Читать онлайн Море желания, автора - Дорсей Кристина, Раздел - ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Море желания - Дорсей Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Море желания - Дорсей Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Море желания - Дорсей Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дорсей Кристина

Море желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Никакого сомнения в том, где капитан Блэкстоун проведет грядущую ночь, у Меридит уже не было.
Она тщательно готовила себя к его приходу, уже успев соскучиться, хотя он покинул каюту поздним полднем.
Расчесывая серебряным гребнем капитана свои спутанные кудри, Меридит, не отрываясь, глядела на постель, и густая краска постепенно начинала заливать ее щеки. Она лихорадочно попыталась встряхнуть подушки и расправить белье, но постель по-прежнему, казалось, хранила следы их бесстыдных объятий. Но, скорее всего, это было лишь собственное чувство вины, поскольку пришедший через пару часов Тим ничего не заметил и не почувствовал. Мальчик увлеченно и беспрерывно болтал, пересказывая Меридит весь свой день, начиная от вязания узлов и заканчивая направлением ветров, и девушка подумала, что уж если кто и создан для моря, то это именно маленький Тим.
Выполняя данное слово, он рьяно взялся за уроки, пытаясь читать изложенную высокопарным стилем бюффоновскую «Естественную историю». Меридит пришлось остановить его. Сегодня она решила отпустить мальчика пораньше, чтобы он не увидел капитана, пришедшего в каюту так поздно.
– Впрочем, все это глупости, – твердила она себе под нос, снова берясь за гребень и энергичными движениями расчесывая локоны.
Была уже полночь, а Джайред все не приходил. Девушка положила гребень на стол и сложила на коленях руки. О чем она, собственно говоря, беспокоится?
– Я не волнуюсь, не волнуюсь, – дрожащим голосом твердила она, не веря себе и понимая, что сегодняшним полднем что-то сильно переменилось в ее отношениях с капитаном. С другой стороны, все было по-прежнему: она его пленница, он не верит ей до конца и может, как уверяет Даниэль, убить ее в случае доказательств ее вины в убийстве Джона.
И Меридит не была уверена, что Даниэль лжет. Как не была уверена и в том, что ее невиновность спасет ее.
Так почему же она мечется по каюте как раненая тигрица, ожидая прихода капитана?
Время шло. Девушка пробовала лечь, затем встала, укуталась шалью, сбросила ее, попыталась читать; снова стала мерить шагами каюту, но Джайреда все не было.
Наконец, совершенно изнемогая от желания и невозможности его удовлетворения, Меридит разделась и снова легла. От подушек пахло его телом и морем. Она зарылась лицом в эти подушки как можно глубже, но вскоре отбросила их, поскольку этот за пах разжигал страсть еще сильней.
На палубе отбили склянки. Раз, другой, третий… Восемь. Полночь. Меридит давно уже научилась распознавать время по этим морским часам.
Полночь. Матросы, должно быть, уже расходятся по своим гамакам… Уставшая от ожидания, девушка смежила веки и почти уверила себя, что капитан не пришел очень кстати.
Но тут дверь каюты тихо отворилась. Вздрогнув, Меридит села на постели и улыбнулась, увидев знакомый силуэт в дверном проеме.
– Я нес ночную вахту, – объяснил он, закрывая за собой двери. – Надо же было как-то отрабатывать пропущенную дневную, – смеясь, добавил он.
Меридит спокойно ждала, когда ее глаза привыкнут к темноте, и скорее почувствовала, чем увидела, что Джайред приближается к койке.
– Это ничего, – прошептала она, с замиранием сердца прислушиваясь к ударам кованых каблуков по деревянному полу.
Через несколько секунд Джайред присел на край койки, и она потянулась к нему, но вместо жаждущих рук наткнулась на устало согнутую спину.
– Я не знаю, зачем вообще сюда пришел, – неожиданно начал он, но, поняв бессмысленность сказанного, устало засмеялся. – Нет, правда, я действительно не знаю. Я не думаю, что это правильный шаг.
