Читать онлайн Море желания, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море желания - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море желания - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море желания - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Что за дьволыцина! О чем вы?!
– О том, чего тебе хватит и за глаза и за уши! – И тяжелая подошва ботфорта еще сильнее надавила на плечо Джайреда, когда он в очередной раз попытался было рассмотреть обладателя этих чудовищных ботфортов, маячивших перед глазами. – Ее милость послала за констеблем, а уж он-то знает, как разбираться с такими скотами, как ты!
Блэкстоун внимательно посмотрел на Меридит и увидел, что ее затуманенный взгляд направлен куда-то вбок, где покрытое простыней, буквально в десяти футах от него, лежало вытянувшееся тело. Слезы тихо катились по лицу девушки, исключая какую-либо ошибку в отношении лежавшего на полу тела. Наконец Меридит вздохнула и вытерла слезы.
– Ты можешь идти, Морт, я сама послежу за мистером Блэкстоуном, – спокойно сказала она сыну Белинды, служившему обычно на конюшне и вызванному теперь оттуда по столь печальному поводу.
– Ваша милость, а вдруг он вздумает убежать?
– Нет, веревки крепкие, к тому же у меня есть оружие, и я не постесняюсь воспользоваться им. – Меридит презрительно оглядела распростертого на полу Джайреда.
– Но, леди Меридит…
– Хватит болтать, Морт. Скажи Тарстону, чтобы он встретил мистера Самюэля, когда тот придет, а матери скажи, что я не отказалась бы от чашечки горячего чая. – Меридит старалась говорить твердо, всеми силами скрывая душащие ее слезы отчаяния. Надо держаться, надо быть бесстрастной; она позволит себе выплакаться не раньше, чем этот дьявол Блэкстоун окажется в петле!
– Ежели желаете, я заберу его милость… – Морт замялся, не зная толком, куда, собственно, можно отнести хозяина. – Хотя бы в спальню.
– Нет. – Меридит подумалось, что предложение это исходит из того богатого опыта перетаскивания графа наверх, когда приходилось прибегать к помощи слуги. – Я не хочу, чтобы его трогали.
– Да ведь не дело, чтобы он тут так и лежал!
– О нем позаботятся чуть позже. – Девушка старалась не смотреть на прикрытый труп, но ужасная картина по-прежнему стояла в ее глазах. Картина, которую она застала, входя в библиотеку: белое как снег лицо и алая кровь, толчками хлещущая из рваной раны на груди… Меридит стиснула зубы. – Я хочу, чтобы до прихода констебля все оставалось в неприкосновенности.
– Воля ваша, – и Морт в последний раз с наслаждением пнул ногой лежащего Джайреда. Тот вскинул голову и наконец-то смог увидеть своего мучителя, огненно-рыжая шевелюра которого в следующее мгновение уже скрылась за дверью.
Блэкстоун почти с удовольствием сел, никакого внимания не обращая на ружье, направленное прямо ему в голову бестрепетной рукой. Но вдруг по уху его заструилось что-то теплое, и, чертыхнувшись, он подумал, что все эти его жалкие попытки подняться лишь разбередили рану на голове. Впрочем, это было все-таки лучше, чем валяться под ногами йомена.
– Я хочу знать причину, – твердо начала Меридит, дав ему, тем не менее, кое-как усесться и прижав дуло почти вплотную к раненой голове. Вид могучего тела Блэкстоуна по-прежнему внушал ей страх.
– Вы имеете в виду причину, по которой был убит ваш отец? – Он тяжело вздохнул и поморщился от вновь застучавших в висках барабанов. – У меня нет ответа на ваш вопрос, ибо я не убивал его.
Слава Богу, Джайред был обладателем внушающего доверие и даже симпатию голоса; девушка заколебалась, что, впрочем, отнюдь не помешало ей решительным жестом взвести курок.
– Когда я обнаружила вас, вы держали в руках ружье с использованными патронами, а там, в углу… – девушка почувствовала, как на ее глазах вновь навертываются слезы, и на минуту умолкла. – Это вы застрелили его. Я ни капли, ни капли не сомневаюсь в этом. Просто я подумала, что вы могли бы… хотя бы сказать мне – зачем?!
– Да никого я не убивал, черт вас возьми! – Ах, зачем только он уступил мольбам этого зануды Даниэля! – Здесь какая-то ловушка, трюк, инсценировка! Я же был без сознания! Неужели вы не заметили эту важную деталь, когда увидели вашего отца мертвым?
