меня? Чтобы доказать мне, как вы были правы, когда уговаривали меня вернуться, и как я ошибалась?! Или нет? Неужели вы рассчитывали, что я с большей покорностью отнесусь к своей участи, если вы поможете мне привести себя в порядок, прикоснетесь к моему телу, увидите мою наготу?!
В продолжение всей ее гневной тирады Волк стоял безмолвно и неподвижно, словно окаменев. Лишь взгляд его живых черных глаз следовал за Кэролайн, когда она, не помня себя от досады и гнева, металась по тесной комнате. Но вот она остановилась и уронила руки. Нижняя губа ее дрожала, глаза наполнились слезами. Волк стремительно приблизился к ней и схватил ее за плечи, развернув лицом к себе.
— Вы закончили? — сурово спросил он, тряхнув Кэролайн, когда она попыталась отвернуться, избегая его взгляда.
Кэролайн, шмыгнув носом, вытерла повлажневшие глаза и кивнула. Ей было нечего добавить. Она и так, похоже, сказала слишком много.
— На ваши плечи свалилось много тяжелейших испытаний, и потому я не в обиде на вас за эти слова. Но поверьте мне, Кэролайн, и постарайтесь хорошо запомнить следующее: если мы выберемся отсюда, то лишь благодаря хладнокровию и крайней осторожности. Вы поняли меня? Вам следует быть очень осмотрительной и чрезвычайно сдержанной!
Мы. Он сказал — «мы»! Кэролайн облизала пересохшие губы.
— Тал-тсуска — это тот, кто взял вас в плен, — сказал Волк. — Он — мой родственник, но данное обстоятельство ничего, по сути, не меняет. Он желает, чтобы вы принадлежали ему, и имеет полное право требовать этого.
— Ну а я вовсе не желаю этого! — заявила Кэролайн, нимало не слушаясь тем, что в голосе ее прозвучали нотки детского упрямства. Она хорошо помнила, в какой ужас поверг ее вид Тал-тсуски с его воинственно размалеванным лицом и красной полосой вдоль носа.
— Ваше желание или нежелание подчиниться его воле не будет принято во внимание.
Кэролайн захотелось завизжать от бессильного гнева, наброситься с кулаками на этого человека, с такой невозмутимостью произносящего столь чудовищные вещи. Голос его звучал так ровно и бесстрастно, точно речь шла о погоде или же о каких-то неинтересных, не касающихся собеседников событий. Но она, пересилив себя. промолчала, настороженно прислушиваясь к негромкому голосу Волка.
— Вы — пленница, и с этим ничего не поделаешь, Кэролайн! И вождь поселения, хотя и выступает с осуждением набега на Семь Сосен, в душе не может не одобрять своих доблестных воинов, не восхищаться их мужеством и храбростью.
— Храбростью?!! Проявленной в противоборстве с беспомощным, больным стариком и двумя женщинами, одна из которых вот-вот родит?!! Опомнитесь, Рафф! Как вы можете произносить подобные слова?!
— Храбрость их в том, что они не побоялись поднять руку на англичан, — сказал он по-прежнему спокойно. — Но не нам с вами обсуждать вопросы индейской этики. Я лишь счел нужным сообщить вам, как вождь... и многие другие понимают свершившееся, какой смысл вкладывают они в нападение на Семь Сосен и как это может отразиться на вашей участи.
— Похоже, последнее обстоятельство может быть выражено всего тремя словами: дела мои плохи! — проговорила Кэролайн, поникнув головой.
— Если не принимать во внимание того, что я тоже заявил свои права на вас.
— Что-о-о?! — Кэролайн не верила своим ушам. В самом деле, возможно ли такое?! Чтобы два индейца оспаривали ее, белую женщину, дочь графа, друг у друга, сообразовываясь лишь своими индейскими понятиями о праве и законе, точно она — рабочая скотина или вязанка дров!
— Член моей семьи был умерщвлен, и я вправе теперь требовать компенсации.
— В виде меня?
— Да, я сделал именно такой выбор. — С этими словами он сделал шаг к двери. — Вождь ждет меня, и мне следует поторопиться.
Волк не сказал, что и так уже непозволительно долго задержался здесь. Он шел в эту хижину с единственным желанием воочию убедиться, что Кэролайн жива и невредима. В его намерения не входило смазывать ее ступни целебным бальзамом, мыть ей голову... и все тело... прикасаться к ней.
— Подождите! — Кэролайн бросилась к Волку и схватила его за руку. — Что вы собираетесь делать?
— Тал-тсуска и я будем говорить о своих правах на вас. Затем вождь примет решение.
— Но что, если... — Кэролайн заморгала, отгоняя непрошеные слезы. — Я не хочу оставаться здесь!
Волк взял ее за плечи и, глядя в ее полные отчаяния глаза, пообещал:
— Вы здесь и не останетесь!
Но Кэролайн знала, что он и сам не до конца уверен в своих словах.
Оставив Кэролайн в хижине. Волк торопливо направился к вигваму совета, шагая по утоптанной почве деревенской площади. На душе у него было тревожно. Тал-тсуска, обхватив руками плечи, стоял у входа в вигвам. Брови его были мрачно сдвинуты. Он был возмущен и полон негодования. Как посмел Ва-йя войти в хижину к его пленнице?! Что он там делал так долго?! Индеец высказал все это вождю, но тот признал за Волком право навестить вдову своего покойного отца и убедиться, что ей не причинили вреда.
