Читать онлайн Море желания, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море желания - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море желания - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море желания - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Так вы хотите сказать, что его нет здесь?
Джайред стоял на ступенях перед наполовину построенным домом и растерянно глядел на высохшую, с поджатыми тонкими губами женщину. Она всем своим видом выражала недовольство и пыталась захлопнуть дверь прямо перед носом капитана.
– Прошу вас, подождите! Пардон! Я совсем не хотел казаться назойливым.
Действительно, женщина была совершенно не виновата, что Даниэля Уэллиса здесь не оказалось. Джайред старался быть вежливым изо всех сил, а уж ему-то это давалось – в отличие от кузена – ох как нелегко! Увы, с пожилыми леди надо все-таки вести себя не так, как на капере с матросами. И, улыбнувшись, Блэкстоун решил попытать счастья снова.
– Пардон, – повторил он одно из немногих известных ему французских слов. – Я друг мсье Уэллиса, его кузен. Не знаете ли вы, где он?
– Нет! – И на сей раз мерзкой старухе удалось захлопнуть дверь пансиона, где обычно останавливался Даниэль. Впрочем, Джайред и не держал ее больше.
Проклятье!
Что же ему теперь делать? И Блэкстоун поспешил по улице Дю Мюр, направляясь к докам и лихорадочно соображая, где же сейчас мог находиться его исчезнувший кузен. Инструкции, данные Джайреду при отплытии, были весьма кратки: «Узнать имя предателя у лорда Альфреда и вернуться в Морлэ».
Тогда это казалось таким простым делом, хотя Джайреду не нравилась эта идея с самого начала.
«Я – капер, морской капитан, и шпионы и интриги не по моей части».
Но Даниэль отвел эти возражения совершенно спокойно. Он знал, что сказать Джайреду, чтобы его уговорить: «Вы с Джоном так похожи, Джай! Уж поверь мне, который вырос с вами! Если бы Джон был жив, он никогда не стал бы даже колебаться!» – «Но Джон мертв!» – «Поэтому-то я и прошу тебя. Это очень, очень важно, пойми!»
– Где же ты теперь, хитроумный кузен Даниэль? – бормотал себе под нос Джайред, шагая по узким улочкам гавани. Теплый воздух обвевал его лицо, принося с собой запахи раскаленного железа в кузнях и соленой морской воды.
Морлэ был излюбленным портом американских каперов, и это особенно бросалось в глаза именно в доках. Множество судов в разной степени ремонта заполняли стапели. Их высокие мачты вонзались в синее небо, подобно сотням призрачных рук.
Взгляд Блэкстоуна упал на родную «Каролину» с ее красновато-охристым корпусом, позволявшим при слепящих лучах солнца выдавать капер за простое торговое судно. Правда, приглядевшись внимательней, можно было обнаружить и летящие линии корпуса, и изящество оснастки, но эти качества «Каролина» предпочитала выказывать лишь в бою. Сейчас она выглядела неважно из-за многочисленных повреждений, которые оказались значительно серьезней, чем поначалу предполагал Джайред.
Команда драила палубу и ставила новые мачты. Дело кипело, но все же на полный ремонт капера требовалось еще немало времени; огромная пробоина в корпусе по-прежнему зияла, и Джайред в очередной раз вознес хвалу Господу Богу за то, как ловко им удалось в таком состоянии удрать от британских крейсеров. Правда, на этом везение и кончалось, ибо капитан понимал, что для спуска «Каролины» на воду потребуется еще много усилий и времени, которого ему сейчас не хватало. К тому же вопрос, где найти Даниэля, по-прежнему висел в воздухе.
– Похоже, леди совсем истомилась в заточении, – услышал Блэкстоун над самым ухом насмешливый голос Патрика, который занимался скрупулезным изучением всех повреждений как старший помощник.
– Ничего не поделаешь.
– Но, полагаю, все еще поправимо.
– Несомненно, – сказал Джайред, и оба приятеля направились к сходням.