Меридит вся так и ощетинилась.
– Разумеется, отец пытался дорого продать свою жизнь! Жаль, что он только проломил вам голову, а не отправил вообще на тот свет! К тому же, у вас в руках было оружие. Быть может, ваш выстрел был первым, а его, к несчастью, оказался неточным.
– А может быть, – через силу произнес Блэкстоун, передразнивая девушку, – кто-то сначала шарахнул меня по голове, а потом спокойно убил вашего батюшку моим оружием. – Меридит было открыла рот, чтобы опротестовать и эти слова, что окончательно взбесило Джайреда. – Да черт с вами! Что случилось – то случилось. Но произошло это вовсе не так, как представилось в вашей взбалмошной головке! Я мирно обсуждал с вашим отцом наше дело, когда кто-то метнулся мимо меня… А потом был только ваш Геркулес, прижимавший меня ногой к полу, как последнюю тварь.
– Крайне занимательная история. Просто поражаюсь, как вы еще смеете мне ее рассказывать!
– Я мог бы рассказать вам кое-что и позанимательней. Ударившая меня персона была вся в красном! И не на вас ли еще недавно был надет красный наряд, леди Меридит?
– Да как вы смеете! Вы… вы бесчувственный циник, мистер Блэкстоун! – Однако девушка быстро взяла себя в руки, и следующая фраза прозвучала уже ровнее: – Впрочем, я не собираюсь больше тратить свое время на все эти бессмысленные разговоры. – И Меридит направилась к двери, демонстративно не глядя более на пленника и стараясь отойти от него как можно дальше. – Все ваши загадочные действия будет разгадывать констебль.
В дверь неожиданно постучали, правда настолько осторожно, что Меридит хорошо расслышала произнесенные тихим ледяным тоном слова Джайреда:
– Ради памяти вашего отца и собственного спасения не требуйте у констебля дознаться причины моего появления в Банистер-Холле.
Меридит поглядела прямо в глаза убийце ее отца.
– Что вы имеете в виду?
Времени на ответ уже не было, ибо Тарстон, обычно медлительный, словно черепаха, на этот раз распахнул двери весьма стремительно, и в библиотеку в сопровождении двух своих заместителей вошел констебль.
– Ваша милость, – низко поклонился он Меридит, совершенно равнодушно глядя как на пистолет ее руке, так и на мертвое тело, накрытое простыней. – Что здесь произошло? Ваш человек колотился ко мне в дверь, крича что-то о вторжении и насилии, но нынешняя ночь не очень-то располагает к путешествиям…
– Изменить погоду не в моей власти, – холодно остановила его девушка, абсолютно уверенная, что посланный ею слуга точно передал констеблю истинное положение дел, и прекрасно сознавая, что Амос Самюэль давно уже ни в грош не ставит Банистеров, особенно после того, как лорд Альфред наделал огромные долги в таверне «Трое Ворот», которую содержал младший брат констебля. Разумеется, никто не любит, когда его счета остаются неоплаченными, однако это не повод пренебрегать своими обязанностями. Девушка сухо кивнула в сторону Джайреда.
– Этот человек убил моего отца.
– Вижу-вижу, – Самюэль поджал губы и, не спеша, опустился возле бездыханного тела на колени. – Похоже, что он застрелен.
– Конечно, застрелен, – Меридит начинала терять терпение, чему весьма способствовало ощущение заряженного пистолета в руке.
– И все-таки не стоит вести себя так дерзко, ваша милость, – язвительно заметил констебль и прикрыл тело. – Так вы говорите, что убийство – дело рук вот этого молодца?
– Да, его, – подтвердила девушка, в глубине души удивляясь тому, что пленник даже не попытался ничего сказать в свое оправдание, а лишь еще ниже опустил раненую голову.
– Кто он? Не припомню такого в наших краях.
– Меня зовут Джайред Блэкстоун, – наконец-то подал голос обвиняемый, – и, если не возражаете, я хотел бы остаться с леди Меридит на пару минут наедине.
Девушка даже задохнулась от возмущения. Этот наглец требует подобного так, словно просит представить его какой-нибудь смазливой мисс!