– Я тоже.
Он повернулся к ней, и глаза его по-кошачьи блеснули в темноте.
– Но уходить мне не хочется.
– Мне тоже, – еле проговорила она.
Тогда он ощупью нашел ее в темноте и бережно уложил на постель, перебирая пальцами кудри и прерывисто целуя.
Тяжесть капитанского тела возбуждала девушку, а его поцелуи, уже не такие голодные, как днем, но не менее горячие, снова заставили ее почти потерять сознание. Ее жар не остудил даже небольшой перерыв, когда Джайред встал и скинул с себя одежду. Зато потом он вошел в нее мягко и ровно, а Меридит, обхватив его мускулистые ягодицы, подавалась все ближе и ближе к нему, радостным стоном приветствуя каждое глубокое проникновение.
Жаркое дыхание Джайреда обжигало Меридит кожу, особенно когда он шептал каким-то чужим, напряженным голосом:
– Мери… О Боже… Мери…
Затем слова умолкли, и долгое время в каюте раздавались лишь нежные долгие стоны обоих.
Джайред стал торопиться, но все же сумел дождаться ее оргазма, и, сплетя влажные руки, они снова вместе пережили алый полет над черной бездной в содроганиях и освобождении.
Меридит медленно подняла ресницы, пытаясь в темноте прочесть выражение лица неотрывно смотрящего на нее Джайреда. Но в каюте было абсолютно темно, да и говорить ей не хотелось.
Тяжко вздохнув, Джайред решительно набросил на них одеяло и через несколько минут уже спал, не выпуская Меридит из трогательных, почти детских объятий.
Наутро он ушел.
Проснувшись при первых лучах солнца, Меридит счастливо улыбнулась, потянулась, ожидая тут же коснуться рукой жаркой плоти, – и с обидой обнаружила, что она снова одна.
В каюте не было видно даже разбросанной одежды. Капитан ушел, как всегда не оставив о себе ни единого предмета на память.
– Так я и думала, – с неудовольствием призналась себе Меридит, понимая, что снова их отношения повисли в воздухе.
Ясно было только одно: они действительно стали любовниками.
«Любовниками без любви», – не преминула отметить для себя девушка, понимая, что, во всяком случае со стороны капитана, ни о какой любви не может быть и речи. Ему надо было от нее только одно. Если, конечно, не считать имени предателя, которого все равно дать она не могла.
Кусая губы, чтобы сдержать набегающие слезы, Меридит быстро умылась, оделась, причесала волосы, натянула на голову старую соломенную шляпу и с каменной улыбкой отправилась на палубу.
День был пронзительно ясен и свеж, ветер призывно гудел в парусах, и капер несся как на крыльях. Меридит немного поболтала с мистером Поше, хирургом и плотником.
– Леди Меридит, – подбежал к ней Тим, блестя от возбуждения огромными глазами, – а мы перед рассветом обнаружили корабль!
– Неужели? – Девушка почему-то испугалась. – А где?
Тим пальцем указал направление, и она вглядывалась в крошечную темную точку на горизонте.
– Кэптен говорит, что это, скорее всего, торговое судно, следующее из Канады в Кингстон.
– То есть – английское?
– Кэптен говорит – скорее всего.
Меридит простояла на палубе несколько часов, ожидая того момента, когда судно подойдет поближе, чтобы можно было различить его флаги. Тим давным-давно убежал по своим делам, и никто не мог объяснить ей происхождения корабля даже тогда, когда он стал отчетливо виден. Что-то нехорошее закралось в душу девушки при виде этого странного судна, а еще через полчаса она поняла, что «Каролина» начала охоту.