– Ну, как твой кузен? Готов допросить нашу маленькую шпионку?
– Кузен пропал. – Джайред посторонился, пропуская мимо матроса с ящиком гвоздей. – Кажется, он вообще исчез в неизвестном направлении. По крайней мере, его квартирная хозяйка заявила, что ничего о нем не знает.
– А что же делать с леди Меридит? – В голосе Патрика прозвучала некоторая растерянность.
– Отличный вопрос! Воистину отличный! – Обозлившийся Джайред с большой неохотой начал спускаться вниз. Почему все валится на его несчастную голову? Упрямые заложницы, исчезнувшие кузены, не говоря уже о поломке корабля… И все-таки девку надо заставить говорить. Пусть это сделает не он, но есть же здесь, во Франции, кто-то, кому она непременно расскажет все требуемые сведения! Даниэля Уэллиса не было на месте, значит, единственным человеком остается он, капитан Джайред Блэкстоун.
– Войдите. – Меридит остановила свой беспрерывный шаг по диагонали каюты; она была почти рада видеть капитана и возобновить с ним нелепое препирательство. На сей раз он, возможно, скажет ей и что-нибудь новенькое.
«Каролина» стояла во французском порту уже несколько часов, а о ней словно забыли.
– Его в Морлэ нет! – на одном дыхании выпалил Джайред, предпочитавший сразу переходить к делу. – Может быть, нет и вообще во Франции.
– Кого? – изумилась Меридит.
– Вашего резидента.
Неужели он никогда не отступится от своей глупой мысли о ее предательстве? Девушка решила больше не вступать ни в какие разговоры по этому поводу и по возможности язвительно и притворно вздохнула:
– Какая жалость! – Впрочем, притворства в ее чувствах на самом деле было не так уж и мало: девушке действительно было жаль упущенной возможности встретиться лицом к лицу с человеком, обвинившем в предательстве ее и ее отца. Эту личность она непременно хотела увидеть перед возвращением на родину… Если, конечно, капитан Блэкстоун освободит ее в связи с отсутствием, как он выражается, резидента. Надежды на последнее было мало.
Джайред стоял, угрюмо привалившись к переборке, и не сводил с нее глаз. Меридит ощутила странное в такой ситуации желание сейчас же поправить волосы и одернуть юбки, но, увы, об этом не приходилось и думать: под руками не было ни одной принадлежности женского туалета, и Меридит, содрогнувшись, представила, какой уродиной выглядит она сейчас.
– Боюсь, что нам придется предпринять путешествие в Париж, – нехотя и сквозь зубы процедил наконец Джайред.
Париж! На мгновение Меридит снова стала маленькой девочкой, больше всего на свете желающей отправиться с отцом в сказочную столицу Франции… Но теперь ей было не восемь, и человек, стоящий перед ней со скрещенными руками, был убийцей ее любимого отца. Девушка тяжело опустилась на скамью у стены и почти со страхом пролепетала:
– А что в Париже?
– Не что, а кто. Доктор Франклин – вот кто!
Бенджамин Франклин. Меридит слышала об этом американце от отца, который был просто очарован работами доктора по электричеству, несмотря на то, что сам в этом решительно ничего не понимал.
– Но какое отношение доктор Франклин имеет ко мне? Не думаете же вы, что…
– Я уже ничего не думаю. Даниэль был эмиссаром Франклина. Даниэля нет. – Джайред как-то нелепо пожал плечами, словно не зная, продолжать ли дальше весь этот разговор. Все это, видимо, надоело ему изрядно, и потому он тряхнул головой и коротко приказал: – Быстро собирайте свои вещички. Мы уезжаем в Париж утренним дилижансом.
Меридит насмешливо скривилась в ответ на такую команду.
– Мои вещички!? И где же они, по вашему мнению?
Джайред снова посмотрел на нее в упор. Он откровенно рассматривал девушку с ног до головы, особо задерживая взгляд на голубых глазах, нежном изгибе шеи и на волнах золотых волос… Господи Боже ты мой, как любил он смотреть на эти кудри, когда в них играли солнечные лучи!