– Что ж, я не возражаю. Никто не имеет здесь особых привилегий. Пара минут наедине, хм… Разумеется, мольбы об освобождении и о паре горячих лошадей, хм…
– Я сама хочу поговорить с ним.
– Что!? – Глазки Самюэля налились злобой. – Здесь вам не чайная церемония, ваша милость.
– Не волнуйтесь, я прекрасно это знаю. Человек, убивший моего отца… отца, понимаете? И все же я хочу переговорить с ним тет-а-тет.
Констебль тяжело поднялся с колен и уже в дверях пробормотал что-то насчет сумасбродных дворянчиков – ремарка, которую Меридит уже не услышала или не захотела услышать. Кивком головы она предложила заместителям последовать за своим начальником.
– Мы будем рядом, за дверью, так что не вздумайте чего, – внушительно предупредил пленника констебль, перед тем как окончательно покинуть комнату.
– Ну? – Меридит взялась за пистолет обеими руками.
Мужчина и девушка посмотрели друг другу в глаза. Дьявольщина! Он не должен ей доверяться! Не должен верить вообще! Но все же эта красотка лучше, чем мерзкая рожа констебля. Кроме того, в этой игре и она будет иметь свою ставку.
– Я пришел сюда не для того, чтобы требовать денег у вашего отца. Я пришел дать их ему.
Меридит грубо, по-мужски присвистнула.
– Это правда. Он за эти деньги кое-что мне продавал.
– Мне надоело слушать эту ложь! У моего отца не было ничего, за что можно было бы выручить деньги… Кроме Банистер-Холла, конечно. Но его он никогда не решился бы продать.
– Он владел информацией.
Джайред произнес последнюю фразу медленно, взвешивая каждое слово, и тут же увидел, как в лазах девушки зажегся огонек неподдельного интереса. Неужели она была такой превосходной актрисой – или и вправду ничего не подозревала? Как же тогда быть с последними словами лорда Альфреда?
– И какого же сорта была эта… информация?
– Теперь это уже неважно. – Девице незачем считать его еще и шпионом. – Словом, убивать вашего отца у меня не было ни малейшего резона.
– Но я по-прежнему не верю, что вы явились сюда для выдачи каких-то денег! – С этими словами девушка решительно направилась к выходу.
– Я могу доказать это! – Джайред резко повернулся и снова застонал от сильного приступа боли. – Вот здесь, в жилетном кармане. Теперь я уже все равно не смогу отдать их.
«Или заполучить имя предателя», – тоскливо подумал Джайред.
Впрочем, эта чертова девка конечно знает тайну. За это Блэкстоун был готов ручаться головой.
Меридит быстро скользнула глазами по широкой груди пленника и по отворотам его простого черного жилета. Все это, разумеется, смешно, никакого золота там нет и быть не может, но что-то в тоне низкого глубокого голоса и в выражении мрачных зеленоватых глаз заставило девушку сделать решительный шаг по направлению к Джайреду. Она была заинтригована.
– Но даже если у вас и есть золото, это еще ничего не доказывает, – прошептала она, осторожно подходя к пленнику все ближе.
– Это доказывает то, что я пришел сюда отдать деньги, а не забрать их, – резко парировал Джайред, отлично понимая, что девица права и что наличие золота еще действительно ничего не доказывает. Но отчаяние подстегивало его и гнало дальше. – Это говорит о том, что у меня не было причин убивать лорда Альфреда.
Меридит приблизилась, и запах незнакомца, томный и таинственный, подобный запаху моря в бурю, проник ей в ноздри, а зеленые глаза, окаймленные черными контурами, притягивали ее, как удав кролика.
Ее шелковые юбки прошелестели совсем рядом и задели его колени. Пистолет был по-прежнему нацелен в грудь Джайреда, так что даже случайный выстрел мог стать для него последним. И все-таки можно рискнуть и выхватить у нее пистолет…
Однако Меридит предусмотрительно положила оружие на стол неподалеку, а сама быстро опустилась на колени рядом с Джайредом.
Жар его тела неожиданно обжег ей пальцы – Меридит едва сумела добраться до кармана жилета, постоянно ощущая под руками твердые напружинившиеся мускулы и вдыхая приторно-сладкий запах крови. Полуживая от этих ощущений, она с трудом обшарила указанный карман и с облегчением вздохнула.
– Он пуст! – громко объявила она, вставая на ноги и кидая на пленника взгляд, в котором явно читалось, что разговаривать с ним больше не о чем.