Снова перед глазами Меридит встали картины страшного морского боя, реки крови и люди, умирающие чуть ли не у нее на руках. Она быстро обвела глазами палубу, Тима, мистера Поше, Патрика, боцмана, рассказывавшего такие замечательные истории про пиратов… Неужели и они смогут оказаться распластанными на палубе – окровавленные, хрипящие? Взгляд ее невольно поднялся к квартердеку.
– Он так просто не уйдет!
– Что? – Взволнованная девушка даже не заметила, что рядом с ней уже давно стоит Даниэль. Он кивнул в сторону капитана.
– Мой несравненный кузен хочет захватить очередную добычу. Ему, кажется, и дела нет, что все трюмы и так забиты у нас до предела.
Меридит не знала, что ответить. Но Даниэль, скорее всего, и не ждал ответа. Он не сводил глаз с капитана.
– Впрочем, в этом весь Джайред. Он всегда хочет всего. Всегда – и всего.
– Вы говорите о нем так, будто бы это плохо, то есть, будто вы его не любите.
Уэллис быстро перевел глаза на девушку.
– Не любить Джайреда, моего самого близкого кровного родственника?! Помилуйте, вам померещилось! – Он усмехнулся, но от этой усмешки кровь на мгновение застыла у Меридит в жилах. – Блэкстоуны всегда стоят друг за друга горой. Это правило, даже больше, – это святой закон. Мы никогда не предаем друг друга.
– Что-то на вас это не похоже.
– Что? – Даниэль снова усмехнулся. – Это потому, что я позволил себе высказать в адрес моего кузена кое-какие нелицеприятные замечания? Но это только для вас, моя милая девочка, и только потому, что вы имеете для меня некоторое значение. – И с этими словами он безо всякого смущения намотал на тонкий холеный палец прядь ее золотых волос. Меридит остолбенела, а Даниэль холодно рассмеялся, еще немного поиграл локоном и весело проговорил: – Ну, кажется, сюда идет наш капитан собственной персоной!
На лице подходящего Джайреда была написана мрачная решимость.
– Он опять говорил тебе всякий глупости? – сурово обратился он к девушке и, повысив голос, к Уэллису. – Не так ли, дорогой кузен?
– Что – не так ли? – улыбнулся тот, видя, что Джайред не в силах справиться со злой ревностью. – Я всего лишь объяснял прелестной леди, почему плотность крови выше, чем плотность воды.
Джайред прищурился, а Даниэль беспечно взмахнул кружевом манжета.
– Словом, пустяки! Тебе совсем не за чем было мчаться сюда со всех ног из-за этой пустой болтовни.
Меридит была уверена, что Джайред непременно сочтет тон и слова кузена оскорбительными и задаст ему хорошую словесную трепку, но он только поджал губы и сухо произнес:
– А вам, леди, лучше спуститься вниз.
В грубом, холодном приказании капитана не было и намека на проведенную страстную ночь, и Меридит почувствовала себя оскорбленной. Она вздернула подбородок повыше.
– Вы отсылаете меня, чтобы атаковать беззащитное судно? – Она дерзко указала рукой в сторону уже отчетливо видимого корабля. Джайред даже не повернул головы.
– Да, – ответил он. – Пусть будет так.
Слова эти были произнесены совершенно бесстрастным тоном, а потому распалили гнев Меридит еще сильней. Но и скулы капитана, не выбритые с утра и покрытые густой щетиной, побелели.
Неожиданно их выручил Даниэль.
– Я все-таки иду вниз. Позвольте мне проводить вас, леди Меридит?
Девушка вопросительно взглянула на капитана, но тот продолжал смотреть на нее светлыми от ярости глазами.
– Нет, спасибо, – пробормотала она, отказываясь. Даниэль ушел, оставив Меридит и Джайреда смотреть друг на друга вызывающе и дерзко. Черная прядь упала Джайреду на глаза, но он даже не шевельнулся, чтобы убрать ее.
Наконец Меридит не выдержала. Она откашлялась и как можно спокойнее произнесла:
– Посмотрите на бедное суденышко.