— Они не позволят тебе забрать ее, — заявил Тал-тсуска, глядя на Волка с плохо скрытым торжеством. — Она была женой ненавистного всем Инаду!
— Который убит вами, — бесстрастно добавил Волк, проходя мимо индейца к вигваму.
Он состоял в весьма близком родстве с Тал-тсуской, который был сыном его дяди, родного брата матери. Еще сильнее связывали их воспоминания о самых ранних годах жизни, проведенных вместе. Но Волк нисколько не преувеличивал, говоря Кэролайн, что все это не будет принято во внимание.
Тал-тсуска, как и многие другие, осудили отъезд Волка в Англию. По их мнению, его нисколько не извиняло то, что отец, которому он должен был повиноваться, принудил его к этому силой. И возвращение Волка на родину в глазах Тал-тсуска и остальных вовсе не говорило в его пользу. Он стал для них англичанином, бледнолицым, а значит, объектом ненависти и презрения. Это обстоятельство делало шансы Тал-тсуска завладеть Кэролайн более реальными.
Волк снял с себя все оружие и положил свой мушкет, рог для пороха, томагавк и нож на землю подле оружия Тал-тсуски. Наклонив голову, он освободил шею от ожерелья, принадлежавшего его деду. Маленькие раковины, из которых оно состояло и по которым можно было определить, к какому роду принадлежал их обладатель, слабо звякнули в руке Волка, и, коснувшись их гладкой поверхности, он ощутил прилив сил и уверенности в себе.
Сумрачное, дымное помещение вигвама совета освещал лишь очаг, помещавшийся в самом центре. Вождь, Астугатага, молча кивнул двум молодым людям, одновременно поклонившимся ему. Волосы его были белы как снег, лицо испещряли глубокие морщины, но он сохранил зоркость глаз и ясность мысли.
Волк, следуя заведенному ритуалу, протянул вождю свое ожерелье. Это долженствовало подтвердить честность его намерений.
— Асийя, — произнес он положенное приветствие. — Я хочу прибегнуть к вашей мудрости.
— Чего желаешь ты, о Ва-йя, сын Алкини? — Волк, не сводя взгляда с темно-коричневого, морщинистого лица Астугатаги, остро чувствовал присутствие своего противника Тал-тсуски.
— Мой отец был убит, — произнес он. Слова эти дались Волку не без труда, но иной возможности заявить о своих правах на Кэролайн у него не было.
— Мне об этом известно. И я уже высказал свое неодобрение тем, кто повинен в его смерти. — Вождь бросил быстрый взгляд в сторону Тал-тсуски, затем снова перевел глаза на Волка.
— Вы знаете, что подобное деяние должно быть компенсировано. И я, как наследник покойного, требую этой компенсации!
— Участники нападения понесли наказание, — веско произнес Астугатага. — К тому же владелец Семи Сосен во многом сам повинен в случившемся. Он отчасти спровоцировал это нападение.
Волк лучше, чем кто бы то ни было другой, знал, насколько справедливы слова старого вождя, но не подал и виду, что разделяет мнение Астугатага о справедливости полученного отцом возмездия.
— Я слышал, что воинам было позволено танцевать со скальпом!
Астугатага лишь молча кивнул головой, подтверждая сказанное.
— Британцы также узнают об этом. Не от меня, нет! У них есть свои осведомители. Слухи о происшедшем в Семи Соснах уже сейчас разлетаются по округе со скоростью ветра.
— Вот и хорошо! — Тал-тсуска выступил вперед, не дожидаясь своей очереди. — Мы наконец показали англичанам, что наше племя — не горстка трусов, готовых лизать пыль под их сапогами! Мы — неустрашимые воины!
— Которые нападают на больного старика и двух беспомощных женщин! — презрительно сморщившись, ответил Волк, повторив слова, которые несколько минут назад услышал из уст Кэролайн.
Кирпично-бронзовое лицо Тал-тсуски, покрытое шрамами, стало багровым от гнева. Драки и поединки в стенах вигвама совета были строжайше запрещены, и, зная об этом, Тал-тсуска тем не менее сжал кулаки, сделав угрожающее движение в сторону Волка. Волк, оставаясь недвижимым, лишь окинул противника равнодушным взглядом.
— Тал-тсуска, Ва-йя! — твердо произнес вождь. — Вы пришли сюда для обмена словами. Не давайте воли гневу! Волк повернулся к Астугатаге и взволнованно произнес:
— Нападение на Семь Сосен — это военный маневр, осуществленный в мирное время! Англичане станут рассматривать случившееся именно в таком свете!
— Пусть они придут сюда, мы покажем им, как Ани-Юн-вийя, чероки, мстят за нанесенные обиды!
— И реки станут красными от крови. Ты желаешь подобной участи для своего народа? — Обращаясь к Тал-тсуске, Волк не сводил глаз с вождя, ибо слова его в первую очередь предназначались старику.
— Он будто бы ратует за наш народ, а по какому праву?! Ведь сам он — не Ани-Юн-вийя. Он — сын Инаду. Он — англичанин!