– Этого не может быть! – Джайред попытался высвободить руку и плечом задел ладонь девушки. Та отпрянула, словно к ней прикоснулось нечто ядовитое. – Проверьте еще раз! – властно потребовал он.
– И не подумаю. Там пусто, говорят вам! Да вы и сами прекрасно это знаете. – Меридит хотела отойти, но с ужасом увидела, что подол ее шелковой юбки крепко зажат между коленями пленника. – Пустите меня!
– Зачем? – Джайред стиснул колени еще сильней. Лицо его почти почернело от гнева. – Смотрите еще – да получше!
Девушка снова с опаской пошарила в кармане – ничего.
– Говорю же вам, ничего нет. А теперь, если вы меня не отпустите, – процедила она сквозь стиснутые зубы, – я… я завизжу.
Джайред не обратил на ее угрозу ни малейшего внимания.
– Значит, какая-то каналья украла их, – пробормотал он скорее себе, чем ей. – Когда я входил в библиотеку, деньги у меня были, значит… Значит, тот, кто убил вашего отца, похитил и мои деньги. – Он посмотрел прямо в глаза Меридит. – Разве вы не понимаете?
– Понимаю, что все это глупости! Я давно не верю в эльфов и фей из старых сказок. Кроме меня и слуг, в доме нет никого… – Девушка внезапно осеклась. Зачем рассказывает ему об этом? Ведь убийца давно уже решил обвинить в преступлении ее самое. Терять ему нечего, и он будет хвататься за любую соломинку, за любой предлог.
Меридит попыталась освободить юбку, упала и судорожно вскочила на ноги.
– Постойте! Подождите!.. – но не успел Джайред закончить фразу, как в дверях показалась красная физиономия констебля.
– Хватит! Пора отправить пленника в деревню. Буря, кажется, пошла на убыль. – Самюэль махнул рукой, и его заместители волоком потащили Блэкстоуна к выходу, наслаждаясь причиняемыми жертве мучениями.
Меридит оправила платье и отвернулась. Зачем ей видеть, как обращаются с убийцей и какими глазами он на нее смотрит?
– А что прикажете делать с ним? – Самюэль кивнул всклокоченной головой в сторону трупа.
– Буду благодарна, если вы пошлете за викарием немедленно.
Констебль в знак согласия поклонился и вышел, давая возможность девушке в последний раз увидеть запрокинутую голову Джайреда, с которой падали на пол густые алые капли крови. С запозданием девушка подумала, что надо было бы перевязать раненого, прежде чем тащить его за три мили в деревню, но, когда взгляд ее упал на покойника, сердце ее вновь ожесточилось. Зачем заботиться о человеке, который убил ее отца?
Как только двери закрылись, Меридит упала на труп и громко разрыдалась.


Вернувшись с похорон, Меридит прошла прямо в библиотеку и рассеянным взором окинула разбросанные по отцовскому столу бумаги. Вот уже несколько дней она пыталась привести их в порядок, чтобы каким угодно способом спасти Банистер-Холл от полного разорения. И не только для себя. За те долгие часы, что провела она у отцовского гроба, ей стало ясно, как мало внимания уделяла она старинной обители своих предков. Да и отец, пока возраст и безденежье не заставили его отказаться от путешествий, не часто навещал свои пенаты.
Теперь же Меридит даже не могла себе представить, что ей делать и куда податься, если за спиной она не будет чувствовать родного очага.
Вздохнув, девушка разжала пальцы, и очередной старый пергамент плавно опустился на стол. Может быть, надо сделать еще лишь одно усилие, собраться с мыслями, напрячь волю… и тогда… Но надежда на спасение дома таяла с каждым днем, а в памяти девушки все чаще звучали загадочные слова мистера Блэкстоуна:
«Ради памяти вашего отца и собственного спасения не требуйте у констебля дознаться до причины моего появления в Банистер-Холле».
Что значили эти непонятные слова?
«Не глупи, – оборвала себя Меридит. – Это была всего лишь уловка, чтобы спасти от петли свою шею. Смысла в этой фразе нет никакого. Завтра преступник будет повешен. И, если бы у него и были разумные объяснения своего пребывания здесь, он не преминул бы сообщить их на суде…»
Девушка взяла в руки другой документ и снова опустила на стол, не в силах отрешиться от странной лжи этого Блэкстоуна. Кто поверит тому, что он хотел отдать лорду Альфреду какие-то деньги? Да и за что?