Глаза его опустились ниже, но вместо соблазнительных округлых форм он увидел рваное мятое платье, от горла до подола забрызганное кровью. Черт, куда он смотрел раньше! Нельзя же вести девицу в Париж в таком виде!
– Хм-хм, – прокашлялся Джайред, чтобы немного скрыть смущение. – Сейчас я пошлю Тима, чтобы он подыскал вам что-нибудь подходящее.
– Тима? – удивилась девушка, но капитан был уже за порогом. В конце концов, это не имело никакого значения. Пусть мальчишка явно не силен в выборе дамских нарядов, зато он принесет чистое и свежее платье.
О, как она оказалась неправа!
Меридит снова взялась за шнуровку. Платье было явно мало. Груди почти вывалились из старенького кружева декольте. Дышать было трудно, платье трещало по швам.
– Праведный Боже! – со вздохом простонала Меридит.
Тим, разумеется, польстился на яркий цвет. Платье было кроваво-красным с отделкой по подолу ярко-синими вышитыми лебедями. Платье было вульгарно до неприличия и должно было сразу же всем бросаться в глаза.
– Ну разве не прелесть? – вертелся вокруг Тим, чрезвычайно довольный своим выбором. Он пришел в каюту уже после того, как она оделась, но девушка до сих пор все не решалась повернуться к мальчику лицом.
– О да, да, прелесть… – Зажмурившись, Меридит оторвалась наконец от крошечного зеркала, которое капитан использовал для бритья. Может быть, все не так уж и плохо, как ей кажется…
В каюте воцарилось молчание, которого нервы Меридит не выдержали. Она открыла глаза и увидела, что глаза у мальчика почти вылезли из орбит.
– Я… Я… Я не думал, что оно… такое… красное, – кое-как выдавил он, и лицо его стало почти таким же красным, как злосчастное платье.
В дверь постучались, и мальчик пошел открывать ее, пятясь и так и не сводя глаз с Меридит.
– Вы го… – Джайред застыл на месте… Какого черта эта сумасшедшая вырядилась словно шлюха!? Он перевел глаза на Тима и рассвирепел еще больше – на этот раз уже на себя. О чем он думал, когда посылал покупать дамское платье мальчишку!?
Не говоря больше ни слова, Джайред шагнул к своему рундуку, из которого, порывшись, достал плащ. Плащ этот был широк и черен, совсем не для дам, но Меридит ухватилась за него с таким облегчением, что Блэкстоун тоже почувствовал нечто вроде удовлетворения.
– Если мы не поторопимся, то упустим карету.
Меридит поспешила за капитаном, опасаясь теперь только одного: запутаться в слишком длинном плаще, спустилась по сходням. Они благополучно вышли на пирс, и Меридит неожиданно ощутила странную легкую печаль; конечно, оказаться за пределами судна наглого капитана было большим счастьем, но, с другой стороны, ей было безумно жалко покидать маленького Тима и даже… добродушного доктора.
«Не глупи!» – оборвала себя девушка, все более охватываемая желанием броситься назад. Конечно, ее просто пугает страх перед неизвестностью, но на этот раз неизвестность может сулить ей только освобождение и возвращение на родину. И, должно быть, это произойдет уже скоро, ведь капитан весьма недвусмысленно намекнул ей, что времени у него мало.
Услышав за спиной невнятное бормотание, Джайред обернулся и – расхохотался. Леди Меридит выглядела уморительно. Даже ее надменная красота не спасала положения. Да, тысяча чертей, ему надо было выбирать платье самому!
Насмеявшись вдоволь, Джайред внезапно решил предложить девушке руку, которую она, после некоторого колебания, все же приняла, и они пошли быстрее.