Джайред не двигался.
– Ведь оно даже не пытается уйти от нас.
– Это не имеет значения. Мы нагнали бы его в любом случае.
Он отдал приказ о преследовании судна сегодня на рассвете, резко изменив курс. Более того, он решил сблефовать и выдать «Каролину» за торговое судно.
– Правда, эта калоша действительно не торопится, ибо принимает нас за себе подобную.
– Но как же так?
– Пушечные люки закрыты специальными щитами, имитирующими простые деревянные борта.
– Но ведь это…
– К тому же мы идем под английским флагом.
Меридит на мгновение оторвалась от лица капитана и действительно увидела на мачте белоснежный о красным крестом флаг.
– Но ведь это подлость, – закончила она.
– Военная хитрость. Известно ли вам такое понятие? – почти равнодушно парировал Джайред. – И вообще, война дело подлое.
Да, что такое война, Меридит уже успела прочувствовать на собственном горьком опыте. Она закрыла глаза, а когда снова открыла их, то капитан стоял уже вплотную к ней.
– А теперь, будьте столь любезны, все-таки спуститесь вниз. – На этот раз голос его был проникновенным и обволакивающим, и Меридит успокоилась, хотя из строптивости, улыбнувшись, спросила:
– А если не спущусь?
– Тогда я буду вынужден взвалить вас на плечо и отнести самолично.
– Не посмеете, – рассмеялась она, прекрасно зная, что посмеет, ибо такое было уже не раз. Но сейчас она решила не испытывать судьбу и, тревожно оглядываясь на несчастный корабль, отправилась к себе. По дороге она случайно наткнулась на матроса по имени Флитс, который тащил на веревке, перекинутой через его татуированное плечо, два огромных ведра с песком.
– Простите, ваша милость!
– Нет, нет, это я смотрю Бог знает куда, – извинилась девушка и поспешила дальше.
Вся палуба пришла в движение. Матросы сновали туда-сюда, подтаскивая из трюмов бочонки с порохом и рожки с патронами, доставали составленные в козлы мушкеты. Многие матросы заняли места высоко на мачтах. И вся эта работа происходила почти бесшумно и незаметно, чтобы не дать английскому капитану ни малейшего повода для подозрения.
Наклонив голову, Меридит спустилась вниз и медленно пошла вдоль офицерских кают. Воздух был тяжелым от трюмной воды и потных человеческих тел. Девушке отчаянно захотелось сделать хотя бы еще один глоток свежего воздуха, но прямо над ее головой катились пушки и слышался все нарастающий топот ног, готовящихся к бою людей. Меридит вздохнула и пошла не в сторону капитанской каюты, а, развернувшись, направилась туда, где в прошлый раз был развернут походный лазарет. Вокруг было темно и пусто, как в мрачной пещере, но еще через несколько метров Меридит наконец увидела Абнера Поше.
Того, казалось, нимало не удивило ее появление, и он только кивнул головой:
– Вот и замечательно.
Матросы почти уже закончили приготовление импровизированного хирургического стола, койки для раненых и материала для перевязок.
Меридит аккуратно обвязала вокруг талии широкое полотенце и как настоящая сестра милосердия спросила у хирурга:
– Что еще?
– Готовьте бинты, – махнул он рукой в сторону большого деревянного ящика.
Меридит открыла его и обнаружила внутри множество пузырьков и склянок. На самом дне лежали связки бинтов, которые она принялась скатывать в тугие рулоны. Как раз в это время в лазарет ворвался Тим со словами, что «Каролина» уже на хвосте у вражеского судна.
– Мы тоже готовы, – отозвался Поше, таща к столу ведра с чистой водой.
Теперь оставалось только ждать. Меридит бездумно шагала между коек, изредка поправляя простыни, а чаще всего просто приглаживая волосы. Первый пушечный залп, тем не менее, оказался для нее полной неожиданностью. Лазарет заходил ходуном, и девушке показалась, что вся обшивка капера скрипит и трещит.