Меридит задумалась.
Вся защита Блэкстоуна держалась лишь на сомнительной полуправде и, таинственных намеках… Но в то же время доктор Фостер так и не смог точно определить характер раны на его голове: это мог быть и пистолетный выстрел, и удар острым предметом, а скорее всего ни то ни другое.
«Не могу утверждать, что рана была нанесена острым предметом, – говорил со своей стороны доктор Мэйсон, – но что в безжизненных пальцах покойного был зажат разряженный пистолет – это точно. Такое впечатление, что его милость стрелял ожесточенно, отражая внезапное нападение».
Джайред же Блэкстоун твердил только одно: его ударили по голове сзади.
– Бессмысленая ложь, – вновь пробормотала Меридит, поднимаясь из-за стола. – В конце концов, он раскается. – Она подошла к окну и поглядела на прибрежную бухту. – Не упомянул же он на суде о том, что ударил его кто-то в красном…
На протяжении всего заседания Меридит ожидала, что подсудимый непременно выскажет свои подозрения касательно хозяйки дома и упомянет о красной одежде. Однако он промолчал.
– Должно быть, он и сам забыл об этом, – снова пробормотала девушка сама себе. – Господи, до чего же я дошла – разговариваю вслух! Веду, можно сказать, настоящие споры!
Она испуганно оглянулась и поспешила сесть в кресло. Пальцы ее нащупали медальон и нажали пружинку – тяжелые теплые створки раскрылись.
«Я должна добиться правды, – прошептала Меридит спустя несколько минут. – Я должна выяснить, что же он все-таки хотел сказать?»
Девушка решительно встала и распрямила узкие плечи. Все будет хорошо, надо только немного развеяться и прийти в себя…
Через несколько минут Меридит уже приказывала Морту седлать лошадь – одну из немногих, еще не проданных отцом за долги, – а затем спокойно пошла наверх переодеваться.


– Не уверен, что это дозволяется, – задумчиво покачал седой головой Лестер Хаусон и в задумчивости обвел глазами стены тюремной приемной, словно ответ мог быть написан прямо на них.
– Я беру на себя всю ответственность, – успокоила его Меридит, весьма обрадованная тем, что застала в приемной Лестера, а не самого констебля.
– И все же я сомневаюсь… Ох Господи, и констебля-то не спросить – он с раннего утра укатил в Фоксуорт к своей подружке. Всегда ведь ездил туда по субботам, так нет, вздумалось отправиться сегодня! Будто не знает, что казнь назначена на завтра!
– Вот видите, завтра мне уже будет не с кем разговаривать!
– Это оно конечно, – снова забубнил Хаусон, сам со страхом ожидавший завтрашних событий.
– Словом, вы позволяете мне переговорить с осужденным прямо сейчас? – настаивала Меридит, несмотря на то, что массивные плечи помощника констебля наглухо загораживали вход в крошечную камеру.
– Да-с, я-то понимаю, что разговор ваш никому не повредит. Вы ведь не намерены пристрелить его прямо в тюрьме, правда, ваша милость? Не ограбите же вы палача?
– Не беспокойтесь. Мне просто нужно кое-что сказать мистеру Блэкстоуну.
– Ну тогда удачи! – Лестер освободил проход. – А то ведь парень молчит, как в рот воды набрал. Едва пару слов проронил с того времени, как его тут заперли. Сущий бирюк!
Меридит старалась не обращать внимания на воркотню Лестера, медленно и неуклюже ворочавшего огромным медным ключом в замке. В конце концов терпение ее было вознаграждено – тяжелая дверь со скрипом отворилась, и девушка вошла внутрь.
– Я уж лучше постою вместе с вами!
– Нет! – отрезала Меридит. – Полагаю, это лишнее.
– Так ведь убийца! А вдруг чего…
– Я уже сказала, что беру всю ответственность на себя. К тому же, в отличие от вас, оружия у него нет; если что-то произойдет, я просто крикну.
– Не нравится мне все это…
– Все будет в порядке.
Джайред уныло лежал на циновке, положив голову на скрещенные руки и наблюдая за пауком, без устали плетущим в углу замысловатую паутину. С полным равнодушием выслушал он всю сцену препирательства между леди Меридит и тюремщиком, не особо переживая, кто из них победит – дела это никак не меняет, и в любом случае завтра он будет уже качаться в петле.