Воздух, влажный и теплый, был напоен ароматами моря. Улицы были покрыты плохо уложенным булыжником, и к тому времени, когда они вошли во двор харчевни, откуда отправлялись экипажи в Париж, Меридит изрядно устала и вспотела. С радостью зашла она в прохладную комнату для проезжающих и присела на край скамьи.
Слава Богу, на них не обратили внимания, и капитан тут же отошел, чтобы купить билеты. Вернулся он с круглым коротышкой, представившимся как мсье Джеральд, хозяин харчевни. Улыбка искривила его полные губы, когда он как следует присмотрелся к Меридит, но все же достаточно любезно осведомился, чем может он быть ей полезен.
– Чаю, пожалуйста.
– Значит, чай для прелестной леди, а для господина – ром! – пропел он на ужасном английском и побежал в кухню с таким проворством, какого Меридит ожидать никак не могла от человека с такой комплекцией.
Через минуту он уже вернулся и решил, видимо, полностью посвятить себя гостям.
– Капитан Блэкстоун сказал мне, что вы собираетесь навестить доктора Франклина, – снова запел он прямо Меридит в ухо.
– Да, собираемся.
– Он замечательный человек, этот доктор! Его обожает вся Франция!
– Да-да, вероятно, – согласилась Меридит.
– Но и все американцы. А особенно такие, как капитан Блэкстоун, известный капер!
Девушка при такой характеристике своего похитителя подняла на него глаза и увидела, как его щеки вспыхнули даже через густой загар.
Но мсье Джеральд не замечал ничего вокруг, он продолжал потирать свои пухлые ручки и щурить свои заплывшие глазки.
– Капитан Блэкстоун рассказывал мне о Чарлзтауне, своем родном городе в Америке. А вы, наверное, тоже из Каролины?
– Увы, нет. Я живу в Англии, в Банистер-Холле. Капитан Блэкстоун похитил меня оттуда, предварительно убив моего отца.
Меридит почувствовала, как воздух внезапно стал осязаем и навалился на нее свинцовой тяжестью. Лицо Блэкстоуна окаменело, лишь на правой скуле судорожно дрожал один мускул. Маленький трактирщик заметался глазами от одного к другому, словно пытаясь понять, как же реагировать на столь странные речи. В конце концов он решил засмеяться.
– Так это шутка! – прохрюкал он весело. – Вы меня разыгрываете!
Меридит тоже улыбнулась, понимая, что коротышка-хозяин настолько очарован знаменитым капитаном, что поверить ни во что дурное по отношению к нему просто не в силах. Мсье Джеральд оживился еще больше и с удвоенным вниманием принялся болтать со столь важным гостем в основном о тех товарах, которые «Каролина» на этот раз привезла во Францию. Меридит тем временем спокойно допила чай и с любопытством оглядела харчевню. Вокруг звучала французская речь, слишком поспешная, чтобы она могла понимать ее дословно. В детстве девушка пыталась учить французский, сгорая от нетерпеливого желания поехать с отцом в Париж, но занятия языком без преподавателя, знающего его в совершенстве, было делом трудным и малорезультативным. Мисс Алиса, ее гувернантка, французского не знала, а нанимать другого учителя отец не хотел.
Даже когда она продемонстрировала ему с таким трудом добытые познания, отец посмеялся над ее произношением, одобрил рвение, но француза в дом взять все-таки отказался.
«Когда-нибудь я возьму тебя с собой в Париж, и там ты выучишь язык легко и без ненужных затрат», – пообещал он девочке, уезжая в очередной вояж.
Но, разумеется, никуда вдвоем они так и не поехали.
Солнце поднималось все выше, и к тому времени, как подъехала почтовая карета, Меридит убедилась, что в зале харчевни ничуть не прохладней, чем на улице, и все же она упорно не желала снимать тяжелый плащ.
Дилижанс оказался набитым до предела, так что капитан даже решил нанять верховую лошадь, чтобы просто ехать рядом. И – как предположила девушка – чтобы устроить себе более приятное путешествие. Впрочем, такое положение ее вполне устраивало: какое-то время несносного капитана рядом не будет.