– Это, должно быть, предупредительный, – объяснил Поше, выглядевший совершенно невозмутимо. – Вреда от него мало. Просто капитан решил сегодня выставить и крякух.
– Кого!? – Меридит пыталась держаться так же спокойно, как доктор, но ей это удавалось с большим трудом.
– Крякух. Это фальшивые орудия. Они сделаны из дерева, но выглядят как настоящие, даже лучше. Так вот, они вместе с нашим подлинным огневым арсеналом способны испугать кого угодно, а не только какое-то торговое суденышко.
– Так это военная хитрость? Опять? – Меридит нервически рассмеялась. Кажется, этот Блэкстоун только и занимается, что всевозможными розыгрышами! Но тут у нее над головой снова грохнул выстрел.
– Это не наш, да? – прошептала девушка, сутулясь и стараясь сделаться как можно меньше. – Правда, не наш?
– Да, черт побери! – обозленно воскликнул Поше. – Ублюдки, кажется, решили обороняться!
И оборонялись они, надо сказать, весьма мужественно, ибо два часа Поше и Меридит без остановки перевязывали раны. К счастью, тяжелых было мало, а легко раненные весело рассказывали о перипетиях битвы, об атаках и переменах позиций.
– Скоро мы пойдем на абордаж! – торжествующе объявил Тим, спускаясь в госпиталь.
Меридит, услышав его знакомый голосок, оторвалась от раненого и тревожно поглядела на мальчика.
– Ты, что, ранен?
– О нет! – почему-то обиделся он. – Я уже не маленький, и не надо так надо мной трястись!
– Да-да, прости. Я виновата…
Что толку было объяснять малышу ее беспокойство и страхи?
– Но как же абордаж? Когда?
– Скоро! – глаза мальчика вспыхнули. – Капитан послал меня к вам, чтобы помогать. Там наверху сейчас самое пекло. – И громко добавил, чтобы слышно было всем раненым: – Нечего удивляться, если они спустят флаги еще до абордажа!
Но упрямое суденышко – а на самом деле, крупное торговое судно – и не думало сдаваться. Прошло еще немало времени, прежде чем отчаянная схватка на его палубе закончилась. Английский капитан наконец поднял вверх свою шпагу.
– Должно быть, уж больно ценный груз, – заметил Тим, когда весть об окончании сражения достигла лазарета. – Иначе они не стали бы так драться.
– Надеюсь, что ценность этого груза оправдает наши труды и страдания, – вздохнула Меридит, заканчивая бинтовать ногу молоденькому матросу. Его лицо, несмотря на боль, лучилось гордостью и счастьем.
– Не стоит так говорить, вашмилость, ведь это война.
– И все же я буду говорить именно так.
Итак, «Каролина» одержала победу и на этот раз. Девушку это не удивило и даже не расстроило. Наоборот, в глубине души она желала победы именно ей. И такая реакция на происходящее Меридит очень не понравилась.
Ведь она была англичанкой, дочерью пэра, а сочувствует взбунтовавшимся колониям. Больше того, радуется их победе над своими соотечественниками…
Меридит, как обычно, уселась у окна, подобрав под себя ноги, и подперла кулачком подбородок. Платье, несмотря на все старания не запачкаться, было сплошь заляпано кровью, и потому Меридит сняла его сразу, как пришла в каюту, и сидела теперь лишь в белой сорочке.
Слава Богу, в сегодняшней битве пострадавших было мало. Многие раненые после перевязки снова поднималось наверх, и Абнеру в этот раз не пришлось пустить в ход свой страшный ампутационный нож.
Меридит уперлась лбом в стекло. Она слишком устала сегодня, чтобы размышлять о таких серьезных вопросах, как верность Отечеству, свобода и революция, то есть о тех понятиях, которые так часто служили темой разговоров матросов на «Каролине». Они, казалось, действительно прекрасно понимали, за что сражаются, и верили в грядущую победу. Но для девушки все это оставалось чем-то непонятным и смутным.