– Могу ли я взять с тебя слово, что ты и пальцем не тронешь ее милость?
Джайред с трудом понял, что вопрос адресуется ему, и оторвался от наблюдения.
– Ну разумеется, – ответил он как можно язвительней. Неужели этот дуралей считает, что слову убийцы можно верить? Но Хаусон неожиданно что-то благожелательно хрюкнул и быстро выкатился из камеры.
Леди Меридит оказалась менее решительной. Она остановилась у самой двери, не рискуя продвинуться дальше ни на шаг. Глядя на девушку из-под полуприкрытых ресниц, Блэкстоун все же был вынужден отдать должное ее отваге. То есть в том случае, если она действительно считает его убийцей отца, в чем Джайред все-таки продолжал сильно сомневаться, ибо подозревал, что девице-то известен настоящий преступник.
Меридит откашлялась.
– Я… Я пришла задать вам вопрос.
– Неужели? А я-то думал, что это благородный порыв сострадания! – Джайред демонстративно вытянул ноги чуть ли не к самому носу Меридит.
– Зачем же вы столь… Столь…
– Столь… груб? Ведь именно это слово хотела употребить ваша милость?
– Честно говоря, более к месту было бы выражение о варварском поведении. Впрочем, чего ожидать от жителя колоний!
В косом падающем луче, проникавшем в камеру, лицо леди Меридит вполне могло сойти за лицо ангела, спустившегося с небес к нераскаявшемуся грешнику, и Джайред даже улыбнулся такому сравнению. Впрочем, улыбка тотчас слетела с его лица.
– Что вам надо? Честно признаться, я занят, а времени, как вы понимаете, у меня немного.
– Не вижу, чтобы вы чем-то занимались! – Меридит отважилась на еще один шаг вглубь камеры. В солнечном луче на мгновение синим огнем полыхнула юбка ее амазонки.
– Откуда вам знать? Может быть, я оплакиваю свою молодую жизнь! – проворчал Блэкстоун и снова уставился на безостановочную работу тюремного паука.
– Лучше бы вы просили прощения у Бога.
Джайред вздрогнул и обжег девушку гневным взглядом темно-зеленых глаз, в которых бушевали плохо скрываемые злоба и презрение.
Проклятая баба! Когда Блэкстоун пять минут назад увидел ее в дверном проеме, в первое мгновение его охватило странное чувство, но какое, он и сам объяснить не мог. Надежда? Едва ли. Может быть, какое-то успокоение? В конце концов, ему вовсе не хотелось отправляться на тот свет, так и не перемолвившись словом с настоящим, живым человеком, ибо констебля и его приспешников Джайред за людей не считал. А поболтать перед смертью с хорошенькой женщиной – это куда лучше. Меридит Банистер была к тому же красавицей.
С другой стороны, о чем можно с ней болтать, когда мысли его заняты скорым расставанием с жизнью и когда его не покидает печальное удивление перед тем, как глупо его угораздило влипнуть в столь неприятную историю.
Блэкстоун тяжело вздохнул и сел поудобней на жесткой циновке. Паук за время его разговора с девушкой весьма продвинулся в своей работе. Надо же, какой молодец!
Джайред упрямо молчал в надежде, что Меридит это надоест и она уйдет. Девушка тоже поняла его тактику, но была решительно не согласна сдаваться так скоро. Она пришла сюда за ответом и должна его получить. Меридит сделала еще один осторожный шаг к пленнику. Оставалось совсем немного.
– Зачем вы приехали в Банистер-Холл? Какие у вас были дела с отцом? И не вздумайте посоветовать мне задать эти вопросы ему самому, ибо вашими стараниями он замолчал навеки.
– Хватит разыгрывать святую невинность! – взъярился Джайред. – Я знаю, вы владеете всей необходимой информацией! Лорд Альфред сам сообщил мне об этом!
– Какой информацией!?
Девушка стояла теперь прямо над ним, заслонив паука и пытаясь заставить пленника поднять на нее глаза. Волосы ее золотились в луче света, и на секунду Джайреду захотелось забыть обо всем и просто повалить эту красотку на грязный пол, под себя. Это было бы весьма недурным развлечением для осужденного на смерть. Да только кто ж согласится! А уж такая гордячка и подавно… Губы Меридит вытянулись в тонкую ниточку, словно она каким-то чудом прочла мелькнувшие у Джайреда мысли. Тот лениво пожал плечами.