Волк промолчал. Вождь и без гневных выкриков Тал-тсуски знал его родословную. Пусть на чашу весов будут положены его дела, решил он. Слова в данную минуту не принесут пользы.
— В отличие от своего отца, Ва-йя всегда был нашим преданным другом. Матерью его была Алкини из клана Волка. — Астугатага поднял на уровень лица руку с зажатым в ней ожерельем Волка. — А дед его прославился как бесстрашный воин.
— Но он говорит о прекращении сопротивления!
— Я лишь упомянул о возможности компромисса, — спокойно поправил его Волк. — Ведь в настоящее время главы родов обдумывают предложение губернатора Литтлтона о мирных переговорах. — На мгновение Волк замолчал и надеждой посмотрел в глаза вождя. — Я был за морем в их стране. Она велика, и людей там много, точно москитов в середине лета. Они не оставят неотмщенным набег на Семь Сосен.
Волк глубоко вздохнул. Его доводы были сильны, но вопрос, который он поднял, не мог быть разрешен здесь и на этом уровне. Он прекрасно знал об этом, так же, впрочем, как и Астугатага.
— Ты говоришь об англичанах, которые станут мстить нам за смерть Инаду. Но ведь ты пришел не за этим, а за женщиной, которую хочешь увести с собой.
Волк собрал всю свою волю, чтобы не выдать охвативших его чувств, и, хотя ему удалось сохранить на лице маску невозмутимости, голос его, когда он заговорил, слегка дрогнул:
— Я потерял родственника. Законы племени на этот счет строги и неоспоримы. Я требую возместить мне потерю и желаю, чтобы мне была отдана ваша пленница, белая женщина по имени Кэролайн Маккейд.
— Она принадлежит мне!
Тал-тсуска сделал шаг вперед, но ни Волк, ни Астугатага не обратили на это внимания. Вождь поднял руку в знак того, что переговоры окончены, и бесстрастно произнес:
— Я выслушал вас обоих, и мне стали ясны ваши требования. Я обдумаю услышанное и сообщу вам свое решение.
* * *
Кэролайн с трудом удалось заснуть, но и во сне ей не было покоя. Едва смежив усталые веки, она вновь погрузилась в море ужаса и крови, в который раз переживая кошмар, свидетельницей и жертвой которого ей довелось стать.
Истошные крики Роберта звенели у нее в ушах, повсюду мелькали лица дикарей, вымазанные краской. Она проснулась в холодном поту и с ужасом осознала, что, хотя ночной кошмар и развеялся без следа, реальность, ожидавшая ее, могла оказаться еще страшнее сна.
Волк не вернулся. Вместо него пришел чероки по имени Тал-тсуска, тот, который взял ее в заложницы в Семи Соснах. На своем ломаном английском он, не скрывая своего торжества, объявил Кэролайн, что отныне она принадлежит ему. Кэролайн оцепенела и смотрела на него расширившимися от ужаса глазами, не в силах произнести ни слова. Индеец сказал также, что завтра она будет доставлена в его жилище, когда женщины племени надлежащим образом подготовят ее.
Чероки лгал. Кэролайн нисколько не сомневалась в этом. Ведь Волк уверил ее, что она не останется здесь, среди этих людей. Она прождала его весь остаток дня и большую часть ночи, меряя шагами тесную комнату, прежде чем поняла, что он покинул ее.
Он снова бросил ее одну.
Теперь она лежала на тонком коврике, глядя в темноту, и злилась на себя за свою наивную доверчивость. Она уже во второй раз жестоко обманулась в своих ожиданиях. Кэролайн старалась не думать об ожидавшей ее участи. Она все равно не в силах была изменить свою судьбу. Но Волк... Она так верила ему!
Незадолго до рассвета Кэролайн снова задремала. Сон ее был так чуток и тревожен, что, почувствовав, как чья-то рука осторожно опустилась на ее плечо, она было издала крик ужаса и попыталась вскочить на ноги, но рука намертво придавила ее к полу, а тяжелая ладонь крепко зажала ее рот.
— Нам надо торопиться. Молчите и сохраняйте спокойствие.
Кэролайн, не веря своим глазам, смотрела на Волка. Но это был действительно он и никто другой. Ладонь его с такой силой зажимала рот Кэролайн, что ей пришло в голову усомниться в реальности происходящего.
— Вы поняли меня? Вы будете делать то, что я вам велю? Кэролайн молча кивнула в ответ.
— Я думала, что вы уже далеко отсюда, — прошептала она, когда он убрал руку с ее лица.
— Что заставило вас усомниться во мне? — спросил Волк, протягивая ей башмак. Кэролайн села на пол и стала натягивать обувь поверх бинтов, опутывавших ее ступни и щиколотки. Болезненно морщась, она ответила:
— Минувшим вечером сюда приходил Тал-тсуска и заявил, что сегодня мне предстоит стать его женой.
В неясном свете едва занимавшегося утра она увидела, как помрачнело его лицо.
— Он лишь выдавал желаемое за действительное. На самом деле все обстоит иначе. Но прошу вас, больше ни слова об этом.