Зажав в кулаке медальон, Меридит сама не заметила, как уснула, и разбудил ее только скрип отворяемой двери. Еще сквозь сон она нежно улыбнулась вошедшему Джайреду, полная счастья оттого, что он здесь, что жив.
– Боже правый, что с тобой? – неожиданно воскликнул Джайред, и Меридит окончательно проснулась.
– Ничего. Со мной все в порядке.
– В порядке!? – Капитан пнул валяющееся на полу испачканное кровью платье, и Меридит готова была уже посмеяться над его пустыми страхами, но осеклась: левый рукав рубашки капитана был весь в запекшихся пятнах крови, а сама рука висела вдоль туловища как плеть.
– Ты! Ты! Что с тобой? – почти закричала она и схватила Джайреда прямо за раненую руку. Его большой чувственный рот искривился от боли.
– Чертовщина! Ты так хватала всех несчастных там, в лазарете?
– Нет. Но у них, в отличие от некоторых, хватило ума спуститься вниз и сделать перевязку, чтобы не умереть от потери крови.
– Ну уж от потери крови мне смерть не грозит, Мерри.
Девушка удивилась столь фамильярному и неуместному в данном случае обращению, но промолчала и только попросила Джайреда присесть на койку, чтобы она могла осмотреть его рану.
Он поглядел на Меридит с некоторым подозрением, но послушно позволил взять себя за правую руку и подвести к постели. С наслаждением сев, капитан спокойно предоставил девушке возможность осматривать рану. Она освобождала плечо от грязных клочьев ткани, пропахшей порохом, дымом и кровью, а затем попыталась очистить и рану. Выпуклые мышцы сразу напряглись и мгновенно из раны снова засочилась струйка алой пульсирующей крови.
– Помилуй, Меридит, – проскрипел стиснутыми зубами Джайред и попытался вырвать руку из ее цепких пальцев.
– Сиди спокойно, – неожиданно твердо приказала она и, сев к нему на колени, еще крепче взяла за локоть. Меридит долго и внимательно осматривала развороченное мясо.
– А все-таки чертовски гадкая вещь – эти раны! – процедил капитан.
– Знаю.
– Не очень-то похоже, что знаешь.
Меридит подняла на него глаза, стараясь не расплакаться и унять дрожь в собственных пальцах. Пусть эта рана не смертельна, но еще несколькими сантиметрами выше, и… Ей захотелось броситься перед Джайредом на колени и со слезами умолять его никогда больше не пускаться в такие опасные авантюры. Впрочем, все это было смешно, ибо война являлась для Джайреда его работой и его жизнью.
– Подойди, пожалуйста, к ведру, – попросила Меридит. Там она, используя оторванный рукав, промыла им рану, как губкой, каждый раз прикусывая губу, когда капитан явственно скрипел зубами от боли. – Как это случилось? – спросила она, когда рана наконец была промыта, и ей отчетливо стала видна широко разрубленная мякоть плеча.
– Сабельный бой. Проклятый англичанин никак не хотел сдаваться.
– Но ведь в такой ситуации и ты бы не сдался.
– И я бы не сдался, – сверкнули ослепительные зубы на испачканном копотью лице.
Меридит снова промолчала и снова отвела его на постель, предварительно обсушив плечо.
– Ты его… убил?
– Нет. Просто приставил ему саблю к горлу, чтобы он приказал прекратить бой. Его заперли прямо там, на его судне, пока наши обшаривали… Да что ты творишь?
– Вдеваю нитку в иголку.
– Какого черта?
– Если рану не зашить, останется шрам.
– Да шрамов у меня и так полно! А сколько еще будет! Словом, бросай это дело, Меридит, и не смей даже приближаться ко мне с иголкой!