– Впрочем, можете не волноваться. Я решил унести этот банистеровский секрет с собой в могилу. – Действительно, Джайред уже давно понял, что открытие измены лорда и соучастия в этом его дочери ему самому ничего хорошего не сулит. Во-первых, вряд ли кто-нибудь этому поверит, а если и поверят, то, скорей всего, обвинят в шпионаже и его. А какая ему разница, кем умирать – убийцей или шпионом? Словом, Джайред почел за лучшее не поднимать этой темы вовсе.
С другой стороны, леди Меридит знает имя, столь нужное американцам, и запросто может продать его кому-нибудь другому…
– Что же вы молчите? Какая информация? Я хочу…
Но дальнейшие слова застряли у девушки в горле, ибо в какую-то долю секунды Джайред вскочил, навалился на нее всей своей тяжестью и прижал спиной к сырой каменной стене, буквально впечатывая в хрупкое девичье тело свои стальные мускулы.
– Хватит играть со мной в бирюльки! – процедил он сквозь стиснутые зубы. – Ваш отец признался мне, что имя знаете вы, будучи такой же предательницей, как и он!
– Предательницей? – Голос Меридит был едва слышен.
Блэкстоун вскинул вверх брови.
– Ах так! Вы поднимаете ставки! Что ж, шансы у вас есть. – Глаза Джайреда нагло остановились на бурно вздымающейся груди девушки.
– Оставьте меня! – Меридит попыталась толкнуть его ладонью в грудь и была очень удивлена, когда в ответ на этот жест Блэкстоун действительно ослабил хватку. – Я не понимаю, о чем вы говорите, и не верю – слышите? – не верю, чтобы мой отец был изменником!
Но Джайред уже не слушал ее, а, понурившись, отошел к маленькому зарешеченному окну. Сила, казалось, на глазах покидала его могучее тело.
Меридит почувствовала себя обманутой.
– Вы болтаете этот вздор лишь для того, чтобы спасти свою жизнь! Но это бесполезно, никто не поверит такой смехотворной лжи! – Девушка подошла поближе. – Воображаю, как расхохотался констебль, когда вы сказали ему об этом в суде…
– Я не говорил этого никому и, уверяю вас, не скажу и впредь.
Глаза их встретились, и на какое-то мгновение Меридит почувствовала, что верит этим зеленым глазам и этому бархатному голосу. Дыхание ее прервалось, а сердце застучало отчаянно-громко…
Вдруг снаружи раздался шум, который немедля привел девушку в чувство и напомнил ей, что Джайред Блэкстоун всего лишь минуту назад обвинял в измене не только отца, но и ее самое… Смутно у Меридит мелькнула мысль, что отец, запутавшийся в долгах, действительно мог пойти на такую постыдную сделку, но это предположение она тут же с возмущением отвергла.
– Да вы, верно, с ума сошли, Лестер! Ваша задница еще пожалеет об этом!
– Но ведь она уверяла меня, что все будет в порядке!
Вслед за этим выразительным диалогом дверь камеры широко распахнулась.
Меридит открыла рот, чтобы объяснить происходящее, но… не успела. Железная рука обхватила ее за талию и вновь впечатала в горячее мускулистое мужское тело. В следующее мгновение над головой девушки сверкнул нож.
– Одно ваше движение – и я убью ее! – угроза прозвучала над самым ухом Меридит, объятие стало еще крепче, а лезвие уткнулось в кружева на груди. На этот раз не верить Блэкстоуну оснований не было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море желания - Дорсей Кристина



в книге есть и сюжет, где они на корабле в тесной каюте и она типа своим только лишь присутствием его возбуждает, естественно у нее появляется платья с открытым декольте по самые соски...и он увидев его естественно хмуриться и прикрывает ее плащом..плюс ко всему сцена на балу..где ГГ увидев ГГ-иню в компании других ревнует..в общем хренотень...единственный вопрос почему 10 баллов???по каким критериям он выставлялся? роман и рядом не стоит с Уитни Любимая ..но зато показатель рейтинга равен 10
Море желания - Дорсей Кристинавесенний цветок
6.02.2014, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100