Кэролайн, закусив губу, чтобы не закричать от боли, надела второй башмак. Волк помог ей встать на ноги, и они, держась за руки, вышли из хижины во двор. Рассвет едва брезжил, и по деревенской площади бродили без видимого дела лишь несколько индейцев. Они не обратили ни малейшего внимания на Волка и Кэролайн, спешно покинувших поселение.
Кэролайн с любопытством разглядывала аккуратные домики с огородами, разбитыми подле каждого из них, амбары и загоны для скота. Ей хотелось подробно расспросить Волка обо всем увиденном, но он шел впереди нее, и шаг его был размашист и быстр. Кэролайн изо всех сил старалась не отставать. Это было так не похоже на побег из плена!
Вскоре они пересекли большую поляну и ступили на тропу, ведущую в чащу леса. Опираясь о твердую руку Волка, Кэролайн не испугалась обступившей их со всех сторон тьмы, и крики лесных зверей, то и дело раздававшиеся с разных сторон, не внушали ей, как прежде, панического страха и желания спрятаться.
Она не знала, как далеко они ушли, но когда солнце, поднявшись, озарило верхушки сосен и высоких дубов, силы покинули ее. Кэролайн почувствовала, что ей просто необходим отдых. Волк, словно прочитав ее мысли, замедлил шаги и опустился на землю, опираясь спиной о ствол могучей сосны. Кэролайн присела рядом с ним.
— Я не понимаю, — произнесла она шепотом, хотя здесь в этом не было необходимости, — что произошло?
Волк пожал плечами. Ему самому претило уводить ее вот так, словно они удирали тайком от всех, нарушив повеление вождя, но он вынужден был согласиться с Астугатагой, что это будет наилучшим выходом из создавшегося положения. Особенно после прихода Тал-тсуски в хижину, ставшую темницей Кэролайн. Ведь им обоим было ведено не пытаться встретиться наедине с бледнолицей заложницей. И Волк подчинился этому распоряжению, хотя не сомневался, что Кэролайн будет тревожиться и недоумевать из-за его отсутствия. Тал-тсуска же решился нарушить запрет.
— Вождь вызвал меня к себе сегодня ночью, перед рассветом, — сказал Волк. — Я не уверен, что он счел мои аргументы достаточно весомыми, но тем не менее он позволил мне забрать вас.
Кэролайн зажмурилась и глубоко вздохнула.
— Но почему тогда мы ушли тайком? Если вождь разрешил вам увести меня из деревни...
— Он не стал сообщать о своем решении Тал-тсуске. И просил меня покинуть поселение, прежде чем сделает это.
— Надо полагать, Тал-тсуска придет в ярость.
— Да, он будет очень зол. — Кэролайн боязливо поежилась.
— Как вы думаете, что он сделает, когда узнает?
— Надеюсь, ничего.
Они умолкли, и Кэролайн, взглянув на Волка, заметила, что он сжимает в руке ствол своего ружья, словно готовясь к обороне. Если не придавать значения этой детали, от всей его фигуры веяло покоем и умиротворением.
— Почему они отпустили меня? — спросила Кэролайн, решившись наконец нарушить молчание. Он взглянул на нее и пожал плечами.
— Я уже сказал вам об этом.
— Нет. — Кэролайн тряхнула головой, и ее пышные локоны рассыпались по плечам. — Вы сказали только, что вождь принял решение отдать меня вам. Но вы упомянули также, что ваши притязания не являлись неоспоримыми в глазах вождя. Тал-тсуска был уверен, что решение Астугатаги лишь закрепит его права на меня. Поэтому он и поспешил объявить мне о том, что я его собственность.
— Он не имел права поступать подобным образом. Вождь запретил нам обоим видеться с вами. — Волк нахмурился и быстро спросил: — Он не обидел вас, не причинил вам вреда?
— Нет. Только напугал.
— Мне жаль, что так получилось.
— Но ведь вы предупреждали меня, не так ли? — Кэролайн на минуту спрятала лицо в ладонях, затем, подняв голову, решительно взглянула в лицо Волка. — Скажите же мне наконец, почему они решили отпустить меня?
— Астугатага боится англичан.
— А Тал-тсуска, выходит, не боится их?
— Больше ненавидит, чем боится.
— А Роберта, — произнесла она тихо, — Роберта он ненавидел больше всех. — Она закрыла глаза, и перед ее мысленным взором возникло лицо индейца, с наслаждением наблюдавшего за пыткой над стариком.
— Да, он ненавидел его.
— И не только потому, что Роберт обманывал чероки, ведь так? — Садайи и Валини испытывали неприязнь к старому Маккейду именно по этой причине. Но при виде мучений «Инаду» лица их не озарились кровожадной радостью. Обе женщины казались растерянными и подавленными.
— Моя мать доводилась Тал-тсуске родной теткой. Как воин и близкий родственник, он не может не чувствовать себя обязанным отомстить ее обидчику за зло, которое тот ей причинил.
— А вы?
Воздух в разделявшем их пространстве, казалось, сгустился и стал таким плотным, что его можно было потрогать рукой.
— Да, — ответил Волк, пристально глядя в глаза Кэролайн.
Он замолчал, настороженно ожидая следующего ее вопроса, но Кэролайн не могла заставить себя задать этот вопрос. Язык ее словно прилип к гортани.