Увы, после дня дороги мнение ее несколько изменилось. В дилижансе не оказалось ни одного человека, говорящего по-английски хотя бы сносно, и, хуже того, все считали своим долгом весь путь твердить ей о достоинствах и доблестях благородного пирата.
– Вы что, знакомы со всеми этими людьми? – не выдержала, наконец, Меридит, когда они принялись за ужин.
– Отнюдь. Я вообще никого из них не знаю.
Ложка Меридит с говяжьим супом застыла на полпути ко рту.
– Но они-то, кажется, все вас знают.
Некая молодая дама, в платье, едва ли не бесстыдней ее собственного, так и закатывала глаза, стоило разговору коснуться капитана Блэкстоуна.
– Меня? Возможно.
– Но почему именно вас?
Джайред досадливо дернул плечом и откинулся к стене.
– Я – капер. И сейчас мы весьма популярны здесь, во Франции.
Меридит на мгновение задумалась, а затем серьезными глазами посмотрела на Джайреда.
– Вероятно, Франция присоединится к войне на стороне колоний?
– Это еще не решено, хотя я считаю именно так. Но, впрочем, – он отбросил салфетку и встал, – если вы пытаетесь получить от меня секретную информацию, вынужден вас разочаровать. Я всего лишь простой капитан.
– Информацию? – Девушка оттолкнула поданную ей руку. – Не нужна мне от вас никакая информация! Сколько…
– Может быть, мы лучше продолжим наш разговор на улице? – предложил Джайред, и на сей раз его рука была принята почти с благодарностью, ибо на них уже начинали глазеть, а вдаваться в какие-либо объяснения ни капитану, ни Меридит не хотелось. Блэкстоун нашел в себе силы простить девушке ее откровенность с трактирщиком в Морлэ, но повторения подобного он не желал совершенно. Французы обожают американских каперов, но не уважают насилия.
– Что вы делаете? Пустите меня!
– Когда вы немного понизите ваш тон и прекратите ломать комедию, я непременно отпущу вас. – Капитан чуть не насильно вывел Меридит во внутренний дворик почтовой станции. Обвитые плющом стены создавали здесь приятную тень, и шум с улицы был едва слышен.
– Я не ломаю никакой комедии! – возмутилась Меридит и позволила себе скинуть ужасный плащ, предоставляя взору Джайреда свои до сосков обнаженные груди.
– Сейчас же наденьте плащ! – сжав зубы, капитан попытался сделать это сам, преодолевая то постоянное чувственное неудовлетворение, которое мучило его с того самого момента, как эта девица заняла его каюту.
– И не подумаю! Мне жарко, душно, и я устала таскать его!
Действительно, девушка только сейчас почувствовала, как измучилась. Те несколько дней, что были проведены ею в совершенно новой и непривычной для нее обстановке, привели Меридит к упадку сил, тем более, что мысль о скором освобождении уже не поддерживала больше ни ее дух, ни тело.
Джайред пребывал в не менее отвратительном состоянии, хотя и по другим причинам, и поэтому он грубо накинул на девушку плащ, едва не порвав его.
– Вы будете это носить – и ни капли самовольства больше!
– Или же что? – Меридит вскинула на него блестевшие в лунном свете глаза. – Вы убьете меня, как убили отца, так? Или меня ждет что-нибудь пострашней?
– Если бы убийство было моей профессией, то, конечно, в вашем случае я бы не удержался. – Блэкстоун за плащ притянул девушку к себе. – Единственное, что может меня удержать, – это ваше безоговорочное послушание.
– Но я не… – Меридит чуть не задохнулась.
– Да, леди, да. Ибо, если вы не будете закрывать свои прелести, то я, в свою очередь, не стану спасать вас, когда кто-нибудь из ваших соседей по дилижансу слишком откровенно станет выражать вам свою страсть. А я не думаю, что даже такая женщина, как вы, порадуется приставаниям таких попутчиков.