– Но ты же позволил кому-то приблизиться к тебе с саблей.
– Это совсем другое! Это война, бой.
– Тогда считай, что это расплата за то удовольствие, что ты получил в бою. Давай сюда руку и не шевелись.
И он не шевелился, несмотря на то, что пот струйками стекал с его лица, побелевшего от боли.
Закончив операцию, Меридит нежно отвела с его лица черные густые пряди.
– Может быть, хочешь немного поесть? – предложила она осторожно, вспомнив, что ее собственный обед состоял всего лишь из пары галет и куска холодной свинины, поскольку коку сегодня было не до обедов.
– Нет. – Джайред вытянул на постели свои длинные ноги. – Я бы предпочел виски. Посмотри там, в рундуке. – Он махнул здоровой рукой в угол.
Найдя бутылку среди книг, Меридит налила виски на дно большой оловянной кружки и протянула Джайреду. Брови его удивленно поползли вверх.
– Ты что, жалеешь для меня мое собственное виски?
– Что? Ах нет… – Девушка встряхнула головой, стараясь отогнать отвратительные воспоминания о пьяном отце. – Мой отец пил очень много. Очень. И потом становился… невыносимым.
– Ну, я не твой отец и пить, слава Богу, умею.
Действительно, бутылка в рундуке была полна на три четверти, и ни разу за все плавание Джайред к ней не прикоснулся. Меридит подала капитану тяжелую, полную янтарной жидкости, бутылку.
– Вот так-то лучше, – удовлетворенно промычал Джайред и отхлебнул прямо из горлышка. – Впрочем, больше виски мне нужен сейчас отдых.
Меридит стянула с него ботфорты, умыла лицо и помогла расстегнуть бриджи. Когда он уже умиротворенно лежал под одеялом, она задула свечу.
– Разве ты не ложишься? – донесся из темноты его нежный глубокий голос.
Не раздумывая больше, Меридит юркнула под одеяло, доверчиво прижавшись к горячему сильному телу.


Последующие недели стали для Меридит настоящим праздником. Пусть она находилась на вражеском судне! Пусть не знала, что ждет ее впереди! Сейчас счастье переполняло ее, и она радовалась каждой минуте.
Погода стояла чудесная, небо было синим, а ветер – попутным. Война, казалось, осталась где-то позади. На пути не попадалось ни одного английского судна, и капитан был в самом замечательном расположении духа.
Поначалу Меридит считала, что он проводит так много времени в каюте из-за своей раны, но уже через пару дней стало ясно, что капитан наверстывал упущенное.
Однажды утром Меридит проснулась и, полная воодушевления, решила пройти по палубе, пока Джайред еще спит. Она надевала свое ярко-шафрановое платье, когда услышала сзади его голос:
– И куда же так рано?
– Ох! – Меридит обернулась. – Я просто не хотела тебя будить.
Джайред медленно покачал головой, и почему-то вид его полусонных тяжелых век и заспанного мальчишеского лица возбудил Меридит неимоверно.
– Знаешь, я собиралась прогуляться…
– Сними платье, Мерри.
У нее перехватило дыхание.
– Платье?
– Да, платье. Сними его.
Меридит медленно спустила платье с плеч, и оно с мягким шорохом упало к ее ногам.
– А теперь сорочку, – не то приказал, не то попросил Джайред, подпирая черноволосую голову ладонью.
Меридит, сняв сорочку, стояла перед ним обнаженная и дрожащая от желания.
Ее соски на округлившихся еще больше грудях напряглись под его ненасытным взглядом, и Меридит прикрыла глаза, не в силах его выносить.
– Подойди сюда, Мери, – произнес капитан низким бархатным голосом.
– А твоя рана?
– Моя рана болит куда меньше, чем другая часть тела, – и он скосил глаза на приподнявшуюся над животом простыню.