В следующее мгновение Волк встал на ноги и протянул Кэролайн руку, чтобы помочь ей подняться.
— Нам надо идти дальше.
— Куда? В Семь Сосен? — Кэролайн стряхнула с юбки сухие сосновые иглы. — Мы возвращаемся туда?
— Мы держим путь в Семь Сосен, чтобы забрать оттуда Мэри и немного передохнуть. Затем я доставлю вас обеих в форт Принц Джордж. Только там вы будете в безопасности.
— А вы? — Кэролайн старалась не отставать от Волка, шагавшего теперь меж сосен по одному ему известному пути. — Вы тоже останетесь с нами в форте?
Не замедляя шага. Волк оглянулся. Пушистые волосы Кэролайн золотыми волнами струились по ее покатым плечам, синие глаза были полны надежды и ожидания. Он вздохнул и односложно ответил:
— Нет.
Продолжая свой путь, лавируя между деревьями и перешагивая через упавшие стволы, он не мог отделаться от тяжелого чувства потери, охватившего его при мысли о неизбежности расставания с Кэролайн!
Дойдя до излучины реки, Кэролайн едва не падала с ног от усталости и боли. Она с сожалением подумала о жестком, коврике, служившем ей ложем все время вынужденного пребывания в индейской хижине. Как глупо с ее стороны было не спать нынче ночью! Как рада она была бы сейчас вытянуться во весь рост и хоть ненадолго забыться сном! Но она упрямо продолжала идти, ежеминутно спотыкаясь. Волк же, как ей казалось, держался еще бодрее и оживленнее, чем прежде.
Предостерегающе подняв руку, он велел ей остановиться, прежде чем выйти из-под прикрытия деревьев на поросший невысокой травой берег речки.
— Что случилось? — шепотом спросила Кэролайн. — Вы что-нибудь услышали? — Она принялась зорко всматриваться в заросли остролиста и дикого винограда, но увидела лишь спину дикого оленя, почти бесшумно исчезнувшего в чаще.
— Надеюсь, что мне почудилось, — ответил Волк. Но тревога не покидала его. Поколебавшись, он взял Кэролайн за руку и подвел ее к воде.
— Здесь мы переправимся на другой берег.
Им предстояло пройти по гряде гладких, отполированных водой и скользких от влаги камней, расстояние между которыми было незначительным и легко преодолимым. Для Волка, но не для Кэролайн. Без него она не смогла бы перейти эту бурную, опасную реку. Особенно большим оказался промежуток между последним из камней и отлогим берегом.
Волк наклонился, чтобы помочь Кэролайн перепрыгнуть со скользкого булыжника на землю, и в это мгновение окрестности огласил душераздирающий крик. Оба путника вскинули головы и увидели мчавшегося к ним Тал-тсуску.
Индеец бросился на Волка, но тот отразил его нападение согнутой в локте рукой, одновременно стараясь заслонить своим телом Кэролайн. Она поскользнулась и упала в воду, доходившую ей до бедер.
Сцепившиеся в яростной схватке мужчины свалились в реку вслед за ней.
Кэролайн набрала в легкие воздуха, чтобы пронзительно закричать, но, уже открыв рот, поняла, что этим она не поможет ни себе, ни Волку. Звать на помощь было некого. Вместо этого она, стараясь приподнять прилипавшие к ногам мокрые юбки, побрела по воде к дерущимся. Перед глазами ее, вспенивая волны, мелькали руки, ноги и головы. Это происходило с такой скоростью, что невозможно было определить, кто берет верх.
Кэролайн отвела со лба мокрые волосы и принялась оглядываться в поисках предмета, который помог бы ей облегчить Волку расправу над коварным Тал-тсуской. На берегу, у самой воды, она заметила ружье Волка. Наверное, он бросил его туда, когда повернулся, чтобы помочь ей сделать последний прыжок.