– Да отпустите же меня! Вы отвратительны! Что это вы подразумеваете под словами «такая женщина, как я»?! – Меридит всей грудью ощущала прижатые к ней кулаки капитана, которыми он крепко держал отвороты плаща.
– Ладно, на этот раз ступайте, леди, но не подумайте, что я поверил вашему шпионскому трюку с обнаженной грудью и сладкими улыбочками.
Меридит вспыхнула.
– Вы не смеете подозревать, что я… я… – Девушка от возмущения не могла сразу найти подходящих слов. – Вы не имеете права! Неужели вы считаете меня п-п-п…
– Предательницей? Той, кто за гроши продает своих соотечественников? – Джайред разжал руки, но запах ее тела, прикасавшегося к нему, по-прежнему горячил его кровь.
– И все же мое поведение лучше, чем убийство.
– Ах, убийство такого же предателя и шпиона!
– Вы говорите об отце?
Блэкстоун нахмурился. Не стоило ему, конечно, так резко говорить с ней, ведь, кто бы она ни была, прежде всего она дочь, для которой отец – существо самое родное и близкое. Виновато посмотрел он на юное лицо с выражением застывшего страдания.
Капитан смягчил тон:
– Полагаю, мы оба знаем, что преступление совершено не мной.
– Но вы забываете, что я именно вас и увидела с пистолетом в руке рядом с его телом.
Да, это серьезная улика; настолько серьезная, что человека можно запросто осудить, но Меридит, стоя рядом с обвиненным ею человеком, вдруг почувствовала, что не верит всем этим явным доказательствам. Джайред не произнес больше ни слова, не пытался что-либо отрицать или объяснять, и девушка почему-то ощутила, что ее убежденность сдается под натиском этого молчаливого оправдания.
Они стояли во дворе, окруженные ночью и ее таинственными звуками, стрекотанием кузнечиков, отдаленным уханьем совы. На секунду Меридит почудилось, что они двое влюбленных, в горячем объятии стоящие под волшебным лунным светом летней ночи, а отнюдь не обвиняющие и ненавидящие друг друга люди.
Ресницы ее невольно опустились, и Джайред, увидя это, притянул ее к себе, так что его дыхание обожгло ее щеки, губы коснулись губ, и могучее желание охватило обоих в бархатной и нежной уединенности этой ночи.
Объятие становилось все крепче, сквозь шелк и сукно Меридит явственно ощущала жар его стального тела и таяла, как воск.
Их языки встретились, ощутили друг друга и принялись за священный танец любви, а руки девушки судорожно добирались до его обнаженного тела под грубым холстом рубашки. Когда же ее легкие пальцы коснулись пылающей плоти, наградой ей стал его протяжно-сладкий стон.
Губы Джайреда заскользили по ее шее и плечам, кусая и нежа их, заставляя все тело содрогаться от их прикосновения.
Плащ был сорван и брошен на землю, так что Джайреду открылось наконец все торжество ее розовой атласной груди. Обезумевший Джайред припал к ней, сминая и лаская, и, когда его язык оставил пламенеющий след в глубокой прохладной ложбинке, Меридит почувствовала, что сейчас громко застонет от наслаждения.
А зубы Джайреда уже рвали тонкое кружево, и, не выдержав это утонченной пытки, девушка сама рванула ткань. Острые торчащие соски победно устремились наружу, прямо к жадному мужскому рту.
Колени Меридит подогнулись, и она откинулась назад, предоставляя в распоряжение Джайреду всю роскошь своих полных тугих грудей… Девушка заметалась и застонала под его руками еще сильней…
Внезапно дверь почтовой станции растворилась, и оттуда послышались звуки грубого хохота и криков. Плывущая в алом тумане, Меридит поначалу даже не поняла, что заставило Джайреда оторвать от ее содрогающейся груди свои губы, и слабо запротестовала, но он быстрым решительным жестом подобрал с земли плащ и мгновенно укрыл ее. Волшебное видение исчезло.