Меридит одним движением откинула ее, чтобы он предстал перед ней во всей своей роскошной наготе, с могучей тяжелой плотью, окаймленной густыми черными завитками. Он позволил ей вдоволь налюбоваться, а затем рывком опрокинул на себя.


– Он просто боготворил все растения.
– Кто? – Меридит и Джайред сидели у окна каюты в один из ненастных холодных вечеров. Джайред держал на коленях ее ноги и изредка ласково проводил ладонью по высокому подъему.
– Мой брат. Он же был членом Королевского научного общества и занимался выращиванием цветов.
– Неужели? – В первый раз за все время их блаженства Джайред упомянул о брате, и девушка испугалась, что на этом блаженство может и закончиться. Если он снова начнет обвинять ее в смерти брата, то она окажется теперь и вовсе беззащитной.
– Он был очень нежный и талантливый. Правда, родители тоже всю жизнь занимались растениями и выписывали отовсюду журналы по ботанике. Отец и сам писал статьи в Королевское общество, его много печатали.
– Ты тоже очень талантливый, – прошептала Меридит и подняла глаза на человека, которого любила с каждым днем все сильней и мучительней.
– Может быть я и неглуп, но далеко не так талантлив, как они. Они были из тех людей, что оставляют после себя на земле добрую память. Как доктор Франклин, например.
– И все же я думаю…
Джайред приник к ее губам, чтобы заглушить слова уверений.
– Я всего лишь морской волк, Мерри. И ничего больше.
– Как ты думаешь, Тим сделает все правильно?
Меридит стояла рядом с капитаном на верхней палубе и улыбалась, глядя на шустрого мальчишку.
– Он славный парень. И способный.
– Хм… Он рассказывал мне, что ты подобрал его где-то в порту, когда он сбежал из приюта в Сент-Филипо. Зачем ты это сделал?
– Мне был нужен мальчик для поручений.
– Тим говорил, что раньше эти обязанности исполнял Скитер, а ты перевел его в матросы.
Джайред прищурил зеленые глаза.
– А в чем, собственно, дело?
– Ни в чем. – Пальцы ее пробежали по поручню. – Тим еще говорил, что ты учишь его всем основам навигации…
– Учишь – не учишь, – рассмеялся капитан, беря Меридит под руку. – Просто мальчишка способный, но ничего не знает. Я решил передать ему кое-какие знания.
– А еще он утверждает, что вся команда считает тебя самым опытным капитаном на свете.
Джайред поглядел на Меридит в упор.
– Не надо делать из меня святого, Мерри. И поверь, все эти байки весьма далеки от истины. Смотри-ка, чайка!
– Чайка, – уныло подтвердила девушка, и сердце ее заныло. – Значит, скоро Америка?
– Да. Осталось каких-то несколько дней. Только придется дождаться, когда кончится полнолуние, чтобы спокойно пройти в порт, если он блокирован британским судами.
– Так мы приходим в Чарлзтаун?
– Да. Но если ночь выдастся облачная, то можно будет попытаться проскользнуть прямо сегодня.
Джайред был счастлив. А Меридит, оставшись ночью одна, когда он покинул ее, чтобы самому провести «Каролину» в гавань, не знала, что же ей теперь делать и как решить вопрос с Даниэлем Уэллисом и с Джайредом Блэкстоуном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Море желания - Дорсей Кристина



в книге есть и сюжет, где они на корабле в тесной каюте и она типа своим только лишь присутствием его возбуждает, естественно у нее появляется платья с открытым декольте по самые соски...и он увидев его естественно хмуриться и прикрывает ее плащом..плюс ко всему сцена на балу..где ГГ увидев ГГ-иню в компании других ревнует..в общем хренотень...единственный вопрос почему 10 баллов???по каким критериям он выставлялся? роман и рядом не стоит с Уитни Любимая ..но зато показатель рейтинга равен 10
Море желания - Дорсей Кристинавесенний цветок
6.02.2014, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100