Сердце Кэролайн замерло от радости, и она, забыв обо всем, метнулась к оружию, но потеряла равновесие и снова упала в воду, больно ударившись коленом о камень. Превозмогая боль, она поднялась на ноги и продолжала, на сей раз неторопливо и осторожно, продвигаться к берегу.
Кэролайн не сводила глаз с ружья, ствол которого поблескивал в лучах солнца. Ей приходилось бороться с быстрым течением шумливого потока и, раскинув руки, балансировать на скользких булыжниках, устилавших дно, но она медленно, дюйм за дюймом приближалась к своей цели.
Внезапно она услышала, что шум борьбы за ее спиной стих, и, преисполнившись тревоги, она оглянулась. Взору ее представилась широкая спина Тал-тсуски, который приготовился к прыжку.
— Нет! — взвизгнула она, задыхаясь от ужаса и сознания собственного бессилия.
Тал-тсуска вздрогнул и обернулся, метнув в сторону Кэролайн злобный взгляд. Кэролайн заторопилась. Она была уже у самого берега, склон которого порос высокой травой. Без труда выбравшись на сушу, она старалась не думать о том, что будет делать с ружьем, когда возьмет его в руки.
Она твердо знала лишь одно: надо во что бы то ни стало спасти Волка. Нельзя допустить, чтобы он погиб от рук Тал-тсуски.
Кэролайн рванулась вперед, кожаная подошва ее башмака скользнула по траве, и она упала плашмя, больно ударившись о приклад мушкета. Она никогда еще не держала в руках огнестрельного оружия, но видела, как управлялся с этим мушкетом Волк, когда они ехали из Чарльз-тауна в Семь Сосен. В его крепких руках ружье казалось невесомым, словно детская игрушка, для нее, однако, оно было слишком тяжелым, и ноги ее подогнулись, как только она подняла его с земли.
Полуживая от напряжения, Кэролайн все же вздернула мушкет на уровень груди, стараясь упереть приклад в плечо, чтобы прицелиться. В этот момент кто-то быстро пробежал мимо нее. Она увидела Тал-тсуску, мчавшегося вдоль берега. Кэролайн прицелилась в стремительно удалявшуюся спину индейца и уже готова была нажать на курок, но чья-то сильная рука сжала ее локоть, и выстрела не последовало.
Вздрогнув от неожиданности, Кэролайн подняла голову и увидела возле себя Волка.
— Не надо, Кэролайн, — мягко сказал он, беря мушкет из ее ослабевших рук.
— Но ведь он... — Кэролайн постепенно приходила в себя после пережитого. Она хотела выстрелить в Тал-тсуску, решив, что, раз тот убегает с места поединка, значит, Волка уже нет в живых. При мысли об этом ее охватила неистовая жажда мести. Но теперь, осознав, что опасность со стороны индейца больше не грозит ни ей, ни Волку, она была рада, что не успела спустить курок.
— Тал-тсуска просто дал мне понять, что он чувствует себя задетым и сердится на меня.
— Сердится?! Да он ведь пытался убить вас!
— Нет, Кэролайн. — Видя, что она едва держится на ногах, он обнял ее и прижал к себе. — Он мог бы убить меня с этого берега одним выстрелом, если бы захотел.
Волк говорил правду, не будучи, однако, уверен, что в следующую их встречу Тал-тсуска поведет себя столь же благородно.
— Давайте-ка подыщем место для короткой стоянки, — сказал он после некоторого раздумья.
— Но я могла бы идти дальше, — слабо запротестовала Кэролайн, которой хотелось как можно скорее попасть в Семь Сосен и увидеть Мэри, тревога о которой не покидала ее все это время.
— Ну а я, представьте, не могу, — усмехнулся Волк, отводя мокрые, спутавшиеся волосы с ее лба. Придерживая Кэролайн за плечи, он повел ее по тропинке, проложенной вдоль русла реки.