Взглянув в сторону дверей, капитан нахмурился, и тревога омрачила его красивые суровые черты. Он по-прежнему стоял близко, очень близко, Меридит ощущала, как от его тела идут горячие возбуждающие токи, но вскоре холодное чувство стыда и замешательства отделило их друг от друга. И с каждой минутой отчуждение становилось все сильней и непреодолимей.
Меридит не верила себе. Неужели это она только несколько минут назад прижималась к этому человеку, отдавая ему свои груди, стеная и изнемогая?
Стараясь не встречаться с Джайредом глазами, девушка попыталась высвободиться из его рук и убежать, чтобы только не видеть его насмешливого зеленого взора и кривой усмешки! Но этого не произошло. Капитан по-прежнему нежно держал ее за плечи и заботливо поправлял складки тяжелого плаща, который своим весом еще некоторое время продолжал давить на ее возбужденные, жаждавшие ласки груди.
Капитан поспешно повел Меридит на станцию и там жестом указал ей на ведущую вверх лестницу, по которой она и стала подниматься, сопровождаемая Джайредом, дышащим ей в затылок.
Они поднялись наверх к своим комнатам. Девушка вспомнила, как обрадовалась она тогда отдельной комнате для себя, ибо делить помещение с ненавистным капитаном казалось ей чудовищным.
Но что же делать теперь?
Меридит охватила смутная тоска. Тело ее рвалось к нему, но разум упорно твердил, что желания ее безумны и грешны… Не успела девушка прийти в себя, как рука капитана охватила ее запястье, и он втянула ее в комнату, где весьма неучтиво толкнул на единственное украшающее помещение кресло.
Пара медных подсвечников, укрепленных по обе стороны крошечного окна, отбрасывала тусклый свет на голый деревянный пол. Меридит попыталась удержать взгляд на дырке от сучка рядом с носком капитанского ботфорта и ни в коем случае не поднимать глаз, что бы Блэкстоун ни начал сейчас говорить. Однако побороть себя ей не удалось.
Капитан казался разгневанным, и голос его звучал твердо:
– Увидимся завтра утром. – Это было все, что он бросил ей уже через плечо, выходя и комнаты и захлопывая за собой дверь.
Меридит осталась одна. Глубоко вздохнув, она принялась обдумывать случившееся. Надо отдать ей должное, девушка была готова оправдать и принять свои чувства, если бы… она только их понимала. Но она не понимала и через некоторое время, утомленная дорогой и недавней сценой во дворе, улеглась спать.
Долго лежала она без сна. Толпа внизу давно уже разошлась, когда полудрема еле-еле смежила ей веки, но даже такой сон был неспокоен и тревожен; в ее сновидениях чередовались морские пещеры, темные ночи и разбойники, мучившие и насмехающиеся.
Но затем прямо из темноты возник перед ней человек, неслышно, как тень, крадущийся к ее постели, хрипло дышащий и угрюмый. Она не хотела даже видеть его, но присутствие капитана там, где она пыталась хотя бы на ночь от него избавиться, каким-то странным образом возбуждало Меридит. Медленно открыла она глаза и… с облегчением вздохнула. Капитана Блэкстоуна в комнате не было. Он был лишь дурным сном, и девушка снова прикрыла глаза. В тот же момент лунный свет блеснул на длинном отточенном лезвии кривого ножа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море желания - Дорсей Кристина



в книге есть и сюжет, где они на корабле в тесной каюте и она типа своим только лишь присутствием его возбуждает, естественно у нее появляется платья с открытым декольте по самые соски...и он увидев его естественно хмуриться и прикрывает ее плащом..плюс ко всему сцена на балу..где ГГ увидев ГГ-иню в компании других ревнует..в общем хренотень...единственный вопрос почему 10 баллов???по каким критериям он выставлялся? роман и рядом не стоит с Уитни Любимая ..но зато показатель рейтинга равен 10
Море желания - Дорсей Кристинавесенний цветок
6.02.2014, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100