Путники остановились у подножия невысокого холма, поросшего лесом. Прежде всего следовало просушить одежду. Волк достал из заплечного мешка одеяло и набросил его на нижние ветви могучего вяза, соорудив подобие навеса. Затем он собрал немного хвороста и принялся разводить огонь.
Кэролайн присела возле дружно загоревшихся сучьев, с наслаждением протягивая к огню озябшие руки. После вынужденного купания в ледяной воде ее била мелкая дрожь. Солнце уже садилось, и в воздухе веяло вечерней прохладой. В ответ на предложение Волка снять с себя промокшую одежду она лишь отрицательно помотала головой. Он недоуменно пожал плечами. Его рубаха и штаны были уже развешаны на ветвях соседнего дерева, и весь наряд его составляла лишь узкая набедренная повязка.
— Вот, возьмите, — он присел на корточки, протягивая Кэролайн чистую сорочку. — Она немного сырая снизу и у ворота, но все же гораздо суше, чем ваша одежда.
Видя, что Кэролайн все еще колеблется, Волк, насмешливо изогнув брови, напомнил ей:
— Ведь мне уже доводилось видеть вас обнаженной! Так что лучше оставьте эти церемонии!
Дело совсем не в этом, подумала Кэролайн, беря сорочку из его рук. Вся беда в том, что ей мучительно хотелось повторения предыдущего опыта. С тех пор как она, исполненная восторга и отваги, отдала себя ему, прошло много времени, и многое изменилось, но ее чувство к Волку, так же, как и неодолимая сила, влекущая ее к его горячему телу, остались неизменными. И каждый раз, глядя на него, Кэролайн чувствовала, что в глазах ее вспыхивают искры любви, надежды и неодолимого желания. И что Волк со свойственной ему проницательностью давно обо всем догадался.
В подобной ситуации благоразумнее всего было бы, разумеется, углубиться для переодевания в чащу леса. Или, по крайней мере, спрятаться за пологом одеяла. Но Кэролайн не сделала ни того, ни другого. Она просто повернулась к Волку спиной.
Она сбросила с ног башмаки, сняла чулки и целебные повязки, ступив босыми ступнями ног на ковер из сосновых игл, устилавших землю, дрожащими пальцами расшнуровала корсет, сняла нижние юбки, оставшись в рубахе и панталонах, которые прилипли к ее телу, словно ледяной компресс. Быстро освободившись от них, Кэролайн на мгновение замерла.
Она стояла неподвижно, и легкий, прохладный ветерок обвевал ее обнаженное тело. Кэролайн стало зябко, и она прижала локти к бокам, втянув живот. Ей хотелось повернуться лицом к Волку, броситься в его объятия, но она не могла решиться на такой смелый шаг и, вздохнув, протянула руку к висевшей на ближайшей ветке рубахе Волка.
Внезапно она почувствовала его горячее дыхание на своей шее, и в тот же миг его тяжелая ладонь легла ей на плече. Кэролайн не удивилась и не испугалась. Она давно заметила, что Волк ходит бесшумно, точно осторожный лесной хищник.
Он провел рукой вдоль ее спины медленным, ласкающим движением, потом, нежно взяв ее за плечи, развернул к себе.
Кэролайн обняла его за шею, закрыла глаза и уронила голову, внезапно ставшую какой-то странно тяжелой, на его широкую грудь.
Волк прижал ее к себе и принялся покрывать поцелуями ее волосы, лицо, шею. Слегка сжав зубами мочку ее уха, он провел по ней языком и низким, хриплым голосом пробормотал:
— Ведь вы наверняка станете жалеть об этом, лишь только займется рассвет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце дикаря - Дорсей Кристина



книга супер.впервые я прочитала такую книгу,она наверное лучшая.что я либо-когда читала!!!советую всем))
Сердце дикаря - Дорсей Кристинамарина)
10.02.2012, 11.22





замечательный роман, единственный в своем роде исторический роман, реальный и легко читается
Сердце дикаря - Дорсей Кристинаарина
23.02.2012, 23.40





Роман потрясающий!Но мне не нравится,когда главные герои обращаются друг другу на «вы»после всего,что произошло между ними.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАнна
29.02.2012, 11.46





Хороший , интересный роман !!! За героев придется по-переживать ! Рекомендую !
Сердце дикаря - Дорсей КристинаМари
16.03.2012, 8.33





Пойдет читать можно.Особенно не впечетлил.
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначитатель
17.03.2012, 21.16





классный роман читается на одном дыхании
Сердце дикаря - Дорсей Кристинааня
10.10.2012, 0.06





Не понравился,очень тяжелый эмоционально,столько смертей и горя и страданий,
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталья
19.10.2012, 14.17





Книга на любителя)мне лично понравилась...она стоит внимания....в отличииот некоторых романов она не сопливая)
Сердце дикаря - Дорсей КристинаКатарина
30.06.2013, 21.04





Не понравился. Гг-ня дура. Потянула до9гл и бобик сдох . Не люблю про гипер нежных барышень ))))))))
Сердце дикаря - Дорсей Кристиначиталка
10.08.2013, 5.24





Сюжет тяжелый про войну, но любовные сцены супер,мне понравилось как главный герой соблазнял девушку
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЮлия
17.03.2014, 18.09





Прекрасный роман. Реалистично показана обстановка начала серии индейских войн конца 18-го века. Любовная интрига весьма неординарна. Керолайн трансформируется от изнеженной графской дочки до сильной и смелой первопроходки. Наслаждалась чтением. Оторваться невозможно. Окткрыла для себя нового автора Дорсей.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаВ.З.,66л.
11.04.2014, 12.24





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Интересный,но вот концовка... Не люблю такое
Сердце дикаря - Дорсей Кристинакруля
13.04.2014, 16.07





Книга классная, ничего не скажешь... но вот героиня идиотка каких свет не видовал. Никак не верила, что им угрожает опасность. Из за отсутствия мозгов у неё, умерла Мэри и ее ребёнок, а она даже этого не поняла что виновата. Слишком часто происходит, что из за гордости одного страдают другие(( 8 из 10
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
17.05.2014, 15.42





Уфф! Для меня это не "невозможно оторваться" и это не "захватывает с первой страницы". Я даже 9 глав не прочитала, а только 5 и откладываю до тех времён,когда уже все интереснейшие романы на мой вкус перечитаю.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаИванна:)
17.01.2015, 19.53





роман нормальный! но гг-ня дура все время хотела ее придушить!!!таким дурам вечно достаются самые хорошие мужчины!один раз можно прочитать....
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНастя!
4.04.2015, 12.32





Роман не понравился и главным образом из-за Ггероини.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаНаталюша
28.10.2015, 0.08





Роман неплохой и гг-ня далеко не дура. Но... Прочитала его сразу после "Нежное предательство" Р.Битнер и "Чужестранки" (5 книг) Д.Гэблдон. Послевкусие настоящего масла невозможно перекрыть даже очень качественным маргарином, поэтому моя оценка 8 баллов. Читать все же рекомендую, сюжет интересный, гг-ой мужественный, а его любовь- нежная и очень чувственная.
Сердце дикаря - Дорсей КристинаОльга
20.11.2015, 14.13





Очень скучно. Зря не поверила комментариям. Как за такое можно поставить 9 вообще не понятно. Очень жаль потраченное время
Сердце дикаря - Дорсей КристинаЕлена
30.01.2016, 9.43





Мне понравилось .
Сердце дикаря - Дорсей КристинаТурмалин
7.02.2016, 19.13





Еле дочитала этот роман, и то только из-за того, что не люблю бросать книгу, не дочитав ее. Затея у автора была неплоха и из этой задумки могла бы выйти шикарнейшая история, НО увы... Раздражало обращение главных героев к друг другу на "Вы" и это происходило на протяжении всей книги, даже когда он с ней спал, ужас. Я все понимаю, типо они такие воспитанные и все дела, время другое и все такое, но лично мне, все эти излишние любезности показались полным бредом! И вообще, роман ни о чем! Главный герой переспал с героиней и она в него сразу влюбилась, ну что за бред! Я понимаю, что это любовный роман и что во многих герои сразу влюбляются друг в друга, но мне не понятно именно в этом романе ЗА ЧТО она в него влюбилась и так сразу, только за его красивую внешность?! Редко критикую романы, на то они и романы, чтобы просто читать и получать от их прочтения удовольствие, но этот просто не могла не покритиковать. Я еще думала роман Колин Фолкнер "Похищеная" - это просто детский сад, то ли написан как-то слишком по-детски, то ли погрешности переводчиков, но тем не менее, я его дочитала, в принципе читался он легко. И даже теперь он кажется мне интересней этого бреда! В этом романе и автор вроде так неплохо начала, ожидаешь большего и вдруг понимаешь, что сюжет просто никакой. И вообще, не поверила в любовь героя ни разу! А вообще, прочла уже большое количество романов с индейской тематикой и лучших романов про индейцев, чем у Нэн Райан, я еще не встречала. Пусть многие нахваливают и Кэтрин Андерсон, что ее романы про индейцев самые интересные, я не соглашусь, так как романы Нэн Райан читаются на одном дыхании, ее истории любви просто восхитительны и невероятно волнительны. Конечно у каждого свой вкус, с этим не поспоришь, но советую, тем, кто не читал прочесть "Своенравная леди" и "От ненависти до любви" - шикарнейшие романы, великолепной Нэн Райан. Или романы про индейцев, неподражаемой Джоанны Линдсей "Это дикое сердце" и "Любовь и гром".
Сердце дикаря - Дорсей КристинаАдора
6.03.2016, 19.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100